Онейроидный галлюциноз

Путешествие в сказочные миры или что такое онейроидный синдром.

Онейроидное помрачение сознания, или онейроидный синдром – острое психотическое состояние. Сознание при этом напоминает больше сон, наполненный фантастическим содержанием. Проявляется полной отрешенностью человека от реальности. Галлюцинации и иллюзорные образы перемешиваются с реальностью. При онейроидном помрачении состояния наблюдается противоречивое отношение больного к происходящему, нецеленаправленные поступки, связанные с переживаниями содержимого онейроида, возможна двойная ложная ориентировка – когда больные считают себя одновременно пациентами отделения и участниками звездной сцены баталии.

Больные при онейроидном помрачении сознания причудливо трактуют поступки окружающих, при их сознание полностью заполнено фантастическими образами.

Речь при онейроидном помрачении сознания может быть смазанной, невнятной. Больные могут сообщать о том, что они видят, или собираются делать (загружаются на звездный корабль, чтобы полететь на другую галактику, или находится в сказочном эльфийском лесу). Иногда больные в онейроиде настолько увлечены фантастическими переживаниями, что неохотно идут на контакт с врачами, чтобы те в свою очередь, не отвлекали их от просмотра фантастических картин.

Онейроид делится на два типа.

Онейроидное состояние, сопровождающееся видоизменением и перевоплощением собственного Я (грезоподобный онейроид). И онейроидное состояние, при котором происходит причудливая смесь фрагментов реального мира и активно всплывающих в сознании ярких фантастических представлений (фантастиески-иллюзорный онейроид).

При грезоподобном онейроиде, больные ощущают себя участниками фантастических порой драматических событий, разыгрывающихся в их воображении. При фантастиески-иллюзорном онейроиде фантастические и драматические события разыгрываются не в воображении больного, а в окружающей его обстановке. В своих фантастических онейроидных переживаниях больные выступают в роли исторических личностей, полководцев, императоров, деятелей культуры.

Содержание событий при онейроидном синдроме тоже бывает различным, реже всего оно бывает обыденным, чаще фантастическим. Больны в онейроиде пребывают на других материках, планетах, в космосе, в несуществующих мирах, других временах. В онейроиде больные участвуют в сражениях, при атомной войне, являются свидетелями гибели вселенной. В некоторых случаях может наблюдаться онейроидный галлюциноз как предвестник развивающегося онейроида.

При онейроиде достаточно часто наблюдается кататонический синдром или Так называемая, онейроидная кататония.

Онейроидная кататония проявляется в стереотипных движениях, раскачивание, в прямом неподчинении просьбам врачей, выполнение противоположных команд.

Чаще всего онейроид является признаком острого приступа шизофрении. Начинается приступ, как правило, быстро, в сочетании с бредовыми идеями о полетах, путешествиях, войнах, мировых катастрофах.

Также онейроидный синдром может быть вызван экзогенными факторами, такими как употребление разных психоактивных веществ: галлюциногенов, каннабиноидов, кетамина и т.д. или гормональных препаратов, например кортикостероидов.

При быстрой диагностике и незамедлительном лечении, прогноз при онейроидном синдроме благоприятный. Лечение при онейроидном синдроме всегда проводится в условиях стационара.

psihiatrov.net

Онейроидный галлюциноз

Синдромы — от массивных психических нарушений (психоорганический синдром, синдромы помрачения сознания) до относительно легких изменений (астенический синдром) — выражают различную тяжесть расстройства психической деятельности. Однако тяжесть расстройства не соответствует его обратимости. Массивное нарушение психической деятельности, например помрачение сознания, во многих случаях проходит бесследно, а гораздо более легкое ее изменение — синдром навязчивых явлений — может стать хроническим состоянием. Обратимость синдрома зависит от особенностей болезни, при которой он возникает. Помрачение сознания при одних болезнях полностью исчезает, при других переходит в психоорганический синдром. При одних заболеваниях вербальный галлюциноз довольно бы стро излечивается, при других превращается в синдром Кандинского—Кле рамбо.

Синдром, рассматриваемый изолированно, выражает лишь один этап развития болезни, один отрезок ее патокинеза. Отдельные этапы расстрой ства психической деятельности могут быть одинаковыми при разных болез нях и проявляться аналогичными синдромами. Например, астенический синдром возможен при атеросклерозе головного мозга, прогрессивном па раличе, шизофрении и других заболеваниях. Эта особенность — патогенети ческая нивелировка этиологических факторов (эквифинальность, «общий знаменатель») — биологически обусловлена. Природа достигает приспособ ления в измененных условиях жизни (болезни) с помощью скромных средств, материалов и способов действия [Давыдовский И.В., 1962]. Однако эта особенность вместе с тем затрудняет распознавание отдельных болезней (нозологический диагноз).

Тем не менее затруднения в диагностике болезни, вызванные эквифинальным свойством синдромов, преодолимы. Во-первых, синдромы, пред ставляющие собой патологические продуктивные образования (патологичес кие позитивные, «плюс»-расстройства, явления «раздражения») при прогрессирующих психических заболеваниях, возникают не в искусственно изолированном, «очищенном» виде (как они выше изложены), а одновременно, в единстве с явлениями ущерба, упадка психической деятельности (негативными знаками, «минус»-расстройствами, явлениями «выпадения»), типичными для отдельных болезней. Так, астенический синдром при атеросклерозе головного мозга сочетается с ослаблением памяти, снижением психической адаптации и другими негативными расстройствами; при прогрессивном параличе — со снижением критики, утратой индивидуальных особенностей (ядра личности); при шизофрении — с замкнутостью, эмоциональным опустошением. Все это вносит в клиническую картину того или иного синдрома, в данном случае астенического, особый оттенок, особое видоизменение, облегчающее диагностику болезни. Во-вторых, при клиническом анализе синдромы искусственно изолируются и абстрагируются, а на самом деле между ними нет непреодолимых границ. Каждый синдром выражает лишь один период непрерывного развития болезни, одно звено цепного процесса. В свою очередь каждой нозологически самостоятельной болезни присущи круг определенных синдромов и закономерная их смена — стереотип развития болезни. При одних болезнях круг возникающих синдро мов очень ограничен (например, невротические и аффективные при мани акально-депрессивном психозе), при других он более широкий (невротичес кие, аффективные, паранойяльные, синдром Кандинского—Клерамбо, пара френные, кататонические при шизофрении); при органических психозах круг наблюдающихся синдромов максимальный.

По мере прогрессирования болезни синдромы превращаются из про стых в сложные [Оршанский И.Г., 1910] или из малых в большие [Василенко В.Х., 1959], а клиническая картина заболевания в целом по мере его развития становится все более полиморфной. Маниакальный синдром может трансформироваться в маниакально-бредовой, маниакально-кататонический или маниакально-онейроидный, депрессивный — в депрессивно-параноидный, депрессивно-ступорозный, депрессивно-онейроидный. Паранойяльный синдром и вербальный галлюциноз по мере развития болезни могут смениться параноидным, парафренным, кататоно-параноидным.

В результате последовательного видоизменения клинической картины синдромов, т.е. закономерного их превращения или «смены», реализуется присущий каждой болезни стереотип развития. Нозологическая принадлеж ность синдрома обнаруживается в его развитии, в течении заболевания. Примером этому может служить синдром лихорадки. Его нозологическое качество проявляется в развитии, течении болезни и выражается в особен ностях температурной кривой. Она представляет собой своего рода графи ческую модель нозологической специфичности того или иного инфекцион ного заболевания.

Стереотип развития болезни может выступать в качестве общепатоло гического, свойственного всем болезням стереотипа и стереотипа нозологи ческого, присущего отдельным болезням [Давыдовский И.В., 1962].

При общепатологическом стереотипе развития болезненного процесса требуется установление общих для всех психозов закономерностей. В про шлом подобные закономерности устанавливали последователи учения о едином психозе [ Griesinger W ., 1886; Schule G ., 1886, и др.]. Они обнаружи ли, что каждое психическое заболевание начинается с депрессии, по мере утяжеления сменяется маниакальным состоянием, далее становится бредо вым и в результате дальнейшего прогрессирования заканчивается деменцией . Однако изучение общих закономерностей течения психозов упомяну тыми сторонниками учения о едином психозе было ограничено историчес кими условиями, которые делали возможным обследование только тяжелобольных, находившихся в стенах психиатрических убежищ того вре мени.

Последующие наблюдения, осуществленные уже вне больниц, в психи атрических амбулаториях, показали, что все прогрессирующие психические болезни на первых этапах проявляются астеническими, невротическими, аффективными, а в дальнейшем паранойяльными и галлюцинаторными расстройствами, помрачением сознания, грубоорганическими явлениями. Любой патологический процесс, однажды возникнув, развивается по типу цепной реакции, включая звено за звеном, сохраняя при этом фазы и периоды своего развития.

В особенностях развития отдельной болезни можно обнаружить об щепатологические закономерности. К ним относится нарастающее по мере развития любой болезни усложнение клинической картины — после довательная замена малых (простых) синдромов все более сложными (боль шими).

Терминами «малые» и «большие» синдромы обозначают степень гене рализации патологического процесса. В области соматических заболеваний речь идет о поражении одного органа, одной системы органов или нескольких органов и систем, что и проявляется усложнением клинической картины болезни.

Клиническая картина любого прогрессирующего психического заболевания независимо от того, развивается ли оно непрерывно, в виде приступов или периодически (но с ухудшающимся качеством ремиссий), всегда услож няется. Первоначально клинически однородное состояние (астеническое, депрессивное, истерическое, паранойяльное, состояние навязчивостей и т.д.) при прогредиентном течении болезни становится все более сложным. Типичным примером подобного усложняющегося течения может быть сис тематизированное галлюцинаторно-параноидное помешательство Маньяна (современная параноидная шизофрения). По мере прогрессирования этого психоза однородное паранойяльное состояние стереотипно сменяется более сложным галлюцинаторно-параноидным с разнообразными проявлениями синдрома Кандинского—Клерамбо, а в дальнейшем — еще более сложным парафренным. В это время клиническая картина болезни складывается из бреда преследования и физического воздействия, разнообразных явлений психического автоматизма, грезоподобного мегаломанического бреда и более или менее выраженных аффективных расстройств.

Рис. 1 Соотношение общепатологических позитивных синдромов и нозологических единиц (объяснение в тексте) [по А.В.Снежневскому, 1983].

Усложнение клинической картины психоза как выражение прогредиентного расстройства психической деятельности может быть обосновано также сравнением клинической картины депрессивных и маниакальных фаз циркулярного психоза и приступов шизоаффективного психоза. В отличие от относительно однородной картины соответствующих фаз маниакально-депрессивного психоза шизоаффективный приступ, как правило, представляет собой большой синдром. Он обычно складывается из аффективных расстройств, грезоподобного фантастического бреда и онейроидно-катато нических расстройств.

Одна из попыток моделирования соотношения общепатологических синдромов и нозологических единиц показана на рис. 1, где сопоставлены укрупненные моноквалитативные синдромы с нозологически самостоятель ными болезнями. Общим синдромом, свойственным всем болезням, явля ется астенический (эмоционально-гиперестетические расстройства) — круг I . Он входит в синдромологию всех болезней. Синдромы типичного маниакально-депрессивного психоза ограничиваются кругами I и II . Более сложные картины маниакально-депрессивного психоза и промежуточных между ним и шизофренией форм включают и невротические, паранойяльные синдромы, и галлюциноз (круги III и IV ). Круги I — V содержат все синдромы, входящие в клиническую картину шизофрении — астенические, аффектив ные, невротические, паранойяльные, парафренные, кататонические, онейроидные. Круг VI включает синдромы, свойственные экзогенным психозам с острым помрачением сознания. Круг VII — парамнестический, погранич ный между экзогенными и органическими психозами. Круг VIII — рас стройства, свойственные эпилепсии; помимо присущих ей судорожных рас стройств, может включать и все нижележащие синдромы, которые возника ют при эпилептических психозах. Последний круг психопатологических расстройств ( IX ) характеризует возможный полиморфизм всех известных грубоорганических психозов.

Рис. 2. Соотношение общепатологических негативных синдромов и нозологических единиц (объяснение в тексте) [по А.В.Снежневскому, 1983].

Из приведенного сопоставления общепатологических состояний и нозологических групп болезней вытекает возможность градации тяжести расстройства психической деятельности, общей для всех болезней. Наиболее легким синдромом является астенический, далее следуют аффективные, невротические (навязчивости, истерические, деперсонализационно-дереализ ационные, сенестопатически-ипохондрические), паранойяльные синдромы и синдром вербального галлюциноза, галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского—Клерамбо), парафренные, кататонические, онейроидные синдромы, помрачение сознания (делирий, аменция, сумереч ное состояние), парамнестические, судорожные, психоорганические синдро мы. Синдромы обозначены по позитивным симптомам, входящим в их структуру, но каждый синдром представляет собой единство позитивных и негативных (переходящих или стойких) симптомов. В связи с этим важна их аналогичная оценка.

В развитии негативных расстройств (рис. 2) также обнаруживаются последовательность нарастания тяжести расстройств и предел их прогрессир ования в зависимости от вида заболевания, его нозологической принад лежности. Так, негативные расстройства в картине маниакально-депрессив ного психоза исчерпываются кругами I и II , редко кругом III , при шизо френии — кругами IV — VII , при экзогенных психозах и эпилепсии — VIII , при грубоорганических психозах — кругом IX — X (максимальная тяжесть).

Физиологическое толкование негативных симптомов впервые дал J . Jackson (1864). Он утверждал, что негативные симптомы, которые разви вались на физиологическом уровне, могут быть клинически нераспознавае мы, но возникновение позитивных расстройств возможно лишь при суще ствовании негативных. В дальнейшем негативные симптомы стали рассмат ривать крайне узко, как симптомы дефекта, слабоумия, имея в виду их необратимость, хотя в клинике известно и обратимое, курабельное слабоу мие. Признаки временного обеднения психической деятельности обнаружи ваются не только в астенических состояниях, но и при помрачении созна ния, аффективных расстройствах.

Во многих случаях негативные расстройства непрерывно прогрессиру ют, видоизменяя и упрощая проявления позитивных симптомов. Подобное развитие свойственно так называемым дефект-психозам. В психиатрии XIX в. оно в сущности верно трактовалось как вторичное слабоумие — неизбежное следствие прогрессирующего патологического процесса.

В настоящее время на единстве негативных и позитивных расстройств основано распознавание психических болезней. Более того, особенность негативных расстройств обусловливает возникновение соответственного круга позитивных симптомов. Паранойяльный синдром (систематизирован ный интерпретативный бред), например, не наступает при грубоорганическ ом расстройстве психической деятельности.

Вместе с тем данных об абсолютной нозологической специфичности негативных расстройств нет. Еще не ясно, ограничивается ли их специфич ность видом болезни или распространяется на ее род. Под последним понимаются группы болезней — эндогенные, экзогенные, психогенные, ор ганические. Паралитическое слабоумие наступает не только при прогрес сивном параличе, но и при опухолях головного мозга, апоплексии и других грубоорганических процессах. Эпилептические изменения личности бывают не только при генуинной эпилепсии, но и вследствие судорожных рас стройств иного происхождения (травматическое, токсическое и др.).

На рис. 1 и 2 видно единство обще- и частнопатологического.

Для понимания психиатрической синдромологии и нозологии не менее важно и соотношение индивидуального и видового в патологии.

www.psychiatry.ru

Онейроидный синдром

Онейроидный синдром (онейроид) (др.-греч. ὄνειρος — сновидение, εἶδος — вид), шизофренический делирий)— психопатологический синдром, характеризующийся особым видом качественного нарушения сознания (онейроидная, грезоподобная дезориентировка) с наличием развёрнутых картин фантастических сновидных и псевдогаллюцинаторных переживаний, переплетающихся с реальностью. Дезориентировка во времени и пространстве (иногда и в собственной личности) при онейроиде отличается и от оглушения (характеризующегося отсутствием ориентировки), и от аменции (характеризующейся постоянным безрезультатным поиском ориентировки) — при онейроиде больной является участником переживаемой псевдогаллюцинаторной ситуации. Окружающие люди могут включаться больным в виде участников в переживаемую ситуацию. Одним из признаков онейроида является дезориентация в личности галлюцинируемого, изменение субъекта восприятия, трансформация Я, например, превращение в птицу или дерево.

Симптомы Онейроидного синдрома:

Классический онейроид имеет свои этапы развития. По С. Т. Стоянову&nbsp&nbsp они следующие:

&nbsp&nbsp 1. Вегетативные и общесоматические нарушения.
&nbsp&nbsp 2. Бредовое настроение.
&nbsp&nbsp 3. Аффективно-бредовая дереализация и деперсонализация.
&nbsp&nbsp 4. Фантастическая аффективно-бредовая и иллюзорная дереализация и деперсонализация.
&nbsp&nbsp 5. Онейроидная кататония.

Российская школа психиатрии выделяет весьма похожие этапы развёртывания онейроидного синдрома:

&nbsp&nbsp 1. Начальный. Характеризуется аффективными расстройствами. Продолжительность — недели—месяцы. Примечание: длительность этапа может радикально отличатся в зависимости от этиологии синдрома.
&nbsp&nbsp 2. Этап бредового настроения. Продолжительность — часы—дни.
&nbsp&nbsp 3. Этап бреда инсценировки, значения и интерметаморфозы. Продолжительность — дни—недели.
&nbsp&nbsp 4. Этап острой фантастической парафрении (ориентированного онейроида, деградированный ониризм — Х. Барук, 1938). Продолжительность: часы—несколько дней.
&nbsp&nbsp 5. Истинный онейроид. Продолжительность: часы—несколько дней.

Симптомы редуцируются в обратном порядке. Такое развитие классическое закономерное развитие онейроида характерно для шизофрении. Его принято называть эндогенным онейроидом. Экзогенно-органический онейроид (кроме сенильного) развивается приступообразно, но его кульминация сходна с такой при шизофрении.
Расстройства эмоциональной сферы.
Онейроид чаще всего начинается именно с нарушений эмоций. Первой появляется лабильность эмоций. Возможно также одностороннее изменение эмоций в сторону негативных или позитивных. Появляются расстройства сна: бессонница, сменяющаяся яркими сновидениями. Возникает страх, опасения больного сойти с ума. В дальнейшем присоединяются бредовые расстройства.

В зависимости от преобладания аффекта различают маниакальный (экспансивный) и депрессивный варианты онейроида. При первом больные чувствуют восхищение, умиление, проникновение и прозрение, при втором — апатию, тревогу, раздражительность, бессилие. Расстройства эмоциональной сферы сопровождаются вегетативными: нарушениями аппетита, головной болью, болью в сердце. Содержание эмоций отображается на лице пациента. Расстройства эмоциональной сферы, вместе с двигадельными (эффекторными) — постоянные спутники онейроида.
Расстройства мышления и речи. При онейроиде характерно наличие бредовых идей, содержание которых определяется содержанием псевдогаллюциноза. Бред развивается постепенно, после эмоциональных расстройств.

Первым появляется так называемое бредовое настроение: несистематизированный бред преследования, смерти, ипохондрический бред. Возникает частичная дезориентация.

Следующий — бред инсценировки с явлениями символизма. Характерны синдром Фреголи и синдром Капгра, перевоплощение может распространятся в том числе и на вещи. На этой стадии могут быть аффективные вербальные иллюзии, психические автоматизмы (идеаторные), редко вербальные галлюцинации.

На смену им приходит парафренный этап с явлениями вначале образного фантастического ретроспективного, а потом — манихейского бреда. Самосознание больного ещё сохранено. Клинический пример этого этапа:

&nbsp&nbsp &nbsp&nbsp Больной… рассказал, что был в большом зале с полом, покрытым мраморной плиткой. В зал вели ступеньки, одни сверху, другие -снизу… Сверху по ступенькам спускались ангелы, снизу поднимались демоны, в зале началась грандиозная битва, свидетелем которой стал больной. Сам он участия в борьбе добра и зла не принимал, а только наблюдал её.

Возможно нарушение восприятия времени.

Наконец, наступает так называемый истинный ориентированный онейроид, при котором фантазии больного сосуществуют с ориентировкой в окружающем реальном мире. Самосознание нарушается: больной — полноценный участник событий, происходящих в псевдогаллюцинациях. Вершиной этого является грёзоподобный онейроид. Однако поэтапное, медленное, закономерное развите бреда, как уже было сказанно, происходит не всегда.

На этапе бреда инсценировки, значения и интерметаморфозы развиваются первые расстройства речи в виде её ускорение или замедление. Речевой контакт с больным при развитом онейроиде почти всегда невозможен.
Онейроидные галлюцинации. Онейроидные галлюцинации — сценические псевдогаллюцинации, наблюдающиеся при онейроидных состояниях и отличающиеся необычностью и фантастичностью. Т. н. сновидные, грёзоподобные переживания при онейроиде не имеют внешней проекции, разворачиваются внутри сознания, в субъективном психическом пространстве, поэтому являются не истинным галлюцинозом (в отличие от делирия), а псевдогаллюцинациями (псевдогаллюцинозом). Переживаемые больным картины ярки, часто (хотя необязательно) фантастического содержания. Чаще, зрительные образы сценоподобны, связаны с какой-либо сюжетной линией. Так, например, описывает онейроидные галлюцинации О. В. Кебриков:

&nbsp&nbsp &nbsp&nbsp В этом состоянии больным кажется, что они совершают межпланетные путешествия, оказываются среди жителей Марса, ведут с ними сражения, собирают на луне необычного вида драгоценные камни. Другие проносятся над неведомыми городами, оказываются на улицах, среди их жителей, участвуют в заговорах и восстаниях. Третьи руководят морскими сражениями с пиратами, преследуют «Летучего голландца». Четвёртые бродят среди доисторических существ, оказываются в толпе жителей древнего Рима, попадают в рай или ад. Пятые присутствуют при всеобщей катастрофе – разрушении зданий, гибели городов, смерти миллионов людей, извержении вулканов, землетрясении, мировых войнах, всеобщих катаклизмах, столкновении планет, распаде земного шара.

Эффекторно-волевые нарушения. Несмотря на то, что больной является участником переживаемых им событий, психомоторное возбуждение для онейроида нехарактерно (оно возможно, но наблюдается редко), напротив, чаще больные лежат в оцепенении, отрешены от окружающего, мимика однообразная, «застывшая». Возможны кататонические расстройства. При этом возникает диссоциация между поведением больного в реальности и в фантастическом содержании онейроида, где он является активным действующим лицом. Это отличает онейроидный синдром от типичного делирия, при котором пациент крайне активен и может нанести вред себе и окружающим. Однако современные исследования показывают, что профессиональный делирий очень близок к онейроиду.

При онейроидном синдроме также наблюдаются расстройства внимания. При фантастически-иллюзорном онейроиде характерна рассеянность внимания, в то время как при грезоподобном онейроиде реальность не привлекает внимания вообще.
Расстройства памяти
После выхода из онейроидного состояния возможна частичная амнезия, однако она выражена в гораздо меньшей степени, чем при делирии. По данным В. Л. Гавенко, частичная память сохраняется только на болезненные переживания, в то время как на реальные события амнезируется. Это подтверждается и в более ранних исследованиях А. В. Снежневского. О том, что при выходе из онейроида память сохраняется, утверждает и невропатолог академик А. А. Скоромец. При улучшении состояния больных может наблюдаться антероградная амнезия.

Причины Онейроидного синдрома:

Развитие онейроидного синдрома возможно при эндогенных и экзогенно-органических психических расстройствах:

&nbsp&nbsp 1. Экзогенно-органическая форма: при инфекционных (энцефалит), интоксикационных и других соматогенных психозах, пресенильных и сенильных психозах, сосудистой деменции, травматическом поражении головного мозга (ЧМТ), эпилепсии, алкогольном делирии. Особенностью онейроида при острой интоксикации (например, ингаляция клея «Момент» с целью наркотического опьянения) является его молниеносное, иногда в течение нескольких минут, развитие. При других экзогенно-органических заболеваниях он тоже начинается и заканчивается сравнительно быстро. Особенностью онейроида при алкогольном делирии, соматогенных и сосудистых психозах и психозах при ЧМТ на ранних этапах развития является ярко выраженная астения, сменяющаяся делирием или оглушением. При ЧМТ и эпилепсии астения может переходить в сумеречное помрачение сознания. При болезни Крепелина перед развернутым онейроидом наступает ажитированно-тревожная депрессия. При всех вышеперечисленных расстройствах онейроидный синдром развивается без классической закономерности, для него характерно смешение с симптомами этих заболеваний (при алкогольном делирии — зооптические галлюцинации, двигательное возбуждение). Не наступает расстройств самосознания. Отсутствуют явления кататонии. Заканчиваться онейроид может переходными симптомами Викка. Онейроидный синдром при экзогенно-органических заболеваниях — свидетельство тяжелого течения болезни, а его переход в аменцию или оглушение — ещё более неблагоприятный признак.
&nbsp&nbsp 2. Эндогенная — при шизофрении, реже при биполярном аффективном расстройстве. В МКБ-9 существовала категория 295.24295.24 — Кататония онейроидная как вариант шубообразной шизофрении и 295.25295.25 — Кататония онейроидная как вариант периодической шизофрении. Теперь они относятся к F20.220.2 —Кататоническая шизофрения.

Лечение Онейроидного синдрома:

Неотложная помощь аналогична лечению делирия.

Вопросы госпитализации в психиатрическую больницу решаются в индивидуальном порядке, в зависимости от тяжести и характера основного заболевания.

www.24farm.ru

ОНЕЙРОИДНЫЙ СИНДРОМ

ОНЕЙРОИДНЫЙ СИНДРОМ (греч. oneiros сновидение + eidos вид; синдром; син.: онейроид, ониризм, онейрофрения, сновидное фантастически бредовое помрачение сознания, синдром сноподобной оглушенности) — особая форма помрачения сознания с наплывом непроизвольно возникающих фантастических бредовых представлений, содержащих драматизированные фрагменты виденного, прочитанного, услышанного, пережитого, то изолированных, то причудливо переплетающихся с измененно воспринимаемыми деталями окружающего; форма фантастических переживаний. Возникающие картины-грезы, похожие на сновидения, следуют обычно одна за другой в определенной последовательности, так что одно событие как бы вытекает из другого. О. с. сопровождается частичной или полной отрешенностью от окружающего, расстройством самосознания в различной степени, депрессивным или маниакальным аффектом, двигательными, в т. ч. кататоническими, симптомами.

Впервые О. с. под названием «они-рический бред» был описан Режисом (E. Begis) в 1894 г. при инфекционных и интоксикационных психозах. Франц. психиатры объединили они-рический бред и делирий (см. Делириозный синдром) в одно психопатол, состояние — ониризм. Термин «Онейроидный бред», предложенный Клерамбо (G. de Clerambault) в 1909 г., не получил во Франции широкого распространения. В отечественной и нем. психиатрии первые описания О. с., возникающего при шизофрении, принадлежат Л.М. Розенштейну (1923) и В. Майер-Гроссу (1924), считавшим его особой формой помрачения сознания. Их точка зрения получила дальнейшее развитие и подтверждение, особенно в исследованиях советских психиатров.

Клиническая картина

О. с. в наиболее законченной форме возникает в течение приступа рекуррентной шизофрении (см.). При этом развитие О. с. проходит ряд этапов. Начальный этап, продолжающийся несколько недель или месяцев, представлен аффективными расстройствами. Чаще наблюдаются депрессивные состояния с вялостью, бессилием, капризностью, раздражительностью, немотивированной тревогой (см. Депрессивные синдромы). Гипоманиакальные состояния (см. Маниакальные синдромы) всегда характеризуются восторженностью, умиленностью, чувством прозрения. Нарушения аффекта выражены в разной степени, сопровождаются расстройством сна и аппетита, головными болями, неприятными ощущениями в области сердца, запорами.

Начальный этап сменяется этапом бредового настроения. Окружающее кажется больному измененным и непонятным, исполненным зловещего смысла. Больной испытывает или резкий безотчетный страх, или предчувствие грозящей катастрофы. Появляются несистематизированные, разные по интенсивности бредовые идеи преследования, ограбления, гибели, болезни. Характерно появление эпизодов растерянности (см.), бредовой ориентировки в окружающем и бредового поведения (си.Бред), что может продолжаться несколько часов или дней.

Затем возникает этап бреда инсценировки, значения и интерметамор-фозы. Больные утверждают, что вокруг них происходит какое-то действие, как в спектакле, и они являются то его участниками, то пассивными наблюдателями; окружающие предметы символизируют необычные ситуации или имеют не свойственное им значение; временами происходит перевоплощение одних лиц в другие, иногда такое перевоплощение распространяется на окружающие предметы.

Помимо разнообразных бредовых идей, содержание к-рых отражает преобладающий аффективный фон, возникают психические автоматизмы, в первую очередь, идеаторные (см. Кандинского—Клерамбо синдром), ложные узнавания (см. Капгра симптом), аффективные вербальные иллюзии (см.), в ряде случаев вербальные галлюцинации (см.). Нарастает интенсивность аффективных и двигательных нарушений, продолжительность бредовой ориентировки и растерянности. Эти расстройства могут продолжаться несколько дней пли недель.

Этап острой фантастической парафрении, или ориентированный онейроид (деградированный ониризм), сопровождается фантастическим видоизменением предшествующих психических расстройств — бреда, в т. ч. бреда инсценировки и бреда значения, психических автоматизмов, ложных узнаваний. Фантастическое содержание приобретают события, происходящие вокруг больного, а также прежние знания и воспоминания — развивается фантастический ретроспективный бред. В зависимости от преобладающего аффекта выделяют экспансивный тип онейроида, когда возникает экспансивный бред (бред величия, высокого происхождения и т. п.), или депрессивный тип — различные проявления синдрома Котара (см. Котара синдром), часто появляется антагонистический бред, могут возникнуть сценоподобные зрительные устрашающего содержания галлюцинации (пантофобические). В восприятии и сознании больного наряду с верной ориентировкой в своей личности и месте одновременно создается фантастическая бредовая концепция окружающего мира и своего положения в нем; обстановка воспринимается как историческое прошлое или необычайная ситуация настоящего, как сцены из сказок или из научно-фантастической литературы; окружающие люди превращаются в персонажей необычных событий. При этом самосознание сохраняется. Фантастические бредовые построения легко меняются под влиянием изменений окружающего, а также аффекта, сновидений, телесных ощущений. В этом состоянии растерянность может перемежаться загруженностью. Преобладает или растерянно-патетическое возбуждение или субступорозное состояние (см. Кататонический синдром), к-рые сопровождаются тревожной депрессией, страхом или экстатическим аффектом. Нарушается чувство времени: оно замедляется, ускоряется или же возникает ощущение его исчезновения. Этот этап может продолжаться несколько дней.

При развитии этапа истинного онейроида доминируют наплывы визуализированных фантастических образных представлений (грезоподобный бред), к-рые связаны уже не со сферой восприятия, а с внутренним миром больного, основу их составляет зрительный псевдогаллюциноз (см. Галлюцинации). В этом состоянии перед «внутренним оком» больного разыгрываются сцены грандиозно-драматических ситуаций, в к-рых сам больной бывает одновременно или последовательно зрителем, главным персонажем, жертвой или виновником совершающихся событий, т. е. исчезает противопоставление своей личности переживаемым ситуациям и возникает расстройство сознания своего «я». При этом всегда существует диссоциация между содержанием сознания и двигательной сферой, в к-рой преобладают изменчивые по интенсивности явления субступора и ступора с восковой гибкостью или возбуждение преимущественно с чертами патетики. Больные выглядят отрешенными, речевое общение с ними почти всегда невозможно. Характерен внешний облик больных: они безмолвны, бездеятельны, почти неподвижны, только взгляд выражает болезненный аффект печали, страха, экстаза или обращенного внутрь себя изумления. Истинный онейроид при рекуррентной шизофрении является кульминацией в развитии приступа заболевания. Он может длиться несколько часов или дней и чередоваться с ориентированным онейроидом. Редукция симптомов О. с. при выздоровлении происходит постепенно, в порядке, обратном их появлению. Больные воспроизводят достаточно подробно содержание онейроида, при этом окружающие события в значительной мере амнезируются.

О. с. экзогенно-органического генеза чаще всего встречается при алкогольных психозах (см.), при травматических, сосудистых и острых симптоматических психозах (см.), а также при эпилепсии (см.). В этих случаях основное заболевание протекает приступами, и О. с. является, как и при шизофрении, кульминационным этапом в развитии психоза. Предшествующие О. с. расстройства отражают особенности соответствующих нозол, форм. Так, при белой горячке, симптоматических и сосудистых психозах, а также при психозах, возникающих в остром периоде черепно-мозговой травмы, начальными расстройствами являются астения, делирий и легкая сомнолентность (см. Оглушение); при алкогольном галлюцинозе и нек-рых симптоматических психозах — астения и вербальный галлюциноз; при психозах, возникающих в отдаленном периоде черепно-мозговой травмы, при эпилепсии — астения и сумеречное помрачение сознания (см.) с бредом и галлюцинациями. О. с. при этих заболеваниях свойственны следующие общие черты. Фабула онейроида носит чаще незавершенный характер; напр., возникает только один какой-нибудь эпизод, относящийся к космическому путешествию. О. с. фрагментарен, а также лишен последовательного развития. События фантастического содержания чередуются с событиями обыденной жизни. В клин, картине О. с. присутствуют симптомы предыдущего этапа, являющиеся нередко «сквозными» на протяжении всего заболевания (зрительные и слуховые галлюцинации при делириях и галлюцинозах). Расстройства сознания своего «я» обычно не возникает; психические автоматизмы, исключая зрительный псевдогаллюциноз, фрагментарны, транзиторны, часто отсутствуют вовсе; состояния заторможенности или возбуждения лишены кататонических черт.

О. с. часто сменяется переходными синдромами в виде астении (см. Астенический синдром), конфабулеза (см.), резидуального бреда, органического психосиндрома (см. Психоорганический синдром). Воспоминания об О. с. чаще фрагментарны и могут быть крайне бедными, а в последующем нередко наблюдается ретардированная амнезия, при к-рой больной вначале помнит содержание психоза, а затем забывает. Продолжительность О. с. в этих случаях колеблется от 1 часа до нескольких дней. Редукция О. с. чаще происходит критически.

Патогенез связан с патогенезом тех заболеваний, при к-рых О. с. возникает.

Диагноз устанавливают на основании преобладания в клин, картине грезоподобного бреда. Дифференциальный диагноз проводят с делирием (см. Делириозный синдром) и аменцией (см. Аментивный синдром).

Лечение направлено на терапию основного заболевания.

Развитие О. с. при шизофрении всегда свидетельствует о последующем приступообразном течении болезни. Развитие О. с. при экзогенно-органических психозах часто является признаком ухудшения состояния больного. При смене или осложнении О. с. состояниями оглушения или аменцни прогноз неблагоприятный.

Библиография: Пападопулос Т. Ф. Острые эндогенные психозы, М., 1975; Розен штейн JI. М. К психопатологии и клинике делириозных (аменциаль-ных) состояний, Журн, психол., неврол, и психиат., т. 3, с. 163, 1923; Стоянов С. Т. Онейроидный синдром в течении периодической шизофрении, пер. с болг., София, 1968, библиогр.; Ш н e й-д e р В. Г. К вопросу дифференциального диагноза онейроидного помрачения сознания при острых алкогольных психозах и приступообразной шизофрении, в кн.: Патогенез и клиника алкогольных заболеваний, под ред. И. И. Лукомского, с. 292, М., 1970; Шумский Н. Г. Особенности некоторых типов состояний помраченного сознания при сосудистых заболеваниях в позднем возрасте, в кн.: Пробл, организации психиат, помощи, клиники и эпидемиол, психических заболеваний, под ред. Э. Я. Штернберга и др., ч. 1, с. 117, М., 1970; Faust С. Die psychischen Storungen nach Hirntraumen, в кн.: Psychiat, d. Gegenwart, hrsg. v. K. P. Kisner u. a., Bd 2, T. 2, S. 147, B. u. a., 1972, Bibliogr.; Mayer-Gross W. Selbstschilderungen der Ver-wirrtheit, Die oneiroide Erlebnisform, psy-chopathologisch-klinische Untersuchungen, B., 1924.

xn--90aw5c.xn--c1avg