Органическое расстройство личности ограничения

«ОРГАНИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ» В СТАДИИ КОМПЕНСАЦИИ БОЛЕЕ 10 ЛЕТ.

«Психология и психиатрия / Психотерапевт (психиатр)»

Уважаемые специалисты, доктора и просто знающие люди.
Спасибо Вам огромное за Ваши комментарии.
Племяннику присвоили ст.14Г и группу годности Б-4, что согласно 565 Постановлению Правительства РФ-это К пункту «г» относятся состояния стойкой (не менее 1 года) компенсации болезненных проявлений после острого заболевания или травмы головного мозга при отсутствии психических расстройств и явлений органического поражения центральной нервной системы, когда имеются лишь отдельные рассеянные органические знаки, без нарушения функций.
Ни о каких волчьих билетов с компенсацией по «ОРГАНИКЕ» с освобождением от службы (даже отсрочки нет) и в дальнейшем ограничений на трудоустройство НЕ МОЖЕТ БЫТЬ И РЕЧИ, как оказалось!

Племянника забрали служить, связистом, он доволен, а я наверное больше него!

Категория годности А.

С данной категорией гражданин подлежит призыву на военную службу без ограничений по родам войск.

Категория годности Б.

С данной категорией гражданин подлежит призыву на военную службу с ограничениями по родам войск.
К каким конкретно родам войск годен гражданин указывается в цифре идущей после буквы Б (например, категория годности Б3) – это называется показателем предназначения. К какому именно роду войск относится каждая цифра мы разберем подробнее в самом конце данной статьи.

Категория годности В.

С данной категорией годности гражданин подлежит освобождению от призыва на военную службу и зачисляется в запас. Гражданину выдается военный билет, призыву в мирное время не подлежит.
Доказывать в будущем наличие непризывных заболеваний данному гражданину нет нужды, т.к. медицинское переосвидетельствование отменено с 1 января 2005 года.

Категория годности Г.

С данной категорией гражданину предоставляется отсрочка от призыва на срок от 6 месяцев до 1 года (в зависимости от степени тяжести заболевания). По окончанию действия отсрочки гражданин подлежит призыву на общих основаниях (т.е. медицинское освидетельствование нужно будет проходить вновь в рамках осуществления призыва на военную службу).

Категория годности Д.

С данной категорией годности гражданин освобождается от исполнения воинской обязанности. Гражданину выдается военный билет, призыву не подлежит ни в мирное, ни в военное время.
Доказывать в будущем наличие непризывных заболеваний данному гражданину нет нужды, т.к. медицинское переосвидетельствование отменено с 1 января 2005 года.

Показатели предназначения Б1, Б2, Б3, Б4.

Показатель предназначения к военной службе, роду войск, воинской части определяется в соответствии с Таблицей дополнительных требований к состоянию здоровья граждан (Приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе).
Категория Б1.

Части специального назначения, морской пехоты, воздушно-десантные, десантно-штурмовые воинские части, пограничные войска федеральной пограничной службы РФ.

Подводные лодки, подводные корабли;
Водители и члены экипажей танков, самоходно-артиллерийских установок, инженерных машин на базе танков и тягачей.

Водители и члены экипажей боевых машин пехоты, бронетранспортеров и пусковых установок ракетных частей;
Другие части внутренних войск МВД РФ, караульные части;
Химические части, специалисты заправки и хранения горючего;
Зенитно-ракетные части;

Спецсооружения, специалисты охраны и обороны боевых ракетных комплексов;
Части связи, радиотехнические части;
Остальные части вооруженных сил РФ, других войск, воинских формирований и органов.

www.consmed.ru

Параноидное расстройство личности

Эпидемиология. Точных данных о распространенности параноидного расстройства личности нет. Пациенты редко обращаются сами за помощью и отрицают при беседе с врачом проявления расстройства личности, если их направляют родные. Среди родственников больных шизофренией больше случаев расстройства, чем в популяции. У мужчин встречается чаще, чем у женщин, группой повышенного риска являются лица, сформировавшиеся в ситуациях разного рода коммуникативных ограничений (представители национальных меньшинств, жители государств с тоталитарным режимом, эмигранты, глухие).

Клиника. Параноидное расстройство личности характеризуется постоянной подозрительностью и недоверием к людям в целом, склонностью перекладывать ответственность с себя на других. Это — легко узнаваемый из художественной литературы собирательный образ коллекционера мелочных обид и несправедливостей, ханжи, ревнивого мужа, сутяги. В разного рода ситуациях они чувствуют себя используемыми в чужих интересах, преданными или обижаемыми. Они полны предрассудков и часто приписывают другим те свои мысли и побуждения, которые отказываются признать у себя. Обычными являются транзиторные идеи отношения, неверные предпосылки которых целенаправленно и логично обосновываются. При этом пациенты убеждены в собственной объективности и рациональности. Их аффективный репертуар ограничен, им не хватает юмора, душевной теплоты, они часто кажутся неэмоциональными. Высоко ценятся проявления силы и власти, все, что слабо, ущербно вызывает у них презрение.

Главной чертой этого типа П. Б. Ганнушкин считал склонность к образованию сверхценных идей, самой важной из которых «является мысль об особом значении. собственной личности». В делах они могут производить впечатление достаточно энергичных и активных людей, но у окружающих, как правило, вызывают негативные чувства.

В беседе обращает внимание мышечная напряженность, неспособность расслабиться и крайняя настороженность к возможно неблагоприятным для них интерпретациям врача. Иногда расстройство является предвестником шизофрении. В большинстве случаев оно сохраняется всю жизнь, сопровождаясь проблемными ситуациями на работе и в семье больного. По мере достижения зрелости и при невысоком жизненном стрессе может действовать механизм психологической защиты — формирование реакций, когда больные становятся подчеркнутыми альтруистами.

Диагноз. Для диагностики параноидного расстройства личности состояние, помимо общим для расстройств личности (F60), должно соответствовать по меньшей мере четырем из нижеследующих качеств или поведенческих стереотипов: 1) чрезмерная чувствительность к неудачам и отказам; 2) постоянное недовольство другими людьми, склонность не прощать оскорбления, пренебрежительное отношение, причиненный ущерб; 3) подозрительность и стойкая тенденция к искажению пережитого, когда нейтральное или дружественное отношение других неверно истолковываются как враждебное или пренебрежительное; 4) бранчливость, сварливость, неуживчивость и стойкое, неадекватное ситуации отстаивание собственных прав; 5) частые неоправданные подозрения в неверности супружеских или сексуальных партнеров; 6) повышенная оценка собственной значимости с тенденцией относить происходящее на свой счет; 7) частые необоснованные мысли о заговорах, субъективно объясняющих события в близком или широком социальном окружении.

Дифференциальный диагноз. При параноидном расстройстве личности отсутствуют очерченные бредовые построения, свойственные бредовым психозам, а также галлюцинации и формальные расстройства мышления, присущие параноидной шизофрении. Больных с пограничным типом эмоционально неустойчивого расстройства личности отличает от данного типа их способность устанавливать пусть и насыщенные подозрительностью и повышенной уязвимостью, но крайне эмоциональные отношения с окружающими. Параноидных психопатов отличает от антисоциальных отсутствие цепи антисоциальных поступков в анамнезе. С шизоидными психопатами их сближает ограниченная эмоциональность, но отличает доминирующая у них черта интенсивной подозрительности, недоверчивости. Наиболее трудно отличить параноидное расстройство от шизотипического (F21), для которого подозрительность также является характерной чертой.

В отличие от шизотипических, у пациентов данного типа нет столь причудливого комплекса поведенческих, сенсорных и мыслительных нарушений, им свойственно не столько отсутствие искажений навыков общения, сколько характерная их направленность (чудаковатость, эксцентричность).

Лечение. Оптимальным подходом является поддерживающая индивидуальная психотерапия. Эти больные плохо переносят групповую терапию, а поведенческая им кажется слишком принудительной. Большего успеха достигают когнитивно-поведенческие программы, направленные на снижение фонового уровня тревожности и совершенствование навыков проблемно-решающего поведения. Врач должен стремиться быть предельно открытым, последовательным и аутентичным, честное признание чего-то здесь всегда предпочтительнее защитного аргументирования. Высказывания врача должны быть ясными, однозначными, стиль обращения — профессиональным, уважительным и несколько дистанцированным с учетом того, что доверие и близость отношений являются проблемными зонами этих больных.

Не следует чрезмерно усердствовать с интерпретацией зависимости и заниженной самооценки больных, скрывающейся за защитным фасадом недоверия и враждебности. Базисная установка непредубежденного и благожелательного помощника способствует принятию пациентом альтернативных объяснений происходящего. Продуктивнее не торопиться с коррекцией таких защитных механизмов, как отрицание действительности и проекция вины на окружающих. Лучше просто внимательно вслушиваться в обвинения и жалобы больного, избегая вставать на чью-то сторону.

Лекарственную терапию эти больные принимают с излишней долей подозрительности и эффекта от нее обычно не отмечают. Хотя прямой эффект действительно проблематичен, тем не менее при эпизодах тревожной ажитации возможно кратковременное назначение бензодиазепинов; бредоподобные истолкования являются показанием для назначения малых доз сонапакса или галоперидола.

psyera.ru

Вождение с расстройством личности. Минздрав ограничивает автомобилистов

Лента новостей

Все новости »

В России пересмотрен список болезней, запрещающих вождение. Кому теперь доверят водить машину и как будет проходить медосмотр, выяснил обозреватель Business FM Иван Медведев

Фото: PhotoXPress

Люди с умственной отсталостью не могут управлять автомобилем, однако, с медицинской точки зрения, депрессия — тоже отсталость, говорят эксперты. Запрещено садиться за руль людям с расстройствами личности и поведения в зрелом возрасте. Получается, что водить машину не могут геи, трансвеститы, эксгибиционисты, фетишисты и так далее, предположили пользователи блогосферы. В связи с этим в Минздраве пояснили, что «сексуальная ориентация человека в соответствии с Международной классификацией болезней не является психическим расстройством и расстройством поведения».

Кроме того, согласно постановлению правительства, само по себе психическое расстройство — не противопоказание к управлению транспортным средством, если это расстройство не хроническое и не затяжное. Кто об этом будет докладывать врачам добровольно, и кто будет это реально проверять? — вопрос. А главный вопрос: если перечень болезней увеличен, означает ли это, что неадекватных водителей на дорогах станет меньше?

Владимир Александров вице-президент Коллегии правовой защиты автовладельцев «По-другому этот вопрос можно переформулировать следующим образом: можно ли деньгами, либо чем-то другим прикрыть глаза врачу? Конечно, я думаю, что можно будет. Есть такая старая шутка: все можно купить за деньги, а что нельзя купить за деньги, можно купить за большие деньги. Поэтому, если что-то где-то, какие-то будут ужесточения, возможно, это может привести только к изменению цены на данную услугу».

Взятки давать вовсе необязательно. Месяц назад я проходил медкомиссию для замены водительского удостоверения. Бесплатно это нельзя сделать даже в госполиклинике, и, абсолютно легально заплатив две тысячи рублей, я стал участником увлекательного спектакля, где в кабинете лора из звуков только: «Здравствуйте!» — и шлепок печати на бланке. А у окулиста проверяют только один глаз, предлагая прочитать первую строчку таблицы. Нарко- и психдиспансеры — отдельная история. Проходить их можно только по месту прописки. Но нарколог не потрудился даже посмотреть на вены, а психиатр, от меня же узнав, что у меня были травмы головы, сильно расстроился лишь тому, что теперь не знает, что писать в справке. На мой вопрос: «А может не надо было говорить о травмах головы?» — врач ответил, — «Конечно, не надо было». Права я получил на следующий день.

Блиц-опрос среди его коллег показал — история не оригинальная.

Арина журналист «Я проходила медкомиссию в частном медицинском центре, который имел все лицензии. У психиатра прием занял, ну, если пять минут, то это очень много. Он задал мне какие-то вопросы, на которые я правильно ответила, и еще один вопрос: «Вы курите?» Я сказала: «Да». Он сказал: «Могу вылечить», — и протянул визитку. Затем поставил все печати и отпустил восвояси».

В моей истории одна девушка все же не прошла медкомиссию. За 15 минут пройдя лора, окулиста, невролога и хирурга, она завалилась на терапевте, который не стал подписывать справку из-за того, что у девушки из-за простуды были повышены лейкоциты. Врач порекомендовал пропить курс таблеток и с новыми анализами явиться через неделю-две.

www.bfm.ru

Проект правовой помощи трансгендерным людям

О новых противопоказаниях к вождению

О том, что произошло с правом на вождение трансгендерных людей в связи с принятием нового постановления Правительства – в статье Ксении Кириченко, юристки, директора Проекта правовой помощи трансгендерным людям, члена Совета Российской ЛГБТ-сети и координатора программ ЛГБТ-инициативной группы «Выход».

В начале января 2015 года российские и международные СМИ распространили новость о запрете вождения представителям разных (состав групп разнится от новости к новости) групп ЛГБТКИ-сообществ – и, в частности, транссексуальным людям. Поскольку моя основная деятельность связана с защитой прав этих групп людей – как в целом ЛГБТКИ, так и в частности трансгендерных людей, я не могла не разобраться подробней в том, что же все-таки произошло. А это важно понимать всем – и журналистам, которые сейчас пытаются выяснить, что же запретили на этот раз российские власти, и сообществам, которые боятся появления нового механизма для дискриминации и нарушения их прав.

  • Что за документ приняло на самом деле Правительство
  • Постановление это было принято во исполнение положений Федерального закона «О безопасности дорожного движения» (к нему мы еще вернемся), и им было утверждено три списка состояний, при которых возможность людей водить автомобили может быть в той или иной мере ограничена (при этом, ограничения не означают, например, появление возможности у любого сотрудника ГИБДД остановить водителя и отнять у него права – есть процедура медицинского освидетельствования и требования, к ней предъявляемые).

    Итак, три утвержденных списка. Один из этих списков – медицинские противопоказания к вождению, – включает в себя, в свою очередь, четыре группы состояний человека:

  • психические расстройства и расстройства поведения (при наличии хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями);
  • психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ (до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией (выздоровлением);
  • болезни нервной системы (только одно заболевание – эпилепсия);
  • болезни глаза и его придаточного аппарата (ахроматопсия [1] и слепота обоих глаз).
  • Первая группа состояний (важно обратить внимание на указание в скобках – «при наличии хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями») – шесть из одиннадцати блоков психиатрических диагнозов (точнее – диагнозов «психических расстройств и расстройств поведения») МКБ-10. Включая в том числе пресловутые «Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте» (F60-F69, куда входит диагноз F64.0 «Транссексуализм»).

    Однако в этом списке нет гомосексуальности, она была исключена из списка диагнозов МКБ еще в 1990 году, и на этом в рассуждениях о запрете водить геям и лесбиянкам можно поставить точку. А вот о трансгендерных людях поговорим дальше.

    1. Много ли нового в принятых правилах
    2. Новость хорошая. Ничего нового по сути Правительство не сделало. Никаких новых ограничений не появилось. По крайней мере, для трансгендерных людей. Чтобы понять это, нужно взглянуть на систему регулирования отношений, связанных с вождением транспортных средств.

      Для нашего вопроса особенно важны два закона (которые обладают большей юридической силой, чем подзаконный нормативный акт, каковым является и обсуждаемое постановление Правительства).

      Первый закон – Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Им установлены гарантии прав людей в сфере психиатрии. Статья 6 закона специально говорит об ограничениях выполнения отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. В этой статьей устанавливается возможность признания гражданина непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов деятельности, связанной с источником повышенной опасности (в том числе управление автомобилем). Однако важно подчеркнуть следующие моменты:

    3. признать человека непригодным для вождения может только врачебная комиссия уполномоченной медицинской организации;
    4. комиссия должна оценивать индивидуальное состояние человека, имеющего диагноз из списка медицинских психиатрических противопоказаний;
    5. решение комиссии может быть обжаловано в суд;
    6. перечень медицинских противопоказаний должен пересматриваться не реже одного раза в пять лет с учетом научных достижений.
    7. Второй важный закон – Федеральный закон «О безопасности дорожного движения». В нем есть две интересные для нас сейчас статьи – статья 23 «Медицинское обеспечение безопасности дорожного движения» и статья 23.1 «Медицинские противопоказания, медицинские показания и медицинские ограничения к управлению транспортными средствами».

      В этих статьях говорится об обязательном медицинском освидетельствовании, проводимом до получения водительских прав, а также при их замене или утрате. Целью обязательного медицинского освидетельствования является определение наличия (отсутствия) у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами. Медицинскими противопоказаниями к управлению транспортным средством являются заболевания (состояния), наличие которых препятствует возможности управления транспортным средством.

      Утвержденный в конце 2014 года перечень заболеваний и состояний, которые могут обусловливать определенные ограничения на вождение, не является первым в своем роде.

      Еще в 1993 году Совет Министров РФ принял приказ № 377 «О реализации Закона Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”». Этот приказ действует по сей день и им устанавливается перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности (начиная с производства химикатов или управления транспортными средствами и заканчивая преподавательской работой как связанной с «перенапряжением голосового аппарата») и деятельности, связанной с источником повышенной опасности (в том числе вождение транспорта).

      Ограничения, устанавливаемые приказом, есть общие (уже знакомые нам «хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями») и специальные или дополнительные (конкретные диагнозы, препятствующие конкретным типам деятельности).

      Таким образом, включенные в обсуждаемый сегодня приказ психиатрические диагнозы уже могли служить основанием для ограничения возможности вождения в случае, если они были сопряжены с «тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями».

      В этом смысле постановление 2014 года не внесло ничего нового, а лишь уточнило перечень «психиатрических» диагнозов.

    8. Кто и как придумал новое постановление и почему в нем оказалось упоминание «Транссексуализма»

    Хотя по сути новое постановление не внесло ничего нового в уже действующее регулирование, для действительно полной оценки произошедшего нужно посмотреть на то, как формировался текст перечней, утвержденных впоследствии Правительством. И вот эта история уже намного грустнее.

    Стадия первая. Проект приказа был разработан в недрах Минздрава. Ответственным за него были конкретное должностное лицо Губанов Георгий Александрович и Департамент организации экстренной медицинской помощи и экспертной деятельности.

    Первая редакция проекта перечня противопоказаний к вождению умещалась менее чем на странице, и в интересующую нас сейчас группу противопоказаний («психические расстройства и расстройства поведения (хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями)») были включены четыре (а не шесть!) блока диагнозов «психических расстройств и расстройств поведения» МКБ-10, а именно:

    • органические, включая симптоматические, психические расстройства (F00 — F09);
    • шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства (F20 — F29);
    • расстройства настроения (F30 — F39);
    • умственная отсталость (F70 — F79).

    Стадия вторая. Как сейчас принято, Минздрав опубликовал проект приказа со скудной пояснительной запиской (из содержательного – обещали с помощью предлагаемых перечней снизить к 2020 году смертность от ДТП до 10 случаев на 100 тыс. населения») на своем сайте, предложив общественности комментировать проект в течение пятнадцати дней.

    Общественность в виде почти десятка граждан среагировала на призыв Минздрава и подготовила свои комментарии. Например, о чрезмерной дискриминационности ограничений в отношении людей со слабым зрением.

    Некая гражданка Т. Гурьянова, о квалификации и опыте которой ничего не известно, рекомендовала чиновникам расширить перечень психиатрических противопоказаний и добавить в него еще два блока из МКБ-10:

    диагнозы F 40-49 – невротические, связанные со стрессом, и соматоформные расстройства (как пояснила Т. Гурьянова, «в этот раздел входят тяжелые психические расстройства, приводящие к стойкой утрате трудоспособности – например, невротическое развитие личности»);

    диагнозы F60-69 – расстройства личности и поведения в зрелом возрасте (как отметила Т. Гурьянова, «этот раздел включает расстройства личности, декомпенсации которых могут быть тяжёлыми и приводят, как к потере трудоспособности, так и противопоказаниям к управлению транспортным средством»).

    Были еще достопочтенные граждане Скопинцев О.В. и Лебедев А.Н., которые заявили, что «указанные психиатрические противопоказания являются неприемлемыми», а «ограничения должны касаться только лиц, страдающих стойкими и тяжелыми, часто обостряющимися психическими заболеваниями, состоящими под динамичным наблюдением у психиатра, во всех остальных случаях решение о допуске должно решаться в индивидуальном порядке», однако их предложения не учли.

    Стадия третья. А учли предложения гражданки Т. Гурьяновой. Именно так в итоговой версии перечня противопоказаний и появились шесть из одиннадцати блоков F-диагнозов МКБ, в том числе пресловутый F64.0 – «Транссексуализм».

  • Как это может работать
  • Итак, прямого запрета или автоматического ограничения на вождение трансгендерным или транссексуальным людям принятое постановление не содержит. Сможет ли оно использоваться для введения таких ограничений на практике? Возьму на себя смелость в этом усомниться.

    Во-первых, как уже подчеркивалось, перечень не указывает на сам по себе диагноз как противопоказание. Противопоказанием могут быть перечисленные диагнозы в совокупности с «хроническими и затяжными психическими расстройствами с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями» при условии, что все это препятствует возможности человека управлять транспортным средством.

    Наличие этих условий могут установить только психиатры – и, хотя четких критериев «стойких или часто обостряющихся болезненных проявлений» в психиатрии нет, сложно представить себе вменяемых специалистов, которые бы посчитали, что человек с диагнозом «Транссексуализм» страдает психическим расстройством с серьезными болезненными проявлениями, мешающими ему водить машину. Впрочем, это справедливо лишь при условии, что мы не вспоминаем о карательной психиатрии. По крайней мере, стараемся не вспоминать о ней пока.

    Во-вторых, применять нормы о противопоказаниях к конкретным ситуациям конкретных людей могут далеко не все. Например, этого не может делать сотрудник ГИБДД, который остановил Вас на дороге.

    Ограничения могут применяться тогда, когда Вы получаете или меняете права – но вывод о наличии противопоказаний делают врачи (см. выше), а не лица, выдающие права. Еще один вариант – когда прокурор обращается в суд с иском в защиту интересов неопределенного круга лиц о прекращении действия права на управление транспортным средствами. Однако и здесь главным доказательством будет заключение специалистов, которое может приниматься при наличии трех условий – диагноза, болезненных проявлений и невозможностью при этом управлять автомобилем.

  • Какие еще интересные перечни есть в России
  • История с ограничением на вождение – далеко не первый пример, когда люди с так называемыми «психическими расстройствами с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями» получают особое внимание. Указание на такие состояния можно найти в целом ряде документов.

    Часть из этих документов предоставляет определенные льготы – например, такие расстройства включены в перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире (то есть при определенных условиях членам семьи могут дать социальное жилье).

    Другая, более обширная часть нормативного массива, напротив, ограничивает права таких людей. Например, диагноз F64.0 содержится в перечне диагнозов, не позволяющих исполнять обязанности частного охранника, а более широкие формулировки («психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями») используются при установлении запретов на получение лицензий на приобретение оружия, на назначение на должность судьи.

  • Кто виноват и что делать
  • Итак, ситуация с принятым постановлением о противопоказаниях к вождению не так однозначна, как это могло представляться. Постановление как таковое не лишает представителей ЛГБТКИ-сообществ возможности иметь водительские права. Теоретически оно может затрагивать лишь трансгендерных людей и людей, имеющих диагноз «Транссексуализм». Однако и здесь одного лишь диагноза недостаточно. Лазейки для дискриминации трансгендерных людей – очень узкие, очень специфические, предполагающие недобросовестность психиатров, – но все же есть. В случае, если нарушения прав действительно начнут происходить, необходимо будет обращаться к правовым механизмам – оспариванию применения норм в судах общей юрисдикции, Конституционном Суде, Европейском Суде по правам человека и т.д. В частности, юридическое сопровождение таких дел готовы осуществлять юристы Проекта правовой помощи трансгендерным людям (Pravo.Trans@gmail.com).

    Однако уже сейчас можно задуматься о более системных проблемах.

    Проблема первая. Как и кто у нас принимает правовые нормы. Данный пример – прекрасная иллюстрация вопиющей безграмотности и непонимания вопроса, регулирование которого планируется организовать. Минздрав фактически пошел на поводу у некой Т. Гурьяновой, которая почему-то решила, что люди с диагнозами определенного спектра (и даже не психическими расстройствами) могут испытывать сложности с управлением автомобилем. Проверял ли кто-то утверждения Т. Гурьяновой, ее образование, квалификацию, опыт работы? Вопросы открытые, но их уже сейчас можно задать Минздраву и лицам, ответственным за разработку проекта принятого постановления.

    Проблема вторая. Гражданским активистам и заинтересованным людям важно отслеживать проекты нормативных актов. Например, проекты Минздрава. В данном случае предотвратить включение в проект таких диагнозов, как «Транссексуализм», у общественности бы не получилось, поскольку внесены они были в список представителями общественности же, и опубликованы лишь после окончания общественных обсуждений, однако это не единственный возможный вариант развития событий. В частности, еще должны быть утверждены Порядок проведения обязательного медицинского освидетельствования, форма медицинского заключения о наличии (об отсутствии) у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами, порядок выдачи указанного медицинского заключения. Эти правила могут повлиять на ситуацию.

    Проблема третья. Патологизация/психиатризация трансгендерности. В настоящее время МКБ признает «Транссексуализм» расстройством и диагнозом. Однако по всему миру трансгендерные активисты, правозащитники и эксперты призывают пересмотреть эту позицию. Вполне вероятно, что в 2017 году, когда увидит свет новая редакция МКБ, транссексуальность будет вынесена из раздела психиатрии. И тому есть веские основания. Трансгендерность – это гендерная идентичность человека, ощущение им или ею своего социального пола. Это не психическое расстройство, не позволяющее людям оценивать значение своих действий и руководить ими. Однако имея «психиатрический» диагноз, трансгендерные или транссексуальные люди зачастую принимают на себя всю стигму, связанную с восприятием обществом и властью сложностей психического здоровья.

    Проблема четвертая. Собственно стигматизация и дискриминация людей с особыми потребностями, связанными с психическим здоровьем. Но это – тема для отдельного разговора, повод включиться в который нам дали сегодня.

    [1] «Цветовая слепота», отсутствие цветового зрения при сохранении черно-белого восприятия.

    pravo-trans.eu