Особенности психических расстройств у несовершеннолетних

10. Судебно-психиатрическая экспертиза несовершеннолетних

Согласно законодательству к уголовной ответственности могут быть привлечены лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет. Подростки в возрасте 14-16 лет привлекаются к ответственности лишь за определенные виды преступлений.

Пубертатный возраст имеет принципиальное значение для закрепления приобретенных аномалий характера, для выявления конституциональной психопатии. Большое значение имеет темп нарастания и массивность проявлений пубертатного периода.

Выделяют ускоренное созревание, или акселерацию, и замедленное созревание, или ретардацию. Но наибольшее значение имеют асинхронии развития, при которых половое, психическое и физическое созревание происходит неравномерно, диссоциированно. Чем более эта неравномерность выражена, тем более патологично этот период протекает.

Основной особенностью психических расстройств в подростковом возрасте является сочетание аффективных нарушений, утрированных проявлений психологического созревания с возрастными реакциями протеста, имитации, отказа, расстройств поведения, а также специфическими для подросткового возраста психопатологическими синдромами, среди которых наибольшее значение имеют следующие.

Синдром психического инфантилизма характеризуется задержкой созревания всех сфер психики, выраженной внушаемостью и подражательностью, слабостью интеллектуального и волевого контроля, несформированностью мотивации, отсутствием борьбы мотивов при принятии решений, нарушением способности к прогнозированию, критике, неуправляемостью поведения.

Синдром фантазирования тесно связан с психической незрелостью. Возникает по механизмам инфантильной психологической защиты, может быть псевдокомпенсаторным, отражая стремление подростка к самоутверждению, может возникать психогенно по механизму вытеснения или замещения реальной тяжелой ситуации.

Синдром сверхценных образований, среди которых наиболее часто в судебно-психиатрической практике встречаются сверхценная неприязнь и привязанность, сверхценные идеи мести или страх мести, сверхценные увлечения, дисморфофобии, идеи своей неполноценности или переоценки. Все эти сверхценные идеи характеризуются субъективной значимостью, они занимают неадекватно большое место в психике и во многом определяют поведение подростков.

Гебоидный синдром характеризуется карикатурным заострением и патологическим искажением психологических особенностей, свойственных подростковому возрасту. Появляется расторможенность или извращенность влечений, ослабление и искажение нравственных установок, эмоциональное притупление со снижением высших эмоций (жалость, сопереживание), нарастает холодность, жестокость, отмечаются садистические наклонности. Подростки оппозиционны и эгоцентричны, стремятся к лидерству, отмечается асоциальная направленность интересов, повышенная криминогенность, жестокость при совершении правонарушений.

Синдром пубертатной астении бывает наиболее выражен на высоте кризисного периода (14-15 лет) и представлен значительным снижением побуждений, чрезмерной психической и физической истощаемостью, падением интеллектуальной продуктивности, вялостью, нарушениями сна и головной болью.

lib.sale

Возрастные особенности психических расстройств подросткового периода

Психическое развитие зависит не только от возраста, но и от многообразных вредных биологических и социально-психологических воздействий. Соответственно, влияние патологических факторов нередко приводит к возникновению различных аномалий.

В основе возрастного своеобразия клиники психических расстройств детей и подростков лежат:

1) разная степень незаконченности психического развития (так называемое функциональное несовершенство);

2) бурный темп психологического созревания;

3) непрерывность и неравномерность развития.

Более чем у 30% подростков выявляется задержка полового созревания. Из числа подростков, признанных негодными к срочной военной службе в мирное время, более 40% составляют лица с психическими расстройствами. Проблема нарушенного развития наиболее актуальна применительно к подросткам с психическими расстройствами и стойким диссоциальным, агрессивным, противоправным поведением. Среди них имеется высокий процент лиц (от 50 до 98%) с нарушенным психическим либо психологическим развитием в онтогенезе.

Среди многообразных форм психических и поведенческих расстройств подросткового возраста наиболее частыми являются разнообразные формы нарушенного развития (дизонтогенетические расстройства):

1) асинхронии — в сроках, циклах и темпах формирования психической (физической, сексуальной) системы отмечаются парциальные явления несвоевременности, неравномерности и некоторого несовпадения в структурировании: акселерация, негрубая ретардация, социогенный либо соматогенный парциальный инфантилизм (отставание в развитии неболезненного характера), парциальный психический (чаще личностный) инфантилизм;

2) аномалии — состояния нарушенного развития личности, сопровождающиеся дисгармонией, искажением и диссоциацией во времени, темпе и качестве формирования: дисгармонический психофизический инфантилизм, отклонения в развитии при выраженной личностной патологии (психопатии), органических поражениях головного мозга, некоторых формах шизофрении (доманифестный этап), шизотипии, патологическом течении пубертатного криза;

3) дефекты — выпадение, повреждение, стойкая задержка либо необратимое изменение как психических функций (аффективной, интеллектуально-когнитивной, поведенческой), так и компонентов развития (психического, физического и сексуального): задержки и повреждения развития в виде психопатоподобных состояний, изменений личности по органическому, шизофреническому и псевдоолигофреническому типам, нередко в сочетании с физическими, эндокринопатическими, эпилептиформными расстройствами или другими соматическими нарушениями [1] .

Выделено несколько типов психического дизонтогенеза:

1) задержанное психическое развитие, что в детском возрасте проявляется инфантилизмом, в юношеском — ювенилизмом;

2) дисгармоническое психическое развитие в виде неравномерности структурирования психических функций, что проявляется патохарактерологическими нарушениями, расстройствами личностного и психонатоподобного регистра;

3) задержка психического развития в виде значительной приостановки темпов созревания психики;

4) искаженное психическое развитие — неравномерность развития отдельных психических функций (аффективной, волевой, интеллектуально-когнитивной, поведенческой, психофизической и психосексуальной);

5) дефицитарное психическое развитие — недостаток или отсутствие необходимого функционирования одного или нескольких психических компонентов, что обусловлено как социогенными (депривационный тип расстройств), так и эндогенными причинами;

6) диссоциированное психическое развитие — многомерность нарушения времени и темпа развития, а также расслоение, переменность формирования отдельных структур психической, поведенческой, физической и сексуальной сфер;

7) поврежденное психическое развитие — изменение темпа и времени созревания в результате какого-либо патологического процесса.

Проблема дизонтогенетических психических и поведенческих расстройств имеет не только клиническое, но и большое социальное значение. Это связано с тем, что многообразные аномалии развития представляют своего рода предиспозицию к формированию различного рода зависимого поведения (алкоголизму, наркомании, токсикомании, игромании и т.д.). Поэтому к организации медицинской помощи таким подросткам привлекаются специалисты различного профиля.

Роль возрастного фактора в развитии и клиническом оформлении психических расстройств доказана многочисленными исследованиями и определяется тем, что в это время мы имеем дело не с обычным возрастным отрезком, а с периодом, наиболее значительным и ответственным для формирования личности, периодом бурного психоэндокринного созревания, в котором «перестройка охватывает в целом все органы и системы, приводит к психическому и половому созреванию, изменению физиологических и биохимических процессов и нередко к пубертатному кризу» [2] . Основу этого криза составляет незаконченное, очень интенсивное и неравномерное созревание органов и систем, обусловливающее повышенную реактивность и хрупкость нервно-психической организации, нарушения характера и темпа полового созревания, что может стать источником патологического формирования психики со всеми вытекающими из этого социальными последствиями. Установлено, что чем более неравномерно, дисгармонично или асинхронно протекает пубертат, тем вероятнее его участие в патогенезе психических расстройств.

Роль пубертатного криза в развитии психической патологии может быть различной — от преципитирующей (т.е. подталкивающей развитие болезни, начавшейся еще в детстве), патопластической до причинной, этнопатогенетической. Именно в этот период начинаются или обостряются хронические психические болезни, возникают декомпенсации ранних резидуально-органических состояний, происходит бурное формирование психопатий и психопатоподобных состояний, учащение психогенных реакций, начинаются психогенные и невротические развития личности, выявляются эпилепсия и пр.

В течении пубертатного периода традиционно выделяют две фазы:

• «негативная» (12—15 лет) — фаза дезорганизации, выраженной психической нестабильности — наиболее значима для выявления или начала психических расстройств;

• «позитивная» (16—18 лет) — фаза стабилизации и гармонизации.

При патологии может происходить смещение фаз во времени, нарушаться темп, массивность, выраженность подростковых психологических проявлений.

В патологии, в зависимости от ряда факторов, в том числе нозологической формы, клиническая характеристика каждой из фаз и их длительность, как правило, значительно изменяются. Например, при задержках развития негативная фаза, будучи пролонгированной, может захватывать не только весь период, соответствующий в норме позитивной фазе, но и продолжаться после 18 лет. Напротив, раннее и резкое выявление психологической кризовой симптоматики при длительном отсутствии тенденции к гармонизации психики обозначают как «хронический криз созревания». Обращает на себя внимание, что при патологическом протекании негативной фазы даже в позитивной среде значительно усиливается риск антиобщественного поведения, совершения криминальных поступков. Это, по-видимому, связано с тем, что период, наиболее важный для формирования адаптационных способностей, протекает искаженно, в результате возникает социальная инадаптированность. В период пубертата могут начинаться или обостряться хронические психические заболевания (шизофрения, эпилепсия и др.).

Девиантное протекание пубертатного криза уже само по себе может проявляться как психическая патология. Наиболее часто встречаются три варианта:

1) психологический криз созревания, который исчерпывается только количественным усилением присущих этому возрасту психологических особенностей и противоречий, отличается парциальностью отклонений, диспропорциями психического созревания;

2) дисгармонический пубертатный криз, который исчерпывается личностными нарушениями по психопатическому и психопатоподобному типам. Соответственно, психологический криз созревания здесь выражен более значительно, как и нарушения поведения (вплоть до делинквентных форм), и личностные (патохарактерологические, психопатические) реакции, и социальная дезадаптация;

3) патологический пубертатный криз, при котором помимо психических расстройств личностного регистра в виде пубертатной психопатологии (патологические фантазии, пубертатная астения, сверхценные образования, невротические и неврозоподобные синдромы, аффективные нарушения, расстройства влечений, гебоидные состояния) наблюдаются следующие расстройства:

а) карикатурное и труднокорригируемое стремление к самоутверждению с помощью механизмов псевдокомпенсации;

б) искажение подростковой эмоциональности, вплоть до степени психоэстетической пропорции (по Э. Кречмеру) в виде сочетания сенситивности с черствостью и жестокостью;

в) оппозиционность, вплоть до враждебности;

г) крайне непримиримый максимализм в оценках и решениях;

д) тенденция к образованию моноидеистических комплексов, сверхценный характер увлечений, поиск «абсолютных» истин и сверхидеалов;

е) склонность к патологическому индуцированию;

ж) упорная склонность к рефлексии.

Выделение состояний, протекающих как патологический пубертатный криз, принципиально важно и для более полного понимания возрастной динамики разных нозологических форм, и для уточнения роли пубертатного криза в генезе психических расстройств, и для более адекватной и полной систематики пубертатной психопатологии, и для решения правовых вопросов.

Среди психических расстройств подросткового возраста помимо негативно-дезонтогенетических синдромов выделяют также синдромы продуктивно-дизонтогенетические, патогенетическую основу которых составляют механизмы высвобождения онтогенетически более ранних форм нервно-психического реагирования из-под субординирующего влияния позднее сформированных функциональных систем мозга, а также механизм фиксации незрелых типов реакций.

1. Гебефренический (гебефренный) синдром наблюдается у несовершеннолетних в рамках непрерывной шизофрении. Он проявляется немотивированным двигательным возбуждением с дурашливостью, гримасничаньем, клоунизмом, нелепыми выходками, неадекватным смехом. Больные в таком состоянии кривляются, прыгают по кроватям, кувыркаются, нелепо хохочут, обнажаются, может быть внезапная и неадекватная гетероагрессия. Наблюдается речевое возбуждение, вычурное с манерностью интонации и произношения (растягивают слова, произносят их сквозь зубы, говорят пискливым голосом и т.д.). Часто имеется разорванность мышления с речевой разорванностью. Нередко отмечается сексуальное возбуждение с обнаженным онанизмом. Гебефренический синдром типичен для старшего подросткового и юношеского возраста. До пубертатного возраста развернутые гебефренные состояния не встречаются, но в детском возрасте (в возрасте 5—8 лет) могут наблюдаться отдельные гебефренные состояния возбуждения с изменчивым настроением, импульсивностью, дурашливостью, гротескным кокетством, расторможенностью влечений, манерностью речи.

2. Регрессивные психические расстройства, к которым относят разнообразные нарушения поведения и навыков с временным возвратом к незрелым формам, свойственным более ранним возрастным этапам нервно-психического развития: нарушение навыков опрятности в форме ночного и дневного энуреза, энкопреза, регрессивных расстройств психомоторики и синдромов мутизма.

К энурезу относят неосознанное упускание мочи, чаше во время ночного сна, начиная с четырехлетнего возраста. Ночной и дневной энурез наблюдается при психических расстройствах, связанных со стрессом, при органическом психическом расстройстве, шизофрении и врожденном умственном недоразвитии.

Энкопрез в виде непроизвольного выделения испражнений при отсутствии заболеваний нижнего отдела кишечника и анального сфинктера. Обычно выделяется немного испражнений, которые незначительно пачкают белье. Наблюдается у несовершеннолетних при психогенных расстройствах, а также при шизофрении, органическом психическом расстройстве и при олигофрении.

Регрессивные расстройства психомоторики проявляются отдельными примитивными и более сложными движениями, свойственными ранним этапам онтогенетического развития — ползание, ходьба на носках, атетозоподобные перебирания пальцами рук, потряхивание кистями, верчение пальцев перед глазами, стереотипные раскачивания и кружения. Может быть экспрессивная речь: односложные фразы, эхолалии, замена местоимения первого лица по отношению к себе местоимениями второго и третьего лица, лепетная речь. Речевые расстройства психомоторики неспецифичны, они наблюдаются при шизофрении, органическом психическом расстройстве, при невротических состояниях.

К особой группе регрессивных расстройств относятся патологические привычные действия: однообразные раскачивания перед сном, привычка трогать и раздражать свои половые органы (мастурбация), сосание пальцев рук, кусание ногтей (онихофагия), выдергивание волос с волосистой части головы и из бровей (трихотилломания).

К синдромам мутизма относится полное или частичное отсутствие экспрессивной речи при сохранении способности говорить и понимать речь. Тотальный мутизм характеризуется полным молчанием («неговорение») в любой обстановке и по отношению к любым лицам. Отмечается у детей и взрослых и при кататонических и кататоноподобных состояниях. Элективный мутизм больше характерен для детей дошкольного и школьного возраста, имеет психогенное происхождение и проявляется в форме отказа от активного речевого контакта с лицами, с которыми связаны психотравмирующие переживания.

3. К синдрому патологических страхов в отличие от физиологических страхов, свойственных детскому возрасту, относятся беспричинные страхи, явно не соответствующие по силе вызвавшему их ситуационному воздействию, склонные к генерализации и сопровождающиеся нарушением общего состояния (сон, аппетит, физическое состояние).

4. Синдром патологического фантазирования — разнообразная в психопатологическом отношении и отличающаяся многообразием форм группа состояний, тесно связанных с болезненно измененным творческим воображением (фантазированием). Свойственен детям дошкольного, младшего школьного возраста и младшим подросткам (13—14 лет). В отличие от подвижных, быстро меняющихся, тесно связанных с реальностью фантазий здорового ребенка, патологическое фантазирование отличается косностью, оторванностью от реальности и причудливым содержанием, часто сопровождается нарушениями поведения и явлениями дезадаптации. Патологическое фантазирование у подростков может выступать в форме самооговоров и оговоров. Чаще это детективно-приключенческие самооговоры у мальчиков-подростков. Самооговоры могут сочетаться с оговорами других лиц. Обычно это оговоры в изнасиловании у подростков-девочек. Как при самооговорах, так и при оговорах подростки нередко начинают верить в истинность своих фантазий [3] . Синдром патологического фантазирования наблюдается при различных психических расстройствах: шизофрении, органическом психическом расстройстве, расстройстве личности, стрессовых расстройствах.

5. Синдром ухода и бродяжничества выражается в повторяющихся уходах из дома, из школы или любого другого детского учреждения с последующим бродяжничеством, нередко многодневным. Синдром встречается в возрасте от б до 17 лет, но наиболее часто в пубертатном возрасте, преимущественно у мальчиков. Уходы из дома и детского учреждения чаще связаны с реакциями протеста, страхом перед возможным наказанием, сенсорной жаждой, потребностью в новых впечатлениях. Но могут наблюдаться и безмотивные уходы, в основе которых лежат либо изменения настроения (дисфории, депрессии), либо нарушение влечений с импульсивным (неодолимым) стремлением к уходу. В формировании у подростков синдрома ухода и бродяжничества немалая роль принадлежит неблагоприятным микросоциальным факторам. На начальных этапах формирования этого синдрома подростки чаще убегают вдвоем или небольшой группой, могут уезжать далеко, в другие города. Развернутый синдром ухода и бродяжничества характеризуется более или менее стойким стремлением к бродяжничеству в одиночку. Во время таких уходов подростки ездят на транспорте, заходят в магазины, ночуют в подъездах или подвалах, не испытывают усталости, голода и жажды. Как правило, домой самостоятельно не возвращаются.

6. Синдром дисморфомании характеризуется болезненной идеей мнимого или необоснованно преувеличенного собственного физического недостатка. Развернутый синдром дисморфомании наряду с этим характеризуется также идеями отношения, когда лицо считает, что окружающие над ним насмехаются, высмеивают. 80% случаев данного синдрома приходится на лиц подросткового возраста, у взрослых он встречается значительно реже. Идеи физического недостатка могут выражаться в виде мыслей о дефекте лица (например, длинный и уродливый нос), телосложения (например, чрезмерная полнота или худоба), о недостаточном половом развитии (например, маленький или искривленный половой член) или, наоборот, о чрезмерном развитии вторичных половых признаков (например, излишне крупные молочные железы у девочек). Могут быть переживания страха недостаточности тех или иных функций: опасение не удержать кишечные газы, опасение неприятного запаха изо рта и т.д. Стойкие дисморфоманические переживания влияют на поведение подростков, они начинают избегать людей, выходят на улицу только после наступления темноты, меняют одежду и прическу, принимают различные меры для сокрытия своих дефектов.

7. Синдром нервной анорексии является особым вариантом дисморфомании и проявляется в сверхценном или даже паранойяльно-бредовом убеждении в чрезмерной собственной полноте, в связи с чем такие лица резко ограничивают себя в приеме пищи вплоть до полного отказа от еды. Синдром чаще всего встречается в возрасте 11—20 лет, чаще в пубертатном возрасте, преимущественно у лиц женского пола. Наряду с сознательным ограничением приема пищи отмечается повышенная двигательная активность в виде многочасовых физических нагрузок, многочасовой ходьбы. В результате ограничения приема пищи развивается резкое похудание, соматические изменения (снижение артериального давления, аменорея, диспептические расстройства, трофические нарушения, кахексия, усиление роста пушковых волос по всему телу). По мере голодания потребность в приеме пищи полностью исчезает, возможно полное исчезновение аппетита [4] .

8. Синдром сверхценных интересов и увлечений встречается преимущественно в подростковом и юношеском возрасте. Проявляется в форме сверхценной идеаторной деятельности познавательной направленности (размышляют о смысле жизни, занимаются разработкой различных идей и теорий) или в форме аффективно заряженного стремления к конкретной деятельности, в основе которой лежит болезненное расстройство влечения — усиленные занятия малораспространенным и малонужным иностранным языком, запойное чтение, упорный отказ от мясной пищи, составление каталогов и т.д.

Особенности судебно-психиатрической экспертизы малолетних потерпевших

Наиболее часто СПЭ малолетних связана с их статусом пострадавших от совершенных в отношении их действий сексуального характера. Юридическое значение судебно-психиатрической оценки способности малолетнего потерпевшего понимать характер и значение совершенных с ним насильственных сексуальных действий или оказывать сопротивление правонарушителю определяется необходимостью юридической квалификации беспомощного состояния, которое является признаком состава преступления в соответствии с ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК. При этом основным будет вопрос: был ли способен потерпевший (-ая) с учетом уровня его (ее) психического развития, индивидуально-психологических особенностей и психического состояния понимать характер и значение совершаемых с ним (с ней) действий или оказывать сопротивление?

Расстройство способности малолетних потерпевших понимать сексуальную направленность и социальное значение совершаемых с ними насильственных действий сексуального характера зависит прежде всего от уровня их психического развития и эмоционального состояния в период криминальной ситуации.

Нарушение способности понимать характер и значение совершаемых с ними насильственных действий, в свою очередь, определяет способность малолетних потерпевших оказывать сопротивление. Но сохранность у потерпевших понимания смысла совершаемых в отношении их насильственных действий не означает наличие у них способности оказывать сопротивление. Она может быть расстроена по другим причинам, например вследствие имеющихся у них определенных индивидуально-психологических особенностей. «В случаях, когда низкий уровень психического развития обусловлен естественной возрастной незрелостью (как правило, это малолетние потерпевшие в возрасте до 9—10 лет), можно констатировать понимание только внешней стороны юридически значимых действий и событий, без осознания биологического и социального их смысла. У малолетних потерпевших старше 10—11 лет и у несовершеннолетних необходимо тщательно исследовать индивидуальную структуру познавательной деятельности и уровень личностного развития» [5] . Значение такого исследования выходит за рамки утилитарной задачи выявления признаков умственной отсталости. Важным объектом изучения является исследование специфических знаний в области иола, а также уровня сексуального знания и самосознания малолетнего или несовершеннолетнего потерпевшего. При недостаточной сформированность психосексуального развития даже констатация достаточного уровня интеллекта не позволяет сделать вывод о способности малолетних и несовершеннолетних потерпевших полноценно осознавать характер и значение совершаемых в отношении их насильственных действий сексуального характера. Причиной неспособности к полному и адекватному осознанию криминальной сексуальной ситуации может быть и отставание в психическом развитии, обусловленное социальной и педагогической запущенностью или психической патологией.

  • [1]Макушкин Е. В. Клинико-эволютивная систематика и судебно-психиатрическое значение дизонтогенетических психических и поведенческих расстройств у подростков : автореф. дис. д-ра мед. паук. М., 2002.
  • [2] Клиническая и судебная подростковая психиатрия / В. А. Гурьева и [и др.| ; под ред. В. А. Гурьевой. М., 2001. С. 65.
  • [3]Мамцева В. Н. Синдром бредоподобных фантазий (псевдооговоры) у подростков, страдающих шизофренией // Проблемы психоневрологии детского возраста / под ред. Д. Д. Федотова. М., 1964. С. 38—50.
  • [4]Ковалев В. В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. М.: Медицина. 1985.
  • [5]Морозова Н. Б. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза малолетних потерпевших. М., 1995. С. 40.

studme.org

ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЗНАЧЕНИЯ И КЛИНИЧЕСКОГО ОФОРМЛЕНИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ;

Детско-подростковой психиатрии.

Судебно-психиатрические аспекты

Лекция XX.

Опишите вВаши действия в случае, когда к вВам обратились родители подростка, подозревающие его в употреблении наркотиков.

В чем различия в употреблении наркотиков у больных в приведенных в лекции историях болезни?

В чемНазовите особенности аддиктивного поведения у детей и подростков?

Негативные социально-экономические процессы в нашей стране в последние годы сопровождаются увеличением количества детей-социальных сирот, учащением случаев жестокости и насилия в отношении них, неуклонным ростом подростковой преступности. По данным НИИ МВД, за последние 10 лет на 55% увеличилось число правонарушений, совершенных несовершеннолетними в возрасте от 16 до 18 лет, примерно треть из них приходится на долю насильственных (в том числе и тяжких). Более 60% преступлений носит групповой характер. Отмечается также снижение среднего возраста подростков-правонарушителей. Многие из них являются выходцами из с неблаго­получных семей, у большинства имеются врожденные или приобретенные психические расстройства, признаки нарушенного развития (дизонтогенеза), депривации и педагогической запущенности с задержкой или искажением социализации личности под влиянием комплекса отрицательных социальных факторов. Возрастная психическая незрелость и психические расстройства с интеллектуальной недостаточностью и психопатоподобными нарушениями, психологические особенности подросткового периода (реакции группирования со сверстниками, имитации, эмансипации) зачастую облегчают усвоение несовершеннолетними отрицательного социального поведения, что нередко способствует совершению ими преступлений. Наиболее часто правонарушения связаны с массивной социально-педагогической запущенностью (независимо от наличия или отсутствия психических расстройств), реже они совершаются подростками с патологической мотивацией при выраженных психических расстройствах. Подростки, совершившие правонарушения, так же как и взрослые, привлекаются к уголовной ответственности. При этом основной предпосылкой «вины» и уголовной ответственности является «вменяемость».

«Вменяемость-невменяемость» — это юридические понятия, позволяющие отграничить преступления (которые влекут уголовную ответственность и наказание) от общественно опасных деяний, совершенных в состоянии невменяемости (такие лица признаются судом неответственными и им назначаются меры медицинского характера). Формула «невменяемости» изложена в ст. 21 Уголовного кодекса (УК) РФ и состоит из юридического (психологического) и медицинского критериев:

«Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики». Обязательным условием «невменяемости» является совпадение медицинского и юридического критериев, которые определяются судебно-психиатрическими экспертами при проведении судебно-психиатрической экспертизы. Наличие одного медицинского критерия является недостаточным для вынесения заключения о невменяемости, т. к. многие психические расстройства пограничного уровня не лишают вменяемости. Вместе с тем они могут ограничивать способность лица с психическими расстройствами в полной мереосознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 22 УК РФ — «ограниченная вменяемость»), что учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Несовершеннолетние по сравнению со взрослыми имеют особое пра­вовое положение, которое заключается в том, что возраст от 14 до 18 лет является возрастом относительной уголовной ответственности: к уголовной ответственности они могут быть привлечены с 14 лет только за совершение наиболее тяжких правонарушений, а полная уголов­ная ответственность наступает по достижениию ими 16 лет. Не подлежат уголовной ответственности несовершеннолетние, дос­тигшие 14 лет, которые во время совершения общественно опасных действий вследствие отставания в психическом раз­витии, не связанногом? с психическим расстройством, не мог­ли в полной мере осознавать фактический характер и общест­венную опасность своих действий (бездействия) либо руково­дить ими (ч. 3, ст. 20 УК РФ). При назна­чении наказания судом учитываются условия их жизни и воспитания, уровень психического развития, особенности личности, а так­же влияние на них старших по возрасту лиц (ст. 87, 95 УК РФ). В случае лишения свободы несовершеннолетние отбывают наказание в особых исправительно-воспитательных учреждениях, где получают образование и профессию. Если несовершеннолетний совершил преступление, не представляющее большой общественной опасности, то он может быть освобожден от уголовной ответственности, к нему могут быть применены не пенитенциарные, а принудительные меры воспитательного воздействия.

Что касается детей и подростков-жертв преступлений, то Зако­ном не ограничен тот минимальный возраст, по достижениию которого они признаются потерпевшими и могут участвовать в предварительном и судебном расследованиях. В ходе следствия как обвиняемые, так и потерпевшие наделяются определенными правами и обязанностями (процессуальными функциями), которые до 18-летнего возраста ими исполняются с участием законных представителей. При этом Закон исходит из презумпции способности несовершеннолетних реализовывать свои права и обязанности в ходе следствия. Вместе с тем, эта способность может быть нарушена в результате разных (психологических и психопатологических) причин. Поэтому растет вни­мание правоохранительных органов к различным аспектам су­дебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) несовершеннолетних — обвиняемых и потерпевших.

Основанием для направления детей и подростков на экспертизу мо­гут являться данные об их наследственной отягощенности пси­хическими заболеваниями, сведения о перенесенных ими экзогенно-органических вредностях на любом этапе онтогенеза, наличие признаков отставания в психическом развитии, пси­хофизического инфантилизма, ранее данные заключения вра­чей-психиатров при амбулаторном консультировании или ста­ционарном лечении в психиатрических больницах и психонев­рологических диспансерах, сведения из характеристик с места жительства, учебы или работы о неправильном поведении не­совершеннолетних, неспособности приобретения ими полно­ценных знаний или о социальной дизадаптации. Важное Существенное значение имеют и сведения родственников, педагогов, работников пра­воохранительных органов о неадекватности поведения подро­стков, наличии у них необычных интересов и увлечений, при­падков, склонности к патологическому фантазированию, час­тым аффективным реакциям, бродяжничеству и другим про­явлениям, которые могут свидетельствовать о психической патологии. Кроме того, основанием для направления на экспер­тизу являются данные о необычайной жестокости подростков при совершении ими противоправных действий, их последую­щее неадекватное отношение к совершенному, а также сомне­ния,, возникшие у работников следствия в ходе непосредствен­ного общения с обвиняемыми, основанные на таких призна­ках, как заторможенность или излишняя веселость, детскость, нелепость, злобность, отказ от бесед, контакта, повышенная внушаемость, безразличие к своей судьбе и многое другое.

Предпочтительным является направление несовершеннолет­них на амбулаторную судебно-психиатрическую или психоло­го-психиатрическую экспертизу, в ходе которых решаются ди­агностические и экспертные вопросы или выносится обосно­ванное заключение о необходимости проведения стационарной экспертизы.

Амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза (АСПЭ) несовер­шеннолетних обвиняемых проводится в соответствии с основными положе­ниями проведения АСПЭ для взрослых лиц. Основной ее задачей является выявление психического расстройства, его нозологическая квалификация, определение степени выраженности и его влияния на способность обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Вместе с тем она имеет и свои особенности, связанные со спецификой психических расстройств, их диагностики и экспертной оценки в детском и подростково-юношеском возрасте. Именно в этот пе­риод нередко манифестируют или обостряются хронические психические заболевания, происходит декомпенсация психиче­ского состояния у лиц с ранними резидуально-органическими поражениями головного мозга, формирующимися личностны­ми расстройствами. Кроме того, психоэндокринные сдвиги, происходящие в подростковом возрасте, зачастую обусловли­вают повышенную чувствительность к психогенным факторам, снижают порог аффективной выносливости, что способствует развитию психогенных состояний и учащению аффективных ре­акций. Дисгармоничное или патологическое течение пубертатного криза может иметь не только патопластическое и преципитирующее (усиливающее), но и самостоятельное значение в генезе психических расстройств, что важно учитывать при про­изводстве судебно-психиатрической экспертизы. Диагностика и экспертная оценка психических расстройств у несовершеннолетних затруднена в связи с наличием отчетливой возрастной специфики клинического оформ­ления психических расстройств в этом возрасте. Поэтому вы­явление психических расстройств, синдромальная и нозологи­ческая квалификация должны основываться на глубоких зна­ниях о возрастных особенностях психических заболеваний в под­ростково-юношеском периоде. К ним относят:

1) полиморфизм психических расстройств с мозаичностью клинических проявлений за счет сочетания различных синдро­мов вне зависимости от их нозологической принадлежности;

2) преобладание невротического уровня психопатологии и личностного регистра реагирования над психотическими рас­стройствами;

3) характерность психопатоподобного (психопатического) и неврозоподобного (невротического) синдромов, сопровождаю­щихся девиантным поведением и нарушением школьной и со­циальной адаптации;

4) рудиментарность, атипичность и неразвернутость мно­гих психопатологических синдромов, их маскированность и кор­реляция с пубертатной симптоматикой;

5) выраженность в клинической картине пубертатной пси­хопатологии (сверхценные переживания и увлечения, дисморфофобия, гебоидные состояния, патологическое фантазирова­ние, расстройства влечений, пубертатная астения и др.) и сим­птоматики, обусловленной дизонтогенезом (тотальный или пар­циальный психофизический инфантилизм);

6) наличие у каждого пубертатного психопатологического синдрома психологического (непатологического) аналога (на­пример, возрастная склонность к фантазированию, подчиняемость и внушаемость детей, психологические реакции подро­сткового возраста эмансипации, группирования со сверстни­ками, повышенный интерес к вопросам жизни и смерти, фи­лософским проблемам и т.д.);

7) мультифакторность возникновения психических рас­стройств с большим удельным весом социально-психологиче­ских и психогенных влияний, а также наличием патологиче­ской почвы в виде резидуально-органических состояний.

В практике судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних наиболее часто диагностируются пограничные психические расстройства (органического генеза, формирующиеся личностные расстройства, задержки психического развития, умственная отсталость), гораздо реже –шизофрения и эпилепсия, причем последние две нозологические формы в амбулаторных условиях устанавливаются лишь при наличии верифицированного диагноза, установленного ранее при обследовании в стационарных условиях. Ведущее место среди подростков, направляемых на АСПЭ, занимают лица с психопатоподобными нарушениями, школьной и социальной дизадаптацией, которые сопровождаются делинквентным поведением, склонностью к злоупотреблению алкогольными напитками, токсикоманическими или наркотическими средствами. Особенно сложными в диагностическом и экспертном плане являются подростки с дебютом шизофрении и несовершеннолетние с психогенным развитием личности, возникшем в условиях хронической психотравмирующей ситуации в семье в результате жестокого обращения. Они совершают наиболее тяжкие деликты: первые – с патологической мотивацией, вторые – аффективные (убийства лица –источника психогении).

Трудности диагностики психических заболеваний в подро­стковом возрасте, тем более в амбулаторных условиях, при од­нократной беседе с подэкспертным свидетельствуют о предпоч­тительности постановки «функционального диагноза» с акцентом не на но­зологическую форму, а на синдромальную структуру, с оцен­кой выраженности возрастной психопатологии и глубины ди­намического сдвига в период пубертатного криза. Например, у испытуемого выявляются признаки раннего органического по­ражения головного мозга с неблагоприятной динамикой в пе­риод патологически протекающего пубертатного криза с выра­женным психопатоподобным синдромом и нарушением соци­альной адаптации. Первичная диагностика психического забо­левания производится при наличии убедительных кли­нических данных с учетом одного из важнейших принципов — осторожности при установлении окончательного диагноза в под­ростковом возрасте.

Учитывая тот факт, что клиническое оформление психиче­ских расстройств у детей и подростков зависит во многом не от нозологии, а от возрастного этапа и его возможностей, а также от социальных факторов, первостепенное значение при­обретает анализ структуры и динамики психопатологических проявлений и их отграничение от непатологических девиаций личности в результате педагогической запущенности и непра­вильного воспитания. При отсутствии объективных данных (медицинская документация, сведения со слов родственников, подтвержде­ния в характеристиках о необычном поведении испытуемого до совершения им криминальных действий и т.д.), трудностях установления продуктивно­го контакта с подростком в ходе амбулаторного обследования проводится повторное амбулаторное освидетельствова­ние после предоставления следствием необходимой докумен­тации. В случае неясности клинической картины и при нали­чии признаков реактивного состояния для уточнения диагноза и определения степени выраженности имеющихся психических расстройств подростки направляются на стационарную СПЭ. Такое же решение принимается и при соверше­нии подростками общественно опасных действий против личности с особой жестокостью и патологической мотивацией, что может являться единственными проявлениями манифестации психического заболевания в этом возрасте. Во многих случаях трудности диагностики и экспертной оценки мо­гут разрешить грамотно проведенные психологические иссле­дования, особенно в рамках амбулаторных комплексных судебно-пси­холого-психиатрических экспертиз (КСППЭ). Важным аспектом этого вида экспертизы является определение отставания психического развития подростков от возрастных норм и наличия юридического критерия ст. 20 УК РФ, определение «аффекта» при аффективных деликтах и существенного влияния индивидуально-психологических особенностей на поведение обвиняемых в криминальной ситуации и в ходе следствия, а также решение других важных для следствия вопросов, которые входят в компетенцию психолога-эксперта.

studopedia.su