От заикания лекарство

Испытано принципиально новое лекарство от заикания

В детстве Джеральд Магуир сильно заикался, но научился выходить из затруднительного положения. Когда его вызывали к доске, он отвечал голосом мультяшного Дональда Дака, ведь если он подражал чужим голосам, то заикание пропадало. Находил простые синонимы словам, которые ему трудно было произносить. Очень редко звонил по телефону, потому что всегда спотыкался на слове, заменить которое было нечем, — на собственном имени.

Теперь д-р Магуир стал психиатром в Калифорнийском университете в Ирвине. Пытается лечить недуг, которым страдает он сам и еще примерно три миллиона американцев. Ищет лекарство от заикания, проводит клинические опыты, испытывает методы лечения на себе.

В мае этого года компания Indevus Pharmaceuticals объявила об «обнадеживающих результатах» клинических исследований препарата от заикания. Требуется провести более масштабные эксперименты, которые займут два-три года. Если они окажутся успешными, то препарат, названный пагоклон, может стать первым медицинским средством, предназначенным для лечения серьезного нарушения речи.

Разработка препарата стала возможной благодаря изменению взглядов медиков на заикание. Раньше они считали его нервным или эмоциональным расстройством. Теперь его рассматривают как неврологическое расстройство, отчасти обусловленное генетически. Изучая результаты сканирования мозга, анализы ДНК и применяя современные технологии и методы, ученые, многие из которых заикаются, постепенно раскрывают секреты недуга, портящего жизнь людям со времен Моисея. По мнению некоторых богословов, он был заикой, поскольку с Богом от его имени говорил его брат Аарон.

«За последние десять лет произошла полная смена парадигмы, — говорит д-р Магуир, участвовавший в исследованиях нового препарата. — На медицинском факультете мне ничего не преподавали о заикании».

Однако предстоит еще многое узнать о причинах заикания и возможностях его лечения. По оценкам, около одного процента людей на земле заикаются. Среди мужчин вчетверо больше заик, чем среди женщин, а почему — неизвестно.

Страдающие недугом знают, что заикание вызывает сильнейшие эмоциональные последствия. «Это одно из немногих заболеваний, над которыми еще можно поиздеваться», — говорит заикающийся сотрудник нью-йоркского рекламного агентства Эрни Канадео.

Многие избавляются от заикания, хотя бы частично, либо благодаря лечению, либо со временем. Хотя точно установить природу заикания пока не удалось, большинство ученых склоняются к тому, что это — неврологическое состояние.
Заведующий кафедрой речи и языковых патологий Университета Торонто Люк де Нил говорит, что у незаикающихся людей речью в основном управляет левое полушарие мозга. У тех же, кто заикается, наблюдается большая активность в правом полушарии. Д-р Магуир, ссылаясь на собственные исследования и работы коллег, отмечает у заик избыток нейромедиатора допамина.

Очевидно, заикание хотя бы частично обусловлено генетически. Почти у половины пациентов, лечившихся от него, были ближайшие родственники, которые тоже им страдали, говорит генетик Деннис Драйна из Национального института глухоты и других коммуникационных расстройств.

Ученые считают, что заикание могут вызывать многие гены, каждый из которых в отдельности большого влияния не оказывает. Поэтому определить такие гены трудно. Д-р Драйна с коллегами получил такую возможность, когда о своем заикании написал участник онлайнового форума из Камеруна. В его семье 48 из 106 взрослых заикались.

Изучая ДНК этой семьи, исследователи сосредоточились на участке хромосомы 1, содержавшей от 50 до 60 генов. В ходе другого исследования семей пакистанцев, в которых многие заикались, был выявлен участок хромосомы 12, на котором почти удалось найти тот самый ген, говорит д-р Драйна. Подобные результаты дали и другие исследования ДНК.

Одна из проблем в том, что от заикания в основном лечат логопеды, которые иногда не считают это состояние заболеванием.

Клэр Брайн из Калифорнии, принимавшая пагоклон в ходе клинических испытаний, говорит, что почувствовала, как он ей помог. В разговоре на эту тему другая женщина сказала: «Я стала чувствовать себя свободнее, стала больше беседовать».
Д-р Магуир еще более оптимистичен. В ходе телефонной конференции для аналитиков биржевого рынка, организованной компанией Indevus Pharmaceuticals, он утверждал, что некоторые из принимавших препарат пациентов наконец-то смогли устроиться на желанную работу, стали знакомиться с людьми, назначать свидания. «Это похоже на пробуждение, люди вылезают на свет из своих панцирей», — сказал он.

rekicen.ru

Лекарство от алкоголизма может лечить от заикания

Лекарство от алкоголизма может быть эффективным средством лечения заикания. Ученые выяснили это совершенно случайно, когда один из пациентов после приема препарата практически избавился от дефекта речи.

Заикание можно вылечить с помощью лекарств, которые обычно помогают алкоголикам. 61-летний мужчина, выпивавший более трех литров вина в день, начал получать лечение с помощью препарата под названием баклофен. Это мышечный релаксант, который облегчает мышечное напряжение у жертв рассеянного склероза и болезней позвоночника, он также активно используется при борьбе с алкоголизмом, поскольку воздействует на нервные центры в мозге, связанные с поощрением и зависимостями. Неожиданно через некоторое время после начала приема баклофена алкоголик перестал заикаться.

Отметим, что заикание — очень распространённое расстройство речи, с которым сталкивается до 1% населения. Обычно оно начинается в детстве и проходит само собой. Приблизительно у 80% жертв заикания со временем данный дефект устраняется, но у некоторых он сохраняется до конца жизни. К примеру, английский король Георг VI, роль которого блестящие исполнил актер Колин Ферт в фильме 2010 года «Король говорит», страдал от заикания и обращался за лечением к специальному речевому терапевту.

Именно эти специалисты сегодня и занимаются лечением заикания, однако очень скоро к ним на помощь могут прийти лекарства. Ученые из Университета Амстердама утверждают, что баклофен облегчает напряжение респираторных мышц шеи и лица. Он также снижает степень тревожности у пациентов и может косвенно ограничивать производство нейротрансмиттера дофамина, который связан с нарушениями речи. В ближайшем будущем ученые испытают баклофена на более широком круге пациентов с заиканием. (ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

www.medikforum.ru

Таблетки и лекарства от заикания

Дефекты речи очень мешают человеку в жизни. Заикание может проявиться в любом возрасте. В результате человек «запинается» постоянно или же это происходит в определенных условиях. Таблетки от заикания у взрослых действуют на устранение причины, по которой сбиваются темп и плавность речи.

Дефекты речи у взрослых

Заикание — это явление, при котором у человека сбивается темп речи. Встречается постоянное запинание, которое не зависит от условий внешней среды, и дефекты, что проявляются в стрессовых ситуациях (перед важным мероприятием или выступлением на публике). Причина заикания определяет способ лечения.

Распространенные причины заикания:

  • Травмы детства.
  • Заболевания речевого аппарата.
  • Нарушения психики.
  • Состояние стресса.
  • В большинстве случаев такой дефект речи проявляется в раннем детстве. Если малыш рано научился разговаривать, а его речевой аппарат не был готов к нагрузке, речь ребенка начинает постепенно «тормозить» — такое явление естественно, но исправляется, когда с малышом работает логопед.

    Во взрослой жизни заикание возникает из-за сильного эмоционального потрясения: человек пережил шокирующее событие или был сильно напуган. Такие неполадки речи необходимо лечить комплексно, дополнительно устраняя проблемы психологического характера.

    Лечение заикания

    Лекарство от заикания — медикаментозное средство, устраняющее причины болезни. К такому типу исцеления прибегают в тех случаях, когда другие методы малоэффективны или больному нужно срочно избавиться от проблемы.

    Действенно средство с успокаивающим эффектом, если причинами дефекта речи являются нервное напряжение и постоянный стресс. Комплексные препараты от заикания выравнивают плавность речи. Правильно подобранные медикаменты не влияют на активность больного в течение дня.

    Медикаментозная терапия

    Каждое лекарство подбирается индивидуально. Часто медикаментозное лечение заикания включает прием таких препаратов:

    1. «Пантогам». Используется препарат при несильном заикании, если оно возникает на фоне сильного волнения. Назначается при сильных нарушениях психики, когда больному сложно сконцентрироваться (его речь нечеткая, а ритм ее сбивчивый).
    2. «Мидокалм». Лекарство, которое устраняет несерьезные дефекты речи, принимается дважды в сутки (стандартная доза, но точный рецепт может дать только лечащий врач). Суточная доза, помогающая справиться с заиканием, не должна превышать 50 мг.
    3. «Дофамин». Гормональные препараты используются только при серьезных нарушениях речи, с которыми не справляются обычная гимнастика и упражнения (проводятся у логопеда или в домашних условиях). Блокаторы «Дофамина» вызывают определенные побочные эффекты, поэтому принимать их без назначения врача нельзя.
    4. «Когитум». Общетонизирующее лекарство, помогает нормализовать процессы нервной регуляции. Назначается для комплексного лечения заикания у взрослых и детей. Хорошо сочетается средство с антидепрессантами, если больной проходит психиатрическое лечение.
    5. «Эглонил». Препараты, которые используются в психиатрическом лечении, подходят для ослабления дефекта речи в тех случаях, когда это детское заболевание. «Эглонил» помогает справиться с привычками, которые уже укоренились (заболевание возникает не из-за нарушений речевого аппарата, а из-за установки).
    6. «Кортексин». Препарат для детей и взрослых, выпускается не только в виде таблеток, но и в виде инъекционного средства. Борется с заболеванием, которое возникло по неизвестным врачу причинам. Это эффективный препарат, который назначается только после полного обследования организма.
    7. Средство от заикания у взрослых не вызывает зависимость. По мере эффективности лечения, медикаментозная терапия корректируется.

      Препараты для успокоения нервной системы

      Медикаментозное лечение логоневроза осуществляется курсами. Действующие активные вещества препаратов заменяют натуральные метаболиты (препарат «Адаптол»).

      Воздействуют на организм и такие средства, как транквилизаторы. Они уменьшают возбудимость и восприимчивость личности. Анксиолитики назначаются для лечения тревожных состояний («Атаракс»), когда человека мучают частые стрессы.

      При неврозах прописывается «Тералиджен», который помогает успокоиться (если заикание является следствием постоянного нервного напряжения).

      Эффективное седативное средство от логоневроза принимается во время реабилитации, когда больной восстанавливается. Лечение проводится с применением психоанализа (определяется причина болезни и по возможности устраняется).

      Медикаментозное исцеление сочетается с методами релаксации, которые помогают успокоиться и сконцентрировать внимание.

      «Фенибут» при заикании

      «Фенибут» — одно из самых популярных средств, назначаемых для лечения заикания. Работают таблетки постепенно (у препарата накопительный эффект). Для взрослых прописывается двойная доза. Таблетки воздействуют на нервную систему, поэтому у больного наблюдается незначительно снижение активности. «Фенибут» используется для лечения детей и взрослых.

      Возможные побочные эффекты:

    8. Перевозбуждение.
    9. Слабость.
    10. Раздражительность и агрессивность.
    11. Таблетки не принимаются с седативными средствами и транквилизаторами. После отмены препарата заикание постепенно проходит. Для взрослых прием «Фенибута» назначается курсами с перерывом раз в полгода.

      Лекарства комплексного действия

      Препараты комплексного действия не нуждаются в дополнительных назначениях. Принимается средство курсом. Для успокоения используется безопасный препарат «Глицин». Он относится к метаболическим лекарствам, регулирует обмен веществ.

      Он активизирует защитные процессы, не приводя к торможению центральной нервной системы. «Глицин» уменьшает психоэмоциональное напряжение, заикание постепенно ослабляется. Снижает средство агрессивность и повышает социальную адаптацию.

      «Магний В6» тоже является комплексным препаратом. Он используется в виде инъекции дважды в день. Дополнительно применяются средства народной медицины (успокоительный чай со зверобоем и ромашкой).

      Курс лечения препаратом составляет не больше 2–3 недель. «Финлепсин» используется в тех случаях, когда заикание сопровождается приступами эпилепсии. Он оказывает тормозящее действие на спинномозговой рефлекторный путь.

      Исцеление «Галоперидолом»

      «Галоперидол» — это нейролептик (производное бутирофенона). Лекарство угнетает дофаминовые рецепторы, что позволяет улучшить работу речевого аппарата. Используется средство от логоневроза для основного лечения и профилактики рецидивов.

      Назначается «Галоперидол» при расстройствах поведения у детей и при нарушениях речи у взрослых. Прием проводится под постоянным присмотром врача (побочные эффекты — неврологические нарушения).

      Терапия «Афобазолом»

      «Афобазол» — это сильный седативный препарат, который не влияет на активность больного.

      То, сколько давать пациентам средства, определяется так:

    12. Для взрослых используется 1 таблетка 3 раза в сутки.
    13. От 2 до 4 недель длится сам курс.
    14. В сутки максимальная доза препарата составляет 60 мг.
    15. В течение 3 мес. длится все лечение.

    Таблетки от заикания редко приводят к побочным эффектам. У больного может наблюдаться незначительная сонливость, слабость. При проявлении любых негативных последствий больной обращается к врачу. Нейтрализует работу «Афобазола» кофеин бензоат, который вводится внутримышечно.

    Заключение

    Заикание — это дефект речи, который встречается у взрослых и детей. Проявляется заболевание в любом возрасте. Для лечения используется медикаментозная терапия: назначаются седативные препараты и комплексные средства, которые облегчают работу речевого аппарата. Курс зависит от состояния больного и наличия сопутствующих болезней.

    urazuma.ru

    Лекарство от заикания
    / Искусство

    «Все советские фильмы на исторические темы страдают заиканием. Весь золотой фонд поражен этой болезнью. Слишком много в нашем прошлом того, о чем в полный голос сказать не удавалось или не позволялось», — сказал в интервью «Итогам» писатель Василий Аксенов

    — У вас ведь, Василий Павлович, давний роман с кино?

    — Первые же мои повести были экранизированы. Сначала под названием «Мой младший брат» вышел фильм по «Звездному билету». Потом пришел черед «Коллег».

    — Этой вашей книжке, кажется, Государственную премию дали?

    — Не было такого. У меня вообще напряженно с правительственными знаками отличия. Помню, в 1967 году по случаю 50-летия советской власти составили длинные наградные листы, куда включили и группу писателей. Другие остались в списке, а меня вычеркнули. Уже потом, в перестройку, сходил к магазину «Нумизмат» на Таганке и с рук купил медаль «За трудовую доблесть». Даже носил ее какое-то время на пиджаке. Смеха ради. А что касается «Коллег», то в 1963 году мы возили картину на кинофестиваль в Аргентину. Потом был фильм по моему сценарию «Когда разводят мосты». Ерунда, надо сказать. Неплохую ленту «Мраморный дом» сняли в 1972 году на студии Горького. Это во многом автобиографический рассказ о военном детстве, об эвакуации. В ходе съемок режиссер Борис Григорьев сломал ногу, и мне пришлось срочно лететь в Ялту, временно брать руководство кинопроцессом в свои руки. Помню, репетировали эпизод с чрезвычайно популярным Николаем Рыбниковым. По сценарию он сбрасывал перед зеркалом фуражку и произносил несколько строк из стихотворения Суркова: «Человек нагнулся над водой и увидел вдруг, что он седой. » Рыбников никак не мог запомнить фразу и дубль за дублем говорил в конце: «. что он поседел». Я не выдержал, велел большими буквами написать нужные слова и держать плакат перед актером. Потом был хороший фильм «Пока безумствует мечта». Мюзикл о первых русских авиаторах. В главной роли снялся Николай Караченцов, прекрасную музыку сочинил Геннадий Гладков, автор «Бременских музыкантов». Думаю, картина имела бы успех, но ее на десять лет положили на полку. Из-за меня. Сразу после премьеры в Доме кино разыгрался скандал с «Метрополем», и вскоре я эмигрировал на Запад. Разумеется, о прокате фильма не могло быть и речи. Когда картину все же показали, обстановка в стране была совсем иная.

    — Тот киноопыт оказался последним?

    — В США ничего моего так и не сняли, хотя несколько раз подходили очень близко. «Остров Крым» собирались экранизировать, сценарий заказали, гонорар выплачивать начали, первым классом в Голливуд возили. А потом умер продюсер, и все рухнуло.

    — Зато с «Московской сагой» сложилось. Правда, в России, а не за океаном.

    — Да, хотя изначально все замышлялось для Штатов и именно в качестве телепроекта. Канал PBS заказал сценарий документального фильма о сталинских временах. Сугубо образовательное кино для американцев, которые в массе своей ничего не знают ни о культе личности, ни о репрессиях 30-х годов. Я поначалу согласился, а потом вдруг понял, что не хочу заниматься ликбезом. Скучно. Другое дело — игровой, художественный фильм, рассказ о нескольких поколениях московской семьи. Договорились снять пятисерийную картину, я засел за сценарий, но на PBS поменялось руководство, пришли люди, посчитавшие бесперспективным проект о России. Мол, в Америке своих проблем хватает, какое нам дело до профессора Градова из Москвы и его родни?

    — А вам стало жаль написанного, вот и решили опубликовать книжку?

    — Не совсем так. Мой американский издатель сам предложил развернуть сценарий до размеров романа. Ударили по рукам, я с головой ушел в материал. Написал «Поколение зимы» и увидел, что не успел толком ничего рассказать. Заключил договор на продолжение. Получилась трилогия. Так что «Московская сага» сначала вышла в Америке на английском языке и лишь потом, в 1992 году, была переиздана в России на русском. Идея с экранизацией возникла еще лет через шесть. Режиссер Дмитрий Барщевский заговорил о сериале частей, кажется, на пятнадцать. Я работал над новой книгой, не горел желанием возвращаться к однажды уже написанному и попросту продал права. Поэтому и фильм снят не по роману, а по его мотивам. Если бы сценарий писал сам, конечно, был бы ближе к производству сериала. С другой стороны, затормозилось бы дело с «Новым сладостным стилем», «Кесаревым свечением», «Вольтерьянцами и вольтерьянками». На каждую из этих книг у меня ушло по три года. Романы не так просто даются, как может показаться со стороны.

    — Но продажа прав на «Сагу» не лишала ведь вас голоса?

    — Когда приезжал в Москву, ходил на съемочную площадку, советовал что-то, если спрашивали, говорил, кого из актеров хотел бы видеть в той или иной роли. Кстати, в сериале занято 250 артистов, ума не приложу, как режиссер управлял таким коллективом! По-моему, это сравнимо с подвигами Геракла или Ахилла, но, к счастью, все же не мытарствами Сизифа. А вдруг в процессе съемок, длившихся, к слову, почти три года, кто-нибудь серьезно заболел бы или еще что-то приключилось бы? Актриса, которую планировали пригласить на роль одной из главных героинь, забеременела. Дело житейское, понятное, но ведь в сценарии такой поворот событий не предусматривался. Врача Градова хотел сыграть Александр Калягин, однако в момент проб уехал из Москвы, и роль досталась Юрию Соломину.

    — А кого из актеров рекомендовали вы, Василий Павлович?

    — Пожелания я высказывал в предельно мягкой форме. Когда в спектакле «Три товарища» на сцене «Современника» увидел Чулпан Хаматову, решил, что она идеально сыграет Нину, но съемочная группа позвала в картину Ольгу Будину. Режиссеру виднее. В книге жена маршала Градова Вероника — яркая блондинка, красавица, настоящая секси. Всем миром долго и отчаянно искали исполнительницу, пока мне в голову не пришла кандидатура Ренаты Литвиновой. На мой взгляд, она больше других напоминает тип довоенной женщины. Однако в картину пригласили Катю Никитину, которую я сперва не воспринял. Показалась мне скромницей, этакой сельской учительницей. В процессе съемок изменил первоначальное мнение: у Кати есть талант и особый шарм. Удачен выбор Сергея Безрукова на роль Василия Сталина. Из Александра Балуева получился блестящий маршал. Откровением для меня стала игра Кристины Орбакайте, представшей в облике ресторанной певицы. Хотя сначала и на этом месте я видел другую исполнительницу.

    — К сценарию претензий у вас нет?

    — Не скрою, сперва испытывал раздражение, когда видел, что авторы фильма далеко отходят от книги. Удивило стремление сделать симпатичными всех персонажей. Даже мерзавца-вохровца, сторожившего «врагов народа». В романе он насилует заключенных, а в фильме с умильным выражением слушает стихи Мандельштама в исполнении зэчки. Да, знаю случаи, когда гулаговские начальники женились на заключенных, но в жизни это выглядело иначе, не так приторно. Конечно, я пристрастен. С другой стороны, посмотрев пятичасовой блок сериала, поймал себя на мысли, что перестаю злиться и все больше реагирую на происходящее на экране как обычный зритель, которого интересуют перипетии сюжета, а не совпадения с текстом романа. Сериал незаметно затянул меня, увлек. Есть сцены очень сильные, реалистичные, правдивые. Например, в архивах удалось отыскать документальную пленку выноса тела мертвого Фрунзе из Солдатенковской больницы. Качество записи было отвратительным, поэтому эпизод пересняли, искусно стилизовав под хронику 20-х годов. Смотрится потрясающе!

    — Но и в книге много подлинных документов ушедшей эпохи.

    — Верно. И речь не только о перепечатках из старых газет. Многие «романные» события имели место в реальной жизни, кого-то из книжных героев я списал с прототипов. Например, Нина Градова чем-то напоминает мою маму. Обе в молодости были троцкистками и увлекались поэзией. И рассказы о свободе нравов, царившей в 20-е годы, о сексуальной раскованности — не выдумка. Тогда в чести была «теория стакана воды»: у продвинутой молодежи интим приравнивался к утолению жажды — естественная физиологическая потребность, не более. «Послушай, товарищ, давай переспим. » А о любви пчел трудовых слышали? Понятно, по ТВ всего не покажут, у экрана могут оказаться дети, но в книге пишу, как это обстояло в действительности.

    — Подогреваете интерес к первоисточнику?

    — И без того «Сагу» должны активнее раскупать, так всегда случается после экранизаций, но мои издатели почему-то не хотят понять очевидного.

    — Жизнь приучила нас во всем искать второе дно, видеть подтексты. В том, что Первый канал запустил «Сагу» именно сейчас, не усматриваете, Василий Павлович, некоего знака?

    — При желании все можно подверстать под сложную внутриполитическую обстановку или напряженность в мире. Стоит ли это делать? Не нахожу особенной конъюнктуры в действиях телеканала. «Сага» ведь не повествует о дне настоящем. В этом смысле куда актуальнее мой новый роман «Вольтерьянцы и вольтерьянки». Рассуждения императрицы Екатерины и великого французского философа о гражданском обществе звучат предельно злободневно. Но я не пишу политические зарисовки. Что же касается киноаллюзий, то вот какую закономерность заметил: все советские фильмы на исторические темы страдают заиканием. Весь золотой фонд поражен этой болезнью. Вроде бы герои говорят, говорят, а потом как на стену налетают. Слишком много в нашем прошлом того, о чем в полный голос сказать не удавалось или не позволялось. Недавно показывали старый фильм о Дзержинском. Все ждал, когда же начнется лажа. Нет, снято прекрасно, рассказано честно. Все хорошо, но одно имя в картине не упоминается — Льва Давидовича Троцкого. Хотя обойти его невозможно, если следовать исторической правде. Однако обошли. То самое заикание. И так с любым нашим фильмом.

    — Нет у вас ощущения, Василий Павлович, что заикается в стране не только кино?

    — Постоянное ожидание неприятностей вошло в России в привычку, этот страх заложен в людях на генном уровне, но, долгое время живя на Западе, а тут бывая наездами, могу сказать: пока не вижу поводов для особых тревог за судьбу демократии, о чем часто рассуждают в кругах либералов. На то и государство, чтобы наводить и контролировать порядок. Другое дело — двойные стандарты. Их не должно быть ни в правосудии, ни в отношениях с крупным бизнесом. Нельзя использовать Фемиду для разборок с неугодными и непокорными. Это нарушение заключенного в конце 80-х годов исторического контракта. Происходящее сегодня все больше напоминает традиционный русский Шемякин суд. Плохо понимаю и то, какое отношение к укреплению государственной безопасности имеют предложения об отмене прямых выборов региональных лидеров. К слову, и в разговорах о международном терроризме, объявившем войну России, хорошо бы президенту Путину не забывать истинных причин, породивших проблему Чечни и до сих пор не позволяющих закрыть эту тему. Все ведь началось не в декабре 1994 года и даже не полувеком раньше, когда товарищ Сталин приказал депортировать горцев в казахские степи. Корень этнического конфликта гораздо глубже. Впрочем, позиция Запада по Кавказу тоже вызывает серьезные вопросы. Там ситуацию трактуют слишком упрощенно, руководствуясь политкорректными стереотипами. Дескать, малый народ всегда прав в споре с большим. Штампы мешают покончить с фальшью, хотя еще Вольтер призывал раздавить лицемерие.

    — Кажется, мы ушли далеко в сторону от «Московской саги», Василий Павлович.

    — Ничего подобного! Разговор наш идет о моральных ценностях, но ведь и «Сага» — не иллюстрированный учебник истории, а скорее нравственное мерило для не испытавших того, что выпало на долю старших поколений. Я писал совсем не о том, каким плохим был Сталин. Это рассказ о людях, научившихся выживать в нечеловеческих условиях. Умение противостоять ударам судьбы всегда ценилось высоко. Наше время — не исключение. Не верю, будто завтра вдруг станет лучше, чем вчера. Сила и мужество нам всем еще понадобятся. Глядишь, и «Сага» чему-нибудь научит, кому-то поможет.

    — Вы будете смотреть фильм в России?

    — Нет, улетаю во Францию. В принципе у меня и там есть русское ТВ, но слабо представляю себя двадцать два вечера кряду усаживающимся перед телеэкраном. Мне обещали записать кассеты, может, потом посмотрю залпом. Вообще-то фильм — это уже перевернутая страница. Начинаю новую книгу.

    www.itogi.ru

    Служба «Елицы.Записки» начала прием Записок на молебны об успехах в учёбе, на экзамене и о поступлении в ВУЗ ко святым, которые традиционно почитаются, как молитвенники и ходатаи за учащихся.

    РАБОТА ДУШИ — ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО ОТ ЗАИКАНИЯ?

    Дочь заканчивает институт. Умница, красавица. Одна беда — заикание. Пытаемся решить проблему с 2-х лет. Считаем, что во многом виноваты врачи, каждый из которых только брал деньги за свою «уникальную методику». И по «методикам» этим мы лечились, и пением занимались. Всё бесполезно. Наоборот, появились новые проблемы, психологические. А когда дочь нервничает, не может связать двух слов. Но недавно обследование показало защемление нерва в шейном отделе в результате родовой травмы. У меня как у матери есть ощущение, что еще не поздно добиться успеха. Но как? Дочь уже не верит врачам. Вера Тимофеевна, Новосибирск.

    Психолог Ирина Яковлевна МЕДВЕДЕВА, вице-президент Фонда «Социально-психологическая помощь семье и ребенку», уверена: в лечении заикания не стоит во всём уповать на помощь логопедов. Особенно если недостатком этим страдает человек взрослый. Более того, многим по силам справиться с проблемой самостоятельно. Или почти самостоятельно. Только для этого нужно заставить трудиться собственную душу. И ещё обзавестись терпением и настойчивостью. Быть в этой работе честным перед собой.

    — Опираясь на свой опыт, могу точно сказать, что логопедические приёмы лечения заикания, — такие, как ритмическая речь, специальное дыхание, режим молчания в течение нескольких дней, — если и приносят эффект, то очень ненадолго. Дело в том, что заикание практически всегда — только внешнее проявление какого-то внутреннего душевного неблагополучия. Вообще заикание как симптом не имеет большого смысла лечить одними только логопедическими методами. Они хороши, думаю, лишь как дополнительная помощь. А самое главное — это понять, что происходит с душой человека. И неважно, 3 ему года или в 10 раз больше.

    Судя по письму, родители с самого начала пошли по пути только логопедической коррекции. И, вероятно, сначала у девочки, как и большинства других пациентов, были определенные улучшения. Может быть, и родители в какие-то периоды немного успокаивались. А сейчас, вероятно, в жизни девушки появились какие-то уже взрослые волнения, тревоги, неудачи. Это могут быть неудачи в личной жизни или в карьере. А многие девушки в наши дни карьере уделяют большое внимание, и неуспех здесь для них особенно травматичен. Не буду гадать, но результат, судя по письму, именно таков.

    Мне могут возразить: девушка заикается, поэтому о каком успехе в жизни и карьере следует вести речь? Не соглашусь. По моим многочисленным долгим наблюдениям, заикание каким-то решающим образом не влияет на жизненный неуспех. Скорее, некоторые заикающиеся люди сами создают замкнутый круг, они убедили себя, уверовали в то, что их дефект оказывает решающее отрицательное влияние на судьбу, на жизнь. От этого, действительно, заикание только усугубляется. Чтобы разомкнуть круг, необходимо выяснить, в чем главная причина заикания. Где, если можно так выразиться, «внутренняя поломка»?

    Это могут быть повышенные страхи. Или гипертрофированная застенчивость. Или, быть может, подавленная воля. Подавленная давно. Например, в детстве, родителями. Но это не значит, что ситуация фатально непоправима. Особенно если заикается взрослый человек. Думаю, стоит не торопиться прибегать к помощи психолога или психотерапевта (безусловно, если уж обращаться за помощью, в первую очередь, нужны именно такие специалисты, а не логопед). Но, может быть, стоит сначала самому заикающемуся человеку попытаться понять: а что у него с душой происходит? Ведь, по-видимому, и дочь читательницы из Новосибирска, как и её родители, обращает внимание только на внешнюю сторону проблемы. На то, что ей кажется «смутительным» и, возможно, постыдным. На видимый недостаток. Но недостаток этот, я уверена, лишь следствие других проблем. Пусть она подумает, какие невидимые недостатки, какие невидимые трудности есть в ее душе. Невидимые не только окружающим, но и ей самой, поскольку она не привыкла обращать внимание на свою психическую жизнь. На своё психическое нутро.

    Мой опыт работы с людьми, которые страдают логоневрозами (а именно так называется заикание на психиатрическом языке), показывает, что если правильно найдена эта «внутренняя поломка», это душевное страдание, быть может, то заикание проходит само собой. Хотя и не сразу.

    Особенно характерно всё сказанное при работе с детьми. Со взрослыми, конечно, сложнее. Почему? У взрослого человека вырабатывается определенный патологический автоматизм -запинающаяся речь. Этот автоматизм нельзя сравнить с привычкой, от которой отказаться легче. Скажем так: это — труднопобеждаемая привычка. Но важно осознать: если ты понял, что происходит с душой, то заикание пройдёт. Не сразу, но пройдёт. Потому что будет устранён источник — те отрицательные сигналы, которые идут изнутри.

    Опять же, мой опыт показывает, что часто заикание бывает следствием повышенных страхов, повышенной тревожности. А повышенная тревожность тоже не возникает на пустом месте. Надо попробовать потихонечку распутать этот «клубок» проблем и противоречий. И начать распутывать всё-таки лучше самостоятельно. Иногда и этого бывает достаточно, чтобы избавиться от недостатка. Особенно если понимаешь, что сию минуту «чудо» не произойдёт. Чтобы оно действительно случилось, нужно много над собой работать. А разбираться в себе очень трудно. Особенно если нет такой привычки.

    Здесь возможны помощь и участие родителей. Стоит вместе вспомнить детство, особенно раннее детство. А этот период родители помнят лучше, чем их ребенок. И, кто знает, может быть, вместе они найдут начало этого «клубочка»? Только нужно иметь внимание, терпение и внутреннюю честность. Ведь слишком часто человеку неприятно, неудобно искать в себе какие-то сложности, травмы.

    Если не получится такая работа самостоятельно, что ж. Тогда стоит прибегнуть к помощи специалиста. И пусть лучше это будет хороший психотерапевт. Только сначала его нужно найти. Как? Не думаю, что по первому же попавшемуся на глаза рекламному объявлению. Правильнее поспрашивать у знакомых, у врачей, у знакомых знакомых. Потому что в этой области сегодня найти грамотного специалиста очень трудно. В нашей сегодняшней жизни вообще очень много жульничества. А в такой специализации, как психотерапия, жульничать легче, чем, например, в хирургии. Если хирург плохо сложил сломанную руку, то об этом быстро узнают окружающие. Но если психотерапевт не умеет помогать людям, он всегда может отговориться тем, что просто ещё не нашёл правильное решение. Или больной не захотел выполнять его установки. В психотерапии можно придумать много всякой «мифологии», которая замаскирует непрофессиональность.

    Да, найти психотерапевта трудно. Но, безусловно, начинать работу должен именно такой специалист. Недаром заикание называется логоневрозом. Невроз — это пограничное состояние психики. Логоневрозы влияют на работу речевого аппарата, который даёт какие-то сбои. Но первична психика!

    Быть может, на втором этапе и потребуется подключить логопеда, как это было в детстве. И заняться ритмической речью, специальным дыханием и т.д. А, может быть, это и не потребуется.

    Этиология (происхождение) логоневроза очень загадочна. Вообще когда в человеке «живет» то или иное душевное неблагополучие, то симптомы вылезают по принципу «где тонко, там и рвётся». Если у человека речевой аппарат — это слабое место, то невроз вылезает в форме заикания. Если слабое место — кожа, то возможны так называемые нейродермиты. Если же не очень скоординированы мышцы лица, то бывают тики. Но все эти симптомы, проявления всегда вторичны. Первична, повторю, психика.

    Поэтому, кстати, мне сложно согласиться с «объяснением» причин заикания дочери, которое предлагает автор письма, Вера Тимофеевна: «обследование показало защемление нерва в шейном отделе в результате родовой травмы». Конечно, это должен обследовать невропатолог или психоневролог, но обычно результатом подобных защемлений могут быть головокружения, головные боли. Даже потери сознания. Но я никогда не сталкивалась с заиканием, возникающим на этой почве. Просто чаще всего родителям самим хочется найти какую-то причину, которая «лежит на поверхности». Например, говорят часто: «Ребенка гроза испугала». Или: «Собака испугала, и стал заикаться». Или ребенок подражал кому-то в детском саду, в школе, а в результате стал сам заикаться. Да, такие случаи бывают. Но они всегда «ложатся» на «подготовленную почву». Они могут быть только «детонатором». А причина, увы, всегда внутри человека. В одном мама права: успеха добиться не поздно!

    Подготовил Серафим БЕРЕСТОВ.
    Источник: газета Столетник №13 (093) июль 2010 г.

    elitsy.ru