Параноидными формами шизофрении

Формы шизофрении: простая, гебефреническая, кататоническая, параноидная

С самого начала выделения шизофрении в самостоятельное заболевание предпринимались неоднократные попытки определить рамки ее клинических проявлений, построить ее систематику в связи с многообразием психопатологических состояний и разными исходами заболевания. Последующее изучение клиники и биологических основ шизофрении показали трудность решения этой проблемы, так как пока нет надежных данных об этиологии этого заболевания. Предлагаемые ее систематика и классификация различными психиатрическими школами не получили всеобщего признания. Компромиссом различных точек зрения явилось возвращение к классификации шизофрении по формам, которые ранее составляли Dementia praecox Э. Крепелина.

В прошлой классификации шизофрении эти формы назывались ядерными, злокачественными. Каждой из этих форм присущи свои клинические особенности.

Параноидная форма шизофрении также начинается с изменения личности, свойственного больным шизофренией. Однако до появления явно психотических расстройств у больных нередко может наблюдаться неврозоподобная, нестойкая, паранойяльная или психопатоподобная симптоматика. Неврозоподобная симптоматика проявляется в виде навязчивостей, фобий, вычурных сеностопатий и т. д. Психопатоподобные расстройства в виде неадекватной возбудимости, агрессивности, враждебности к близким, лживости, склонность к алкоголизации, употреблению наркотических веществ и т. д.

Впоследствии у больных этой группы возникают паранойяльный и параноидный синдромы, синдром Кандинского- Клерамбо с нестойкой кататонической симптоматикой. В итоге развивается конечное состояние, характеризующееся речевой разорванностью, — шизофрения с элементами кататонии.

В некоторых случаях в динамике параноидной шизофрении, возникающей обычно во взрослом возрасте, выявляются последовательно этапы ее развития: паранойяльный, параноидный, парафренный и этап конечного состояния. Представленная динамика схематична, так как параноидная шизофрения может, остановиться в своем развитии на любом из этапов.

В начале развития бредового варианта параноидной шизофрении возникает паранойяльное состояние со всеми присущими ему особенностями. Как правило, оно отличается высокой степенью систематизации бреда.

Появлению параноидного этапа — развитию синдрома Кандинского-Клерамбо — предшествуют кратковременные остро-возникающие тревожно-боязливые состояния: больные бывают возбуждены, испытывают страх, говорят, что плохо понимают, что с ними происходит. Потом возбуждение стихает и развивается синдром Кандинского — Клерамбо. В ряде случаев фабула параноидного бреда является продолжением фабулы паранойяльного бреда. Синдром Кандинского-Клерамбо в структуре этапа параноидного бреда изменчив. Периодически возникают обострения с углублением синдрома. Экзоцербации (обострения) также характеризуются состояниями тревожно-боязливого возбуждения. Иногда в своей динамике синдром Кандинского—Клерамбо приобретает характер «положительного воздействия»: больные начинают рассказывать, что им приятно воздействие, что оно делается с целью доставить им удовольствие. Через некоторое время возможно появление нового состояния — так называемого инвертированного психотического состояния автоматизма. Больные «внезапно открывают», что они сами в силах оказывать воздействие на окружающих, заставлять совершать их те или иные поступки. Появление инвертированного психического автоматизма говорит о развитии переходного этапа в парафренное состояние. На парафренном этапе у больных возможно развитие экспансивной, псевдогаллюцинаторной и конфабулярной парафрении, а также переход форм парафрении в другие.

Гебефреническая форма шизофрении начинается чаще в подростковом возрасте с падения психической активности, энергетического потенциала или появления эмоциональной дефицитарности. На фоне изменений личности возникает острое психотическое состояние с бредовыми галлюцинаторными переживаниями, дурашливым, нелепым поведением, настроение характеризуется пустой эйфорией с возможными переходами в злобное и агрессивное поведение. В дальнейшем наблюдается нарастание апатии, вялости с переходом в конечное состояние с рудиментарными кататоническими, бредовыми и галлюцинаторными проявлениями.

Кататоническая форма шизофрении также начинается в раннем возрасте. Ведущими психопатологическими проявлениями являются двигательно-волевые расстройства: наблюдаются субступорозные и ступорозные состояния (люцидные, онероид-ные), которые могут чередоваться с импульсивными поступками и кататоническим возбуждением. У больных выявляются также бредовые и галлюцинаторные переживания. Конечное состояние обычно характеризуется глубоким вялоапатическим дефектом и кататонической симптоматикой. Эта форма шизофрении в развитых странах встречается редко.

Шизофрения — простая форма. Клинические проявления данной формы шизофрении главным образом характеризуются нарастающими изменениями личности больного. Изменения развиваются постепенно: снижается психическая продуктивность, утрачивается интерес к окружающему, нарастает эмоциональное обеднение, отмечаются расстройства мышления, затруднения, а порой и невозможность осмыслить и понять прочитанное, содержание задания. Больные «дублируют» классы и вообще бросают учебу. Другие психопатологические проявления: бредовые идеи, галлюцинации — наблюдаются в рудиментарной форме в виде нестойких идей отношения, воздействия и слуховых обманов. Падение энергетического потенциала нередко сопровождается явлением так называемой метафизической интоксикации: больные принимаются за изучение глобальных философских, научных проблем (смысл бытия, происхождение жизни и т. д.), затрачивают массу времени на чтение специальной литературы по этим вопросам, каких-либо практических результатов эта деятельность не приносит. Больные бывают не в состоянии не только изложить общий смысл своих интересов, но и сообщить элементарные сведения о прочитанном.

Эмоциональная дефицитарность проявляется прежде всего в ухудшении отношения к родителям, в появлении эмоциональной холодности, раздражительности и агрессивности. В дальнейшем у больных наступает и полное безразличие к собственной личности: они перестают следить за собой, не моются, ничего не делают и т. д.

Они становятся холодными эгоистами, безучастными к происходящим вокруг них событиям. Описанные выше изменения могут перейти в конечное состояние — апатико-абулическое, с рудиментарными психическими расстройствами. Ниже приводится клиническое наблюдение.

www.labex.ru

Медицинские интернет-конференции

Колесниченко Е.В., Барыльник Ю.Б.

Проведён поиск клинических предикторов десоциализации у больных параноидной шизофренией. Рассмотрена прогностическая ценность семейной отягощенности по шизофрении, возраста манифестации заболевания, преморбидных личностных акцентуаций и синдромальных особенностей начала заболевания. По результатам проведённого исследования маркерами неблагоприятного социально-профессионального прогноза при параноидной шизофрении являются шизоидная, эпилептоидная, психастеническая и астено-невротическая акцентуации личности в преморбиде заболевания, начало психоза в возрасте до 17 лет включительно, галлюцинаторно-параноидный и параноидный клинические варианты манифестации параноидной шизофрении.

Ключевые слова

Во всем мире ежегодно регистрируется около 2 млн. новых случаев заболевания шизофренией [6]. Параноидная форма шизофрении является наиболее часто встречающейся клинической формой шизофрении [7]. Параноидная шизофрения чрезвычайно полиморфна по клиническим проявлениям, течению и исходу [4]. Сообщается о клинико-терапевтическом патоморфозе параноидной шизофрении [8]. Для шизофрении характерны хронический в большей части случаев характер заболевания или течение с частыми обострениями, нарастающие изменения личности и высокий уровень инвалидизации (до 40% больных шизофренией). Вместе с тем, до 20-30% больных при адекватной терапии достигают степени «социального выздоровления» или ремиссии с минимальной симптоматикой [5]. Исходы заболевания неоднородны: наряду с тяжелыми, инвалидизирующими их вариантами, у значительной части больных прогноз болезни после ее дебюта оказывается достаточно благоприятным, включая единственный за всю жизнь приступ или малоприступное течение без видимых социальных последствий, при хорошем функционировании в сообществе [9].

Изучение вопросов, связанных с прогнозом активности и прогредиентности шизофрении, привлекает постоянное внимание психиатров многих стран [10,11,12]. От точности прогноза течения и исхода болезненного процесса зависят адекватность и своевременность терапевтических и реабилитационных мероприятий.

Цель исследования: Выявить клинические предикторы десоциализации у больных параноидной шизофренией.

Материалы и методы:

Было обследовано 206 больных параноидной шизофренией (97 женщин, 109 мужчин; возрастной диапазон – от 18 до 60 лет включительно; средний возраст в годах = 31,2±0,71), русских по национальности, с различной продолжительностью заболевания, поступивших для лечения в психиатрические стационары Саратовской области по поводу обострения шизофренического процесса. Основными критериями отбора являлись верифицированный стационарным обследованием диагноз параноидной шизофрении «F20.0» (в соответствии с диагностическими критериями МКБ-10), соматическое благополучие. Критериями исключения являлись наличие сопутствующих психических расстройств, черепно-мозговая травма в анамнезе, отказ сотрудничать в ходе проведения интервьюирования.

Анамнез и демографические данные собирались в ходе клинического интервьюирования и во время работы с картами стационарного больного. Диагноз психического расстройства определялся с помощью диагностических критериев Международной классификации болезней десятого пересмотра МКБ-10. С целью выявления психопатологического состояния и отдельных психопатологических симптомов использовался “The evaluation list of symptoms and a glossary for mental disorders, ICD-10” [3]. Оценка и квалификация преморбидного склада личности больных проводилась на основании исследований Личко А.Е. [2]. С целью унифицированной количественной оценки социально-трудового снижения по причине шизофрении был примёнен показатель – индекс десоциализации (Ides): Ides (%) = длительность десоциализации (в годах) x 100/ длительность болезни (в годах). Показатель оценивает степень социального снижения по причине шизофрении в виде снижения социальной и профессиональной продуктивности.

Исследование было одобрено Этическим комитетом Саратовского государственного медицинского университета им. В.И. Разумовского (протокол № 2 от 13.10.2009 г). Все больные и лица контрольной группы дали информированное согласие на участие в исследовании.

Статистический анализ данных выполнен в Центре «Биостатистика» (руководитель Леонов В.П.). Процедуры статистического анализа выполнялись с помощью статистических пакетов SAS 9.3, STATISTICA 10 и IBM-SPSS-21. Критическое значение уровня статистической значимости (р) при проверке нулевых гипотез принималось равным 0,05. В случае превышения достигнутого уровня значимости статистического критерия этой величины принималась нулевая гипотеза. Для сравнения центральных параметров распределений признаков в группах сравнения использовались непараметрические методы: дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса с ранговыми метками Вилкоксона и критерий Ван дер Вардена [1]. Для всех количественных признаков в сравниваемых группах производилась оценка средних арифметических и среднеквадратических (стандартных) ошибок среднего. Эти дескриптивные статистики в тексте представлены как M ± m, где М – среднее, а m – ошибка среднего.

Результаты

На первом этапе была оценена степень социально-профессионального снижения в группах пациентов с отсутствием и наличием семейной истории шизофрении. Различие в значениях индекса десоциализации между группами не достигало уровня статистической значимости. Соответственно, семейная отягощённость по шизофрении не оказывает существенного влияния на степень десоциализации по причине шизофренического процесса и не может быть использована в качестве прогностического маркера.

При сопоставлении средних значений индекса десоциализации групп с различными предболезненными особенностями личности было обнаружено, что наивысших значений изучаемый индекс достигал у пациентов с шизоидными, эпилептоидными, и психастеническими акцентуациями личности в преморбиде. Стоит отметить, что тяжесть социально-профессионального снижения была велика во всех обследованных группах за исключением лиц с гипертимными и истероидными чертами характера.

На следующем этапе исследования было проведено сопоставление значений индексов десоциализации в группах пациентов с ранним началом болезни (манифестация шизофрении до 17 лет включительно), типичным началом (с 18 до 35 лет включительно) и поздним началом (позднее 35 лет). Чем раньше манифестировала шизофрения, тем показатели степени социально-трудового снижения по причине заболевания среди обследованных были выше.

При сопоставлении средних значений изучаемого индекса в группах пациентов с различными синдромальными вариантами клинического манифеста болезни самые высокие значения были получены в группе пациентов с галлюцинаторно-параноидными вариантами манифеста шизофрении. Наименьшие значения индекса десоциализации были отмечены в группах пациентов с кататоно-параноидным вариантом манифеста и с симптоматикой острого бреда в начале болезни.

Числовые значения результатов исследования представлены в сводной таблице (табл. 1).

Выводы

По результатам проведённого исследования маркерами неблагоприятного социально-профессионального прогноза при параноидной шизофрении являются шизоидная, эпилептоидная, психастеническая и астено-невротическая акцентуации личности в преморбиде заболевания, начало психоза в возрасте до 17 лет включительно, галлюцинаторно-параноидный и параноидный клинические варианты манифестации параноидной шизофрении. Относительно благоприятный социально-трудовой прогноз у больных параноидной шизофренией отмечен в случае преобладания гипертимных и истероидных черт в характере до начала болезни, манифестации шизофрении в позднем возрасте, острой бредовой симптоматики в клинической картине манифеста психоза.

Литература

1. Леонов В.П. Обработка экспериментальных данных на программируемых микрокалькуляторах. Томск: ИЗД-ВО ТГУ. – 1990. – 376 с.

2. Личко А. Е. Шизофрения у подростков. – Л.: Медицина, Ленингр. отд., 1989. – 214 с.

3. МКБ-10. Оценочный перечень симптомов и глоссарий для психических расстройств. Подготовлено Janca A., Ustun T.B., J. Van Drimmelen, Dittmann V., Isaac M. Отдел психического здоровья. Всемирная Организация Здравоохранения // СПб.: ИД «Оверлайд», 1994.

4. Петрюк П. Т. К изучению клиники параноидной формы шизофрении (обзор литературы) // Журнал психиатрии и медицинской психологии. – 2010. – № 1–2. – С. 122–130.

5. Психиатрическая помощь больным шизофренией. Клиническое руководство (второе издание). Под редакцией В.Н. Краснова, И.Я. Гуровича, С.Н. Мосолова, А.Б. Шмуклера. – М.: ИД «МЕДПРАКТИКА-М». – 2007. – 260 с.

6. Сэдок Б., Каплан Г.И. Клиническая психиатрия. – М.: Медицина. – 2002. – С. 162.

7. Тиганов А.С., Снежневский А.В., Орловская Д.Д. и соавт. Эндогенные психические заболевания/ Руководство по психиатрии. Под редакцией Тиганова А.С. Т.1. М.: ИД «Медицина», 1999 – 407 с.

8. Цыганков Б.Д., Вильянов В.Б. Клинико-терапевтический патоморфоз параноидной шизофрении. – Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 2005. – 228 с.

9. Шмуклер А.Б., Бочкарева О.С. Отдаленный катамнез больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра после первого обращения в психоневрологический диспансер // Социальная и клиническая психиатрия. – 2012. – Т. 22, № 2. – С. 10-15.

10. Juola P, Miettunen J, Veijola J, Isohanni M, Jääskeläinen E. Predictors of short- and long-term clinical outcome in schizophrenic psychosis – the Northern Finland 1966 Birth Cohort study// Eur Psychiatry. – 2013 Jun; 28(5). – p. 62-68.

11. Lang FU, Kösters M, Lang S, Becker T, Jäger M. Psychopathological long-term outcome of schizophrenia – a review// Acta Psychiatr Scand. – 2013 Mar; 127(3). – p. 173-182.

12. Stefanopoulou E, Lafuente AR, Fonseca AS, Keegan S, Vishnick C, Huxley A. Global assessment of psychosocial functioning and predictors of outcome in schizophrenia // Int J Psychiatry Clin Pract. – 2011 Mar;15(1). – p.62-68.

Таблица 1

Средние значения индекса десоциализации у пациентов с различными клиническими характеристиками болезни

medconfer.com

Связь адаптации пациентов страдающих простой и параноидной формами шизофрении с качеством их жизни

ГОУ ВПО Новосибирский государственный медицинский университет Росздрава
(г. Новосибирск)

Целью нашей работы явилось изучение качества жизни пациентов страдающих простой и параноидной формами шизофрении в зависимости от типов адаптации. Отбор пациентов в группу проводился сплошным методом. Адаптационные возможности рассматривались по социальным и клиническим уровням. На основе сочетаний уровней определялся тип адаптации (по Г.В. Логвинович). Изучение качества жизни пациентов проводили с помощью стандартизованного психометрического метода по опроснику оценки социального функционирования качества жизни психически больных. Выявлены следующие особенности профиля качества жизни: при имеющихся достаточно высоких объективных показателях социального функционирования, пациенты с интегративным типом адаптации, выражали меньшую удовлетворенность по векторам оценивающим материальное благосостояния (общий доход-43,3 %, жилье-5,5 %) и уровень здоровья (оценка психического здоровья-40,6 %, физическая работоспособность-29,8 %, интеллектуальная продуктивность-27 %). Пациенты с экстравертным типом адаптации выявили незначительное несоответствие между уровнем социального функционирования и субъективным мнением. При относительно высоких показателях по векторам питании (94,1 %) и дневной активности (58,8 %), пациенты представляли их в еще более выгодном свете (100 % и 85,7 % соответственно). При интравертном типе адаптации пациенты несколько завышали свое мнение относительно интеллектуальной (30 %) и физической работоспособности (50 %), а также широты круга общения (80 %) при достаточно низких объективных показателях. В группе пациентов с деструктивным типом адаптации отмечается значительное несоответствие объективных показателей и субъективного мнения практически по всем векторам. На основании полученных данных были сделаны следующие выводы: при оценке качества жизни наиболее информативным является не изучение совокупности отдельных показателей, а использование профиля качества жизни, включающего субъективное мнение пациента, объективные данные и клинические характеристики.

Ключевые слова: психиатрия, простая шизофрения, параноидная шизофрения, качество жизни, профиль.

Введение.Изучение качества жизни в настоящее время является актуальным методологическим подходом в психиатрии, отражающим социально-психологический и физический уровни адаптации пациента [3, 6]. Некоторые исследования [1, 7] показывают, что оценки социально-психологических аспектов качества жизни пациентов и врачей не совпадают, так как больные и врачи неодинаково оценивают социальные и профессиональные аспекты качества жизни. Плодотворное понимание качества жизни возможно только на пути синтеза объективной и субъективной его сторон [5].

Целью нашей работы явилось изучение взаимоотношений различных типов адаптации пациентов страдающих простой и параноидной формами шизофрении с качеством их жизни.

Материалы и методы. Исследование проводилось на базе клиник ГУ НИИ психического здоровья ТНЦ СО РАМН (г. Томск) и в диспансерном отделении Томской областной клинической психиатрической больницы. Отбор пациентов в группу проводился сплошным методом. На момент обследования пациенты не находились в стационаре. Клинические критерии отбора пациентов: а) возраст к началу расстройства не ранее 18 лет и не превышающий пенсионный; б) соответствие перенесенного расстройства критериям МКБ — 10; в) возможность лично обследовать пациента и получить объективные данные; г) давность заболевания не более 10 лет. Исключались из исследования пациенты, находящиеся в острой фазе течения процесса, страдающие зависимостью к психоактивным веществам, а также пациенты с деменцией или иной органической патологией мозга, аффективными расстройствами, признаками госпитализма.

Адаптация пациентов изучалась на основании разработанных в ГУ НИИ психического здоровья ТНЦ СО РАМН методик [2; 4]. Адаптационные возможности рассматривались по социальным и клиническим уровням. На основе сочетаний уровней определялся тип адаптации (по Логвинович Г.В.).

Изучение качества жизни пациентов проводили с помощью стандартизованного психометрического метода по опроснику оценки социального функционирования качества жизни психически больных (Гурович И.Я., Шмуклер А.Б., 1998). Объектом исследования явились пациенты с диагнозом параноидной и простой шизофрении, составившие выборку из 103 человек. Из них 75 % пациентов страдали параноидной и 25 % — простой формой.

Результаты исследования. Возраст больных варьировал от 18 до 54 лет. Наиболее многочисленной была возрастная группа от 21 до 25 лет (30 %). В выборке было 45 % мужчин и 55 % женщин.

На основе , нами был создан профиль качества жизни. Профиль представляет собой 11 показателей, по которым оценивается уровень социального функционирования, и субъективная оценка пациента по 4-балльной системе. Критериями качества жизни служили такие показатели как психическое состояние, образование, физическая работоспособность, интеллектуальная продуктивность, дневная активность, материальное положение, жилищные условия, питание, обеспеченность одеждой, положение пациента в семье, ширина круга общения. Субъективная составляющая профиля качества жизни является постепенным переходом от полного удовлетворения к абсолютной неудовлетворенности.

При анализе профиля качества жизни пациентов с интегративным типом адаптации можно наблюдать, что по объективным данным уровень социального функционирования этих пациентов достаточно высокий (рис. 1). В этой группе пациентов более 70 % полностью сохранили свою трудоспособность и продолжали работать. Объективные данные об оставшихся показателях профиля качества жизни у пациентов с интегративным типом адаптации в большинстве случаев соответствовали высокому и среднему стандарту. Субъективное мнение самих пациентов в целом соответствовало объективным данным. Однако даже при незначительных клинических нарушениях возникало сниженное настроение, угнетенность и, как следствие, ухудшение собственной оценки своего психического здоровья. Примерно такая же картина складывалась и в отношении уровня образования, материального положения и жилищных условий.

При оценке профиля качества жизни у пациентов с экстравертным типом адаптации (рис. 2) можно отметить, что больше половины сохранили свою трудоспособность, при этом работающие пациенты в 75 % случаев вынуждены были сменить свою профессию со снижением квалификации (p

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2018

22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

ngmu.ru

Параноидными формами шизофрении

Парано́идная шизофрени́я — один из типов шизофрении, характеризующийся доминированием галлюцинаций и (или) бреда, при этом разорванность речи, аффективное уплощение и кататонические симптомы могут присутствовать в лёгкой форме, но не являются основными в клинической картине. Параноидный тип шизофрении — наиболее часто встречающийся. Особенность этого типа — обязательное наличие бреда парафренного, параноидного или паранойяльного типов. Характерно преобладание галлюцинаторно-параноидных клинических картин, менее выраженные дефицитарные симптомы и более позднее по сравнению с другими формами шизофрении начало.

Параноидная шизофрения проявляется в основном через нарушение процессов мышления, которое выражается, главным образом, в искажённом восприятии или параноидном поведении и мышлении.

Согласно МКБ-10, диагноз параноидной шизофрении ставится при соответствии следующим критериям:

  • А. Должны выявляться (F20.0—F20.3) общие критерии шизофрении.
  • Б. Должны быть выраженными бред и галлюцинации (такие как бред преследования, значения и отношения, высокого родства, особой миссии, телесного изменения или ревности; «голоса» угрожающего или императивного характера, обонятельные или вкусовые галлюцинации, сексуальные или другие телесные сенсации).
  • В. Эмоциональная сглаженность или неадекватность, кататонические симптомы или разорванная речь не должны доминировать в клинической картине, хотя они могут присутствовать в лёгкой степени выраженности.

— Международная классификация болезней Десятого пересмотра (МКБ-10)

Виды бреда, которые могут присутствовать при параноидной шизофрении: бред преследования, мессианский, высокого происхождения, воздействия, ревности, отношения, значения, бред телесных изменений. Бредовые установки возникают либо остро, как озарение, либо постепенно в процессе перестройки личности. Параноидная шизофрения может сопровождаться чрезмерной религиозностью.

Дифференциальный диагноз

Важно исключить острые транзиторные психотические расстройства, шизоаффективное расстройство, хроническое бредовое расстройство и органическое бредовое расстройство. При острых транзиторных психотических расстройствах может присутствовать негативная и позитивная симптоматика шизофрении, но они, как правило, проходят в течение 2 недель. Немаловажно исключить факт индуцированного бреда, который может присутствовать, например, при воспитании детей в семье больных психическим заболеванием.

Типы течения заболевания:

  • непрерывное F20.00
  • эпизодическое с нарастающим дефектом F20.01
  • эпизодическое со стабильным дефектом F20.02
  • эпизодическое ремитирующее F20.03
  • Неполная ремиссия обозначается кодом F20.04, полная F20.05.

    В американском диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам 2-го издания (DSM-II) присутствовал «параноидный тип шизофрении» (код в руководстве 295.3). Выделялось 3 подтипа, в зависимости от преобладающих симптомов: hostile (враждебный), grandiose (грандиозный) и hallucinatory (галлюцинаторный).

    Диагностические критерии параноидного типа шизофрении (295.3x) в DSM-III-R (3-е пересмотренное издание):

  • А. Преобладание одной или нескольких систематизированных бредовых систем или частых слуховых галлюцинаций, связанных с одной темой.
  • Б. Отсутствие следующих проявлений: бессвязность речи, выраженное облегчение (неадекватность) ассоциаций, уплощённый или значительно нарушенный аффект, кататоническое поведение, резко дезорганизованное поведение.
  • Диагностические критерии параноидного типа шизофрении (295.30) в DSM-IV-TR (4-е пересмотренное издание):

    • А. Преобладание одной или нескольких бредовых систем или частых слуховых галлюцинаций.
    • Б. Отсутствие следующих проявлений: дезорганизованная речь, кататоническое или дезорганизованное поведение, уплощённый или неадекватный аффект.
    • В следующем издании DSM-5 типы шизофрении отсутствуют.

      Острый манифестный психоз при данном расстройстве лечится нейролептическими средствами и дезинтоксикационной терапией. Нарастание негативных расстройств можно предотвратить малыми дозами рисперидона (до 2 мг) и других нейролептиков, а также инсулинокоматозной терапией.

      Для поддерживающей терапии применяют антипсихотики-пролонги (галоперидол-депо, лиородин-депо), и карбонат лития при присутствии в структуре психоза аффекта.

      При резистентности к нейролептическим средствам применяют монолатеральную электросудорожную терапию.

      Персоналии

      Известные люди, страдавшие параноидной формой шизофрении:

    • Джон Форбс Нэш — американский математик, лауреат Нобелевской премии по экономике 1994 года «За анализ равновесия в теории некооперативных игр».
    • Лайонел Олдридж (англ.) — американский профессиональный футболист.
    • Джеймс Часси (англ.) — американский писатель и певец.
    • Кевин Арчер (англ.) — английский гитарист и песенник.
    • Парвин Баби — индийская актриса.
    • Том Харрелл — американский джазовый музыкант (трубач) и композитор.
    • Бетти Пейдж — американская фотомодель.
    • Спорные или ошибочные результаты экспертиз:

    • Питер Сатклифф — британский серийный убийца
    • Андерс Беринг Брейвик — норвежский террорист, диагноз параноидной шизофрении был поставлен двумя командами назначенных судом психиатров, но после широкой критики первых отчётов, дело было пересмотрено и он был признан вменяемым. Второй психиатрической экспертизой его состояние было расценено как проявление нарциссического расстройства личности в сочетании с патологическим фантазированием (патологической ложью), которое не освобождает от уголовной ответственности.
    • psyguru.com