Подготовительная депрессия

После наступления четвертой стадии психологической смерти умирающий оказывается в состоянии глубокой депрессии: он теряет надежду на выздоровление, отказывается встречаться с людьми, просит, чтобы его оставили наедине со своими страданиями и горем. Он уже не в состоянии отрицать свою болезнь и неизбежность близкого конца, свою осужденность. Возникает чувство огромной потери — потери здоровья, внешнего вида, способностей, социального положения и т. п. Поскольку человек не работает и лечится, он начинает переживать большие финансовые трудности. Чтобы оплачивать расходы, больные нередко продают свой дом и многое из того, что приобретали в течение жизни с помощью огромных усилий. Дети таких больных нередко остаются без средств существования, возникает угроза того, что они не смогут получить полноценного образования. Многие мечты умирающего остаются нереализованными.

Э. Кюблер-Росс выделяет две разновидности депрессии безнадежно больных людей: реактивную и подготовительную.

Она считает, что их природа различна. Реактивная депрессия, являясь ответом на потерю ценностей, обычных занятий, привлекательности и т. п., при правильном подходе медиков и членов семьи довольно успешно устраняется.

Что касается второй разновидности депрессии (подготовительной), то она связана с ожидаемыми, предстоящими потерями. Если имеем дело с первой разновидностью депрессии, то мы можем отвлечь внимание больного на более приятные стороны жизни, веселить его. Например, если больная мать оказалась в депрессивном состоянии потому, что ее дети остались без ухода и защиты, то достаточно обеспечить детей всем необходимым и сообщить матери об этом, и ее депрессия смягчится или даже исчезнет, настроение улучшится.

Но предвосхищающая, подготовительная депрессия терминального больного есть подготовка к будущим еще большим потерям, к потере всего, что он любил и ценил. В этом случае отвлечение внимания, внушение оптимизма и другие обычные методы не помогают. Умирающему в стадии депрессии приятнее те люди, которые сидят рядом, но не говорят обычных слов утешения. Умирающий больше нуждается не в словах, а в подлинных чувствах, которые лучше передаются взглядом, всем видом сопереживающего человека, прикасанием к руке больного, поглаживанием волос или просто сидением рядом. Больного в этой стадии больше занимает будущее, и ему тягостно посещение большого числа людей, пусть даже искренне сочувствующих его горю.

А ведь нередко окружающие, даже члены семьи, не понимают подлинных нужд умирающего, не подозревают, что он уже готовится к смерти и все действия, предназначенные для внушения ему бодрости духа и оптимизма, ему уже неприятны. И медики, и родственники, согласно Э. Кюблер-Росс, должны понимать, что этот вид депрессии необходим и полезен больному, если мы хотим, чтобы он умер в стадии смирения, со спокойной душой. Без прохождения через предыдущие стадии невозможно оказаться в стадии смирения и принятия смерти. На примере одного больного она показала, что депрессия является не только следствием ожидания смерти и потери надежд: одной из ее причин является то, что человек понимает: его не оценили и не поняли по-настоящему даже близкие люди.

www.e-reading.mobi

Перемены, происходящие с тяжелобольным человеком

Когда человек узнает, что ему поставили диагноз «онкология», он испытывает сильнейший стресс. Элизабет Кюблер-Росс описала пять этапов (или стадий), через которые проходит человек, переживая и осознавая известие о своей болезни:

— отрицание или изоляция;
— гнев;
— торг;
— депрессия;
— принятие или смирение.

Рассмотрим каждую из этих стадий более подробно.

1. Фаза отрицания заболевания («нет, только не я, этого не может быть») проявляется в двух формах. Или человек отказывается верить, что у него обнаружили тяжелую болезнь, от которой он может умереть: он начинает ходить от специалиста к специалисту, перепроверяя полученные данные, по нескольку раз делает анализы и исследования в различных клиниках. Или же человек испытывает шок, уходит в себя и вообще больше не обращается в больницу. В такой ситуации нужно позволить человеку отрицать свою болезнь, не пытаться его переубедить, а сосредоточить силы на том, чтобы быть рядом и эмоционально его поддерживать. Дружеское присутствие в этом случае гораздо важнее правдивых фактов.

2. Гнев («почему это случилось именно со мной?»). Когда пациент не в силах отрицать очевидное, его начинают переполнять ярость, раздражение, негодование. Он обращает свою агрессию и гнев на общество, врачей, родственников, возмущение распространяется во всех направлениях и может выплескиваться совершенно неожиданно. Попробуйте поставить себя на его место – скорее всего, любой из нас чувствовал то же самое, если бы наш привычный образ жизни прервался так преждевременно. Пожалуйста, не воспринимайте раздражение Вашего близкого на свой счет – скорее всего, к Вам оно не имеет никакого отношения. Постарайтесь относиться к больному с вниманием и уважением, уделять ему время и внимание, спокойно выслушивать – и тогда тон голоса пациента снова нормализуется и раздраженные требования прекратятся.

3. Торг («если я сделаю то-то, это продлит мою жизнь?»). На этом этапе пациент пытается заключать «сделки», «торговаться» с Богом или судьбой, чтобы отсрочить неизбежное.

4. Депрессия. На этой стадии человек понимает всю тяжесть своего положения. Он оплакивает то, что уже потерял (привычный образ жизни, внешнюю привлекательность, силы, работоспособность и т.д. – такой тип депрессии Элизабет Кюблер-Росс называет «реактивной») и переживает от неминуемых потерь в будущем (это «подготовительная депрессия» — скорбь человека, который готовится окончательно проститься с этим миром). Чтобы помочь Вашему близкому при «реактивной» депрессии, важно понять, что его тревожит, и поговорить об этом (касается ли это решения бытовых вопросов или хлопот о домашних любимцах), предложить обратить внимание на светлые стороны жизни и яркие, внушающие оптимизм, события (например, день рождения внука).
Второй тип депрессии требует другой реакции. Когда депрессия является средством подготовки к неминуемой потере всего любимого и ценного, инструментом перехода к состоянию смирения, наши ободрения не принесут больному особой пользы. Не стоит предлагать ему видеть во всем светлую сторону, ведь это, по существу, означает, что он не должен размышлять о предстоящей смерти. Совершенно противопоказано твердить ему, чтобы он не печалился. Мы все испытываем горе, когда теряем любимого человека – а этому пациенту вскоре предстоит расстаться со всем вокруг, со всеми, кого он любит. Если позволить ему выразить свою скорбь, он с меньшим трудом обретет окончательное смирение. Больной будет признателен тем, кто сможет просто побыть рядом, не предпринимая постоянных попыток его утешить. В противоположность первой форме депрессии, когда больной хочет поделиться своими тревогами, склонен к многословному общению и нередко требует деятельного участия представителей разного рода занятий, второй тип депрессии обычно протекает в молчании. Подготовительная скорбь почти не требует слов, это скорее чувство, которое лучше всего разделить другими средствами: погладить по руке, потрепать по голове или просто молча посидеть рядом. В этот период вмешательство посетителей, которые пытаются ободрить больного, не способствует его эмоциональной подготовке, но, напротив, мешает ей.

5. Принятие или смирение. Смирение не следует считать этапом радости. Оно почти лишено чувств, как будто боль ушла, борьба закончена и наступает время «последней передышки перед дальней дорогой», как выразился один из наших пациентов. Кроме того, в это время помощь, понимание и поддержка больше нужны семье больного, чем самому пациенту. Когда умирающий отчасти обретает покой и покорность, круг его интересов резко сужается. Он хочет оставаться в одиночестве — во всяком случае, уже не желает вторжения новостей и проблем внешнего мира. Посетителей он часто встречает без радушия и вообще становится менее разговорчивым; нередко просит ограничить число посетителей и предпочитает короткие встречи. Именно на этом этапе он перестает включать телевизор. Наше общение все меньше нуждается в словах: пациент может просто жестом предложить нам немного посидеть рядом. Чаще всего он только протягивает нам руку и просит посидеть молча. Для тех, кто чувствует себя неловко в присутствии умирающего, такие минуты тишины могут стать самым значительным переживанием. Иногда достаточно вместе молча послушать пение птиц за окном. Для пациента наш приход служит свидетельством того, что мы будем рядом с ним до самого конца. Мы даем ему понять, что ничуть не против того, чтобы посидеть без слов, когда все важные вопросы уже решены и остается только ждать того мгновения, когда он навсегда сомкнет веки. Больного очень утешает, что его не забывают, хотя он почти все время молчит. Пожатие руки, взгляд, поправленная подушка — все это может сказать больше, чем поток «громких» слов.
Вышеперечисленные стадии не всегда идут в установленном порядке. Больной может остановиться на какой-то стадии или даже вернуться на предыдущую. Однако знание этих стадий необходимо для правильного понимания того, что происходит в душе человека, столкнувшегося с тяжелой болезнью.

www.hospicefund.ru

Подготовительная депрессия

Впрочем, статья и так дает понять, что она не только для «компьютерщиков» подходит. Написана с участием психолога, а уж ролик про жирафа в конце — вообще шедевр, все детально и понятно.

Итак, первая стадия: Отрицание:
— первый механизм психологической защиты: игнорировать проблему или спихнуть ее на кого-нибудь другого;
— является тормозящим фактором. Обычно, в этот момент человек даже не хочет думать о неблагоприятном исходе событий. Хотя эти события могут накапливаться и дать по голове уже не снежком, а снежным комом. Вспомним Стива Джобса: отрицал-отрицал рак у себя — и где он теперь;
— вытесняем отрицание, используя логические аргументы и факты. Если фактов не хватит — нужно добывать еще информацию. Второй способ: мягкий, уважаем желание замалчивать факт, но при этом намекаем на действия к улучшению ситуации.

Гнев:
— второй механизм психологической защиты. Человек скатывается в обвинения; и обоснованные, и не обоснованные. Основная позиция — виноваты другие;
— является тормозящим и разрушительным фактором. Гнев ориентирован больше на борьбу, чем на поиск компромисса. Если в отрицании человек не видит проблемы, то в гневе он видит только силовые решения. В итоге человек быстро устает как психологически, так и физически; а также портятся отношения с коллективом;
— если во время гнева указывать на промахи человека, то гнев усиливается, то есть психологическая защита укрепляется. Методы: амортизация (сложно спорить с тем, кто не сопротивляется), исключение слова «ты» (часто вызывает вспышки гнева), преуменьшение проблемы («мы не рефакторили, мы всего лишь оптимизировали пару функций»), смена гадостей на радости («я зануда? Для QA занудство — положительная черта, спасибо»), дать иллюзию контроля ситуации, разбить сложную проблему на несколько простых. Нужно учитывать, что в состоянии гнева человек воспринимает факты как угрозу. Если вы заставите его принять реальность аргументами, то сами станете объектом агрессии.

Торг:
— третий механизм психологической защиты. Когда человек уходит в торг, он, фактически, признает, что ситуация совершилась, но вместе с этим человек ищет пути (неконструктивные пути), чтобы не столкнуться с результатом ситуации;
— торг следует отличать от попытки договориться, в торге все преувеличено и слегка искажено. В торге многие вещи доводятся до крайности. Часто торг выглядит как попытка откупиться от проблем. Самое плохое в торге это надежда, надежда на авось, на то, что все само собой наладится. Из-за этой надежды человек принимает неправильные решения; ожидает тогда, когда надо действовать, пытается выгородить себя в тот момент, когда надо решать проблемы. Важно знать, что стадию торга часто используют мошенники: в этой стадии желание откупиться от проблемы делает человека очень уязвимым;
— вывести из состояния торга очень сложно. Нужно убедить собеседника не давать лишних обещаний, нужно поднимать самооценку, нужно чтобы человек был постоянно во внимании другого человека. В состоянии торга человек весьма уязвим для критики, поэтому критика может вернуть состояние гнева.

Депрессия:
— четвертый механизм психологической защиты, это способ изоляции от реальности. Человеку нужно время, чтобы примириться с фактами и восстановить силы, потраченные во время Гнева;
— можно выделить два вида депрессии: подготовительную и реактивную. Различить их просто. Подготовительная — это депрессия, связанная с негативными событиями в будущем, которые с очень высокой вероятностью случатся. Мозг человека склонен округлять проценты вероятности до ответов «случится» — «не случится», при этом правила округления весьма индивидуальны. Реактивная депрессия — это депрессия, связанная с негативными событиями в прошлом, то что уже случилось, то что уже не изменить и надо как то с этим жить. Опасность депрессии: пессимистичность, малая активность, человек зациклен на своих проблемах (возможно и преувеличение этих проблем);
— выход из депрессии: отдохнуть, отвлечься и переключиться, использовать время для простой монотонной работы, не требующей творческих способностей. Признание проблем и поддерживающие комплименты — это лучшая стратегия.

Принятие:
— это не механизм психической защиты, а реактивный механизм, когда человек принимает ответственность за все свои поступки. Обычно, в этом состоянии человек адекватно оценивает свои возможности и препятствия на пути к достижению цели. Принятие демонстрирует окончание реактивной цепочки и выход из нее, обычно в этом состоянии человек наиболее адекватен по отношению к своим силам и возможностям;
— в принятии человек снова логичен;
— на этапе принятия лучше всего поддержать человека, выслушать, назначить задачу.

Вывод, как решать проблемы, достаточно прост: признать их сразу, вычеркивая из жизни первые 4 стадии (тормозящие механизмы психологической защиты). Чтобы это делать — нужно быть сильным человеком, а это — всего лишь удел тренировок. В итоге должен получиться проактивный человек, полностью отвечающий за свои поступки, умеющий быстро решать проблемы и не бояться их.

www.bad-good.ru

Пять стадий принятия маркетинга

Дмитрий Шахов рассказывает о том, как менялось его представление о маркетинге.

Отрицание: игнорируем проблему, не задумываясь о неблагоприятном развитии событий. «Все произойдет само собой».

Хороший продукт сам себя продаст

Когда я начинал бизнес, я думал, продает предложение, т.е. сам факт наличия продукта у тебя. Я открыл типографию и ждал вала заказов. Но заказов не было. Несмотря на то, что оперативная полиграфия — тиражи до 500 экземпляров — была вполне себе востребована в тот момент, рынок не заполнен исполнителями, моя компания от избытка спроса не страдала.

Гнев: основная позиция — виноваты другие! Вступаем в борьбу, не разбирая дороги. «Надо просто громче кричать!»

Хороший продажник решает!

Тогда я начал думать, что проблема в формировании продаж. Что мало кто о моей компании знает, что надо обязательно довести эту информацию до каждого бизнесмена в нашем городе. У меня появился отдел продаж из двадцати человек и полдесятка предложений на печать тех или иных изделий. Заказов стало чуть больше, но не настолько, чтобы мой бизнес стал окупаемым. Меня ждал жесткий удар в виде практически банкротства, которого удалось избежать залезанием в долги.

Торг: нередко выглядит как попытка откупиться от проблемы. Самое плохое в торге — надежда на авось. «А давайте попробуем новое УТП, я верю в результат».

У тебя должно быть уникальное торговое предложение

Следующим шагом в изменении моего сознания стала бесконечная вера в УТП — уникальное торговое предложение. Я старался формировать такие коммерческие предложения, которые были недоступны моим конкурентам. Это очень тяжело в полиграфии, но если постараться, может открыться второе дыхание. Я предлагал сразу и сувенирку, и печать, и наружку с перекрестными скидками, называя это комплексным подходом. Вера мешала мне принять, что мои предложения нередко были непонятны потребителю и больше отталкивали, чем приносили новые заказы и доход, но методом проб и ошибок я нащупал то, что хорошо покупалось. Однако это все равно не сделало мою жизнь комфортной, хотя я начал выбираться из долгов.

Депрессия: способ изоляции от реальности. Подготовительная депрессия — напряженное ожидание негативных событий, которые с высокой вероятностью случатся. «Снова уйдет клиент».

Потребитель покупает эмоции

Со временем схема моих продаж менялась. Шаг за шагом — а в услугах обратная связь от клиента куда очевиднее чем в рознице — я видел, что мои расчеты, моя работа, моя уверенность и компетентность дарят людям не только результат в виде какого-то продукта, но и эмоции, которые они переживают, связывая их со мной. Я перестал делать просто продукт и начал производить эмоции. Пока я продавал эмоции сам — все шло просто отлично, но с каждым месяцем я мог проводить с каждым своим клиентом все меньше и меньше времени. Появились помощники. Помощники не могли транслировать мои ценности, и компания стала переживать не лучшие времена — рост сильно замедлился, практически сойдя на нет. Я приводил новых клиентов, тогда как старых через другую дверь выталкивали восвояси. Это, несомненно, был самый сложный период в моем бизнесе, когда я искал тех, кто сможет принять парадигму гуманитарного маркетинга хотя бы в виде простых инструкций и раппортов.

Принятие: адекватная оценка своих возможностей и препятствий на пути к достижению целей.

Надо строить коммуникации

Сейчас у меня есть команда, при которой входящий поток писем на мой личный адрес, ранее доходивший до ста в сутки, упал почти до нуля, а рост оборота измеряется за последний год в десятках процентов.

И вот я, внезапно вырвавшись из кольца повседневной рутины оперативного управления, вступаю на тропу, где я не различаю отдельные продукты или конкретные персоналии. Я вижу информационные потоки, которые проходят через меня и уходят дальше, превращаясь в ощутимые тактильно услуги и товары. Я больше не задумываюсь о том, что продавать. Я думаю о том, как использовать то, что витает в воздухе в виде идей и потребностей. Не на все у меня есть силы, знания и возможности. Но я перестал задумываться о кабальной привязке к конкретным знаниям и умениям. Наверно, впервые за долгое время лозунг «берись и делай» обрел для меня материальные черты, перейдя от книжной цитаты известного бизнесмена к руководству для конкретных действий. У меня еще очень долгий путь по этой дорожке, но какие же интересные перспективы он сулит!

В оформлении статьи использованы кадры из фильма «Игры разума».

madcats.ru

регрессивный гипноз

СЕАНСЫ РЕГРЕССИИ — ПУТЕШЕСТВИЯ В ПРОШЛОЕ

Работа с депрессией в регрессивной терапии

Депрессия — аномальное состояние психики, характеризующееся «депрессивной триадой»:

  1. снижением настроения и утратой способности переживать радость (ангедония),
  2. нарушениями мышления (негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее и так далее),
  3. двигательной заторможенностью.

При депрессии снижена самооценка, наблюдается потеря интереса к жизни и привычной деятельности.

Считается, что депрессия — это современная болезнь, которая не была известна раньше. Но это не так: депрессия известна врачам со времён античности. Ещё знаменитый древнегреческий врач Гиппократ занимался лечением подобных состояний. Он называл это меланхолией, во времена Пушкина и Лермонтова существовало такое понятие, как «Сплин» или тоска, характеризующаяся физическим и психологическим упадком и потерей интереса к жизни.

Гиппократ лечил меланхолию с помощью:

  • психологической поддержки – беседы для того, чтобы развеселить страждущего,
  • настойки опия — чтобы избавить его от состояния страдания
  • и телесных процедур в виде теплых ванн, массажных процедур и очистительных клизм.
  • Современные методы исключают наркотическое воздействие, сохраняя при этом медикаментозное вмешательство. Психологическая и телесная поддержка и сейчас широко используется для работы с депрессией.

    Депрессия может быть результатом драматических переживаний, например потери близкого человека, работы, общественного положения. Может стать отсроченным результатом тяжёлые переживания в детском возрасте, может явиться результатом побочного действия многих лекарств. А может иметь причины, которые слабо диагностируются и чтобы докопаться до сути нужно, провести более глубокую и длительную работу.

    Депрессия – это состояние, когда человек застревает в прошлом, он живет только ситуативными воспоминаниями и не видит будущего.

    Регрессия позволяет нам эту работу сделать гораздо быстрее и эффективней, чем медикаментозные или психологические методы, которые часто являются рабочими только в процессе терапии, а порой и усугубляют процесс. Именно регрессия вытаскивает человека в реальность, освобождает от прошлого.

    Как я уже говорила, еще Гиппократ подходил к лечению депрессии комплексно, именно комплексный подход дает возможность избавить депрессующего от сложного состояния, а непосредственно регрессия помогает найти и избавиться от причин.

    В работе с депрессией в регрессии тоже есть свои тонкости. В проведении комплексной терапии депрессии важно учесть стартовое состояние человека:

  • Эмоционально-психическое
  • Физическое
  • Энергетическое
  • Эмоционально-психическое состояние человека в состоянии депрессии представляет сложный клубок из страхов, тревог, фобийных состояний, обиды, неприятия, гнева и злости, чувства вины, недоверия, жалости к себе. И все это характеризуется очень большой подавленностью (Депре́ссия (от лат. deprimo — «давить», «подавить») и отсутствием веры в будущее вплоть до суицидальных мыслей.

    Это состояние снимается предварительной работой в регрессии по текущей жизни – возрастной регрессией и работой со страхами.

    Телесная составляющая очень важна! В том, что депрессию облегчают процедуры массажа, спа, баня, очистительные манипуляции и правильное питание в купе с физическими нагрузками, я абсолютно согласна с Гиппократом. Надо сказать, что «сплин» или русскую тоску часто исцеляли вывозом тоскующего в деревню и приобщением его к трудотерапии того времени, а так же полезным прогулкам и банным прогреваниям.

    Все это замечательно укрепляет и тело и дух, особенно если депрессия только началась. Часто клиент, приходящий к регрессологу, находится в состоянии депрессии уже продолжительное время. За это время он успевает привести свое тело в упадническое состояние: с помощью неподвижности, лекарств и самоедства. Многие еще и алкоголем и наркотиками себя веселят. Тело дает на весь этот комплекс мероприятий вполне очевидную реакцию: слабеет, теряет силы, зажимается, напрягается, разрушается и глохнет, концентрируясь только на неприятных, болезненных ощущениях.

    Вы можете через тело провести эмоциональную диагностику. Если не очень можете определиться с тем, что чувствуете на самом деле, спросите себя, где я это чувствую:

    Голова – высокий уровень умственного напряжения, невозможность отпустить мысли, блокировка поступления и принятия энергии

    Плечи – чувство вины, гиперответственность, груз переживаний, блокировка принятия энергии прошлого, как ресурса

    Грудь – обида, горечь, отсутствие чувства любви и состояния нужности

    Живот – страхи, фобии, застревание в инфантильных переживаниях

    Ноги – желание вырваться из ситуации, отказ двигаться вперед и брать ответственность на себя

    Теперь сама регрессия в прошлое воплощение. Как показала практика моих погружений и погружений моих клиентов, депрессия – это в 99% случаев в прошлой жизни:

  • сложная смерть,
  • пытки,
  • военные действия,
  • а так же прерывание жизни в эмоционально не прожитых ситуациях – убийство, внезапная катастрофа.
  • Душа уносит с собой деструктивную программу, которая хранится в веках. Я называю депрессию – разрушительной программой прошлого, пробиться к которой не всегда просто, но необходимо. Именно поэтому вам потребуется вся эта подготовительная работа, о которой мы говорили выше. Пожалуй, в этом и есть основная особенность работы с депрессией с помощью регрессии: учитывать все составляющие состояния человека и, прикасаясь к стартовым причинам, избавлять от депрессии.

    Сама терапия депрессии с помощью метода гипнотических регрессий может длиться от трех до десяти сеансов в зависимости от длительности и глубины депрессивного состояния человека.

    regipnoz.ru