Понятие невроза в гештальте

ModernPsyhology

Понятие невроза по Ф. Перлзу

Разработанная Ф.Перлзом теория неврозов основана на предпосылке, что люди должны найти свой собственный путь в жизни и принять на себя личную ответственность, если они надеются достичь зрелости. Это подход, направленный на развитие самостоятельности личности, обретения подлинной жизненности, способности получать удовольствие от жизни в настоящем.

Функционирование организма осуществляется по принципу саморегуляции. Человек находится в равновесии с самим собой и окружающим его миром. Для сохранения гармонии нужно лишь довериться «мудрости тела», быть самим собою, осуществлять свое «Я», реализовывать свои потребности, наклонности, способности. Перлз считает, что именно эти критерии определяют путь гармоничной, здоровой личности, а все невротические затруднения возникают из неспособности индивида находить и поддерживать правильное равновесие между собой и остальным миром.

Естественным ритмом жизнедеятельности организма является формирование и завершение гештальтов, в качестве которых может выступать желание, чувство или мысль, которые в данный момент преобладают над всеми остальными желаниями, чувствами и мыслями. Как только потребность удовлетворяется, гештальт завершается, он теряет свою значимость и отодвигается на задний план, уступая место новому гештальту.

Иногда потребность удовлетворить нельзя. В таком случае гештальт остается незавершенным, а поэтому не может быть отреагирован и уступить место другому. Такая неотреагированная потребность становится, по Ф. Перлзу, причиной многих незавершенных проблем, которые через некоторое время начинают оказывать воздействие на текущие психические процессы. Полная блокировка незавершенных гештальтов может привести к неврозу.

По теории Ф. Перлза для удовлетворения своих потребностей каждому человеку необходимо постоянно быть в контакте с зонами своего внутреннего и внешнего мира.

Внутренняя зона осознания включает процессы и события, происходящие в теле (напряжение мышц, ком в горле, поза, головная боль, жажда, утомление). Внешняя зона представляет собой совокупность внешних событий, которые поступают в сознание в качестве сенсорных сигналов (мокрый снег, шорох листвы, фигура прохожего). Перлз считал, что информация, поступающая от внутренней и внешней зон, почти не оценивается и не интерпретируется.

Ф. Перлз так же выделяет среднюю зону, которую называет зоной фантазий (мысли, фантазии, верования, отношения и другие интеллектуальные или мыслительные процессы). По Перлзу – средняя зона рождает интерпретации и главным становится не то, что человек видит на самом деле, а его страхи, предубеждения, ожидания или фантазии. Ф. Перлз полагал, что неврозы возникают в результате тенденции к сосредоточению именно на средней зоне за счет исключения из сознания событий внутренней и внешней зон. Он утверждал, что корни патологических состояний лежат в нашей тенденции фантазировать и интеллектуализировать при интерпретации того, что мы осознаем [4].

Когда человек находится в средней зоне, то главным образом живет прошлым и будущим, а между тем саморегуляция организма зависит от осознания настоящего и от способности жить в полной мере «здесь и сейчас».

Перлз четко разделял понятия «здоровье», «психоз» и «невроз»:

— Здоровые люди находятся в контакте с реалиями, как самих себя, так и окружающего мира.

— При психозе люди оказываются не способными на соприкосновение с действительностью, особенно часто у них развиваются фантазии, связанные с идеями мании величия и никчемности.

При неврозе идет непрерывная борьба между иллюзиями, фантазиями и действительностью.

Невротические индивидуумы позволяют обществу посягать на себя слишком интенсивно. Они не могут ясно выделять свои собственные потребности и рассматривать общество как нечто большее, чем жизнь, а себя — как нечто меньшее. Общество может состоять из большого количества различных групп, таких как семьи, государства, социальные слои, коллективы сотрудников. Когда невротик и одна или большее количество таких групп одновременно испытывают различные потребности, невротик неспособен выделить доминирующую потребность и поэтому не может осуществлять ни хороший контакт, ни полноценное изъятие. В связи с этим, одно или несколько нарушений равновесия на границе контакта, обусловленные неврозом, кажутся невротику наиболее эффективным способом сохранения баланса и ощущения адекватной саморегуляции в крайне неблагоприятных ситуациях [1].

Таким образом, невроз по Ф. Перлзу — нарушение процесса Гомеостаза, когда индивид неспособен почувствовать свою доминирующую потребность, при этом поведение его дезорганизованно и неэффективно. Перлз считал невроз симптом неполного созревания личности: «Невротик не способен видеть очевидное. Он утратил чувство реальности. Здоровый человек доверяет своим ощущениям больше, чем своим предрассудкам» [3].

www.modernpsyhology.ru

Генезис невроза в гештальт-терапии

Чтобы описать формирование невротических механизмов, Перлз использует метафору — популярную детскую сказку о голом короле. Как известно, все придворные и взрослые жители сказочной страны восхищались платьем короля, придумывали детали несуществующего наряда, подробно расхваливали его покрой и цвет. И только маленький мальчик, единственный в этом королевстве, кто доверял своим чувствам, воскликнул: «А король-то голый!» Перлз продолжает эту сказку следующим образом. Взрослые набросились на ребенка и принялись убеждать его, что платье на самом деле существует. Мальчик испугался и, чтобы не расстраивать и не злить взрослых, подчинился их мнению, перестал верить собственным чувствам, отказался от них. Важно то, что нежелание выражать себя и свои чувства становится настолько привычным, что срабатывает даже тогда, когда исчезает внешний запрет на выражение чувств.

Такая история происходит в жизни каждого человека. Ребенок приходит в этот мир с открытым сердцем и подлинными чувствами. Однако общество, его стандарты и правила отучают человека доверять своим чувствам, полагаться на свое мнение. Вот одно из определений невротической личности, которое Перлз дал в книге «Гештальт-подход»: «Невротик — это человек, на которого слишком давит общество» (Перлз, 1996, с. 46). Отказываясь от собственных чувств, подчиняясь общественным требованиям, мы нарушаем контакт с внешним миром. Это происходит потому, что для того, чтобы вступать в контакт с внешним миром, необходимо четко осознавать границы между собой и миром, так как если нет границ, то нет и контакта.

Другая метафора, описывающая основные гештальт-терапевтические представления, — метафора капкана. Подобно тому как свободное дикое животное попадает в капкан, поставленный охотниками, человек попадает под запреты и ограничения со стороны общества. Чтобы освободиться из капкана, животное отгрызает себе лапу, а человек отказывается от тех чувств и эмоций, от тех частей собственной личности, которые не приемлются социумом: гнева, любви, секса, радости и т. п. И так же как животное, лишенное лапы, становится израненным и покалеченным, так и человек, потерявший часть личности, становится ограниченным в своих проявлениях и не может жить полной жизнью, быть самим собой.

В гештальт-терапии выделяются следующие невротические механизмы или, как их еще называют, механизмы сопротивления, механизмы прерывания контакта, которые, по сути, являются психологическими защитами. Необходимо отметить, что каждый из них первоначально служит вполне здоровым способом приспособления к окружающей среде, и только становясь привычными, стереотипными, они превращаются в дисфункциональные, невротические реакции.

Слияние (конфлюэнция) . При включении механизма слияния человек перестает разграничивать «я» и «не-я», он находится в слиянии с окружающим миром. В такой ситуации невозможно определить, где собственные чувства и желания, а где чувства и желания другого, где я, а где ты. Так, в семьях бывает настолько близкая связь ее членов, что любые индивидуальные различия и проявления игнорируются, возникает недифференцированная семейная эго-масса.

Между тем каждый человек в своей жизни неоднократно попадает в слияние, которое не является патологическим. Например, грудной ребенок находится в симбиозе-слиянии с матерью, влюбленный человек — в слиянии со своим возлюбленным, творец — с создаваемым им произведением и т. д. Если же этот механизм становится стилевым, устойчивым способом поведения, то человек постоянно находится в ситуации отсутствия границ между собой и окружающим миром. Узнать такого человека можно по часто используемому местоимению «мы». В групповой терапевтической работе такой клиент говорит от лица всей группы: «Мы не хотим говорить об этой проблеме, нам скучно». Слияние в «мы» — это бегство от ответственности, от необходимости принятия собственных решений. К патологическому слиянию приводит и тоталитарный режим управления, когда люди сливаются в однородную массу «мы», а их личные интересы повсеместно заменяются на общественные. Механизмом слияния объясняются желания людей вступать в различные общества (профессиональные, общественные, политические и т. п.). Основная психотерапевтическая работа с пациентами, находящимися в патологическом слиянии, связана с построением личных границ с окружающим миром с помощью процесса сепарации и индивидуации. В связи с этим пациент в гештальт-терапии обязан высказываться только от первого лица.

Интроекция . Для иллюстрации механизма интроекции Перлз проводит аналогию с процессом пищеварения. Человеку необходимо получать из внешней среды пищу, которую он пережевывает, переваривает, усваивает то, что ему необходимо, и отторгает ненужное и избыточное. Усвоенная пища становится частью организма. Если же кусок пищи проглочен без пережевывания и без желания есть, то нарушается весь процесс пищеварения.

Процесс психологической ассимиляции сходен с этим физиологическим процессом. Общественные нормы, моральные ценности, правила поведения, как и пища, являются частью внешнего мира, которую человек принимает в свой организм. И точно так же как непереваренная пища не может быть усвоена организмом, некритично воспринятые мысли и установки, «проглоченные целиком» (только потому, что это сказал авторитет, или это модно, или в это верит большинство), откладываются в клиенте тяжелым грузом. Такие установки будут жить внутри человека и управлять им, однако не будут ассимилированы и интегрированы в личность. Безоценочное принятие чужих чувств, установок, мыслей называется интроекцией.

В определенных жизненных ситуациях интроекция, как и другие защитные механизмы, может быть адаптивной формой поведения. Например, маленькому ребенку необходимо усвоить, что нельзя разговаривать с незнакомыми взрослыми на улице, что нельзя трогать оголенные провода и т. п.; студент перед экзаменом «проглатывает» огромное количество информации и получает оценку (однако всем известно, насколько «прочными» оказываются такие знания).

Так же как слияние, интроекция не позволяет осуществляться нормальному циклу контакта. Если при слиянии нет границы между организмом и средой, то при интроекции эта граница проходит внутри самого организма и им не осознается.

Так, клиент С., мужчина 35 лет, жаловался на нерешительность, замешательство в ситуациях, связанных с общением с противоположным полом.

Клиент С. Когда мне правится женщина, я начинаю говорить о какой-то ерунде, умничаю, много рассуждаю. При этом ужасно нервничаю, чувствую напряженность, скованность, какую-то нелепость ситуации.

Клиент С. Да. Я пытаюсь быть умным, интересным, а в голове только мысли о том, что она мне нравится.

Далее в процессе психотерапии выяснилось, что у этого мужчины были серьезные проблемы с матерью. Она не принимала его, не интересовалась им. Ее поведение как бы говорило ему, что он не может быть интересен женщинам. Материнское отношение было интроецировано и определило поведение этого мужчины с женщинами.

Часто с интроекцией связано и употребление глагола «должен» (например, «я всегда и во всем должен быть первым»). Возникает вопрос — кому должен, почему должен и т. п. Вообще, работа с интроекцией прежде всего направлена на осознание собственных желаний, отделение их от ожиданий, желаний и чувств других людей, принятие ответственности за собственный выбор и т. п. Интроецированными могут быть мысли, мнения, представления, образы значимых фигур.

Проекция. Механизм проекции противоположен интроекции. Если при интроекции субъект переносит внутрь себя нечто принадлежащее внешнему миру и не может отделить это нечто от самого себя, то при проекции нечто внутреннее, принадлежащее субъекту переносится на внешний мир. Человек приписывает окружающим свои собственные мысли и чувства. Этот процесс можно сравнить с кинопроектором, который проецирует изображение на белый экран. Мы видим изображение, хотя, по сути, экран остается белым и на нем нет ничего такого, чего нет на пленке, находящейся внутри кинопроектора. То же самое происходит и в процессе психологической проекции. Человек не видит вокруг ничего такого, чего нет в его голове, в его представлениях об окружающем мире. Проецируя, человек нарушает границу между собой и полем окружающей среды таким образом, что вступает в контакт не с внешним миром, а с самим собой.

Человек проецирует те мысли и эмоции, которые по каким-либо причинам не может принять в себе самом: например, истероидная женщина, считающая неприемлемым наличие у себя сексуальных желаний, любые поступки окружающих рассматривает в аспекте сексуальных отношений, неуверенному в себе человеку кажется, что все замечают его ошибки, ленивый отец борется с ленью своего ребенка. Легче всего решительно бороться с собственными недостатками у других, а самому оставаться таким же. Клиент может обижаться, любить, гневаться на терапевта, реагируя не на самого человека, а на спроецированные на него части собственной личности. При работе с проекциями основная задача состоит в том, чтобы вернуть человеку чувства, мысли и мнения, перенесенные на терапевта, членов группы и людей из реальной жизни клиента.

Ретрофлексия. Если понятия «интроекция» и «проекция» можно встретить и в других направлениях психотерапии, то ретрофлексия — это термин, который возник в гештальт-терапии. При ретрофлексии человек выходит на контакт с окружающей средой, но затем возвращает самому себе то, что было направлено вовне. Эмоции, реакции, действия, предназначенные другим людям, меняют направление и обращаются к субъекту. Например, человек бьет себя кулаком по колену, когда гневается, или гладит по волосам, когда ему хочется принятия и ласки. Ретрофлексия возникает тогда, когда по каким-либо причинам человек не может отреагировать накопившиеся у него эмоции вовне. Например, ребенок, которого обидели родители, не может проявить свой гнев, он вынужден подавить его. Однако энергия гнева не исчезает, а только меняет свою направленность, превращаясь в аутоагрессию, а затем и в чувство вины. Высшей формой ретрофлексии является самоубийство, когда человек убивает себя, вместо того чтобы отомстить людям, которые заставили его страдать. Считается, что многие психосоматические болезни становятся результатом ретрофлексии.

Приведем пример. На сеансе групповой психотерапии женщина по имени Н. пожаловалась на то, что она плохая мать, плохая хозяйка, плохая жена. Ведущий группы предложил ей выбрать из членов группы тех, которые смогли бы сыграть роли ее мужа и двоих детей. Н. сообщила участникам типичные для членов ее семьи высказывания, относящиеся к ней. Когда участники — «члены семьи» окружили Н. и по просьбе ведущего интонационно усилили высказывания: «Помоги мне! Что у нас сегодня на ужин? Послушай меня!», женщина расплакалась и закричала: «Оставьте меня в покое!» В данном случае гнев, направленный на членов семьи, требовавших слишком многого, был ретрофлексирован и превратился в чувство вины.

Психотерапия ретрофлексии связана с возвращением к истинной задержанной эмоции. Так, работая с чувством вины, клиенту помогают выразить это чувство, затем восстановить агрессивный компонент чувства, после чего возникает аутоагрессия, и лишь затем разворачивают направление агрессии, которая становится гетероагрессией. Человек гневается на кого-то из родителей, выражая свой гнев вовне. Это непростой и длительный процесс.

Дефлексия. Этот невротический механизм не был описан Перлзом, понятие дефлексии появилось в трудах его последователей. Под дефлексией подразумевается уход от реального контакта, когда сохраняются только внешние атрибуты взаимодействия при отсутствии внутреннего содержания. Этот механизм применяется для снятия эмоционального накала, который сопровождает любой реальный контакт. Обычной формой дефлексии становятся светские разговоры, чрезмерная болтливость, ритуалы, избегания прямого взгляда в глаза собеседнику и т. п. В вышеописанном примере с клиентом С., который беседовал с симпатичными ему женщинами на отвлеченные темы, кроме интроекции был задействован и механизм дефлексии.

Психотерапия дефлексии направлена на стимулирование спонтанных проявлений клиента, выявления ухода от контакта. При этом необходимо отметить, что в поведении того или иного человека обычно можно наблюдать несколько механизмов прерывания контакта, но для каждого индивида один из них более привычен и является стилевой характеристикой поведения.

docpsy.ru

Рождение невроза ( Ф. Перлз)

Современный человек живет на низком уровне жизненной энергии. Хотя в общем он не слишком глубоко страдает, но при этом он столь же мало знает об истинно творческой жизни.

Он превратился в тревожащийся автомат. Мир предлагает ему много возможностей для более богатой и счастливой жизни, он же бесцельно бродит, плохо понимая, чего он хочет, и еще хуже — как этого достичь. Он не чувствует возбуждения и пыла,отправляясь в приключение жизни.

Он,по-видимому, полагает, что время веселья, удовольствия и роста — это детство и юность, и готов отвергнуть саму жизнь, достигнув «зрелости». Он совершает массу движений, но выражение его лица выдает отсутствие какого бы тони было реального интереса к тому, что он делает. Он либо скучает, сохраняя каменное лицо, либо раздражается. Он, кажется, потерял всю свою спонтанность, потерял способность чувствовать и выражать себя непосредственно и творчески.

Он хорошо рассказывает о своих трудностях, но плохо с ними справляется. Он сводит свою жизнь к словесным интеллектуальным упражнениям, он топит себя в море слов. Он тратит массу времени, чтобы восстановить прошлое или определить будущее. Его деятельность — выполнение скучных и утомительных обязанностей. Временами он даже не сознает того, что он в данный момент делает.( Ф. Перлз)

Парадоксально, но все эти утверждения возникли потому, что за последние пятьдесят лет человек стал в гораздо большей степени понимать самого себя. Мы невероятно много узнали о физиологических и психологических механизмах, посредством которых мы поддерживаем свое равновесие под давлением постоянно изменяющихся условий жизни. Но в то же время мы не научились в равной степени радоваться себе, использовать свои знания в своих интересах, расширять и углублять свое ощущение жизни и роста. Мы оправдываем нынешние трудности прошлым опытом, мы купаемся в своих несчастьях. Мы используем свои знания о человеке как оправдание для социально-деструктивного или саморазрушительного поведения. Вырастая из детского «Я не могу с этим справиться», мы начинаем говорить «Я не могу с этим справиться, потому что…» — потому что мама отвергала меня в детстве, потому что я не умею обходиться со своим эдиповым комплексом, потому что я слишком интровертирован и прочее и тому подобное. Цель психологии не просто в том, чтобы предложить объяснения поведения; она должны помочь нам обрести самопознание, удовлетворение и способность опираться на себя (self-support).

Понимание человеческого поведения ради самого понимания — приятная интеллектуальная игра, приятный (или мучительный) способ убивания времени. Это способствует более глубокому пониманию и разрешению человеческих трудностей. Одним из способов , помогающих достижению этой цели является гештальт-терапия.

Это новый подход к человеческому поведению — в его актуальности и его потенциальности. Человек может жить более полной и богатой жизнью, чем живет большинство из нас, начать раскрывать тот потенциал энергии и энтузиазма, который в нем заложен. Гештальт-терапия стремится свести воедино теорию и ее практическое применение к проблемам повседневной жизни и к методам психотерапии. Сама теория основана на опыте и наблюдениях; она росла и менялась с годами практики и применения, и она продолжает развиваться.

Основной целью гештальт — терапии является расширение самосознания в человеке. Он должен научиться не только обрабатывать поступающую информацию при помощи интеллекта, но и научиться чувствовать свои эмоции, возникающие образы, физические проявления в организме, возникающие как реакция на внешние раздражители. Потребности, порождённые разумом и стереотипами общества, зачастую бывают ложными, и удовлетворение их не приносит счастья. Внутренние проблемы можно самостоятельно преодолеть, только осознав свои настоящие и реальные потребности, взглянув правде в глаза. После этого поведение меняется, потому что организм начинает самонастраиваться на «правильное» поведение как компас. С этого момента человек перестаёт быть инфантильным и принимает на себя всю полноту ответственности за свои поступки, свои реакции,свою жизнь. Методология гештальт — терапии подразумевает под собой долгий и длительный процесс кропотливой работы над самим собой, который может растянуться на месяцы и годы. Не многие отваживаются заглянуть внутрь себя и признаться в собственных ошибках, боясь испытать боль и разочарование. Но результат стоит того. Ведь человек не только получает устойчивый эффект ощущения полноты и радости жизни, избавляется от своих скрытых психологических проблем, но и открывает в себе много новых талантов и способностей.

Гештальт — целостный подход к человеческому существу, одновременно охватывающий его сенсорную, аффективную,интеллектуальную, духовную составляющие и способствующий осуществлению«глобального переживания, при котором тело смогло бы заговорить, а слово — воплотиться» (Анн Розье) Гештальт-подход благоприятствует установлению подлинного контакта между людьми, развитию творческого приспособления организма к окружающей его среде, а также осознанию тех внутренних механизмов, которые слишком часто толкают нас на повторение избитых стереотипов в поведении. Он выявляет наши процессы блокировки или обрывы в нормальном протекании цикла удовлетворения наших потребностей, снимает маски с наших избеганий, страхов, запретов и иллюзий.

Иллюстрацией к сути терапии может быть « острая ситуация» — сталкивания ребенка с грозным родителем. Ребенок будет использовать разные средства защиты, которые являются его творческим приспособлением к ситуации, которая ему угрожает. Это может быть возникновение болезни, например астмы. Возникает симптом, имеющий приспособительную функцию, либо побег от родителей. В последствии, при возникновении такой же или аналогичной ситуации, т.е. когда он встретит в своей жизни взрослого, который бессознательно напомнит ему ту самую острую ситуацию, в которой он находился, он повторит свое поведение в аналогичной ситуации. Он потерял способность оценивать «поле». То, что было творческим приспособлением в определенный давний момент, сейчас уже повтор, а не творчество. Это происходит тогда, когда в прошлом эта ситуация осталась незавершенной, то есть контакт был прерван, ситуация не была завершена ( не был дан ответ- отпор угрожающему взрослому), удовлетворение не было достигнуто. При возникновении незавершенной ситуации, человек постоянно возвращается к ней и пытается блуждать в настоящем в попытках найти какое-то завершение. Возникает эффект незавершенного действия (эффект Зейгарник).

Типичным примером этой ситуации незавершенности будет сказка про Золушку. Принц не смог сразу узнать, что за незнакомка посетила его на балу , и в результате возникает невроз — потеря способности к творческому приспособлению и замещение его так называемой вторичной физиологией, своего рода «второй натурой». Она закладывается в коже, в мышцах, закладывается во всю совокупность переживаний. Первоначальная естественная схема реагирования выходит из употребления И человек формируем себе именно ту осанку и тот тип дыхания и поведения, который более переносим.

Наши травмы оказываются «закопаннными» в нашем теле.. Это так называемые длящиеся ситуации низкой интенсивности. Встречаясь с острой ситуацией низкой интенсивности, когда полученный опыт реагирования на бывшую ранее острую ситуацию клиентом потерял адаптивный смысл, терапевт предлагает эксперимент, в котором будет воспроизводиться ситуация высокой интенсивности, но достаточно безопасная для клиента благодаря поддержке терапевта. При этом клиенту будет предложено мобилизовать все свои творческие рерурсы, чтобы выработать ответ, адекватный данной ситуации, т.е. вновь приспособиться. Гештальтерапия – это очень эмоциональный и мобильный метод, в котором используется раскачка «маятника» между индивидуальными и социальными потребностями.

Гештальт-подход стремится не просто к объяснению причин наших трудностей, а к исследованию новых путей их разрешения: навязчивому стремлению «узнать почему» он предпочитает мобилизующее на изменение «почувствовать как». Гештальт — это ответственность человека за собственные выборы и избегания. Каждый работает в своем ритме и решает свои задачи, отталкиваясь от всплывающего непосредственно в данный момент ощущения, эмоции или актуальных потребностей. Повторное переживание «незавершенной» или не до конца разрешенной ситуации из прошлого, а также неуверенность в будущем могут служить отправной точкой для терапевтической сессии.

vekkv.ru

Сущность невроза в рамках гештальт-теории

Чтобы разобраться в такой большой и серьёзной теме, как невротические расстройства, я решил начать с официальной части. Итак. Что же это такое НЕВРОЗ?

Поиски ответа на этот вопрос я начал со «школьного» источника, а именно – «книжного», кабинетного, о чём принято говорить в официальных документах.

Руководство по психиатрии под редакцией А.С.Тиганова в 2-х томах (том 2, стр.527-558). «Невроз – группа психогенно обусловленных болезненных состояний, характеризующееся парциальностью и эгодистонностью многообразных клинических проявлений, не изменяющих самосознания личности и осознания болезни». Судя по этому определению, невроз – это некое индивидуально тяжело переносимое состояние, причиной которого стали «душевные терзания», которые проявляются симптомами любых болезней, но, как-то, не полностью выраженные, частично что ли. То есть симптомы, внешне похожие на какое – то соматическое (телесное) заболевание, но представленные не в совокупности с необходимыми другими для постановки диагноза, либо недостаточно выраженные по интенсивности. Данные состояния были классифицированы.

Итак. По мнению А.С.Тиганова и соавторов, неврозы делятся на: тревожно-фобические (включая обсессивно-компульсивные) расстройства, истерические (приимущественно конверсионные) расстройства и неврастению. Далее в учебнике – подробнейшее описание клиники данных состояний с примерами. Этиологией (причиной возникновения) считается относительно слабые, но длительно (или многократно) действующие раздражители, приводящие к постоянному эмоциональному напряжению, внутренним конфликтам, к разладу с самим собой. Особое значение придаётся ситуациям, в которых нужно принять очень сложное решение или если они (ситуации) вообще неразрешимы (состояния амбивалентности). При этом исключается реализация мотивирующего поведения (движение рождено, но не реализовано).

В нескольких других учебниках по психиатрии (Жариков, Снежневский, …) терминология и понятия практически не отличаются. Практически все они были изданы в «советские времена» и основной психологической моделью, заложенной в концепции, был психоанализ с его «борьбой эго и супер-эго».

Но это не всё. По тем или иным критериям различные авторы и источники выделяют так же: Невроз анагапический; Невроз актуальный; Невроз астенический; Невроз аффективно-шоковый; Невроз военного времени; Невроз декомпенсации; Невроз депрессивный; Неврозы детские; Невроз двигательный; Неврозы желания и опасения; Невроз информационный; Невроз ипохондрический; Невроз испуга; Невроз истерический; Невроз кардиофобический; Невроз компульсивный; Неврозы моносимптоматические; Неврозы навязчивых состояний; Невроз обсессивный; Неврозы ожидания; Невроз пенсионный; Неврозы послеродовые; Невроз рентный; Невроз речи; Неврозы системные; Неврозы социальные; Неврозы страха; Невроз травматический; Невроз фобический; Невроз характера; Невроз школьный; Невроз шоковый; Невроз экспериментальный; Невроз ятрогенный. Так и хочется добавить: «У нас их много. Найди среди них свой».

Очень интересно. Но не буду останавливаться на достигнутом. «Посмотрим, как глубока кроличья нора» (Алиса в стране чудес, Л.Кэррол, 1865г.).

Перехожу к учебникам по психотерапии.

Учебник для ВУЗов по психотерапии Корвасарского Б.Д. 2012г. 4-ое издание. «Неврозы – психогенные расстройства, основной причиной возникновения и развития которых является психогенный фактор». Несколько расплывчато. Далее приводятся примеры из различных направлений психотерапии. Даже сделана попытка определённым состояниям (обсессии, аффективные нарушения и т.д.) «назначить» определённый вид психотерапии (истерии нужна суггестия, фобиям – личностно-ориентированная терапия, неврастении – аутогенная тренировка и т.д.). Хотя Б.Д.Корвасарский ограничивается очень поверхностным их описанием. Ясности не внёс. Признаться – удивлён.

Руководство по гештальт-терапии И.Д.Булюбаш, 2011г. (с.491-511). Почему-то, свое описание она начинает с противопоставления врачей и психологов в пользу вторых (по моим ощущениям). Итак. «Невроз – обходной путь удовлетворения своей потребности и поддержания равновесия индивидуума и среды, причиной возникновения которого являются хронические вмешательства в саморегуляцию индивидуума (механизма прерывания контакта)». Кроме этого, И.Д.Балюбаш делает акцент на то, что человек является социальным существом, в результате чего испытывает на себе некую борьбу своих потребностей и потребностей общества. В результате этой борьбы невротик проигрывает, уступая место своих потребностей – общественным. На мой взгляд, основным отличием данного определения от предыдущих, условно «официальных», является отсутствие указания на телесность переживаний. Всё внимание сконцентрировано на чувствах.

По Ф.Перлзу, невроз – это жёсткое проявление одной из полярностей человеческой личности, результатом чего является блокирование обеих полярностей и «не-выбор», или – не принятие решения.

Завершу теоретические изыскания прекрасными статьями О.В.Немиринского.

Олег Владимирович определения невроза как такового не даёт. Но размышления его весьма понятны и «конгруэнтны». Он опирается на тот факт, что, по мнению Ф.Перлза, причиной невроза является не внутриличностный конфликт, о котором так много говорилось в аналитической теории и, как следствие, в официальной литературе советских и ранних постсоветских времён. В рамках гешталь – теории причиной невроза считается преждевременно примирённый внутренний конфликт. Для удовлетворения какой либо потребности, которая в данный момент актуальна, производится определённое действие, или «поступок». Вслед за этим происходит оценка действия и оно либо повторяется, либо прекращается. Но это в норме. В случае же формирования невроза, поступок останавливается на уровне внутренней борьбы, на уровне решения – начинать или нет, хорошо или плохо, опасно/безопасно. Если человеком в данном случает руководят «не свои» мотивы, то производимое действие так же остаётся чужеродным. И каким бы оно не было, оно (и его последствия) продолжит подвергаться критики и «пере – переоцениванию». Не наступает удовлетворения и расслабления. Ведь это – победа над собой. И это только с одной стороны человек победил. Но ведь с другой – он проиграл. И это оставшаяся энергия остаётся и продолжает жить в нём, нанося вред. Согласно Немиринскому О.В., невроз – «это победа над собой, самозавоёвывание и выбор мнимой безопасности».

Официальности – достаточно. Даже более чем. Столько вариантов. И каждый, казалось бы, обоснован и доказан. Что есть истина – вот вопрос.

Продолжу попыткой понять деятельность «человеческого существа» в пространстве, а точнее в «поле», которое включает как физическую «среду обитания» из камней, воздуха, дождя и яблок, так и некую «духовную», из людей, которые вокруг, их нравов и обычаев, религий и устоев.

Итак. Человек рождается с заложенными способами и формами реагирования на изменяющиеся условия «поля». Делает это следующим образом: в теле и в сознании человека постепенно появляется некая потребность, осуществление которой необходимо для продолжения жизнедеятельности. В детстве это потребности «первого уровня треугольника Маслоу», а именно питание и безопасность. Постепенно взрослея, степень разнообразия и дифференцировки потребностей растёт. Появляется потребность в рекреации (в общении). Научаясь жить в своём «поле», человек приобретает навыки, которые позволяют удовлетворять потребности. Хотя может и не удовлетворять. И в этом случае включается механизм саморегуляции, сознательный или подсознательный.

Для того чтобы узнать, удовлетворены ли потребности, человек использует некую систему эмоций и ощущений, которая так же является врождённой, «встроенной в базовую модель». По сути, эмоция – это ответ человека на изменившуюся среду, который выражается не только в психологическом отклике, но и физически, а точнее – физиологически, в виде каких либо ощущений. Отсюда и происходят выражения: «в печёнках сидит», «смешно до коликов», «от страха тело онемело» или «захватывает дух от любви».

Каждое из чувств и ощущений в виде своего «продолжения» представлено физическим (телесным) движение. Например злящийся – кричит, влюблённый поёт, агрессия переходит в удары, страх в бег, горе в плач.

Складывается некая цепочка. Потребность → ощущение её наличия → эмоция от её наличия → поиск способа удовлетворении → попытка удовлетворения→эмоция от результата → ощущение от эмоции → оценка наличия потребности. Если потребность продолжает быть актуальной, то цикл возобновляется. Если нет – временная остановка. Это в идеале.

В реальности же не всегда всё так гладко, как хотелось бы. В какой-то момент происходит поломка системы. Происходит разлад в виде рассогласования работы ощущение → чувство → эмоция → действие. Либо специально, волевым усилием, либо, что чаще всего, подсознательно, человек перестаёт что то чувствовать или что то делать. В результате этого, энергия, которая была изначально создана «для дела», останавливается. Её логический ход прерывается. Но её наличие и бездействие в организме нежелательно и даже губительно. Поэтому приходится вырабатывать дополнительную энергию для её подавление, утилизации, остановки. В результате этого, тратится неимоверное количество сил.

На физическом уровне это ощущается в виде тревоги, а именно в виде особого вида страха, который может быть самой различной интенсивности, не зависящей от внешних условий, и не имеющей под собой основания (на уровне осознавания). Как говорят люди, это физическое ощущение того, что что-то не так, что-то случилось или вот-вот произойдёт, а что – не известно. И что бы ни делалось, как бы ни старался, человек эти ощущения уменьшить не может. Разве что применением транквилизаторов. Но это уже совсем другая история.

Двигаемся дальше. Вышеописанная ситуация, произошедшая единожды, к каким либо значимым последствиям привести не может. Это однократная буря. «Попереживал» и всё. Если данного вида «затора» больше не повторяется, то можно дальше жить спокойно. Если же данная ситуация со всей гаммой переживаний повторяется и повторяется, то напряжение становится хроническим. Оно проявляется как в душевной сфере, в виде постоянного дискомфорта, неопределённого страха низкой интенсивности, так и в физической, о которой много писал Лоуэн, называя «мышечным зажимом». Обе составляющие при длительном сохранении ведут к болезни – к неврозу.

Механизм формирования данного «болезненного состояния», или даже болезни (по МКБ 10), прекрасным образом (на мой взгляд) описывает Гештальт психология. Основным местом сосредоточения энергии является граница между «Я» и «не Я». Если ситуация условно здоровая, то происходит её обмен, в результате которого потенциалы уравновешиваются. Если же вступают некоторые регуляторы, то направление искривляется. Желания, потребности и т.д., что приводит к образованию энергии, называют «гештальтами». Ф.С.Перлз считал, что человек, находящийся в гормонии с собой и окружающей средой, как формирует, так и разрушает гештальты, а точнее завершает их. Энергия расходуется и вновь наступает спокойствие – фигура, выполнив предназначение, становится частью фона, просто историей. Если же потребность не удовлетворена (по тем или иным причинам), гештальт остаётся не завершённым. Энергия сохраняется в теле. Если же с каждым разом энергии выделяется всё больше, а фигура не разрушается, не переходя в фон, то наступает та самая поломка, ведущая в невроз.

«Невротические индивидуумы позволяют обществу посягать на себя слишком интенсивно. Они не могут ясно выделять свои собственные потребности и рассматривать общество как нечто большее, чем жизнь, а себя — как нечто меньшее. Общество может состоять из большого количества различных групп, таких как семьи, государства, социальные слои, коллективы сотрудников. Когда невротик и одна или большее количество таких групп одновременно испытывают различные потребности, невротик неспособен выделить доминирующую потребность и поэтому не может осуществлять ни хороший контакт, ни полноценное изъятие. В связи с этим, одно или несколько нарушений равновесия на границе контакта, обусловленные неврозом, кажутся невротику наиболее эффективным способом сохранения баланса и ощущения адекватной саморегуляции в крайне неблагоприятных ситуациях». Ф.Перлз.

Те способы остановки энергии, поломки в цепочке, о которых я говорил выше, в данном подходе называются способами прерывания контакта. Выделят 4 основных. Это Проекция, Интроекция, Дифлексия и Ретрофлексия. Каждый из них вносит свою лепту в формирования болезненного состояния.

Допусти «первая скрипка» у интроекции. В этом случае порыв останавливается способом «я не могу этого сделать, так делать нельзя, это плохо, такие, как я (хорошие, воспитанные, умные, вредные), так не делают» или чем-то похожим. Энергия, рождённая в душе, в человеке и остаётся, даже не начиная движения к объекту. Потому, что «выходить нельзя, даже пытаться не буду». Основными источниками их являются родительские семьи, ближайшее окружение, образование и т.д. Все те места, где нас учат «как надо». Данные формы убеждений «проглатываются», не проходя ни проверки ни обработки. И, будучи изначально чужеродными, причиняют вред. Но не сразу. Изначально они использовались для выживания. Были удобными и полезными. Но со временем став архаичными, начинают нарушать гармонию. Не оставив их в прошлом, человек рискует заболеть. В лучшем случае человек будет постоянно занят внутренней борьбой с некими комплексами или страхами. Но бывает и такое, что интроекты противоречат один другому. В таком случае глубина схизиса может быть опасно большой.

В случае проекций, энергия всё же выходит, но останавливается прямо возле объекта, для которого она создана. Причина в этом случает – «не буду этого делать, он ведь такой (плохой, злой, опасный, очень добрый, не тот и т.д.), которому этого делать нельзя». При этом, качества, приписываемые объекту, как правило, принадлежат самому человеку, их «рождающему». В данном случае причиной формирования такого способа поведения и отношения является нежелание, а порой и неспособность, присвоить себе некоторые качества. Они могут быть либо неприятными, либо просто непонятными или неприемлемыми. А те «дыра» в самоощущении как правило занимают интроекты. В этом случае ловушка получается двойной.

Дифлексия – это излюбленный большинством способ «сливать» энергию. Не переживать, обесценивать, откладывать, переключаться на что-нибудь другое и т.д. – это дифлексия. Позитивно ориентированное мышление – это дифлексия. «Давайте не замечать плохого в этом мире» — это дифлексия. При таком способе энергия не может накопиться в достаточном количестве для действия. Она постоянно есть, чувствуется в виде тревоги, но в потенциал действия не переходит.

Наиболее распространённым (в случае рассмотрения невроза) считается ретрофлексия. «делаю себе то, что хочу сделать другим, или делаю себе то, что хочу, чтобы другие мне сделали». В её описании основной мыслью является то, что возникший порыв, возбуждение, движение к объекту по тем или иным причинам останавливается и возвращается самому себе. Получается что-то вроде «двойного поражения». С одной стороны, возникшая энергия высвобождается только частично, не естественно, и на утилизацию оставшейся приходится тратить силы. С другой стороны, всё же возникшее движение к объекту совершается «над самим собой».

В лучшем случае, если это желание погладить по голове или пожалеть. Но не редко это энергия разрушительная. К примеру, гастрит (выделение излишнего количества кислоты в неурочный час) можно рассмотреть как желание кого-то растворить. Жуть! Головная боль при гипертоническом кризе – как желание раздавить. А бронхоспазм во время астматического приступа – как непозволенное желание наорать. И таких примеров можно приводить десятки.

Не могу обойти вниманием и два дополнительных способа прерывания контакта – конфлюэнцию и эготизм.

При конфлюэнции, или слиянии, энергия создаётся, возникает, но бродит внутри некоего МЫ, где нет разделения и не совсем понятно – для кого она и как подействует. Пожалуй сравню её с пулей со смещённым центром тяжести – летит, жужжит, а куда попадёт и откуда выйдет – непонятно. Ведь нет границ внутри, а значит «законы гравитации» не действуют.

При эготизме энергия всё же достигает объекта, процесс взаимодействия начинается. Но из-за постоянного контроля за собой или ситуацией вообще, постоянного наблюдения, а порой и любования, взаимодействие не достигает результата, удовлетворения не наступает и она остаётся неизрасходованной. «Достаточно ли хорошо мы взаимодействуем, правильно ли я стою, такое ли освещение». В этом случае не наступает насыщения от производимого действия. Можно сравнить с откусанным яблоком, которое человек жуёт и жуёт, наблюдая за процессом, но не глотает. В лучшем случае может просто выплюнуть. Более ярким примером может быть занятие сексом: процесс идёт, что-то постоянно меняется, а логического завершения не наступает.

Общей чертой для всех способов прерывания контакты является то, что кроме физических страданий, возникают «прорехи» и в психической сфере. Постоянное напряжение, тревожность, душевный дискомфорт в купе с большими энергозатратами на подавление эмоций постепенно снижают адаптационные способности организма. Человек становится ранимым. Снижается порог чувствительности. Данное состояние описывает теория «диатез-дистресс-синдрома», обозначая его, как повышение сенсибилизации к стрессу. А точнее – некая форма аллергии на стресс. И тогда практически любой раздражитель, который по силе хоть немного превосходит нейтральный, запускает механизм защиты, борьбы с опасностью. Человек и внешне реагирует «излишне», и переживает сильнее, и энергии тратит гораздо больше. А результат – болезненное состояние на долгое время и – невроз.

Отец – основатель гештальт-психологии и психотерапии Ф.С.Перлз выделял 5 уровней невроза, подчёркивая тем самым сложность его образования и структуры.

1 уровень. Уровень клише, «уровень фальшивых отношений, уровень игр и ролей». Это пожалуй самый глубокий и базовый уровень. Здесь всё подчинено законам, всё привычно и планомерно. Человек научается жить определённым образом, быть кем то в определённой ситуации. «Прилежный офисный служащий и тиран дома» — это как раз пример первого уровня. Роли, которые человек себе приписывает сам или с помощью других очень удобны и понятны. Человек – существо мало рациональное и порой непредсказуемое. А роль – фигура статичная. Роли друг с другом играют, разыгрывая целые постановочные спектакли, ими можно манипулировать. Что то изменяя, можно от одной роли перейти к другой, можно менять маски, оставаясь действующим лицом одного спектакля. Но ценой всего этого является свобода выбора. Человек свои цели и желания подменяет желаниями своего окружения. Данная форма поведения прекрасным образом описана Э.Берном в книгах «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры». Таких игр – не один десяток. И у каждой свои правила, устои, победители и призы. Играть в них можно долго. Пока не изменятся правила уж слишком сильно.

2 уровень. Фобический, связан с осознанием фальшивого поведения и манипуляций. Если что-то в жизни происходит, условия становятся невыносимыми или роль не вписывается в тот театр, в котором оказывается человек, а чаще всего – наступает декомпенсация физического состояния (наступает соматизация, болезнь), то человек начинает осматриваться и задумываться – а что же такое происходит? Снимает маску, «отключает свой сур» (фильм Д.Мостоу «Суррогаты» 2009г.) и понимает, что всё как то не так, много фальши. Масла в огонь подливает всё более возрастающий уровень тревоги (субъективно неприятно переживаемое чувство беспредметного страха). Наступает чувство бессмысленности существования, страх, апатия, разочарование. Все попытки вернуться к привычному укладу, использовать привычные способы поведения только подтверждают ранее сделанные выводы и тревога усиливается. Появляется более осознанный страх своего несовершенства. Приходят мысли о том, что общество его отвергнет. Но бывают и исключения (куда ж без них). Порой люди находят особые, совсем новые способы играть, переделывают маски, а чаще всего – просто перестают замечать несовпадения и отрицают тревогу. «Всё нормально, не сильно то и болит, просто щас такие времена». И тогда они возвращаются на первый уровнь. Это может продолжаться годами и десятилетиями. Ограничение только в физическом здоровье.

3 уровень. Тупик. Человек утрачивает какие либо опоры и поддержки со стороны общества, осознавая всю его фальшивость. На этом уровне внутренних опор не сформировано. Поэтому данный этап описывается, как ощущение опустошённости, растерянности, непонимания происходящего. Теряется понимание, что делать дальше, куда двигаться. При этом любые решения и идеи об изменения воспринимаются, как априори неправильные, страшные и отталкивающие. Находясь на этом уровне, человек как бы замораживает себя и всё вокруг, боясь сделать хоть один шаг в любую сторону. А когда всё же делает полшага, убеждается в правильности «не движения», доказывая себе это, не смотря на результат. Ощущение бессилия и опустошённости переживается очень тягостно. Поэтому соблазн вернуться на прежний уровень ещё более высок: вновь поиграть в игры, одеть хоть какую-нибудь маску. Часто так и получается. Психосоматическая симптоматика находится на пике обострения.

4 уровень. Имплозия (схлопывание вовнутрь). Начинается осознавание действительности. Отчаяние становится максимальным. Человек понимает свои рамки и границы, видит все результаты, к которым он пришёл или достиг в результате игр. Разочаровываясь в них, на высоком уровне тревоги человек пытается сделать хоть что-нибудь, найти любое решение. Появляется страх смерти. У глубоко травмированных личностей порой появляются мысли о суициде. Если поддержка психотерапевта остаётся достаточной и адекватной, то умирание проживается в «здесь и сейчас», не нанося ущерба. Продолжая пребывать в этом, человек замирает, ожидая неминуемых изменений. При этом внутренняя энергия поднимается до максимального уровня. Я бы это сравнил с бочкой пороха, в которой фитиль горит уже внутри, порох загорается, но стенки бочки всё ещё справляются с давлением. С этого уровня движения назад или невозможно или очень затруднено и приводит к тяжёлым последствиям.

5 уровень. Эксплозия (схлопывание наружу – взрыв). Энергия достигает апогея и переходит в непосредственное действие. Эмоции и переживания – подлинные. Действия приобретают спонтанность, чистоту, аутентичность и индивидуальность. Но это не хаотичные движения, неосознанные высказывания и хаос, а скорее наоборот – чёткие, строгие и личные. Человек решается, позволяет себе, отпускает себя. Энергия течёт ровно и гармонично. Наступает удовлетворение. Движения обратно по уровням невозможно.

Ф.С.Перлз выделил 4 формы эксплозии: горе (или печаль), оргазм, гнев (ярость, ненависть) и радость (ликование, смех). И та форма выражения себя, которая будет у конкретно го человека, напрямую зависит от прерываемых и останавливаемых эмоций. Я бы сравнил данный феномен с проклюнувшейся косточкой персика – внешняя грубая оболочка треснула и на свет появляется нежный, ранимый, но отважный росток.

Попробую резюмировать теоретическую часть. Невроз, на мой взгляд, это результат многократно остановленной энергии, рождённой для реализации какой либо потребности, проявляющийся как в виде эмоционального напряжения со снижением способности к адаптации и понижением порога чувствительности к стрессам, а так же телесно в соответствии с местом физической блокировки движения. В зависимости от способа и места остановки, тупика, как в душе, так и в теле начинают появляться «страдания», имеющие самую различную симптоматику: от зуда на коже, до тяжёлой бронхиальной астмы или кишечных кровотечений. А изменения, происходящие при длительно сохраняющихся конверсионных нарушениях, и вовсе ужасающи и требуют сложных многоступенчатых хирургических вмешательств.

Что же со всем этим делать? Поговорим о лечении.

Бесспорно, каждый невроз очень индивидуален и зависит от его формы и стадии. У него ведь много масок и обличий. Сложно представить некий уникальный способ лечения. Попробовать даже сравнить периодическое неприятное ощущение нехватки воздуха с тяжестью в животе на фоне тревожности, приступ бронхиальной астмы и деформацию позвоночника вследствие конверсионных расстройств. У всех трёх первопричина – невроз. Но отличается яркость проявлений и длительность существования, а именно – стадия.

В случаях, когда основным проявлением невроза является так называемое функциональное нарушение, не угрожающее жизни человека в данный момент (как, например, резкий подъём артериального давления до очень высоких цифр или приступ паники с помрачением сознания), а приносящие дискомфорт и отнимающие много сил и хорошее настроение, то основным и единственным методом лечения стоит считать психотерапию, в частности – гештальттерапию, являющуюся идеальной для лечения неврозов. В данном случае, работа над способами прерывания контакта, их устранение и формирование полноценной границы «Я» приносит значительное облегчение в достаточно короткие сроки. Постепенное снижение хронической тревоги пациентами ощущается как некое «избавление».

Второй вариант – когда случающиеся приступы (или обострения) протекающего заболевания могут быть опасны или вредны (при подъёме АД до 200 и более мм рт.ст. у лиц старше 45-ти лет в десятки раз увеличивает риск развития инфаркта миокарда или инсульта), то совместно с проходящей психотерапией появляется необходимость применения лекарственных препаратов. Для этого стоит проконсультироваться с терапевтом. Но, тем не менее, психотерапия остаётся основной составляющей лечения, медикаменты лишь способствуют стабилизации.

И третий вариант – когда длительно существующий невроз привёл к необратимым последствиям на телесном уровне. К примеру, фиброз лёгких, рубцы на сердце или истерическая кривошея. В таких тяжёлых случаях психотерапия становится помогающей. Основа – хирургическая помощь и медикаменты.

Исходя из того, что, по мнению гештальт-психологии, причиной невроза является остановленная энергия, основное направление работы гештальт-психотерапевтя является восстановление целостности процесса движения. Начинается всё с самого индивида: с его личностных особенностей, способов организации себя самого, своего внутреннего пространства и т.д. В последствии работа идёт с его границей контакта. И только после – с процессом контактирования с внешними объектами.

В работе таерапевты используют различные техники и методки. Они достаточно обширны и зависят от конкретной ситуации. Работа может вестись как в индивидуальной форме, так и в групповой.

Упор делается на те способы прерывания контакты, которые возникают «здесь и сейчас» во время взаимодействия с психотерапевтом или участниками группы. Заметить их можно, использую феноменологический подход. В эти периоды меняется положение тела, глубина и частота дыхания, проявления вегетативной активности (побледнение кожа, потливость, озноб). Не редко появляется боль, онемение, тяжесть, тошнота и т.д. Так же важным маркёром является уровень тревоги и общее напряжение. Об этом говорил О.Немиринский, как о «технике напряжёметра».

В моменты появления признаков прерывания контакта используются различные техники для его восстановления. Достаточно популярным и, пожалуй – фирменным (если возможно здесь использовать данный термин) упражнением, используемым гештальт-психотерапевтами, является техника «горячего стула», когда клиенту предлагается на пустой стул, стоящий напротив, посадить свой страх, свои мысли или ощущения, конкретных людей или своё представление о себе самом. В условиях безопасности и при всесторонней поддержке у человека появляется возможность «доделать» незаконченные дела, высказать умалчиваемое годами или попробовать начать говорить. Постепенно восстанавливаемый поток энергии проходит все этапы выхода из невроза, вплоть до эксплозии, в результате чего наступает облегчение. Но не всегда. Но тот уровень, на котором происходит остановка, самим человеком осознаётся и ответственность за это остаётся на нём самом.

Близким по технике работы является использование психотерапевтической группы. Заявленному клиенту предлагается посмотреть внимательно на всех участников, попробовать почувствовать, что с ним происходит при контакте с каждым из них. Упор делается на ощущения, возникающие в том или ином участке тела, либо на изменения ощущений от ранее имевшейся области дискомфорта. Таким образом, выбирается объект, наиболее подходящий для упражнения. Заняв удобное положение в пространстве, начинается взаимодействие. Этапы – те же самые.

Для иллюстрации работы с неврозом приведу пример работы с приступами удушья, как с одной из форм панических атак. По форме, это неприятные, тягостные ощущения в области средостения и горла, воспринимаемые человеком как нехватка воздуха и ощущение сдавливания. Учитывая теорию формирования этого состояния, приходим к выводу, что это результат остановленного движения. Какого? Глубокого вдоха, расправления лёгких (ощущение в области средостения) и после – синхронного напряжения мышц грудной клетки и диафрагмы с резким выдохом и произнесением чего – то громко или попросту – криком.

Причиной данной остановки может быть запрет кричать вообще (воспитанные не кричат) или на кого-то (нельзя кричать на мать) и тогда это – интроект; либо опасение высказывать свои претензии или жалобы в связи с тем, что объект может быть страшным и сильным, и тогда грядёт неминуемое жестокое наказание, и тогда это проекция. Результатом обоих вариантов является ретрофлексия злости. Происходит «крик в себя», а именно – сокращение диафрагмы и расслабление грудной клетки. Действие не совершено. Энергия осталась внутри. В связи с тем, что её уровень недостаточно большой, он со временем становится привычным, и тогда наступает хронизация процесса. Вслед за этим подключается гипертония с её кризовым течением и изменение анатомии дыхательной системы. В более тяжёлых стадиях возможно формирование бронхиальной астмы, эмфиземы и буллезной болезни с кальцинозом. А причина – НЕЛЬЗЯ!

Что же с этим делать? Используя технику горячего стула, можно воссоздать первичную ситуацию, в которой впервые был использован человеком данный способ подавления себя. Так же можно обратиться за помощью одного из участников группы – побыть «тем самым». При поддержке терапевта в появляющемся страхе, тревоге и волнении человек может оставаться то количество времени, которое необходимо для формирования достаточного потенциала действия. Это время – пребывание в тупике. Возрастает злость, всё тело напрягается, руки сжимаются в кулаки. Проходит этап имплозии и вслед за ним – разрядка, взрыв. Подавляемая агрессия выходит наружу в виде крика на запретный объект, не редко сопровождающегося ударами руками и ногами, киданием различных предметов и т.д. Завершается все слезами очищения. Но не всегда. Вслед за высвободившейся энергией злости постепенно начинают проступать расточки тёплых чувств. Поток восстановлен. Человек делает полный вдох грудью без тяжести и боли.

Но стоит упомянуть, что данная техника работает с функциональными расстройствами. Если уже произошли организмические изменения, то возможно наступление облегчения, но не выздоровления. Необходимо будет прибегнуть к помощи пульмонолога и препаратов.

Подводя итог всей статьи, хочется думать, что я не вышел за рамки её темы. Я не стал в подробностях описывать каждый из механизмов прерывания контакты, психотерапевтические методики работы с ними, техники и этапы. Не буду отбирать хлеб у своих коллег. Но всё же, описать механизм формирования тревоги, её развития и хронизацию, ведущую в болезнь, на мой взгляд, удалось. И уж коли во время работы с клиентом у него появляется некое волнение, которое изменяется и растёт, то можно смело заявлять – терапевт следует по нужному пути. И лишь поддержав клиента в данном состоянии, позволив ему «побыть в этом», обеспечив безопасность и сопереживание, появится надежда на успех.

www.b17.ru