После болезни боязнь всего

Как избавиться от страха болезней?

Добрый день. Меня постоянно мучает страх болезней. Живот кольнет паника, голова заболит паника. Я очень боюсь болезней и мне этот страх мешает жить. Иногда ночью просыпаюсь и проверяю болит ли у меня что то или нет. Мне 23 года, я мама годовалого ребенка.

Автор вопроса: Ким

В своем письме вы предположили, что ваши страхи развились в следствии рождения сына путем кесарева сечения. Из этого можно сделать вывод, что до рождения ребенка у вас страхов не было. Или были, но в незначительной степени. Если это действительно так, то ваше нынешнее состояние вызвано так называемой послеродовой депрессией.
После рождения ребенка ваша жизнь круто изменилась. У вас сейчас новые роли (роль матери, роль жены, роль хозяйки). Новые обязанности. По-старому жить вы уже не можете, а по-новому еще не умеете. Старшее поколение (мать, родители мужа) не могут дать вам необходимую поддержку — не настолько доверительные отношения. Ровесники тоже, только лишь приятели, с которыми нет возможности обсудить то, что действительно тревожит.
В связи со всем этим, на бессознательном уровне, у вас много тревоги о том, как выживать в этом мире, в новых для вас обстоятельствах. А наш мозг устроен таким образом, что бессознательные страхи недоступны пониманию на сознательном уровне. И тогда происходит трансформация непонятной тревоги в понятные страхи. Например, в страх какой-либо болезни.

Что можно посоветовать в таких обстоятельствах? В первую очередь, постарайтесь принять свою новую жизнь, все обстоятельства вашей жизни. Постарайтесь принять саму себя во всех новых ролях. Посмотрите на то, что происходит вокруг вас с теплотой и любовью.
Посмотрите на то, что происходит внутри вас с теплотой и любовью.
В следующий раз, когда какой-либо орган начет вас беспокоить, поговорите с ним. Спросите, что он хочет вам сказать, что ему нужно? Успокойте его теплыми словами любви и принятия.

И еще, когда вы попадаете в больницу, какое у вас психологическое состояние? Может быть, вы получаете заботу, внимание, которых вам не хватает в жизни? Может быть, вы получаете что-то еще? Попробуйте проанализировать то, что вы чувствуете в этих обстоятельствах. Возможно это именно то, что вам очень важно чувствовать в повседневной жизни. Возможно, существует способ обрести ЭТО без попадания в больницу?

Ким, я желаю вам здоровья и успехов на пути обретения себя на новом этапе жизни!

psycabi.net

Страх после гипертонического криза, гипертоническая болезнь.

СУТЬ ПРОБЛЕМЫ:

Уважаемый Доктор! С гипертоническим кризом я попал в больницу в кардиоотделение (впервые в жизни). Выписали через 2 недели как здорового. Но давление по-прежнему скачет, хотя с меньшей амплитудой. Суть вопроса в том, что после стационара я никак не могу вернуться к нормальной жизни, работе. Боюсь уходить из дома, ездить на машине. Мне все время кажется, что со мной опять случится беда, а врачей рядом не будет. Как перебороть свои страхи? Хотелось бы без лекарств. Эта проблема мучает меня уже второй месяц. Спасибо!

ОТВЕТ:

Всё, что с Вами начало происходить после госпитализации отражает Вашу реакцию на саму госпитализацию, тем более, что она у Вас первая. Реакцию невротическую, в рамках тревожного расстройства. А именно, такую реакцию, которую принято называть фобическим развитием. Оно появляется в том, что человек теряет душевное равновесие и начинает жить в постоянном страхе, ожидая очередного болезненного приступа или смерти, испытывая страх возникновения страха (страх ожидания, фобия). При этом не помогают ни сообщения терапевта о нормальных показателях здоровья, ни уговоры, что предыдущие болезненные состояния (Ваша госпитализация) не имела последствий. Человек с опаской постоянно наблюдает за другими вегетативными проявлениями, а также за легкими изменениями своего самочувствия. Постоянное измеряет себе давление, контролирует пульс. Вместо страха смерти во многих случаях всё больше выступает страх перед страхом и перед вызывающими страх ситуациями.

Из-за страха перед возможными приступами этот человек неохотно остаётся один. Появляется боязнь поездок, возможно развитие агорафобии. Многие испытывают страх, что приступ разовьётся внезапно во сне, и они не смогут достаточно быстро среагировать. Как следствие этого бывают стойкие расстройства сна. Страх и его избегание приводят к фобическому поведению, что наносит вред как служебной деятельности человека, так и его частой жизни. Начало этого невротического развития, как правило находится в детстве. Большую роль играет выраженная зависимость от матери, во многом с амбивалентными установками: ожидание любви, с одной стороны, и желание самостоятельности с агрессивными порывами — с другой, с противоречивыми фантазиями привязанности и расставания.

Сам же страх — это психофизиологический процесс, при котором сердцебиение, одышка и высокое давление являются не причиной, а следствием страха. Таким образом, при гипертензии фобическое развитие приводит к «порочному кругу». Сам страх зачастую является причиной нестабильного давления.

В свою очередь гипертензия является психосоматическим симптомом. Она часто начинается тогда, когда человек пребывает в ситуации хронического напряжённого ожидания. Типичные высказывания гипертоников: «Я должен быть готов ко всему», «Я такой, что принимаю на себя все трудности», «Никто меня не удержит, я готов на всё». Для гипертоников характерным является постоянная борьба с нарастающим враждебно-агрессивным чувством. В то же время существуют трудности самоутверждения. пациенты боятся потерять благосклонность других людей и поэтому контролируют проявления своей враждебности. В детстве они обычно склонны к приступам ярости и агрессии. Бывший прежде агрессивным ребёнком, взрослый человек становится подчёркнуто уступчивым, не может за себя постоять. Понимание возможности потерять из-за своей агрессивности расположение родных и близких заставляет ребёнка контролировать свою враждебность и скрывать её. Во взрослой жизни эти люди застревают на многие годы на одной работе и редко меняют фирму, даже если им недоплачивают. Если они добиваются начальственного положения, им трудно стать авторитетом для других. Они выполняют работу за других, вместо того, чтобы наладить дисциплину. Из этого сверхсовестливого и доводящего до крайностей поведения с излишним чувством ответственности рождаются усиленные чувства гнева, неприязни и агрессивности, со временем требующие всё больших усилий для их сдерживания.

Данное невротическое состояние имеет склонность к хронизации, особенно если «запустить» его лечение. Фармакотерапия — это только подсобное средство, прежде всего в острых случаях, а также начальное эффективное средство. Решающей же является психотерапия. Чем раньше её начать, тем лучше. Изучение причин и конфликтных ситуаций сразу после первых фобических приступов может приостановить последующее фобическое развитие. Позже лечение проводить, как правило, тяжелее и требуется длительная психотерапия. При этом тревожном расстройстве особенно показана поведенческая психотерапия, тренинг управления тревогой, аутотренинг.

www.psyline.ru

ДЕТСКИЙ НЕВРОЗ СТРАХА

Мне, практическому психологу, часто приходится работать с детьми (а порой и взрослыми), страдающими заиканием, тиками, ночным и дневным энурезом, головными болями, вредными привычками, а также агрессивностью, повышенной тревожностью и возбудимостью, имеющими различные соматические симптомы. Я долго не могла найти ответа на вопрос, что лежит в основе всех этих, на первый взгляд, разноплановых болезней. Почему долгое лечение порой не дает стопроцентного результата? Наконец, после многочисленных поисков и экспериментов, я поняла, что все эти болезни лишь следствия, подобные кроне раскидистого дерева, а корень один — страх, заложенный в раннем детстве. Он гложет человека изнутри, из подсознания, не давая возможности радоваться жизни.

СНЕЖНЫЙ КОМ

Страх. Что же это такое?
На первичном, биологическом уровне страх характеризуется выделением в кровь большого количества адреналина, вызывающего в организме человека гормональный взрыв.
На вторичном, психологическом уровне — это боязнь ситуаций (предметов, людей, событий), влекущих за собой выделение данного гормона.

Страх — это обыденное, на первый взгляд, чувство, которое мы испытываем по нескольку раз в день, характеризуется привыканием. Один раз, в детстве, испытав биологическую реакцию страха, мы будем ее испытывать постоянно в похожих ситуациях.

Не секрет, что все мы — взрослые — чего-то боимся: инфляции, катастроф, кризисов и переворотов. Существует даже мода на разговоры о своих страхах: о войне или эпидемии гриппа. Мы говорим об этом на работе, в транспорте и дома, забывая порой, что рядом с нами находятся беззащитные существа — наши дети, которые воспринимают происходящее намного серьезнее, чем нам кажется.

Любой учитель и классный руководитель может вспомнить и рассказать об учениках, поселивших в портфеле любимую игрушку, боящихся плавать, возбуждающихся при проведении прививок, вздрагивающих от неожиданного звука. Ребенок часто загоняет страх внутрь себя, чтобы угодить родителям и учителям или не пугать их своими переживаниями, и в итоге мы получаем личность, глубоко пораженную неврозом.

Как известно, новорожденный младенец ничего не боится, он смело подползает к краю кроватки, норовит схватить острую вилку или удариться о край кроватки. Но вот он растет, начинает познавать окружающий мир, а направляем в этом его мы, взрослые, и от того, насколько грамотны будут наши слова и поведение, зависит не только его физическое состояние, но и психическое здоровье. Нужно помнить о том, что неосторожными словами, излишним обереганием или необоснованными угрозами мы можем зафиксировать в ребенке собственные страхи или повышенную тревожность.

Мы сами учим наших детей бояться, а когда понимаем, что наступила болезнь (ее следствиями могут быть плохая успеваемость, неустроенность личной жизни, отсутствие работы и друзей), стараемся все повернуть назад. Но сделать это бывает сложно. Заложенная в детстве программа действует неукоснительно. Непережитые страхи накапливаются, как снежный ком, разрастаются и переходят из осознанного в бессознательное, действуя на уровне рефлекса.

СРАВНИ И ПОДУМАЙ

Говоря о детских страхах и их проявлении, необходимо понять, что при этом считать нормой, а что патологией. В отечественной и зарубежной психологии выделено 29 страхов, которые могут испытывать дети от рождения и до достижения 16–18-летнего возраста. Что же можно считать нормой при проявлении детских страхов?

Обратимся к таблице «Детские страхи (норма)». Здесь я привела данные собственного исследования. Для каждой половозрастной группы количество страхов мною строго регламентировано

«Детские страхи (норма)»

.

Звездочкой (*) отмечены страхи, которые, по моим исследованиям, обычно испытывают дети соответствующего возраста.
Психологам следует обратить особое внимание на следующие «кризисные» возрасты: 3–4 года, когда общее количество страхов у мальчиков снижается, а у девочек возрастает, 6–7 лет, 11–12 лет.
Сложным «кризисным» периодом, как видно из таблицы, является семилетний возраст. Причем для дошкольников в этом возрасте характерны страхи одиночества, смерти, нападения, а для школьников — другие, более взрослые — социальные: опоздать в школу, смерти родителей.
Следует знать, что с 12 лет количество страхов должно сокращаться. Нормальный ребенок к 16–18 годам не должен испытывать подобных страхов.
Наличие страхов в 16–18 лет говорит о психологической незрелости личности, склонности к депрессиям. Большое количество страхов указывает на наличие невроза или фобии.
Чтобы понять, что же такое детский невроз страха, обратимся вновь к таблице.

Я определяю невроз страха прежде всего как любые количественные отклонения в показателях страхов для каждой половозрастной группы. Например, для восьмилетних мальчиков количество страхов в норме должно быть — 6, для девочек такого же возраста — 9. Если у восьмилетнего ребенка количество страхов превышает данные показатели, то значит, присутствует патология в проявлении страхов — детский невроз страха.
О детском неврозе страха также можно говорить, если ребенок называет какие-либо другие страхи, чем те, которые показаны в таблице для его возраста и пола.
По-настоящему бесстрашного ребенка не существует, но иногда страхи настолько сильно поражают его, что он уже не в состоянии адекватно воспринимать действительность. И тогда возникает патология в проявлении страхов у ребенка.

Представим себе ситуацию: ребенок потерял мать в магазине. Он напуган, плачет, не знает, что нужно делать. Для ребенка 3–4 лет подобное поведение считается нормальным, но для подростка 12–14 лет такая реакция адекватной уже не является. Конечно, подобное происшествие может быть единичным, но если к тому же подросток боится выйти на улицу без сопровождения взрослого, его встречают и провожают в школу, то тогда психолог вправе поставить диагноз — невроз страха.

ВИДЫ СТРАХОВ

Современная психология делит 29 страхов на следующие виды:

— навязчивые страхи;
— бредовые страхи;
— сверхценные страхи.

К навязчивым страхам относятся: гипсофобия (страх высоты), клаустрофобия (боязнь закрытых пространств), агорафобия (боязнь открытых пространств), ситофобия (боязнь принимать пищу) и т.д. Навязчивых детских страхов сотни и тысячи; все, безусловно, перечислить невозможно. Эти страхи ребенок испытывает в определенных, конкретных ситуациях, боится обстоятельств, которые могут их за собой повлечь.

Бредовые страхи — это страхи, причину появления которых найти просто невозможно. Как, например, объяснить, почему ребенок боится ночного горшка, отказывается принимать ту или иную пищу (фрукты, овощи или мясо), боится надеть тапочки или завязать шнурки. Бредовые страхи часто указывают на серьезные отклонения в психике ребенка, могут служить началом развития аутизма. Детей с бредовыми страхами можно встретить в клиниках неврозов и больницах, поскольку это самая тяжелая форма.

Страхи, связанные с некоторыми идеями (как говорят, с «идеями фикс»), называются сверхценными. Первоначально они соответствуют какой-либо жизненной ситуации, а потом становятся настолько значимыми, что ни о чем другом ребенок думать уже не может. К детским сверхценным страхам относятся страхи социальные: боязнь отвечать у доски, заикание.

Детские сверхценные страхи считаются по праву самыми распространенными, именно с ними в 90% всех случаев сталкиваются практикующие психологи. На этих страхах дети часто «застревают», и вытащить их из собственных фантазий бывает подчас очень сложно. Самым распространенным является страх смерти. В чистом виде этот страх проявляется у 6–7-летних дошкольников, а у детей более старшего возраста проявляется не напрямую, а опосредованно, через другие страхи. Ребенок понимает, что смерть вот так вдруг, неожиданно, вряд ли наступит, и боится остаться наедине с угрожающим пространством или обстоятельствами, которые могут ее повлечь. Ведь тогда может случиться нечто неожиданное и ему никто не сможет помочь, а значит, он может умереть. К опосредованному детскому сверхценному страху смерти можно отнести: страх темноты (в которой детское воображение поселяет ужасных ведьм, оборотней и призраков), сказочных персонажей, а также страх потеряться, нападения, воды, огня, боли и резких звуков.

Детский невроз страха имеет разнообразные патологические проявления. Например, ритуалы. Собственно, по их наличию в быту и определяется детский невроз. Обычно ритуалы утомительны не только для ребенка, но и для родителей и учителей. Часто ритуалы шокируют окружающих.

В моей практике был один маленький пациент, который боялся темноты. Прежде чем войти в темную комнату, он выполнял следующий ритуал: гладил ручку закрытой двери, шептал ей ласковые слова, затем заходил в комнату и подпрыгивал на месте, при этом прыжков должно было быть ровно десять. Причина появления данного ритуала у ребенка необъяснима, он очень необычен.
В той или иной степени ритуалы всегда присущи детскому неврозу страха. Ритуал — это извращенная защитная реакция психики ребенка на гипертрофированный страх.

ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ

Так в чем же заключаются основные причины детских неврозов страха? Многие акушеры и психологи видят предрасположенность к детскому неврозу страха в эмоциональном состоянии матери во время беременности. Негативное влияние на ребенка оказывает угроза выкидыша. Беспокойство за собственное существование на гормональном уровне, испытанное младенцем в период внутриутробного развития, создает предпосылки для последующих проявлений тревожности на психологическом уровне. Такой ребенок в дальнейшем будет быстрее, глубже и острее ощущать страх. Также на появление детских страхов оказывает влияние протекание самих родов: осложнения, невозможность родить собственными силами, асфиксия.

Детский невроз страха может быть наследственным заболеванием, передающимся всем членам одной семьи. Здесь имеется в виду наследование типа нервной системы и ее особенностей, межполушарной асимметрии головного мозга. Например, в моей практике был случай, когда в семье, где мать страдала навязчивым страхом загрязнений (мизофобия), постоянно мыла руки, без конца стирала белье, появилась дочь, которая несколько раз предпринимала попытки суицида в подростковом возрасте. А суицид — тоже страх, страх перед жизнью.

Существуют внутрисемейные причины, способствующие формированию невротической личности: недовольство родителей полом своего ребенка; поздний ребенок; семейные конфликты; неполные семьи.
Ко мне часто обращаются за консультацией родители, недовольные полом ребенка. В таких случаях у ребенка высокий уровень тревожности: ему прививают качества, которые ему не должны быть свойственны.
Кроме этого, я обнаружила зависимость между возрастом матери и страхами у ребенка. Если мать в момент рождения ребенка была старше 35 лет, то его тревожность неминуемо повышается.
В конфликтных семьях очень часто недовольство между супругами выливается на ребенка. Подчас маленькое существо чувствует вину за эти конфликты, боится оказаться их причиной.
Как ни странно, но в семьях, где папа более активен, чем мама, у ребенка невроз страха практически никогда не развивается. И напротив, в семьях, где активная мама, картина противоположная.
Тревожные дети могут быть в неполных семьях. Ребенку (как мальчику, так и девочке) не хватает образца поведения представителя мужского пола. Отсутствие стереотипа в данном случае влечет за собой страх, распространяющийся на всех мужчин. Поэтому ребенку для нормального развития обязательно необходим образец мужского поведения. В этом качестве может выступать дедушка, дядя или любой близкий родственник.

ИЗДЕРЖКИ ВОСПИТАНИЯ

На появление детских неврозов страха влияет так называемый эгоизм родителей по отношению к ребенку, неоднократно описанный в литературе. Я, как психолог, отношу к данному распространенному явлению следующие негативные аспекты воспитания.

Традиционализм отношений в семье

В этих семьях взаимоотношения с ребенком построены по принципу «должен» и «обязан». Мальчик хочет играть на скрипке, а отец считает, что настоящий мужчина должен ходить в секцию бокса. Мальчик, по настоянию отца, занимается спортом, но друзья смеются над его неуклюжестью и нерасторопностью. Вместо того чтобы принимать свою уникальность, ребенок чувствует ущербность, страх не выполнить какое-либо упражнение. Комплекс неполноценности надежно закрепляется, распространяясь на все жизненные обстоятельства. Поистине прав был философ, сказав, что дорога в ад устлана благими намерениями.

Эмоциональный шантаж и предчувствия

«Смотри, как мне плохо, когда ты. » или «Таким поведением ты добьешься моей смерти» — знакомые многим слова. Нередко родители играют роли. Ворчливость, высмеивание ребенка на людях — типичный тому пример. В глубине души ребенок постоянно чувствует обиду на взрослых, злость, желание отомстить, страх, а вдруг беда действительно случится. Детская тревожность и страх не соответствовать родительским ожиданиям постепенно перерастают в агрессию, в подростковом возрасте эти дети убегают из дому, не уважают родителей.

Открытые посылы и прямые угрозы

Обычно в подобных семьях, что называется, за словом в карман не лезут, говоря ребенку: «Сейчас же иди. » или «Если ты не пойдешь в школу, то я. ». Ребенок открыто боится, зажимается, потому и выполняет приказания родителей. Когда он делает что-либо неумело, то его строго наказывают. Невротичные дети с патологическим страхом наказания обычно мало улыбаются, вообще не смеются, ходят ссутулясь, мелко семеня ногами. Сталкиваясь с таким обращением с детьми, я говорю родителям, что намного проще приказывать и бранить, чем убеждать и направлять. Искусству общения, приносящему здоровье, необходимо учиться долго, иногда всю жизнь.

Нескромность родителей

Многие родители читают письма и записки детей, просматривают их карманы и портфели, что совершенно недопустимо. Принцип таких родителей — контроль, контроль и еще раз контроль. Ребенок уже давно вырос, а ему все еще указывают, с кем дружить. У такого ребенка вырабатывается страх перед собственной ответственностью. Он все время боится ошибиться, принять неверное решение, по нескольку раз переспрашивает. Помните, что даже совсем маленькому существу необходима личная жизнь, собственное духовное и психологическое поле. Только тогда момент взросления, а соответственно избавления от тревожности и детских страхов пройдет нормально.

Отдаленность родителей

Многие родители ходят в гости, театр или ездят отдыхать без детей. Ребенок ощущает себя брошенным, ему не с кем поговорить о своих проблемах и тревогах. У таких детей появляется страх одиночества. В дистанционных семьях у детей есть все предпосылки стать наркоманами. Они ищут друзей и эмоциональную поддержку на стороне, в кругу сверстников, однако при этом часто становятся объектом вымогательства и обмана. Наркотики, как и алкоголь, — это маскировка страхов, желание заглушить их, забыться на время, почувствовать себя сильным. Но это, конечно, лишь иллюзия.

Отсутствие привязанности внутри семьи

Это семьи, где каждый имеет свою частную жизнь. «Мама, я хочу с тобой поговорить о. » — говорит маленький мальчик. «Иди лучше к папе, он тебя выслушает», — отвечает ему мать. Обиженный ребенок идет к отцу, а отец отправляет его обратно. Вот так он и ходит по кругу, от одного родителя к другому, в поисках любви и понимания. Проблемы мальчика не разрешаются, а только накапливаются. Следует помнить, что любовь — это не врожденное чувство, а приобретенное в процессе жизни. Любовь — это универсальное средство от всех болезней, а особенно психологических. Поэтому если родители по разным причинам не могут уделить ребенку много времени, поговорить с ним о его проблемах, то следует хотя бы завести животное, чтобы ребенок реализовал свои нежные чувства, ухаживал за ним. Дружба и любовь — вот все, что нужно невротичному ребенку.

Негативное отношение к престарелым

В некоторых семьях старики становятся излишней обузой, на них выросшие дети срывают накопившееся зло. Необходимо помнить, что старики и маленькие дети психологически близки друг к другу и нередко объединяются в негласный внутрисемейный союз.
Последний пункт является, по-моему, очень важным, в связи с чем приведу один пример.

В 1998 году ко мне привели на консультацию Максима 9-ти лет. Он был излишне возбужден, в школе плохо успевал по математике, а дома без конца дрался с братом, ругался с отцом. Я поняла, что главная психологическая проблема Максима связана с отношениями внутри семьи, но от прямых ответов на мои вопросы он уклонялся. Тогда я попросила его нарисовать свою семью.

Его картинка выглядела следующим образом: в центре — мама, папа, он и его брат Никита, в правом верхнем углу — маленькая фигурка, съежившаяся на стуле возле огромного окна. «Кто это? — спросила я. — Наверное, это самый дорогой тебе человек?» Максим вдруг стал серьезным и тихо прошептал: «Это моя бабушка. Она очень добрая, но слабая. Ее все обижают, ругаются на нее. Никто не замечает, какая она хорошая и добрая. Я ее люблю, поэтому и защищаю. Ненавижу, когда Никитка ее обзывает, а отец не хочет, чтобы она сидела с нами за ужином».
Что тут можно сказать?! Я рекомендовала родителям Максима изменить отношение к бабушке.

На появление детских неврозов страха оказывают влияние травмирующий опыт и стрессовые ситуации. К ним можно отнести смерть матери или отца (особенно в период дошкольного возраста), развод родителей, землетрясение, наводнение, переезд на другое место жительства, перевод в новую школу.

Классные руководители и начинающие психологи часто задают вопрос: что делать с детьми, у которых родители страдают алкоголизмом или наркоманией? Как ни странно, но количество страхов у детей из таких семей значительно снижено. Этот факт в данном случае не говорит о раннем взрослении таких детей, часто это связано с органическими нарушениями головного мозга. Поэтому в подобных случаях скорее необходимо психиатрическое, а не психологическое лечение.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Я вторгаюсь непосредственно в ситуацию, вызывающую страх у ребенка, для того чтобы изменить его отношение к ней. Для этого используются следующие психологические приемы.

Рисование страха

Невротичный ребенок должен изобразить свой страх на листе бумаги. Это задание выполняется дома в течение двух недель. На повторном занятии я предлагаю ребенку подумать и изобразить на обратной стороне этого же листа, как он не боится данного страха. Таким образом бессознательный страх выводится на уровень сознания, и, размышляя над своим страхом, ребенок самоизлечивается.

В моей практике были случаи, когда дети отказывались рисовать на обратной стороне листа. При этом они говорили, что страх очень сильный и они не знают, что нужно сделать, чтобы от него избавиться. В подобных случаях психолог в присутствии ребенка может взять лист с изображением страха и сжечь его со словами: «Вот видишь, от злого чудища осталась маленькая горстка пепла, а сейчас мы ее сдуем и страх испарится».
Этот несколько мистический прием работает на редкость безотказно, его можно использовать несколько раз до достижения необходимого эффекта.

Сочинение рассказа на тему страха

В этом случае задача психолога — приблизить ребенка к реальности, для того чтобы он осознал абсурдность своего страха. Осуществляется это через введение в рассказ элементов юмора.
В моей практике была пациентка Кристина восьми лет, которая боялась медведя. По представлению девочки, он мог ночью влезть в окно второго этажа и загрызть ее. У Кристины был нарушен сон, аппетит, возникли школьные проблемы. Вместе с Кристиной мы рисовали медведя на бумаге, а я попутно рассказывала ей о поведении этого животного в условиях дикой природы, тайги.

На одно из занятий я принесла репродукции с картин русских художников, рисовавших медведей. Кристина с удовольствием слушала, как я в лицах читала басни Крылова «Медведь в сетях», «Трудолюбивый медведь», стихотворение «Топтыгин и лиса». Кристина отметила, что во всех сказках медведь представлен в образе неудачника, милого глупца, которого немного жалко.

Затем мы вместе сочинили рассказ о том, как медведь ночью отправился на свидание к медведице и заблудился. Он попробовал влезть в чужое окно, но не смог дотянуться и свалился в сугроб, набив большую шишку. Кристина громко смеялась, слушая эту историю еще и еще раз. Теперь ее уже больше не пугал большой, злой медведь. Проснувшись ночью, она вспоминала эту шутку, улыбалась и спокойно засыпала.

Использование игры, небольших представлений и инсценировок

На занятиях в группах я предлагаю детям сочинить сказку или придумать страшную историю. Их можно начать словами: «Жил-был. » или «Однажды. ». Дети с неврозом страха, как правило, придумывают истории с печальным концом. Задача психолога заключается в том, чтобы проиграть их сюжеты в группе. Но настаивать на этом не нужно, ребенок сам должен предложить свой рассказ для постановки. Затем автор распределяет роли и начинается представление.

В моей практике был такой случай. Во время занятий в группе детей четвертого класса один мальчик написал рассказ о том, как разбойник залез ночью в дом и убил всех членов семьи. Во время спектакля другой мальчик, игравший разбойника, отказался играть по предложенному сценарию и неожиданно предложил новый сюжет. Он пробрался в комнату, где жили родители, и нечаянно наступил на спящую собаку. Она залаяла, и все проснулись. Но поскольку разбойник был один, а домочадцев было много, он с позором бежал, забыв даже прихватить награбленное. Все было разыграно очень темпераментно. Даже сам автор, не принимавший участия в представлении, довольно улыбался.

В группах детей более старшего возраста можно использовать сценки из реальной жизни. Они должны быть небольшими и в форме диалога. Один герой отрицательный, а другой — положительный. При этом дети могут просто импровизировать на предложенную психологом тему: «Вас остановил милиционер», «Вы ждете на улице приятеля, а его долго нет, и вот наконец он появляется», «Ссора с другом» и т.д.

Использование фильмов ужасов

Несмотря на спорность этого метода, я иногда применяю его в своей практике. Обязательное условие — фильм должен быть точно по теме страха (например, страх перед ураганом или наводнением) и с положительным концом.

«Открытая война» со страхом

Приведу случай из практики. Недавно мне довелось работать с Димой, 12 лет, пострадавшим от взрыва дома в Москве (осень 1999 г.). По описанию родственников, это — тихий, уравновешенный мальчик, любимый друзьями и учителями. После случившейся трагедии он боялся оставаться дома один, ездить в лифте, боялся узких, замкнутых помещений.
Успешность лечения в подобных случаях зависит от внутренней готовности ребенка к преодолению своих проблем, к ведению с ними «открытой войны».
Во время наших занятий Дима ложился на пол и накрывал себя сверху одеялом. Постепенно мы увеличивали время его пребывания в искусственной изоляции от нескольких секунд до 15–20 минут. Так, постепенно, ребенок научился бороться со своим страхом, переживать его.
Затем я пригласила на занятия бабушку, и мы, взяв одеяло и посадив внутрь Диму, раскачивали его. Дима громко кричал: «Я ничего не боюсь! Я сильный! У меня все получится!»
На групповой терапии была придумана незатейливая игра. Дима стоял в центре круга из 10 человек. Его задачей было бороться со всеми и вырваться за пределы круга.
Применение данного психологического приема работы со страхами стимулируют в ребенке смелость, уверенность в себе и своих возможностях. Кроме этого, Дима понял, что он не одинок и все его друзья готовы оказать ему помощь и поддержку.

Использование физических упражнений

Одной из моих пациенток была пятнадцатилетняя Ира. Девочка боялась воды, не умела плавать. Все попытки школьного учителя физкультуры научить ее плавать были безуспешны, вследствие чего ей грозила неаттестация по предмету.
Я долго не могла понять, какая жизненная ситуация повлекла за собой этот навязчивый страх. Однажды я подвергла девочку легкому гипнозу, и когда она лежала на диване с закрытыми глазами, то неожиданно вспомнила, что страх закрепился в раннем дошкольном детстве, когда старший брат в шутку долго удерживал ее под водой.
Подобный страх, как и боязнь высоты, лечится с большим трудом и требует длительного времени. Я разработала ряд упражнений, направленных на физический самоконтроль тела: размеренное правильное дыхание, глубокие вдохи и т.д. Далее мы продумали, что нужно делать, если вдруг Ира окажется на большом расстоянии от берега и будет тонуть. До конца изжить страх воды нам не удалось, но болезненный комплекс утопления Ира преодолела.

Фантазирование

Как я уже говорила, не у всех детей страхи выражены конкретно. Бывают случаи, когда у ребенка превалирует неопределенность, необъяснимая тревожность и подавленность эмоций. В таких случаях я прошу невротичного ребенка закрыть глаза и пофантазировать на тему «Как я представляю свой страх». Я даю задание не только представить, как он выглядит и его размер, но и чем он пахнет, каков страх на ощупь. Я предлагаю ребенку побыть этим страхом и рассказать от его имени о своих ощущениях, зачем данный страх пугает людей. Пусть ребенок от имени страха расскажет самому себе, кто он, как от него избавиться. Во время диалогов я слежу за сменой интонации ребенка, ведь именно здесь могут промелькнуть важные воспоминания, касающиеся его основных внутренних проблем, с которыми в дальнейшем необходимо работать.

Все описанные выше методы я рекомендую применять не в отдельности, а комплексно. Нужно импровизировать, подходить к каждому ребенку индивидуально. Пусть он сам выберет, что ему больше по душе — рисование, сочинение рассказа или инсценировка страха. Это прекрасное начало для дальнейшей откровенной беседы с ребенком о его внутренних проблемах и переживаниях.

ВМЕСТЕ С РОДИТЕЛЯМИ

Исходя из собственного опыта, могу заключить, что лечение ребенка без терапии родителей чаще всего не приносит положительных результатов. 90% всех страхов детей порождены семьей и стойко поддерживаются ею.

В качестве профилактики детского невроза страха я рекомендую классным руководителям и школьным психологам выяснить, в каких семьях повторные браки, кто из родителей находится в разводе. Заведите отдельную тетрадь и запишите туда свои наблюдения, для того чтобы взять «трудных» детей под свой контроль.

Избегайте давать личностную оценку детям. Задача классного руководителя и школьного психолога не ставить диагноз ребенку, а помочь ему справиться с проблемами.

На родительском собрании вы можете дать задание в течение 30 минут написать сочинение на тему «Что плохого я вижу в собственном сыне (дочери)» на одной стороне листа и «Что я вижу положительного в своем ребенке» — на другой стороне. Часто родители видят лишь негативные стороны, зацикливаются на них.

Часто родители заставляют детей делать домашние задания 6–7 часов подряд, считая, что если у ребенка будет много свободного времени, то он «разболтается», начнет хулиганить с дворовыми приятелями. Школьный психолог должен рассказать родителям об оптимальном режиме дня детей от 6 до 10 лет. Примерное распределение времени на сон, отдых и прогулки приведено ниже в таблице.

psy.1september.ru