Поврежденное развитие это психопатия

Поврежденное развитие это психопатия

Как отмечалось, показательными моделями дисгармонического психического развития являются психопатии и патологические развития личности — аномалии психического развития, в основе которых лежит дизонтогенез эмоционально-волевой сферы.

Психопатия представляет собой стойкий дисгармонический склад психики.

Ее клинико-психологическая структура ограничена кругом аномальных личностных свойств, не имеющих самостоятельной тенденции к прогрессированию, хотя и видоизменяющихся под влиянием ряда социальных и биологических факторов. Эта дисгармония личности лежит в основе нередких стойких нарушений адаптации к социальной среде, склонности к декомпенсации при изменении привычных условий.

Систематика психопатий и в настоящее время представляет большие трудности. Это связано с рядом факторов. Основными из них являются многообразие психопатических вариантов личности, их промежуточное положение и нечеткость границ между нормальными вариантами характера и психическими заболеваниями. Большое значение имеют социальные факторы, определяющие личностную структуру инеукладывающиеся в клиническую терминологию. Так, в классификации психопатий Е. Крепелина (1915) выделяются семь групп: возбудимые, безудержные, импульсивные, лгуны и фантасты, враги общества, патологические спорщики. Очевидно отсутствие единства критериев этой классификации (наличие феноменологического, социального, клинико-описательного принципов). К. Шнайдер (1923) выделял гипертимных личностей, депрессивных, неуверенных в себе, фанатичных, ищущих признания, эмоционально-лабильных, эксплозивных, бездушных, безвольных, астенических. Е. Кан (1928) в основу группировки положил недостаточность определенного «слоя» психики: темперамента, влечений, характера — и, кроме этого, выделял «сложные и комплексные формы». Э. Кречмер (1921) предложил критерии сходства клинико-психологической картины ряда психопатий с особенностями личности при шизофрении, эпилепсии и маниакально-депрессивном психозе и на этом основании выделял шизоидные, циклоидные, а впоследствии и эпилептоидные психопатии.

pedlib.ru

Дисгармоническое развитие. Характеристика

Основной особенностью дисгармонического развития является врожденная либо рано приобретенная диспропорциональность психики в ее эмоционально-волевой сфере. Зачастую в качестве проявления этих состояний выступают стойкие поведенческие нарушения. Сочетание динамических расстройств эмоциональной сферы: повышенной возбудимости, лабильности, инертности, вязкости аффекта и преобладающей модальности эмоций (страха, гнева, печали и т.д.) – порождает многообразие конкретных вариантов дисгармонического развития личности.

Дисгармоническое психическое развитие – это такая форма нарушений развития, при которой отмечается недостаточность развития эмоционально-волевой и мотивационной сферы личности, при относительной сохранности остальных структур.

Психопатии –это аномалии развития эмоционально волевой и мотивационной сферы личности. В словарепо коррекционной педагогике и специальной психологии – патологический склад характера, выражающийся в неуравновешенности поведения, плохой приспособляемости к измененным условиям внешней среды, неумении подчиняться требованиям, в повышенной реактивности.

В патопсихологии отмечаются три критерия, характеризующих психопатию: тотальность патологических черт характера, относительная стабильность их проявлений в течение жизни и социальная дезадаптация.

Происхождение психопатий может быть связано либо с наследственными, генетическими факторами, либо с воздействиями внешних повреждающих факторов в раннем детстве (родовые травмы, тяжелые инфекционные заболевания).

В детском возрасте выделяют 4 основные группы психопатических состояний: 1) органическая психопатия; 2) психопатия вследствие врожденной недостаточности отдельных мозговых систем; 3) психопатоподобные состояния; 4) патология развития личности. Возможно также возникновение психопатий как реакция на длительные неблагоприятные воздействия со стороны родителей, создающих неадекватные стереотипы эмоционального реагирования.

К дисгармоническому развитию личности можно отнести также и невропатию – нарушение эмоционально-волевой сферы, обусловленное неустойчивостью регуляции вегетативных функций. Эти нарушения вегетативной нервной системы часто имеют врожденный характер, могут быть и следствием заболеваний, перенесенных в первые месяцы жизни, либо неправильное воспитание ребенка.

Невропатия проявляется уже в раннем детском возрасте: у грудных детей выражается в беспокойстве, срыгиваниях, плохом аппетите, неустойчивости температуры тела, чувствительности к погоде; у дошкольников наблюдается капризность, недисциплинированность, кишечные колики, лабильность (нестойкость) температуры; у школьников проявляется в виде синдрома раздражительной слабости. С возрастом обычно контроль мозга над вегетативными функциями совершенствуется и явления невропатиии сглаживаются.

Такое неустойчивое самочувствие способствует вторичным эмоционально-волевым изменениям, на базе которых возникает невроз и невротическое развитие личности, либо проявления ограничиваются неврастенией (при неблагоприятных условиях воспитания). Возможно угасание проявлений невропатии к младшему школьному возрасту, если ребенок растет в благоприятной обстановке.

К типу дисгармоничного развития кроме психопатий относит­ся также патологическое формирование личности. Если причиной психопатий, как правило, являются наследственные или другие биологические факторы, то при патологическом формировании личности основными факторами являются неблагоприятные усло­вия воспитания, длительная психотравмирующая ситуация в се­мье

В патогенезе патологического формирования личности основ­ная роль принадлежит двум факторам: закреплению патологиче­ских реакций (протест, негативизм, отказ и др.), которые пред­ставляют собой форму ответов на психотравмирующую ситуацию и становятся устойчивыми, и непосредственному воспитанию та­ких черт характера, как возбудимость, неустойчивость, истерич­ность в результате прямой стимуляции отрицательным примером.

Отклонения темпа полового созревания также рассматри­ваются как особый вид дисгармоничного развития. При задержке полового развития церебрально-органического генеза может наблюдаться недоразвитие моторики, эмоционально-волевой сферы при высоком уровне вербализации. Причем эти особенности могут носить временный характер. Ус­коренное половое созревание вследствие церебрально-органичес­кой патологии мозга также приводит к аномалии психического развития. К его проявлениям относится односторонняя взрос­лость интересов, связанная с ранним пробуждением сексуальнос­ти, а также аффективность, взрывчатость, ограниченность позна­вательной активности, примитивность.

Таким образом, дисгармоническое психическое развитие — это тип дизонтогенеза, основой которого является врожденная или ра­но приобретенная диспропорциональность развития психики ре­бенка, преимущественно в эмоционально-волевой сфере.

mydocx.ru

Детская патопсихология

7. ДИСГАРМОНИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ

7.1. НАРУШЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ КАК ОСНОВА ДИСГАРМОНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

К дисгармоническому психическому развитию можно отнести такие варианты развития личности, как психопатии и невротическое развитие личности. Зачастую в качестве проявления этих состояний выступают стойкие поведенческие нарушения. Сочетание динамических расстройств эмоциональной сферы: повышенной возбудимости, лабильности, инертности, вязкости аффекта и преобладающей модальности эмоций (страха, гнева, печали и т. д.) – порождает многообразие конкретных вариантов дисгармонического развития личности.

Дисгармоническое психическое развитие – это такая форма нарушений развития, при которой отмечается недостаточность развития эмоционально-волевой и мотивационной сферы личности, при относительной сохранности остальных структур.

Психопатии – это аномалии развития эмоционально-волевой и мотивационной сферы личности. В патопсихологии отмечаются три критерия, характеризующих психопатию: тотальность патологических черт характера, относительная стабильность их проявлений в течение жизни и социальная дезадаптация.

Происхождение психопатий может быть связано либо с генетическими, наследственными факторами, либо с воздействиями внешних повреждающих факторов в раннем детстве (родовые травмы, тяжелые инфекционные заболевания). Возможно также возникновение психопатий как реакция на длительные неблагоприятные воздействия со стороны родителей, создающих неадекватные стереотипы эмоционального реагирования.

При психопатиях происходит усиление либо ослабление функционирования одного из уровней базальной системы эмоциональной регуляции. Базальная система эмоциональной регуляции создает и интенсивность, и направленность бессознательной оценки воздействий окружающей среды (насколько какой-либо раздражитель воспринимается как сильный или слабый, приятный или неприятный, вызывающий стремление к избеганию, приближению или агрессии). В дальнейшем, в зависимости от этого базального тонуса, происходит построение мотивационных структур личности и волевой регуляции (как возможности реализации мотива, достижения цели). Неравномерность, дисгармоничность развития эмоциональной регуляции с выраженным усилением либо ослаблением функций одного из уровней при недостаточности компенсаторных возможностей со стороны остальных уровней приводят к формированию психопатии.

Возможна классификация психопатий в зависимости от усиления либо ослабления функций и уровней эмоциональной регуляции. Базальные уровни эмоциональной регуляции (В.В. Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг) возникли вследствие необходимости активного контакта человека со средой и в норме обеспечивают ему успешное избегание опасностей и достижение целей, удовлетворение потребностей. Выделяют 4 уровня базальной аффективной организации, каждый из которых разрешает свойственную ему задачу адаптации.

1-й уровень (полевой реактивности) связан с предварительной оценкой допустимости контакта с объектом внешнего мира. Эффективная ориентировка на этом уровне производится вне активного избирательного контакта с окружающим, как целостное восприятие интенсивности и притяжения – отталкивания со стороны объекта.

2-й уровень (стереотипов) регулирует процессы удовлетворения телесных потребностей; задача – обработка эмоциональных стереотипов сенсорного контакта с миром. Происходит оценка качества впечатления: соответствие – несоответствие нуждам организма. Эмоционально окрашиваются ощущения всех модальностей: вкусовые, обонятельные, зрительные, тактильные и т. д. Особо сильная чувствительность к ритмическим, повторяющимся воздействиям. Задержка в исполнении желания вызывает резкую неудовлетворенность.

3-й уровень (экспансии) обеспечивает активную адаптацию к нестабильной ситуации. Происходит разрешение задач достижения значимой цели и преодоления препятствий. Выделяются не только объекты желания, но и препятствия. Для этого уровня характерны сгенические и астенические переживания. Высокая чувствительность к переживаниям контрастных эмоций, ситуациям борьбы, риска, достижений.

4-й уровень (эмоционального контроля) отвечает за организацию эмоционального взаимодействия с другими людьми. Оценка окружающего начинает зависеть от оценок другого человека или группы. Значимым стимулом становится похвала, оценка и т. п. Важна эмоциональная уверенность в силе и значимости других людей.

Усиление либо ослабление функции каждого уровня изменяет восприятие субъектом самого себя и окружающего мира. На основании этого восприятия формируются ведущие мотивы деятельности. В дальнейшем, под воздействием воспитания, обучения, приобретения опыта возникают индивидуальные средства реализации своих ведущих потребностей. Конкретное поведение, направленное на реализацию потребностей, может в большей или меньшей мере отклоняться от общепринятых норм. Успешное функционирование относительно более сохранных уровней аффективной регуляции создает возможность успешной компенсации и социальной адаптации личности. При усилении рассогласования уровней эмоциональной регуляции возникает тотальность изменений эмоционально-мотивационной сферы личности, стабильность этих изменений и социальная дезадаптация – формируется психопатия (табл. 2).

bookwu.net

Неравномерное психическое развитие

2.4. Неравномерное психическое развитие. Психопатия у детей

Синоним – асинхрония (греч. а – приставка отрицания; synchronismos – совпадение по времени). Имеется в виду отклонение, при котором некоторые психические функции развиваются в обычном или ускоренном темпе, а другие, напротив, стойко задержаны в течение неопределенного времени.

Типичным и наиболее значимым в клиническом плане примером асинхронии является психопатия – врожденное или берущее свое начало в раннем детстве расстройство развития личности. Обычно при психопатии нормально или даже опережающими темпами развиваются речь, память, до известной степени – мышление и интеллект, психопаты могут быть одаренными в том или ином отношении – становиться блестящими ораторами, военачальниками, писателями, художниками, хотя их таланты нередко выявляются лишь в мрачной сфере жизни общества.

Задержанное и искаженное развитие при психопатии касается преимущественно эмоционально-волевых, в первую очередь социальных, нравственных, эстетических, духовных качеств личности и социального поведения.

Психопатия проявляется в основном нарушениями социального поведения на протяжении всей жизни пациента или, чаще, в течение длительных ее отрезков, особенно если они наполнены сложными жизненными обстоятельствами, когда, собственно, и проявляются подлинные качества личности. В смутные времена малозаметные до этого психопаты, особенно с антисоциальными качествами личности, вдруг всплывают на поверхность общественной жизни и вносят немалый вклад в дальнейшую ее дезорганизацию, об этом впервые написал П.Б. Ганнушкин в своей монографии о психопатии (1933).

В детстве одна часть будущих психопатов отличается от адекватных детей тем, что в силу генетических и конституциональных факторов оказывается органически не способной формировать прочные привязанности и вследствие этого усваивать, принимать адекватное социально-психологическое влияние со стороны взрослых, превращать его в просоциальные качества собственной личности. В первую очередь это дети, которым изначально свойственно стойкое деструктивное поведение.

Вторая часть будущих психопатов характеризуется тем, что процессы их социализации замедлены и/или искажены органическими повреждениями либо психогенной дисфункцией тех структур мозга, которые являются ответственными за принятие и осуществление норм социального поведения. Имеется в виду, предположительно, лобно-лимбический комплекс мозга, окончательно созревающий, как считают в настоящее время нейрофизиологи, к 25–30 годам или даже позднее. Если это действительно так, то возраст окончательного формирования психопатии может быть значительно увеличен, а не ограничиваться временем завершения пубертатного криза, как это принято считать теперь.

Наконец, третья часть потенциальных психопатов с раннего детства и в течение длительного времени воспитывается в неблагополучной социальной среде, где нет места нормальным межличностным отношениям, уважению к другому человеку (Homo homini lupus est), не разделяются конструктивные ценности существования, а социальное преимущество определяется негативными качествами личности (агрессивностью, наглостью, лживостью, стяжательством, криминальным поведением и т. п.).

Иными словами, психопатия представляет собой группу патологических состояний неоднородной (чаще смешанной) этиологии с различными патогенезом, клиническими проявлениями, прогнозом, а также разными перспективами терапии и реабилитации. Одним из важнейших аспектов созревания просоциальных качеств личности может, вероятно, служить следующий.

Согласно теории Л. Кольберга, нравственное развитие происходит поэтапно и продолжается до 20–21 года.

На первом этапе нравственный статус определяется преимущественно осязаемыми физическими стимулами: наказанием и материальным поощрением. Ребенок в возрасте до 4–5 лет старается вести себя так, чтобы заслужить некое чувствительное поощрение (физическую ласку, игрушку, сладость, развлечение) или избежать возможного и ощутимого наказания (боли, лишения общения, игры и т. п.). В этом возрасте не развита также способность контролировать свои эмоции и побуждения, поведению свойственна импульсивность, зависимость от случайных обстоятельств. Для взрослого человека с данным нравственным статусом рамки поведения ограничивают жесткие внешние факторы: карающий закон и репрессалии, с одной стороны, и материальные привилегии и непосредственные удовольствия – с другой. Законопослушность, согласно данной теории, есть лишь начальная ступень развития нравственности. Вероятно, это одна из причин того, почему личности с антисоциальными тенденциями поведения много лучше знают уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, чем нормальные индивиды, которые чаще всего интуитивно руководствуются правовыми нормами.

На второй стадии нравственного развития (возраст от 5–6 до 14–15 лет) функцию нравственных норм выполняет преимущественно общественное одобрение или порицание: мнение родителей, воспитателей, оценки педагогов, сверстников о поведении индивида. Ребенок, подросток старается вести себя так, чтобы избежать осуждения или заслужить похвалу, признание. Он подражает своим кумирам и дистанцируется от тех, кто говорит ему нелицеприятные вещи. Формируются чувство стыда (страх порицания), самолюбие, гордость за себя или, напротив, комплекс ущербности с попытками компенсировать его тем или иным образом. Поведение в значительной степени определяется требованиями той социальной среды, в которой ребенок или подросток находится.

На третьей стадии, в возрасте от 14–15 лет, нравственные нормы общества усваиваются, интернализуются и тем самым становятся внутренними регуляторами поведения. Развиваются совесть, чувство долга, самоуважение и чувство собственного достоинства, потребность вести себя просоциальным образом, то есть желание вести себя так, как требуется. Неподобающее поведение карается жестокими угрызениями совести, чувством вины, потребностью в раскаянии. При этом не возникает когнитивного диссонанса, при котором неадекватные поступки скрываются, оправдываются и обычно приводят к изменению установок личности.

С этой точки зрения нравственное развитие незрелых индивидов, в особенности социопатов, не продвигается далее первой его стадии.

Распространенность психопатии у лиц, не обращающихся за помощью в психиатрические учреждения, составляет в РФ 8,2% (2012). Регистрируемые случаи психопатии не превышают 1% населения, при этом почти вдвое чаще учитываемые статистикой психопаты встречаются в городском населении, чем в сельской местности. Среди психопатов отмечается, кроме того, преобладание лиц мужского пола (в 3,9 раза). Значительно чаще психопатия встречается в неимущих и малообеспеченных слоях населения, беловоротничковые, обеспеченные и облеченные властью психопаты в статистических сводках оказываются значительно реже. В структуре пограничных расстройств (невротических, непсихотических нарушений с разной этиологией) доля психопатий составляет 2,3–32,7% (Александровский Ю.А. и др., 2000).

По данным шведских авторов, частота социальных нарушений поведения в детско-подростковом возрасте у мальчиков варьирует между 6 и 10%, у девочек – между 2 и 9%. Канадские исследователи (Offord et al., 1987) установили, что в Онтарио нарушения поведения встречаются у 5,5% детей в возрасте до 15 лет (у мальчиков – 8,2%, у девочек – 2,8%). Ретроспективные исследования показали, что примерно половина молодых преступников ранее имела контакт с детскими психиатрами (Adler et al., 1999). Установлено также, что у ребенка с ранними нарушениями характера часто выявляется антисоциальный «Я-идеал», а поведение определяется внешними нормами.

Этиология психопатий многомерна и во многом остается неясной. Предполагается, что основными факторами развития психопатии являются:

  • генетические – неизвестные до сих пор особенности генома индивида. Каким образом они передаются из поколения в поколение, также не установлено. В основном предполагается аутосомно-доминантный тип передачи с неполной пенетрантностью, не исключается и полигенное наследование. При этом полагают, что генами контролируются не социальные качества личности, а ее биологические характеристики, такие как темперамент, особенности влечений и психомоторики. На роль наследственности указывают, в частности, близнецовые исследования. Так, по данным A.J. Rosanoff (1938), конкордантность по психопатии среди монозиготных близнецов (МГ) составляет от 67,6 до 100%, по данным E.C. Slater (1953) – 53%, а у дизиготных близнецов (ДГ) – 25%. Сравнительно невысокую конкордантность у МГ объясняют действием модифицирующих генов, но главным образом – преципитирующим воздействием факторов внешней среды. Многие исследователи отмечают значительное накопление лиц с патологическими чертами характера в семьях психопатических личностей;
  • конституциональные – связанные с неблагоприятными условиями внутриутробного развития структур головного мозга, ответственных за формирование моделей социального поведения. Важная роль в генезе органических форм психопатии отводится при этом негрубым экзогенно-органическим повреждениям головного мозга в эмбриофетогенезе, в перинатальный и ранний постнатальный периоды развития (гипоксия, нейроинфекции, интоксикации, травмы и др.). Конституциональные факторы создают как бы почву в виде изменений церебральной реактивности, сам же процесс формирования психопатии происходит под влиянием неблагоприятных социально-психологических факторов, в основном, по-видимому, в первые годы жизни. При органической психопатии всегда отчетливо проявляются повышенная истощаемость, утомляемость и другие симптомы астении;
  • негативныесоциальнопсихологическиевоздействия на развивающуюся личность ребенка. Вначале это приводит к развитию у биологически нормального ребенка патохарактерологических реакций, затем – психогенных патохарактерологических, постреактивных и невротических формирований личности и в итоге может повлечь развитие краевой психопатии, т. е. патологической личности дефицитарного типа;
  • особое место в развитии психопатии принадлежит жестокомуобращениюсдетьми – систематическому физическому и/или психологическому насилию, включая широко распространенное сексуальное насилие, последствиями чего в значительной части случаев является стойкое расстройство развития личности. Эти последствия, полагают, тяжелы тем более, чем в более раннем возрасте и более длительное время дети ему подвергаются.

По большей части имеют место различные комбинации упомянутых причин развития психопатии.

Патогенез психопатий изучен мало. Е. Крепелин (1915), как известно, основным патогенетическим механизмом формирования психопатии считал частичную задержку психического развития (парциальный инфантилизм). В целом это положение сохраняет силу, дополнения к нему касаются других причин и механизмов задержки развития личности.

Исходя из того, что в основе психопатии лежит дизонтогенез нервной системы, Г.Е. Сухарева (1959) предполагает существование 3 типов дизонтогенеза: 1) задержанное развитие; 2) искаженное (диспропорциональное) развитие; 3) поврежденное развитие.

При задержанном развитии имеется в виду дисгармонический инфантилизм, который, гипотетически, лежит в основе неустойчивой и истерической психопатии.

Искаженное развитие, при котором отставание в развитии одних механизмов личности сочетается с ускоренным развитием других, составляет, предположительно, патогенетическую основу ряда конституциональных психопатий (гипертимной, психастенической и аутистической).

Поврежденное развитие (вызванное повреждением ЦНС на ранних этапах онтогенеза) характеризуется сочетанием нарушений развития с явлениями дефекта психических функций и свойственно органической психопатии.

Единой и общепринятой классификации расстройств личности не существует, а предлагаемая в МКБ-10 является сугубо описательной и встречает серьезные возражения, поскольку она статична и слишком схематична, не учитывает всего многообразия и динамики психопатических проявлений. Кроме того, она не может быть использована для систематики социальных нарушений поведения в детской психиатрии, так как параллелей детских расстройств поведения и психопатий у лиц зрелого возраста не существует. Например, параноидной и циклотимической психопатии, по мнению ряда исследователей, у детей не наблюдается (Ковалев В.В., 1979). Наконец, эта систематика в целом может служить иллюстрацией к фрагментации клинического сознания, когда рубрики классификации не связаны определенной теоретической концепцией, объединяющими идеями и в этом плане лишены осмысленного контекста.

Э. Кречмер (1921) предложил классификацию расстройств личности, основанную на гипотетической связи патологической конституции при некоторых психопатиях с эндогенными психическими заболеваниями. Он выделил шизоидную, циклоидную, а позднее – эпилептоидную психопатию.

H. Shirley (1963) разделяет расстройства личности в детском возрасте на 2 большие группы: преимущественно врожденные нарушения структуры личности, которые объединяют шизоидных, циклотимических, параноидных психопатических личностей, и нарушения черт личности (возникающие преимущественно в связи с неправильным воспитанием), к последним отнесены эмоционально-неустойчивые, пассивно-агрессивные, компульсивные и истерические личности.

О.В. Кербиков (1971) различает 3 группы психопатий: 1) ядерные (конституциональные), 2) органические и 3) краевые.

А.Е. Личко (1977), обобщая систематики П.Б. Ганнушкина (1933), Г.Е. Сухаревой (1959), О.В. Кербикова (1962) и классификацию акцентуированных личностей К. Леонгарда (1964, 1968) различает:

  1. истинные (генуинные) психопатии (гипертимный, циклоидный, лабильный, астено-невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый и конформный типы);
  2. психопатические развития или приобретенные психопатии (по гипертимно-неустойчивому и неустойчивому типам; по истероидному, лабильно-истероидному и гипертимно-истероидному типам; по психастеническому и эпилептоидному типам);
  3. органические психопатии (неустойчивоподобный, эпилептоидоподобный, шизоидоподобный типы).

Клиника и динамика психопатий в детском и подростковом возрасте изучены недостаточно. В руководстве по психиатрии под редакцией академика РАН А.С. Тиганова (2012) информации о проявлениях психопатии у детей и подростков вообще не приводится, исключая отдельные замечания по этому поводу (автор главы А.Б. Смулевич). Критерии психопатии, предложенные П.Б. Ганнушкиным, а именно:

  • выраженность патологических черт характера до степени социальной дезадаптации;
  • тотальность психопатических особенностей, определяющих весь психический облик индивида;
  • относительная стабильность психопатических особенностей, их малая обратимость, справедливы для пациентов зрелого возраста, в детско-подростковом возрасте имеют относительное значение.
  • Как указывает В.В. Ковалев, нарушения социальной адаптации у детей могут наблюдаться при наличии нерезко выраженных патологических черт характера, как правило, вплоть до препубертатного и даже пубертатного возраста. В большинстве случаев детские психопатические проявления носят парциальный характер и, кроме того, часто отличаются неустойчивостью, изменчивостью, многократным смещением относительной роли и удельного веса облигатных и факультативных черт в клинической структуре. Трудности в диагностике рудиментарных психопатических проявлений у детей, как отмечает Г.Е. Сухарева (1959), вызваны и тем, что в младшем детском возрасте такие особенности эмоционально-волевой сферы, как повышенная эмоциональная и моторная возбудимость, неустойчивость поведения, двигательная расторможенность, преобладание примитивных влечений над высшими мотивами поведения, до известной степени являются физиологическими.

    В связи с этим, подчеркивает В.В. Ковалев, особенно важное значение в диагностике формирующихся конституциональных и органических психопатий у детей и подростков приобретает выявление аномальных особенностей низших структурных компонентов личности: темперамента, сферы инстинктов и влечений, элементарной аффективности, т. е. природно-психических свойств личности.

    psyclinic-center.ru

    Дисгармоничное развитие

    В свою очередь, в данной подгруппе развития можно выделить отдельные типы, характеризующиеся противоположной направленностью феноменологических проявлений, дисфункцией уровней аффективной регуляции и, соответственно, принципиально различной структурой реагирования детей в различных ситуациях, при воздействиях окружающей среды. Характер аффективного реагирования детей и положен в основу определяющих, «отличительных» понятий и обозначения выделяемых типов. Наиболее адекватной в терминологическом плане представляется собственно психологическое (экстра и интрапунитивные эмоциональные реакции) <В данном случае имеется в виду терминология, предложенная в рамках теории фрустрации С. Розенцвейгом, для выделения направленности реакций личности на окружение, внешнее препятствие (экстрапунитивная реакция) или на себя самого, с принятием вины и собственной ответственности (интрапунитивная реакция), а не традиционно психиатрическое выделение.

    При экстрапунитивном типе дисгармоничного развития в первую очередь обращает на себя внимание достаточно выраженная специфика поведения ребенка: от нарочитой независимости до выраженной демонстративности, порой демонстративной негативистичности. В более раннем возрасте (57 лет) можно говорить о начале формирования негативистических и протестных форм поведения, элементов демонстративности. Все эти проявления значительно усугубляются на фоне утомления ребенка.

    Дети этого типа, как правило, достаточно работоспособны, но пресыщаемы однотипной деятельностью, что часто и вызывает агрессивные и протестные (часто демонстративные) реакции. Речевая активность в этом случае будет высокой, часто чрезмерной (но хорошо контролируемой ребенком). При этом общий уровень познавательного развития в целом достаточный. Поскольку среди этих детей чаще, чем в среднем по популяции, встречаются знаки левшества (варианты атипичного развития, атипичного профиля функциональной ассиметрии), возможны специфические трудности в овладении школьными навыками (чтение, письмо, сложные счетные операции). В этих достаточно часто встречающихся случаях можно говорить о сочетании парциальной несформированности ВПФ и экстрапунитивного типа аффективного реагирования.

    Регуляция собственной деятельности соответствует возрастным показателям, а особую специфику можно наблюдать в эмоционально-личностных проявлениях. У детей наблюдаются высокие притязания на успех, как правило, завышенная самооценка. Они чрезвычайно требовательны к окружающим (по типу «маленького монстра» в семье), могут сознательно демонстрировать поведенческие реакции, характерные для более младшего возраста, или, наоборот, требовать признания себя как лидера, даже не имея на то фактических оснований. Часто они бывают раздражительными, легко могут переходить от дисфории к эйфории.

    В том случае, если имела место девиация из темпово задержанного развития в дисгармоничное (при неблагоприятных условиях развития — см. раздел 2.2.2., поскольку форма выражения себя и самоактуализация в этом случае идет за счет формирования именно неадекватного поведения по типу: «шута горохового», реже — «козла отпущения»), вероятно возникновение асоциальных форм поведения, как правило, группового характера.

    В структуре базовых составляющих: произвольность психической активности, как правило, бывает сформирована в соответствии с возрастом, однако чем младше ребенок, тем вероятнее встречаются варианты невыраженной несформированности регуляторных функций (в том числе и на уровне произвольной регуляции двигательной активности). При преобладании демонстративных черт характера, вне зависимости от возраста, выявляется достаточная сформированность произвольного звена ВПФ.

    Пространственные представления при данном типе дисгармоничного развития в целом развиваются в соответствии с нормативной программой, и недостаточность в их развитии неспецифична для этого типа развития. Как уже упоминалось, чаще всего это наблюдается при наличии знаков атипичного развития.

    Наибольшую специфику можно наблюдать при анализе строения аффективной регуляции поведения — ее уровневой организации. В данном случае в первую очередь обращает на себя внимание гиперфункция 3го уровня (уровень эмоциональной экспансии) при своеобразии функционирования 4го уровня аффективной регуляции (уровень эмоционального контроля), что выражается, с одной стороны, хорошей ориентацией в проявлениях эмоционального состояния других людей по отношению к себе, а с другой — отсутствием собственно эмоционального контроля и эмпатии по отношению к другим людям. При этом достаточно развит 1й уровень (уровень полевых реакций) и можно говорить о невыраженной гиперфункции 2го уровня (уровня стереотипов). Последнее проявляется в отсутствии потребностей в постоянстве окружения, поиске все новых социальных условий и «объектов» приложения своих эмоциональных экспансий.

    В плане специальной психологической помощи таким детям необходима психокоррекционная / психотерапевтическая работа с целью гармонизации аффективной сферы (в данном случае можно говорить о предпочтении достаточно «жестких» психотерапевтических техник), семейная психотерапия. В случаях присоединения знаков атипичного развития может быть показана двигательная нейропсихологическая коррекция. В тяжелых случаях дисгармоничноо развития этого типа необходимо привлечение врачапсихиатра.

    В случае адекватно подобранной коррекции, возможности адекватной «легализации» демонстративности ребенка в социально приемлемых формах и успешной работы с ближайшим окружением ребенка (в том числе и с педагогами) прогноз развития достаточно благоприятен.

    Наиболее типичными диагнозами других специалистов для детей и подростков этого типа развития являются: «формирование личности по истерическому типу», «неврозоподобные реакции», «характерологические и патохарактерологические реакции» — для детского возраста, «психопатия возбудимого типа», «патологическое формирование личности», «истерический невроз» — для подростковых возрастов (по МКБ9), «расстройство поведения — (F91), в частности, вызывающее оппозиционное расстройство» — (F91.3) (по МКБ10) и т.п.

    Ведущим специалистом в данном случае следует считать психолога или психотерапевта. При формах, значительно нарушающих социальную адаптацию, — психиатра.

    Интрапунитивный тип характеризуется принципиально противоположными реакциями ребенка и, соответственно, чертами аффективноличностного развития.

    Это дети, как правило, робкие и неуверенные в себе. Даже внешне они выделяются сутулостью, моторной и эмоциональной «зажатостью». Речевая активность, как правило, низкая. Дети достаточно трудно вступают в контакт, ищут взглядом поддержки, одобрения со стороны близких, а в их отсутствие — со стороны других взрослых. Показатели когнитивного развития в целом соответствуют возрасту, однако у одного и того же ребенка могут значительно разниться в зависимости от ситуации, в которой предъявляются задания, и стиля общения взрослого с ним. В неблагоприятных случаях могут быть крайне замедленны, вплоть до полного ступора, «КПД» их деятельности может быть крайне низким. И наоборот: дети могут показывать достаточно высокие результативность и даже темп деятельности в ситуации одобрения и поддержки.

    Чаще, чем в среднем по популяции, встречаются случаи неустоявшейся латерализации или латентное левшество, что осложняет процесс овладения школьной программой, еще более усугубляя неуверенность и тревожность ребенка.

    Совершенно естественно, что при данном типе дисгармоничного развития можно говорить о сверх или суперконтроле (сверхкритичности) за своей деятельностью, то есть, как правило, о высоком развитии регуляторных функций. При этом, помимо высокой тревожности, неуверенности в своих силах, часто встречаются навязчивости, элементы ритуализации, инертность способов эмоционального взаимодействия. Вполне очевидно, что в данном варианте развития все эмоциональные реакции направлены как бы «вовнутрь», даже в случаях психомоторного возбуждения, обусловленного диффузной тревогой, страхом.

    К этому типу детей относятся все варианты психосоматического развития, особенно очевидно это проявляется в том случае, когда происходит девиация из неравномерно задержанного типа развития (дисгармонический инфантилизм), когда причиной темповой задержки психического развития являлись соматическая ослабленность или заболевание ребенка.

    Об особенностях формирования базовых составляющих при этом типе психического дизонтогенеза можно сказать следующее. По отношению к произвольной регуляции поведения, как уже было сказано, при данном варианте можно говорить о, по крайней мере, достаточном ее уровне (если мы говорим о произвольной регуляции собственной деятельности), в том числе когнитивного звена ВПФ; часто можно говорить о высоком уровне развития функции программирования и контроля собственной деятельности, что выражается в сверхкритичности, проявляющейся порой в навязчивых движениях, ритуалах, даже мыслях как защитных механизмах компенсации сверхнапряжения. В то же время уровень произвольной регуляции эмоционального состояния часто бывает сформирован недостаточно, смыкаясь в своих проявлениях со спецификой формирования структуры аффективной регуляции поведения.

    Сформированность пространственных представлений в целом соответствует возрастным показателям, более того, могут быть достаточно высоко развиты собственно квазипространственные (лингвистические) представления. В качестве иллюстрации можно предложить образ Пьеро из сказки А.Н. Толстого «Золотой ключик» как один из вариантов данного типа: поэт, меланхолик и интраверт! В случаях сочетания знаков атипичного развития и данного варианта дисгармонии пространственные представления будут сформированы недостаточно, что, в свою очередь, негативно скажется на возможности овладения школьной программой и еще более усугубит личностную дезадаптацию.

    С точки зрения сформированности уровневой организации аффективной регуляции спецификой является достаточно выраженная гипофункция 3го уровня аффективной регуляции при гипофункции 2го и 4го уровней. Хорошо понятно, что для таких детей сама мысль о необходимости «преодоления» страшна, но в ситуации коллективного поведения или ради блага другого человека (может быть, совсем и неблизкого) они в состоянии «переломить» себя и за счет собственного аффективного истощения реализовать требуемое. В этом случае необходимая для решения поведенческих задач аффективная тонизация может компенсаторно проявиться в нарастании защитных механизмов 2го уровня аффективной регуляции, что выразится в виде уже упомянутых компенсаторно формирующихся навязчивостях, ритуалах, стереотипных формах эмоционального реагирования. Компенсаторно это может выражаться также и в фантазиях на тему успеха, преодоления, риска, что в реальной ситуации не имеет места. В этом случае можно говорить о том, что такие исходно интрапунитивные эмоциональные реакции проявляются в виде неких «экстрапунитивноподобных» форм. Это необходимо учитывать психологу при анализе поведения ребенка. Можно также говорить об относительной недостаточности функционирования 1го уровня, трудностях «полевой» оценки ситуации, что может проявляться в неадекватных формах реагирования в критических ситуациях.

    Как и в предыдущем случае, основной формой работы с детьми является психокоррекционная / психотерапевтическая помощь. Помимо гармонизации системы аффективной регуляции, которая может проходить в виде ставшей уже классической системы О.С. Никольской, крайне успешной следует считать кататимноимагинативную психотерапию по К. Лернеру, а также другие виды психотерапевтической работы, направленные на создание ситуации успеха и принятия в широком смысле этого слова. Не менее важной является и психокоррекционная работа с родителями и ближайшим окружением ребенка. В случае сочетания такого типа развития с элементами атипии формирования межфункциональных взаимодействий (профиля функциональной ассиметрии) в первую очередь необходима моторная коррекция, основанная на нейропсихологическом подходе с последующим формированием пространственных представлений в специально создаваемой ситуации закрепления успеха и достижений.

    Наиболее типичными диагнозами являются: для детей — «формирование личности по тормозимому типу», «неврозоподобные реакции», «невротическое развитие личности», отдельные расстройства привычек и влечений детского возраста; для подростков «невроз навязчивых состояний», «психопатия тормозимого типа», различные варианты психосоматического развития, включая «психогенную нервную анорексию», незлокачественные «дисморфофобии» (по МКБ9), «расстройства социального функционирования, начало которых характерно для детского и подросткового возрастов» (F94), «смешанные расстройства поведения и эмоций» (F92) «эмоциональные расстройства, специфичные для детского возраста» (РОЗ), «другие поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте» (F98) (по МКБ10).

    Ведущим специалистом, как и в предыдущем случае, следует считать психолога или психотерапевта. При выраженных нарушениях, в первую очередь нарушающих социальную адаптацию, ведущим специалистом должен стать психиатр.

    Наиболее сложным и в то же время редким является выделяемый нами апатический тип дисгармонического развития. Феноменологически наиболее выраженные проявления этого типа развития наблюдаются в предподростковом и подростковом периоде. В этом возрасте в первую очередь обращает на себя внимание вялость, безразличие, собственно апатичность, отсутствие какихлибо жизненных интересов, опустошенность подростков. Для них характерно безразличие как к результатам собственной деятельности, так и к их оценке. Ребенок может быть одновременно пресыщаем и в то же время длительно, монотонно, «безэмоционально» и механически выполнять какие-либо задания.

    Специфичным является отсутствие каких-либо интересов, в том числе, и сверхценных (что, собственно, и отличает этот тип развития от одного из вариантов искаженного развития). В некоторых случаях возможны проявления негативистичных и протестных реакций, однако это «пассивный» негативизм.

    В старшем дошкольном и младшем школьном возрастах этот тип развития проявляется в более мягких и сглаженных формах, заключающихся в общем снижении психического тонуса, отсутствии специфических детских интересов и живости реагирования. Следует отличать данный вариант развития от проявлений депрессивных (то есть интрапунитивных) знаков у ребенка, которые как правило маскируются обилием соматических расстройств, повышенной чувствительностью, нарушениями сна, пищеварения, появлением тревожности и т.п..

    Внимание! При «остром» возникновении подобной апатии, особенно в начале подросткового возраста, сочетающемся с появлением «философской интоксикации» или суицидальных мыслей, необходимо экстренное обращение к психиатру для квалификации состояния и необходимого лечения.

    Таким же сложным при этом типе дисгармонии является и анализ структуры базовых составляющих психического развития. Данный тип дисгармонического развития в дошкольном и младшем школьном возрастах имеет стертую, чрезвычайно «смазанную» симптоматику, а в выраженных формах он может проявляться лишь в предподростковом и подростковом возрастах, когда структура базовых составляющих в значительной степени интероризировалась и можно говорить лишь об «операционально технологическом» уровне их функционирования. И в этой ситуации трудно говорить о какойлибо диагностике и анализе структуры таких базовых составляющих, как произвольность психической активности и сформированность пространственных представлений, поскольку проблематично выявить их в процессе консультирования. Достаточно очевидной особенностью, детерминирующей специфику всего состояния ребенка, является структура сформированности базовых аффективных регуляций.

    На первый план скорее всего можно поставить значительную гипофункцию первого уровня при, повидимому, гипофункции всех последующих иерархически «надстраивающихся» над ним уровней: 2го, 3го и 4го, что и проявляется в феноменологическом плане в виде грубого снижения жизненного тонуса за счет выраженной недостаточности всей системы аффективной тонизации. На настоящем этапе окончательного решения вопроса о специфике структуры базовых составляющих при этом типе отклоняющегося развития нет.

    Вопрос о возможной развивающей и коррекционной работе должен решаться совместно с психиатром, как ведущим в этом случае специалистом. В то же время при невыраженных случаях апатичного типа дисгармонического развития и отсутствии противопоказаний к применению психологической коррекции со стороны врача может проводиться тонизация аффективной сферы за счет постепенно нарастающей сенсорной стимуляции в сочетании с психотерапевтической работой с ребенком и его семьей.

    Прогноз развития зависит от «остроты» состояния, особенностей возникновения, других факторов. Часто подобное состояние означает начало процессуального заболевания, прогноз которого выходит за пределы компетенции психолога. Как правило, в этом случае психиатром выставляется диагноз, характеризующий наличие или начало эндогенного заболевания.

    psyera.ru