Причины проявления и последствия великой депрессии

Содержание:

Причины проявления и последствия великой депрессии

Американский ипотечный кризис 2007-2008 гг. – крах рынка недвижимости, а также всех ценных бумаг, связанных с ним. По своим разрушительным масштабам его сравнивают с Великой депрессией тридцатых годов прошлого века. Соединенные Штаты Америки – государство, от финансовой деятельности которого зависит стабильность во всем капиталистическом мире. Поэтому ипотечный кризис в США стал первым звеном обвала мировой экономики. И наша страна не осталась в стороне. Россия также пострадала от мирового кризиса. Причины ипотечного кризиса в США, а также его последствия для мировой экономики разберем подробно в данной статье. Но сначала немного о понятии с точки зрения экономической теории.

Ипотечный кризис 2008 года в США – обвал рынка недвижимости вследствие увеличения просрочек и невыплат по высокорискованным ипотечным кредитам. Он сопровождался массовым изъятием недвижимости в пользу банков и кредитных организаций. Этот кризис многие видные экономисты называют «аферой века». Со времен Великой депрессии американские ценные бумаги не обесценивались с такой стремительной скоростью, что привело к сильнейшему падению биржевой активности.

Ипотечный кризис в США привел к массовому банкротству крупнейших мировых инвестиционных банков, страховых компаний. Следовательно, это и стало началом конца неокапиталистической системы мира, которая была сформирована к двадцать первому веку. Последствия этого события не преодолены и до настоящего времени, а Россия и вовсе не может вернуться на докризисные показатели экономического развития. Поэтому справедливо можно отметить тот факт, что ипотечный кризис в США 2008 года завершил эпоху мирового классического капитализма в том виде, в котором он был до этого. Весь мир понял, что банкиры, трейдеры и биржевики без вмешательства государства не способны саморегулироваться.

Общие черты с Великой депрессией

Если сравнить ипотечный кризис в США 2008 года и Великую депрессию, то можно найти две общие черты между этими двумя потрясениями:

  • Чрезмерные спекулятивные действия в биржевых и банковских сферах. Фактически получалось то, что весь финансовый сектор обслуживал исключительно игру на бирже, т. е. все участники рынка заинтересованы не в развитии реальных секторов экономики, а в развитии «виртуальных сфер», которые были оторваны от реального положения дел в экономике.
  • Запоздалая реакция государственных и контролирующих органов на кризисные явления. Существуют теории, что по тем или иным причинам это происходило целенаправленно. Ради личной заинтересованности финансовые регуляторы и контролирующие инстанции закрывали глаза на явные следы нездоровой ситуации на рынке и не предпринимали никаких мер для корректирования экономического курса.

    Уоррен Баффет о кризисе

    Крупнейший мировой инвестор Уоррен Баффет назвал ипотечный кризис 2008 года в США самым большим спекулятивным рыночным пузырем из когда-либо им виденных. Об этом он заявил в 2011 году во время дачи показаний в Комиссии по расследованию причин кризиса. На вопросы Комиссии он заявлял, что вся Америка и весь мир убедили себя в том, что рост цен на недвижимость будет продолжаться вечно и никогда не будет его падения. Такое состояние эйфории и массового психоза не поддается никакому логическому объяснению. Последний раз крупнейшие мировые банкиры и финансовые магнаты пребывали в таком состоянии во время тюльпаномании в Нидерландах в XVII веке.

    Причины ипотечного кризиса в США 2008 года

    Почему одна из самых стабильных, честных и открытых экономик мира превратилась в финансовую пирамиду? Теорий много. Банкиры обвиняют в этом государство, которое не обеспечило регуляторную политику. Государственные чиновники перекладывают вину в искусственном раздувании «пузыря» на трейдеров и брокеров. Возможно, правы и те, и другие, но помимо этих, практически в каждом исследовании про ипотечный кризис упоминаются еще и следующие причины:

  • Рост внешних инвестиций в американскую экономику.
  • Изменение в законодательном регулировании банковской системы.

    Охарактеризуем подробнее каждый из этих пунктов.

    Рост внешних инвестиций

    С 2002 по 2005 г. в американскую экономику хлынул огромный поток денег. Он был связан с крупнейшим ценовым бумом на углеводороды. Все экспортеры нефти и газа получили огромные сверхдоходы, которые необходимо было разместить в «тихой гавани» для сохранения. Помимо экспортеров нефти и газа, к подобным целям стремились быстроразвивающиеся страны Азии. В первую очередь Китай.

    Влияния внешних инвестиций на кризис

    Рост внешних инвестиций, по мнению многих известных экономистов, и спровоцировал ипотечный кризис. Однако как можно связать эти два явления? Они не поддаются никакому логическому объяснению. Однако видные экономисты США выдвинули две теории:

    1. На конец 2004 года дефицитный баланс США составлял около 6 % ВВП. Из этого следует, что американцы больше потребляли, чем производили. Но и это еще не главное: американцы больше тратили, чем зарабатывали. При огромном денежном притоке из других стран этот баланс приводится в равновесие. Эту теорию поддерживал председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке. Он и вовсе предлагал разбрасывать доллары прямо с вертолета, так как их наблюдалось избыточное количество в американской экономике. Фактически американцы обвинили в раздувании всемирного мирового кризиса не собственных трейдеров, которые искусственно раздули «пузырь», не собственных граждан, которые, не имея достоточно дохода, набирали в ипотеку по несколько дорогостоящих особняков, а третьи страны, которые размещали свои денежные средства в американской экономике.
    2. Вторая теория основана на целенаправленном привлечении иностранного капитала за счет высокого уровня потребления в США. При падении экспорта оно должно удовлетворяться займами у иностранного производителя.

    Отличие первой теории от второй заключается лишь в первопричине. Согласно первой, ипотечный кризис спровоцировался в результате массового чрезмерного потребления, которое было вызвано привлечением иностранного капитала. Согласно второй, привлечение инвестиций, наоборот, было вызвано высоким чрезмерным потреблением. Т. е. в любом случае виноваты третьи страны, которые размещали свои денежные резервы в американской экономике. Пока пенсионеры в Нигерии или России жестко ограничивались в доходах в своих странах, в это время миллионы американцев брали в кредит за счет резервов этих самых стран всё, что им вздумается: дорогие машины, бриллианты, коттеджи. При этом у некоторых не было даже стабильной работы.

    США имели к середине двухтысячных годов огромные свободные средства. Инвесторов не удовлетворял низкий процент по казначейским облигациям. Нужен был новый товар, который станет намного выгоднее, но в то же время будет надежным. Таким товаром стала недвижимость.

    Изменение в законодательном регулировании банковской системы

    Ипотечный кризис в Америке, возможно, и не случился бы, если бы не вторая причина – изменения законодательства в банковской сфере. Дело в том, что американцы очень хорошо усвоили уроки Великой депрессии. Ее причиной были коммерческие банки, которые использовали деньги вкладчиков для покупки ценных бумаг на бирже. Тогда они все время росли в цене, поэтому банки привлекали все свободные средства для этого. Естественно, когда цены пошли вниз, то образовались «бюджетные дыры». Банки фактически спустили все средства вкладчиков на бирже. Ситуация напоминает современные паевые инвестиционные фонды. Инвесторы вкладывают деньги, зная, что компании будут вкладывать их средства в различные акции. Т. е. инвесторы заранее знают о том, что есть риск потерять все, однако прибыль по таким финансовым операциям выше. Ситуация с депозитами несколько иная: люди открывают их ради сохранения своих средств в ущерб возможной выгоде.

    После Черного четверга для предотвращения произвола банкиров осенью 1929 года был принят закон Гласса — Стиголла. Согласно ему произошло четкое разделение банков на коммерческие и инвестиционные. Теперь люди четко знали, что коммерческим банкам запрещена торговля ценными бумагами любым способом. Помимо этого, введено обязательное страхование депозитных вкладов в случае разорения банков. Что-то подобное ввело российское правительство после того, как кризис разразился в нашей стране. Но об этом мы поговорим чуть позже.

    Итак, кризис ипотечного кредитования мог бы и не наступить, если бы закон Гласса — Стиголла не решились отменить. Дело в том, что объем свободного капитала на рынке США был огромен. По разным оценкам, он составлял от 50 до 70 трлн долларов. Инвестиционные банки были просто не в состоянии освоить эти суммы, и многие средства оказались в коммерческих банках. Последние были в невыгодном положении: инвестиционные банки извлекали прибыль, вкладывая в ипотечные долговые бумаги, с 1982 года ипотечные займы стали выдавать другие коммерческие организации, которые не имеют статуса федеральных банков.

    Коммерческие финансовые учреждения начали лоббировать закон, который получил название Грэмма — Лича — Блайли, или Закон о модернизации. Ограничения коммерческим банкам после Великой депрессии были отменены. Теперь банки имели право на создание коммерческих холдингов, которые одновременно могли вести и коммерческую, и инвестиционную, и страховую деятельность. Т. е. фактически принимать депозиты, вкладывать их в высокорискованные инструменты и при этом сами же себя страховать. Схема, гениальная по своей простоте, открывала полный карт-бланш банкам.

    Одно лишь это неминуемо могло привести к разрушительным для мировой экономики последствиям. Но и это еще было не всё: одновременно ограничили права государственных регуляторов и контролирующих органов. Фактически ипотечный кризис 2008 года был предрешен этими действиями, так как в этих условия по теории равновесия Нэша каждый будет извлекать максимальную сиюминутную прибыль, не думая о долгосрочных последствиях.

    Субстандартное кредитование

    Разрешение коммерческим банкам вкладывать средства в ипотечные ценные бумаги в совокупности с ограничениями государственных контролирующих организаций — это еще полбеды. Ситуацию усугубила жадность банкиров. Дело в том, что для одобрения ипотеки у заемщика должно было уходить не более 6-8 % от общего дохода на покрытие ипотеки. Согласимся, что процент довольно приемлемый. Особого давления на личный бюджет он не оказывает. Однако проблема для банкиров была в том, что таким условиям соответствуют слишком мало, с их точки зрения, заемщиков. Было решено понизить планку обязательных требований. Такие кредиты получили название субстандартных, т. е. в переводе на нормальный язык нестандартных или ненормальных.

    Виды субстандартных кредитов

    Весь цинизм американских банкиров заключался в том, что вводились несколько видов субстандартных кредитов:

  • С плавающей процентной ставкой. Он предполагал длительное время уплачивать только основные проценты, а не основную сумму. Подобная схема, к слову сказать, действует в России и сегодня.
  • Выбор клиентом варианта оплаты. Замысел этого кредита просто поражает изобретательностью: заемщик сам выбирает сумму ежемесячного взноса, а невыплаченные проценты могут прибавляться к основному долгу. Почти 10 процентов всех ипотечных кредитов было заключено таким образом. По этой схеме любой безработный мог оформить себе в ипотеку огромную виллу на берегу моря за несколько миллионов долларов, платя лишь несколько сотен долларов в месяц. И такие случаи не были редкостью.
  • Возможность погашения большей части долга в конце срока. Естественно, что в конце срока не у всех оказывалась на руках нужная сумма и др.

    Только лишь эти три схемы ипотечного кредитования могут повергнуть в шок любого экономиста. Но маховик закрутился, и изобретательность только набирала свои обороты. Апофеозом всей системы стали займы без активов и доходов. Т. е. фактически любому безработному бомжу, техасскому переселенцу, многодетной матери-одиночке, живущей на пособие и еле-еле сводящей концы с концами, могли оформить в ипотеку абсолютно любую недвижимость. Эти кредиты получили название «мусорных», так как сами банки понимали, что никто не будет платить по своим обязательствам, но их заинтересованность была не в отдаче, а в выдаче: на каждый ипотечный кредит продавалась долговая бумага, которая просто сметалась на бирже «голодными инвесторами». Банки, выдававшие кредит, имели прибыль именно с них, а не с возврата ипотек. Чтобы это понять, нужно знать процентную ставку по казначейским облигациям – в среднем 0,5-1 % в год и процентную ставку по кредитам – 3-4 % в год. Следовательно, из ипотеки создавались фактически ценные бумаги – деривативы, которые котировались на рынках. Грандиозную аферу с выдачей «мусорных» кредитов никто даже не мог себе представить.

    Спекуляция на деривативах – финальных апофеоз ипотечного кредитования

    Кульминацией всей этой системы стало поведение биржевых спекулянтов. Деривативы – абсолютно невозвратные ипотечные кредиты, возведенные в ранг ценных бумаг, – показались спекулянтам бесконечным источником прибыли. Получилось так, что деривативы превратились в абсолютно обособленные ценные бумаги, которые начали жить собственной жизнью. Тюльпаномания XVII века в прямом и в переносном смысле этого слова оказалась цветочками по сравнению с аферой 2008 года. В XVII веке на биржах хотя бы торговали цветами, которые все же реальный предмет. Деривативы – это долги, которые никто и никогда не сможет вернуть, но при этом эти долги имеют огромную ценность на биржах. Дальше, как говорится, больше. Под обеспечение деривативов создавались новые ценные бумаги – CDO, под них выпускались новые – CDO на CDO.

    Почему стала возможна столь гигантская афера века?

    Причин, по которым из ипотечных долгов раздули гигантскую по своим масштабам аферу, было несколько:

  • В ней приняли участия сразу несколько экономических субъектов: коммерческие и инвестиционные банки, биржевые брокеры, крупные хедж-фонды, ведущие рейтинговые агентства, страховые компании. Ранее каждый из них занимался своим делом, и они редко пересекались для подобных целей. Получился некий стереотип взаимной гарантии, но на практике каждый выжимал из этого максимум прибыли, не думая о последствиях.
  • Ипотечные бумаги превратились в ценные бумаги. Никто не имел опыта работы с ними, не знал о том, каким образом оценивать риски, стратегии и т. д.
  • Откровенный сговор банков, крупных хедж-фондов и ведущих рейтинговых агентств. Последние, испытывая конкуренцию на рынке, закрывали глаза на всё, лишь бы клиенты не ушли к конкурентами. На практике сработала теория равновесия Нэша, по которой каждая компания, не доверяя честности конкурента, участвовала в сговоре.
  • Последствия ипотечного кризиса в США были тяжелы. Пострадала вся мировая финансовая система. Человечество за последние четверть века не сомневалось в эффективности капиталистической системы. Многие страны объявили о дефолте, были разорены многие крупнейшие страховые компании и международные банки. Среди них — всемирно известные Lehman Brothers и Bear Stearns. Многие объявили о слиянии. Уменьшились частные накопления и сбережения граждан США. Кризис затронул все сферы экономики США, что повлекло за собой мировой кризис.

    Около миллиона американцев были не в состоянии обслуживать кредиты. Они были вынуждены оставить жилье банку. На рынок выбросили огромные фонды недвижимости. Целые улицы и кварталы буквально «вымерли» после кризиса. Около 100 тыс. семей были вынуждены оставить свои дома. Естественно, что цены на недвижимость резко ушли вниз. Далее пострадал строительный сектор экономики, он потянул машиностроение и т. д. Принцип домино распространился на все сферы.

    Последствия для нашей страны

    Ипотечный кризис в России в 2008 году стал отголоском вышеперечисленных событий. Конечно, у нас не было таких масштабных последствий, как в США. У нас банки заинтересованы в возврате именно кредита, а не в продаже ценных ипотечных бумаг. Для России губительным оказался демпинг цен на недвижимость, так как свободные инвесторы начали покупать значительно подешевевшее жилье в США. Ипотечный кредит в кризис в России оказался под угрозой потому, что американский кризис ударил больше по финансовому сектору нашей страны, чем по недвижимости.

    В нашей стране настоящий ипотечный кризис наступил по причине резкой девальвации национальной валюты в 2014 году. В результате стоимость кредита по валютным ипотекам увеличилась в несколько раз. Фактически за один год заемщики потеряли до 15 лет выплат по ипотеке. И государство не собирается помогать пострадавшим гражданам, так как в свое время оно предупреждало их о том, что брать ипотеку нужно в той валюте, в которой получаешь заработную плату.

    Все самое интересное о США

    Великая депрессия, часть 2

    О предпосылках возникновения и начале Великой депрессии читайте в первой части статьи

    В январе 1932 года была создана Финансовая корпорация реконструкции (RFC). Она была создана для оказания финансовой помощи железным дорогам, финансовым институтам и корпорациям. В июле её роль была расширена для оказания помощи сельскому хозяйству и финансирования государственных и местных общественных работ.

    Новое правительство — новая тактика

    Для выхода из кризиса был разработан, и в 1933 году начал осуществляться Новый курс Рузвельта — различные меры, направленные на регулирование экономики. Некоторые из них, по современным представлениям, помогли устранить причины Великой депрессии, некоторые носили социальную направленность, помогая наиболее пострадавшим выжить, другие же меры лишь усугубили и без того бедственное положение.

    Почти сразу же после вступления в должность, в марте 1933 года, Рузвельту пришлось столкнуться с третьей волной банковской паники, на которую новый президент отреагировал закрытием банков на неделю и подготовкой за это время программы гарантирования вкладов.

    В начале президентства Рузвельта активно разворачивалась законодательная деятельность. Были созданы Федеральная корпорация страхования вкладов и Федеральная администрация чрезвычайной помощи, создание которой предписывалось Законом о восстановлении национальной экономики от 16 июля 1933 года. Создавались законы о регулировании не только финансовой и банковской сфер, но также и касательно промышленности, строительства и сельского хозяйства.

    К общественным работам стали подключать безработных. В общей сложности в 1933—1939 годах на общественных работах под эгидой Администрации общественных работ (PWA) и администрации гражданских работ CivilWorksAdministration — СВА (это строительство каналов, дорог, мостов зачастую в необжитых и болотистых малярийных районах) было занято около четырёх миллионов человек.

    После первого года президентства Рузвельта результаты были неоднозначны, с одной стороны, темпы падения экономики страны заметно снизились, но, с другой стороны, безработица только выросла.

    Меры второго эшелона

    После выкупа государством всего золота по твёрдой цене, опираясь на закон о золотом резерве, принятый в январе 1934 года, Рузвельт издал 31 января 1934 года прокламацию, которая сокращала золотое содержание доллара с 25,8 до 15 5/21 грана и устанавливала официальную цену золота на уровне 35 долларов за унцию. Иными словами, доллар был девальвирован на 41 %.

    Было составлено 557 основных и 189 дополнительных так называемых «кодексов честной конкуренции» в различных отраслях. Стороны гарантировали минимум зарплаты, а также единую зарплату для всех рабочих одной категории. Эти кодексы охватили 95 % всех промышленных рабочих. Такие кодексы сильно ограничивали конкуренцию.

    Методы Рузвельта, резко повышавшие роль правительства, рассматривались как покушение на Конституцию США. Государство решительно вторглось в сферу образования, здравоохранения, гарантировало прожиточный минимум, взяло на себя обязательство по обеспечению престарелых, инвалидов, неимущих. Расходы федерального правительства в 1932—1940 годах выросли более чем вдвое. Однако Рузвельт опасался несбалансированного бюджета и расходы на 1937 год, когда, казалось бы, экономика набрала уже достаточные обороты, были сокращены. Это снова погрузило страну в рецессию 1937—1938 годов.

    Индекс промышленного производства составил в 1939 году только 90 % уровня 1932 года. В 1939 году безработица все ещё оставалась на уровне 17 %. Некоторые указывают, что причиной окончания Великой депрессии стала Вторая мировая война, вызвавшая массовые закупки государством вооружения. Бурный рост в американской промышленности начался лишь в 1939—1941 годах на волне активного наращивания военных закупок.

    Рынок восстановился до докризисных значений лишь через 39 лет — только в 1954 году индекс DowJones превысил уровень 3 сентября 1929 года.

    Последствия Великой Депрессии для США и мира

    Великая Депрессия в США 1929-1933 годов, выраженная в цифрах, выглядит удручающе:

    Уровень промышленного производства в 1933 г. упал на 46% по сравнению с 1929 г. После Великой Депрессии 1929 года промышленность США была отброшена более чем на 20 лет назад, к уровню 1911 г.

    ВНП США за 1929-1933 года упал в 1,85 раза с 103.9 до 56 млрд. долларов. Объем безработицы вырос с 3.2% до 25% в 1933 году, что составило около 12.8 млн. человек.

    По данным американской Ассоциации по исследованию проблем труда, число безработных было значительно выше — около 17 млн. Около 2.5 млн. человек остались без жилья.

    Разорилось около 135 000 компаний, доходы корпораций упали на 60%.

    Общая капитализация рынка упала в 4.5 раза с 87 млрд. долл. до 19 млрд. долл. Фермерская недвижимость упала в цене более чем в 10 раз. Разорилось около 897 тыс. фермерских хозяйств, т.е. 14.3% от общего числа.

    Под удар Великой Депрессии попали и другие страны Запада, такие как Германия, Франция, Великобритания, также пострадали страны Центральной и Юго-Восточной Европы, страны Азии и Латинской Америки.

    Автор статьи: Василий Помидорный

    Один комментарий к статье “ Великая депрессия, часть 2 ”

    Почему-то ожидал всю статью увидеть упоминания про сухой закон он правда захватил чуть другой промежуток времени 1920-1933 гг.

    Великая депрессия — не менее интересный период в истории экономики и лишний раз показывать несоверенность банковских систем, федеральных фондов и иже с ними

    centrchudes.ru

    Будет хуже «великой депрессии»

    Премьер-министр Великобритании предупреждает мир о новом тяжелейшем финансовом кризисе

    По итогам встречи «большой двадцатки» в Австралии глава британского правительства Дэвид Кэмерон опубликовал статью, в которой предрек миру новую волну финансового кризиса. «Встреча с лидерами „двадцатки“ в Брисбене помогла мне увидеть существующие проблемы. Еврозона балансирует на грани третьей волны экономического спада, которая повлечет за собой высокий уровень безработицы, уменьшение темпов роста и реальный риск снижения цен. Развивающиеся рынки, ранее выступавшие локомотивами мирового роста на первых этапах выхода из предыдущего кризиса, сейчас замедляют динамику», — написал Кэмерон.

    В качестве выхода из ситуации автор предлагает сделать мировые рынки более открытыми, а государствам продолжить политику экономии на социальной сфере. По сути, речь идет о продолжении неолиберальной политики, которая и привела к сегодняшнему состоянию мирового хозяйства.

    Нынешний кризис начал развиваться в середине 2008 года. Тогда ряд экспертов предупреждали, что урон человечеству не ограничится падением платежеспособности в отдельных странах. Последовавшие события подтвердили это. «Арабская весна» дестабилизировала весь Ближний Восток и Северную Африку. А теперь никто не знает, как справиться с «Исламским государством». На Украине разгорелась гражданская война. Даже в ЕС люди с каждым годом живут всё хуже. Новая волна кризиса ожидается не после некоторого улучшения, а только после бесконечного ухудшения.

    Стоит учитывать, что всем конфликтам и экономическим решениям сопутствуют действия по переделу сфер влияния между государствами и корпорациями. Очевидно, что Украина стала лишь поводом для введения Западом санкций против России. Нынешнее снижение цен на нефть похоже на запланированную акцию. Всё это говорит о том, что кризисы могут устраиваться умышленно, с далеко идущими планами.

    Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов полагает, что спасти мир от последствий кризиса может только отказ от неолиберальной политики:

    — Кэмерон прав, что Еврозона входит в третью волну спада. Притом, что с 2008 года там не было никакого периода восстановления. В рецессию сейчас входит и экономика Германии, которая долго держалась. Что касается остальных стран, то оценка Кэмерона несколько запоздала. Некоторые экономики БРИКС вошли в режим спада. В частности — российская. Китай теряет темпы развития. Произошел спад в экономиках, на которые возлагали надежды, как на спасителей глобального народного хозяйства.

    «СП»: — С 2008-го года прошло уже шесть лет. Сколько же может длиться кризис?

    — Нынешний кризис действительно необычный. Он имеет все черты торгового, производственного и финансового кризиса, но более глубокий. Он чем-то похож на кризис 1970-х годов, когда падение сменялось небольшой стабилизацией и затем новым падением. Такой кризис может продолжаться свыше 10 лет. Сейчас мы подошли к самой тяжелой его фазе.

    Надо отказываться от свободы торговли и проводить протекционистскую политику. Без этого уже невозможно. Верность свободной торговле, призывы к которой мы слышим от англо-саксонского мира, не позволят активировать внутренний спрос. Да и главная причина кризиса в России — это излишняя открытость экономики.

    Неолибералы говорят, что альтернатива открытости — полная закрытость. Это совершенно не так. Поддержка собственного производства, развитие своей науки, своего рынка — не изоляционизм. Но правильные решения нам не дают принимать. И, я думаю, рекомендации оставить открытость экономики мы еще услышим от МВФ и Всемирного банка.

    «СП»: — Чем новая волна кризиса грозит людям?

    — Сложно сказать, какова будет глубина падения. В каком-то смысле, экономическую ситуацию в будущем в России можно увидеть на модели Украины. По экономическим процессам Украина опережает Россию примерно на год-полтора. Происходящее сейчас у нас украинцы прошли еще в 2013 году. Скорее всего, нас ждет серьезное ослабление рубля, сворачивание производства.

    Единственное отличие — наша экономика более развита. Но по Украине мы можем судить о своем будущем.

    Доктор исторических наук профессор Юозас Ермалавичюс полагает, что нынешний кризис — только проявление давно идущего процесса изменения мировой системы взаимоотношений:

    — По сути, весь XX век был веком кризисов. С того самого момента, как капитализм достиг своей высшей стадии в виде империализма. Важно понимать, что кризис охватывает не только экономику, но и нравственные ориентиры, религию, социальные отношения, все сферы жизни общества. Мы постоянно наблюдаем обострения противоречий. Два раза в XX веке они привели к мировым войнам.

    Нынешний кризис берет начало в 1971 году, когда доллар США был официально «отвязан» от золота. Сейчас мы видим кризис, охватывающий всю человеческую цивилизацию. Обострение началось при разрушении Советского Союза. Ведь США не могут существовать без своей противоположности. Фактически американский империализм противопоставил себя человечеству. В результате мы получили дефолты, вооруженные конфликты, распространение международного терроризма.

    Сейчас идет новый передел мира. США и их сателлиты собираются изменить ход мировой истории. Всё последнее время самым мощным был финансовый капитал, но он представляет из себя фикцию. Всемирный рынок оборота промышленной продукции превращен в арену международных спекуляций и грабежа. Но справедливого глобального рынка без денег, имеющих реальную стоимость, быть не может. Следовательно, грядет обвал всего материального производства.

    «СП»: — Есть ли выход из ситуации?

    — Выход уже обозначен. Он связан с социалистической инициативой, которая из разрушенного Советского Союза перебазировалась в Китайскую Народную Республику. КНР оказалась на высоте исторических задач человечества. Китай сделал ставку на использование достижений науки в реальном производстве. Это обеспечило прорыв, в ближайшее десятилетие Китай станет недосягаемым для других государств. Хотя ничего нового там не придумали, просто учли объективные законы развития. К тому же китайцы славятся трудолюбием и гармоничным использованием ресурсов.

    «СП»: — Потенциал для развития есть и в нашей стране.

    — Нельзя умалять и менталитет русского народа, его коллективистских и гуманистических черт. Не случайно опыт советского социализма заимствуется всеми странами, которые хотят найти выход из кризиса.

    «СП»: — Скоро человечество переборет кризис?

    — Верхушка финансового капитала, устроившая кризис 2008 года, не может овладеть ситуацией. В этом причина того, что кризис продолжается. Глобальные провокаторы сами стали заложниками своей авантюры.

    Народы, которые из кризиса хотят выйти, сейчас укрепляют связи с КНР как с локомотивом правильного пути развития. Решение проблемы лежит не в плоскости финансовых махинаций, а в освоении достижений мирового научно-технического прогресса. Надо переводить народное хозяйство на наукоемкое производство. На этой основе будет формироваться новый союз народов.

    «СП»: — Некоторые прообразом такого союза народов называют объединение БРИКС.

    — После Октябрьской революции Ленин высказал мысль, что перспектива социализма в союзе России, Индии и Китая. «Исход борьбы зависит, в конечном счёте, от того, что Россия, Индия, Китай и т. п. составляют гигантское большинство населения. А именно это большинство населения и втягивается с необычайной быстротой в последние годы в борьбу за своё освобождение», — писал Ленин. Мы можем только приветствовать, что к России, Индии и Китаю сейчас присоединились Бразилия и Южная Африка.

    Прочный союз народов возможен только на социалистической основе. Для овладения наукоемким производством требуется общественная собственность. Только она может обеспечить гармоничное развитие, о чем и мечтает человечество. Частная собственность порождает лишь стихию социально-экономического развития. Отсюда и кризисы. Экономический, сырьевой, финансовый, экологический, нравственный, культурный и так далее.

    «СП»: — Могут ли произойти большие изменения в мироустройстве в ближайшие годы?

    — Серьезные перемены мы увидим в 2015−17 годы. Мы уже пережили разрушение Советского Союза. Сейчас идет утрата государственности народами постсоветского пространства (Грузия, Молдавия, Украина — тому пример).

    Но агрессор в лице американского империализма не может удержать ситуацию под контролем. Спад скоро захлестнет и Америку. И тогда изменения мироустройства станет очевидными.

    Но изменения будут сопровождаться большими потерями. Будет хуже, чем при «великой депрессии». Мы еще не видели такого кризиса в истории. Старая система уходит, меняется мировой лидер. Ориентация капитализма на самосохранение противоречит ходу истории, следовательно, будут разрушительные последствия. Гибель старой античеловеческой цивилизации пройдет в трагических формах.

    «СП»: — Не получится ли так, что на смену американской гегемонии придет какой-нибудь «всемирный халифат»?

    — Не исключено повторение «темных веков» раннего Средневековья. Мы видим политизацию ислама, которая иногда приводит к настоящему озверению. Но люди не могут жить по законам «халифата». Если в одной части планеты наблюдается спад в развитии, то в другой — подъем. Мировой научно-технический прогресс сформулировал свои требования к человечеству. Для выживания требуется, как минимум, распространение высшего образования на всех людей, научное понимание действительности, научное обоснование жизнедеятельности. Человечеству требуется качественно новый уровень образования, культуры, нравственности. Нет другого пути, как движение к осознанию каждым индивидуумом ответственности за всё человечество.

    Но мировая реакция выступает носителем прямо противоположных ценностей. Так что рассчитывать на бескровный выход из кризиса не приходится.

    Снимок в открытие статьи: премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон/ Фото: PA Photos/ ТАСС

    svpressa.ru