Прививки приводят к аутизму

Содержание:

Могут ли прививки вызывать аутизм?

Соли ртути в вакцинах приводят к аутизму?

По мнению противников прививок, наличие солей ртути (тиомерсала) увеличивает риск аутизма у детей. На самом деле ни одно клиническое исследование этого не доказало. Зато доказано, что у детей, которым делали прививки без тиомерсала, выявляли аутизм с той же частотой.

Но соли ртути все равно убрали из большинства вакцин (за исключением некоторых от гриппа), и с 2001 года они больше не используются в препаратах для детей. И уже после запрета были проведены исследования в 3 странах: количество детей с аутизмом осталось на том же уровне. То есть вакцинация не имеет отношения к возникновению аутистических нарушений у детей.

Прививка от кори-краснухи-паротита вызывает аутизм. Откуда взялось мнение?

Впервые о связи вакцинации с аутизмом заговорили после публикации статьи доктора Эндрю Уэйкфилда (Wakefield). Его исследование было напечатано в 1998 году в журнале The Lancet. Основываясь на небольшом количестве собственных наблюдений (всего 8 детей!), доктор предположил, что аутизм и воспалительные заболевания кишечника могут быть связаны с введением трехвалентной вакцины против кори, краснухи и паротита. Естественно, гипотеза сразу была распространена СМИ, так как звучала сенсационно. Однако вместо Нобелевской премии за такое важное открытие, доктор был лишен права заниматься медицинской деятельностью, так как после тщательной проверки его данные были признаны фальсифицированными. Статья была изъята из журнала.

Что показали серьезные научные исследования?

Чтобы так уверенно говорить, что вакцина вызывает то или иное заболевание, нужны доказательства — число заболевших среди привитых значительно больше, чем среди непривитых. Причем в исследовании должны быть проанализированы данные по большому количеству человек. В противном случае, предположение не может считаться доказанным. Мнение доктора Уэйкфилда, основанное на наблюдении 8 пациентов, не может считаться научным фактом и уже тем более объяснять причину развития аутизма и воспалительных заболеваний кишечника.

В течение последующих лет было проведено много научных работ, проанализирован огромный массив данных по заболеваемости привитых и непривитых детей. В результате не было найдено никакого влияния вакцинации на риск развития аутизма и заболеваний кишечника. Подробнее.

Тогда почему диагнозов «аутизм» ставится больше?

Последствия публикации статьи доктора Уэйкфилда мы видим даже сегодня, спустя почти 20 лет. Несмотря на огромное количество научных опровержений, родители тревожатся и отказываются от вакцинации. При этом случаев аутизма меньше не стало.

Наоборот – диагноз ставится чаще. Увеличение случаев диагностированного аутизма приходится на 70е годы XX века, следующий подъем приходится на середину 90х. (следует заметить, что массовая иммунизация населения начата раньше 70-х годов). Исследования показывают: диагноз стали ставить чаще, не потому что сильно увеличилось количество заболевших, а просто доктора стали больше знать о заболевании, улучшилась диагностика, разработаны специальные скрининговые обследования.

А что может вызвать аутизм на самом деле?

Природа аутизма до сих пор остается не до конца выясненной. Показана связь с определенными генетическими мутациями («поломками» в генах), вызывающими изменения в строении мозга. Выявлены и другие факторы риска, например, низкий вес при рождении, мекониевая аспирация. Однако они лишь могут стать пусковым фактором, а генетическая предрасположенность в любом случае сформировалась до рождения ребенка.

Когда диагностируется аутизм?

Аутизм характеризуется нарушением социальных взаимодействий и специфическими паттернами интересов, повторяющихся действий. Чаще всего заболевание обнаруживают после года, когда ребенок активно вступает в социальные коммуникации и должен проявлять интерес к разнообразным занятиям. К этому возрасту ребенок успевает получить большинство вакцин, включая недавно проведенную прививку против кори, краснухи, паротита. Именно временные рамки позволяют недобросовестным «ученым» делать псевдооткрытия о причинах аутизма. Эти люди совершают двойное преступление:

  1. заставляют родителей детей, страдающих аутизмом и получивших прививки, чувствовать вину за якобы причиненный ребенку вред;
  2. провоцируют отказы от вакцинаций, оставляющие малышей без защиты от опасных и потенциально смертельных заболеваний.

fantasyclinic.ru

Новорожденные

Противники прививок нередко рассказывают страшные истории о детях, у которых после введения вакцины развился аутизм. А что об этом известно официальной науке? Есть ли у родителей реальные поводы для опасений?

В конце прошлого века врачи заметили, что заболеваемость аутизмом заметно выросла: всего за 10 лет количество больных детей увеличилось более чем вдвое. Ученые начали искать причину и выдвигать разные предположения. Одно из них – во всем виноваты прививки.

Оплошность солидного научного журнала

В 1998 году в одном из самых старых и солидных медицинских журналов – The Lancet («Ланцет») – была опубликована работа доктора Эндрю Уэйкфилда и соавторов. Они связали аутизм и воспаление в кишечнике у детей с введением MMR – вакцины против кори, краснухи и свинки (эпидемического паротита). Авторитет журнала сделал свое дело – вскоре СМИ уже спешили предупредить общество о том, что прививки могут быть опасны для психического здоровья детей. Многие родители обрели повод для беспокойства, а борцы с вакцинацией лишний раз «убедились» в своей правоте.

В результате в разных странах стало расти число отказов от вакцинации, последствия чего не заставили себя ждать. Спустя некоторое время в США были зарегистрированы вспышки кори среди непривитого населения. В Северной Ирландии такая вспышка привела к гибели трех человек. В Англии и Уэльсе число подтвержденных случаев кори возросло с 56 в 1998 году до 1000 в 2007. Тогда многие ученые глубоко усомнились в выводах, сделанных доктором Уэйкфилдом. Во-первых, в исследовании приняли участие всего 12 детей – такая выборка слишком мала. Во-вторых, прямая причинно-следственная связь между прививкой и аутизмом так и не была доказана. А спустя некоторое время ученого обвинили в нарушении этических принципов и сотрудничестве с адвокатами родителей, которые пытались отсудить деньги у производителя вакцины.

Через несколько лет руководство журнала «Ланцет» официально признало исследование Уэйкфилда мошенническим и сняло статью с публикации. Были проведены многочисленные исследования, которые доказали, что между вакцинацией и возникновением аутизма нет никакой связи. 10 из 12 соавторов исследования Уэйкфилда впоследствии отказались от статьи, да и сам ученый признался, что нарушил принципы медицинской этики. Однако отголоски взрыва информационной бомбы почти двадцатилетней давности слышны до сих пор. У «антипрививочников» появилось еще одно пугало, которое помогает отговаривать родителей от вакцинации. И не только родителей – автору этой статьи приходилось слышать высказывания о вреде прививок даже от врачей поликлиник.

В 2002 году было проведено еще одно исследование, которое якобы доказывало связь иммунизации с аутизмом: доктор Ульман с коллегами исследовали образцы кишечника 91 ребенка с различными отклонениями, в том числе с аутизмом, и 70 здоровых детей. В кишечнике 75 больных детей обнаружили вирус кори. Но и это исследование ничего не доказывает. Ученые не учли, получали ли дети прежде противокоревую вакцину. Невозможно проверить, откуда взялись обнаруженные в кишечнике вирусы – то ли из вакцины, то ли заражение произошло раньше. Высока вероятность ложноположительных и ложноотрицательных результатов – из-за погрешностей в анализе вирусы могли быть «найдены» там, где их нет, и наоборот.

deti.mail.ru

Прививки не приводят к аутизму у детей

Аутизм у детей

Давайте попробуем разобраться, откуда вообще появилось распространённое мнение о том, что прививки могут приводить к возникновению аутизма у ребёнка. Вообще об аутизме пока что известно очень мало, по сравнению с другими заболеваниями. Мы знаем, что аутизм имеет самую разнообразную природу при том что до сих пор не известно, с чего начинается аутизм. Однако уже много различных исследований было проведено на тему взаимосвязи аутизма и прививок, и уже точно известно что аутизм не связан с прививками.

Первоначально миф о связи аутизма и прививок родился от публикации Эндрю Уэйкфилда, который якобы описывал несколько случаев постпрививочного аутизма. Позже статью отозвали, но миф так и остался.

Живучесть этого мифа может быть связана с тем, что очевидные симптомы аутизма проявляются к полутора-двум годам, когда практически всем детям делают последние прививки из планового интенсивного графика. Зачастую диагноз устанавливается позже, и многие родители, когда их детям в пять-шесть лет ставят диагноз, вспоминают, что ребенок-то начал отличаться тогда! Возможно, это совпадает.

Кроме того, есть процент детей с аутизмом, которые теряют навыки, становясь старше. Мы не знаем, почему так точно происходит, но мы знаем, что есть такая группа детей с аутизмом, у которых были коммуникативные речевые навыки, а потом они начинают подвергаться регрессу, и нужно заново работать, чтобы их восстановить. Может быть, этот миф связан с тем, что совпали по времени прививка и этот регресс. Но исследования показывают, что этот регресс бывает и у детей, которых не прививали.

Исследования не показали никакой статистической корреляции между наличием прививки и аутизмом. Они показали, что аутизм бывает у привитых и не привитых, в тех странах, где денег хватает на разные вакцины, и в тех странах, где не всякому ребенку могут их поставить.

Потом поставили такой вопрос: может быть, дело в какой-то одной вакцине? Стали исследовать их отдельно и тоже не нашли связи. Дальше стали искать: может быть, это не вакцины, а какое-то вещество, которое используют для стабилизации? Ртуть, свинец, которые использовались особенно часто в ранних вакцинах? Стали исследовать, причем даже в современных вакцинах, где совсем нет ртути и свинца, — никакой зависимости не получается. У тех, кто получал один вид вакцины, и у тех, кто получал другой вид вакцины, — риск развития аутизма одинаковый.

Тогда решили зайти с другой стороны. Думали, может быть, из-за прививок аутизм не возникает, но его симптомы протекают тяжелее? Но и это не получается. Аутизм протекает точно так же у тех, кто привит и не привит. Многократное повторение исследования приводит к одному и тому же выводу: мы не находим связи между аутизмом и прививками.

Понятно, что, как у каждой таблетки, у вакцины могут быть свои побочные эффекты. Бывает, что вы попробовали экзотический фрукт, и все его съели, и всем хорошо, а вы покрылись сыпью и начали чесаться. Кто-то вообще получил анафилактический шок и умер. От этого никто не застрахован, на любое вещество в мире может быть аллергия, реакция организма и так далее. Но риски, которые связаны с тем, чтобы не прививать детей, — они намного выше, чем те, которые связаны с наличием прививки. Которая, я еще раз повторю, как любое вещество, действующее на человеческий организм, может иметь побочные эффекты, но не аутизм.

autism.invamama.ru

Аутизм и вакцинация: вопрос еще не закрыт

Одна из самых болезненных тем для родителей детей-аутистов во всем мире – это вакцинация. Тысячи семей убеждены в том, что наблюдали собственными глазами регресс нормально развивавшегося здорового малыша в аутизм

Одна из самых болезненных тем для родителей детей-аутистов во всем мире – это вакцинация. Тысячи семей убеждены в том, что наблюдали собственными глазами регресс нормально развивавшегося здорового малыша в аутизм. Происходило это в возрасте полутора-двух лет после той или иной прививки.

Фото с сайта 1beautynews.com

На многочисленных родительских форумах можно прочесть весьма типичную историю: на укол ребенок отреагировал повышением температуры, пронзительным плачем, следом развились рвота и/или понос, иногда судороги; постепенно физические симптомы ослабли или ушли, но с ними ушел и малыш, радовавшийся жизни, смеющийся, карабкающийся на колени родителей, начинавший говорить первые слова и предложения. Ушел в себя, перестал реагировать на слова родителей, отзываться на собственное имя, играть, вовремя засыпать. Стал часами сидеть на полу, выстраивая машинки в ряд или вращая круглые предметы…

Таких рассказов с некоторыми вариациями – тысячи.

Официальное мнение государственных медицинских агентств США, Великобритании и других развитых стран, где рост заболеваемости аутизмом становится серьезной медицинской, социальной и экономической проблемой, сводится к тому, что регрессивный аутизм, как и классический (когда развитие ребенка нарушено от рождения), имеет генетическую природу, а то, что наблюдали и многажды описали родители, есть простое совпадение во времени.

Если А произошло после В, это совсем не означает, что В – следствие А. Тем не менее, соседство А и В уж очень явное и частое, и отмахнуться от него просто так не получается, особенно в Соединенных Штатах, где активность и настойчивость родительских организаций поистине беспрецедентна.

Не последнюю роль играет и тот факт, что регрессивный аутизм не обошел семьи врачей, биологов и химиков, которые воочию наблюдали поствакцинальную реакцию своих детей или внуков, скатившихся в аутизм после первоначального периода нормального развития, и задачу изучения механизма такой трансформации осознали как собственную миссию.

История исследований связи вакцинации и аутизма весьма драматична. Многочисленные работы, финансируемые за государственный счет, демонстрируют, как правило, отсутствие связи, однако въедливые критики, анализируя их методику, находят погрешности в том, как исследователи-эпидемиологи ведут подсчеты.

Эпидемиологические исследования всегда начинаются с формулировки критериев отбора данных, включаемых в пул исследования, и здесь есть некоторая свобода маневра, позволяющего повлиять на конечный результат. Кроме того, исследователей, работающих по контракту с государством или фармацевтическими компаниями, периодически уличают в конфликтах интересов, а то и в финансовой нечистоплотности, что, разумеется, снижает доверие к результатам.

Есть работы небольших групп и отдельных ученых, не имеющих источников финансирования, сравнимых с государственными или доступными фармабизнесу, производящему вакцины. Их результаты часто свидетельствуют в пользу наличия связи между прививками и аутизмом, хотя и не доказывают ее однозначно. Вот, например, исследование ученых из университета штата Юта «Анормальное содержание антител к кори, паротиту и краснухе в организме детей с аутизмом и аутоиммунная реакция центральной нервной системы». А вот эпидемиологическое исследование, связывающее с аутизмом вакцинацию от гепатита В новорожденных мальчиков.

Проанализировав данные национальной медицинской статистики за 1997 – 2002 годы, исследователи из Медицинского центра государственного университета (Нью-Йорк) обнаружили, что мальчики, получившие прививку от гепатита В в роддоме, в три раза чаще заболевали аутизмом, чем те, кто вообще не был вакцинирован, либо получал прививку в возрасте старше месяца.

Как правило, такие исследования сторонники официальной медицины рассматривают в лупу на предмет поиска огрех, как методологического плана, так и иного характера. Опубликованная в 1998 году работа гастроэнтеролога Эндрю Уэйкфилда, скромным выводом которой была даже не связь, а лишь «возможная корреляция» между регрессией 8 детей в аутизм и вакциной MMR (КПК – тривалентная прививка от кори, паротита, и краснухи), вызвала совершенно несоразмерную реакцию со стороны медицинского истэблишмента Великобритании.

Разразился скандал в прессе, после чего работа подверглась внимательному анализу по всем направлениям, включая и этику: критиков интересовало, насколько оправданными были инвазивные методы обследования (например, взятие крови из вены и гастроскопия), имела ли группа Уэйкфилда специальное разрешение на их проведение, в то время как и сам врач, и родители больных детей считали такого рода медицинские анализы нормальными диагностическими мероприятиями. Скандал продолжался несколько лет, Эндрю Уэйкфилда, несмотря на горячую поддержку и защиту родительских сообществ, лишили права заниматься врачебной практикой в Великобритании, а статья в «Ланцете» была отозвана. Сейчас Уэйкфилд живет в США и продолжает медицинские исследования, оставаясь постоянным объектом критики в качестве противника вакцинации.

Ирония ситуации заключается в том, что он никогда не выступал против прививок, его повесткой всегда была и до сих пор остается тема безопасности, необходимость индивидуального подхода, сокращение количества обязательных вакцин в первые годы жизни детей, предпочтительность естественного иммунитета искусственному в случае некоторых не самых опасных детских инфекций (ветрянка, краснуха, паротит).

На чашу весов за связь аутизма с вакцинацией ложатся выигранные в суде тяжбы родителей детей-аутистов с государством, в которых эксперты-медики доказали связь регресса нескольких конкретных пациентов с прививками (например, дело Ханны Полинг, дело Валентино Бокка).

Судебные победы нельзя считать научными доказательствами, но тот факт, что у нескольких конкретных детей экспертиза выявила такую связь, ставит законный вопрос: если это определенно произошло с двумя, тремя, десятью детьми, почему это не могло произойти с сотней, тысячей, несколькими тысячами тех, кого подобной экспертизе не подвергали? Если это точно произошло с десятком детей, разве это не сигнал к тому, чтобы более тщательно исследовать вопрос безопасности прививок, изучить те предрасполагающие факторы, которые могут стать фоном для сбоя, ведущего в аутизм?

Между тем, за годы неутихающих дискуссий произошел ряд сдвигов в научных представлениях об аутизме. Теперь его рассматривают не как чисто генетическое нарушение, но как заболевание многофакторное, когда некие врожденные особенности проявляются под влиянием внешнего фактора (или ряда внешних факторов), действовавшего во внутриутробный, младенческий или ранний детский период развития организма. Более того, сочетание факторов для разных пациентов и групп пациентов может быть различным.

Фото с сайта tf-immuno.ru

Аутизм связывают с нарушениями функций иммунной системы, оксидативным стрессом, митохондриальной дисфункцией, интоксикацией. Все эти физиологические аспекты могут быть связаны с иммунизацией, и предположение о том, что среди все увеличивающегося населения с аутизмом можно выделить подгруппу, чье заболевание стало сочетанием предрасполагающих факторов и триггера в виде вакцины или ряда вакцин, совсем не выглядит противоречащим здравому смыслу или научной логике. Каков размер этой подгруппы? 30% всего аутистического населения? 10%? 5%? Даже если эта доля минимальна, могут ли научное и медицинское сообщества игнорировать проблему? Ответ очевиден.

Время от времени, однако, приходится слышать о том, что вопрос о связи аутизма и прививок закрыт. Так летом 2014 года зарубежные и российские СМИ растиражировали вывод очередного мета-анализа: вакцины не приводят к аутизму.

Речь идет о работе двух австралийских исследователей под руководством эпидемиолога Гая Эслика. У критиков исследования есть ряд претензий к ее методике. Прежде всего, название работы – «Вакцины не связаны с аутизмом: доказательный мета-анализ кейс-контрольных и когортных исследований» – не соответствует содержанию. Оно создает ложное впечатление, что авторы проанализировали исследования всех вакцин, включенных в календарь прививок (порядка 70 доз от рождения до 18 лет), а между тем они исключили абсолютное большинство, сосредоточившись лишь на MMR (КПК) и вакцинах, содержащих ртутный консервант тимеросал. В частности, было исключено интереснейшее исследование 2011 года, посвященное связи конъюгированной вакцины против гемофильной инфекции типа В с аутизмом, и в целом из обширного пула, состоящего из 929 работ, посвященных теме, исследователи отобрали всего 5.

Есть претензии и к методу статистической обработки данных, в котором, по мнению критиков, используется слишком высокий порог статистической значимости, то есть то, что может быть значимым в реальности, оказывается в рамках погрешности при подсчетах в мета-анализе. Данный вопрос может быть предметом дискуссии медицинских статистиков, но ясно одно: уже в силу ограниченности отобранных для анализа данных выводы работы не могут претендовать на последнее веское слово в науке и закрыть вопрос о возможной связи аутизма с вакцинацией.

Вопрос и не закрыт. Важно отметить, что прямо сейчас идет ряд интереснейших исследований, финансируемых как федеральным правительством США, так и крупными частными организациями. Ниже – далеко не полный список и краткая характеристика некоторых из них. Будем надеяться, что результаты исследований серьезно продвинут нас в понимании как природы аутизма, так и вероятности роли прививки в качестве триггера этого нарушения развития.

Что изучают сегодня

Наиболее уязвимые фенотипы и чувствительность к внешним токсинам: от организма к механизму
Работа финансируется одной из крупнейших общественных организаций США, занимающейся деятельностью в интересах детей с аутизмом Autism Speaks, исполнитель – Лаборатория доктора Рейчел Нобль (Рочестер, США). В основе работы – гипотеза о том, что наиболее чувствительную подгруппу в аутизме составляют дети, страдающие от окислительного стресса, под воздействием внешних факторов приводящего к нарушениям клеточных функций.

В качестве одного из таких факторов будет исследован вакцинный консервант тимеросал, а так же другие ингредиенты вакцин. Исследование должно выяснить, как в зависимости от фенотипа пациента меняется реакция организма на данные ингредиенты.

Оценка иммунного и физиологического ответа у детей с аутизмом на вызовы иммунной системе
Также финансируется Autism Speaks, исполнитель – группа Д. Ван дер Уотер, университет Калифорнии (Дэвис). Существуют научные доказательства того, что аутизм в ряде случаев связан с изменениями в работе иммунной системы, однако вопрос о том, как отвечает иммунная система аутичного ребенка на иммунный вызов в виде прививки, до сих пор не получил заслуженного внимания.

Имеются данные о том, что дети, уже страдающие аутизмом, гораздо чаще демонстрируют негативные побочные эффекты вакцинации, чем здоровые дети. Данное исследование изучит реакцию иммунной системы аутистов на бактериальные и вирусные вакцины через анализ изменений в общем медицинском и конкретно митохондриальном статусах, а так же в поведении детей.

Фото с сайта golos-ameriki.ru

Исследование регресса после вакцинации
Финансируется Autism Speaks. Исполнитель – группа Роберта Дэвиса на базе сети медицинских учреждений Kaiser Permanente, штат Джорджия. Задача исследования – поиск в медицинских базах данных сведений о пациентах, имевших осложнения после прививки MMR (КПК) и выделение среди них подгруппы детей, которым в дальнейшем потребовались диагностические процедуры, связанные с жалобами неврологического характера.

Если будет выявлена подгруппа пациентов, чей регресс в аутизм прослеживается в истории болезни, беря начало от реакции на прививку, это станет основанием постановки задач для последующего исследования данной подгруппы на предмет поиска общих физиологических и биохимических особенностей.

Исследование связи тимеросала и аутизма
Финансируется федеральным правительством США. Исполнитель – Доктор Франк Де Стефано, Центр контроля заболеваемости. Кейс-контрольное исследование, в котором анализируются медицинские данные детей-аутистов из трех специализированных государственных интернатов в сравнении с медицинскими данными соответствующих по возрасту, полу и другим параметрам здоровых детей. Помимо записей в истории болезни используется опрос матерей участников исследования. Данные собирались в течение 3-летнего периода, в настоящее время идет их анализ.

Анализ взаимодействия рилиновой гаплонедостаточности, мужского пола и воздействия ртути в процессе развития организма
Финансируется Autism Speaks. Исполнитель – Флавио Келлер, Биомедицинский университет Рима. Исследование будет проводиться на животной модели, исследуя гормональный фон и возможные внешние триггеры развития аутоподобного состояния у мышей. Мышей с мутацией рилинового гена (присутствующей у ряда обследованных пациентов с аутизмом) подвергнут воздействию этил-ртути и метил-ртути.

Исследователи будут наблюдать за поведением мышей, а также анализировать возникшие неврологические нарушения. Ученые также проведут эксперименты для выявления роли мужского полового гормона тестостерона в развитии аутизма. Ученые используют уникальный дизайн исследования для изучения взаимодействия множественных факторов в этиологии заболевания.

Стимуляция метил-ртутью антиапоптических сигналов в стволовых клетках
Финансируется федеральным правительством США. Исполнитель – доктор Джозеф Бресслер, институт Кеннеди Кригера, Балтимор. Это исследование посвящено изучению антиапоптического эффекта низких концентраций метил-ртути и кадмия в клетках.

Исследование потенциального вредного эффекта ртути на нечеловеческих приматов
Финансируется организацией SafeMinds. Исполнитель – доктор Томас Бурбачер, университет Вашингтона. Исследуется влияние ртути на различные виды клеток мозга нечеловеческих приматов.

Токсически индуцировнаный аутизм и митохондриальная модуляция экспрессии генов
Финансируется федеральным правительством США. Исполнитель – Богдан Влодрачек, университет Техаса. На животной модели исследуется влияние ртути и других тяжелых металлов на эмбриональной стадии на изменения митохондриальных ДНК, приводящих впоследствии к развитию аутизма.

www.miloserdie.ru

«Прививки вызывают аутизм» Ася Казанцева разоблачает мифы в книге «В интернете кто-то неправ!»

В феврале издательство Corpus выпускает книгу научного журналиста Аси Казанцевой, лауреата премии «Просветитель» — «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов». Книга выходит при поддержке фонда «Эволюция». В ней автор развенчивает дюжину мифов и объясняет, как научиться анализировать информацию, чтобы разобраться — верно ли то или иное утверждение. «Медуза» публикует фрагмент второй главы книги.

«Прививки вызывают аутизм»

Судя по всему, нет. Этот миф происходит из единственной научной публикации, которая впоследствии была отозвана из журнала, поскольку автор был уличен в подтасовке данных.

Мальчик, известный публике под именем «пациент 11», выглядел вполне здоровым, пока ему не исполнился год и месяц. В этом возрасте начали появляться тревожные симптомы. При попытках говорить ребенок произносил все слоги очень медленно, растягивая звуки. Он демонстрировал стереотипные, многократно повторяющиеся движения рук. Состояние ребенка постепенно ухудшалось, и к полутора годам стало понятно, что речь идет об аутизме.

Другой ребенок, «пациент 2», развивался, как все дети, до года и девяти месяцев. Но потом он начал кричать по ночам и биться головой о кроватку. В дальнейшем у него тоже был диагностирован аутизм.

Оба ребенка в возрасте года и трех месяцев получили прививку от кори, краснухи и паротита. Оба, вместе с еще десятью детьми, стали героями знаменитого исследования Эндрю Уэйкфилда о связи между вакцинацией и аутизмом, опубликованного в 1998 году в известном медицинском журнале The Lancet.

Через несколько лет медицинский журналист Брайан Дир обратил внимание на одну маленькую деталь: в статье Уэйкфилда было указано, что первые признаки аутизма проявились у пациента 11 через неделю после прививки (а не за два месяца до нее), у пациента 2 — через две недели (а не через полгода). Это отчетливо противоречило словам родителей, у которых Дир брал интервью. Мама пациента 2 впоследствии объяснила это расхождение тем, что Дир давил на нее и требовал четкого ответа о времени начала заболевания, словно представитель бульварной прессы, и она растерялась. Папа пациента 11 сказал: «Если в статье Уэйкфилда действительно описан случай моего сына, то это явная фальсификация».

Озадаченный Брайан Дир добился того, чтобы Главный медицинский совет Великобритании запросил медицинскую документацию по всем детям, участвовавшим в исследовании Уэйкфилда. Там действительно обнаружилось множество несостыковок. Уэйкфилд утверждал, что исследованные им дети страдают от регрессивного аутизма (с утратой достигнутых навыков), — но этот диагноз был подтвержден только для одного мальчика. Гипотеза Уэйкфилда заключалась в том, что ослабленный вирус кори, содержащийся в вакцине, расселяется в клетках кишечника и вызывает воспаление, а затем приводит к появлению симптомов аутизма* — но по крайней мере некоторые из детей, у которых действительно были проблемы с кишечником, страдали от них еще до того, как получили прививку от кори. Чтобы обнаружить колит, доктор Уэйкфилд делал многим детям колоноскопию — весьма неприятное вмешательство — без каких-либо внятных медицинских показаний, что вызвало серьезные сомнения в этичности исследования. Ко всему прочему обнаружилось, что пациентов набирали по знакомству, преимущественно среди противников прививок.

* Идея о том, что в аутизме виноват не вирус, а консервант на основе ртути (мертиолят, он же тиомерсал), по-видимому, зародилась независимо от Уэйкфилда. По современным научным представлениям, содержавшиеся в вакцинах дозы консерванта неопасны, в том числе не повышают вероятность развития аутизма, но из сочувствия к обеспокоенной общественности многие производители все равно исключили его из состава вакцин.

В общем, даже если допустить, что исследование Уэйкфилда не было сознательной фальсификацией, очевидно, что работа проведена крайне небрежно и данные, якобы подтверждающие гипотезу Уэйкфилда о связи прививок, кишечных расстройств и аутизма, буквально притянуты за уши. Для чего врачу понадобилось так рисковать своей репутацией? Пока Уэйкфилд еще был на вершине славы и раздавал направо и налево интервью о своих исследованиях, он подчеркивал, что, по его мнению, не следует прививать детей от кори, краснухи и паротита одновременно; необходимо использовать отдельные вакцины. Брайану Диру не составило труда выяснить, что одну такую вакцину от кори Эндрю Уэйкфилд как раз запатентовал — чуть меньше чем за год до того, как обнаружил страшную опасность комплексной вакцины. Существовал и ряд других интересных обстоятельств, типа сговора Уэйкфилда с компанией, которая собиралась судиться с производителями вакцин.

Проанализировав совокупность установленных фактов, редакция журнала The Lancet приняла решение отозвать статью Уэйкфилда (ее и сейчас можно найти в интернете, но каждая страница перечеркнута ярко-красной надписью RETRACTED), а Главный медицинский совет Великобритании лишил Уэйкфилда права заниматься медицинской деятельностью.

Для того чтобы выяснить, вызывает ли обстоятельство Х последствие Y, двенадцати придирчиво отобранных детей совершенно недостаточно. Даже если бы у них у всех действительно, без фальсификаций, после прививки начался аутизм, можно точно так же найти двенадцать детей, у которых он начался после того, как они впервые попробовали кабачок; остались ночевать у бабушки; побывали в «Диснейленде». Важны исследования на больших выборках — и в случае с вакцинацией, как легко догадаться, в них нет недостатка, потому что привитых детей много (и непривитых, к сожалению, тоже).

В Дании у каждого человека есть личный идентификационный номер, типа нашего ИНН, но только к нему привязывается еще и медицинская информация, в том числе данные о прививках и о поставленных диагнозах.

Это обстоятельство позволило проанализировать состояние здоровья всех детей, родившихся в промежутке с 1 января 1991 года до 31 декабря 1998 года, — в общей сложности их было 537 303, из них 440 655 были вакцинированы против кори, краснухи и паротита, а 96 648 по тем или иным причинам прививку не делали. В первой группе аутизм был диагностирован у 269 детей, а во второй группе — у 47. По грубым прикидкам получается, что аутизмом заболевает 0,06% детей в группе привитых и 0,05% в группе непривитых — вообще говоря, это гораздо больше похоже на статистическую погрешность, чем на строгую причинно-следственную связь. Но авторы работы использовали более сложные алгоритмы подсчета, их интересовал такой показатель, как person-years, количество лет, включенных в наблюдение, и, кроме того, они делали поправку на пол детей, их вес при рождении и ряд других факторов, которые, по статистике, могут оказывать влияние на вероятность развития аутизма. При таком подсчете получилось, что шансы заболеть аутизмом для вакцинированного ребенка даже ниже, чем для невакцинированного, — правда, уровень расхождения цифр примерно такой же, статистически недостоверный. К сожалению, опираясь на результаты этого исследования, мы не можем говорить «Вакцинация против кори защищает от аутизма!» — но и антипрививочники не могут говорить, что вакцинация против кори его вызывает*.

* Эти цифры хорошо иллюстрируют, почему важны большие выборки. Как бы мы их ни крутили и ни пересчитывали, у нас не получится вытянуть оттуда статистически достоверное отличие, если его там нет, — ни в одну, ни в другую сторону. А вот если бы мы взяли из всей популяции, например, только 50 привитых, среди которых случайно оказалось бы два человека с аутизмом, и только 50 непривитых, среди которых случайно оказались бы четыре человека с аутизмом, результаты получились бы намного интереснее.

Похожее масштабное исследование с похожими выводами проводилось и в Финляндии, но ссылаться на него я не стала: в работе указано, что она поддержана фармацевтической компанией Merck, а этот факт, естественно, влечет подозрения в необъективности. Да и вообще, по возможности лучше всегда ссылаться не на отдельные исследования, а на метаанализы, обобщающие результаты работы нескольких независимых групп. Очередной большой метаанализ о поисках связи аутизма с вакцинацией против кори, краснухи и паротита был опубликован летом 2014 года. В него были включены пять крупных когортных исследований (при такой методике сравнивают риск развития заболевания в больших группах детей, в данном случае привитых и непривитых) и пять исследований «случай-контроль» (здесь в центре внимания дети, у которых уже развился аутизм, и ученые исследуют, какие прививки им делали и могут ли эти обстоятельства быть связаны). В общей сложности были проанализированы данные по 1 266 327 детям, и авторы с уверенностью утверждают, что никакой связи между вакцинацией и расстройствами аутистического спектра не существует. В конце есть трогательное лирическое отступление: «Я эпидемиолог, и я считаю наши выводы достоверными, — пишет один из авторов. — При этом, как отец троих детей, я понимаю страхи, связанные с вакцинацией. У моих первых двух детей из-за рутинной вакцинации были фебрильные судороги. Но это не стало для меня поводом отказаться от прививания третьего ребенка, я просто более внимательно относился к его состоянию».

Считается, что самые лучшие статьи, обобщающие результаты испытаний лекарственных препаратов, публикует некоммерческая организация Cochrane Collaboration. Устоявшегося варианта транслитерации нет, сосуществуют варианты «Кокран» и «Кохрейн» с многочисленными производными от них. Как бы там ни было, у нее есть научный обзор про вакцину против кори, краснухи и паротита, включающий результаты 64 больших исследований, в которых в общей сложности приняли участие 14 700 000 детей (четырнадцать миллионов, Карл!). В основном работа посвящена оценке эффективности вакцины (получается, что разовая доза страхует от заболевания корью в 95% случаев), но также отмечается, что связь прививки с аутизмом (а еще с астмой, лейкемией, сенной лихорадкой, диабетом 1-го типа, нарушениями походки, болезнью Крона, демиелинизирующими заболеваниями и подверженностью бактериальным и вирусным инфекциям — вот сколько страшилок!) весьма маловероятна. В переводе с вежливого языка науки на человеческий это означает «связь отсутствует», просто серьезные ученые стараются не делать категоричных заявлений.

Ложечки нашлись, а осадок остался

Когда человек пишет научную статью (или даже научно-популярную книжку), которую перед публикацией будут читать серьезные люди, он вынужден быть аккуратным в формулировках, ссылаться на источники, не делать бездоказательных сильных утверждений, все время пересыпать свою речь оборотами типа «вероятно», «не исключено», «можно предположить».

Затем, когда автор, пользуясь дивидендами от своего напечатанного текста, оказывается на пресс-конференции, перед телекамерой, отвечает на вопросы после публичной лекции, — он обычно позволяет себе намного большую степень категоричности. Это в значительной степени непроизвольная реакция: ты и сам лучше помнишь то, что кажется тебе ярким, а перепроверить в режиме прямой речи не можешь; ты понимаешь, что если отвечать совсем корректно, то это история на полчаса, а регламент предполагает две минуты; наконец, сложно не говорить того, чего от тебя явно и откровенно ждут журналисты и аудитория, а они ждут чего-нибудь простого, яркого и восхитительного. Даже если ты не хочешь вводить никого в заблуждение, в устной речи это почти неизбежно. А уж если ты сознательно хочешь ввести общественность в заблуждение — нет ничего проще, чем сделать это во время публичного выступления. Тебе говорят: «Нет научных данных, подтверждающих вашу теорию», а ты отвечаешь: «Таких данных полно, вы просто плохо знакомы с литературой». Если ты делаешь это с достаточно уверенным видом, симпатии публики будут на твоей стороне, а перепроверять никто не станет.

Непосредственно в ланцетовской публикации Уэйкфилд говорит о связи аутизма и вакцинации дословно следующее: «Если существует причинно-следственная связь между описанным нами синдромом и вакцинацией против кори, краснухи и паротита, то можно ожидать повышения частоты синдрома после введения вакцины в Великобритании в 1988 году. Доступные данные не позволяют судить о том, есть ли какие-либо изменения в частоте синдрома или связь с вакцинацией». В последовавших публичных выступлениях это закономерным образом переросло в утверждения о том, что комплексная вакцина вызывает аутизм и ее использование необходимо прекратить.

Не было скорректировано содержание речей Уэйкфилда и после разоблачения — ну, а куда теперь деваться? «В моих исследованиях не было никакого мошенничества, никакой фальсификации, никаких мистификаций», — стоит на своем бывший ученый, пока телеведущий зачитывает длинный-длинный ряд доказательств подлога. Здесь важно, что любой нормальный человек, наделенный способностью к эмпатии, но не погруженный глубоко в тему, при просмотре подобного интервью невольно задумается, а не прав ли Уэйкфилд — иначе с чего бы он выглядел так самоуверенно?

Результаты работы Уэйкфилда не заставили себя ждать. В 1997 году в Англии были привиты против кори, краснухи и паротита 91,5% двухлетних детей. После того как родители начали массово отказываться от вакцинации, этот показатель пополз вниз и достиг 79,9%. Только после 2004 года, когда был опубликован основной массив информации, найденной Брайаном Диром, уровень охвата вакцинацией начал восстанавливаться, но возвращения к исходным показателям удалось достичь только в 2012 году. Сходная картина наблюдалась в других частях Соединенного Королевства — Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии. Повлияли идеи Уэйкфилда и на другие страны; на российских антипрививочных сайтах он до сих пор пользуется почетом и уважением.

Снижение уровня вакцинации предсказуемо вызвало повышение заболеваемости корью. Если в 1998 году в Англии и Уэльсе было зарегистрировано 56 лабораторно подтвержденных случаев кори, то в 2006 году их было уже 740, а в 2008-м эта цифра достигла 1370, и британское Агентство по охране здоровья было вынуждено констатировать, что корь снова стала в Соединенном Королевстве эндемичной болезнью (то есть вирус постоянно циркулирует в популяции, а не завозится время от времени больными путешественниками). Уровень заболеваемости остается высоким и сегодня: за годы страха перед вакциной появилось вполне достаточно подросших непривитых детей, чтобы вирус кори мог спокойно передаваться от человека к человеку, не исчезая с острова.

Можно ли сказать, что в триумфальном возвращении кори в Соединенное Королевство и сопредельные страны виноват лично Эндрю Уэйкфилд? Вопрос неоднозначный. Первая после его публикаций вспышка кори, разразившаяся в Дублине в 2000 году и повлекшая гибель трех человек, вполне могла быть не связана с обаянием Уэйкфилда — там и до его выступлений был не слишком высокий уровень вакцинации. Мальчик, погибший от кори в Англии в 2006 году (по сообщению ВОЗ, первая жертва за 14 лет), не был привит от кори не из-за любви его родителей к Уэйкфилду, а по медицинским показаниям (но, разумеется, его шансы столкнуться с корью существенно выросли из-за ее широкого распространения в Великобритании). При вспышке кори в Уэльсе в 2013 году, по данным СМИ, заболевали в основном дети, чья пропущенная плановая вакцинация от кори пришлась на период максимального страха перед прививкой, но все равно нет возможности установить, сколько детей заболели корью именно из-за Уэйкфилда, а сколько не были вакцинированы по каким-то другим причинам. Сам Уэйкфилд, комментируя ситуацию в Уэльсе, винит во всем правительство: вот предоставили бы, говорит, людям хорошую вакцину только против кори (негласно подразумевается: например, такую, как я запатентовал) вместо ужасной комплексной вакцины против кори, краснухи и паротита — глядишь, люди бы тогда прививались и не болели.

www.yaprivit.ru