Проблемы шизофрении

Проблема шизофрении

Шизофрения — группа психических расстройств, характеризующаяся разнообразным течением, наличием позитивной, негативной и когнитивной симптоматики, сочетающейся между собой в рамках определенных форм.

Проблема шизофрении многогранна и выходит за рамки медицины. Это психическое расстройство привлекает внимание не только врачей, психологов и социальных работников, к ней проявляют интерес антропологи, философы, теологи, историки, журналисты и люди многих других профессий.

Писатели и художники не раз обращались к теме шизофрении, а ученые нередко искали следы гениальности в работах тех, кто страдал этой болезнью.

C того момента, когда был предложен термин «шизофрения», дефиниции этого понятия нередко отличались между собой в разных странах.

По словам J. Wyrsch (1960), несмотря на то что «по ту и другую сторону Рейна авторитетом пользовались как E. Kraepelin, так и Е. Bleuler, под одним и тем же словом „шизофрения“ понималось не одно и то же». Возможно, в психиатрии двадцатого столетия оно мало что проясняло, но зато нередко становилось клеймом, которое часто ставилось по ошибке и могло нанести реальный вред, нарушая права человека.

Уместно вспомнить, что Е. Bleuler, предложил термин «шизофрения» как раз для того, чтобы предотвратить формирование к этой болезни отрицательного отношения со стороны общества. С его точки зрения, предшествующие определения и «преждевременное слабоумие» и «интрапсихическая атаксия» не только не соответствовали сути заболевания, но способствовали плохому обращению с людьми, страдающими этой болезнью.

История знает немало примеров роковой роли многих терминов психиатрии. Например, когда в 1933 г. в Германии был введен «закон о недопущении наследственно отягощенного потомства», слово «шизофрения» стало крайне опасным.

В истории медицины значение шизофрении трудно переоценить. Многие термины психиатрии развивались параллельно с эволюцией учения об этом психическом расстройстве, так язык современной психопатологии отчасти сложился под влиянием описаний клинической картины шизофрении.

Одни понятия, столь популярные на момент своего появления, сменялись другими, на взгляд исследователей, более точно отвечавшими сути болезни. Некоторые термины, например, такие как «преждевременное слабоумие», уже принадлежат страницам истории, а понятия «процессуальность», «психотический», «функциональный психоз» или «эндогенное заболевание» признаны расплывчатыми, не имеющими четких критериев.

И сегодня значение многих клинических понятий, относящихся к области шизофрении, постоянно эволюционирует, постепенно подстраиваясь под требования практики и результаты, полученные в ходе новых исследований.

Врач-психиатр, психотерапевт высшей категории,

www.depressia.com

Шизофрения: диагностика заболевания

Причины шизофрении до конца не известны. Однако, скорее всего, шизофрения является результатом сложного взаимодействия генетических и ситуационных факторов.

Генетические корни шизофрении

Шизофрения имеет сильный наследственный компонент. Люди, у которых кто-то из родителей или брат (сестра) болеют или болели шизофренией, имеют 10% риск заболеть данной болезнью, в отличие от 1% риска в целой популяции.

Но наследственность только влияет на шизофрению, но не определяет ее развитие. 60% больных шизофренией живут с полностью здоровыми в этом отношении родственниками. Другими словами, не биология определяет судьбу.

Средовые корни шизофрении

Исследования близнецов и усыновленных детей подтверждают, что наследственные гены делают человека более уязвимым к шизофрении, а потом факторы среды, складываясь с генетической уязвимостью, могут запустить заболевание.

Что касается факторов среды, то все больше и больше исследований указывают на роль стресса – в течение беременности или на более поздних стадиях развития.

Высокие уровни стресса могут запускать шизофрению посредством большей выработки в организме гормона кортизола.

Стресс-индуцирующие средовые факторы включают:

1. Вирусные инфекции во время беременности;

2. Гипоксия во время родов;

3. Вирусные инфекции в раннем возрасте;

4. Ранняя потеря родителей;

5. Физический или сексуальный абьюз в детстве;

6. Нарушения мозговых структур.

В добавление к аномальным химическим мозговым процессам, аномалии мозговых структур могут также играть роль в шизофрении. У некоторых больных шизофренией обнаружены увеличенные мозговые желудочки, что свидетельствует о недостатке объема для мозговых тканей.

Также обнаружена ненормально низкая активность фронтальной коры – области, ответственной за планирование, рассуждение и принятие решений.

Некоторые исследования также подтверждают, что мозговые нарушения, локализованные в височных долях, в гиппокампусе и амигдале, связаны с позитивными симптомами при шизофрении.

Но, несмотря на очевидность аномалий мозга, связанных с шизофренией, вряд ли можно утверждать, что шизофрения напрямую связана с какими-то определенным участком мозга.

Эффекты шизофрении

Когда симптомы шизофрении игнорируются или неправильно лечатся, ее воздействие на человека может быть разрушительным – и для самого человека, и для его близких.

Некоторые такие последствия шизофрении:

1. Проблемы во взаимоотношениях. Отношения сильно страдают, потому что люди с шизофренией часто избегают контактов и изолируют себя. Паранойя, свойственная больным шизофренией, заставляет их быть подозрительными к друзьям и членам семьи.

2. Отрыв от обычных дел. Шизофрения приводит к нарушениям в рутинных ежедневных делах – из-за социальных трудностей и потому, что обычные дела становятся трудными, если не невозможными. Бред, галлюцинации, дезорганизованность мышления мешают делать обычные дела типа пользования душем, еды и домашней уборки.

3. Алкоголь и наркотики. Больные шизофренией часто имеют проблемы с алкоголем и наркотиками, которые часто используются, чтобы получить хотя бы некоторое облегчение. Часто пациенты с шизофренией много курят – по той же причине, и это создает проблему, связанную с эффективностью одновременно принимаемых лекарств.

4. Повышенный суицидальный риск. Люди с шизофренией имеют высокий риск совершения суицида. Любой разговор на эту тему, любые угрозы или жесты, связанные с суицидом, должны быть восприняты крайне серьезно.

Пациенты с шизофренией очень часто совершают самоубийство на высоте психотического эпизода, в периоды депрессии, а также в первые 6 месяцев после начала лечения.

Диагностирование шизофрении

Диагноз шизофрении может быть поставлен только на основе полной психиатрической оценки, анализа медицинской истории и данных общемедицинской диагностики:

1. Психиатрическая оценка: доктор или психиатр будет задавать серии вопросов о вас или о вашем близком;

2. Сбор медицинской истории семьи. Поскольку шизофрения, предположительно, имеет генетическую составляющую, для правильной постановки диагноза важно получить общие сведения о семейных обстоятельствах – болел ли кто-то в семье психическим заболеванием, каким именно, имелись ли у родственников странности характера и т.п.

3. Общая медицинская диагностика нужна, чтобы исключить другие диагнозы. Доктор может направить, например, на МРТ мозга, чтобы выявить мозговые патологии, продуцирующие симптомы, напоминающие симптомы шизофрении.

Основанием для диагностики шизофрении служит присутствие двух и более симптомов за последние 30 дней:

3. Дезорганизованная речь;

4. Дезорганизованное или кататоническое поведение;

5. Негативные симптомы: эмоциональная плоскость, апатия, молчаливость;

6. Значимые проблемы функционирования на работе или в школе, в отношениях с людьми, заботе о себе.

Заболевания, которые могут выглядеть похожим на шизофрению образом, но не быть ею:

1. Другие психотические заболевания.

Шизофрения относится к типу психотических заболеваний, важным признаком которых является значимая потеря контактов с реальностью.

Но существует целая группа заболеваний, которые, не являясь шизофренией, производят похожие симптомы — шизоаффективное расстройство, шизофреноформное расстройство, короткий психотический эпизод. Из-за трудностей в их различении может понадобиться до 6 месяцев или даже больше, чтобы установить точный диагноз.

2. Злоупотребление психоактивными веществами.

Психотические симптомы могут быть запущены многими веществами, включая алкоголь, героин, амфетамины, кокаин. Даже превышение дозировок некоторых лекарств может приводить к психотическим реакциям. Токсикологический скрининг может выявить индуцированные лекарствами психотические реакции.

3. Cоматические заболевания.

Симптомы, подобные тем, что производит шизофрения, могут быть признаками определенных неврологических болезней ( эпилепсия, опухоль мозга, энцефалит), эндокринных и метаболических расстройств, аутоимунных заболеваний, в которых задействована центральная нервная система.

4. Расстройства настроения.

Шизофрения часто включает изменения настроения по типу мании и депрессии. В то время как эти изменения настроения менее серьезны, чем те, что свойственны биполярному расстройству и депрессии, они могут усложнить постановку диагноза.

Шизофрению особенно трудно отличить от биполярного расстройства. Позитивные симптомы шизофрении (бред, галлюцинации, дезорганизованная речь) могут выглядеть как проявления манического эпизода биполярного заболевания, в то время как негативные симптомы (апатия, социальное избегание, низкая энергетика) могут выглядеть как депрессивный эпизод.

5. Посттравматическое стрессовое расстройство.

ПТСР – это тревожное расстройство, которое может развиться после сильного стрессового травматического события военного характера, несчастного случая, нападения. Люди с симптомами ПТСР переживают симптомы, похожие на симптомы шизофрении.

Например, элементы флешбеков могут выглядеть как примеры галлюцинаций. Оцепенение и избегание, характерные для ПТСР, могут выглядеть как негативные симптомы шизофрении.

Диагноз шизофрении не есть приговор, указывающий на все ухудшающиеся симптомы и госпитализацию. Восстановление возможно. Фактически, большинство людей с шизофренией со временем чувствуют себя лучше.

Для каждых пяти людей, заболевших шизофренией, характерно то, что:

1. Один будет чувствовать себя лучше;

2. Трое будут чувствовать себя лучше, но временами симптомы будут давать о себе знать;

3. Еще у одного симптомы, затрудняющие жизнь, будут сохраняться постоянно.

Итак, если сомнения относительно правильности диагноза шизофрении разрешены, то пациенту может быть поставлена одна из следующих разновидностей шизофрении:

Параноидная форма шизофрении

Самая определяющая черта параноидной шизофрении – присутствие слуховых галлюцинаций или заметных бредовых мыслей о преследовании и заговоре. Однако, люди, страдающие этим видом шизофрении, могут быть более работоспособными и включенными в отношения, чем люди с другими типами шизофрении.

Причины до конца не ясны, но, возможно, что это связано с тем, что симптомы параноидной шизофрении появляются в ходе жизни довольно поздно, так что человек достигает высокого уровня функционирования до начала болезни.

Поэтому при этой форме заболевания люди часто способны, при правильном управлении своим заболеванием, вести довольно нормальную жизнь.

Люди с параноидной шизофренией могут не казаться странными или необычными и могут не хотеть обсуждать симптомы своей болезни. Обычно галлюцинации и бред сконцентрированы на нескольких особенных и постоянных темах. Эти темы и влияют на особенности поведения человека.

Например, люди, которые верят, что их незаслуженно преследуют, могут легко стать агрессивными и проявить враждебность. Часто люди с параноидной шизофренией попадают в поле зрения врачей только после очень сильного жизненного стресса, который приводит к усилению симптомов.

Если нет очевидно наблюдаемых симптомов, то выявить эту форму шизофрении можно только обсуждая мысли пациентов, что бывает трудно, учитывая подозрительность и опасливость таких людей в общении с незнакомым человеком.

В зависимости от времени мы можем наблюдать разные по природе и серьезности симптомы. В период обострения может стать видимой дезорганизация мышления.

В этот период человеку труднее вспоминать недавние события, говорить связно, вести себя в организованной рациональной манере. Друзья или члены семьи, замечающие такие изменения в своем близком, могут помочь ему получить профессиональную помощь.

Основные симптомы параноидной шизофрении:

1. Бред преследования, отношения, особенного происхождения, особой миссии, бред ревности или телесных изменений.

2. Галлюцинаторные голоса, угрожающие пациенту или подающие команды, или слуховые невербальные галлюцинации: смех, свист, гудение и т.д.

3. Вкусовые или обонятельные галлюцинации, сексуальные или другие телесные ощущения, визуальные галлюцинации, но они встречаются гораздо реже.

Кататоническая форма шизофрении

Наиболее заметные черты кататонической формы шизофрении включают расстройства движения.

Кататоническая форма шизофрении диагностируется, если, наряду с общими критериями наличия шизофрении, обнаруживается, что в клинической картине доминируют такие проявления, как:

1. Ступор. Резкое снижение реакций на окружающий мир, спонтанных движений и активности, а также мутизм – заторможенность речи.

2. Возбуждение. Очевидно бесцельная моторная активность, не вызванная внешними стимулами.

3. Позирование. Добровольное нахождение в странных и вычурных позах.

4. Негативизм. Очевидно немотивированное сопротивление инструкциям или попыткам сдвинуть с места, или движения в противоположном направлении.

5. Ригидность. Поддержание ригидных поз в противовес попыткам их изменить.

6. «Восковая гибкость» – поддержание конечностей и тела в позе, заданной кем-то.

7. Другие симптомы, такие как автоматическое согласие с инструкциями (командный автоматизм) и бесконечное повторение слов и фраз (персеверации).

Если человек кажется замкнутым и имеет симптомы, наводящие на мысль о кататонической шизофрении, этот диагноз может быть предварительным до тех пор, пока не обнаружатся дополнительные симптомы.

Важно помнить, что не все кататонические симптомы говорят о шизофрении. Такие симптомы могут быть спровоцированы органической болезнью мозга, метаболическими расстройствами, алкоголем и лекарствами, быть проявлением определенных расстройств настроения, например, депрессии.

«Гебефренная» форма шизофрении

Как следует из названия, главная черта этой формы шизофрении – это нарушение протекания мыслительных процессов. Как правило, мы не видим ярко выраженных бреда или галлюцинаций, хотя они и могут присутствовать.

Основным является то, что человек имеет значительные трудности с поддержанием ежедневных рутинных дел. Даже одевание, мытье, чистка зубов могут стать очень трудными и даже невозможными для человека.

Часто наблюдаются эмоциональные нарушения. Человек может быть эмоционально нестабилен, показывать неадекватные ситуации переживания, не быть способным реагировать так, как делают это здоровые люди.

Специалисты называют это эмоциональной уплощенностью и притупленностью. Такие пациенты могут вести себя дурашливо и легкомысленно, как человек, например, который хохочет на похоронах или по другому печальному поводу.

Люди с этим типом шизофрении также очень плохо общаются. Временами их речь может казаться несвязной – в соответствии с нарушенным у них мышлением. Налицо бывают трудности правильного, осмысленного употребления слов.

psyhologytoday.ru

Проблемы шизофрении

Замысел и постановка настоящего исследования обусловлены результатами предшествующих этапов работы лаборатории патопсихологии НИИ клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР.

В самом общем виде эти результаты можно сформулировать следующим образом. Наиболее общей и существенной характеристикой изменения познавательной деятельности при шизофрении является нарушение избирательности в структуре широкого круга познавательных процессов (20). Было также показано, что обнаруженное изменение познавательной деятельности не связано с нарастанием шизофренического процесса, а относится к предиспозиционным (предшествующим заболеванию) аномалиям психики. Обнаружились корреляции выраженности выявленной аномалии мышления с некоторыми преморбидными характерологическими особенностями. Это подкрепило тезис о том, что выявленная патология может быть компонентом более общего конституционального склада психики (19). Все это определило постановку вопроса о генезисе аномальных особенностей познавательных процессов, что привело к необходимости построения исследования в плане онтогенетического изучения формирования этой аномалии.

Исходя из того, что данная аномалия познавательной деятельности связана с определенным психическим складом личности, мы избрали объектом исследования контингент детей, характеризующихся в первую очередь шизоидными чертами психики, такими как трудности установления эмоциональных контактов с окружающими, трудности общения. Для исследуемых детей был характерен дизонтогенез психического развития искаженного типа: на фоне соответствующего возрасту или опережающего интеллектуального и речевого развития у них отмечалось недостаточное развитие практических навыков, плохая адаптация к новым условиям, черты необычности и чудаковатости в поведении, речи и мышлении.

Характерной чертой психического развития этих детей является отсутствие у них ролевых игр. Ни на одном возрастном этапе они не играли со сверстниками в сюжетные игры, не принимали социальных ролей, не воспроизводили в играх ситуации, отражающие реальные жизненные межличностные отношения (профессиональные, семейные и т. д.). Они, как правило, играли в одиночку и не включали в свои игры других детей. Содержание таких артистических игр было необычным.

Увлечения детей, характеризующихся указанными чертами психики, в большинстве своем односторонни: любят перечитывать одни и те же книги, прослушивать одни и те же пластинки, коллекционировать однообразные предметы. Некоторые любят рисовать, лепить, увлекаются резьбой по дереву, но продукты их творчества, как правило, однообразны. Часто это оторванные от действительности бессодержательные увлечения: сочинение бессмысленных стихов, «чтение» книг на непонятном языке, вычерчивание схем и маршрутов вымышленных городов и т. д. Иногда их увлечения связаны с продуктивной деятельностью: рано проявляющийся интерес к цифрам и буквам, а в дальнейшем — интерес к математике и изучению иностранных языков, к шахматной игре, к музыке и т. д. Обращает на себя внимание, что круг склонностей и интересов, характеризующий изучаемую категорию лиц, относительно узок. Можно полагать, что он ограничен развитием односторонних способностей, которые могут порой достигать достаточно высокого уровня. Но эти дети не производят впечатление ярких многосторонних индивидуальностей.

Указанные черты психического склада широко отмечаются в качестве характерных как для психического развития лиц шизоидного круга, так и больных малопрогредиентными формами шизофрении с относительно благоприятным течением процесса (3, 5, 12, 22, 24, 26, 27). В целях исследования мы сочли возможным объединение в одну экспериментальную группу шизоидных психопатов и больных малопрогредиентной шизофренией по наличию указанных (конституционально обусловленных) шизоидных черт характера. При этом мы отдаем себе отчет в неоднородности этих групп по ряду клинических характеристик, принимая во внимание то обстоятельство, что эти клинические особенности (по данным наших исследований) не оказывают решающего влияния на развитие изучаемых нами аспектов психической деятельности.

Экспериментально-психологические исследования особенностей психического развития детей с частично сходными особенностями психики в основном ведутся в рамках синдрома раннего детского аутизма, описанного Каннером (30), п касаются прежде всего детей с выраженными чертами задержки психического развития. Большинство авторов отмечает в качестве специфической характеристики синдрома аутизма глубокий познавательный дефицит. Одни авторы главной характеристикой когнитивного дефицита считают патологию речи (31), другие приходят к заключению, что основной познавательный дефицит аутистических детей не в собственно речевой недостаточности, а скорее в основе тех процессов, которые необходимы для развития репрезентативной и символической систем (28).

Rutter особо подчеркивает то обстоятельство, что синдром аутизма отмечается у детей с разным уровнем интеллекта, а эти дети различаются между собой по ряду характеристик. Дети с задержкой психического развития обнаруживают широкий познавательный дефицит, в то время как дети с высоким интеллектом испытывают затруднения главным образом в вербальных заданиях. Аутистические дети с задержкой развития обнаруживают более тяжелое нарушение социального приспособления.

Отношение синдрома раннего детского аутизма к шизофрении разными авторами трактуется по-разному (4, 6, 10, 11). Ряд экспериментально-психологических исследований, проводимых в нашей стране, посвящен проблеме дизонтогенеза при разных психических заболеваниях, в том числе и при шизофрении. В работах М. П. Кононовой (13) подчеркивается особая неравномерность нарушения интеллектуальной деятельности у детей, больных шизофренией: трудности выполнения заданий наглядно-конкретного характера при достаточной сохранности вербального мышления и склонности этих больных к отвлеченным суждениям. В работах В. В. Лебединского и др. (14, 16) было показано, что у детей, больных рано начавшейся шизофренией, характеризующихся выраженными чертами аутизма, затруднено овладение орудийными функциями предметов, т. е. у них страдает та сторона психического развития, которая в первую очередь связана с развитием социальных контактов и с усвоением социального опыта. Авторами этих исследований особо подчеркивается асинхронный характер формирования различных сфер психической деятельности у детей, больных шизофренией: гипертрофированное развитие абстрактных понятий и их недостаточное организующее влияние на формирование перцептивных обобщений.

Даже небольшой перечень приведенных здесь экспериментально-психологических исследований свидетельствует о разнообразии подходов к изучению проблемы нарушения познавательных процессов у детей с выраженными чертами аутизма. Общей чертой всех рассмотренных работ является то, что ни в одной из них не ставилась специальная задача изучения патологического развития психической деятельности. Постановка такой задачи требует рассмотрения этой проблемы в возрастном, онтогенетическом аспекте. Вне такого рассмотрения любая конкретная задача исследования нарушения психического развития едва ли выполнима.

Формирование избирательности познавательной деятельности, являющееся объектом нашего анализа, существенно определяется характером усвоения ребенком социального опыта. Это усвоение происходит в процессе формирования основных видов деятельности — игровой и учебной, в системе развития эмоций, потребностей и мотиваций, интересов и направленности личности.

Сформулированная выше общая проблема исследования была конкретизирована постановкой нескольких взаимосвязанных задач:

1) На каких из изученных нами возрастных этапах выявляется аномалия избирательности познавательной деятельности;

2) Какова связь аномалии развития данного аспекта познавательной деятельности с развитием других ее сторон, с уровнем развития мыслительных операций и перцептивных действий;

3) О соотношении формирования особенностей восприятия и мышления.

В целях исследования нами был разработан комплекс экспериментально-психологических методик, позволяющий соотнести на разных возрастных этапах существенные аспекты познавательной деятельности. Для исследования мышления: 1) уровень развития мыслительных операций и 2) уровень избирательности актуализации знаний. Для изучения восприятия: 1) уровень развития перцептивных действий, 2) уровень развития избирательности восприятия. Часть материалов по этой тематике была изложена в предыдущих работах авторов (1, 2, 9, 18).

В настоящее исследование было включено 155 детей в возрасте от 5 до 14 лет, наблюдавшихся в 1-м клиническом отделении Института клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР . Части из них был поставлен диагноз: шизофрения с малопрогредиентным течением процесса. Во многих случаях дифференциальная диагностика (шизоидная психопатия — малопрогредиентная шизофрения) вызывала значительные трудности. Части был поставлен диагноз шизоидная психопатия.

Исследованные больные были разделены на 4 возрастные группы: дошкольников 5—6 лет (35 чел.), младших школьников 7— 8 лет (35 чел.), 9—11 лет (40 чел.) и подростков 11 —14 лет (45 чел.). Исследование проводилось в сопоставлении с соответствующими возрастными группами здоровых детей из детских садов и учащихся московских школ (200 чел.).

Для определения уровня формирования мыслительных операций нами был модифицирован ряд методик, разработанных для изучения психического развития ребенка школой Ж. Пиаже (21).

Одна из них — методика на «пересечение классов», требующая понимания принадлежности предмета одновременно к нескольким пересекающимся классам. Она направлена на определение уровня сформированности операции включения в класс как показателя перехода на уровень конкретных операций в развитии мышления. Задача заключалась в следующем: ребенку предъявлялось два ряда карточек (по 4 в каждом ряду) с изображением на них отдельных предметов. На карточках первого ряда были изображены одинаковые по форме, но различающиеся по цвету листья дуба, на карточках второго ряда — одинаковые по цвету разные предметы (дом, ключ, лопата, зонтик — все зеленого цвета). На пересечении указанных двух рядов помещалась пустая карточка. От испытуемого требовалось назвать предмет, который занимал бы промежуточное положение между двумя рядами, т. е. предмет, объединяющий общие свойства обоих рядов. Искомый предмет — зеленый лист — имеет общее свойство (форму) с предметами первого ряда и сходен с предметами второго ряда по цвету. Приведенные данные свидетельствуют о том, что с возрастом повышается уровень обобщения указанных признаков в обеих сопоставляемых группах. Об этом свидетельствует увеличение числа самостоятельных решений и, соответственно, уменьшение с возрастом числа испытуемых в обеих группах, у которых так и не удалось сформировать в процессе эксперимента операций, необходимых для решения задачи. Существенная закономерность заключается в том, что дети, больные шизофренией, стойко опережают здоровых сверстников на всех возрастных этапах по уровню развития обобщения.

В качестве задачи, требующей абстрагирования и обобщения формальных признаков, нами была использована задача на свободную классификацию геометрических фигур. Выбор оснований для классификации был ограничен тремя наглядно изображенными и играющими роль различительных признаками — цветом, формой и величиной. Главными критериями для оценки операционного уровня выполнения задания были умение произвести классификацию на основании нескольких признаков при наличии операционной схемы действия, которая реализовалась в способности испытуемых решить задачу. Результаты сопоставления группы больных шизофренией и группы здоровых в возрастном аспекте по указанному показателю представлены в таблице 1.

Таблица 1 Результаты классификации геометрических фигур

www.ncpz.ru

Актуальность изучения сочетания шизофрении с алкоголизмом связана с широкой распространенностью этой патологии. Психические расстройства, сочетающиеся с алкогольной зависимостью, все чаще становятся объектами пристального изучения, поскольку существуют «на стыке» двух специальностей – наркологии и психиатрии, тем самым обуславливая трудности диспансеризации, профилактики и лечения пациентов.

Давно выяснено, что шизофрения может сочетаться с алкоголизмом, однако вопрос о том, как часто это происходит, и насколько одно заболевание провоцирует развитие другого, остается дискутабельным в течение многих десятилетий. В обзоре Ю.Б. Барыльник с соавторами отражено развитие представлений о влиянии хронической алкогольной интоксикации на клинику и течение шизофрении, а также особенностей клиники самого алкоголизма у больных шизофренией [1].

Достаточно высокой (1,1–1,5 %) остается и распространенность шизофрении. Частота и злоупотребление алкоголем у больных шизофренией составляет около 45 % [2]. По результатам исследований частота алкогольных психозов у больных шизофренией колеблется от 10,0 до 34 % [4]. Истинная алкогольная зависимость достоверно чаще предшествовала развитию шизофрении и к моменту дебюта эндогенного заболевания зависимость достигала 2 степени. В исследовании Новикова С.А с соавторами [9] показано, что дебют шизофрении в 43,3 % случаев истинной алкогольной зависимости был связан с алкогольным эксцессом и провоцировался им. Доказано, что истинная алкогольная зависимость, сочетающаяся с шизофренией, имеет выраженный наследственный компонент, высокую прогредиентность, превалирующий периодический тип злоупотребления алкоголем с более ранним формированием алкогольного абстинентного синдрома (ААС) с выраженными соматическим и психическим компонентами, возникающими на фоне ААС алкогольными психозами.

Сходные результаты приводятся в исследованиях других авторов (Шитов Е.А., Киселев Д.Н., Шустов Д.И., 2009, [11]. С.В. Назимова (2012 [8]) представила эволюцию взглядов на значение экзогенных факторов в этиопатогенезе эндогенных заболеваний, рассмотрела и проанализировала различные точки зрения на роль экзогенных факторов в формировании и течении эндогенных процессов, данные последних исследований, касающихся этого вопроса.

При изучении проблемы имеет место и противоречивость выводов в разных исследованиях. Так, в исследовании Колчева С.А., Литвинцева С.В. было показано, что употребление алкоголя у больных, страдающих параноидной шизофренией, приводит к снижению выраженности продуктивной симптоматики [7]. Однако Новиков С.А. с соавторами приводят результаты собственных исследований, где указывают, что «истинная алкогольная зависимость способствует в подавляющем большинстве случаев утяжелению течения шизофрении, повышению аутоагрессивности и агрессивности, проявлениям антисоциального поведения совершению общественно-опасных действий, что приводит к судимостям и активному диспансерному наблюдению.. …установлено, что симптоматическая алкогольная зависимость в структуре сочетанного заболевания утяжеляет проявления продуктивной симптоматики эндогенных и экзогенных психических расстройств, способствует патологической адаптации и социализации, что негативно сказывается на терапевтической мотивации» [9].

По изменениям в когнитивной сфере авторы сходятся на том, что у больных шизофренией с коморбидной патологией при наличии шизофренического дефекта показатели степени выраженности негативной симптоматики достоверно выше, чем у лиц, страдающих шизофренией без синдрома зависимости от алкоголя, что может свидетельствовать о неблагоприятном влиянии на состояние коры головного мозга такого сочетания. Наличие синдрома зависимости от алкоголя у лиц, страдающих параноидной шизофренией, приводит к нарастанию когнитивного дефицита [7].

Немаловажным является и наличие в симптоматике аффективных расстройств. В исследовании А.Г. Гофмана, И.В. Шлёминой, Е.С. Лошакова, К.Д. Малкова указано, что при сочетании шизотипического расстройства с алкоголизмом доминируют аффективные расстройства. Даже в тех случаях, когда эндогенное заболевание дебютирует появлением психопатоподобных или неврозоподобных нарушений, в дальнейшем начинают преобладать аффективные расстройства. Преобладают при сочетанном течении двух заболеваний полиморфные и атипичные субдепрессивные расстройства, имеющие тенденцию к континуальному течению [3].

Детальный анализ сочетания алкогольной зависимости с психическими расстройствами: клинические варианты, организационные аспекты, провел в своем исследовании Д.Н. Киселев (2014, [6]), где вопросы сочетанного течения алкоголизма и шизофрении уделено значительное внимание.

Актуальны особенности течения сочетанной патологии. Алкоголизм формируется намного быстрее при сочетанном течении двух заболеваний. Преобладает истинный алкоголизм со сформированным алкогольным абстинентным синдромом. Симптоматический алкоголизм в форме многодневного пьянства встречается намного реже. Воздержание от алкоголя нередко связано с послаблением эндогенной симптоматики, обострение шизотипического расстройства часто приводит к возникновению запоев или многодневного пьянства. Наилучшие терапевтические результаты достигаются при проведении комплексной терапии, включающей применение психотропных препаратов, психотерапевтических методик и методов антиалкогольной терапии. Психозы, возникающие при сочетанном течении двух заболеваний, протекают в форме делириев, острых галлюцинозов и кратковременных эндоформных психозов. Они возникают, как правило, в первые дни после прекращения многодневного злоупотребления алкоголем. [3]. Многие из этих больных злобны, агрессивны и нередко совершают тяжелые преступления.

В некоторых случаях шизофрения на фоне алкоголизма приобретает своеобразное течение. При этом симптомы шизофрении длительное время могут быть завуалированы симптомами, свойственными алкоголизму. Со временем у этих больных, также обнаруживают выраженные признаки изменения личности – они «опускаются», становятся конфликтными, совершают аморальные поступки, теряют критическое отношение к себе, окружающим, нередко становятся на путь тунеядства, бродяжничества. По свидетельству многих ведущих психиатров, шизофрения нередко обостряется под влиянием алкоголя. Хорошо известна склонность больных шизофренией, употребляющих спиртные напитки, к агрессивным действиям. Систематическое пьянство больных шизофренией, пьяные дебоши могут создавать фасадный «алкогольный облик» и маскировать симптоматику шизофрении.

Известный советский психиатр Д.Р. Лунц на основании большого врачебного опыта констатирует, что среди больных шизофренией, совершивших опасные действия, сопровождавшиеся агрессией, бредом, насилием, у 30 % такие преступления были спровоцированы алкоголем. Актуальность проблемы шизофрении, осложненной алкоголизмом, очевидна и потому, что при этом нередко затруднено своевременное распознавание шизофрении. Кроме того, алкогольная интоксикация усугубляет течение шизофренического процесса – провоцирует острые психотические состояния, актуализирует бредовые переживания, галлюцинации и т. д. Больные, находясь в таком состоянии, склонны к совершению социально опасных действий, в том числе повторных. По данным психоневрологических диспансеров, среди больных шизофренией, направленных на принудительное лечение, повторно опасные действия совершили 50-60 % лиц, страдающих помимо основного недуга и алкоголизмом. Таким образом, на основании многочисленных наблюдений ученые-психиатры справедливо отводят алкоголю особую роль в обострении шизофренического процесса. В этих условиях больные нередко реализовывают скрытые агрессивные тенденции, то есть становятся социально опасными. Большинство психиатров указывают, что и шизофрения в сочетании с алкоголизмом характеризуется более злокачественным течением, обилием психических нарушений, расстройств в виде страха, тревоги, зрительных галлюцинаций, которые обычно сопровождаются бредовыми идеями отравления, отношении.

Таким образом, мы установили, что принятым мнением является утяжеление симптоматики шизофрении при её отягощении алкоголизмом, частое маскирование симптоматики за алкоголизациями, учащение их при нарастании изменений личности и большая вероятность быстрого распада личности при сочетании эндогенных и алкогольных составляющих изменений личности.

Вместе с тем приверженность здоровому образу жизни, её мотивация крайне важны [5]. Это важно и сточки зрения сохранения здоровья и его поддержания, так и с точки зрения своевременного «демаскирования» психических проявлений на ранних этапах развития психических расстройств.

В связи с этим, мы планируем поставить новый акцент в изучении данной проблемы и проследить у больных шизофренией е только признаки склонности к алкоголизации и формирование алкоголизма, но и более широкое понятие приверженности к здоровому образу жизни. Особое значение это приобретает на ранних этапах развития эндогенного процесса как один из элементов более поздних этапов психопрофилактики [10].

Целью нашей дальнейшей работы будет выявление у больных шизофренией приверженности здоровому образу жизни, широты распространения пагубной привычки употребления алкоголя, признаков алкогольной зависимости.

science-medicine.ru