Проблемы взаимоотношения религии и государства в россии

Проблемы взаимоотношения религии и государства в россии

Последние 10 лет сохраняется устойчивая тенденция: возрастание роли религиозного фактора в нашей общественной жизни. Постепенно возрастает число верующих, открываются вновь восстановленные храмы. О своем доверии к Церкви заявляет большая часть населения страны. Причем численность «доверяющих» Церкви существенно превышает процент верующих [1] . Высокий уровень доверия к Православию встречается не только среди его приверженцев. За «хорошее» и «очень хорошее» отношение к Русской Православной Церкви высказываются около 90% населения России [2] . Даже далекие от Церкви люди в большинстве считают, что религия необходима как основа национального самосознания и культуры, как носительница ценностей. В сознании нашего народа во все века существования страны имелась самая тесная связь между Православием и национальной идентичностью. Православие идентифицируется с национальным образом жизни, выступает символом национального своеобразия, тем стержнем, который связывает воедино сегодняшнюю Россию с ее тысячелетней историей [3] .

Давно уже привычным фактом стало сотрудничество Церкви и государственных структур. Их взаимодействие оказывается востребованным при решении многих социальных проблем, в частности, в вопросах нравственного и патриотического воспитания, благотворительности и др. [4] Не представляется возможным без помощи Церкви выйти из нравственного кризиса, который охватил общество. Пьянство, наркомания, преступность заставляют прислушиваться к тем ценностям, которые проповедует Православие: к идеям духовности, милосердия и внимания к другому человеку.

Информация о постоянном контакте Предстоятеля Церкви с высшей государственной властью не сходят с экрана телевизора и газетных полос. Ни одно значительное событие нашей общественной жизни, ни один визит главы зарубежного государства не обходится без участия Патриарха. Церковно-государственные отношения поддерживаются не только на высшем уровне. На центр равняются администрации городов и областей России. Правящие архиереи, благочинные округов нередко становятся весьма значимой фигурой в жизни своего региона.

Между тем, когда человек обращается к российскому законодательству, он обнаруживает, что последнее, к сожалению, имеет мало общего с реальным положением вещей в области церковно-государственных отношений. Все религиозные объединения в России одинаково отделены от государства и равны перед законом. Отношения с религиозными организациями в нашей стране основывается на нормах международного права. Ратифицированная нами Конвенция о защите прав человека и основных свобод (от 4 ноября 1950 г.), гласит: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или придерживаться убеждений как индивидуально, так и сообща с другими». Государство должно уважать убеждения всех граждан. Этого требует принцип свободы совести. Каждому гражданину открыта возможность свободного выбора любого вероисповедания. Российская Федерация — светское государство.

На этом тезисе об отделении Церкви от государства настаивает и священноначалие нашей Церкви. Принятые на юбилейном Архиерейском соборе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» дают довольно сдержанную оценку синодальному периоду истории Русской Церкви, когда она официально была государственной [5] . Святейший Патриарх не раз подчеркивал, что в отношениях между Церковью и государством принцип отделения религиозных объединений от государства должен оставаться незыблемым. «В России, в отличие от некоторых западных стран, государственной религии нет и быть не может. Что, разумеется, не отменяет исторической роли Православия в становлении национальной государственности, культуры, духовно-нравственного облика русского человека. Как не отменяет того факта, что до 80% населения современной России крещено в православной вере» [6] .

Что бы ни говорили законы о равенстве всех религий в России, объективно это невозможно и фактически религиозные организации у нас равными никогда не были и сейчас таковыми не являются. Все религиозные организации имеют разный вес, значение и занимают несопоставимые места в жизни общества и общественном сознании. Никто не будет спорить, что в России есть традиционные религиозные организации, которые составляют часть исторического, национального и культурного наследия страны. Они оказали значительное влияние на становление российского государства. Преобладающее большинство людей России на протяжении веков исповедует традиционные религии. Благодаря их объединяющей роли на территории России сохранились уникальное единство и многообразие народов. Трудно переоценить влияние Православия на формирование российской культуры. Сегодня большинство населения страны остаются приверженцами именно традиционных религий. Невозможно представить национальное самосознание народов России без Православия или ислама. Духовный строй, идеалы народа сформированы Церковью за долгие века российской истории. В годы репрессий и гонений Православие часто оказывалось нравственной опорой для большинства россиян. Не будет преувеличением сказать, что духовные ценности Православия, многовековое православное воспитание в значительной мере помогли выстоять народам России в войнах и испытаниях ХХ века, сделали возможными свершения Советского Союза в экономической, научной, военной и многих других областях.

В настоящее время созидательной духовной силой общества выступают традиционные религии. Голос в защиту семьи, нравственных ценностей, национальных интересов страны звучит со стороны Православия. Поддержание стабильности в Российской Федерации — это, во многом, заслуга традиционных религий. Цель государства в области отношений с религиозными организациями — не только прочный межрелигиозный мир и согласие, не только сохранение исторически сложившейся духовной самобытности, национальных духовных традиций. Принцип отделения церкви от государства не значит, что государство должно отказываться от учета позитивного наследия и опыта традиционных религий, и тем более этот принцип не предполагает, что государство не имеет права сотрудничать с ними в решении социальных проблем. Государство, оставаясь светским, может сотрудничать с Церковью. Это не противоречит принципу взаимного невмешательства в дела друг друга. Светскость государства нельзя понимать как полное вытеснение религии из всех сфер жизни народа, как отстранение религиозных объединений от участия в решении общественно значимых задач. Напротив, этот принцип предполагает лишь определенное разделение сфер компетенции Церкви и власти, а также невмешательство их во внутренние дела друг друга. Государство, которое задумывается о своем будущем, должно проводить такую политику в сфере отношений с религиозными объединениями, которая отвечала бы социальным реалиям и историческому опыту. Исполнение Церковью ее спасительной миссии в этом мире неизбежно служит благу личности и общества. Будущее нашей страны во многом определяется и будет определяться ролью и местом в нашей жизни, Церкви, являющейся религией большинства и опорой российской государственности. Поэтому статус Русской Православной Церкви не только должен учитываться в политической и культурной жизни страны, но и в полной мере найти отражение в федеральных законах.

[1] В 90-х годах проводилось много исследований, опросов, целью которых было определить отношение населения России к религии. В этих работах почему-то забывают о простом факте: в Русской Православной Церкви и других христианских конфессиях количество ее членов равно количеству крещенных. Крещение — это добровольный акт выбора вероисповедания. Если человек, ранее свободно принявший крещение, сам не заявил о выходе из Церкви, то нет оснований считать его пребывающим вне выбранного вероисповедания.

[2] Мы видим, что «очень хорошее» и просто «хорошее» отношение к православию высказывают 94% населения, что, естественно, значительно выше, чем удельный вес верующих в населении. «Проправославный» консенсус охватывает представителей всех мировоззренческих групп. Среди верующих «хорошо» и «очень хорошо» относятся к православию 98%, колеблющихся — тоже 98%, неверующих — 85%, атеистов — 84% (в том числе 24% относятся «очень хорошо»). Это — действительно общенациональный консенсус. При этом, хотя хорошее отношение респонденты выражают и к другим религиям, данный консенсус все же прежде всего именно «проправославный», ибо по удельному весу положительных оценок православие оставляет другие религии далеко позади. Киммо Каариайнен, Дмитрий Фурман. Религиозность в России в 90-е годы // Старые Церкви, новые верующие: Религия в массовом сознании постсоветской России. СПб., М.: Летний сад, 2000 г., сс. 11-16.

[3] М.П. Мчедлов. Вера России в зеркале статистики. Население нашей страны о XX веке и о своих надеждах на век грядущий// НГ-религии, 17 мая 2000 г.

[4] См., например, Договор о сотрудничестве Министерства образования Российской Федерации и Московской Патриархии Русской Православной Церкви от 2 августа 1999 г. Цели Договора: «сотрудничество в следующих направлениях: 3.1.1. Содействие реализации программ, направленных на развитие духовности и образования в России; 3.1.3. Совершенствование содержания духовно-нравственного просвещения, образования и воспитания; 3.1.5. Создание совместных телевизионных и радиовещательных образовательных программ; 3.1.6. Совместное издание учебной литературы, учебно-методических рекомендаций; 3.1.7. Проведение совместных научных исследований, конференций, круглых столов, семинаров по научным, педагогическим и другим проблемам духовно-нравственного воспитания и просвещения учащихся и студентов; 3.1.8. Противодействие распространению в среде детей, подростков и молодежи пороков табакокурения, алкоголизма, наркомании, половой распущенности и насилия». Аналогичные договоры заключены во многих городах страны (Курск, Екатеринбург, Рязань, Ногинск и др.)

[5] «Что касается Синодальной эпохи, то несомненное искажение симфонической нормы в течение двух столетий церковной истории связано с ясно прослеживаемым влиянием протестантской доктрины территориализма и государственной церковности на российское правосознание и политическую жизнь» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, III,4).

[6] Патриарх Алексий II: даром свободы надо распорядиться достойно. «Коммерсант» № 10.06.2000.

www.pravoslavie.ru

Религия и государство: конституционно-правовые основы взаимодействия. Статьи по предмету Теория государства и права

РЕЛИГИЯ И ГОСУДАРСТВО: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

З.А. ОМАРОВА

Омарова Зарема Амирилавовна, старший преподаватель кафедры конституционного (государственного) и административного права Северокавказского филиала Российской правовой академии

Характер взаимоотношений религии и государства на различных этапах общественного развития имел неоднозначный характер и порой являлся предметом острых споров и дискуссий.
Исторические данные доводят до нас свидетельства дифференцированных подходов и взглядов как в общественной, так и в политико-правовой мысли относительно линий соприкосновения этих двух институтов. Одни утверждали, что сфера религии — внутренняя духовная составляющая человека, и нет ей места в политике. Другие же, напротив, считали, что именно религиозные принципы должны лежать в основе построения государства. Несмотря на прошедшее время и сменившиеся человеческие измерения, данный вопрос так и не нашел своего ответа, продолжает концентрировать на себе внимание различных исследователей, в первую очередь представителей правовой науки. Так каковы роль и место религии в современном обществе и государстве?
Поскольку обозначенная тематика довольно богата по содержанию и может быть предметом рассмотрения самых различных научных изысканий, для нас важным представляется исследовать данный вопрос в правовой плоскости, в связи с чем хотелось бы выделить некоторые его аспекты. Во-первых, представляется важным проанализировать место религии в современной системе прав человека. Во-вторых, продолжаются оставаться актуальными проблема соотношения канонов той или иной религии и правовых норм, действующих в государстве, возможные перспективы их дальнейшего взаимодействия.
Прежде чем приступить к рассмотрению обозначенных нами пунктов, хотелось бы вспомнить воззрения некоторых мыслителей относительно сущности и роли религии в обществе.
Не секрет, что религия предстает явлением достаточно сложным, исключающим возможность одномерного толкования. На сегодняшний день существует множество различных суждений относительно данной категории. При этом понимание религии у каждого свое — у философов, теологов, религиоведов, социологов, политологов и т.д. Даже физики, врачи, учителя, поэты, астрономы и многие другие, говоря о религии, стараются выразить ее предназначение. Но, несмотря на все сложности, неотступно продолжаются поиски путей и методов выявления существа данного феномена, стремление определить и показать то главное свойство, которое делает религию именно религией и, возможно, отличает ее от любого другого духовно-общественного явления, в чем-то, может быть, даже сходного с ней. Немалые усилия в этом направлении предпринимают и правоведы.
Однако вопреки всем стараниям данная категория не поддается попыткам дать ей некую универсальную дефиницию, способную вобрать в себя тот набор признаков, который позволит в достаточной степени заполнить правовой вакуум, возникающий в первую очередь при реализации человеком своего права на религию. На наш взгляд, одним из препятствий является тот факт, что религия такой, как она предстает для теоретика, отлична от религии обычного верующего. Еще Паскаль, проницательно рассуждая о том, что у «сердца иная логика, отличная от логики познающего ума», различал «Бога философов и ученых» и «Бога Авраама, Исаака и Иакова». Если за основу рассмотрения взять, к примеру, критерий происхождения религии , то в кругах некоторых авторов, а в особенности в годы научного атеизма, преобладала точка зрения, согласно которой возникновение религии объяснялось следствием противостояния человека необъяснимым и неподвластным явлениям природы, результатом чего стали заключения о наличии некой субстанции, о высшей силе, «руководящей» миром. И в продолжение: по мере развития общественного сознания, а также человеческих достижений в области науки и техники необходимость в религии постепенно отпадала, а если где и сохранилась, то только для оправдания человеком своих страхов и лени.
———————————
В научно-практическом комментарии к Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. (в ред. 2011 г.) «О свободе совести и о религиозных объединениях» (под общ. ред. Р.В. Маранова) при характеристике религии ислам отмечено, что ее основателем был Мухаммад (с.а.с.). Это является не совсем корректным, во всяком случае, по отношению к чувствам верующих мусульман, поскольку Мухаммад (с.а.с.), в соответствии с мусульманскими религиозными канонами, — пророк и посланник Бога. Он выступает всего лишь посредником (очередным З.О., поскольку согласно исламскому вероучению он является одним из 124 тысяч пророков, ниспосланных Богом человечеству, и одним из 6 великих посланников, через которых были ниспосланы Писания, в числе последних были: Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иисус мир им), через которого было ниспослано Священное Писание — Коран, признаваемое мусульманами как Слово Единого Господа. Составители комментария при описании христианства и иудаизма не указывают на человеческий фактор происхождения религии.

Таким образом, в данной точке зрения преобладал человеческий фактор происхождения религии. В то время как теологически подход, к примеру, авраамической религии опирается на известную всем сакральную природу происхождения — религия возникла с возникновением первого человека. Хотя и здесь есть некоторые разночтения между самими представителями вероучения о Единобожии. Однако суть в том, что религия выступала в виде некоего свода правил, которые изначально носили «священный» характер и заключали в себе непосредственно вопросы поклонения и почитания Бога. В дальнейшем, по мере развития человечества, сфера влияния религии стала распространяться и на социально-бытовые отношения, а затем уже предметом регулирования стали вопросы общественно-политического характера.
Такие в корне противоречивые точки зрения, а также их приверженцы, не желающие прийти к единому мнению, вызывают множество препятствий и способствуют подрыву основ существующего строя в нашем государстве. Мы должны осознать, что восприятие религии как социального феномена означает в первую очередь необходимость осмыслить то, что ее распространение вызвано определенными потребностями самого общества.
Исходя из общих представлений, религия сегодня воспринимается как определенная система взглядов, свод моральных норм и правил поведения, которые поддерживаются верой в существование «иного» трансцендентного начала, сверхъестественного существа — Бога, разумно сотворившего и творящего все материальные и духовные формы бытия, а также наличие определенных ритуалов и религиозных культов, обеспечивающих связь человека с Богом.
Еще мыслители прошлого, говоря о религии, отмечали ее значимость и влияние на развивающиеся общественные процессы. К примеру, французский социолог-мыслитель Эмиль Дюркгейм, отводя религии ведущую роль в процессе формирования общественных институтов, писал, что религия — наиболее первобытное из всех социальных явлений. По его мнению, она явилась первоосновой, и из нее «путем последовательных трансформаций возникли все другие проявления коллективной деятельности: право, мораль, наука, политические формы и т.д. В принципе все религиозно» . Солидарность ему выражал его немецкий коллега Макс Вебер, который большое внимание уделял исследованию вопроса влияния религии на процессы, происходящие в трансформирующемся обществе. В своих заключениях он опирался на вывод, что именно религиозные принципы являются определяющими в политической и экономической деятельности общества . Для Гегеля религия представала основой государства, поскольку при любом другом образе мыслей, утверждал Гегель, люди легко отказываются от своих обязанностей, умаляют знание законов и долга перед государством. При этом в его понимании религия не система рабского подчинения установленным догмам, которая обязывает к покорности и смирению, ибо «истинная религия несет свободу, которая не подавляет разум, а наоборот — основывается на нем» . Божественные законы и законы человеческие, взаимодополняя друг друга, призваны делать людей добрее, считал Монтескье .
———————————
Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод и предназначение. М., 1995. С. 206.
См.: Вебер М. Хозяйственная этика мировых религий. М., 1991.
Гегель Г.В.Ф. Философия религии: В 2 т. Т. 1. М., 1975. С. 400 — 410.
Монтескье Ш. О духе законов. М., 1999. С. 386.

Однако же такое благосклонное свое отношение к религии выражали не все мыслители и общественные деятели. Некоторые из них были не просто критически настроены в своих суждениях относительно ее роли в обществе и в государстве, но и считали, что она в своей основе является разрушительной для общества силой . Религия, считал Вольтер, есть не что иное, как «грандиозный обман, преследующий свои корыстные цели», заставляя народ концентрировать все свое внимание в молитвах, она тем самым препятствует возможности оценивать происходящее в мире. Поднимался вопрос о разграничении сферы влияния светской и духовной власти, считалось, что больше пользы она принесет, «отказавшись от притязаний на власть над разумом и обществом» . Высказывались идеи автономии светского государства, права, морали, свободы совести и мысли. Общество, в котором мораль утверждается на теологии, а право на божьих замыслах, обречено на безнравственность и несправедливость. Таким образом, религия есть враг прогресса и культуры — заключали классики марксизма.
———————————
Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Сумерки богов. М., 1989. С. 121.
Гоббс Т. Избранные произведения: В 2 т. М., 1965. Т. 2. С. 461.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 328.

Как известно, воззрения последних сыграли большую роль в истории развития государственно-конфессиональных отношений в нашей стране. Несмотря на то что им был свойствен различный характер взаимодействия за время существования советской власти, религия воспринималась в целом все-таки как противостоящее научному идеалистическое мировоззрение, «главным признаком которого является вера в сверхъестественное» . Несмотря на формально-официальное закрепление свободы совести, т.е. свободы исповедовать какую-то религию или не исповедовать никакой, именно свобода антирелигиозной пропаганды считалась основой подлинной свободы совести, а «терпеливое разъяснение верующим о вреде религиозных пережитков» считалось долгом чуть ли не каждого советского гражданина. Таким образом, законодатель, закрепляя права на свободу совести, de jure позволял гражданам иметь права на религиозные и атеистические убеждения, а de facto преобладали идеи воинствующего атеизма.
———————————
Большая советская энциклопедия. Т. 21. М., 1975. С. 629.
Сталинская Конституция и свобода совести. Минск, 1939. С. 14.

Развал советской системы строительства и перестройка, которую пережил российский народ, привели к переосмыслению многих ценностей, в том числе и в подходе к религиозной жизни населения, предпосылкой таких изменений явилось утверждение одной из основ конституционного строя нового государства — идеологического многообразия, политического плюрализма.
Значимым элементом в направлении современной государственно-конфессиональной политики нашей страны явилось закрепление в национальном законодательстве права на свободу совести и свободу вероисповедания. Именно как возможность человека выражать свое отношение, будь оно не только отрицательным (как поощрялось в советском прошлом), но и положительным, к религиозной культуре.
Как ни дороги для каждого гражданина и другие виды свободы, «самой дорогой и желательной является, безусловно, свобода совести», — писал Л. Гинзбург . Он полагал, что как без воздуха не может быть на земле жизни, так и без этой свободы, соединяющей в себе и свободу мысли, и свободу убеждений, не может быть глубокой и искренней веры, не может быть широкого духовного развития. Подобной точки зрения придерживается и наш современник С.А. Бурьянов, который отмечает, что умалять иные права и свободы в какой-то степени некорректно, тем не менее «без должной реализации свободы совести вся система прав человека подвержена угрозам» . Возможно, в данных рассуждениях есть некая истина — вряд ли человек способен ощутить всю полноту жизни, если его мировоззрение и убеждения формируются под принуждением.
———————————
Гинзбург Л. Свобода совести и религиозные гонения. М., 1917. С. 4.
Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. М., 2009. С. 21.

В правовом измерении свобода совести представляет собой правовой институт, т.е. совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения в процессе реализации права человека выражать свои мировоззренческие предпочтения, а также систему гарантий, способствующих его реальному обеспечению. Данное право является сферой регулирования конституционного, административного, гражданского права, семейного, уголовного и других отраслей права. И здесь конституционно-правовые нормы, обладая наивысшей юридической силой, определяют существенные черты всего института свободы совести.
Конституция Российской Федерации в статье 28, вслед за ней и Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» закрепили, что в Российской Федерации гарантируется право на свободу совести и свободу вероисповедания, воплощающие в себе не только правомочия иметь религиозные и иные убеждения, но и исповедовать, свободно выбирать, менять, распространять такие убеждения и действовать в соответствии с ними.
Вместе с тем в доктрине выделяют и дополнительные элементы в составе данных свобод: право распространять атеистические убеждения, право на благотворительную и культурно-просветительскую деятельность, право на религиозное образование, право на альтернативную военной гражданскую службу, тайна исповеди, равенство перед законом всех граждан независимо от их отношения к религии .
———————————
См.: Понкин И.В. Теоретико-правовые и международно-правовые аспекты регулирования отношений между государством и религиозными объединениями. М., 2000. С. 13 — 15.

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что конституционной нормой стало непосредственное действие и обязательность для всех субъектов права в России общепризнанных ею принципов и норм международного права и ратифицированных международных договоров. Основными из них являются Всеобщая декларация прав и свобод человека и гражданина 1948 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международный пакт гражданских и политических прав и свобод 1966 г., Международный пакт экономических, социальных и культурных прав и свобод 1966 г., Декларация ООН о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений 1981 г., Документ Копенгагенского совещания по человеческому измерению СБСЕ 1990 г. В перечисленных международных актах данное право именуется как право на свободу мысли, совести и религии.
Однако, как показывает практика, одно нормативное закрепление в государственных актах прав и свобод не является достаточным условием их реального воплощения и соблюдения. Здесь требуется целый комплекс мер, который обеспечивал бы беспрерывную и бесперебойную работу всей данной системы. Ведущая роль в этом отводится прежде всего государству, от которого требуется строго отслеживать и предотвращать все возможные сбои и застои в системе, это его обязанность, вытекающая из Конституции (ст. 2, 18).
Интересным примером может служить Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 20-ПВ11 . Если кратко, то им было признано за органами государственной власти субъектов Российской Федерации право объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях, «как сфера защиты прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов».
———————————
URL: http//:www.consultant.ru.

На самом деле данное правомочие предусмотрено как один из международных стандартов. Так, Декларация ООН о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений закрепляет, что право на свободу мысли, совести, религии или убеждений включает и свободу соблюдать дни отдыха и отмечать праздники в соответствии с предписаниями религии и убеждениями (ст. 6, п. «h»). Но для России данный вопрос не является полностью исчерпанным, учитывая религиозную палитру нашей страны в целом и конфессиональные особенности некоторых ее субъектов. Если все граждане получают выходной, а в большей степени учтены интересы православных христиан в связи с празднованием 7 января — Рождества Христова на уровне всей страны, то сложнее в этом вопросе иудеям, мусульманам и представителям других конфессий. Предусмотренное Федеральным законом «О свободе совести. » положение о возможности религиозных организаций обращаться с просьбой об объявлении дней религиозных праздников нерабочими в органы государственной власти субъектов РФ не всегда может гарантировать положительный результат со стороны последних.
Государство, претендующее называться демократическим и правовым, должно продумать и предусмотреть соответствующие условия для претворения в реальность признанных и декларированных прав и свобод.
В конституционно-правовой доктрине данные условия получили название гарантий , которые, как правило, могут иметь различную классификацию и подразделяются на политические, экономические, социальные, юридические; некоторые авторы выделяют также дополнительные гарантии: материальные, идеологические , принцип светскости государства (мировоззренческого нейтралитета) , возможность подготовки кадров священнослужителей в специальных духовных учебных заведениях .
———————————
См.: Лукашева Е.А. Конституция Российской Федерации и совершенствование механизма защиты прав человека. М., 1994. С. 9; Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. С. 221; Тагиева Т.Ю. Конституционно-правовое регулирование свободы совести в Российской Федерации: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 79.
См.: Рудинский Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционного права: труды разных лет. М., 2006. С. 650 — 658.
См.: Бурьянов С.А. Указ. соч. С. 137 — 138.
См.: Клочков В.В. Закон и религия: От государственной религии в России к свободе совести в СССР. М., 1982. С. 41.

Но в данном направлении важна не только деятельность государственных структур; не менее значимыми являются также сознательность и активная деятельность самого человека, общественных и религиозных объединений . Здесь проблема не только в правовой культуре, т.е. в знании тех или иных актов и их принципиальных основ, но также и в необходимости иметь общие культурологические представления по тем или иным мировоззренческим позициям. Такой подход, на наш взгляд, будет содействовать улучшению атмосферы взаимоотношений в обществе, преодолению межкультурных и межконфессиональных разногласий, способен сыграть значительную роль в реализации человеком своих прав, следовательно, и в упрочнении основ государственности нашей страны.
———————————
См.: Воеводин Л.Д. Указ. соч. С. 222; Лучин В.О. Конституция Российской Федерации: проблемы реализации. М., 2002. С. 58.

Если говорить о примерах, то уместно было бы вспомнить о недавней реформе в сфере образования, когда в сетку обязательных предметов был включен курс «Основы религиозных культур и светской этики». Данная инициатива со стороны Президента РФ Д.А. Медведева (тогда еще было предложено ввести его как экспериментальный курс) вызвала самую различную реакцию в обществе. Всем нам известно, что представляет собой содержание данного курса, и не о политике главы государства хотелось бы поговорить. Вектор рассмотрения вопроса хотелось бы направить именно на действия самих граждан.
Федеральный закон «О свободе совести. » закрепляет право каждого получить религиозное образование по своему выбору индивидуально или совместно с другими. Данное право может быть реализовано путем получения религиозных знаний как дома (через родителей и законных представителей), так и в соответствующих образовательных учреждениях религиозной направленности. Последние могут быть созданы религиозными организациями в соответствии со своим уставом. Это могут быть, к примеру, хайдаки при синагоге, приходские школы при церкви или мактабы и медресе при мечетях.
Однако Закон не ограничил право данными пунктами, он предусмотрел, что религиозные организации могут обучать детей и в соответствующих муниципальных образовательных учреждениях, для этого нужны инициатива самих родителей и согласие детей, а также согласование с соответствующим органом местного самоуправления, а сам предмет должен быть вне рамок образовательной программы, т.е. носить факультативный характер.
Тем не менее значительную часть ответственности в данном вопросе переложили на школы, и какие результаты покажет такая политика, нам остается только ждать. Главное, чтобы это не переросло всего лишь в «погоню за оценками» со стороны учеников и не явилось платформой насаждения своих религиозных воззрений со стороны некоторых учителей.
Значительную актуальность в последнее время стал проявлять вопрос о месте и роли религиозных норм в системе современного правового регулирования. Если с самого начала построения демократического государства в нашей стране роль проводника человеческих ценностей брали на себя в большей мере правовые институты, а уровень интеграции общества обеспечивало законодательство (учитывая наследие коммунистического правосознания), то сегодня не менее важную роль в обществе приобретают религиозные нормы и каноны. Поскольку различные религиозные учения охватывают не только догматические и культовые вопросы, многие из них уделяют значительное внимание повседневной деятельности людей.
Говоря о неизбежности данной проблемы, некоторые авторы отмечают важность ее теоретического осмысления . Хотя рассуждениям о том, что первично — правовые нормы или религиозные, предшествует не один десяток лет , а может, и столетий.
———————————
См.: Дорская А.А. Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права. СПб., 2007. С. 5.
См.: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 28 — 38; Венгеров А.Б. Теория права. М., 1996. С. 41 — 75; Антоненко Т.А. Религиозные нормы как регулятор общественных отношений. Ростов-на-Дону, 1999. С. 3 — 14; Мальцев Г.В. Пять лекций о ранних формах права и государства. М., 2000. С. 45; Тер-Акопов А.А. Христианство. Государство. Право. М., 2000. С. 11; Нерсесянц В.С. Право и культура: предмет и проблема юридической аксиологии // Право и культура. М., 2002. С. 61; Мисроков З.Х. Адат и шариат в российской правовой системе. М., 2002; Гаранова Е.П. Церковное право и российская правовая система. Кострома, 2007.

В дореволюционной России взаимоотношения права и религии носили более тесный характер, нежели в западноевропейских и иных капиталистических странах. Учитывая факт наличия государственной религии, неудивительно, что канонические нормы растворяли в нормах юридических. Последующая политика секуляризации нового советского правительства привела не только к полной дифференциации этих двух институтов, но и исключала любое вмешательство религии в общественную жизнь. Нельзя сказать, что такая политика достигла абсолютных целей, поскольку на некоторых территориях, в особенности в регионах Северного Кавказа, такое взаимодействие продолжало свое скрытое существование.
Для верующих мусульман и иудеев слово «религия» несет в себе совсем иную смысловую нагрузку, нежели для представителей иных вероучений. Это не просто система веры и культа, это, скорее, образ жизни в широком смысле этого слова, и его нормы включают элементы гражданского, семейного, административного, уголовного и даже конституционного права в нашем понимании.
Мусульманское право в XXI в. остается одним из компонентов жизни народов Северного Кавказа, неформальным регулятором отношений в современном обществе, наблюдается тенденция стремительной тяги местного населения к использованию религиозных правовых институтов. Количество обращений в религиозные организации, к авторитетным шейхам, алимам и знатокам мусульманского законодательства за 2011 г. достигло 8,5 тысячи.
Сфера влияния мусульманского права на современном этапе — система отношений гражданского, семейного, наследственного и административного права. Верующие мусульмане довольно часто обращаются к ним при разрешении прежде всего вопросов бракосочетания, разводов, материального содержания членов семей, алиментов и управления личной собственностью.
Довольно часто поднимается в последнее время вопрос о необходимости создании шариатских судов. Аналог таких существует при Московской хоральной синагоге — суд Раввината, под юрисдикцию которого подпадает довольно широкий круг вопросов. В 2010 г. на Архиерейском соборе был учрежден Церковный суд при РПЦ.
Религиозные нормы действительно обладают немалым потенциалом регулирования некоторых сфер общественных отношений. Существенным фактором в данном случае является конкретизация начал дозволенного и запрещенного в некоторых религиозных учениях, а также деление человеческих действий на разрешенные, рекомендательные, порицаемые, обязательные. А сами Священные Писания, несмотря на то что многие стараются узреть в них лишь культурологическую роль, связанную с духовно-нравственным воспитанием, содержат бесценную информацию о зарождении жизни на земле, происхождении человека и перспективах развития мироздания, которые подтверждаются достижениями современных научных исследований в самым различных сферах.
Вопрос использования отдельных религиозных норм в интересах развития современной правовой системы не должен остаться, на наш взгляд, без внимания. К тому же основы в данном направлении были заложены, когда были переняты постулаты «не убей, не укради, не солги».
Главное в данном вопросе — выявить учет интересов и потребностей самого общества, а также целесообразность и совместимость религиозного канона и принципов российской правовой системы. Само взаимопроникновение должно гармонировать по технико-юридическим характеристикам. По мнению некоторых авторов, обращение к религиозным нормам является одним из условий реализации прав граждан как верующих людей, а учет религиозных предписаний государством — политика гарантирования закрепленного Конституцией РФ права на свободу совести и свободу вероисповедания .
———————————
См.: Антоненко Т.А. Указ. соч. С. 11.

Таким образом, религия существует в обществе не как чужеродное ему тело. Связь между религией и обществом не следует рассматривать как взаимодействие двух самостоятельных величин; религия — часть общественной жизни, от которой она не может быть изолирована, так прочно она вплетена в ткань социальных отношений.
Тем не менее многие высказывают опасения, что религия довольно часто выступает в качестве фактора дезинтеграции общества, нежели способствует его консолидации. По их мнению, религия в большей части проповедует разжигание религиозной и национальной вражды, пренебрежительное отношение к женщине, отказ от полезной общественной деятельности, неверие в творческие силы человека и пессимизм. А вопросы взаимодействия религии и права могут отбросить современное государство на несколько поколений назад. Как удачно подметила Е.А. Лукашева, позиция права в соционормативном комплексе цивилизаций отнюдь не является свидетельством их развитости либо отсталости. В одних случаях происходит формальное размежевание права и религии, в других — взаимодополняемость и слияние .
———————————
Лукашева Е.А. Человек, право, цивилизации: нормативно-ценностное измерение. М., 2009. С. 121.

Как-то один немецкий ученый сказал: «Если бы я узнал мусульман раньше, чем саму религию ислам, я бы, наверное, ее никогда не принял». Лев Толстой считал, что церковь нарочно извратила учение Христа, преследуя свои корыстные цели.
Мы должны понимать, что религия может принести много пользы для нашего общества и государства. Это зависит от уровня развития культуры человека, его способности воспринять взгляды и убеждения других индивидов, равных с ним от рождения.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Теория государства и права, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

justicemaker.ru