Психогенные факторы невроза

Психогенные факторы. Психогении у детей

Попытки систематизировать психогенные травмы делались неоднократно. С большой долей условности их можно подразделить следующим образом.

1. Сверхсильные, острые, внезапные:

а) смерть на глазах ребенка;

2. Субъективные, сверхсильные, острые (сверхзначимые для ребенка): а) смерть матери, отца;

б) неожиданный уход из семьи любимого родителя;

в) известие, что родители неродные, что ребенок приемный.

3. Острые, сильные и сверхсильные, следующие одна за другой. Например: смерть матери, появление «плохой» мачехи, определение ребенка в интернат.

4. Психогенные травмы, лежащие в основе посттравматических стрессовых расстройств, отличающиеся определенным своеобразием. Это — стрессовое событие (кратковременное или продолжительной) исключительно угрожающего или катастрофического характера, которое может вызвать состояние дистресса почти у любого человека (природные катастрофы, сражения, несчастные случаи, роль жертвы пыток). Предиспонирующие факторы (личностные аномалии, органическая недостаточность) необязательны.

5. Связанные с воздействием на внутренние психологические комплексы ребенка.

6. Определяемые как ключевые переживания по отношению к каким-либо особенностям личности (тревожно-мнительные, истерические, сензитивно-шизоидные и пр.).

7. Сочетающиеся с депривацией (эмоциональной или сенсорной).

8. Психогенные травмы в периоды возрастных кризов (астенизация, кризовые психологические комплексы, наклонность к соматизированию психических расстройств).

9. Связанные с неправильным воспитанием (отвержение ребенка, воспитание по типу «кумира семьи», «золушки», по типу «ежовых рукавиц» и пр.).

10. Хронические психические травмы (неблагополучная семья, закрытые детские учреждения, армейские условия).

Комбинация острых и хронических психогенных травм.

Психогении в детском и подростковом возрасте

Понятия болезнетворного фактора и причины заболевания неоднозначны. Никакой изолированный фактор сам по себе не может быть причиной болезни. Она определяется «внутренними моментами» — отношением организма (индивидуума) к патогенному фактору.

Вопрос о механизмах развития психогений изучался в течение всего последнего столетия. Соответственно было предложено большое количество теорий. Сам факт обилия патогенетических построений свидетельствует, с одной стороны, о трудностях создания единой модели, с другой — о том, что до настоящего времени не предложено еще исчерпывающей теории. Одним из наиболее значительных является учение И.П.Павлова о физиологических основах психогенных расстройств. Созданное в 20—30-х годах текущего столетия, это учение не только упоминается современными исследователями разных стран, но и используется в построении своих схем патогенеза (например «бихевиоризм»).

Особое место в понимании патогенеза неврозов занимает учение И.П.Павлова о типах высшей нервной деятельности (сангвиник, флегматик, холерик, меланхолик, художественный и мыслительный типы). В зависимости от нарушения силы, подвижности и уравновешенности нервных процессов некоторые из этих типов оказались более расположенными к неврозам (например слабый художественный тип).

Изучение экспериментальных неврозов позволило И.П.Павлову показать, что ослабление нервных процессов, нарушение их подвижности, уравновешенности, появление очагов «охранительного» торможения при «перевозбуждении процессов возбуждения-торможения» или «ошибке» нервных процессов, возникновение фазовых состояний, очагов застойного возбуждения («больных пунктов») с явлениями положительной или отрицательной индукции могут привести к возникновению неврозов. И.П.Павлов понимал невроз как срыв высшей нервной деятельности в результате «перенапряжения» нервных процессов. Объяснение природы основных истерических симптомов было дано И.П.Павловым в работе «Об истерии». Фантазирование у лиц с истерической симптоматикой он объяснил невротическим механизмом «бегства в болезнь» и дал ему физиологическое толкование.

И.П.Павлов объяснил с позиции физиологии высшей нервной деятельности и механизм истерической фиксации.

Слабая сторона. учения Павлова состояла в слишком большой обобщенности патофизиологических механизмов, в недостаточной увязанности их со средовыми факторами.

Значение биохимических гормональных изменений в развитии психогений изучалось многими исследователями, но наиболее стройную теорию разработал известный канадский ученый Х.Селье. В основу этой теории легло понятие стресса (в переводе — напряжение, давление обстоятельств). Сам Селье считал, что его концепция является продолжением учения Bonhoeffer об острых реакциях экзогенного типа, при которых клиническое оформление не зависит от характера экзогенной вредности и является общим для всех экзогений. В качестве стрессора, по Селье, могут выступать как физиологические (чрезвычайная нагрузка, температура, боль, соматическое заболевание), так и психические (угроза благополучию, страх и пр.) факторы.

В результате воздействия стрессоров возникает стресс как реакция защиты организма, попытка восстановить гомеостатическое равновесие. Стресс проявляется как адаптационный синдром в виде трех фаз:

1) реакция тревоги, мобилизации;

2) стадия сопротивления, резистентности;

3) стадия истощения, когда исчерпаны адаптационные возможности.

Ведущая роль в развертывании стресса принадлежит гормонам (адреналин, норадреналин). Первые две фазы — это еще не болезнь, а естественная борьба организма с вредностью. Стресс может быть физиологическим и психологическим (информационный и эмоциональный). На первых двух стадиях он может выступать как мобилизующая сила и в случае успешного преодоления вредности на этом и заканчивается. При продолжающемся действии стрессора или повторяющихся состояниях стресса наступает 3-я фаза — аффективного и гормонального истощения. Эту фазу Селье рассматривал как патологическую, как развитие психогении и обозначил ее как «дистресс». В это время преобладают тревога, чувство безысходности, тоска, которым клинически соответствует картина невроза, психореактивных состояний, «депрессии истощения» и начало психогенного развития личности. После стресса достаточно бывает незначительного психического перенапряжения, чтобы возобновилась ситуация дистресса.

Концепция Селье сыграла важную роль в разработке теории патогенеза психогений, в углублении знаний об их соматической основе. Слабое место этого учения — в односторонности подхода.

Особенности адаптационного синдрома Сельс на психологическом уровне могут соотноситься с теорией фрустрации Розенцвейга. Фрустрация, по автору, это столкновение какой-либо жизненной потребности индивидуума с непереносимым психологическим препятствием (например, морально-этическая установка), с внутренним запретом. При этом развивается стрессовое состояние и в зависимости от длительности неразрешенного внутреннего конфликта может возникать невроз. Теория фрустрации дополняет учение Селье и не касается биохимических изменений, происходящих при этом.

С позиций эмоционального стресса, по-видимому, можно трактовать возникновение и развитие не только психогенной, но и некоторых форм соматогенной депрессии. Как отмечает P.Kielholz, на 1-й стадии стресса одновременно с вегетативными и эндокринными защитными реакциями возникает психическая готовность к «борьбе». На 2-й стадии обилие психовегетативных и функциональных расстройств способствует возникновению ипохондрических опасений. На 3-й стадии появляются не только психические, но и психосоматические заболевания.

По мнению М.О.Гуревича, между психическим заболеванием и нарушениями соматического порядка возможны разные взаимоотношения. Он выделяет одно из них — когда соматическое заболевание вызывает вторичные мозговые, а затем психические нарушения. Это соматогенные психические расстройства.

При развитии дистресса, по Селье, имеет место другая ситуация, когда психогенный фактор вызывает такие психические нарушения, которые могут проявляться соматической симптоматикой, т.е. речь дает о соматоформных расстройствах.

Висцеровегетативные сдвиги с соответствующей симптоматикой имеются в картине каждого невроза как обязательная составная его часть. В соответствии с этой позицией автор вводит в определение неврозов обязательность психогенных соматических расстройств.

В приведенных теориях патогенеза находили отражения связи развивающегося невроза с психологическим содержанием психогенных переживаний, хотя неоднократно подчеркивалось наличие при этом «психологически понятных» связей.

Самым распространенным в зарубежной литературе оказалось учение З.Фрейда. Именно психоанализ впервые прикоснулся к тем сторонам патогенеза неврозов (особенно у детей), которые раньше не раскрывались. Речь идет о психологическом подходе к проблеме неврозов, точнее— психоаналитическом. Вначале, однако, эту теорию Приняли немногие. З.Фрейд сформулировал ряд положений о становлении сексуальности в раннем детстве («оральная», «анальная», «генитальная» стадии). He-удовлетворенная или подавленная (например, воспитание) сексуальность ребенка либо «сублимируется» (переходит в социально приемлемые формы деятельности), либо становится источником невротические расстройств, если «вытесняется» в подсознание и принимает участие в образовании внутренних конфликтов. Эта концепция определена как умозрительная, основанная на «пансексуализме», игнорирующая роль социальных факторов и индивидуальности в формировании психогений.

Все это послужило причиной многочисленных попыток модификации психоанализа З.Фрейда с исключением тенденции связывать все психические потребности с эросом, удовольствием или неудовольствием, с первенствующим положением в психике инстинктов и подсознания. В результате возникли психоаналитические и психодинамические направления в понимании патогенеза неврозов, которые в редуцированном и преобразованном виде начинают приниматься и отечественными психиатрами и психологами.

Согласно этим представлениям, психотравмирующий фактор действует только на такую личность, у которой до этого сформировались так называемые внутренние невротические конфликты. В.Н.Мясищев выделил три типа конфликтов по названию основных неврозов: истерический, обсессивно-психоастенический или неврастенический. Внутренний конфликт — это противостояние осознаваемых притязаний, желаний и неосознаваемой самооценки. Ребенок, как правило, стремится к самоутверждению среди приятелей, но, будучи тревожным и неуверенным, находит неверные пути или отказывается от этой затеи. Однако для него это не проходит безболезненно. Появляется чувство собственной несостоятельности, враждебности к окружающим, отрицательной оценки не только себя, но и других. Если эти переживания застревают в сознании, а это при готовности к психогенным реакциям становится все более отчетливым, начинаются поиски разных путей разрешения внутреннего конфликта вплоть до тяжелой агрессии в рамках протестных реакций. Подавление сильных эмоций всегда вызывает кристаллизацию страхов, тревоги и злобы. В зависимости от преобладания одной из этих эмоций развивается та или иная форма психогенной реакции. Внутренний конфликт — это всегда проблема выбора, выбора между желаемым и возможным, желаниями и социальными запретами, желаниями и принятыми в конкретной микросреде социальными самоограничениями, т.е. появляется новый внутренний конфликт, связанный с объективной или субъективной депривацией. Чем менее подготовлен подросток к сознательному сдерживанию своих эмоций и потребностей, тем болезненнее переживаются эти внутренние психологические конфликты. Если моральные и этические устои, обязательность эстетических и познавательных потребностей, понимание необходимости выполнения своих обязанностей в отношении близких и учебы не воспитаны и жестко не закреплены, легко возникает отказ от того, что трудно, и происходит переход к такому стилю жизни, Который не требует ни интеллектуальных, ни волевых усилий — школа заменяется улицей.

Ортодоксальным психоанализом и школой Юнга разработано также понятие психологического комплекса, представляющего собой ассоциированные эмоционально значимые идеи и импульсы, подавляемые и вытесняемые сознанием, так как они находятся в конфликте с «я» и «сверх-я» (S.Freud, E.Breuer, 1895). Большинство из этих комплексов формируется в детстве, для образность они названы мифологическими именами. Все они — типичный пример пансексуалистского подхода. Так, комплекс Эдипа — влечение сына к матери и недоброжелательность к отцу. З.Фрейд рассматривал этот комплекс как. основную идею неврозов. Невроз трактовался при этом как регрессия либидо на одну из стадии инфантильной сексуальности. Эдип, герой древнегреческой Мифологии, убил фиванского царя Лая, не зная, что это — его отец, женился на своей матери и завладел престолом. Узнав правду, он ослепил себя и уединился. Тот же принцип заложен в комплексах Электры, Антигоны, Гризольды, Дианы, Иокасты, Медеи, Федры, Ореста. Комплекс Каина основан на зависти брата к брату (библейская легенда об Авеле и Каине).

Наиболее частыми комплексами, отражающими реальные психологические переживания, являются комплексы собственной неполноценности, присущие многим больным с неврозами. У ребенка после обид, унижений, испуга могут доминировать мысли о своей ничтожности, несостоятельности. В клинике в этих случаях говорят о патологически заниженной или завышенной самооценке. Внутренние конфликты возникают у ребенка со времени осознания таких понятий, как «хочу», «можно», «нельзя».

Интересным является изложение психодинамического направления (вариант психоанализа) в интерпретации В.И.Гарбузова. У ребенка следует различать как бы два уровня психической деятельности: в осознаваемой и неосознаваемой сферах. Наряду с произвольным мышлением, суждениями, реагированием, возникающими в ответ на конкретные внешние сигналы, в психике (как бы во внутреннем поле) происходит неосознаваемая переработка мыслей и чувств, их фиксация или вытеснение. Именно в этой сфере заключены механизмы развития неврозов.

В сфере неосознаваемого происходит переработка всего того, что таит в себе угрозу. Это — доминирующие переживания, которые могут оставаться на соматопсихическом уровне. По В.И.Гарбузову, большинство внешних впечатлений (зрительных, слуховых, психомоторных) усваивается неосознанно, но не исчезает, а остается в подсознании. Доказательства долго искать не надо. Всем известны случаи, когда при каких-либо особо экстремальных ситуациях вспоминается то, что казалось давно забытым, человек начинает говорить на нескольких языках, которые специально не изучал, в состоянии гипноза — хорошо рисовать или петь, хотя до этого таких способностей не обнаруживал.

Ребенок обычно не помнит ничего о себе и своей жизни до 3—4 лет, но все события и переживания остаются у него в памяти (особенно это касается отрицательных переживаний: страх, обиды, унижения, тяжкие ситуации). Иногда совершенно непонятно, почему он относится к кому-либо из окружающих с любовью или враждебностью, но при знакомстве с предшествующим периодом его жизни выявляются психологически понятные объяснения этого Легко передается ребенку и отношение его родителей к окружающим, особенно если это сильные эмоции. Стиль поведения, моральные принципы, система ценностей формируются в детстве и, как правило, внушены взрослыми (повышенная внушаемость детей, абсолютный. авторитет родителей). Все это определяет формирование так называемых установок. Внутренними установками становятся и собственное поведение, и отношение к другим, особенно если они продиктованы такими эмоциями, как страх, паника, ожидание нападения и пр. Зафиксированные в детстве установки могут приобретать характер обязательных правил, поведенческих штампов. Ребенка пугали, истязали, оставляли в эмоциональной изоляции — и в результате возникает стойкая неуверенность в себе. Ребенка превозносили, и он становится самоуверенным эгоистом. Возникающие установки могут противоречить друг другу (например, установка «не уступай» и «будь осторожен»). Если ребенок не в состоянии справиться со своими психологическими противоречиями и они накапливаются, растет напряжение, возникают стресс и готовность к развитию невроза. Усваиваются обычно те установки, которые соответствуют основным тенденциям формирующейся личности. Ребенок с невропатией легче усваивает установки на такое представление о жизни, которое определяется страхом перед ней — жизнь кажется полной опасностей. Установка на заниженную самооценку ведет к неврозу.

Кречмер выделил три типа установок: стенические, астенические и аутистические. Например, чисто аутистическое решение всех проблем связано не с реальной жизненной борьбой, а с отрешением от всего внешнего, — это внутренние представления, фантазии, сновидения наяву.

В ответ на воздействие психогенных травм для борьбы с ними организм, стремясь сохранить свою психическую целостность, отвечает образованием компенсаторных механизмов, «механизмов психологической защиты». Они бессознательно подавляют и вытесняют из сознания ту информацию, которая не соответствует требованиям моральной цензуры.

Западные психотерапевты, разработав это понятие, выделили разные варианты, наиболее важными из которых являются.

— механизм вытеснения (вытесняются импульсы, возбуждающие напряжение и тревогу);

— проекция — стремление освободиться от навязчивых мыслей, чувств, побуждений, приписывание их другим (например, приписывание другим своих отрицательных черт), вариант проекции — вымещение;

— рационализация — попытка оправдать свои слова или действия сложившимися обстоятельствами; постепенно ребенок начинает оправдывать себя во всем, развивается убежденность, что неприятности идут от родителей, учителей, появляется враждебность;

— механизм сублимации — превращение социально неприемлемого импульса в приемлемый (примитивные, низменные потребности переводятся в деятельность, одобряемую в обществе); это — один из механизмов положительной компенсации;

— механизм элюзии (уклонения) — защита, проявляющаяся в уходе от реальности в мир грез и фантазий (вариант — «бегство в болезнь»).

Выделены и другие механизмы. Цель любого из механизмов психологической защиты — снижение психического напряжения.

В противовес индивидуумам слабым, у которых есть склонность к возникновению гипер- или псевдокомпенсаторных механизмов защиты, выделяется вариант самоактуализирующихся личностей, которые не нуждаются в психологической «защите». Это, как правило, «лица, увлеченные какой-либо значимой для них деятельностью; самопознание для них важнее самооценки» (творчество, в том числе рукотворчество и пр.).

Итак, этап психогенеза начинается с момента возникновения переживаний, заряженных интенсивным отрицательным аффектом (страх, тревога, обида) и сопровождающихся нарастанием напряжения. Индивидуум в зависимости от своих психологических комплексов, внутренних конфликтов, темперамента, уровня психической незрелости отвезет на это сразу, без обдумывания (реакция по механизму «короткого замыкания») или попыткой сформировать компенсаторные механизмы психологической защиты. В результате этой «борьбы» ребенок либо справляется с «травмой», преодолевает аффективное напряжение, либо у него наступает психологический «срыв», развивается невроз.

По мнению В.И.Гарбузова, весь процесс возникновения невроза у детей можно уложить в 3 этапа.

Первый из них характеризуется появлением напряжения, внутренних конфликтов и некоторых личностных свойств, отражающих борьбу с вредностью или отказ от борьбы, (стенические, астенические, аутистические установки, по Э.Кречмеру). Это — черты предневрозного Характера (по типу пассивности и робости, тревожной мнительности, эгоцентрической демонстративности).

Второй этап формирования предневрозного характера происходит на фоне страдания от неуверенности в себе, переживания нереализованности притязаний.

Третий этап — это формирование самого невроза на фоне и под влиянием психогенного психотравматизирования.

Иными словами, при неврозах у детей одновременно или последовательно возникают и кристаллизуются собственно невротическая симптоматика и соответствующие изменения личности.

В детском возрасте в связи с незрелостью психики защитные механизмы еще не сформированы, поэтому этап психогенеза (психологической переработки травмирующего фактора) отсутствует или редуцирован, а реакции отражают непосредственный ответ на психогенный (для конкретного ребенка) фактор. Только к концу детского возраста этап психогенеза становится более очерченным.

В период психогенеза начальная симптоматика отражает переход социального, через этап индивидуально-психического, в патобиологическое. Психогенные заболевания сопровождаются также функциональными сдвигами биохимических показателей (повышение в крови уровня пировиноградной кислоты, АТФ и Са с одновременным снижением в ней количества молочной кислоты, пониженное выведение фосфатов с мочой, колебания уровня сахара в крови.

В последние десятилетия накапливаются данные о зависимости между характером эмоционального стресса и функциональной активностью системы гипоталамус — гипофиз — кора надпочечников.

biofile.ru

Невротическое расстройство — болезнь современности

Сегодня считается, что психогенным фактором, вызывающим невроз, является стресс, конфликты, психотравмирующие обстоятельства, длительное интеллектуальное или эмоциональное перенапряжение. Эти события становятся причиной заболевания, если занимает центральное место в системе отношений личности.

В психиатрии диагноз «Невроз» включает в себя разнообразные функциональные расстройства нервной системы, которые характеризуются проходящими нарушениями таких процессов нервной системы человека, как возбуждение и торможение. Эта болезнь не является органическим повреждением нервной системы или внутренних органов. В развитии этого психического заболевания ведущая роль отводится функциональным расстройствам психогенного характера.

Главная причина, по которой у человека развивается невроз — высокий уровень цивилизации. Представители примитивных культур (например, австралийские бушмены) ничего не знают об этом заболевании. Именно поток информации, который ежедневно обрушивается на головы современного человека, создаёт благоприятные предпосылки для развития одной из форм невроза.

Этиология, патогенез и лечение неврозов

Сумасшедший ритм современной жизни не всем идёт на пользу. Огромное количество наших современников постоянно подвергается опасности приобрести то или иное невротическое расстройство. Почему это происходит? Что такое невроз? Чем он опасен? Какие виды этого заболевания наиболее распространены? Кто находится в группе риска?

Невроз того или иного вида (или невротическое расстройство) сегодня называют самым частым видом психических заболеваний во всём мире. Распространённость выраженных неврозов в развитых странах — примерно 15%, а их скрытые формы встречаются более чем у половины населения. Ежегодно наблюдается рост количества невротиков. Невротическое расстройство нельзя назвать заболеванием какой-то отдельной возрастной группы, оно может возникнуть в любом возрасте, но типичным возрастом его проявления является 25-40 лет. Обычно невротические расстройства протекают с осознанием болезни, без нарушения понимания реального мира.

С точки зрения психологии понятие «Невроз» относится ко всем обратимым нарушениям нервной деятельности человека, которые возникают вследствие психотравм, т.е. информационных раздражителей. Если же болезнь развивается в результате физических травм, различных интоксикаций и инфекций, а также эндокринных нарушений, мы имеем дело с неврозоподобными состояниями.

Хотя форм и видов неврозов в МКБ-10 насчитывается множество, наиболее часто встречаются такие невротические расстройства, как истерический невроз (истерия), невроз навязчивых состояний и неврастения. Недавно к этим невротическим расстройствам добавилась психастения, раньше относящаяся к классу психозов, а также фобический (панический) страх.

Учёные не могут прийти к единому мнению, что же вызывает невротические расстройства. Так, Павлов считал их хроническими нарушениями нервной деятельности. Психоаналитики полагают, что невроз является подсознательным психологическим конфликтом, возникшим в результате противоречий между инстинктивными стремлениями и моральными представлениями человека. К. Хорни называла это заболевание защитой от негативных социальных факторов.

odepressii.ru