Психологи при неврозе

Помощь психолога при неврозах.

Сущность невроза. Практические выводы из гештальт-теории генезиса невроза.

Существует два взгляда на генезис неврозов: медицинский и психологический.

Медицинский подход в описании невроза акцентирует свое внимание на том, что невроз это констелляция симптомов, развивающихся и имеющих закономерности развития и, следовательно, в зависимости от диагноза, синдрома и стадии подлежит определенному лечению.

В разных психологических школах невроз и его генезис рассматривается неоднозначно. Так, психоаналитические теории представляют невроз и его симптоматику в основном как следствие внутренних противоречий человека. З. Фрейд в определении невроза делает акцент на том, что невроз образуется в результате противоречий между инстинктивными влечениями Оно запрещающим Сверх-Я представляющим собой мораль и законы нравственности, заложенные в человека с детства. Карен Хорни возникновение невроза связывает с защитой индивидуума от неблагоприятных социальных факторов: унижения, социальная изоляция, тотальная контролирующая любовь родителей в детстве, пренебрежительное и агрессивное отношение родителей к ребенку. Чтобы защитится, ребенок формирует три основных способа защиты: «движение к людям», «против людей» и «от людей». Движение к людям преимущественно представляет собой потребность в подчинении, в любви, в защите. Движение против людей это потребность в триумфе над людьми, в славе, в признании, в успехе, в том, чтобы быть сильным и справляться с жизнью. Движение от людей представляет собой потребность в независимости, свободе, в отдалении от людей. У каждого невротика есть все три типа, однако один из них доминирует, таким образом можно условно классифицировать невротиков на «подчиненных», «агрессивных» и «обособленных». Итак, невроз в психоаналитическом направлении рассматривается как внутренний конфликт.

Гештальт-подход в определении невроза смещает акцент с рассмотрения невроза как внутреннего конфликта к рассмотрению невроза как нарушения цикла контакта организма и среды в постоянно изменяющемся поле. В отличие от психоаналитического направления гештальт подход рассматривает внутренний конфликт не как тормоз в развитие личности, а как возможную точку роста личности.

Гештальт-подход рассматривает индивида как функция поля, а его поведение определяется отношением в этом поле.

Человеческое поведение, согласно гештальт-теории, подчиняется принципу формирования и разрушения гештальтов. Здоровый организм функционирует на основе саморегуляции. Насущная потребность возникает и начинает занимать доминирующее внимание организма — фигура проявляется из фона. Далее организм ищет во внешней среде объект, который способен удовлетворить эту доминирующую потребность, например, пищу при чувстве голода. Сближение и адекватное взаимодействие с объектом приводит к удовлетворению потребности — гештальт завершается и разрушается.

Контакт — базовое понятие гештальт-терапии. Организм не может существовать в сре­де, лишенной других людей. Все основные потребности могут удовлетворяться только в контакте с окружающей средой. Место, в котором организм встречается с окружа­ющей средой, является границей кон­такта. То, насколько человек способен удовлетворять свои потребности, зависит от того, насколько гибко он может регулировать контактную границу. Контактная граница между индивидом и средой у здорового индивида подвижна, допуская и контакт со средой, и уход от нее. Контакт – это формирование гештальта, уход – завершение. Невроз это не патология психики, это патология контакта.

Ф. Перлз в своей работе «Свидетель терапии» рисует портрет человека одолеваемого неврозом: такой человек « не чувствует возбуждения и пыла, отправляясь в приключение жизни. Он, по-видимому, полагает, что время веселья, удовольствия и роста — это детство и юность, и готов отвергнуть саму жизнь, достигнув «зрелости». Он совершает массу движений, но выражение его лица выдает отсутствие какого бы то ни было реального интереса к тому, что он делает. Он либо скучает, сохраняя каменное лицо, либо раздражается. Он, кажется, потерял всю свою спонтанность, потерял способность чувствовать и выражать себя непосредственно и творчески. Он хорошо рассказывает о своих трудностях, но плохо с ними справляется. Он сводит свою жизнь к словесным и интеллектуальным упражнениям, он топит себя в море слов. Он подменяет саму жизнь психиатрическими и псевдопсихиатрическими ее объяснениями. Он тратит массу времени, чтобы восстановить прошлое или определить будущее. Его деятельность — выполнение скучных и утомительных обязанностей. Временами он даже не сознает того, что он в данный момент делает».

Постоянное изменение поля, связанное с изменением его собственной природы и тем, что индивид в нем делает, требует от индивидуума гибких творческих форм и способов взаимодействия, что для невротической личности становится невозможным.

Гибкость это наиболее полная характеристика здорового функционирования. Когда индивидуум теряет эту гибкость и становится ригидным, не способным менять прежние способы и формы взаимодействия со средой, когда этого требует его жизненная ситуация, теряет способность удовлетворять свои потребности, возникает невроз.

«Невроз возникает тогда, когда одновременно присутствуют социальные и личные императивы, которые невозможно выполнить в одном и том же действии» .

В отличие от невротика здоровая лич­ность осознает все свои по­требности и жизненные функции, находится в контакте со сре­дой для их удовлетворения, погружена в процесс жизнедеятель­ности, а не живет прошлым или ожиданием будущего, несет ответственность за свои поступки, мысли, чувства. Здоровая личность открыта новому опыту.

Здоровый организм может атаковать и де-конструировать свое окружение, для того чтобы выбирать что полезно, а что нет для удовлетворения потребностей. Невротик чаще всего свои индивидуальные потребности приносит в жертву обществу, он перегружает себя общественными потребностями (потребностями других людей) в ущерб своим.

Невротик это по определению Ф. Перлза человек, на которого слишком сильно давит общество. Другими словами невроз возникает, когда индивид неспособен изменять свой образ действия и способы взаимодействия со средой.

Еще одно определение: кто же такой невротик?

Ф. Перлз дает нам такое определение: «Это человек, у которого нарушен ритм контакта-ухода. Он не может решить, когда ему принять участие в чем-либо, и когда ему уйти. Его жизненные дела не закончены, у него идут постоянные прерывания, которые искажают его чувство ориентации. И он уже не способен различать, какие объекты и люди наделены для него позитивным катексисом, а какие негативным. Он не знает, от чего уходить. Он потерял свободу выбора, он не может выбрать подходящие средства для своих целей, потому что не умеет видеть возможности, которые перед ним открываются.» «Невротик, отделяет ли он себя от себя самого посредством проекции, интроекции или ретрофлексии, находится в положении, когда отказавшись от ответственности, он одновременно отказывается от своей способности отвечать и за судьбу выбора»(1).

По Перлзу, невроз состоит из пяти уровней (слоев), через которые должен проходить процесс терапии на пути к открытию пациентом своей истинной индивидуальности.

Первый уровень — уровень «фальшивых отношений», клише, уровень игр и ролей.

На протяжении своей жизни большинство людей, по мнению Перлза, стремится к актуализации своей Я-концепции, вместо того, чтобы актуализировать свое подлинное Я. Мы не хотим быть самими собою, мы хотим быть кем-то другим. В результате люди испытывают чувство неудовлетворенности. Мы не удовлетворены тем, что мы делаем, или родители не удовлетворены тем, что делает их ребенок. Мы с презрением относимся к нашим истинным качествам и отчуждаем их от себя, создавая пустоты, которые заполняются фальшивыми артефактами. Мы начинаем вести себя так, как будто мы в самом деле обладаем теми качествами, которых требует от нас окружение и которых, в конечном счете, начинает требовать от нас наша совесть, или, как называл ее Фрейд, суперэго. Перлз называет эту часть личности «top-dog» («собака сверху»). Top-dog требует от другой части личности — under-dog — собака снизу (прообразом ее является фрейдовское «оно») — жить согласно идеалу. Эти две части личности противостоят друг другу и борются за контроль над поведением человека.

Таким образом, первый уровень невроза включает в себя проигрывание не свойственных человеку ролей, а также контролирующие игры между topdog и underdog.

Второй уровень — фобический, искусственный.

Этот уровень связан с осознаванием «фальшивого» поведения и манипуляций. Но когда мы представляем себе, какие последствия могут наступить, если мы начнем вести себя искренно, нас охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем он является. Он боится, что общество подвергнет его остракизму.

Третий уровень — тупик, безвыходное положение.

Если в своих поисках в процессе терапии или в других обстоятельствах человек проходит первые два уровня, если он перестает играть не свойственные ему роли, отказывается от притворства перед самим собой, тогда он начинает испытывать чувство пустоты и небытия. Человек оказывается на третьем уровне — в ловушке и с чувством потерянности. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать собственные ресурсы.

Четвертый уровень — внутренний взрыв.

Это уровень, на котором мы можем с горем, отчаянием, отвращением к себе прийти к полному пониманию того, как мы ограничили и подавили себя. Имплозия появляется после перехода через тупик. На этом уровне человек может испытывать страх смерти или даже такое ощущение, что он умирает. Это моменты, когда огромное количество энергии вовлечено в столкновение противоборствующих сил внутри человека, а возникающее вследствие этого давление, как ему кажется, грозит его уничтожить: человек испытывает чувство парализованности, омертвения, из которого вырастает убеждение, что через минуту должно произойти что-то страшное.

Пятый уровень — внешний взрыв, эксплозия.

Достижение этого уровня означает сформирование аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Эксплозию здесь следует понимать как глубокое и интенсивное эмоциональное переживание, которое приносит облегчение и возвращает эмоциональное равновесие. Перлз наблюдал четыре типа эксплозий. Эксплозия истинной скорби зачастую является результатом работы, связанной с утратой или смертью важного для пациента лица. Результатом работы с лицами, сексуально заблокированными, является переживание оргазма. Два других вида эксплозий касаются гнева и радости и связаны с раскрытием аутентичной личности и подлинной индивидуальности. Переживание этих глубоких и интенсивных эмоций полностью вовлекает организм в процесс отбора и завершения важных гештальтов (потребностей).

Для того, чтобы быть функциональным, процесс контакта индивида со средой должен иметь творческую и динамическую природу.

Важно чтобы организм не закреплял контакт, а был в состоянии встречаться с новым и его ассимилировать или отвергать. Творческое приспособление включает различение и ассимиляцию — отторжение нового. Любой человек одновременно испытывает две тенденции — потребность в контакте с обществом и свои личные потребности. Эти потребности могут переживаться с одинаковой силой.

Невротик в отличие, от здорового человека встречаясь с ситуацией дискомфорта, формирует симптом, который закрепляет ситуацию в ее прошлом виде. В этот момент индивидуальные потребности индивида приносятся в жертву потребностям выживания, а чтобы удовлетворить свои потребности нужно отличать себя от окружающего мира, чего не может сделать невротическая личность. Момент принятия решения очень важен, т.к. именно в этот момент необходимо выделить более важную потребность данного момента времени. Если индивидуум не способен выделить свою потребность она остается не удовлетворенной и уходит в фон и временно или полностью исключается из существования.

Такой человек не может полностью находится в контакте и не может из него уйти. Этот момент потери эго-функции лежит в основе невротического поведения. При неврозе граница между индивидуумом и обществом сильно сдвинута в сторону индивидуума.

Невроз это обходной путь поддержания равновесия между организмом и средой.

В основе невроза лежит действие механизмов прерывания контакта, являющиеся хроническим вмешательством в саморегуляцию индивидуума, дающими возможность невротику отказываться от ответственности за свой выбор.

1. Конфлуэнция — граница между миром и индивидом просто отсутствует

2. Интроекция — граница сдвинута в сторону индивида и от его собственных желаний и представление ничего не осталось, так как собственные потребности несовместимы с проглоченными интроектами.

3. Проекция — граница сдвигается в «свою пользу» снимая всю ответственность за свои переживания и желания.

4. Ретрофлексией проводится четкая граница между индивидуумом и миром, но внутри организма.

Основой невроза является не сам по себе внутренний конфликт, а преждевременное примирение конфликта.

У здорового индивидуума актуальная потребность осознается и переходит в плоскость действия, т.е. в поступок, который либо подтверждает внутренний выбор, либо дает возможность переосмысления и совершения другого поступка. Невротик же остается в пространстве внутренней борьбы и отказывается от внешнего действия, тем самым выбирает мнимый комфорт. Одна часть личности побеждает другу часть этой же личности (невротическое расщепление по Перлзу), а комфорт остается мнимым, энергия ретрофлексивно направлена на самого себя и удовлетворение не происходит. Невроз — это выбор мнимой безопасности и победа над самим собой! Момент формирования потребности иметь победу, говорит о уже сформированном невротическом стиле.

Страх получения отвержения, различные способы привлечения к себе внимания – это паттерны поведения невротической личности вынужденной находиться в борьбе со своим внутренним миром, чем вступать в отношение с другими живыми людьми. Живые отношения это всегда риск, а невротической личности рисковать трудно, т.к. можно не одержать победу, не поддержать свое невротическое тщеславие. Невротик всеми силами поддерживает «образ Я» и оберегает его от попадения на границу контакта. Невротическое развитие может приобретать различные векторы (по шизоидному типу, или нарцистическому, или пограничному), однако это всегда нарушение пластичности границы с миром, нарушение диалогичности в отношениях с ним. Невротик не способен вступить в реальные диалогичные взаимоотношения с другим человеком.

Работа терапевта должна быть направлена на восстановление контактной границы, так как в основе невроза всегда лежит нарушение контактной границы и манипуляции с возбуждением.

Гештальт подход делается акцент на невротических аспектах опыта индивидуума, а не на понятии невротическая личность.

С точки зрения личности невроз рассматривается как расщепление полярностей.

Жесткое следование индивидуумом одной из полярностей в то время как другая исключается будет проявлением невроза. Другим вариантом может является непроявление себя ни в одной из полярностей когда противоположные потребности блокируют друг друга и человек пускает все на самотек.

Поведение невротика имеет ряд особенностей, прежде всего, неспособность присутствия в настоящем моменте, избегание ответственности за свои решения, невозможность сделать выбор в сторону удовлетворения своих потребностей, стремление перекладывать ответственность за свой выбор на среду. Бесконечное манипулирование средой необходимо невротику для получения поддержки. Нехватка опоры на себя приводит к готовности невротика бесконечно оправдываться и испытывать чувство вины.

Терапевт помогает восстановить способность невротика к различению и обретению контактной границы и работает с прерыванием возбуждения, прерыванием энергии.

Поэтому работа с ним должна быть направлена, прежде всего, на:

Освобождения от невротических механизмов нарушения контакта, т.е. в процессе гештальт-терапии индивид научается и привыкает проходить весь цикл контакта, без прерывания. В результате, его способность к контакту становится более устойчивой и здоровой.

  1. Выход из слияния.
  2. Прояснение потребностей (усиление внимания к чувствам)
  3. Поддержание эго-функции клиента.
  4. Интеграция противоположностей (работа с полярностями)

Терапевтическая работа должна быть направлена на перераспределение ответственности, принятие ответственности клиентом за свою жизнь на себя, отождествление себя и своих потребностей. Обучение клиента делать выбор адекватный своим потребностям.

«В терапии мы должны восстановить способности невротика к различению – например, определить вид катексиса – положительный или отрицательный. Мы должны помочь ему вновь определить для себя, что является им самим, а что нет, что способствует его развитию, а что препятствует. Мы должны направить его к интеграции. Мы должны помочь ему обрести равновесие и провести правильную границу между собой и миром.»(1)

«Проблема невротика состоит не в том, что он не умеет манипулировать, а в том, что его манипуляции направлены на поддержание уровня его неполноценности, а не на освобождение от нее.» (1) Гештальттерапия отучает невротика от этой хитрости, она дает ему осознать ту силу, которая у него уже есть, и направляет эту силу более конструктивным для человека образом.

Перлз дает описание методического принципа работы с пациентами так: «Невротик, отделяет ли он себя от себя самого посредством проекции, интроекции или ретрофлексии, находится в положении, когда, отказавшись от ответственности, он одновременно отказывается от своей способности отвечать и за судьбу выбора. Ответственность терапевта состоит в том, чтобы не оставить без ответа любое утверждение или поведение пациента, которое не представляет его самости, которое свидетельствует об отсутствии у него ответственности за себя. Это означает, что терапевт должен иметь дело с каждым невротическим механизмом, как только тот проявляется. Каждый из этих невротических механизмов должен быть интегрирован пациентом и трансформирован в выражение самости так, чтобы пациент мог действительно ее обнаружить.»(1)

Гештальт терапия не ставит своей целью изменение поведения, поведение меняется само по мере роста осознания. Ф. Перлз называл осознавание центральным механизмом исцеления.

www.b17.ru

Консультация психолога онлайн, психологическая помощь — Москва, Санкт Петербург

Психика человека питается информацией. Его психологическое здоровье зависит от количества и качества этой информации

Детский невроз

Полное название этого неприятного недуга — невроз навязчивых движений. Различают навязчивые движения и тики. Это близко, но не одно и то же. Тик — это непроизвольное сокращение мышц, в результате которого происходят всевозможные подергивания. Тик невозможно контролировать, более того, зачастую человек даже не замечает и не ощущает своих тиков и узнает о них от окружающих.

Тики, кстати, далеко не всегда имеют невротическую природу и вообще хоть раз в жизни случаются с каждым из нас. Бывает, что у человека от усталости подрагивает веко или кривятся губы. Тело как будто автономно от нашего сознания сбрасывает переизбыток напряжения. Знакомо? То же происходит с ребенком. И причина может быть та же — переутомление в школе, дома, нездоровая обстановка вокруг, переизбыток информации, постоянное нахождение в условиях повышенного шума и т.д. Если скорректировать режим дня и снизить нагрузку, тики могут уйти так же незаметно, как появились.

С медицинской точки зрения, тики — результат сбоев в работе отделов головного мозга, отвечающих за движения, тонус мышц. Иногда, в период интенсивного роста — результат временно возникшего диссонанса в работе головного и спинного мозга (проще говоря, организм подростка развивается быстро, но неравномерно, и части нервной системы не успевают друг за другом). Справиться с тиками помогают успокоительные препараты, всевозможные релаксации, умеренная, но регулярная физическая нагрузка. Естественно, подбирать лечение должен врач — психоневролог. Главное, ребенка при этом не залечить, чтобы не привить особый и столь часто встречающийся «кайф от болезни».

Откуда берется «кайф»?
Причина, в общем-то, понятна. В подавляющем большинстве на детей мы обращаем внимания мало. И даже не потому, что мы такие уж плохие родители. Просто пока он есть и здоров, бегает тут рядом, ноет «мама, мама. », чего-то требует, «глушит» дом «ужастиками», не приходит в голову, что ему нужно какое-то особое внимание. Да и дел по дому навалом, отдохнуть хочется. И вдруг у него появляются какие-то тики, подергивания. Все! Кошмар! Что же делать? Ребенка запустили. Да еще и суровый доктор с умным видом рецепт выписывает. Вот на этом этапе и начинают ребенка залечивать и залюбливать. И от него, естественно, не укрывается этот факт. Ребенок начинает осознавать выгоду своего состояния!

Невроз навязчивых движений .
Отличие навязчивых движений в том, что они минимально, но все же поддаются контролю и, как правило, являются прямым повторением какого-либо характерного жеста. Это позволяет думать, что навязчивые движения все-таки имеют сугубо психологическую природу и вызваны устойчивым во времени и сценарии типичным травмирующим обстоятельством. На ребенка постоянно давят, кричат, унижают, заставляют идти наперекор его воле, вынуждают к чему-то, либо напротив — совсем не замечают, игнорируют. Психика не в силах с этим справиться, и тогда удар на себя принимает тело.

В пользу этой версии говорит то, что навязчивые движения нередко проходят сами собой, как только меняются отношения внутри семьи или сам ребенок находит какой-то выход из своего душевного тупика.

Второй аргумент: навязчивые движения ребенка во много раз сильнее переживаются родителями, чем тики, хотя тики, на первый взгляд, выглядят все-таки страшнее и безнадежнее. Видимо, идущее от навязчивых движений психологическое напряжение невозможно не ощущать и на него не реагировать. Часто можно увидеть такую картину: мама рыдает или орет благим матом, ребенок стоит и дергается всем телом. Со стороны они выглядят как две части одного целого, как актеры причудливой пантомимы, как пронзенные разрядом электрического тока. Жуть!

Как лечиться?
Навязчивым движениям уделяется особенно много внимания. Практически все специалисты рекомендуют психотерапию и медикаментозное лечение. Не уточняется только, какую именно психотерапию, а ведь она бывает очень разной.

Психотерапия .
Хороша та, что не только лечит, но и помогает найти другие способы выхода напряжения. Поэтому так успешны сейчас песочная терапия, где ребенок строит собственные миры из песка, арт-терапия, где занимается рисованием, лепкой, конструированием. Где невротическое напряжение выводится через действие!

Правда, здесь есть одно «но». И та, и другая работа — творческая, так что сам психотерапевт должен быть раскрепощенным и творческим человеком. Я никогда не забуду слова шестилетнего мальчика, который уже на пороге кабинета, посмотрев на меня полными презрения глазами, изрек: «Рисовать не буду, и не проси! Надоели!». Я его понимаю. Арт-терапия и рисуночные тесты — это то немногое, чего в институте будущим психологам дают в избытке, вот они и суют их куда не лень. «Затертые до дыр» методики перестают работать, а родители, не понимая, почему ребенку не становится легче, хотя он так часто посещает психотерапевта, теряют веру в психологию и идут к обычному врачу. Поэтому и надо искать специалиста, который работает не по шаблону, которому не безразличен результат. Такие есть, и не надо удивляться, если действия, которые будет предлагать сделать ребенку психолог, будут далеки от классического «вы хотите об этом поговорить»?

Очень интересна и продуктивна танцевально-двигательная терапия. В ней ребенок всю свою боль может выплеснуть через танец. Телесно-ориентированная, которая зачастую и вовсе идет от противного. Хочешь махать руками — маши, только очень быстро! Хочешь дергать головой — дергай, но при этом говори вслух, что чувствуешь. А еще лучше даже не говори, а кричи. Хочешь кричать на маму? Кричи на маму. Представь ее перед собой и кричи все, что накопилось. Ох, слышали бы некоторые мамы, что кричат о них их дети!

Медикаментозное лечение.
А что таблетки? Да, вероятно, они могут принести положительный эффект и даже снять симптом. Но в подавляющем большинстве за этим следует привыкание к препаратам, если не на физиологическом, то на психологическом уровне. Ребенок усваивает, что если есть проблема — на душе, то надо выпить таблетку, и все пройдет. То, что проблема на душе, как правило, решаема, надо только понять, что в твоей жизни происходит не так, и сделать правильные выводы и действия, уже не будет срабатывать. Зачем? Ведь пить таблетки проще! К тому же, психотропные препараты хоть и косвенно, но влияют на волю человека, а это значит, что маленькому человеку будет трудно бороться с болезнью. Он скорее согласится принять ее как данность. А это — верный путь к полной потере себя в социальной жизни.

Как реагировать?
Очень спокойно! Дайте понять ребенку, что вы это заметили, но не делаете из этого проблемы. Объясните, что такое иногда случается с человеком, который очень устал или хочет, но боится что-то сказать. Если ребенок не замкнулся в себе, спросите как можно мягче: «Может быть, ты хочешь мне что-то сказать или попросить?».

Не критикуйте ребенка на людях, не просите его сдерживать себя и не делайте страдальчески-проникновенных лиц, когда кто-то из знакомых заметил тик ребенка. Не оправдывайтесь. Вы же не оправдываетесь за его разбитые коленки? Здесь то же самое. Редкий ребенок не имеет эмоциональных проблем.

Как можно меньше реагируйте на навязчивые движения, но старайтесь переключить его внимание на что-то другое. Например, попросите что-то принести вам или сделать.

Прежде чем вести ребенка к психологу или неврологу, спросите о его желании. Совершенно не обязательно сразу же лечить невроз, иногда как раз надо дать ему время выразиться, и тогда станет более понятно, чем он вызван и что надо делать.

Будьте мудрыми и воспринимайте невроз как общую проблему, а не проблему ребенка. В подавляющем большинстве, навязчивые движения — единственный язык, на котором ребенок говорит с вами.

Что делать?
Я уже «старый» психолог, давно работаю. Могу позволить себе говорить то, что думаю. Дорогие родители, неврозы детей — это ваше собственная, нервная, дерганая, полная страхов, неполноценная жизнь. В которой вы забыли не только о собственных детях, но даже о самих себе! Когда последний раз вы сидели всей семьей в тишине (без работающего телевизора и Интернета) и просто разговаривать по душам? Когда прожили хоть один день спокойно, так, чтобы ни на кого не раздражаться, ни на что не злиться, никому не завидовать? Знаете ли вы, чем живет и о чем мечтает ваш ребенок?

А если вы хотите понять его и также понять, отчего у него эти навязчивые движения, найдите время, часика два-три, и попробуйте поделать то же самое, что делает ваш сын или дочь. Точно так же ходите и крутите, дергайте, выламывайте свои части тела, в точности копируя его/ее движения и прислушиваясь к себе, своим эмоциям. Только сделайте это не один и даже не десять раз, а раз сто-двести, в течение, минимум. часа, а то и двух. И тогда вы поймете, что выбрасывает из себя тело ребенка и что он кричит в своем застывшем, молчаливом крике. О чем оно хочет сказать вам! Где у него болит?

Возникающее в детском возрасте психическое нарушение, при котором незрелое Я разрешает интрапсихические конфликты посредством патологического компромиссного образования(симптома), препятствующего нормальному развитию.

Наблюдаемые компоненты компромиссного образования — нарушения в аффективной, поведенческой или познавательной сфере. Симптомы или симптоматическое поведение могут включать тревогу, депрессию, фобии, заторможенность, истерические параличи, тики, ритуалы и другие навязчивости; или же они могут проявляться в нарушениях питания и экскреции, антисоциальном поведении, нарушении способности к обучению и др. Обычно наблюдается кластер расстройств, иногда с преобладанием одного в сложной клинической картине.

Подобные нарушения могут возникать на любом этапе развития — от момента формирования внутренних психических структур вплоть до начала пубертата. Хотя бессознательные конфликты и фантазии при детском неврозе организуются и структурируются вокруг сексуальных и агрессивных побуждений эдиповой фазы, психопатология опирается на данные о сложностях развития и конфликтах доэдипова периода.

Хотя внешние симптомы неврозов у детей могут напоминать токовые у взрослых, стоящие за ними конфликты и личностная организация существенно отличаются. Возможна и обратная ситуация: однотипные интрапсихические конфликты у детей и взрослых порождают разную симптоматику. Различия определяются незрелостью функций детского Я, склонностью ребенка в большей степени действовать, нежели рефлексировать, продолжающейся зависимостью интрапсихического функционирования от объектов, на которые изначально были направлены конфликтные импульсы. Так, нередки ситуации, когда у ребенка с фобической симптоматикой в подростковом или взрослом возрасте развивается обсессивно-компульсивная симптоматика. То, что в детстве представляется неврозом навязчивости, может с течением времени развиться в психотическую или пограничную патологию.

Детский невроз, сформировавшийся на основе внутреннего конфликта, следует отличать от состояний, возникших в результате внешних конфликтов. К таким состояниям приводят либо травмирующие влияния среды (вмешательство в развитие), либо внутренние силы созревания, которые вовлекают ребенка в конфликт со средой (конфликт развития). Несмотря на то, что такие условия могут вызывать симптоматику и поведенческие нарушения, сходные с проявлениями детского невроза, симптомы более кратковременны, не обладают той же символической функцией с точки зрения бессознательного содержания и не представляют, в отличие от невротических симптомов, бессознательного компромиссного образования. Однако следует помнить, что «…невротический конфликт часто является продолжением конфликта развития, вовремя не разрешившегося».

Детский невроз следует также отличать от инфантильного невроза, представляющего собой скорее метапсихологический конструкт, нежели клиническую категорию.

Откуда берутся детские неврозы.
Пословицы говорят: «Посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу», «Привычка — вторая натура». Народная мудрость тонко подметила связь между образом жизни, который закладывается еще в детстве, и отношениями человека с окружающими его людьми.
ЕСЛИ ребенку в детстве родители постоянно внушают, что он «тюфяк, разгильдяй, оболтус», то он рано или поздно в это начинает верить. Но сначала внутри ребенка происходит конфликт, потому что он знает, что он не такой плохой, что он старается порадовать своих родителей, а они этого не замечают, стараясь подогнать ребенка под свои мерки. Из этого конфликта вытекает нервное напряжение, с которым ребенок не может справиться. Возможно два варианта решения ребенком этой проблемы: либо он приспособится под непомерные требования взрослых, либо будет сопротивляться, что породит множество конфликтов с родителями. Если родители не хотят сменять свою «воспитательную политику», то у ребенка возникает нервное расстройство, невроз, который подрастающий человек понесет с собой во взрослую жизнь.

Причины сложных взаимоотношений между родителями и детьми, а значит, и повышенной нервозности ребенка кроются в несостоятельности родителей, неспособности выполнять материнские и отцовские обязанности. Современные родители по инерции продолжают жить своими проблемами, не задумываясь о судьбе своих детей.

Каждый из членов семьи занимается своими делами, забывая, что ребенок нуждается в постоянной любви, внимании и заботе, понимании своих проблем, которых у него много. Вместо этого современные родители стараются как можно раньше переложить воспитание собственного ребенка на детсад и школу, занимаясь тем временем собственной карьерой и своей жизнью.

Если малыш часто видит ссоры родителей, то впоследствии принимает их за норму жизни, вырабатывает привычку к подобным отношениям. Став в свою очередь родителем, подсознательно реализует заложенное в детстве представление в собственной семье.

Никто не требует совершенства от родителей, все имеют право на ошибки, но многих из них можно было бы избежать. Для начала нужно решить собственные проблемы и проблемы взаимоотношений в семье. Ясное понимание такого требования в будущем гарантирует психическое здоровье ребенка.

Не менее важно понимание чувства меры. Избыток неоправданного внимания родителей может породить в ребенке неуверенность в собственных силах, различные комплексы, что также может привести к возникновению невроза. Адекватное отношение к возрасту ребенка (большинство родителей не может спокойно принять темпы взросления собственных детей — здесь возможны полярные мнения: то им кажется, что ребенок еще слишком маленький, то предъявляются требования, не соответствующие возрасту ребенка) — сложность, которую немногие могут преодолеть спокойно. Понимание и уважение личной жизни ребенка соблюдается далеко не всеми родителями, но это относится уже к разделу этики самих родителей.

Многие родители воспринимают собственного ребенка как еще один шанс для воплощения собственных же амбиций и нереализованных возможностей. Как и чем расплачиваются дети таких родителей, по-моему, не требуется рассказывать.

Действительно, перечислять причины детских неврозов можно долго. Главное — понять, что причины нервных заболеваний детей кроются не в несовершенстве детской природы, а в ошибках воспитания. Некоторые родители, водя своих детей по врачам, допытываясь, отчего у ребенка тик, энурез, заикание, страхи, говорят о посторонних причинах заболевания. Первопричина в них самих — несостоятельность родителей, нехватка любви…

Чтобы избежать конфликта в семье, родители должны научиться управлять своим поведением. Если они сами чувствуют, что уже на грани срыва и конфликт неизбежен и происходит это часто, то необходимо обратиться к специалисту (психологу, психотерапевту, нейропсихологу, психиатру), он поможет разобраться в ваших проблемах, вы научитесь контролировать свое поведение и избавитесь от постоянных стрессовых ситуаций, что поможет и вам и ребенку.

alt-psychology.blogspot.com