Психологические последствия травматического стресса

научная статья по теме ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ СТРЕССОРОВ ВЫСОКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ: ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС Психология

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ СТРЕССОРОВ ВЫСОКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ: ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС»

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2012, том 33, № 6, с. 20-33

К 40-ЛЕТИЮ ИНСТИТУТА ПСИХОЛОГИИ РАН И 85-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Б.Ф. ЛОМОВА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ СТРЕССОРОВ ВЫСОКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ: ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС

© 2012 г. Н. В. Тарабрина

Доктор психологических наук, главный научный сотрудник лаборатории психологии посттравматического стресса, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт психологии РАН, Москва

Изложены основные результаты теоретико-эмпирических исследований, выполненных в лаборатории психологии посттравматического стресса за последние пять лет. Обоснована необходимость и возможность выделения термина «посттравматический стресс» как самостоятельного в системе психологических понятий. Показана эффективность и перспективность применения интегратив-ного подхода для разработки новой области психологической науки — психологии посттравматического стресса, объединившей достижения отечественной клинической психологии и существующие в западной психологии направления в исследованиях психологических последствий травмы и посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Ключевые слова: посттравматический стресс, посттравматическое стрессовое расстройство, стрессоры высокой интенсивности, личность, защитные механизмы, стилевые характеристики, межпо-лушарная асимметрия, детско-родительские отношения, террористическая угроза, угрожающие жизни заболевания.

Статья посвящена аналитическому обзору теоретико-эмпирических исследований, выполненных в лаборатории психологии посттравматического стресса Института психологии РАН в течение последних 5 лет. Исследования в области посттравматического стресса в Институте проводятся сравнительно недавно — они были начаты в 1990-е годы группой научных сотрудников, ставшей в последующем лабораторией, название которой менялось по мере того, как расширялся круг изучаемых вопросов. Сейчас это лаборатория психологии посттравматического стресса. За это время произошло много кардинальных и разнонаправленных изменений как в стране, так и в отечественной психологии. Включение проблематики посттравматического стресса в русло академических исследований, безусловно, можно отнести к числу позитивных событий. В самом общем смысле, речь идет об изучении психологических последствий переживания людьми экстремальных ситуаций, угрожающих их жизни, с которыми человечество сталкивается на протяжении всей своей истории. Тематика лаборатории с момента ее образования была связана со всесторонним изучением психологических последствий воздействия стрессо-

ров высокой интенсивности на психику человека. Научно-исследовательская работа коллектива сотрудников лаборатории в описываемый период была направлена, во-первых, на продолжение теоретического и эмпирического изучения психологических аспектов посттравматического стресса, а во-вторых, на поиск новых исследовательских подходов к определению места категории посттравматического стресса в современном научном дискурсе отечественной психологии. К началу указанного периода были, в основном, закончены и частично опубликованы многочисленные эмпирические исследования, целью которых было установление выраженности признаков посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) у разных контингентов: участников боевых действий и ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, военнослужащих МВД, пожарных, спасателей, беженцев, больных раком молочной железы (РМЖ), наркозависимых, студентов и младших подростков. Возникла неотложная задача обобщения и анализа этого материала, решению которой, во многом, и был посвящен рассматриваемый период. Одновременно были начаты исследования по новым направлениям, продолжающиеся в настоящее время.

Интегративный подход к изучению посттравматического стресса

Актуальность научно-исследовательской работы лаборатории обусловлена потребностью всестороннего исследования клинических и психологических последствий психотравмирующего воздействия на человека разных видов насилия, терроризма, антропогенных и техногенных катастроф; это и составило основное направление исследований. Переживание таких ситуаций может приводить к различным видам психической дезадаптации. Одним из них (наиболее тяжелым) является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), изучению которого посвящено большое количество, в основном, зарубежных исследований, выполненных на основе разных теоретических направлений и концепций. При этом работы по изучению психологической картины ПТСР практически отсутствовали. Актуальность таких исследований была обусловлена прежде всего высокой социальной значимостью проблемы, потребностью теоретического осмысления различных подходов, представленных в зарубежных работах и необходимостью их интегрирования с традициями отечественной психологии. Существовала также потребность в разработке методов дифференцированной оценки негативных психологических последствий травмы для человека, которые необходимы для учета посттравматических когнитивно-эмоционально-личностных изменений в психике при выборе методов и мишеней психологической коррекции и психотерапии [37, 38, 41, 46, 49, 62, 59].

Приступив к анализу и обобщению результатов многолетней работы коллектива лаборатории, мы осознали, что это возможно только путем интеграции ключевых достижений отечественной клинической психологии с зарубежными подходами и направлениями исследований в области психической травмы и ее последствий. Было также очевидно, что необходим терминологический анализ, поскольку обзор зарубежных исследований показал контекстуальную зависимость понятий, используемых в работах по эпидемиологии, этиологии, динамике, диагностике и терапии ПТСР. Семантическое поле понятия «травматический стресс» включает в себя такие понятия, как «травма», «посттравматический стресс», «травматические стрессоры», «травматические ситуации» и «посттравматическое стрессовое расстройство» [54, 56].

Одним из основных достижений отечественной клинической психологии является, на наш взгляд, конструирование психологической картины отдельного психического расстройства, основанное на теоретико-эмпирическом изучении его клинических проявлений.

В отечественной психологии разработан синд-ромально-психологический подход (на материале локальной патологии мозга), который доказал свою эффективность как в теоретических, так и в практических работах [11, 20]. Обсуждая проблемы клинической психологии, В.Ф. Поляков в качестве одной из основных ее задач ставит вопрос о распространении этого подхода на кли-нико-психологические исследования психических расстройств, предлагая рассматривать психологический синдром как «новообразование», влияющее на жизнедеятельность человека и затрудняющее его социально-психологическую адаптацию [35].

В разных областях психологии для обозначения эмпирически определенных взаимосвязанных психологических характеристик используются такие понятия, как «образование», «паттерн», «комплекс», «совокупность» и т.п. Одной из основных задач в клинико-психологических исследованиях является определение психологической специфики отдельных заболеваний, поэтому рассмотрение совокупности выделенных психологических параметров как психологического синдрома представляется и правомерным, и перспективным. В данной работе сделана попытка применить эти подходы к анализу эмпирических исследований посттравматического стресса.

Эта попытка была реализована на уровне рассмотрения посттравматического стресса в качестве симптомокомплекса, характеристики которого отражают, прежде всего, нарушение целостности личности в результате психотравмирующего воздействия стрессоров высокой интенсивности. Эмоционально-когнитивные личностные изменения при этом могут достигать такого уровня, при котором человек как субъект не может больше выполнять свою интегрирующую функцию. Одним из основных результатов эмпирических исследований является демонстрация дифференциально-диагностических возможностей разработанного психодиагностического комплекса по определению выраженности посттравматического стресса (ПТС), что позволило дифференцировать лиц, переживших травматический стресс, на группы с высоким, средним и низким уровнем ПТС. Показано, что только высокий уровень ПТС корреспондирует с клинической картиной. При

этом симптомокомплекс ПТС включает также психологические характеристики, которые отражают когнитивно-личностные и эмоциональные изменения в психике человека, вызванные воздействием травматического переживания.

Результатом проведенного теоретической работы стало теоретическое и эмпирическое обоснование нового научного направления в медицинской психологии — психологии посттравматического стресса. Оно заключалось в том, что:

1) Было определено место психологии посттравматического стресса в научном дискурсе отечественной психологии. Установлены границы и статус психологии посттравматического стресса как теоретического и прикладного раздела клинической психологии. Показана эвристическая ценность введения в теорию и практику клинико-психологических исследований категории «посттравматический стресс»;

2) Был сформулирован предмет психологии посттравматического стресса, понимаемый как проявления симптомокомплекса, представляющего совокупность взаимосвязанных психологических характеристик: тревожности, эмоциональной нестабильности, депрессивности, базисных убеждений и психопатологических параметров;

3) Было показано, что основой научной методологии в исследовании ПТС является биопсихосоциальный подход, который представляет собой реализацию системного подхода в науках о психическом здоровье, в первую очередь, в психиатрии и клинической психологии. Обоснована адекватность применяемых подходов к проблеме психологии посттравматического стресса;

4) Была обоснована необходимость и возможность выделения термина «посттравматический стресс» в самостоятельную категорию; основой для этого служит критерий наличия в биографии человека травматического события, связанного с угрозой жизни и сопровождающегося переживанием интенсивных негативных эмоций: интенсивного страх

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

naukarus.com

Психологические и психические последствия травматического стрессового опыта и психологическая помощь. Часть 6.1.

Психологические и психические последствия травматического стрессового опыта и психологическая помощь. Часть 6.1.

Приветствуем всех на сайте психологической помощи Psi-Labirint.ru!
Сейчас вы читаете завершающую статью о последствиях травматического стресса. В ней мы осветим свои наблюдения за клиентами, которые проходили у нас психотерапию или получали психологическую помощь. Расскажем о том, какие последствия могут происходить с человеком, получившим серьезный стресс и как они отражаются как на психики, так и на психологии человека.

Психические последствия сильного стресса и механизмы образования посттравматического стрессового расстройства.

На психотерапию часто обращаются клиенты, которые перенесли сильный стресс, потому что им очень сложно осознать и принять свой травматический опыт с другими событиями своей жизни. Так происходит в силу того, что травматические воспоминания остаются не принятыми, переработанными в миропонимании человека и практически не подвергаются изменениям с течением времени. Что самое интересное, что именно это и составляет сущность психологической травмы. И этот факт является ключевым моментом, на который опирается психотерапевт в своей работе с страдающим человеком.

Психотерапевт помогает принять и переработать негативный опыт через изменение своих старых убеждений. Однако, наши клиенты, кто пишет нам на почту сайта Psi-labirint.ru, часто обращаются уже как бы «застывшими», зафиксированными на травме как на актуальном переживании. Почему так происходит? Почему так сложно пережить психологическую травму? Дело в том, что травматические воспоминания существуют в памяти не в виде связанных рассказов, а существуют как интенсивные эмоции и всплывающие периодически болезненные ощущения (которые могут ощущаться на телесном уровне). Такой комплекс ощущений и воспоминаний актуализируется обычно, когда человек находится в возбужденном состоянии или когда ситуация напоминает о травме. При этом человек не пытается себе помочь и изменить свое отношение, а фиксируется на переживаниях.

Что происходит дальше?
Со временем первые навязчивые мысли о травме могут связываться с реакциями на широкий спектр ситуаций, слов, звуков, что укрепляет выборочное доминирование травматических воспоминаний о травмирующем событии. То есть, человек начинает как бы искать те звуки, образы, слова, которые получает от людей и ситуаций, напоминающие о травме. Мы будем называть их для удобства стимулами. Эти стимулы запускают навязчивые травматические воспоминания, они со временем могут становиться все более тонкими и незаметными для осознанного внимания человека. Таким образом, самые разнообразные стимулы становятся напоминанием о травме.

Как это может проявляться на телесном уровне?

Телесные реакции на определенные физические и эмоциональные стимулы носят такой характер, будто бы человек все еще находится в условиях серьезной угрозы; он страдает от сверхбдительности, реакция на неожиданные стимулы становится слишком бурной и в такой ситуации безусловно невозможно расслабиться. Вегетативная система всегда находится в возбужденном состоянии и всегда реагирует на похожие стимулы. И человек как бы находится в постоянном предвосхищении того, что произойдет что-то ужасное и непоправимое. Из-за этого возникают трудности с концентрацией внимания и постоянная раздражительность.

Еще одно последствие травмы, которое мы наблюдаем у наших клиентов — наличие мыслей, что мир — небезопасное место. Например: безобидные звуки провоцируют реакцию тревоги, обычные явления воспринимаются как предвестники опасности. Таким образом, нейтральным стимулам окружающей среды нормальные физиологические ощущения человек наделяет новым угрожающим смыслом. Собственная физиологическая активность становится источником страха человека. И так происходит по кругу, из которого кажется не выйти, это задает чувство безвыходности и беспомощности.

Наши клиенты, которые получили сильную психологическую травму, испытывают определенные трудности при отделении несущественных жизненных ситуаций от существенных проблем, у них часто нарушена способность расставлять жизненные приоритеты. В результате теряется способность гибко реагировать на изменяющиеся требования жизни, из чего следуют трудности в обучении чему-либо новому, а на психотерапии новая информация либо не воспринимается, либо воспринимается с большой задержкой.

В процессе ведения психотерапии, мы наблюдаем, что многие наши травмированные клиенты склонны обвинять самих себя в случившемся. Это происходит потому, что взятие ответственности на себя позволяет компенсировать «или заместить» чувство беспомощности и уязвимости иллюзии потенциального контроля над прошедшей ситуацией. Например, жертвы сексуального насилия, обвинявшие в случившимся себя, лучше и быстрее проходят психотерапию и восстанавливаются, чем те, кто не принимает на себя ложной ответственности. Это это парадокс, но это зачастую выводит человека на новый уровень осознания себя и своей жизни.

Еще одно наблюдение за клиентами, которые находятся в терапии, заключается в том, что большинство их них имеют тенденцию к компульсивному повторному переживанию травматических событий — проявляется это тем, что человек неосознанно пытается стремиться к повторному участию в ситуациях, которые в целом или частично сходны с начальным травматическим событиям. Этот феномен наблюдается практически при всех видах травматизации. Например, ветераны становятся наемниками или служат в милиции; женщины, подвергшиеся насилию, вступают в болезненные для них отношения с мужчиной, которые с ними грубо обращаются;

жертвы сексуального обращения в детстве, повзрослев, занимаются проституцией.

Люди, которые демонстрируют такое поведение уже после травмы могут брать на себя роль как жертвы, так и агрессора. Обосновываться это может как местью, так и появившейся выученной беспомощностью. Мы считаем, что повторное отыгрывание травмы является основной причиной распространения насилия в обществе. Это касается и преступников, т.к при опросах, они часто рассказывали, что сами некогда пережили насилие над собой. На языке психотерапии эти поведенческие реакции называются ревиктимизацией, — феномен, при котором жертва стремиться быть жертвой и дальше, бессознательно ища себе ситуации, при которых травма может повториться. Но это не значит, что все наши клиенты страдают ревиктимизацией, лишь какая-то часть.

Другие наши наблюдения показывают, что переживание психологической травмы может принимать и другие формы, например, человек стремиться избегать тех эмоций, которые некогда пережил. Это может быть паника или ужас, гнев или сильная печаль. Происходит дистанцирование от воспоминаний о событий через злоупотребление алкоголем или наркотиками для того, чтобы заглушить осознание дистресса,- все это позволяет вывести болезненные воспоминая из сферы сознания. Но так же это ослабляет и разрушает взаимосвязи с другими людьми и как следствие — ведет к потери работы, ссорам в отношениях, разводам, усилению страданий.

Наличие психологической травмы у одного из членов семьи оказывает влияние на ее функционирование. И если семья не в силах оказать психологическую поддержку, то важно обращаться за психологической и психотерапевтической помощью и не медлить с этим.

Стадии травматических переживаний.

В своей консультативной и психотерапевтической практике мы разделяем клиентов, которые пережили психологическую травму на четыре категории:

Первая категория.

Компенсированные клиенты, которые нуждаются в легкой психологической поддержке — дружеской или семейной.

Вторая категория.

Дезадаптированные клиенты в легкой степени, которые нуждаются как в дружеской поддержке близких и окружения в коллективе, так и в помощи психолога или психотерапевта. Что примечательно, что у таких людей нарушено психофизиологическое равновесие ( это значит, что нарушено здоровье физическое, эмоциональный баланс и мыслительная деятельность). И часто можно наблюдать эмоциональную возбудимость, конфликтность, появление страхов и других признаков внутренней дисгармонии. Адаптация нарушена, но при получении среднесрочной психотерапевтической или психологической помощи все восстанавливается и приходит в норму.

Третья категория.

Это люди с дезадаптацией третьей степени, которые, на наш взгляд, нуждаются во всех видах помощи, в том числе — в фармакологической коррекции состояния. Так, как у них наблюдается заметное нарушение психики и соматического здоровья уже на уровне пограничных: постоянное чувство страха, выраженная тревога и неконтролируемая агрессия. Из физических предпосылок, которые могут приводить к таким состояниям — физические травмы, черепно мозговые травмы.

Четвертая категория.

Это личности с тяжелой степенью дезадаптации, которая захватывает все сферы и требует длительного лечения как медикаментозного, так и психотерапевтического. Какие симптомы могут проявляться в этом случае:

выраженные нарушения психического состояния, которые требуют вмешательства психиатра;

или физические травмы, приведшие к инвалидизации и сопровождающиеся развитием комплекса неполноценности, депрессией, суицидальными мыслями;

psi-labirint.ru

Психологические последствия травматического стресса и современные направления исследований

Травматические переживания особой интенсивности, связанные с влиянием природы или вызванные людьми, были неотъемлемой частью человеческого существования. Их влияние на психику человека было признано в некоторой степени, примеры которого можно найти в литературе. В науке — медицине и психологии — осознание роли психологической травмы в генезе психических расстройств появилось, начиная с работы французских ученых конца девятнадцатого века.

Однако только в течение последних 20 лет возникла новая область теории и исследований в области психиатрии и психологии в отношении воздействия особо интенсивного стресса на психику человека. Он называется исследованием экстремальных экологических нагрузок, катастрофических травм и травматического стресса.

Представление о том, что стресс в настоящее время определяется как наиболее травматический — это может привести к глубоким и постоянным изменениям в психологическом и физиологическом функционировании. Это все уже хорошо обоснованным в теоретических концепциях и эмпирических исследованиях, проводимых в этой области.

Развитие и исследования в области посттравматических синдромов

Особенно важным моментом с точки зрения развития исследований психологических последствий чрезвычайно травматических переживаний стало появление в 1980 году третьего издания «Диагностического и ручного руководства по психическим расстройствам» (вкратцеDSM-III; American Psychiatric Association, 1980) — система классификации и диагностики психических расстройств, разработанная Американской психиатрической ассоциацией.

Введенная в систему классификации психических расстройств в США, новая единица заболевания, определяемая как посттравматическое стрессовое расстройство, вкратце — ПТСР). Это было связано с уже собранными клиническими наблюдениями и результатами исследований, особенно с американскими ветеранами войны во Вьетнаме и евреями, пережившими Холокост. В этот период были также публикации, в которых были обращены внимание на другие виды травматического опыта и их психологические последствия — аналогичные последствиям жертв войны.

Существующие данные позволили разработать диагностические критерии — характерные симптомы ПТСР. С другой стороны, четкое определение симптомов со ссылкой на внешние проявления (поведение) позволило построить инструменты измерения — опросные листы и структурированные интервью, полезные как в диагностике, так и в предоставлении более точных исследований. DSM-IIIв качестве факторов стресса, которые могут привести к ПТСР, были упомянуты, среди прочего, изнасилования, агрессивные нападения, фронтовая борьба, стихийные бедствия (например, наводнение, землетрясение), транспортные и промышленные катастрофы и так называемые, техногенные катастрофы (бомбардировки, пытки, концентрационные лагеря, терроризм).
Это означало признание того, что подобные симптомы могут возникать в результате широкого спектра травматических событий.

В дополнение к возникновению травматического стресса диагностические критерии DSM-III они охватывают три категории симптомов.

  • Первый (B) относится к повторному воспроизведению травмы и включает такие симптомы, как повторяющиеся мечты о травме, повторяющиеся навязчивые воспоминания.
  • Вторая категория (C) включает симптомы, связанные с постоянным предотвращением и уменьшением общей реактивности, такими как, например, избегание мыслей и чувств, связанных с травмой; невозможность вспомнить важный аспект травмы, чувство безразличия или холода в отношениях с людьми.
  • Третья категория (D) включает в себя постоянные симптомы психофизиологического возбуждения (например, трудности с засыпанием или сном, трудности с концентрацией внимания, раздражительность или вспышки гнева). В 1994 году было опубликовано четвертое издание DSM с измененным — по сравнению с предыдущими выводами — способом определения события, которое может привести к ПТСР (критерий А). По DSM-IV (American Psychiatric Association, 1994) — это событие, связанное с угрозой жизни или физической неприкосновенности, в ходе которой человек испытывает сильный страх, чувство беспомощности или ужаса (полный перевод диагностических критериев ПТСР ).

Работы и публикации

Публикация диагностических критериев ПТСР в DSM-III вызвало значительное увеличение числа исследований по вопросам, связанным с травматическим стрессом. Есть также все больше и больше специалистов — исследователей и практиков в области психиатрии, психологии, социального обеспечения и других областей, занимающихся терапевтическими, исследовательскими и учебными мероприятиями в этой области. В течение 14 лет существует Международное общество исследований по травматическому стрессу (Международное общество исследований травматического стресса). Он был опубликован с 1988 года Журнал травматического стресса. В 1974-1997 годах в научных журналах было опубликовано более 2100 статей и 512 книг и глав в книгах (American Psychological Association, 1997). В период с 1988 по 1998 год было опубликовано 40 монографий.

Существует множество стандартизированных методов измерения ПТСР и посттравматических симптомов (например, Контрольный список ПТСР — PCL, Weathers et al., 1993; Шкала ПТСР с административным управлением).

Согласно редакциям, которые недавно опубликованной и обширной подборки работ по проблемам травматического стресса — поскольку психиатры стали все более и более уделять внимание психологическим проблемам в диагностических системах, они потеряли интерес к функционированию ума (работы ума) и секреты медицины; душа психиатрии стала изучением травмы. «Определение посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) в качестве диагностического блока создает организованную картину для понимания того, как биологическое функционирование людей, их способ видеть мир и личность неразрывно связаны и формируются на опыте». Диагноз ПТСР вновь обратил внимание на то, что многие «невротические» симптомы — это не результат какой-то загадочной, почти невозможной для объяснения, иррациональности, основанной на генетической основе, но неспособности людей справляться с реальным опытом, который подавлял их способность справляться».

Несомненно, можно сказать, что за последние 20 лет новая область развивалась, приобретая, как кажется, все большее значение в исследованиях, терапии и профилактике посттравматических расстройств, также влияющих на общественное мнение, способствуя, в частности, к изменениям в законодательстве и практике судебной системы.

В конце 90-х годов все еще можно говорить о динамичном повышении интереса к вопросам, связанным с последствиями травматического стресса, терапии и профилактики. В марте 1999 года был опубликован номер крупного научного журнала Американской психиатрии, посвященный вопросам психологической травмы и ПТСР. В конце редакционной статьи редактор этого номера Дж. Дуглас Бремнер из Центра ветеранов Йельского университета пишет: «Чем больше исследований травматического стресса приходит, тем более очевидно, что он может оказывать далеко идущее влияние на все серьезные психические расстройства. ПТСР начинает напоминать быстро движущийся поезд, угрожая снести все, что появляется на его пути.

Трудно охарактеризовать сейчас всеобъемлющую область исследований и терапевтической практики, связанную с проблемами травматического стресса тем более, что в России эта проблема малоизвестных, а исследовательская и клиническая практика проводится в очень немногих центрах несколькими людьми, но, похоже, на данный момент есть несколько фокусных исследователей.

1. Распространенность ПТСР в разных популяциях, а также сосуществование с другими психическими расстройствами.

2. Условия посттравматической адаптации. Исследования показывают, что подавляющее большинство людей, страдающих от травматического стресса, не развивают ПТСР. Итак, что способствует успешной адаптации после травмы и что способствует развитию хронических посттравматических симптомов?

3. Воздействие травмы на развитие. Многие данные свидетельствуют о необходимости различать последствия травматического стресса с ограниченной продолжительностью (во взрослой жизни) от долгосрочных травматических переживаний в детстве (физическое насилие, сексуальные домогательства). Последствия этого второго типа опыта глубже, они мешают развитию многих областей личности и функционирования.

4. Физиологические (биологические) последствия травматического стресса.

Все больше и больше известно о возможных последствиях травмы в виде длительных физиологических, биохимических и даже анатомических изменений в нервной системе.

lotos-clinik.ru

Особенности психологических последствий травматического стресса у экстравертированных и интровертированных участников боевых действий

Особенности психологических последствий травматического стресса у экстравертированных и интровертированных

участников боевых действий

Вероятность того, что стрессор вызовет расстройство, зависит от его внезапности, непредсказуемости, длительности, повторяемости и умышленности (т.е. травма намеренно нанесена другими людьми), от физического ущерба, который он наносит жертве или ее близким, от того, насколько он угрожает жизни, способствует изоляции, вступает в конфликт с представлением о своем Я, физически или психологически унижает достоинство или наносит ущерб сообществу, к которому принадлежит жертва, или его системе поддержки. Тем не менее, ни один из стрессоров не способен вызывать посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) у всех людей поголовно, и наоборот, некоторые, на первый взгляд — умеренно травматичные события (вроде потери работы, несчастного случая, болезни или развода) иногда могут привести к развитию ПТСР. В настоящее время, например, неизвестно, как определить травмирующую способность небольшого стрессора, если он длится в течение нескольких недель, и оценить, будет ли она иной, если его воздействие продолжается в течение нескольких месяцев или лет. Точно так же восприятие травматичности события очень индивидуально и подчас целиком зависит от какой-то мелкой подробности, к которой данный человек имеет идиосинкразию. В настоящее время единственным бесспорным выводом, к которому приходят все исследователи в этой области, является то, что в некоторых случаях для развития симптомов ПТСР индивидуальное восприятие стрессора как травмирующего фактора не менее важно, чем его «объективная» стрессогенность.

Не менее существенное значение для развития и течения ПТСР имеют и посттравматические факторы, но в настоящее время эта область исследована гораздо меньше. В некоторых случаях то, что происходит с человеком после травмы, воздействует на него даже сильнее, чем сама травма. Можно выделить факторы, которые способствуют профилактике развития ПТСР и смягчают его течение, к таковым относится: немедленно начатая терапия, дающая возможность активно делиться своими переживаниями; ранняя и долгосрочная социальная поддержка; восстановление чувства принадлежности к обществу (если оно было потеряно) и безопасности; участие в терапевтической работе с подобными жертвами травмы; отсутствие повторной травматизации; избегание деятельности, которая прерывает или нарушает ход терапии (например, длительное участие в правовых действиях, которые подспудно поощряют роль больного жертвы и снижают значимость терапии).

В настоящее время не существует единой общепринятой теоретической концепции, объясняющей этиологию и механизмы возникновения и развития ПТСР. Существует несколько теоретических моделей, среди которых можно выделить: психодинамический, когнитивный, психосоциальный и психобиологический подходы и разработанную в последние годы мультифакторную теорию ПТСР.

Психодинамические, когнитивные и психосоциальные модели относятся к психологическим моделям. Они были разработаны в ходе анализа основных закономерностей процесса адаптации жертв травмирующих событий к нормальной жизни. Исследования показали, что существует тесная связь между способами выхода из кризисной ситуации, способами преодоления посттравматического стресса (устранение и всяческое избегание любых напоминаний о травме, погруженность в работу, алкоголь, наркотики, стремление войти в группу взаимопомощи и т. д.) и успешностью последующей адаптации.

На сегодняшний день очень многие люди переживают состояние ПТСР. Это связано с различными факторами, в том числе и с участием в боевых действиях. В связи с этим становится понятной актуальность выбранной темы.

Глава 1. Психологическая проблема посттравматического стрессового растройства


Стресс, травматический стресс и посттравматическое стрессовое расстройство

Исследования в области посттравматического стресса развивались независимо от исследований стресса, и до настоящего времени эти две области имеют мало общего. Центральными положениями в концепции стресса, предложенной в 1936 г. Гансом Селье [18, с. 83], является гомеостатическая модель самосохранения организма и мобилизация ресурсов для реакции на стрессор. Все воздействия на организм он подразделил на специфические и стереотипные неспецифические эффекты стресса, которые проявляются в виде общего адаптационного синдрома. Этот синдром в своем развитии проходит три стадии: 1) реакцию тревоги; 2) стадию резистентности; и 3) стадию истощения. Селье ввел понятие адаптационной энергии, которая мобилизуется путем адаптационной перестройки гомеостатических механизмов организма. Ее истощение необратимо и ведет к старению и гибели организма.

Психические проявления общего адаптационного синдрома обозначаются как «эмоциональный стресс» — т. е. аффективные переживания, сопровождающие стресс и ведущие к неблагоприятным изменениям в организме человека. Поскольку эмоции вовлекаются в структуру любого целенаправленного поведенческого акта, то именно эмоциональный аппарат первым включается в стрессовую реакцию при воздействии экстремальных и повреждающих факторов. В результате активируются функциональные вегетативные системы и их специфическое эндокринное обеспечение, регулирующее поведенческие реакции. Согласно современным представлениям эмоциональный стресс можно определить как феномен, возникающий при сравнении требований, предъявляемых к личности, с ее способностью справиться с этим требованием. В случае недостатка у человека стратегий совладания со стрессовой ситуацией (копинг-стратегии) возникает напряженное состояние, которое вкупе с первичными гормональными изменениями во внутренней среде организма вызывает нарушение его гомеостаза. Эта ответная реакция представляет собой попытку справиться с источником стресса. Преодоление стресса включает психологические (сюда входят когнитивная, то есть познавательная, и поведенческая стратегии) и физиологические механизмы. Если попытки справиться с ситуацией оказываются неэффективными, стресс продолжается и может привести к появлению патологических реакций и органических повреждений.

При некоторых обстоятельствах вместо мобилизации организма на преодоление трудностей стресс может стать причиной серьезных расстройств.

При неоднократном повторении или при большой продолжительности аффективных реакций в связи с затянувшимися жизненными трудностями эмоциональное возбуждение может принять застойную стабильную форму. В этих случаях даже при нормализации ситуации застойное эмоциональное возбуждение не ослабевает, а наоборот, постоянно активизирует центральные образования нервной вегетативной системы, а через них расстраивает деятельность внутренних органов и систем. Если в организме оказываются слабые звенья, то они становятся основными в формировании заболевания. Первичные расстройства, возникающие при эмоциональном стрессе в различных структурах нейрофизиологической регуляции мозга, приводят к изменению нормального функционирования сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, изменению свертывающей системы крови, расстройству иммунной системы.

Стрессоры обычно делятся на физиологические (боль, голод, жажда, чрезмерная физическая нагрузка, высокая и низкая температура и т.п.) и психологические (опасность, угроза, утрата, обман, обида, информационная перегрузка и т.п.). Последние, в свою очередь, подразделяются на эмоциональные и информационные.

Стресс становится травматическим, когда результатом воздействия стрессора является нарушение в психической сфере по аналогии с физическими нарушениями. В этом случае, согласно существующим концепциям, нарушается структура «самости», когнитивная модель мира, аффективная сфера, неврологические механизмы, управляющие процессами научения, система памяти, эмоциональные пути научения. В качестве стрессора в таких случаях выступают травматические события — экстремальные кризисные ситуации, обладающие мощным негативным последствием, ситуации угрозы жизни для самого себя или значимых близких. Такие события коренным образом нарушают чувство безопасности индивида, вызывая переживания травматического стресса, психологические последствия которого разнообразны. Факт переживания травматического стресса для некоторых людей становится причиной появления у них в будущем посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это непсихотическая отсроченная реакция на травматический стресс, способный вызвать психические нарушения практически у любого человека. Были выделены следующие четыре характеристики травмы, способной вызвать травматический стресс:

1. Происшедшее событие осознается, то есть человек знает, что с ним произошло и из-за чего у него ухудшилось психологическое состояние;

2. Это состояние обусловлено внешними причинами;

3. Пережитое разрушает привычный образ жизни;

4. Происшедшее событие вызывает ужас и ощущение беспомощности, бессилия что-либо сделать или предпринять.

Травматический стресс — это переживание особого рода, результат особого взаимодействия человека и окружающего мира. Это нормальная реакция на ненормальные обстоятельства, состояние, возникающее у человека, который пережил нечто, выходящее за рамки обычного человеческого опыта. Круг явлений, вызывающих травматические стрессовые нарушения, достаточно широк и охватывает множество ситуаций, когда возникает угроза собственной жизни или жизни близкого человека, угроза физическому здоровью или образу Я.

Психологическая реакция на травму включает в себя три относительно самостоятельные фазы, что позволяет охарактеризовать ее как развернутый во времени процесс.

Первая фаза — фаза психологического шока — содержит два основных компонента:

1. Угнетение активности, нарушение ориентировки в окружающей среде, дезорганизация деятельности;

2. Отрицание происшедшего (своеобразная охранительная реакция психики). В норме эта фаза достаточно кратковременна.

Вторая фаза — воздействие — характеризуется выраженными эмоциональными реакциями на событие и его последствия. Это могут быть сильный страх, ужас, тревога, гнев, плач, обвинение — эмоции, отличающиеся непосредственностью проявления и крайней интенсивностью. Постепенно эти эмоции сменяются реакцией критики или сомнения в себе. Она протекает по типу «что было бы, если бы. » и сопровождается болезненным осознанием неотвратимости происшедшего, признанием собственного бессилия и самобичеванием. Характерный пример — описанное в литературе чувство «вины выжившего», нередко доходящее до уровня глубокой депрессии.

Рассматриваемая фаза является критической в том отношении, что после нее начинается либо процесс выздоровления (отреагирование, принятие реальности, адаптация к вновь возникшим обстоятельствам), то есть третья фаза нормального реагирования, либо происходит фиксация на травме и последующий переход постстрессового состояния в хроническую форму.

Нарушения, развивающиеся после пережитой психологической травмы, затрагивают все уровни человеческого функционирования (физиологический, личностный, уровень межличностного и социального взаимодействия), приводят к стойким личностным изменениям не только у людей, непосредственно переживших стресс, но и у членов их семей.

Результаты многочисленных исследований показали, что состояние, развивающееся под действием травматического стресса, не попадает ни в одну из имеющихся в клинической практике классификаций. Последствия травмы могут проявиться внезапно, через продолжительное время, на фоне общего благополучия человека, и со временем ухудшение состояния становится все более выраженным. Было описано множество разнообразных симптомов подобного изменения состояния, однако долгое время не было четких критериев его диагностики. Также не существовало единого термина для его обозначения. Только к 1980 году было накоплено и проанализировано достаточное для обобщения количество информации, полученной в ходе экспериментальных исследований.

works.doklad.ru