Психологическое лечение шизофрении

Роль психиатрии и Церкви в преодолении депрессии

Отец Владимир, Вы и психиатр, и священник и можете объективно оценить, нужна ли психиатрия и психиатры? Может ли со всеми душевными и духовными вопросами человека справиться один священник?

Если бы мы были ангелы, то не имели бы нужды в лекарствах и врачах. Но у нас есть плоть, которая подвержена болезням. Психические болезни тоже находят отражение в болезнях плоти. У человека возникает депрессия, в результате чего нарушается обмен веществ. Мы даем ему психотропные препараты чтобы, восстанавливая обмен веществ, лекарство косвенно помогало преодолеть депрессию. Конечно, лекарства не решают главную проблему, не делают человека более смиренным или любящим Бога, но, тем не менее, успокаивают, снимают тревогу. Человек уже способен к духовной жизни и к психологической помощи, лечению. Помните евангельский эпизод о слепорожденном? Кто виноват? Он согрешил или его родители? Господь говорит, что ни он, и не его родители, а это для того, чтобы явилась Слава Божия. Так и болезни бывают не только следствием какого-то конкретного греха, но в любом случае попускаются Богом для смирения и для спасения души. Поэтому все хорошо на своем месте и врачи-психиатры, невропатологи и обязательно духовное лечение. В Библии сказано: не пренебрегайте врачами, ибо их сотворил Господь.

Если человек находится в психически расстроенном состоянии, исходя из Вашего опыта, что надо делать в первую очередь чтобы ему помочь? Куда ему идти: к психиатру или к священнику?

У святителя Филарета Московского есть такие полезные слова, он говорит: если человек имеет закрытое сердце, то бесполезно ломится туда, и тогда надо стучаться молитвой в это сердце, а если сердце открыто, то можно входить с советом. Поэтому, если человек закрыт для общения, и ему невозможно оказать духовную помощь, он находится во власти болезни, тогда надо начинать с лечения, порой с экстренной госпитализации, или даже насильственных мер, если человек опасен для себя и окружающих. Хотя это не значит, что не надо говорить – все равно надо говорить. Надо сеять, а там уже как получится: примет человек слово или не примет, удастся ли зацепиться за что-то, будет ли доверительность в разговоре – это неизвестно, но говорить надо.

У меня есть одна страждущая прихожанка. Я ее знаю два года, и за это время она постепенно приходит в определенное упорядоченное состояние. Делит свои переживания на два мира. Один – реальный, человеческий, Божий мир, где благодать Божья, где радость, нормальные отношения с родными и близкими. Другой – мир бесовский, который воздействует на нее и пытается вызвать у нее подозрительность, страх, ощущение постороннего воздействия. И она в таком состоянии более-менее скомпенсировано и успокоено пребывает, ходит в храм.

В большинстве случаев все-таки можно найти точки соприкосновения и подвести человека к покаянию. Первый очень полезный шаг при разных душевных недугах – это шаг к покаянию, когда человек просыпается для духовной жизни, когда видит, в чем он находится, хотя бы частично, когда хочет стать другим искренне, и хотя бы немного доверяет Богу, а потом это доверие постепенно усиливается. Чем больше веры, тем больше помощь Божья. Покаяние всегда хорошо положить в основу лечения, как и в основу любого дела. Хорошо когда мы все будем строить на твердом камне – Церкви. А потом, в идеале конечно, постепенное воцерковление, которое проявляется и проверяется по тому, как человек относится к таинству Причащения. Это самое главное – потому что в нем сам Христос соединяется с нами. Без Причастия невозможно радикально, по-настоящему, глобально лечить душу.

Как Вы считаете, отче, сегодняшний образ жизни, современный уклад, как-то провоцирует возникновение психических заболеваний, способствует их росту?

Конечно, провоцирует. Современный образ жизни – это жизнь во все нарастающем темпе, это такая гонка, когда люди пытаются внешне много преуспеть и поэтому не имеют возможности обратиться внутрь себя. Тенденция к внешнему успеху, безусловно, подпитывает внутреннюю гордыню, которая, в свою очередь, является одной из основ греховной жизни. С другой стороны, современная жизнь это нездоровое количество всякой ненужной информации, которая вызывает у человека перенапряжение, разные страхи, неуверенность в себе и может провоцировать и алкоголизм, и наркоманию, и психические болезни. С третьей стороны, можно говорить о тенденции к тотальному гедонизму, стремлению к удовольствиям. Отец Анатолий Берестов говорит, что такое потребительское отношение к жизни формирует наркоманический тип характера, когда человек настроен только на то, чтобы наслаждаться. Получи кайф от всего: от человека, от вещества, от привычки, от острых ощущений, от искусства, еды, алкоголя, лекарств. Это, безусловно, тоже способствует психическим срывам и греховности. Тут прямая зависимость. Грех и психическая болезнь – это очень близко.

Как-то пришел ко мне раб Божий 35 лет, наркоман с большим стажем, неоднократно бывший на излечении. Раньше он занимался бизнесом, был человеком состоятельным и мог позволить себе дорогостоящее лечение. Рассказывал, сколько раз повторялась ситуация: возвращаются они с приятелем из очередной больницы, смотрят друг на друга: «Ну что поехали? Поехали…» – и опять на точку. И очередной срыв. «Потом, – говорит, – думаем: «И зачем мы это все делали, зачем лечились, и что дальше?». Так, в конце концов, весь свой бизнес проколол и остался практически ни с чем. Он пытался обращаться в храм, бывал на службах, но делал это от случая к случаю. Конечно, некоторая помощь и поддержка были, но радикальных изменений не происходило. Когда он обратился ко мне, у него в голосе чувствовалась ирония, мол, я уже все испробовал, что вы еще можете… Я сказал ему, что человек ничего не может, и я ничего не могу, но нам поможет Господь. «Веришь ли, что Господь поможет тебе? Веришь ли, что Христос тебя спасет?» Он говорит: «Да хочу верить, я верю в это!». И мы решили с ним, что он будет еженедельно исповедоваться и готовиться ко Причастию Христовых Таин. Он начал это исправно делать. Я думал, что долго не выдержит, что его хватит на одно, два Причастия, а он приходил и приходил. Потом появился с женой, очень хорошим, интеллигентным человеком, которая ему всячески помогала, и оба были сияющие. Оба были радостные! Как выяснилось, на второй или третьей неделе стало ясно, что он уже не зависит от наркотиков. «У меня пропало влечение к ним, – говорил он. – У меня возникло отвращение, я уже не могу вести прежнюю жизнь». И с этого момента все изменилось. Он продолжает часто причащаться, почти каждую неделю бывает в нашем храме. Стал заниматься работой, наладилась семейная жизнь. Произошедшее, конечно, нельзя отнести к разумению человеческому или какой-то психотерапевтической помощи, и мое участие здесь минимально. Здесь, очевидно, действует Благодать Господа Нашего Иисуса Христа, и человек преображается под действием Святых Христовых Таин.

Я думаю, что главное – это внутреннее устроение. В зависимости от того, на что ориентирован человек: тянется ли он к благочестию, добру, вере, совести или относится к жизни потребительски, гонится за мнимым счастьем, кайфом, легкостью – такое у него и душевное устроение. От этого меняется и психика: она, соответственно, либо укрепляется, либо расстраивается. Потому что психика человека устроена так, чтобы он служил Богу и людям на своем месте: мы же в себе имеем образ и подобие Божие. А если человек отгораживается, пытается присвоить себе жизнь, что, мол, она принадлежит только ему, и все видит с точки зрения потребительства, то тогда психика приходит к сбою, к слому. Человек не может по-другому: ему грустно, плохо. Радости нет. Он бежит за радостью, как ослик за морковкой привязанной перед ним, и вот-вот укусит, но никак не может догнать. Так и здесь, тоже погоня за счастьем. А счастье только у Бога, только когда с Богом, со Христом. Когда не в себя бежит человек, а из себя выбегает – к Богу, к людям.

Сегодня часто приходится сталкиваться с тем, что православные люди пугаются и пугают психологами. Но ведь есть православные психологи. Кто они такие и нужны ли они?

Они, безусловно, нужны! Есть такой термин – святоотеческая психология. И действительно, святые отцы самые лучшие психологи, они прекрасно знают душу человека. А нельзя знать душу, не зная Бога. Поэтому, безусловно, они были Боговедами и душеведами. Православный психолог, в первую очередь, оперирует знаниями святоотеческой психологии, учением святых отцов, но и багаж современной психологической науки активно использует. Особенно это касается знаний о поведении человека и особенностях его внушаемости: как лечить словом, как помогать, какие слабые места, как их усилить и так далее.

Сейчас очень модны различные тренинги и психологические практикумы с использованием аутотренинга или гипноза. Представляет ли это какую-то опасность для человека? И что более опасно аутотренинг, гипноз или медикаменты?

Лекарства в любом случае никак не повредят душе, они только могут повлиять на физическое здоровье человека. Гипноз очень разрушительно действует на волю, у человека возникает зависимость от гипнотизера, он становится гипнабельным, расслабленным, слабовольным, причем, как правило, в принятии самостоятельных решений. Аутотренинг, конечно же, провоцирует тщеславие и гордость, человек опирается на себя и на свое «я». В целом, в отношении гипноза и аутотренинга можно сказать слова Христа: «Без меня не можете творить ничего». И то и другое без Христа, поэтому толку никакого, один вред.

Но есть и более серьезные «увлечения» современного человека – это занятие различными духовными практиками: восточными, оккультными, сектантскими… В каком состоянии находится психика таких людей?

В психиатрии выделена целая область психических заболеваний, так называемые оккультные болезни, которые к тому же не совсем типично проходят. Они протекают на более тонком, более духовном уровне. Человек может внешне быть адаптирован, занимать какую-то свою социальную нишу, иметь семью и так далее, и при этом страдать таким психическим расстройством. Подобного рода болезнь протекает на уровне его духа. Человек теряет свободу, потому что существует некая посторонняя, негативная, духовная сила, пытающаяся им руководить и заявляющая на него свои права. В результате разных псевдодуховных, оккультных практик бесовская сила пытается найти доступ к человеку.

В моей священнической практике был такой случай. Человек, имевший посвящение в магистра магии пришел на исповедь на Крутицкое подворье, где я тоже служу и занимаюсь душепопечением. Я помню свои физические ощущения – я вдруг стал мерзнуть. Он исповедуется, говорит совершенно реальные вещи, говорит о своих грехах, а мне становиться почему-то так холодно, что я не могу ему ничего ответить. Пришлось даже одеть на себя верхнюю одежду, чтобы немного согреться. После исповеди он вскоре прошел Чин присоединения, совершаемый на Крутицком подворье, и все изменилось. Разговаривать с ним стало легко: прошло ощущение дискомфорта, исходящее от этого человека. Помню, когда он только начинал воцерковляться, то не выносил чтение в храме акафиста Киприану и Иустинии. Он ходил по храму кругами и не мог никак остановиться: настолько сильное испытывал беспокойство. По-видимому, вражий дух его вот так гонял, мешал, лишал покоя. После присоединению к Православию все это исчезло, он стал другим человеком.

Вы сказали о бесовской силе, а действительно ли существует беснование? Есть у него строго научное определение? Вы как священник с этим сталкивались – это реальность, не выдумка?

Это, безусловно, реальность. Научного определения нет. Как бес явление духовное, а не научное, так и определения научного быть не может. Я не обладаю достаточным духовным опытом, чтобы определять факт беснования, но были случаи, когда приходит человек, а ты чувствуешь – дух не тот. Живет он церковной жизнью и попадает в какой-нибудь смертный грех, и в нем происходят такие изменения, что становится трудно покаяться. Начинается саможаление, самооправдание, осуждение других и тому подобное. И ты чувствуешь, что тот дух кротости, мирности, радости, который человек носил в себе вдруг ушел.

Многие психические расстройства, которые бывают у психиатрических больных, несут в себе элемент беснования – целью является конкретное разрушение. Это не хаос, не какофония мыслей и чувств, а конкретное, целенаправленное действие: либо человек слышит голоса, которые им управляют, и приказывают ему себя или кого-то убить, или нецензурно ругают, или сначала его хвалят, а потом начинают доводить до уныния и отчаяния. В любом случае идет поиск слабых мест человека и попытка игры на этих слабостях, чтобы завладеть им все больше и больше. Бредовые расстройства, чистый бред, воздействие, когда человек чувствует, что на него давит некая сила и заставляет его совершать плохие дела. Последнее особенно часто встречается в случаях детской шизофрении. Ребенок может жаловаться, что он слышит голос какого-то дяденьки, который учит его вести себя плохо, например, заставляет воровать.

У меня было несколько случаев, когда больные, слышащие голоса, имеющие какие-то бредовые расстройства, после исповеди вдруг, как бы теряют силу, падают перед аналоем, лежат какое-то время. Не знаю, можно ли здесь говорить о бесновании, но, тем не менее, вот такая своеобразная реакция на Благодать Божью.

Батюшка посоветуйте, что нужно делать, чтобы сохранить душевное и духовное здоровье?

Чтобы сохранить психическое здоровье надо иметь опору. У нас две главных опоры – вера и совесть. Жить по совести и жить по вере, и тогда никогда не ошибешься, никогда не обманешься и не заболеешь. А если Господь попустит какое-то страдание, то все при таком расположении можно понести, да еще и получить пользу от этого. Любите Христа и будьте счастливы.

www.pobedish.ru

Психотерапия шизофрении

Психотерапия шизофрении — это настоящее искусство. Для эффективности психотерапии шизофрении необходимо не только знание психиатрии, но также психологии, философии, теологии и социологии.

Современная психиатрия, ориентированная в большей степени на синдромы — совокупности симптомов (признаков) психического расстройства, а не на нозологические формы (болезни, с их началом, течением и исходом), с некоторой долей пессимизма относится к диагнозу: «Шизофрения».

Врач, перед которым стоит задача психотерапии шизофрении, должен хорошо себе представлять особенности статики и динамики клинической симптоматики этого расстройства. Кроме того, сегодня сложно представить лечение шизофрении без биологической терапии, включающей в себя фармакотерапию, инсулинотерапию, лечение лазером, а в необходимых случаях даже электросудорожную терапию. В связи с вышесказанным, возникает несколько вопросов, на которые необходимо найти ответы. Во — первых, это вопрос о сочетании фармакотерапии и психотерапии в процессе лечения шизофрении, во — вторых вопрос о продолжительном сотрудничестве пациента и врача, включая полное доверие к последнему, и, в — третьих, о роли социальных мероприятий в ходе биологической терапии шизофрении и психотерапевтической работе с больным шизофренией.

Рассмотрим несколько подробнее эти аспекты лечения симптомов шизофрении. Современная фармакотерапия шизофрении склоняется к тенденции лечения шизофрении всего лишь одним психотропным препаратом, каким — либо атипичным нейролептиком, в правильно подобранной дозировке, исключающей побочные эффекты фармакотерапии шизофрении и не влияющей на качество жизни человека, страдающего этим заболеванием.

Лечение одним препаратом, открывает широкие возможности для психотерапии шизофрении, причем в данном случае, она не является как—то виньеткой, приложением к биологической терапии шизофрении, а способна существенно улучшить состояние больного, направить свои усилия на лечение симптомов шизофрении и на формирование критической установки к ее проявлениям.

Психотерапия шизофрении, направленная на лечение симптомов шизофрении и реже ее синдромов, вероятно, должна быть проблемно — ориентированная или иначе представлять собой эклектичный вариант психотерапии. Здесь следует отметить, что для проведения эклектичной психотерапии шизофрении, необходимо владеть навыками психологического консультирования (в широком плане гуманистической терапии, включая ее экзистенциальные варианты), психоанализа и когнитивно—бихевиоральной терапии (терапии, обучающей пациента умению контролировать свое мышление, чувства и поведение). Получить такое психотерапевтическое образование, необходимое для полноценной психотерапии шизофрении, сегодня в России крайне трудно.

Даже в признанных научно — исследовательских институтах психиатрии сегодня лишь в общих чертах представляют динамику отдельных симптомов шизофрении в процессе лечения шизофрении современными психотропными препаратами. Особенно это становится заметным при продолжительном лечении шизофрении. Что же приходится говорить о течении шизофрении в результате сочетанной биологической терапии шизофрении и психотерапии этого психического расстройства? Сложно определить на каком этапе лекарственного лечения шизофрении будет адекватным тот или иной метод и форма (индивидуальная, семейная или групповая) психотерапии шизофрении.

Социально — психологическая работа с больным шизофренией включает в себя не только полноценное сотрудничество с пациентом, его необходимое образование в области клинической психиатрии, преодоление негативной стигмы, по отношению к диагнозу шизофрении, но и комплекс социальных мероприятий, направленных на улучшение социальной и трудовой адаптации больного шизофренией. В контексте психотерапии шизофрении в первую очередь речь идет о групповой и главное семейной терапии больного шизофренией. Абсолютно ясно, что люди, окружающие больного шизофренией, достаточно часто страдают различными психическими расстройствами. Минимум — это невротические, аффективные (неврозы и депрессия), психосоматические (язвенная болезнь, гипертоническая болезнь, полиартрит, тиреотоксикоз, колит, бронхиальная астма, нейродермит), однако, возможно наличие у родственников больного шизофренией и личностных расстройств, алкоголизма, наркоманий и даже аналогичного заболевания. Необходимо параллельное лечение родственников человека , страдающего шизофренией. Семейная психотерапия шизофрении на самом деле сложна, в основном опирается на ее позитивные варианты и обычно менее продолжительна во времени, чем семейная терапия других психических расстройств.

Общеизвестно, что групповая психотерапия шизофрении, для некоторых лиц, страдающих этим заболеванием в ряде случаев оказывается невозможной, в силу сопротивления как самого больного, так и других участников группы, страдающих иными психическими расстройствами. Опыт показывает, что групповая психотерапия шизофрении желательна для пациента, требует участия одного или даже двух ко — терапевтов. Даже если пациент просто молча присутствует на сеансе групповой психотерапии это уже не плохо, и представляет собой существенный шаг на пути к выздоровлению больного.

Психотерапия шизофрении должна учитывать выраженность и особенности продуктивных, негативных и когнитивных симптомов шизофрении. Речь идет о бреде, галлюцинациях, расстройствах настроения, астеновегетативной симптоматики, замкнутости, негативизме больного, его апатии, снижении энергетического потенциала, специфичных нарушениях мышления, памяти и внимания.

Психотерапия бреда требует виртуозности и практически недоступна дилетантам. Здесь важно выдержать нейтральную позицию, не спорить и не соглашаться с бредовыми высказываниями больного, выдержать его настойчивое возвращение к обсуждению содержания бреда и раздражительность при попытке увести его в сторону. Своего рода психотерапевта, работающего с бредом больного шизофренией можно сравнить с человеком, который достает мед из осинового гнезда. Можно попытаться опровергнуть бред фактами реальной действительности, но в лучшем случае больной просто проигнорирует это, в худшем озлобится или будет настойчиво искать другие подтверждения бреда. Психотерапия бреда это , в первую очередь, обсуждения других симптомов шизофрении, это психотерапия симптомов шизофрении, не связанных с бредом, например симптомов когнитивных нарушений: мышления, памяти, внимания. Здесь важно сострадать больному человеку, ведь чаще всего ему невыносимо трудно, его не понимают другие люди и считают его сумасшедшим.

Психотерапия галлюцинаций требует настойчивости в совместной работе с больным шизофренией. Здесь могут быть полезны такие методы психотерапевтической работы, как терапия творческим самовыражением, анализ записей в дневниках больного, его обучения различным способам отвлечения больного. В краткой статье невозможно рассказать о всех аспектах психотерапии шизофрении, психотерапии отдельных симптомов шизофрении, психологической коррекции отношения пациента к этому заболеванию.

Психотерапия шизофрении не может быть эффективной, если отсутствует всесторонняя оценка особенностей личности человека, страдающего этим психическим расстройством. Вследствие вышесказанного становится понятной необходимость знания клинической психологии в процессе психотерапии шизофрении. Здесь уместно напомнить, что клиническая психология, обычно включает в себя психологическую диагностику личности больного, его патопсихологическое обследование и обязательно нейропсихологическое исследование, дающее косвенное представление о работе корковых структур мозга.

Больной шизофренией недоверчив, подозрителен, насторожен, не верит словам и сомневается даже в очевидных фактах, он не критичен ни к себе, ни в своей оценке окружающих его людей, склонен к мистике и эзотерическим знаниям, нередко и неразборчиво религиозен, проявляет повышенный интерес к философии. Поэтому психотерапия шизофрении подразумевает хорошее знание психологии, теологии и философии.

В заключении следует сказать, что психотерапия шизофрении, представляется важнейшей и частью процесса лечения шизофрении, органично вплетающейся в биологическую терапию шизофрении и социальную помощь, человеку, страдающему этим психическим расстройством.

www.depressia.com

Биологическая терапия и психологическая помощь больным шизофренией

Современный подход к лечению шизофрении подразумевает сочетание фармакологического лечения, а также методов психосоциального воздействия. Поскольку шизофрения является хроническим заболевание, на различных этапах больной нуждается в различных видах помощи. Так, при обострениях значительная роль принадлежит фармакотерапии и «терапии средой», а после выхода из острого состояния — различным видам психологической помощи.

Фармакологическое лечение основывается на использовании классических (галоперидол, флуфеназин) и атипичных (клозапин, рисперидон) нейролептиков. Нейролептики являются препаратами сильного затормаживающего действия. От других транквилизаторов они отличаются отсутствием расслабляющего влияния на тонус мышц и снотворного эффекта. Накапливаясь в организме, нейролептики оказывают избирательное действие на симптомы психоза. Атипичные нейролептики хорошо действуют на резистентных к терапии пациентов, и у них нет обычных для классических нейролептиков побочных эффектов в виде нарушений моторной сферы.

Терапия средой направлена на снижение психологических нагрузок на пациентов, которые страдают от острого шизофренического расстройства. Л. Чиоффи на основе проведенных исследований сформулировал семь условий успешной терапии шизофрении.
1. Спокойная лечебная среда с постоянным медицинским персоналом.
2. Стабильность лечебных мероприятий, осуществляемых по возможности одним человеком.
3. Коммуникация с больным должна быть конгруэнтной, ясной, осознанной (особенно важно следить за аффективным компонентом общения).
4. Единый подход к болезни не только у персонала, но и больного и его родственников.
5. Формирование у больного позитивных ожиданий по отношению к терапии.
6. Необходимо избегать как чрезмерной, так и недостаточной стимуляции больного.
7. Сочетание психосоциальной помощи с лечением фармакологическими препаратами.

В экспериментальной группе особое внимание уделялось спокойной терапевтической среде с постоянным обслуживающим персоналом, антипсихотические препараты использовались только эпизодически. Через 2 года была проведена проверка эффективности этого метода по сравнению с контрольной группой из другой клиники. Результаты исследования можно охарактеризовать как неоднозначные. Между двумя группами не были обнаружены различия в частоте рецидивов, психопатологических симптомах, трудоспособности. Однако оказалось, что соблюдение предложенных Чиоффи принципов позволяет сохранить дозу нейролептиков на 60%. Правда, как показал эксперимент, в этом случае они будут находиться в больнице больше времени. Проводилось достаточное количество исследований оценки влияния больничной среды на симптомы шизофрении. В исследовании С. Келлэ (1967 г.) уменьшение психопатологической симптоматики отмечалось в тех отделениях, где создавались лучшие условия для установления социальных контактов, а также там, где лишь незначительное количество пациентов демонстрировало агрессию или возбуждение. При метаанализе сравнительной эффективности различных психотерапевтических методов установлено, что наибольший эффект оказывают семейная, когнитивная и телесно-ориентированная терапия, а наименьший — психоанализ и консультирование.

Важнейшими задачами долговременной терапии являются профилактика рецидивов и формирования дефекта. До сих пор трудно предсказать, у какого пациента может произойти рецидив. Как правило, рецидивы происходят чаще у тех людей, которые не принимают нейролептики. Если прекратить принимать нейролептики слишком быстро, риск рецидива увеличивается, если принимать их слишком долго, могут возникнуть сильные побочные эффекты.

Создатель концепции шизофрении, Е. Блейлер, считал, что лучше лечить пациентов вне больниц, так как чем дольше они находятся в больнице, тем труднее их выписать и тем труднее родственникам привыкнуть к их возвращению (к их новому психическому состоянию). Чрезмерно длительное пребывание в стационаре и недостаток социальной стимуляции могут привести к обострению симптоматики, в частности негативной.

Большая роль в обеспечении успеха лечения принадлежит родственникам. Их реакции могут изменить риск рецидива.

Так или иначе, психологическая помощь больным шизофренией должна быть направлена на оказание моральной поддержки, восстановление разрушенной социальной сети.

Когнитивный подход в лечении шизофрении направлен на обучение пациента навыкам правильной переработки информации, для того чтобы они могли адекватно интерпретировать происходящие с ними события. Она может иметь различные мишени — от бреда и галлюцинаций до хаотичности речи и мышления. В 1952 г. А. Бек впервые применил когнитивную терапию в работе с больным параноидной формой шизофрении. Модели когнитивной терапии психозов бывают двух видов: ориентированные на процесс формирования суждений и на его содержание. В первом случае целью является развитие внимания и навыков формирования суждений, в о втором — изменение ошибочной интерпретации внешних событий. Как правило, когнитивный терапевт пытается проследить симптомы вплоть до начала их возникновения и показать, какие искажающие когнитивные процессы действовали в тот период. Например, пациент слышит, как один из пассажиров автобуса просит продать ему билет в то самое время, как и он сам думает о билете. Это вызывает нерациональную идею о том, что другие люди слышат его мысли, а она, в свою очередь приводит к возникновению сильного страха.

Швейцарский психотерапевт Г. Бреннер разработал интегративную психологическую терапию шизофрении. Он утверждает, что когда когнитивный дефицит будет преодолен, у больного восстановятся и другие навыки. На первой стадии проводится работа с вниманием и мышлением, на второй у больного вырабатываются социальные навыки и проводится семейная терапия.

Динамическая психотерапия направлена на развитие и укрепление чувства идентичности, силы Эго. Речь идет не об устранении конкретного симптома при помощи психоанализа. Лишь воссоздание идентичности сделает возможным проработку проблемы. Важным моментом является установление терапевтического контакта, здесь недопустима преждевременная интерпретация симптомов. Психотерапевт должен прямо и активно инициировать процесс переноса, брать на себя функции вспомогательного Эго, устанавливать альянс с конструктивными и сохранными функциями личности. Рекомендуется аналитическая терапия средой — вся среда клиники становится тем же, чем для пациента-невротика его ассоциации на кушетке. Отреагирование во время выполнения групповых проектов поставляет материал психоаналитику.

psyera.ru

Оказание психологической помощи при шизофрении


Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшней статье я отвечу на ряд наиболее распространенных и часто задаваемых вопросов о психологической помощи при шизофрении.

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ , поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием « Мир Психологии », где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье « Онлайн услуги психолога-психотерапевта ».

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

Данная статья предназначена ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО для близких и родственников тех людей, которым врачи-психиатры поставили диагноз «Шизофрения».
Уважаемые Читатели, если Вы сами неоднократно наблюдались у психиатра, лежали (возможно, не один раз) в психиатрической клинике, врачи диагностировали Вам «Шизофрению», и Вы хотите получить психологическую помощь и поддержку, то Вам необходимо прочесть НЕ данную заметку, а статью под названием « Поддержка при шизофрении ». Она написана СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ВАС.
В случае, если Ваш близкий или родственник ведет себя как-то странно, но до этого с ним, вроде как, все было в порядке (успешно проходил обследования у психиатров и соответствующего диагноза ему никто НЕ ставил), и Вы НЕ знаете, ЧТО делать, рекомендую Вам прочесть статью « Помощь при шизофрении ». Также в статье под названием « Помощь больным шизофренией » я детально разобрал, Что представляет собой психологическая помощь при шизофрении, которую я оказываю в онлайн-режиме. А в статье под названием « Лечение шизофрении в домашних условиях » я рассказываю о том, Чего с больным категорически делать НЕ следует, а также о том, почему в стационарах психиатрических клиник ему практически НЕ могут оказать Квалифицированную Психологическую Помощь.

Связаться со мной можно по емейлу, скайпу, через аккаунт в любой из социальных сетей или форму обратной связи:
E-mail: y.lemekhov@gmail.com
Skype: y.lemekhov (Украина, Одесса)
Обратная связь: http://www.nevrozovnet.ru/obratnaya-svyaz
Моя официальная страница ВКонтакте .
Моя официальная страница в Фейсбуке .

А теперь я отвечу на ряд наиболее часто задаваемых вопросов.

Самый частый вопрос, который мне задают близкие и родственники больных шизофренией, следующий:
«Можно ли помочь больному с помощью слова? Т.е. с помощью психологического воздействия, путем общения снять симптомы психоза и полностью вылечить данное психическое заболевание?».
НЕТ, Уважаемые Читатели, к огромному сожалению, НЕЛЬЗЯ. И тот, кто Вам ТАКОЕ пообещает – является либо 100% ШАРЛАТАНОМ, либо попросту НЕ понимает, с ЧЕМ имеет дело. Словом шизофрения НЕ лечится. Здесь необходимо в Первую Очередь МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ лечение.

«Почему сами психиатры НЕ оказывают больным соответствующую психологическую помощь и поддержку?»
На мой взгляд, не оказывают не потому, что они черствые и бездушные эгоисты, зацикленные лишь на собственном обогащении и наплевательски относящиеся к больным людям (хотя периодически бывает и такое – когда к больному относятся НЕ как к живому человеку, который страдает и нуждается в помощи, а исключительно как к Диагнозу), а потому что им банально НЕКОГДА! Уважаемые Читатели, представьте себе ситуацию, когда на одного психиатра приходится 50 больных, и всех он должен хотя бы бегло осмотреть, назначить соответствующие препараты, спросить, как они себя чувствуют, и нет ли у них побочных эффектов от лечения, принять новых больных, выписать старых… А если таких больных не 50, а 100? А если поступил тяжелый больной, жизнь которого под угрозой и требует постоянного наблюдения? Уважаемые Читатели, как Вы уже поняли, психиатр (в силу специфики своей работы) просто НЕ может позволить себе тратить по 30-60 минут на то, чтобы заменить квалифицированного профессионального психолога и тем самым оказать больному соответствующую ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ помощь. Да это, собственно говоря, и НЕ входит в круг его обязанностей – не его это работа: помогать больному с помощью слова и часами слушать его бред. Он занимается тем, что Лечит Лекарствами.
Поэтому, на мой взгляд, чрезвычайно важно, чтобы больному шизофренией, который болезненно переживает о том, что Никому толком НЕ нужен, и что относятся к нему плохо, оказывалась именно Психологическая Помощь. Чтобы рядом с ним был человек, с которым больной смог бы поговорить по душам, рассказать о своих бедах, проблемах и душевных переживаниях, который выслушал бы его, и не говорил, что он несет бред, что он болен и его надо срочно лечить, который сумел бы поддержать его в трудную минуту и хотя бы частично вернуть ему веру в то, что еще не всё потеряно в этой жизни.

«Почему психиатры НЕ разъясняют родственникам больных шизофренией, ЧТО происходит с их близкими, а только деньги берут?»
Знаете, есть такой хороший афоризм: «Врачу на Одну ставку кушать Нечего, а на Две – Некогда». Собственно, ответ на этот вопрос я дал выше – дефицит времени НЕ позволяет психиатрам тратить его на разъяснение родственникам симптоматики заболевания.
И в данной ситуации, на мой взгляд, родственникам также может помочь квалифицированный клинический психолог, который не только разбирается в симптоматике заболевания, но знает, КАК оказывать психологическую помощь при шизофрении и может обучить этому родственников.

«Оказываю ли я психологическую помощь больным шизофренией и, если да, то какова стоимость услуг?»
Да, оказываю. Уважаемые Клиенты, все условия работы обговариваются индивидуально, исходя из Ваших финансовых возможностей. Но могу сказать, что в любом случае цена консультаций будет на порядок НИЖЕ (в районе 10 долларов за консультацию), нежели для психически здоровых клиентов. – Я прекрасно понимаю Вашу финансовую ситуацию: очень сложно материально тянуть семью, имея на руках больного нетрудоспособного инвалида и ежемесячно тратя приличную сумму денег на лекарства или на пребывание в стационаре психиатрической клиники. С учетом этих факторов, ставить высокую цену за свои консультации, я, как мне видится, просто НЕ имею права. – Поэтому оплата будет носить здесь чисто символический характер, а в ряде случаев – оказываться БЕСПЛАТНО. Можно сказать, что для меня такая работа – это волонтерская помощь нуждающимся в ней людям. Только оказываю я ее по интернету.

«Нуждаются ли такие пациенты в помощи психотерапевта и психотерапии (далее ПТ), или т.н. психокоррекции, проводимой психологами?»
Нет, на мой взгляд, НЕ нуждаются. Более того, даже могут от нее серьезно Пострадать, т.к. проводимая на больных психотерапия запросто может привести к обострению симптоматики их заболевания. – Уважаемые Читатели, прочтите, пожалуйста, статью под названием « Ипохондрическая шизофрения » – там детально описано, ЧТО происходит с больным вялотекущей ипохондрической шизофренией во время и после сеанса гипноза.
Но и любой другой метод психотерапии (неважно, будь то гештальт, психоанализ, трансактный анализ или любые другие ПТ-направления и методики, занимающиеся глубинной перестройкой личности человека, а также изменением его поведения вследствие коррекции черт характера) может приводить к мгновенным ухудшениям состояния больного! Дело здесь в том, что все ПТ-методы рассчитаны на ПСИХИЧЕСКИ ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ (НЕВРОТИКОВ), которые МОГУТ ИЗМЕНИТЬСЯ – поменять себя, свою личность, характер, поведение. Они МОГУТ это сделать, а психически больные – НЕТ. Болезнь накладывает на них такой отпечаток, что измениться они уже НЕ в состоянии. Максимум, на что больной способен – это выполнять ряд простых советов психолога, ни в коем случае НЕ затрагивающих глубинных структур его личности, НЕ работающих с его БЕССОЗНАТЕЛЬНЫМ, НЕ стремящихся поменять черты его характера.
Не верите и все же хотите рискнуть здоровьем больного, надеясь на чудо? Пожалуйста. Это Ваше право. Но обратите свое внимание на то, что в статье « Истерическая шизофрения » психиатр Валерий Федорович Простомолотов (который в свое время негласно считался одним из лучших гипносуггестивных психотерапевтов Молдовы) НЕ проводил с обратившейся к нему клиенткой НИКАКОЙ Психотерапии, а, наоборот, назначил ей МЕДИКАМЕНТОЗНУЮ терапию и оказал ей квалифицированную ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ помощь, дав ряд простых советов-рекомендаций – непродолжительные пешие прогулки, обливания холодной водой, занятие любимым делом. Именно ТАКОЙ и ДОЛЖНА быть ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ помощь.
Поэтому, Уважаемые Родственники, НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ обращайтесь к психотерапевтам и психологам (психиатры, слава Богу, таким НЕ грешат, т.к. четко понимают, что к чему), которые станут рассказывать Вам о том, что вылечат или улучшат состояние больного, проведя с ним ряд ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ сеансов, успешно работая над его БЕССОЗНАТЕЛЬНЫМ, ХАРАКТЕРОМ, ПОВЕДЕНИЕМ, ЛИЧНОСТЬЮ – эти люди, как минимум, шарлатаны, НИЧЕМ НЕ отличающиеся от магов, гадалок и прочих представителей нетрадиционной медицины. А как максимум – вообще НЕ понимают, ЗА ЧТО БЕРУТСЯ, а также – ЧТО ТАКОЕ ПСИХОТЕРАПИЯ И ПСИХОКОРРЕКЦИЯ, И В КАКИХ СИТУАЦИХ И НА КАКИХ ЛЮДЯХ ЕЕ СЛЕДУЕТ ПРИМЕНЯТЬ! На эту тему я подготавливаю более объемную статью под названием « Отличия психолога от психиатра ». Здесь же коротко подчеркну, что являясь психотерапевтом, владеющим трансактным и сценарным анализом, которые разработал американский психиатр Эрик Берн, я НИКОГДА НЕ использую их при работе с больными шизофренией – в отличие от психически здоровых людей (невротиков), такие больные НИКОГДА НЕ пишут своих автобиографий, НЕ разбираются в стилях воспитания и чертах характера, НЕ изучают структурный анализ личности и трансактный анализ, НЕ пытаются с моей помощью изучить психологию общения и перестать играть в т.н. «психологические игры» и т.д.
Одним словом, профессионалы, осознающие неэффективность применения ПТ на психически больных, ею с ними НЕ занимаются. Кстати, сам Берн в своем труде «Трансакционный анализ в психотерапии» приводит ряд клинических примеров, из которых наглядно видно, что психотерапия трансактным анализом НИКАКОЙ реальной пользы больным, пребывающим в состоянии психоза и психически больным, НЕ принесла.
Вообще, когда я наталкиваюсь в интернете на заголовки статей по типу: «Лечение шизофрении с помощью психотерапии» или «Лечение шизофрении без лекарств», мне хочется задать авторам подобных статей 2 вопроса:
1) «Что они курили, раз пришли к подобным умозаключениям?» и
2) «Наблюдали ли они хоть раз больного шизофренией, общались ли с ним в живую, и отдают ли себе отчет в том, ЧТО представляет собой его психика?!» Уважаемые Родственники, еще раз подчеркну: НИКАКОЙ психотерапией Вы шизофрению НИКОГДА НЕ вылечите. Равно как и НЕ снимите с ее помощью симптомов ПСИХОЗА! Первичным здесь является МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ ЛЕЧЕНИЕ. БРЕД (первичный и главный симптом при шизофрении) НЕВОЗМОЖНО вылечить СЛОВОМ – лечить его нужно ЛЕКАРСТВАМИ! А россказни психотерапевтов о том, что, дескать, за 10-20 сеансов мы из вашего больного сделаем здорового – это СКАЗКИ, направленные на выкачку денег. При этом Вам будут рассказывать примерно следующее: «Мы вернули Вашему больному его либидо, укрепили его психологические границы, создали для него новое супер-пупер эго, позавершали за него его гештальты, сняли (или надели) психологические защиты, подчистили карму, вернули чакрам жизнь» и т.д. и т.п. – т.е. загрузят Вас терминами с целью пустить Вам пыль в глаза. Кстати, даже сам Фрейд крайне негативно относился к попыткам лечения шизофрении с помощью психоанализа. Видимо, попробовал и закономерно разочаровался в результатах своего труда.

Что же касается различных тренингов и семинаров – то они больным шизофренией, на мой взгляд, вообще СТОРОГО ПРОТИВОПОКАЗАНЫ.
Единственная психотерапия, которая, на мой взгляд, все же допустима – это арт-терапия (терапия творчеством) в любых ее разновидностях и проявлениях — терапия творческим самовыражением, рисованием, движением, танцами, музыкой и т.д., и т.п. Т.е. терапия, которая НЕ затрагивает и НЕ пытается перестроить личность человека и его характер. Главное, чтобы больному нравилось. Проводить ее, разумеется, должен квалифицированный специалист, который разбирается в симптомах и специфике данного заболевания.

«Виноваты ли мы, родители, что наш ребенок заболел шизофренией? Может быть, мы его как-то НЕ так воспитывали?»
Нет, НЕ виноваты. И Ваш стиль воспитания, каким бы он ни был, НЕ играет здесь НИКАКОЙ роли. Да, да, я знаю, что сейчас на меня набросятся ярые последователи теорий Фрейда и его психоанализа и с пеной у рта начнут рассказывать мне о том, что, дескать, существует такой стиль воспитания, который провоцирует запуск шизофрении – речь идет о «шизофреногенной матери». Подробнее об этом Вы можете узнать из видеоролика.

Однако теории Фрейда совершенно НЕ соответствуют Истине – американскими генетиками были проведены масштабные длительные исследования, в результате которых было выявлено, что шизофрения является ГЕННЫМ заболеванием – именно поломка на ГЕННОМ уровне провоцирует появление болезни. И Никакие «шизофреногенные» мамы, папы, бабушки, дедушки, дяди и тети с их стилями воспитания НЕ имеют с этиологией (причиной возникновения) данного заболевания НИЧЕГО общего.
Дабы не быть голословным, заметку копирую полностью:
«Шизофрения – это Восемь различных заболеваний
Ученые из Университета Гранады установили, что шизофрения – это не один психический недуг, а целых восемь разных заболеваний. К такому выводу они пришли после многолетнего исследования пациентов.
По мнению специалистов, шизофрения включает в себя восемь отдельных заболеваний, для каждого из которых характерна своя симптоматика.
В прошлом было установлено, что в 80% случаев шизофрения имеет наследственный характер (в остальных 20% случаев поврежденные гены, скорее всего, пока попросту еще не были обнаружены; Ю.Л.), но не было ясно, какие гены отвечают за развитие заболевания. В ходе исследования ученые сумели выявить цепочки ДНК, повреждение в которых провоцирует шизофрению.
У пациентов, участвовавших в исследовании, наблюдалась дезорганизация взаимодействия в этих цепочках. Более того, ученым удалось соотнести каждый из восьми видов расстройства с определенным геном. В общей сложности специалисты проанализировали гены 4196 пациентов с шизофренией и 3200 здоровых людей.
По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на сегодняшний день в мире зарегистрировано порядка 24 миллионов людей, страдающих шизофренией. Большинству из них 15-35 лет». Ну, на счет 15 лет – это явный перекос в меньшую сторону. Пожалуй, цифры от 20 до 40 лет выглядят более реальными. Хотя, конечно, если ученые берут за начальный возраст период пубертата (полового созревания) и преморбида заболевания (периода, предшествующего появлению Первых симптомов психоза (его Манифеста)), то всё верно. Однако сама Манифестация у мужчин начинается с 17-18 лет, а у женщин – и того позже. Впрочем, каждый ученый имеет право отсчитывать по-своему и вести Свою Статистику.
Ну а у меня на этом на сегодня всё. Вы читали статью о психологической помощи при шизофрении. Если у Вас возникли какие-либо вопросы – Вы можете задать их в комментариях к этой статье.

www.nevrozovnet.ru