Психология стресса военных

Психология стресса военных

В психологии и психофизиологии стрессоустойчивость исследуется как свойство личности, способствующее высокой продуктивности деятельности в экстремальном пространстве. Чаще всего ее изучение строится на выявлении и дифференциации условий (внешних и внутренних), определении разноуровневых физиологических, психофизиологических и собственно психологических факторов при воздействии различных лабораторных или реальных экстремальных (стрессовых) условий, которые задают высокую или низкую степень проявления стрессоустойчивости. В результате выявляются физиологические, интеллектуальные, эмоциональные, волевые и другие характеристики человека, способствующие стрессоустойчивости.

Сущность проблемы состоит в противоречии, заключающемся в том, что, с одной стороны, человек военнослужащий вовлечен в экстремальное пространство профессиональной деятельности и это требует от него проявления стрессоустойчивости, а с другой — развитию стрессоустойчивости в профессиональной деятельности уделяется недостаточное внимание. Проблема стрессоустойчивости как результата целостного процесса саморегуляции военнослужащим своей деятельности, вопросы о месте и роли в этом процессе личностных, интеллектуальных, эмоциональных, волевых и других компонентов саморегуляции изучены недостаточно. Особую актуальность проблема развития стрессоустойчивости приобретает в связи с социальной, экономической, политической и практической значимостью обеспечения должного уровня стрессоустойчивости в деятельности военнослужащих. От успешной разработки этой проблемы зависит общая ориентация практики в деле подготовки высокопрофессиональных военных специалистов, способных продуктивно осуществлять деятельность в экстремальном пространстве, поддерживая при этом целесообразность поведения и сохраняя необходимое психофизическое состояние.

В качестве объекта исследования выступает стрессоустойчивость военнослужащих, а предмета — пути и способы формирования стрессоустойчивости военнослужащих в процессе профессиональной деятельности.

Цель исследования состоит в обосновании психологических возможностей формирования стрессоустойчивости у военнослужащих.

В соответствии с целью решались следующие задачи исследования:

  • Уточнить сущность понятия «стрессоустойчивость» как психологической дефиниции.
  • Выявить основные пути и способы формирования стрессоустойчивости у военнослужащих.
  • Теоретико-методологической основой исследования явились системный подход П.К. Анохина, Н.А. Бернштейна, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова и др., предполагающий изучение того или иного явления с позиции его включенности в систему всеобщей взаимосвязи; положения субъектного подхода, сформулированные в работах Л.М. Аболина, К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинского, О.А. Конопкина, С.Л. Рубинштейна; положения о ведущей роли высших психических функций в регуляции деятельности Л.С. Выготского, В.П. Зинченко и др.

    Практическая значимость исследования. Данные, полученные в ходе исследования, могут быть использованы для составления программ психокоррекционной и консультационной работы как с военнослужащими, так и с представителями других профессий, для оптимизации трудового процесса и профилактики дезадаптации личности.

    1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

    1.1. Общее понятие о стрессе

    Изучая вопрос о происхождении термина «стресс», Э.М. Рутман отмечает, что в переводе с английского «стресс» обозначает давление, натяжение, усилие, а также внешнее воздействие, создающее это состояние [1]. В значении «давление», «напряжение» оно обычно употребляется в технике; в жизни часто обозначает давление обстоятельств в выражениях типа: «под гнетом нищеты», «под влиянием непогоды».

    В 30-50-х годах XX века канадский ученый Г. Селье [2, 3] разработал биологическую теорию стресса, объясняющую его причины, функции, взаимосвязи, динамику и получившую всеобщее признание. Г. Селье писал, что слово «стресс» пришло в английский язык из старофранцузского и средневекового английского и вначале произносилось как «дистресс». Первый слог постепенно исчез из-за «смазывания» или «проглатывания», подобно тому, как дети превращают слово «because» в «cause». Теперь термины «стресс» и «дистресс» имеют различное значение (согласно Г. Селье «деятельность, связанная со стрессом, может быть приятной или неприятной. Дистресс же всегда неприятен»), несмотря на общность происхождения, так же как в литературном языке мы отличаем «because» (потому что) от «cause» (причина).

    Большой вклад в разработку исследований стресса внес Р. Лазарус [4]. Он выдвинул концепцию, согласно которой разграничивается физиологический стресс, связанный с воздействием реального физического раздражителя, и психический стресс, связанный с оценкой человеком ситуации как угрожающей, трудной. Однако такое разделение тоже довольно условно, так как в физиологическом стрессе всегда есть элементы психического, а в момент психического стресса не могут не происходить органические изменения.

    Помимо термина «психологический стресс» в литературе также используется термин «эмоциональный стресс», причем в содержание этого термина включают как первичные эмоциональные и поведенческие реакции на экстремальные воздействия биологической или социальной среды, так и физиологические механизмы, лежащие в их основе.

    Иногда сливаются понятия «стресс» и «эмоциональное состояние». Так, В.В. Суворова [5], пишет, что дифференциация стресса и эмоциональных состояний чрезвычайно сложна и в некоторых случаях может быть только условной, а в зарубежной литературе, где из этих двух явлений основное внимание уделяется стрессу, разграничение эмоций и стресса практически отсутствует. Те немногие авторы, которые пытались сравнивать стресс с эмоциями, понимали стресс как общий адаптационный синдром (Э. Гельгорн, Дж. Луфборроу), то есть в узком значении этого понятия, и сопоставляли стресс и эмоции в плане эндокринных изменений. Но известно, что главной составляющей, фундаментальным компонентом психологического стресса является эмоциональное возбуждение. Н.И. Наенко считает, что именно поэтому многие исследователи стали отождествлять понятия стресса и эмоций [6].

    Вследствие большого количества трактовок понятия «стресс», отягощенности его медико-биологическими и односторонними психологическими представлениями Н.И. Наенко [6], П.Б. Зильберман [7], вместо термина «стресс» вводят другое — «психическая напряженность». Этот термин свободен от отрицательных ассоциаций и указывает на необходимость изучения именно психологического функционирования человека в сложных условиях.

    Как отмечает А.Б. Леонова [8], в настоящее время наряду с понятиями «психологический (психический) стресс» и «эмоциональный стресс» при изучении механизмов и последствий стресса все чаще используется дифференцировка стресса в понятиях «информационный», «операциональный», «посттравматический», «рабочий стресс», «трудовой стресс», «производственный стресс», «управленческий стресс», «организационный стресс» и др.

    А.М. Столяренко выделяет четыре вида психологического стресса, отличающихся по интенсивности и влиянию на человека: 1) оптимальная, безусловно, благоприятная для человека и его жизнедеятельности неспецифическая активность психики — психологический эвстресс; 2) интенсивная, напряженная, часто возникающая в экстремальных ситуациях значительной сложности неспецифическая активность психики, неоднозначно сказывающаяся на людях — психологический экстресс; 3) предельно интенсивная (для данной личности) психологическая активность, использующая недостаточно эффективно резервы психики и неблагоприятно сказывающаяся на поведении людей — психологический дистресс; 4) сверхинтенсивная неспецифическая активность психики, непереносимая значительным числом людей, разрушающая их нормальную психическую деятельность и поведение — психологический гиперстресс [9].

    Обзор литературы по терминологии стресса позволяет сказать, что на сегодняшний день существует большое количество трудов, в которых авторы по-разному трактуют понятие стресса. Так, И.К. Вайнштейн определяет стресс как состояние организма, характеризующееся развертыванием механизма общей адаптации, чем обеспечивается положительный фон для обеспечения специфических гомеостатических реакций и мобилизации защитных способностей организма [10]. По мнению М.Ф. Фролова стресс является неспецифическим компонентом реакции адаптации, обеспечивающим привлечение энергетических и пластических резервов для осуществления специфической адаптационной перестройки систем организма [11]. А.Е. Ольшанникова характеризует стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга, ведущих к защите или повреждению организма на разных уровнях его организации посредством единых нервно-гуморальных и внутриклеточных механизмов регуляции [12]. Т. Кокс утверждает, что стресс является феноменом осознания, возникающим при сравнении между требованием, предъявляемым к личности, и ее способностью справиться с этим требованием [13]. По мнению Л. Леви, стресс выступает как реакция организма, вырабатывающаяся в ходе филогенеза, на действие агентов, действительно или символически сигнализирующих об опасности нарушения его целостности [14]. Ф.И. Фурдуй определяет стресс как совокупность неспецифических реакций организма в ответ на действие чрезвычайных раздражителей различной природы и характера, вызывающих «напряжение» функций органов и систем, обеспечивающих мобилизацию организма в целях его адаптации или поддержания гомеостаза [15]. К.В. Судакова понимает под стрессом особое состояние человека в период приспособления к новым условиям существования; изменения, происходящие в психологических механизмах регуляции и действиях субъекта под влиянием трудных ситуаций разного типа [16]. М. Тышкова рассматривает стресс как особое психическое состояние, характерное неспецифическими системными изменениями активности психики человека, выражающими ее организацию и мобилизацию в связи с возникшими повышенными требованиями новой ситуации [17].

    Таким образом, феномен стресса в научной литературе представлен широким спектром определений, в которых он рассматривается: как совокупность факторов, воздействующих на психику человека, его психофизиологию; как психические (эмоциональные) состояния, связанные с этими факторами; как психическая напряженность, приводящая к целому ряду психических нарушений.

    Человек реагирует не только на действительную физическую опасность, но и на угрозу или напоминание о ней, что существенно повышает подверженность риску. Анализ данных современной научной литературы позволяет выделить две основные группы факторов, с действием которых связано возникновение стрессов: внешние и внутренние.

    К внешним факторам, вызывающим возникновение стресса и дезорганизующим деятельность человека, а также исключающим возможность обычного адекватного его поведения, относят объективно существующие условия (боль, жара, холод, боевая обстановка, высокий ритм деятельности, избыток или недостаток информации и др.).

    К внутренним факторам проявления устойчивости к стрессу относят субъективное. Обобщая, приведем мнения разных исследователей относительно этих факторов: ценности человека (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова), личностный смысл (А.О. Прохоров), значимость события для личности (Л.И. Ермолаева, Н.Д. Левитов), субъективная оценка личностью ситуации (Н.И. Наенко, Т.А. Немчин, М. Тышкова). Перечисленное можно назвать субъективными условиями, которые определяют психологическую сущность личности. Факторы другого характера, влияющие на быстроту возникновения стрессового состояния, особенности поведения и деятельности при стрессе и т.п. — физиологические, психические, нейродинамические факторы. К ним относятся: эмоциональная устойчивость человека (Л.М. Аболин, Л.А. Китаев-Смык, О.А. Черникова), индивидуальная выносливость и диапазон функциональных возможностей отдельных систем организма (физиологическая реактивность), свойства нервной системы (В.Д. Небылицин), барьер психической адаптации (Л.П. Гримак), имеющийся у личности опыт в переживании напряженных ситуаций (М.И. Дъяченко, В.А. Пономаренко).

    1.2. Анализ понятия «стрессоустойчивость»

    Устойчивость к стрессу — важный фактор сохранения нормальной работоспособности, эффективного взаимодействия с окружающими и внутренней гармонии человека в трудных, стрессовых условиях.

    При изучении стрессоустойчивости, прежде всего, необходимо определить это понятие. Следует отметить, что существует множество определений стрессоустойчивости, в которых она определяется как: эмоциональная устойчивость, психологическая устойчивость, устойчивость личности, психофизиологическая устойчивость, моральная устойчивость, морально-психологическая устойчивость, эмоционально-волевая устойчивость. Таким образом, можно говорить о том, до настоящего времени категория стрессоустойчивости не приобрела однозначного трактования, несмотря на то, что она давно и систематически исследуется в зарубежной и отечественной психологии.

    В контексте настоящего исследования наиболее полным представляется определение, данное М. Тышковой. По ее мнению, стрессоустойчивость — это: 1) способность выдерживать интенсивные или необычные стимулы, представляющие собой сигнал опасности и ведущие к изменениям в поведении; 2) способность выдерживать чрезмерное возбуждение и эмоциональное напряжение, возникающее под воздействием стрессоров; 3) способность выдерживать без помех для деятельности высокий уровень активации [17].

    В целом ряде работ устойчивость, толерантность к стрессу сводится к понятию «эмоциональная устойчивость». Приведем некоторые определения. В.М. Писаренко под эмоциональной устойчивостью понимает способность отвечать на напряженные ситуации таким изменением эмоционального состояния, которое приводит к увеличению работоспособности [19]. О.А. Черникова считает, что эмоциональная устойчивость индивида выражается не в том, что он перестает переживать сильные эмоции, а в том, что эти эмоции достигают оптимальной степени интенсивности [20]. Е.А. Милерян определяет эмоциональную устойчивость как способность регулировать эмоциональные состояния или быть эмоционально стабильным, то есть иметь незначительные сдвиги в величинах, характеризующих эмоциональные реакции в различных условиях деятельности [21]. С.М. Оя считает, что эмоциональная устойчивость — это способность преодолевать состояние излишнего эмоционального возбуждения при выполнении сложной двигательной активности [22].

    Иначе дает определение эмоциональной устойчивости П.Б. Зильберман. Под этим понятием он имеет в виду не устойчивость или стабильность эмоциональных переживаний человека, а интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности индивидуума, которые обеспечивают оптимальное успешное достижение цели деятельности в сложной эмотивной обстановке [18].

    У Б.Х. Варданяна понятие эмоциональной устойчивости сводится к особому взаимодействию всех компонентов деятельности. Автор определяет эмоциональную устойчивость как свойство личности, обеспечивающее гармоническое отношение между всеми компонентами деятельности в эмоциогенной ситуации и тем самым содействующее успешному выполнению деятельности [23].

    О.А. Сиротин включает в определение эмоциональной устойчивости параметры, характеризующие нервную и физическую выносливость — способность человека успешно решать сложные и ответственные задачи в напряженной эмоциогенной обстановке без значительного отрицательного влияния последней на самочувствие, здоровье и дальнейшую работоспособность человека [24].

    Следует отметить, что хотя все без исключения исследователи употребляют понятие эмоциональной устойчивости для обозначения функциональной устойчивости человека в эмоциогенных условиях, некоторые авторы наряду с этим включают в его определение термин «устойчивость эмоций». Например, в определениях, которые дают О.А. Черникова, С.М. Оя, К.К. Платонов, эмоциональной устойчивостью могла бы быть и эмоциональная стабильность, и устойчивость эмоциональных состояний, и, наконец, отсутствие склонности к частой смене эмоций. По мнению Л.М. Аболина это разные явления, которые не совпадают по своему содержанию с понятием эмоциональной устойчивости. На основании этого Л.М. Аболин дает свое определение понятия, понимая под эмоциональной устойчивостью свойство, характеризующее индивида в процессе напряженной деятельности, отдельные эмоциональные механизмы которого, гармонически взаимодействуют между собой, способствуют успешному достижению поставленной цели [18].

    А.М. Столяренко, рассматривая понятие устойчивости, использует термин «экстремальная устойчивость», которая, по его мнению, шире психологической устойчивости и не может быть производной только от его психофизиологической или эмоциональной устойчивости. Экстремальная устойчивость — это системный продукт устойчивости всей психической деятельности и в решающей степени зависит от базовых, социально детерминированных свойств личности [9]. Также А.М. Столяренко оперирует понятием «специальная психологическая устойчивость», обозначающее результат специального обучения, подготовки человека-специалиста к определенным экстремальным ситуациям и повышенным психологическим нагрузкам. По мере накопления человеком опыта преодоления различных трудных ситуаций в учебной обстановке, он уже не так остро реагирует на них в реальной экстремальной ситуации, человеку легче справляться со своими эмоциями и регулировать деятельность. Этот же автор вводит понятие «общая экстремальная устойчивость личности», которое трактуется как одно из целостных проявлений ее внутреннего мира и не может быть сведено к какому-то отдельному элементу психики или к арифметической сумме нескольких [9].

    Исследователи В.А. Бодров и А.А. Обознов используют термин «стрессоустойчивость», под которым они подразумевают интегративное свойство человека, которое характеризуется необходимой степенью адаптации индивида к воздействию экстремальных факторов среды и профессиональной деятельности; детерминируется уровнем активации ресурсов организма и психики индивида; проявляется в показателях его функционального состояния и работоспособности [25].

    А.А. Баранов, также используя термин стрессоустойчивость, понимает под этим интегральное психологическое свойство человека как индивида, личности и субъекта деятельности, которое обеспечивает внутренний психофизиологический гомеостаз и оптимизирует воздействие с внешними эмоциогенными условиями жизнедеятельности. Соответственно стрессоустойчивость может рассматриваться как свойство, влияющее на результат деятельности, и как характеристика, обеспечивающая константность личности, как системы [26].

    Исследователь Б.Б. Величковский вводит термин «индивидуальная устойчивость к стрессу», которая определяется как системное свойство, обуславливающее успешную адаптацию человека к воздействию различных психосоциальных нагрузок и факторов среды обитания без негативных кратковременных и долговременных последствий для психического и физического здоровья [27]. Автор предполагает, что оценка индивидуальной устойчивости к стрессу требует учета влияния, как устойчивых личностных черт, так и ситуативных компонентов, отражаемых в состояниях. О высокой устойчивости к стрессу можно говорить в тех случаях, когда широкий диапазон затруднительных ситуаций приводит к порождению благоприятных первичных и вторичных оценок, что, в свою очередь, препятствует возникновению разрушительных последствий стресса и способствует конструктивному взаимодействию со стрессом. Основные виды первичных оценок Б.Б. Величковский описывает в терминах конструктов тревоги, депрессии и гнева. Они возникают в результате переживания широкого класса ситуаций взаимодействия с объектами и другими людьми, приводящих к возникновению стресса. Вторичные оценки непосредственно связаны с уровнем активации психофизиологических ресурсов, обеспечивающих деятельность по преодолению затруднительных ситуаций. В диссертационном исследовании Б.Б. Величковского эта общая схема послужила основой для создания индекса устойчивости к стрессу, учитывающего как диспозиционные, так и ситуативные компоненты первичных и вторичных стрессовых оценок.

    Важную мысль по поводу стрессоустойчивости высказал В.А. Пономаренко: «. в вопросе, как готовить человека-профессионала к преодолению экстремальной среды, внутриличностного конфликта. надо знать, что страшит конкретного субъекта: утрата материального положения, чести и достоинства, отвержение профессиональным сообществом или утрата самой жизни? Какие ценности исповедует профессионал, каковы его культура, здоровье, уровень интеллекта, выраженность профессионально значимых качеств, мотив к достижению, природа его натуры, уровень целостности личности, чем наполнена потребностная среда и т.д.» [28]. Автор уверен, что нельзя повысить надежность действий человека, работающего в экстремальной ситуации, путем отработки только сенсомоторных исполнительских действий, доведенных до автоматизма, так как это противоречит объективной психологической сущности нештатной ситуации. Исследователь считает, что в экстремальных ситуациях физиологические механизмы ориентировочной реакции, доминанта, стереотипы, оперативная память могут выступать как помеха для решения задач, а «интеллектуальный уровень поведенческих действий с подключением нравственных резервов в виде долга и чести на основе отношения к своей профессии и к себе, как профессионалу, формирует новую смыслообразующую цель — преодоление и победу» [28]. Таким образом, быстрота и готовность переключения с одного уровня регуляции поведения к другому — фундамент психологической устойчивости.

    Таким образом, термин «стрессоустойчивость» в научной литературе охватывает широкий спектр значений, более того, нет единого термина для обозначения этого понятия. В психофизиологии и психологии стрессоустойчивость исследуется как свойство личности, способствующее высокой продуктивности деятельности в экстремальном пространстве; ее изучение строится, в основном, на выявлении и дифференциации условий (внешних и внутренних), определении разноуровневых физиологических и собственно психологических факторов при воздействии различных лабораторных или реальных экстремальных (стрессовых) условий, которые свидетельствуют о недостаточном развитии стрессоустойчивости. В результате выявляются физиологические, психофизиологические, интеллектуальные, волевые, личностные особенности человека, которые описываются как изменения, происходящие в человеке под воздействием какого-то фактора. В этом русле исследуемые характеристики определяются как признаки неустойчивости, а стрессоустойчивость — как компонент саморегуляции, действующий наряду с другими: психофизиологическими, личностными, интеллектуальными, волевыми, эмоциональными. Нам представляется, что стрессоустойчивость человека не есть компонент саморегуляции, стрессоустойчивость возникает как результат хорошей саморегуляции и изменения различных характеристик человека не являются чем-то отрицательным. Саморегуляция человека, являясь координатором разномодальных свойств и способностей, приводит их в связь, необходимую для успешного функционирования человека в данной ситуации, в данных условиях.

    2. ФОРМИРОВАНИЕ СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ КАК НАПРАВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

    2.1. Психологическая подготовка к ведению боевых действий как фактор формирования стрессоустойчивости

    Успешное воспитание стрессоустойчивости военнослужащего предполагает систематические упражнения в обстановке опасности и риска, в условиях учений, занятий, максимально приближенных к боевым, сочетаемых со специальными психологическими тренажами.

    Психологическая подготовка военнослужащих — это система целенаправленных воздействий, имеющая целью формирование и закрепление у военнослужащих психологической готовности и устойчивости, преимущественно на основе самосовершенствования личностных и развития профессионально важных качеств, приобретения опыта успешных действий в моделируемых экстремальных условиях боевой обстановки.

    Сущность психологической подготовки раскрыта И.П. Павловым: «Дело тут не только в силе взаимодействующих раздражителей, сколько в их новизне. Главная реакция пассивно-оборонительного рефлекса имеется не на силу, а на новизну» [29, С.212]. Перефразировав приведенную цитату, можно сказать, что в ходе обучения и воспитания любого военнослужащего предусмотрено формирование широкого спектра необходимых для выполнения профессиональной деятельности качеств. И в целом задача решается успешно. Однако опыт боевых действий показывает, что не каждое качество ранее сформированное может проявиться у военнослужащего при изменении условий деятельности (погоды, рельефа местности, видимости, огневого воздействия и др.), особенно при переходе к ведению реального боя. Есть очень много примеров, когда военнослужащий успешно поражает мишень на учебных занятиях и далеко не лучшим образом ведет стрельбу при изменении условий боя, когда пассивно-оборонительные рефлексы фактически способствуют неадекватному обстановке поведению военнослужащего и снижают результативность боевой деятельности. То есть фактор новизны порой играет решающую роль в проявлении у человека ранее сформированных качеств, а значит в выполнении упражнения. И задача состоит в том, чтобы еще в мирное время, в ходе обучения и воспитания, предусмотреть и поставить обучающегося в такие условия, в которых будут выработаны необходимые для выполнения боевой задачи психологические качества. Другими словами, в ходе повседневной учебно-боевой подготовки до минимума сократить всё то новое, неизвестное, с чем военнослужащий может встретиться в бою.

    Каков психологический механизм психологической подготовки? За счет каких внутренних и внешних воздействий на психику военнослужащего осуществляется ее влияние? На эти и другие вопросы можно получить ответ, если полагать основной задачей психологической подготовки целенаправленное формирование и закрепление у военнослужащих психических образов модели предстоящих или будущих действий. И логика здесь, вероятно, должна быть такова — чем большее количество предстоящих психических образов, максимально соответствующих боевой обстановке, формируется у военнослужащего, тем меньше вероятность его попадания в ситуацию неопределенности, неизвестности, которая, как правило, влечет за собой срабатывание у него пассивно-оборонительного рефлекса, а следовательно неадекватные действия.

    Рассмотрим, что представляет собой психический образ действия.

    Психический образ, или другими словами, что военнослужащий увидел, услышал, пережил и т.д. представляет собой психологическую модель действия (боя). Это не снимок, на котором запечатлена какая либо ситуация, а значительно большее. Это достаточно сложный во времени процесс отражения не только объективной действительности, но и воссоздание ранее пережитых, увиденных образов, с целью построения будущей деятельности, адекватной реально сложившейся ситуации. Регулятором такой деятельности выступают мотивы и потребности военнослужащего, его установка, а операциональной структурой — профессиональные действия. Следовательно, в ходе всей повседневной деятельности психологическая подготовка должна быть направлена на формирование как понятийной, так и образной основ модели предстоящих действий.

    При этом очень важно учитывать, что образ выполнения того или иного действия определяется как его предметным содержанием, так и его значимостью для военнослужащего. Можно прекрасно быть подготовленным в профессиональном отношении, то есть иметь развитые профессиональные качества, однако, если не будет развита понятийная основа модели предстоящих действий, являющаяся базисом смысловой установки на поведение в бою, то с большой достоверностью можно утверждать, что с должной эффективностью задание выполнено не будет. В этой связи при организации психологической подготовки важно исходить из принципа опережающего формирования понятийной основы модели боевых действий по отношению к образной. Это значит, что любой замысел в реализации психологической подготовки должен получать свое начало посредством активизации убеждений в необходимости и важности поставленных задач, закреплении мотивационных установок, накопления представлений об условиях боя и т.д. В этих целях могут применяться оправдавшие себя методы психологической подготовки, связанные в основном со словесным, устным воздействием командиров на психику личного состава — убеждение, внушение и т.д.

    Вместе с тем, одной только установки для решения задач психологической подготовки крайне недостаточно. Успешность действий военнослужащего во многом зависит от того, насколько сформированные у него психические образы соответствуют реальной действительности. Для этого военнослужащий должен чувственно наполнить психический образ модели боевой работы: выполнять практически действия в ходе тренировок, учений, стрельб, полетов днем и ночью. В этих условиях можно широко использовать методы, позволяющие закрепить образную основу модели боевых действий посредством закалки необходимых профессионально важных качеств. Они могут включать в себя: упражнения и тренировки на специальных тренажерах, имитаторах, учебных полях, на аэродромах; физические и спортивные упражнения по преодолению специальных полос препятствий, заграждений, завалов, водных рубежей; специальные спортивные игры и состязания; психологические упражнения для целенаправленного развития познавательных, эмоциональных и волевых качеств; психологический тренинг по сплочению коллектива, формированию совместимости, коллективизма и др.

    В психологической науке сформировалось значительное число различных подходов к пониманию организации и проведению психологической подготовки. Учитывая то обстоятельство, что обучение, воспитание и собственно психологическая подготовка тесно между собой взаимосвязаны и взаимообусловлены, важно рассмотреть, какие качества, свойства и состояния формируются в каждой из перечисленных областей.

    В процессе воспитания у военнослужащих вырабатываются навыки и привычки поведения в различных условиях, а, следовательно, осуществляется развитие эмоционально-волевой сферы личности и ее адаптация к новым условиям; военнослужащие целенаправленно ориентируются на преодоление возможных трудностей в боевых условиях, им прививается стойкость, отвага, храбрость, мужество, убежденность в правоте своих действий и др.

    В процессе обучения формируются необходимые морально-боевые качества и чувства (мужество, стойкость, смелость, решительность, инициативность, готовность к бою, чувство коллективизма), активизируются мотивационные установки; посредством накопления соответствующих знаний, формируются представления о современном бое, а закрепление навыков и умений способствует развитию психологической готовности, устойчивости и др.

    Однако сводить психологическую подготовку только к обучению и воспитанию было бы неверным. Обучение и воспитание гораздо шире по решаемым задачам, чем психологическая подготовка. Существует целый ряд таких задач, особенно по формированию, развитию и закалке необходимых для ведения боя психологических и специальных качеств, которые могут быть решены только в процессе психологической подготовки, имеющей собственные средства, формы и методы (аутотренинг, накопление представлений о ситуациях боя и адаптация к ним, психокоррекция, психореабилитация и др.). Именно данное обстоятельство зачастую вносит некоторую неопределенность в организацию психологической подготовки. В этой связи очень четко важно различать содержание общей, специальной и целевой психологической подготовки.

    Эффективность проводимой психологической работы будет во многом зависеть от того, насколько будут соблюдаться принципы психологического моделирования противоборства с противником; профессионально-тактической обусловленности содержания психологической подготовки решаемым задачам в различных видах Вооруженных Сил и родах войск, обеспечения безопасности действий в ходе выполнения упражнений и тренировок. Кроме того, очень важно обеспечить психологическое соответствие учебных и боевых задач; проблемность создаваемых учебно-боевых ситуаций; психологическое противоборство, моделирующее адекватность психических состояний и действий условиям боя.

    Передовой опыт в войсках показывает, что психологическая модель современного боя создается путем:

  • Использования различных средств имитации (учебные взрывчатые вещества, имитаторы ядерного взрыва, ракетно-бомбовых ударов, учебные рецептуры отравляющих веществ, имитационные гранаты и фугасы, взрывпакеты, дымовые шашки, ракеты (сигнальные), огнесмеси, холостые патроны и т.д.).
  • Трансляции записей шумовых эффектов боя (выстрелы танков, орудий, разрывы снарядов, мин, звуков низколетящих самолетов и т.д.).
  • Создание пожаров, макетов поврежденной техники, всевозможных инженерных заграждений и препятствий, применяемых внезапно (имитационные минные поля, проволочные и малозаметные ограждения, рвы, ловушки, завалы, баррикады, разрушенные участки дорог и мостов).
  • Организация реального противодействия противника (подготовленная группа личного состава, двухсторонняя игра силами двух взводов и др.).
  • Осуществляя различные композиции вышеперечисленных средств, в зависимости от решаемых задач, вида вооружения и рода войск, офицер-воспитатель, совместно с командирами и штабами может осознанно вводить в процесс учебно-боевой деятельности различные психологические факторы, способные вызывать как позитивную активность военнослужащего, так и отрицательные психические явления. Так, создание угрозы для жизни личного состава сопровождается действием фактора опасности, реальное огневое воздействие — внезапности, дефицит информации неопределенности, осуществление незапланированных действий — новизной обстановки и др. Умелое и продуманное введение в учебный процесс указанных факторов позволяет реально смоделировать отдельные элементы современного боя, а, следовательно, решать задачи психологической подготовки.

    При этом заместителю командира по воспитательной работе совместно с командирами и офицерами, отвечающими за организацию боевой подготовки, важно понимать, что практическая реализация принципов психологической подготовки достигается, если будут обеспечены: высокий темп действий днем и ночью в сложных погодных условиях (дождь, туман, снегопад, гололед, песчаные бури); быстрая и резкая смена тактической обстановки в ходе занятий; стрельба из всех видов штатного оружия; совершение маршей, форсирование водных преград, преодоление зон заражений, длительное пребывание в средствах защиты от ОМП и т.д.

    Безусловно, предложенный подход к организации и проведению психологической подготовки военнослужащих не является исчерпывающим. Могут быть различные методические приемы, которые существенно обогатят содержание проводимой работы по развитию у военнослужащих стрессоустойчивости.

    2.2. Социально-психологические технологии формирования стрессоустойчивости у военнослужащих

    Социальные отношения играют весьма важную роль в жизни людей, их влияние на психологическое благополучие человека. Личностные факторы и личностные предпочтения, несомненно, влияют на то, насколько люди активно устанавливают социальные связи, на качество их отношений с другими людьми, на то, как они используют социальную поддержку и как эта поддержка ими воспринимается.

    Групповая социальная поддержка, включенная в технологию формирования стрессоустойчивости, приводит к повышению стрессоустойчивости, а также самоактуализации личности. Самоактуализация, посредством социально-психологической поддержки в свою очередь, делает восприятие людей более адекватным, что в целом повышает их стрессоустойчивость. Социальная поддержка оказывает благотворное влияние, как в обычной повседневной жизни, так и во время стресса. Действие социальной поддержки потенциально может включаться в двух случаях в ходе оценки стрессора и совладания со стрессом. Во-первых, она может срабатывать на стадии оценивания стрессора. Во-вторых, социальная поддержка может включаться на стадии преодоления стресса и срабатывать посредством редуцирования воздействия стресса на индивида.

    Социальная поддержка может быть представлена в нескольких формах. Эмоциональная поддержка означает признание и принятие чувств. Информационная поддержка включает руководство, инструментальная — практические навыки борьбы со стрессом.

    Основными этапами социальной поддержки в формировании стрессоустойчивости являются:

    • установление доверия;
    • исследование причин непродуктивности в стрессе;
    • дифференциация и согласование конфликтных стремлений в сфере внутриличностного пространства;
    • дифференциация и согласование конфликтных стремлений в сфере межличностного пространства;
    • изменение привычных некоструктивных стереотипов поведения и взаимодействия;
    • сущностная трансформация.

    С учетом существующих социально-психологических технологий формирования стрессоустойчивости и психологической коррекции стрессовых состояний личности, предлагается модель их применения (рис.1).

    Модель применения технологий формирования стрессоустойчивости с включенной групповой социальной поддержкой представлена личностно-ориентированными, суггестивно-эмоциональными, телесно-ориентирован-ными, когнитивно-поведенческими технологиями формирования стрессоустойчивости, реализованными в семи модулях (блоках социально-психологического тренинга).

    Реализация модели направлена на формирование качеств стрессоустойчивости, посредством сочетания различных видов тренинга, как форм активного психологического воздействия в процессе интенсивного общения в групповом контексте. Основными видами тренинга являются: активизация социальной позиции участников группы, реструктуризация и гармонизация их мотивационной сферы, коррекция неблагоприятных состояний, а также развитие процессов социальной перцепции, расширение «каталога деятельностей», освоение конкретных приемов и методов эффективного решения проблем в стрессовой ситуации.

    При реализации этой модели следует придерживаться следующих правил:

    1. Основным средством социально-психологической поддержки является обращение к индивидуальному опыту человека совладания с жизненными трудностями, сформированным в этом опыте навыкам саморегуляции поведения в стрессовых ситуациях, стратегиям поведения в них, — то есть обращению к внутреннему ресурсу человека.
    2. Важным аспектом в работе с группами по формированию стрессоустойчивости выступает активизация личностной саморегуляции: оказание помощи в обнаружении новых и восстановлении прежних ценностей, которые несут в себе позитивную, содержательную нагрузку.
    3. Работа в группе должна быть сориентирована на оптимизацию деятельностного уровня саморегуляции, для чего следует осуществлять пошаговую отработку последовательных функций саморегуляции в стрессовой ситуации.
    4. Отработка умений саморегуляции производится при постоянном обращении к конкретным ситуациям индивидуального опыта.
    5. Важным этапом в работе с группой является диагностический. Диагностические процедуры, используемые в рамках тренинговой работы, не только диагностируют индивидуальные особенности, но и «запускают процессы рефлексии», помогая человеку более ясно осознавать личностные возможности разрешения стрессовой ситуации.
    6. Использование результатов диагностирования компонентов субъективного опыта и регуляторных умений позволяет сориентировать тренинговые техники на конкретных участников группы, тем самым социально-психологическая помощь формируется соответственно особенностям адресата, с учетом его индивидуально-своеобразного жизненного опыта, в котором закрепились определенные личностные смысловые установки по отношению к себе, окружающим людям, своим достижениям и неудачам.
    7. 2.3. Анализ эффективности применения технологий формирования стрессоустойчивости у военнослужащих

      Изучение динамики индивидуальных показателей стрессоустойчивости проводилось с помощью измерения показателей психической надежности, эмоциональной устойчивости, формально-динамических характеристик эмоциональных переживаний, особенностей свойств саморегуляции. Продолжительность экспериментального исследования составила четыре месяца. Оценка сдвигов определялась при сравнении данных военнослужащих, только прибывших для прохождения военной службы (экспериментальная группа), и данных военнослужащих, отслуживших большую часть срока службы (контрольная группа), выбранных в качестве эталона. Всего в исследовании приняло участие 76 военнослужащих.

      Значения показателей чувствительности к стресс-факторам (методика Мильмана) представлены на рисунке 3, который показывает, что в результате формирующего эксперимента экспериментальная группа настолько приблизилась к показателям контрольной, что между величинами значений показателей достоверных различий нет.ЭУ — эмоциональная устойчивость; СР — саморегуляция; Мо — мотивационно-энергетический компонент; СтП — стабильность-помехоустойчивость; ВнН — чувствительность к стрессорам внутренней неопределенности; ВшН — чувствительность к стрессорам внешней неопределенности; ВнЗ — чувствительность к стрессорам внутренней значимости; ВшЗ — чувствительность к стрессорам внешней значимости

      Как видно из рисунка, величина всех компонентов психической надежности в экспериментальной группе может быть оценена высоким уровнем.

      Под влиянием формирующего эксперимента в содержании отчетов испытуемых всё чаще появляется эмоциональная насыщенность различных компонентов саморегуляции, повышается уровень осознания своих эмоциональных переживаний. До эксперимента в экспериментальной выборке отмечалось 56 оттенков эмоций, после эксперимента — 70. Как показано на рисунке 4, некоторые показатели, полученные по шкале Т. Дембо, после эксперимента не имеют значимых различий с показателями контрольной группы: снизились показатели интенсивности и длительности эмоциональных переживаний модальности печали (ИП и ДП), повысились показатели интенсивности и длительности эмоциональных переживаний модальности радости (ИР и ДР).

      ИП — интенсивность эмоциональных переживаний модальности печали; ДП — длительность эмоциональных переживаний модальности печали; ИС — интенсивность эмоциональных переживаний модальности страха; ДС — длительность эмоциональных переживаний модальности страха; ИГ — интенсивность эмоциональных переживаний модальности гнева; ДГ — длительность эмоциональных переживаний модальности гнева; ИР — интенсивность эмоциональных переживаний модальности радости; ДР — длительность эмоциональных переживаний модальности радости

      После эксперимента достоверно по отношению к контрольной группе снизились значения показателей ИС и ДС. Существенно снизились интенсивность и длительность эмоциональных переживаний модальности гнева (ИГ и ДГ). До эксперимента эти показатели не имели достоверных различий с контрольной выборкой, после эксперимента — разница стала значимой.

      Результаты формирующего эксперимента выявили изменение функциональной системы саморегуляции. При анализе содержания компонентов саморегуляции деятельности (методика В.И. Моросановой) оказалось, что после эксперимента военнослужащие экспериментальной выборки в большей степени проявляют умения целеполагания, моделирования условий, планирования действий, оценивания результатов, коррекции результатов и способов действия, более осторожны, уверены и ответственны, автономны и гибки в действиях (рис.5).

      ЦП — целеполагание; МУ — моделирование условий; ПД — программирование действий; ОцР — оценивание результатов; КоР — коррекция результатов и способов действия; ОР — обеспеченность регуляции в целом; Ув — уверенность в действиях; От — ответственность в поступках; АЗ — автономность-зависимость в действиях; ГП — гибкость, пластичность в действиях

      По всем показателям, характеризующим свойства саморегуляции, экспериментальная группа имеет более низкие значения по сравнению с контрольной, но достоверные различия имеются только по показателям ПД, ОцР, ОР, Ув, От, АЗ и ГП. По остальным показателям экспериментальная группа приблизилась к значениям контрольной настолько, что между ними нет достоверных различий.

      Таким образом, проведенный эксперимент показал, что количественные значения рассматриваемых показателей экспериментальной выборки приблизились к значениям показателей эталонной контрольной группы. В содержании деятельности военнослужащих экспериментальной группы стали координироваться и «сонастраиваться» представления о целях, задач и условиях военно-профессиональных действий, в том числе боевых. В целом, результаты эксперимента позволяют утверждать, что предложенная модель применения технологий формирования стрессоустойчивости показала свою эффективность.

      ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      На основании проведенного исследования были сделаны следующие выводы.

      1. Стрессоустойчивость представляет собой совокупность личностных качеств, позволяющих человеку переносить значительные интеллектуальные, волевые и эмоциональные нагрузки (перегрузки), обусловленные особенностями профессиональной деятельности, без особых вредных последствий для деятельности, окружающих и своего здоровья.

      Высокий уровень стрессоустойчивости (интеллектуальной, волевой и эмоциональной), по мнению специалистов в области военной психологии, относится к числу профессионально важных качеств военнослужащего.

      Факторы стресса могут быть связаны непосредственно с военно-профессиональной деятельностью (экстремальностью условий, повышенной ответственностью, дефицитом времени для принятия решения и т.д.), или вызваны свойствами личности самого военнослужащего.

      Степень приспособляемости военнослужащего к психологическим перегрузкам и присущие ему возможности их преодоления служат одним из свидетельств меры его подготовленности к эффективному решению поставленных учебно-боевых или боевых задач.

      2. Стрессоустойчивость — качество, которое можно развивать (повышать) тренировкой (психотренинг), привычкой к ежедневному напряженному труду. Основным путем воспитания стрессоустойчивости военнослужащего нам представляется система систематических упражнений в обстановке опасности и риска, в условиях учений, занятий, максимально приближенных к боевым, сочетаемых со специальными психологическими тренажами. В условиях повседневной деятельности формировать стрессоустойчивость представляется возможным с помощью разного рода социально-психологических тренингов, ориентированных, прежде всего, на гармонизацию межличностного взаимодействия.

      3. Анализ результатов формирующего эксперимента показал, что психологическая подготовка военнослужащих с применением социально-психологических технологий эффективно формирует стрессоустойчивость.

      Так, в экспериментальной группе повысились показатели психической надежности, достоверно изменились формально-динамические характеристики эмоциональных переживаний, улучшились показатели саморегуляции, что отразилось на улучшении показателей военно-профессиональной деятельности в целом.

      Перспективы дальнейшего исследования связаны с развитием темы в следующих направлениях:

    8. изучение динамики стрессоустойчивости у военнослужащих различных категорий;
    9. проведение мероприятий по повышению стрессоустойчивости в период войсковой стажировки.
    10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

    11. Рутман Э.М. Надо ли убегать от стресса? — М.: ФиС, 1990. — 128 с.
    12. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. — М.: Прогресс, 1960. — 254 с.
    13. Селье Г. Стресс без дистресса. — М.: Прогресс, 1982. — 124 с.
    14. Лазарус Р.С. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс: сб. ст. — Л.: Медицина, 1970. — С.178.
    15. Суворова В.В. Психопрофилактика стресса. — М.: Педагогика, 1985. — 208 с.
    16. Наенко Н.И. Психическая напряженность. — М.: изд-во Московского университета, 1976. — 112 с.
    17. Зильберман П.Б. Эмоциональная устойчивость оператора // в кн.: Очерки психологии труда оператора. — М.: Наука, 1974. — С.138-172.
    18. Леонова А.Б. Комплексная стратегия анализа профессионального стресса: от диагностики к профилактике и коррекции // Психологический журнал. — 2004. — №2. — С.75-85.
    19. Столяренко А.М. Экстремальная психопедагогика: учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — 608 с.
    20. Вайнштейн И.К. Эмоциональные структуры мозга и сердца — М., 1989. — 291 с.
    21. Фролов М.Ф. Психофизиологический стресс и качество деятельности человека-оператора // Психическая напряженность в трудовой деятельности: сб. научн. ст. — М., 1993. — С.15-24.
    22. Ольшанникова А.Е. О некоторых физиологических коррелятах эмоциональных состояний // Проблемы дифференциальной психофизиологии: сб. научн. ст. — М.: Просвещение, 1969. — С.98-122.
    23. Кокс Т. Стресс. — М.: Медицина, 1981. — 213 с.
    24. Леви Л. Некоторые принципы психофизиологических исследований и источники ошибок // Физиологические и психологические реакции. Медицинские, индустриальные и военные последствия стресса: сб. ст. — Л.: Медицина, 1970. — С.88-100.
    25. Фурдуй Ф.И. Современные представления о физиологических механизмах развития стресса // Механизмы развития стресса: сб. научн. трудов. — Кишинев: Штиинца, 1987. — С.8-33.
    26. Судакова К.В. Системные механизмы эмоционального стресса // Механизмы развития стресса: сб. научн. трудов. — Кишинев: Штиинца, 1997. — С.52-53.
    27. Тышкова М. Исследование устойчивости личности детей и подростков в трудных ситуациях // Вопросы психологии. — 1987. — №1. — С.27-33.
    28. Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. — Казань: изд-во Казанского университета, 1987. — 262 с.
    29. Писаренко В.М. Устойчивость эмоционального состояния спортсмена в условиях соревнований // Пути достижения трудной цели в спорте. — М., 1984. — С.51-68.
    30. Черникова О.А. Исследование эмоциональной устойчивости как важнейшего показателя психологической подготовленности спортсмена к соревнованиям // Психологические вопросы спортивной тренировки: сб. научн. ст. — М.: ФиС, 1967. — С.3-13.
    31. Милерян Е.А. Обсуждение и теоретическое обобщение экспериментальных материалов // Очерки психологии труда оператора: сб. научн. ст. — М.: Наука, 1974. — С.5-118.
    32. Оя С.М. Особенности предстартовых сдвигов и эмоциональной стабильности у представителей различных видов спорта. // Психологические вопросы тренировки и готовности спортсменов к соревнованию. — М.: ФиС, 1969. — С.63-67.
    33. Варданян Б.Х. Механизмы регуляции эмоциональной устойчивости // Категории, принципы и методы психологии. Психические процессы. — М., 1983. — С.542-543.
    34. Сиротин О.А. Экспериментальное исследование психофизиологической природы эмоциональной устойчивости: автореф. дис. . канд.психол.наук. — М., 1972. — 18 с.
    35. Бодров В.А., Обознов А.А. Система психической регуляции стрессоустойчивости человека-оператора // Психологический журнал. — 2000. — Т.21. — №4. — С.32.
    36. Баранов А.А. Психологическая стрессоустойчивость и мастерство педагога: теоретические и прикладные аспекты: автореф. дис. . докт.психол.наук. — СПб, 2002. — 41 с.
    37. Величковский Б.Б. Многомерная оценка индивидуальной устойчивости к стрессу: автореф. дис. . канд.психол.наук. — М., 2007. — 27 с.
    38. Пономаренко В.А. Экстремальность и проблема отношения к профессиональной деятельности и в профессиональной жизнедеятельности // Мир психологии. — 2006. — №4. — С. 38-46.
    39. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. — Т.3. — Кн.2. — М.: Изд. АН СССР, 1952. — С. 212.

    www.rae.ru