Психопатия и акцентуация характера у подростков это

Акцентуации характера у подростков

ПЛАН:

  • Вступление
  • Акцентуации характера у подростков
  • О динамике акцентуаций характера. Транзиторные (преходящие) изменения характера
  • Стойкие изменения характера
  • Список литературы
  • ВСТУПЛЕНИЕ

    Характер — это совокупность устойчивых черт личности, определяющих отношение человека к людям, к выполняемой работе. Характер проявляется в деятельности и общении (как и темперамент) и включает в себя то, что придает поведению человека специфический, характерный для него оттенок (отсюда название “характер”).

    Характер человека — это то, что определяет его значимые поступки, а не случайные реакции на те или иные стимулы или сложившиеся обстоятельства. Поступок человека с характером почти всегда сознателен и обдуман, может быть объяснен и оправдан, по крайней мере с позиций действующего лица. Говоря о характере, мы обычно вкладываем в представление о нем способность вести себя самостоятельно, последовательно, независимо обстоятельств, проявляя свою волю и настойчивость, целеустремленность и упорство. Бесхарактерный человек в этом смысле — тот, кто не проявляет подобные качества ни в деятельности, ни в общении, плывет по течению, зависим от обстоятельств управляется ими.

    Попытки построения типологии характеров неоднократно предпринимались на протяжении всей истории психологии. Одной из наиболее известных и ранних из них явилась та, которая еще в начале нашего века была предложена немецким психиатром и психологом Э.Кречмером. Несколько позже аналогичную попытку предпринял американский коллега У. Шелдон, а в наши дни — Э. Фромм, К.Леонгард, А. Е. Личко и ряд других ученых.

    Все типологии человеческих характеров исходили из ряда идей. Основные из них следующие:

    1. Характер человека формируется довольно рано в онтогенезе и на протяжении остальной его жизни проявляет себя как более или менее устойчивый.

    2. Те сочетания личностных черт, которые входят в характер человека, не являются случайными. Они образуют четко различимые, позволяющие выявлять и строить типологию характеров.

    3. Большая часть людей в соответствии с этой типологией может быть разделена на группы.

    Существуют ряд классификаций характеров, которые строятся а основном на описаниях акцентуациях соответствующих черт характера. Одна из них принадлежит известному отечественному психиатру А.Е.Личко. Эта классификация построена на основе наблюдения за подростками.

    Акцентуация характера, по Личко,— это чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдаются не выходящие за пределы нормы отклонения в психологии и поведении человека, граничащие с патологией. Такие акцентуации как временные состояния психики чаще всего наблюдаются в. подростковом и раннем юношеском возрасте. Объясняет этот факт автор классификации так: “При действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении». При взрослении ребенка особенности его характера, проявившиеся в детстве, остаются достаточно выраженными, теряют свою остроту, но с возрастом вновь могут проявиться отчетливо (особенно если возникает заболевание).

    У подростков от типа акцентуации характера зависит многое — особенности транзиторных нарушений поведения («пубертатных кризов»), острых аффективных реакций и неврозов (как в их к картине, так и в отношении вызывающих их причин). Тип акцентуации также в значительной мере определяет отношение подростка к соматическим заболеваниям, особенно длительным. Акцентуация характера выступает как важный фактор фона при эндогенных психических заболеваниях и как фактор предрасполагающий при реактивных нервно-психических расстройствах. С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для советов в отношении будущей профессии и трудоустройства, а последнее же весьма существенно для устойчивой социальной адаптации. Знание типа акцентуации характера важно при составлении психотерапевтических программ в целях наиболее, эффективного использования разных видов психотерапии (индивидуальной или групповой, дискуссионной, директивной и др.).

    Тип акцентуации указывает на слабые места характера и тем самым позволяет предвидеть факторы, способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации, — тем самым открываются перспективы для психопрофилактики.

    Наконец, без знания характера подростка трудно бывает решать семейные проблемы, роль которых в развитии нарушений подростков чрезвычайно велика. При психопатиях и акцентуациях характера у подростков их родители нередко имеют весьма неточное представление об особенностях характера своего сына дочери, следствием чего бывает неправильное к ним отношение, неадекватные требования, а отсюда взаимное непонимание и конфликты.

    Определение типа характера у подростка может способствовать поэтому успеху семейной терапии, психологической коррекции внутрисемейных отношений.

    Другой важной задачей патохарактерологического обследования подростка является диагностика типов патологических девиации характера: типов конституциональных психопатий, психопатических развитий (патохарактерологичеких формирований) и психопатоподобных нарушений. Типы здесь, по сути дела те что и при акцентуациях характера, но крайне заострившиеся, приобретшие патологическую форму, т.е. перешедшие на новый качественный уровень.

    Данные патохарактерологического исследования могут дать сведения, важные для дифференциального диагноза между психопатиями и преходящими психопатоподобными нарушениями поведения, возникшими на фоне акцентуаций характера. Однако окончательное заключение здесь делается психиатром на основе всей совокупности сведений, которыми он располагает.

    Все сказанное делает достаточно актуальным патохарактереологическое обследование подростка с целью определения типа акцентуации характера или типа психопатии.

    Кроме того, обследование позволяет дать оценку некоторым другим личностным особенностям подростка — психологической склонности к алкоголизации, к делинквентному поведению, к симуляции черт своего характера и системы своих личностных отношений, к повышенной откровенности, а также оценить соотношение черт мужественности-женственности в системе личностных отношений.

    АКЦЕНТУАЦИИ ХАРАКТЕРА У ПОДРОСТКОВ

    Относительная стабильность черт характера является менее доступным для оценки в этом возрасте ориентиром, слишком короток бывает еще жизненный путь. Под сколько-нибудь резкими изменениями в подростковом возрасте следует понимать неожиданные трансформации характера, внезапные и коренные смены типа. Если очень веселый, общительный, шумливый, неугомонный ребенок превращается вдруг в угрюмого, замкнутого, ото всех отгороженного подростка или нежным, ласковый, очень чувствительный и эмоциональный в детстве становится изощренно-жестоким, холодно-расчетливым, бездушным к близким юношей, то все это скорее всего не соответствует критерию относительной стабильности, и как бы не были выражены психопатические черты, случаи эти нередко оказываются за рамками психопатии.

    Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной.

    Акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

    В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуации характера: явная и скрытая.

    Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера.

    В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к “месту наименьшего сопротивления”, могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.

    Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном знакомстве с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Если же такие черты и выявляются, это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

    О ДИНАМИКЕ АКЦЕНТУЦИЙ ХАРАКТЕРА
    ТРАНЗИТОРНЫЕ (ПРЕХОДЯЩИЕ) ИЗМЕНЕНИЯ ХАРАКТЕРА

    Можно выделить две основные группы динамических изменений при акцентуациях характера.

    Первая группа — это преходящие, транзиторные изменения. По сути дела они по форме те же, что и при психопатиях.

    На первом месте среди них стоят острые аффективные реакции. Встречается несколько видов острых аффективных реакций.

    1. Интрапунитивные реакции представляют собой разряд аффекта путем аутоагрессии — нанесение себе повреждений, покушение на самоубийство, учинение себе вреда разными способами (отчаянные безрассудные поступки с неизбежными неприятными последствиями для себя, порча ценных личных вещей и т.п.). Наиболее часто этот вид реакций встречается при двух, казалось бы, диаметрально противоположных по складу типах акцентуаций: сензитивной и эпилептоидной.

    2. Экстрапунитивные реакции подразумевают разряд аффекта путем агрессии на окружающее — нападение на обидчиков или «вымещение злобы» на случайных лицах или попавших под руку предметах. Наиболее часто этот вид реакции можно видеть при гипертимной, лабильной и эпилептоидной акцентуациях.

    3. Иммунитивная реакция проявляется в том, что аффект разряжается путем безрассудного бегства из аффектогенной ситуации, хотя это бегство никак эту ситуацию не исправляет, а часто даже очень дурно оборачивается. Этот вид реакции чаще встречается при неустойчивой, а также при шизоидной акцентуациях.

    4. Демонстративные реакции, когда аффект разряжается в «спектакль», в разыгрывание бурных сцен, в изображение попыток самоубийства и т. п. Этот вид реакций весьма характерен для истероидной акцентуации, но может встречаться и при эпилиптоидной и при лабильной.

    Другой вид транзиторных изменений при акцентуациях характера, наиболее выраженный в подростковом возрасте, — это преходящие психоподобные нарушения поведения (“пубертатные поведенческие кризы”).

    Преходящие нарушения поведения могут проявляться в виде: 1)делинквентности, т. е. в проступках н мелких правонарушениях, достигающих наказуемого в судебном порядке криминала; 2)токсикоманического поведения, т. е. в стремлении получить состояние опьянения, эйфории или пережить иные необычные ощущения путем употребления алкоголя или других дурманящих средства; 3)побегов из дома, и бродяжничества; 4)транзиторных сексуальных девиаций (ранней половой жизни, промискуитета, преходящего подросткового гомосексуализма и др.).

    Наконец, еще один вид транзиторных изменений при акцентуациях характера — это развитие на их фоне разнообразных психогенных психических расстройств — неврозов, реактивных депрессий и т. п. Но в данном случае дело уже не ограничивается “динамикой акцентуаций”: происходит переход на качественно иной уровень — развитие болезни.

    СТОЙКИЕ ИЗМЕНИЯ ХАРАКТЕРА

    Ко второй группе динамических изменений при акцентуациях характера принадлежат его относительно стойкие изменения. Они могут быть нескольких типов.

    1. Переход «явной» акцентуации в скрытую, латентную. под влиянием повзросления н накопления жизненного опыта акцентуированные черты характера сглаживаются, компенсируются.

    2. Формирование на почве акцентуаций характера под действием благоприятных условий среды психопатических развитий, достигающих уровня среды патологии (“краевые психопатии”, по О.В. Кербикову). Для этого обычно бывает необходимо сочетанное действие нескольких факторов: 1) наличие изначальной акцентуации характера, 2) неблагоприятные условия среды должны быть такими, чтобы адресоваться именно к “месту наименьшего сопротивления” данного типа акцентуации, 3) их действие должно быть достаточно продолжительным и, главное, 4) оно должно упасть на критический для формирования данного типа акцентуации возраст. Этим возрастом для шизоида являе6тся детство, для психоастеника — первые классы школы, для большинства других типов — разные периоды подросткового возраста (от 11-13 лет у неустойчивого до 16-17 лет у сензитивного типов). Только при паранойяльном типе критическим является более старший возраст — 30-40 лет — период высокой социальной активности.

    3. Трансформация типов акцентуаций характера является одним из кардинальных явлений в их возрастной динамике. Суть этих трансформаций состоит обычно в присоединении черт близкого, совместимого с прежним, типа и даже в том, что черты последнего становятся доминирующими. Наоборот, в случаях изначально смешанных типов черты одного из них могут настолько выходить на первый план, что полностью заслоняют черты другого. Это касается обоих видов смешанных типов, описанных нами: и промежуточных, и «амальгамных». Промежуточные типы обусловлены эндогенными факторами и, возможно, особенностями развития в раннем детстве. Примерами их могут быть типы: лабильно-циклоидный, конформно-гипертимный, шизоидно-эпилиптоидный, истеро-эпилептоидный. Эти наслоения бывают обусловлены длительно действующими психогенными факторами, например, неправильным воспитанием. Так, вследствие безнадзорности или гипопротекции в воспитании черты неустойчивого типа могут наслоиться на гипертимное, конформное, эпилиптоидное и реже на лабильное или шизоидное ядро. При воспитании в обстановке «кумира семьи» (потворствующая гиперпротекция) истерические черты легко наслаиваются на основу лабильного или гипертимного типа.

    Трансформация типов возможна только по определенным закономерностям — только в сторону совместных типов. Никогда не приходилось видеть превращения гипертимного типа в шизоидный, лабильного — в эпилептоидный или наслоения черт неустойчивого типа на психастеническую или сензитивную основу.

    Трансформации типов акцентуаций с возрастом могут быть обусловлены как эндогенными закономерностями, так и факторами экзогенными — как биологическими, так и особенно социально-психологическими.

    Примером эндогенной трансформации может послужить превращение части гипертимов в послеподростковом возрасте (18-19 лет) в циклоидный тип. Сперва на фоне постоянной до этого гипертимности появляются короткие субдепрессивные фазы. Затем циклоидность обрисовывается еще более отчетливо. Вследствие этого у студентов-первокурсников в сравнении со школьниками старших классов частота гипертимной акцентуации заметно снижается, а частота циклоидной заметно возрастает.

    Примером трансформации типов акцентуации под действием экзогенных биологических факторов является присоединение аффективной лабильности (“легко взрываются, но быстро отходят”) как одной из ведущих черт характера к гипертимному, лабильному, астено-невротическому, истероидному типам акцентуации вследствие перенесенных в подростковом и молодом возрасте легких, но повторных черепно-мозговых травм.

    Мощным трансформирующим фактором являются продолжительные неблагоприятные социально-психологические влияния в подростковом возрасте, т. е. в период становления большинства типов характера. К ним прежде всего относятся разные виды неправильного воспитания. Можно указать на следующие из них: 1) гипопротекция, достигающая в крайней степени безнадзорности; 2) особы й вид гипопротекции, описанный А. А. Вдовиченко под названием потворствующая гипопротекция”, когда родители предоставляют подростка самому себе, фактически не заботясь о его поведении, но при начинающихся проступках и даже правонарушениях всячески его выгораживают, отводя все обвинения, стремятся любыми способами освободить от наказаний и т. п.; 3)доминирующая гиперпротекция («гиперопека»); 4) потворствующая гиперпротекция, в крайней степени достигающая воспитания «кумира семьи»; 5)эмоциональное отвержение, в крайних случаях достигающее степени третирования и унижения (воспитание по типу «Золушки»); 6) воспитание в условиях жестоких взаимоотношений; 7) в условиях повышенной моральной ответственности; 8) в условиях “культа болезней”.

      1. Патохарактерологические исследования у подростков. Под ред. Личко А.Е. и Иванова Н.Я., Л., 1981.
      2. Иванов Н.Я., Личко А.Е. “Патохарактереологический диагностический опросник для подростков”, М., С.-Петербург “ФОЛИУМ”, 1994.
      3. Немов Р.С. “Психология” т.1, М., “Просвещение” “Владос”, 1995.
      4. www.psyworld.ru

        Вследствие дисгармоничного развития личности в подростковом возрасте, возможно появление так называемых акцентуированных черт характера, которые представляют собой гипертрофированную выраженность отдельных черт, и обуславливаются повышенной уязвимостью личности при некоторых воздействиях, а так-же затрудняют ее адаптацию в ряде специфичных ситуаций. Акцентуации характера нельзя назвать патологичными, они скорее являются крайнем вариантом нормы. Вервые термин «акцентуации» или акцентуированная личность» был введен немецким психиатром и психологом Карлом Леонгардом в 1968 г. Он выделяет следующие виды акцентуаций: демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый, гипертимический, дистимический, аффективно-лабильный, аффективно-экзальтированный, эмотивный, тревожный, экстравертированный, интровертированный. Хотя данная классификация и доказала свою полезность и достоверность, но в ней был один весомый недостаток, а именно она была ограниченна возрастом испытуемых, так как опросник К. Леонгарда был рассчитан на взрослых. Однако в нашей стране получила распространение классификация, предложенная советским психиатром Андреем Евгеньевичем Личко, который создал ее опираясь на труды К. Леонгарда и П.Б Ганушкина, модифицировав и расширив ее для применения в детском и подростковом возрасте, а так же переработал описание типов, вывел новые и изменил название некоторых типов акцентуаций. Это необходимо было сделать, так как именно в подростковом возрасте большинство акцентуаций проявляется наиболее ярко, а начинают формироваться они еще раньше. А.Е. Личко, в своих работах предлагает использовать термин «акцентуации характера», заменив им термин К. Леногарда «акцентуации личности», объясняя это тем, что личность это очень широкое понятие включающее в себя структуру, динамику развития, мотивационно-потребностную сферу и т.д. А характер представляет собой структуру стойких, сравнительно постоянных психических свойств, определяющих особенности отношений и поведения человека. Таким образом А.Е. Личко понимает термин акцентуации характера как временные изменения характера, которые меняются или исчезают в процессе роста и развития ребёнка. При этом многие из них могут переходить в психопатии или сохраняться на всю жизнь. Путь развития акцентуации определяется её выраженностью, социальным окружением и видом (скрытая или явная) акцентуации. И выделяет следующие типы акцентуаций харрактера: истероидный тип, психастенический тип, эпилептоидный тип, гипертимный, циклоидный, лабильный, сенситивный, шизоидный, неустойчивый, конформный и астеноневротический типы.

        Стоит обратить особое внимание, что акцентуации не являются патологией, хотя такую интерпретацию этого понятия не редко можно встретить и в публикациях, касающихся данной темы. Нужно различать понятия акцентуации характера и психопатии. А. Е. Личко выделял следующие отличия акцентуаций характера от психопатий.

        Акцентуации характера в наибольшей степени проявляются в подростковом возрасте и компенсируются в более позднем, проявляются, как правило в определенных ситуациях в ответ на конкретный тип психотравмирующей ситуации, редко приводят к социальной дезадаптации. А психопатии в свою очередь, отличаются одинаковой выраженность в любом возрасте и в любых ситуациях, декомпенсация может случиться без видимых причин, часто приводят к социальной деадаптации.

        В своих работах К. Леонгард подчеркивает, что наличие акцентуации личности является крайним вариантом, но все же нормы, в ином случае нормой бы являлась средняя посредственность, а любое отклонение от нее считалось бы уже патологией, таким образом, человек не имеющий акцентуированных черт, с большой вероятностью, не будит развиваться как в положительную, так и в отрицательную сторону. А акцентуированная личность, наоборот готова к развитию как в социально положительное, так и в социально отрицательное русло. Л.Н. Собчик в своих работах подчеркивает, что «именно акцентуированные личности обладают наиболее выраженным творческим потенциалом», И приводит информацию, что во время проведения социально-психологического исследование в Московских Вузах было выявлено, что «среди наиболее успешных в учебе студентов абсолютное большинство лиц оказалось акцентуированными личностями».

        Так же, А.Е. Личко были выделены степени акцентуаций, а именно — явная и скрытая. Под явной акцентуацией характера понимается выраженность определенных черт определённого типа характера. Распознать этот тип акцентуации можно по средствам диагностических опросников, получения сведений от близких индивида и т.д. Подростки с явной акцентуацией характера являются «трудными», так как, черты характера сильно заостряются и могут обусловливать временные нарушения адаптации. Именно подростки с явными акцентуациями составляют так называемую группу «повышенного риска»- они особо податливы к различным пагубным влияниям или психическим травмам. При особых условиях заостренные черты могут проявиться в другом свете и дорасти до психопатического уровня, однако, при изменении травмирующей обстановки, разрешение конфликтов вернет подростка в обычное состояние. Если подросток с явной акцентуацией сталкивается с конфликтной ситуацией или прибывает в травмирующей обстановке достаточно длинное время, это может повлечь за собой часто повторяющиеся психопатические реакции со временем перерастающие в психопатию или в аффективные реакции длящиеся не более суток, разряжаемые агрессией или аутоагрессией, нередко с аффективными вспышками и бурными поведенческими реакциями.

        В свою очередь, скрытая акцентуация проявляется в обычных условиях очень слабо или не выражается вообще, при ней наиболее заостренные черты выступают в основном под воздействием определенных ситуаций либо психотравмирующих событий, которые предъявляют особые требования к месту наименьшего сопротивления. Таким образом, в достаточной мере трудно диагностировать наличие скрытых акцентуаций у подростка, даже при возможности детального изучения биографии и наблюдении в привычной обстановке. Как явные так и скрытые черты в более старшем возрасте обычно хорошо компенсируются и не препятствуют социальной адаптации.

        Не стоит так же забывать о социальных факторах, которые так же могут повлиять на возникновение акцентуированных черт характера у подростов. Социальные факторы делятся на макросоциальные и микросоциальне. К макросоциальным причинам, относят изменения в социальных отношениях общества, например общая экономическая и социальная нестабильность, разрушение прежнего жизненного уклада, отказ от устоявшейся системы ценностей и т.д.

        К микросоциальным факторам чаще всего относят три сферы жизнедеятельности ребенка: семью, школу и референтную группу сверстников. В семейной сфере неблагоприятные последствия могут наступить из-за неверных стилей воспитания, как например гипоопека и гиперопека. Гиперопека является недопустимым стилем воспитания, для подростков с такими типами акцентуаций как истероидный или гипертимный, а гипоопека является опасной для шизоидного и эмоционально-лабильного типов. Школьная сфера отвечает за формирование социальных отношений подростка, образцов поведения в различных ситуациях, многочиленных социальных установок, и главное выступает первой моделью социального мира. При нарушениях внутри этой сфере, например при дидактогении, могут наблюдаться такие последствия как формирование двойной морали, отрицание нормативного поведения или социальной апатии. Референтная группа сверстников, как микросоциальная сфера, при таких факторах как педагогическая запущенность ее членов или появление ее в закрытых учреждениях, при недостаточном контроле со стороны персонала, может стать главным регулятором поведения подростков. Включенность подростка в жестко регламентированную группу создает барьеры для его социализации, так как ребенок не имеет возможности видеть другие способы контактов. У детей из неблагополучных семей и социальных сирот могут возникать несоответствие между реальным опытом и «Я-конценцией» со временем приводиящие к дезорганизации личности, и как следствие к фрустрационному состоянию, находясь в котором подросток начинает ощущать неудовлетворенность, эмоциональное неблагополучие, одиночество. И как результат начинает проявляется враждебность, к миру который относится к нему неподобающе, и тяге к общению с таким же «трудными» сверстникам у которых находит признание и одобрение.

        Рассматривая факторы влияющие на появления акцентуаций характера, стоит обратить внимание, что решающую роль в становлении человека личностью играет процесс воспитания, однако известен тот факт, что процесс психического развития детерминирован не только социально, но и генетически и эти детерминанты связаны между собой. Чем сложнее формирующаяся функция, тем теснее взаимосвязь природного и социального. Исходя из этого можно предположить, что возможности появления акцентуаций связанны и с генетическим наследием, ведь особенности функционирования человеческого организма определяют его анатомо-физиологические особенности, основные качества нервной системы, динамику нервных процессов, нельзя забывать что в биологической организации человека, его природе заложены возможности его будущего психического развития.

        Таким образом, термин акцентуации характера в наиболее лаконичном виде можно определить как дисгармоничность развития характера, гипертрофированную выраженность отдельных его черт, которая обусловливает повышенную уязвимость личности в отношении определенного рода воздействий и затрудняет ее адаптацию в некоторых специфичных ситуациях. Примерно у половины людей имеющих акцентуации харрктера, к тридцати годам они как бы ослабевают и прячутся. Но даже когда компромисс между характером и личностью вроде бы найден, акцентуация может появится при пребывании в долгой стрессовой ситуации. В современном мире затруднительно найти человека, у которого, хотя бы в минимальной степени, не проявлялась бы сочетание акцентуаций или хотя бы одна акцентуация характера. Но акцентуации могут как придать своеобразие личности, так и создать трудности в социальном взаимодействии. Поэтому у первых ученых, которые начали заниматься этим вопросом, отношение к акцентуациям было весьма настороженным, именно этим объясняется что изучение акцентуаций берет свое начало из психиатрии, да и сам термин акцентуация впервые появился в работах психиатров. Более подробно этот весьма сложный, но тем не менее актуальный вопрос отражен в исследованиях таких российских и зарубежных ученых как К.Леонгарда, А.Е.Личко, Г.Шмишек, Ю.М.Орлова, Л.Н.Собчик, Н.А.Государева, Э.Г.Эйдемиллер, В.В.Юстицкий.

      5. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте: психологическое исследование // Москва, 1968 — 399 с.
      6. Леонгард К. Акцентуированные личности // Ростов, 1997 — 544 с.
      7. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л., 1977 — 131 с.
      8. Материалы конференции: Личность современного подростка: проблемы развития, формирования и воспитания // СПб, 1997. — с.20-25
      9. Психология аномального развития ребенка: Хрестоматия в 2 томах / под ред. В.В. Лебединского и М.К. Бардышевской, Москва 2002
      10. Развитие личности в условиях психической депривации / под ред. И.В. Дубровиной, Москва, 1997 —166 с.
      11. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики.
      12. Хьелл, Л., Зиглер, Д. Теории личности: основные положения, исследования и применение. – СПб.: 2003.

      www.b17.ru

      Психопатия и акцентуация характера у подростков это

      Как известно, этот тип характера был описан в 1921 Е. Kretschmer и сперва часто упоминался в психиатрических исследованиях. П. Б. Ганнушкин (1933) включил в «группу циклоидов» четыре типа психопатий — конституционально-депрессивный, конституционально-возбужденный (гипертимный), циклотимический и эмотивно-лабильный. Циклотимия им рассматривалась как тип психопатии. Однако в дальнейшем под этим понятием стали подразумевать относительно легкие случаи маниакально-депрессивного психоза, а существование циклоидное™ вне рамок этого заболевания было поставлено под сомнение. С 40-х годов циклоидная психопатия исчезла из психиатрических руководств. В последние годы циклоидность вновь привлекла внимание, но как один из преморбидных типов больных эндогенными психозами, причем нередко циклоидный и гипертимный типы не разделяются.

      Между тем существует особая группа случаев, где-циклические изменения эмоционального фона никогда даже не приближаются к психотическому уровню [Michaux L., 1953]. Г. Е. Сухарева (1959) отметила подобные непсихотические циклотимические колебания у подростков, которые с наступлением зрелости могут вообще сгладиться. Подобные случаи, с нашей точки зрения, правильнее было бы рассматривать как циклоидные акцентуации.

      Наши с С. Д. Озерецковским [Личко А. Е., Озерецковский С. Д., 1972] исследования позволили выделить в подростковом возрасте два варианта циклоидной акцентуации — типичные и лабильные циклоиды.

      Типичные циклоиды в детстве ничем не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода (у девочек это может совпасть с менархе), а еще чаще в 16-19 лет, когда половое созревание завершается, возникает первая субдепрессивная фаза. Чаще она проявляется апатией и раздражительностью. С утра ощущается упадок сил, все валится из рук. То, что раньше давалось легко и просто, теперь требует неимоверных усилий. Труднее становится учиться. Людское общество начинает тяготить. Шумные компании сверстников, ранее привлекавшие, теперь избегаются. Приключения и риск теряют всякую привлекательность. Прежде бойкие подростки теперь становятся унылыми домоседами. Падает аппетит, прежде любимые кушанья перестают вызывать удовольствие. Вместо свойственной выраженным депрессиям бессонницы нередко наблюдается сонливость. Созвучно настроению все приобретает пессимистическую окраску. Мелкие неприятности и неудачи, которые обычно начинают сыпаться из-за падения трудоспособности, переживаются крайне тяжело. На замечания и укоры могут отвечать раздражением, даже грубостью и гневом, но в глубине души от них впадают в еще большее уныние. Серьезные неудачи и нарекания окружающих могут углубить субдепрессивное состояние или вызвать острую аффективную реакцию интрапунитивного типа с суицидными попытками. Обычно лишь в этом случае подростки попадают в поле зрения психиатра.

      Юрий П., 16 лет. Вырос в дружной семье. Хорошо учился в английской школе до последнего класса. Отличался веселым нравом общительностью, живостью, увлекался спортом, охотно участвовав в общественной работе, был председателем школьного клуба.

      Последние несколько недель изменился. Без причины ухудшилось настроение, «напала какая-то хандра», все стало валиться из рук, учиться стал с трудом, забросил общественную работу, занятия спортом, перессорился с товарищами. После занятий сиднем сидел дома. Иногда спорил с отцом, доказывая, что «в жизни нет правды». Ухудшились сон и аппетит В эти дни ему случайно попался под руку научно-популярный журнал со статьей о вреде онанизма. Так как сам тайком занимался мастурбацией, но ранее не придавал этому значения, теперь решил бросить, но обнаружил, что «не хватает воли». Подумал, что его ждут «импотенция, сумасшествие и слабоумие». В эти же дни в школе на общем комсомольском собрании был подвергнут товарищами суровой критике за развал общественной работы, которой ранее руководил. Один из одноклассников назвал его «плесенью общества». На собрании сперва огрызался, потом смолк. Понял, что он — «неполноценный человек». Возникла мысль о самоубийстве. Вернувшись домой из школы выждал ночи и, когда родители уснули, принял 50 таблеток мепробамата Оставил записку, где написал, что он — «духовно нищий человек» виноват перед школой и государством.

      Из реанимационного центра был доставлен в подростковое отделение психиатрической больницы. Здесь в первые же дни состояние внезапно и резко изменилось, хотя антидепрессантов не получал. Настроение стало слегка повышенным, сделался общительным, активным, легко вступал в контакт, был полон энергии. Не понимал, что с ним было, «без всякой причины нашла какая-то хандра». Теперь же все прошло, настроение исправилось, рад, что остался жив. Суицидную попытку оценивает критически. Чувствует себя хорошо, аппетит даже повышен, сон стал крепким и спокойным. Скучает по родным, по школе и товарищам. Стремится продолжать учебу.

      Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован циклоидный тип. Конформность средняя, реакция эмансипации не выражена. Отмечается отрицательная установка на алкоголизацию. По шкале субъективной оценки самооценка недостаточная: черт какого-либо типа не выступило.

      Диагноз. Острая аффективная интрапунитивная реакция с истинным покушением на самоубийство на фоне акцентуации циклоидного типа.

      Катамнез через 2 года. Успешно окончил школу, учится в институте. Отмечает, что после выхода из больницы бывали «плохие периоды» длительностью в 1-2 нед и повторявшиеся каждые 1-2 мес. К моменту катамнеза эти колебания сгладились.

      У типичных циклоидов фазы обычно непродолжительны, 1-2 нед [Озерецковский С. Д., 1974]. Субдепрессия может смениться обычным состоянием или периодом подъема, когда циклоид снова превращается в гипертима, стремится в компанию, заводит знакомства, претендует на лидерство и обычно наверстывает то, что было упущено в учебе и работе в субдепрессивной фазе. Периоды подъема случаются реже, чем субдепрессивные фазы, и бывают не такими яркими. По наблюдению Ю. А. Строгонова (1972), иногда лишь обычно несвойственные рис кованные шутки над старшими да стремление везде и всюду острить могут бросаться в глаза окружающим.

      У циклоидных подростков имеются свои места «наименьшего сопротивления». Они различны в субдепрессивной фазе и в период подъема. В последнем случае выступают те же слабые места, что при гипертимном типе: непереносимость одиночества, однообразной и размеренной жизни, кропотливого труда, неразборчивость в знакомствах и т. д. В субдепрессивной фазе ахиллесовой пятой становится коренная ломка жизненного стереотипа. Этим, видимо, объясняются присущие циклоидам затяжные субдепрессивные состояния на первых курсах высших учебных заведений [Строгонов Ю. А., 1973] Резкое изменение характера учебного процесс!, обманчивая легкость первых студенческих дней, отсутствие ежедневного контроля со стороны преподавателей, сменяющиеся необходимостью усвоить в короткий срок зачетно-экзаменационной сессии гораздо большего, чем в школе, материала — все это ломает привитый предшествующим десятилетием учебный стереотип. Упущенное приходится наверстывать усиленными занятиями, а в субдепрессивной фазе это не приводит к желаемым результатам. Переутомление и астения затягивают субдепрессивную фазу, появляется отвращение к учебе и умственным занятиям вообще.

      В субдепрессивной фазе появляется также избирательная чувствительность к укорам, упрекам, обвинениям в свой адрес — ко всему, что способствует мыслям о собственной неполноценности, никчемности, ненужности.

      Лабильные циклоиды в отличие от типичных во многом приближаются к лабильному (эмоционально-лабильному) типу. Фазы здесь гораздо короче — два-три «хороших» дня сменяются несколькими «плохими». «Плохие» дни более отмечены дурным настроением, чем вялостью, упадком сил или неудовлетворительным самочувствием. В пределах одного периода возможны короткие перемены настроения, вызванные соответствующими известиями или событиями. Но в отличие от описываемого далее лабильного типа нет чрезмерной эмоциональной реактивности, постоянной готовности настроения легко и круто меняться от незначительных причин

      Валерий Р., 16 лет Вырос в дружной семье, привязан к родителям и старшему брату, который служит в армии С детства был живым, ласковым, общительным, послушным. Учится хорошо. В последние два-три года стал сам замечать, что настроение у него колеблется: два-три хороших дня, когда чувствует подъем, чередуются с днями «хандры», когда легко ссорится, появляется, по его словам, «непереносимость замечаний и начальственного тона», предпочитает одиночество, нехотя идет в школу, которую вообще любит Более двух лет влюблен в одноклассницу, очень к ней привязан. Несколько дней назад настроение вновь испортилось. Показалось, что любимая девочка заинтересовалась другим мальчиком. Из ревности нарочно сказал ей, что сам полюбил другую,— произошел разрыв. Крайне тяжело переживал происшедшее. Все время думал о ней, не находил себе места, тайком плакал, каждую ночь видел ее во сне. Искал сочувствия и сопереживания у приятелей — был поражен их «безразличием». По их предложению, принял участие в совместной выпивке, но от вина тоска лишь усилилась. Вернувшись домой, почувствовал «полную безысходность и одиночество». Когда родители уснули, залез в горячую ванну и нанес себе несколько глубоких порезов бритвой. От кровотечения потерял сознание. Очнулся на руках отца, который случайно обнаружил его.

      В подростковом отделении психиатрической больницы первые три дня оставался угнетенным, говорил о нежелании жить. Его любимая девочка разыскала его через справочную скорой помощи и пришла его навестить — отказался от свидания с ней.

      Затем настроение изменилось к лучшему (психотропных средств не получал), встретился со своей возлюбленной, помирился с ней. Два дня был «подъем» — стал веселым, общительным, стремился домой скучал по школе. В последующем настроение ровное. Критически оценивает свой поступок, считает себя виноватым. В беседе обнаруживает эмоциональную лабильность, ищет сопереживания.

      Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован лабильно-циклоидный тип. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная. Обнаружен высокий В-индекс (В-6), хотя ни в анамнезе, ни при неврологическом обследовании, ни на ЭЭГ данных за наличие резидуального органического поражения головного мозга не установлено. Психологическая склонность к алкоголизации высокая. По шкале субъективной оценки самооценка правильная, выделяются лабильные, циклоидные, гипертимные черты, отвергаются черты сенситивные.

      Диагноз. Реактивная депрессия с суицидной попыткой на фоне акцентуации по лабильно-циклоидному типу.

      Катамнез через 2 года. Здоров. Учится в вузе. Повторных суицидных попыток не было. По-прежнему отмечает изменчивость настроения.

      Как у типичных, так и у лабильных циклоидов реакции эмансипации и группирования со сверстниками усиливаются в периоды подъема. Увлечения отличаются нестойкостью — в субдепрессивные периоды их забрасывают, в период подъема — возвращаются к ним или находят новые. Заметного снижения сексуального влечения в субдепрессивной фазе сами подростки не хотя, по наблюдениям близких, сексуальные интересы в «плохие дни» гаснут. Выраженные нарушения поведения (делинквентность, побеги из дому и т. п.) циклоидам не свойственны. Но в периоды подъема они могут обнаруживать склонность к алкоголизации в компаниях. Суицидальное поведение в виде аффективных (но не демонстративных) попыток или истинных покушений на самоубийство возможно в субдепрессивной фазе, если в это время подросток подвергается психической травматизации, укрепляющей его в мыслях о своей неполноценности.

      Самооценка характера у циклоидов формируется постепенно, по мере того, как накапливается опыт «хороших» и «плохих» периодов. У подростка такого опыта еще может не быть и поэтому самооценка может оказаться несовершенной.

      Циклоидная акцентуация, как указывалось, лишь изредка попадает под наблюдение психиатра (обычно это случаи суицидных попыток). Однако у здоровых подростков ее удается выявить в 2—5 % [Иванов Н. Я., 1976], причем из них половина может быть отнесена к типичным, а другая половина — к лабильным циклоидам. В после-подростковом возрасте (18—19 лет) процент циклоидов значительно возрастает, а процент гипертимов уменьшается [Боровик Т. Я., 1976; Перетяка О. П., 1981] Видимо, в силу каких-то эндогенных закономерностей гипертимный тип может трансформироваться в циклоидный — на фоне постоянной до этого гипертимности появляются короткие субдепрессивные фазы.

      www.ncpz.ru