Психоз и биполярное расстройство

Люди с биполярным расстройством могут иметь много различных симптомов, включая депрессию, восторг, гиперсексуальность, и даже психотические симптомы, такие, как бред или паранойя. Это все симптомы одного состояния — а не отдельные условия, с которыми человек может иметь дело.

Биполярное расстройство заставляет разум качаться между различными мыслями и эмоциями, таким образом, трудно знать, чего ожидать. Но если лекарства и терапия могут управлять биполярным расстройством, психотические симптомы также остаются под контролем.

Психотические симптомы возникают особенно часто при маниакальных эпизодах. Но люди могут также испытывать психотические симптомы во время приступов депрессии. Как правило, пациенты госпитализируются, если они имеют психотические симптомы. У них могут быть грандиозные иллюзии — думая, что они Христос или у них есть власть или, что у них есть особая связь с вселенной, и они могут чувствовать боль людей.

Люди могут быть настолько подавлены, что у них может быть психотическая депрессия. Это происходит более часто с манией, чем с депрессией. Людям может показаться, что они оторваны от реальности, и они находятся в опасности навредить самим себе.

Лечение психотических симптомов

Человек испытывающий психоз сразу получает антипсихотические препараты и стабилизаторы настроения. Как правило, эта терапия для острого периода времени — как только самочувствие улучшается, обычно эти препараты снимаются, хотя некоторые из этих лекарств могут также использоваться в качестве поддерживающей терапии.

Примеры антипсихотических препаратов включают оланзапин (Zyprexa) — обычно назначается вместе с антидепрессантами — кветиапин (Seroquel) и рисперидон (Risperdal). Стабилизаторы настроения включают литий и противосудорожное Дивалпрекс натрия (Depakote).

Антипсихотические препараты и стабилизаторы настроения останавливают психоз и препятствуют его возвращению. Терапия, помимо лекарств, эффективна в управлении психотическими симптомами и биполярным расстройством.

Люди с биполярным расстройством — хронически не болеют психозом. Регулярные повторные осмотры врача важны для управления психотическими симптомами биполярного расстройства, само по себе, так что любые повторяющиеся эпизоды могут быть замечены и остановлены быстро.

Психоз: Как семья и уход может помочь

Биполярное расстройство — заболевание, которое требует долгосрочных обязательств к здоровью, соблюдение режима лечения и контроля. Хотя симптомы могут быть хорошо управляемыми, важно следить за ними, чтобы распознать, если симптомы биполярного расстройства начнут появляться снова.

Это своего рода болезнь, которая нуждается в постоянной бдительности и хорошей работе с врачом. Пациенты с биполярным расстройством определенно выиграют от тщательного наблюдения, даже если они хорошо себя чувствуют.

И друзья, и члены семьи могут сделать огромную помощь для близкого человека с биполярным расстройством. Напоминать ему о принятии его препаратов, и поощрять ведение здорового образа жизни являются важными задачами для родственников и друзей.

Биполярное расстройство это заболевание, которое не может управляться в одиночку. Человек с биполярным расстройством, нуждается в помощи, чтобы оставаться на жизненном пути, и обнаружить симптомы, которые он, возможно, не сможет заметить. Семья может быть огромным подспорьем в контроле симптомов, и уведомить врача о любых изменениях или подозрительных признаках надвигающегося эпизода. Чем раньше симптомы пойманы, тем лучше возможность предотвратить эпизод и держать симптомы под контролем.

mindbrain.ru

Психоз и биполярное расстройство

Привет, мне 22 года и у меня биполярное аффективное расстройство второго типа. Я помню, что здесь была парочка подобных постов, какие-то взлетали, какие-то нет. Может, кому-то будет интересно ещё раз посмотреть, что такое быть психически нездоровым. Здесь будет многобукв о том, как все начиналось, как меня гоняли по разным врачам, не в силах поставить мне диагноз. О галлюцинациях, навязчивых мыслях, истериках, странном поведении, наркотиках и, наконец, о лечении.

Помимо БАР мне ставили ещё несколько диагнозов: возбудимая психопатия, навязчивый невроз и паническое расстройство. Пробегали ещё разные вариации тревожного. В психиатрии это зовётся коморбидностью, сочетание нескольких диагнозов. На самом деле, всё немного плавает, границы диагностики достаточно сильно размыты и на свой коморбидный хвостик я смотрю немного сквозь пальцы, потому что разные врачи говорят разное. Но в биполярке сходятся.

С чего началось

Я плохо знаю свою родословную, со стороны отца не знаю вообще. Поэтому мне трудно говорить о генетическом факторе, но БАР считается эндогенным диагнозом, так что скорее всего так и было. Болезнь выстрелила, как я считаю, благодаря не самому благоприятному детству. Мне бы не очень хотелось здесь в него углубляться, но вкратце я жила в состоянии постоянно напряжения и конфликтов в семье, а жили мы в однокомнатной квартире. Так что вся радость криков, драк и ежедневных ссор была на мне 🙂 Ещё у мамы была не самая благоприятная беременность. Очень большое количество стресса, а под конец ещё и инфекция (по некоторым данным повышенная температура околоплодных вод на поздних сроках беременности имеет влияние на формирование тревожных расстройств). В общем, всё в куче.

Я была очень плаксивым ребёнком, остро переживающим любую разлуку с матерью. Мой отец умер и ей приходилось много работать, поэтому я почти её не видела. Каждый раз, когда меня отводили в детский сад, я заливалась слезами. Один раз я так долго и надрывно ревела, что за завтраком меня стошнило прямо в кашу 🙂

В семь лет у меня начались галлюцинации. Это происходило по ночам. Это не было похоже на обычные детские страхи, когда стул с одеждой в темноте становится монстром. Нет, всё было очень реальным: по моей кровати начинали ползать змеи и пауки, вокруг появлялись ворохи цветных точек, перемещающихся в темноте и пугающих меня. Помню огромную анаконду, кольцами вившуюся в воздухе. Помню слизняков, колыхающихся на моей подушке, я боялась лечь на неё головой и плакала. А ещё был рой маленьких дьяволят, таких книжных, с рожками, вилами и копытами, красного цвета. Они взбегали на кровать, кружились вокруг и я очень боялась их. А когда закрывала глаза вновь видела этих ребят, но в этот раз я была в котле, а они тыкали в меня вилами и смеялись. Сейчас звучит даже забавно, но тогда мне было очень страшно. А этого классического образа чёрта, с его рогами и копытами я до усрачки боюсь и сейчас. Всё прошло само спустя какое-то время, я точно не помню, всё смазалось и слилось в единый временной поток. Меня не отвели тогда к врачу, уж не знаю, почему, наверное мама была слишком вымотана работой. Она даже не помнит об этом сейчас.

Вообще я очень плохо помню себя лет до 16. Практически не помню ничего. Какие-то отдельные яркие ссоры, отдельные события, но в целом всё слилось и на большей части воспоминаний лежит чёрное покрывало.

Лет с 10-11 у меня начались приступы ярости. Я могла разгромить всю квартиру из-за того, что у меня упала ложка или не включается фен. Я ломала пульты от телевизора, била посуду, рыдала, кричала в голос. Мама ругалась, говорила что я психопатка и нормальные люди так себя не ведут. Мне тогда это было обидно, а сейчас смешно, как в воду глядела. Эти приступы было не остановить, ярость, отчаяние и боль застилали глаза и я кидалась в истерику, как будто бы случилось что-то реально очень плохое.

В школе я всегда была оторвана от коллектива. У нас был хороший класс и меня не травили, но я всегда была обособлена. Мне было скучно с ребятами и не интересно в школе, не считая нескольких предметов, по которым у меня были отличные оценки. В пубертатном периоде, классе в 7, я резко скатилась на тройки, потому что интерес к учебе угасал. Я стала вялой, мрачной и закрытой. Мне было интересно только уткнуться дома в компьютер, он тогда как раз у нас появился. Я зависала там часами с интернет-друзьями, ничто извне не вызывало у меня энтузиазма.

Потом начались навязчивости. Тогда произошло одно очень травмирующее событие, после которого мне ещё несколько лет каждую ночь снились кошмары. И до сих пор иногда на ту тему снятся, слава богу, что редко. Появились песни, которые мне нельзя было слушать, потому что это вызывало тревогу, что случится что-то плохое. Кружку нужно было ставить на стол определённым образом. Какие-то цвета можно носить, какие-то нет. Дорогу до школы надо выбирать определённую, другую – нельзя. Твой мозг как будто бы вдруг начинает связывать вещи между собой абсолютно рандомно. Он создает ритуалы: сделай так, а иначе весь мир упадёт. Это очень изматывает, потому что мозгами ты понимаешь, что это бред, но продолжаешь как заведённый выполнять свои странные фичи. Чистить зубы по 15 минут, складывать и вычитать числа про себя, танцевать на пороге комнаты, прежде чем зайти. Если ослушаешься, то получаешь ушат тревоги за шиворот. Постепенно у меня началась депривация сна, я вдруг начала спать по 3-4 часа в сутки. Превратилась в зомби, засыпала на ходу и ритуалы ухудшились. Теперь я сутками крутила в голове одни и те же фразы и числа, все мысли были заняты ритуалами и их исполнением. Постепенно мне стало трудно вставать с кровати, потому что каждое действие, даже простой поворот на бок, приходилось переделывать. Я перестала ходить в школу, а моя подруга, по пути из неё, заходила ко мне, помогала мне встать, одеться, поесть. Она буквально кормила меня с ложки, потому что сама я должна была совершать каждое действие с определёнными мыслями. Было жутко, я ужасно выматывалась и плакала каждый день, не видя выхода из этого ада. Я не помню, где тогда была мама и почему я так спокойно не ходила в школу. Наверное, работала. Помню только, что она ругалась на меня и что я всё выдумываю, я слёзно просила отвести меня к врачу, но это не проканывало. Один раз мы сходили всё-таки к психологу. Сейчас я понимаю, что тётка та была не супер-компетентна, хотя бы потому, что не отправила меня сразу к психиатру, хотя была обязана. Тогда мы просто не пошли к ней больше, не увидев смысла.

Постепенно я смогла отказаться от ритуалов. Сама, через бешеную тревогу. Сейчас я ошалело понимаю, что это была огромная работа и то, что я справилась сама – сродни чуду. И ещё с тоской думаю о том, что простая госпитализация в лайтовую дурку, не строгую, а ту, что работает с пограничными состояниями, могла бы спасти мне часть моего психического здоровья. Меня бы начали лечить, поставили на ноги и вовремя обозначали диагноз. Но чего не случилось того не случилось. В дальнейшем и до сих пор у меня бывают навязчивые мысли, которые не прогнать. А также ритуалы. Я научилась с ними работать и они меня почти не беспокоят + таблетки держат и в этом поле. Короче, на фоне остальных проблем, навязчивый невроз это так, хронический насморк 🙂

10-11 класс я заканчивала почти не появляясь в школе. Я начала постоянно болеть. Теряла вес, у меня были сильные отеки, потом проблемы с давлением, оно скакало как бешеный сайгак. Были периоды температуры 37-37,5 которая держалась по полгода. Были боли в животе. Меня обследовали вдоль и поперёк, не находя ничего, но при этом даже врачи говорили: не могу понять, что с ней, выглядит ужасно, видно, что ребёнок болен. Сейчас я понимаю, что это была маскировочная депрессия. Когда симптомы все полностью уходят в тело, проявлясь температурой и болями неясного генеза. К сожалению, у врачей опять не хватило компетенции отправить меня хотя бы к психотерапевту. Не находя причин меня тупо выписывали с больничного обратно в школу, но через неделю я уже возвращалась обратно.

Дебютом в психиатрии называют точку отсчета, первое яркое проявление. При шизофрении это первый психоз, при БАР – первая ярко очерченная фаза. В 17 лет я оканчивала школу и пришла моя первая полноценная депрессия, вылезшая уже не в теле, а в психике. Я замкнулась, мне вдруг стало невыносимо тяжело жить. Я постоянно плакала, ощущала тупую боль в грудной клетке, не видела будущего, не понимала, что мне делать. Вдруг стало совсем мало сил на какие-то бытовые действия. Я металась, не понимая, что со мной, ревела, говорила, что мне плохо и больно, но я не вижу причин. Это не было тяжелой депрессией: я ходила на занятия, сдавала экзамены и даже немного общалась с друзьями. Но ощущала себя так, словно к моей шее привязан камень, тянущий меня вниз. Я не обращалась тогда за помощью, потому что мне тупо не хватило грамотности. Я не знала, что могу взять и пойти в ПНД в 17 лет. А ещё боялась, конечно же. Мама говорила мне, что я маюсь дурью и мне надо найти себе парня. Кричала на меня, пока я в слезах говорила, что мне очень плохо. Наверное, отсутствие поддержки сыграло роль в том, что я не пошла сдаваться бесплатным врачам сама. А сходить вместе к платному мне отказывали. Так всё и продолжило течь само.

Потом пришла моя первая большая любовь и меня снесло на этой волне в манию. Мания – это патологическое состояние при БАР, когда твои нейромедиаторы начинают работать на полную катушку, выдавая тебе серотонин и дофамин в огромном количестве. Ты становишься царём мира, ты можешь всё, нет, не так, ВСЁ. Ты летаешь, порхаешь, ты самоуверен, общителен, нравишься людям и совершаешь необдуманные поступки. Это сложно описать, но если вы когда-нибудь пробовали амфетамин, то это вот так. У меня второй тип расстройства и я не ловлю полноценных маний, у меня их облегченная форма – гипомании. Это означает, что я не могу раскачаться в этом состоянии до такой степени, что поймаю бредовую идею и скачусь в психоз. Люди с расстройством первого типа в не купированной вовремя мании обычно оказываются в итоге в остром отделении дурки, привязанные к кровати и несущие бред, предварительно заложив свою квартиру чёрным риелторам, потому что на момент пика им это казалось безумно охуенной идеей. Я немного утрирую, но в целом всё так. Тут мне повезло, до продажи квартиры и психоза мне докатиться в тысячу раз сложнее. Мой максимум безумных действий в гипомании – это перекрашенный в синий волосы, пирсинг, побриться налысо, резкое воцерковливание, беготня по всему городу в попытках купить крестик, обвешивание всей найденной дома бижутерией, яркий боевой раскрас, пойти прыгать с верёвкой хер знает к кому, пройти полпитера пешком… Ну и всякие безумства уровня лайт в этом духе. Всего не вспомнишь, но главное в гипомании то, что все кажется тебе охеренной идеей. А ещё ты много пиздишь и почему-то ну очень нравишься людям. Так появляются какие-то странные знакомства, случайные половые связи и обязательства, от которых потом хз как отделаться.

Так я пробегала полгода. Но мания всегда ведёт к истощению нейромедиаторов и тянет за собой депрессию. Это правило: выше взлетел, больнее упадёшь. И конечно же я не могла бегать вечно.

Я понимала тогда, что со мной что-то не так. Остро не так. Наученная интернетом и первым курсом универа (училась я на психолога) я понимала, что у меня как минимум бывают депрессии. Денег на платного врача не было. ПНД я боялась. Понимания от мамы все ещё не находила. Депрессия оказалась глубже предыдущей, я стала постоянно пропускать учёбу, которая мне очень нравилась, в отличии от школьной, стала очень много спать, плохо есть. У меня начались проблемы в отношениях: мне не хотелось секса, не хотелось ничего, я лежала и плакала. А партнёр, как назло, был очень эмоционально зависимым человеком. Ему хотелось моего внимания, максимально много, всегда и везде. Мы начали ссориться.

Я ходила с постоянной болью внутри, сосущей пустотой, камнем. Мир стал серым, упала самооценка. Полгода я была на коне, я была удивительна, прекрасна, охренеть как хороша. И вдруг я стала полным дерьмом, ни на что неспособной, мерзкой, уродливой. Это один из краеугольных камней биполярки. С годами твоя личность стирается. В тебя живут два человека: радостный, открытый, общительный чел, которому всё по плечу. И унылый, серый, обессиленный кусок дерьма, который считает себя недостойным жизни. И они постоянно борятся за твоё тело, сменяя друг друга, неся с собой перемены двух полярностей. А ты… А тебя и нет вовсе.

Постепенно в мою жизнь вошли наркотики. Пару раз покурить гаш, потом я пересела на амфетамин. В дальнейшем ситуация усугубится и наркотики плотно войдут в мою жизнь на два года. Я довольно быстро начну колоться, перепробовав почти всё. Честно, мне проще сказать, что я не пробовала, чем то, что пробовала 🙂 Сейчас я не употребляю, но зависимость со мной и я понимаю это очень четко. Не подхожу даже к траве, не общаюсь с употребляющими людьми. Мне нельзя, слишком легко сорваться. Но о зависимости надо делать отдельный пост, так много можно рассказать. О самом пути, наркотиках и о выходе, который я нашла. Если вкратце, то я просто стала адреналиновой наркоманкой.

Конечно, наркотики очень сильно раскачали меня. Фазы укоротились: были по полгода, стали по несколько месяцев. Это плохо, расстройства с быстрой сменой фаз намного сложнее лечить. Были попытки самоубийства, но вялые и неудачные. Вялые в том смысле, что я просто нажиралась транквилизаторов и алкоголя, в надежде не проснуться на утро. Эта компания угнетает дыхательные центры и люди действительно не просыпаются. Но я была чертовски везучей 🙂

Учеба, конечно же, пошла по пизде. Отношения тоже. Я пряталась в наркотический мир, пытаясь сбежать от мира реального. Он спасал меня. А ещё это было явное суицидальное поведение: я делала такой откровенный трэш, что у меня волосы дыбом. Сейчас я вообще не понимаю, как я выжила. А тогда мне было всё равно.

За это время у меня были попытки обратиться за помощью. Один раз в ПНД, второй раз к бесплатному психологу. Денег не было (наркотиками меня снабжали тогдашние друзья, сама я ничего не покупала), поэтому всё так сказать фор фри. ПНД был единственным адекватным в нашем городе, принимал все районы и там была огромная очередь. Нет, ОГРОМНАЯ. Устав её стоять я, попав один раз на приём, больше не пошла (длилась эта эпопея полгода). С бесплатным психологом тоже не зашло. Мы отработали две встречи, почти все время он молчал, явно не зная, что делать со мной, но к специалисту сцуко не отправил. А потом случился передозняк.

Однажды веселые третьи сутки наркоугара кончились плачевно, меня увезла скорая в предкоматозном состоянии. Весила я тогда 39кг и выглядела ну крайне печально. Так обо всём узнала мама. Она была в шоке, не понимала, что со мной. А я, очнувшись и выбравшись из токсиколожки, спокойным голосом говорила ей, что со мной давно всё не так. Что я хочу умереть. Что я пыталась лечиться, но меня нихера не лечат. Что я дерьмо. Что у меня были попытки убиться. Что торчу я чтобы выжить, потому что реальность невыносима. Что я давно не хожу на учебу. Что я целыми днями могу лежать и смотреть в стену, умирая от чувства боли и внутренней пустоты. Что мне больно, мне адски, ужасающе больно каждый день, как будто каждый день я теряю кого-то очень значимого. Что я постоянно чувствую тревогу, как будто что-то случится, она жрёт меня дико, жрёт адски. Что иногда я чувствую такой сильный страх, что мне хочется выбежать из комнаты и заорать. Что иногда я слышу музыку, когда её нет. Что иногда мир становится вдруг картонным, ненастоящим. Что все мои истерики, разгромы квартиры, слёзы (хотя последние месяцы я уже даже плакать не могла), огромная агрессия, скачки настроения и всё вот это вот связано напрямую с моим состоянием. Так я попала к психиатру и меня начали лечить.

Диагноз мне выставили по классике. Пришла девчонка с депрессией, вяло толкнула дверь, села на стул, не выказывая никаких эмоциональных реакций. Зажатая, пустая. Я рисовала всякие мрачные картинки, мы учились работать с тревожной составляющей расстройства, я начала принимать антидепрессанты. И конечно же, через несколько месяцев таблетки вызывали инверсию фазы. Я примчалась к психиатру в мании, вся возбужденная, на эмоциях, плескала ими во все стороны, говорила, что мне открылся полный возможностей прекрасный мир. Тут он понял что чёто пошло не так…:) И мне поставили биполярку. Это неизлечимо. Это будет прогрессировать. Мне очень не рекомендуют рожать. Я пью таблетки и буду пить их до конца жизни. Они бьют по организму, но спасают разум. Я жду ремиссию, но каждый год чувствую постепенное ухудшение состояния. И у меня, если честно, особых надежд на счастливую старость в своём уме нету.

Уф, очень длинно выходит. Старалась говорить кратко, чтобы не утомлять, чтобы было интересно. В итоге и половины не описала что хотела, уже простыня. В общем, если взлетит и будет интересно хоть кому-то, я могу рассказать о таблетках, жутких побочках. О наркотиках подробнее и о выходе из них. О том, с чем я борюсь каждый день. О глюках, панических атаках и особенно жутких ситуациях. О дурках, врачах, схемах лечения. О том, как я спаслась экстремальным спортом и стала роупджапером и альпинисткой. Об инвалидности по психиатрии. И о том, что вообще можно сделать, если вы ощущаете, что с вами что-то не так.

Берегите здоровье, други. Физическое и психическое. О последнем, к сожалению, забывают очень часто.

pikabu.ru

Вопрос-ответ. Связаны ли аутизм и биполярное расстройство (маниакально-депрессивный психоз)?

Статья психиатра и психолога из Университета Огайо (США) на волнующую многих тему: есть ли связь между расстройствами аутистического спектра и таким психическим заболеванием как биполярное расстройство (маниакально-депрессивный психоз)

Для тех из вас, кто не знаком с термином «биполярное расстройство», поясним, что это расстройство настроения, которое в прежние времена называли «маниакально-депрессивный психоз». У людей с биполярным расстройством чередуются состояние очень сильного возбуждения, известное как мания, и эпизоды депрессии. Некоторые люди с этим расстройством переживают только эпизоды мании. У многих людей, страдающих этим расстройством, эти два состояния очень быстро чередуются, и они испытывают крайне сильную раздражительность.

Исследования предполагают, что, как и многие другие психиатрические расстройства, биполярное расстройство относительно часто встречается у детей и взрослых с аутизмом. Некоторые исследования показали, что до 27% людей с аутизмом также имеют симптомы биполярного расстройства. Для сравнения, распространенность биполярного расстройства среди населения в целом составляет лишь 4%.

Тем не менее, мы считаем, что у людей с аутизмом биполярное расстройство часто диагностируется ошибочно. Частично это происходит из-за сходства некоторых симптомов.

Крайне сложно диагностировать психиатрическое расстройство у людей с нарушениями речи или с интеллектуальной инвалидностью, а это относится ко многим людям с аутизмом. Для диагностики детей и взрослых с типичным развитием, мы просто можем спросить их об их эмоциях и опыте. Однако мы знаем, что людям с аутизмом бывает трудно рассказать о своих переживаниях или даже понять подобные вопросы. Даже небольшие проблемы с речью могут сильно затруднить способность передавать свои мысли и чувства.

По этим причинам традиционные методы диагностики психиатрических расстройств могут быть неподходящими для людей с аутизмом. Очень важно, чтобы врач, осматривающий человека, постарался получше узнать его или ее семью и естественную обстановку, прежде чем пытаться поставить диагноз.

Проблема состоит в том, чтобы отличить симптомы нарушения настроения от проявлений аутизма или синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). СДВГ еще чаще встречается у людей с аутизмом. Его симптомы включают крайнюю раздражительность и трудности с эмоциональным контролем, а также гиперактивность, трудности с концентрацией внимания и импульсивность.

Мы обнаружили, что среди детей с аутизмом (возраст от 7 до 17) примерно у трети есть частые эпизоды «возбужденного настроения». Примерно 60% таких детей можно описать как «крайне раздражительных». Другие распространенные симптомы включали: чрезмерную двигательную активность, например, быструю ходьбу взад и вперед (43%), высокий риск несчастных случаев (44%), трудности с концентрацией внимания (43%) и склонность «попадать в неприятности» (47%). Нарушения сна также встречались очень часто.

Проблема в том, что каждый вид поведения из вышеперечисленных можно интерпретировать как симптом биполярного расстройства!

В то же время было очевидно, что не у всех этих детей было биполярное расстройство. Во многих случаях их симптомы «мании» были, на самом деле, симптомами аутизма. Симптомы СДВГ также могут объяснять такое поведение.

В нашем исследовании мы обнаружили, что можем отделить симптомы настоящего биполярного расстройства от симптомов аутизма, если будем внимательно наблюдать за тем, когда появляются симптомы, и как долго они продолжаются. Например, представим девочку-подростка с аутизмом, которая всегда была очень энергичной, счастливой, склонной навязывать другим свое общество. Нельзя считать, что она в состоянии мании, только потому, что она разговаривает с незнакомцами и говорит неуместные вещи. С другой стороны, возьмем ситуацию, когда та же самая девочка ни с того ни сего не спит несколько дней подряд, и одновременно у нее чаще обычного случаются истерики. Это может говорить о настоящем эпизоде мании.

Неудивительно, что симптомы биполярного расстройства у человека с аутизмом могут отличаться от симптомов у других людей. Как правило, у людей с аутизмом они включают так называемую «напорную речь» (очень быстрая и громкая речь, которая практически не прекращается), постоянное хождение взад и вперед, резкое уменьшение объема сна и повышение импульсивности, ведущее к агрессии.

Для лечения биполярного расстройства психиатры часто назначают психоактивные препараты. Наиболее распространенное лечение – прием лития. К сожалению, литий связан с высоким риском побочных эффектов. Эти эффекты могут включать жажду, чрезмерное питье и ночной энурез, трясущиеся руки и угрожающую жизни токсичность. Это особенно большой риск для людей с коммуникационными нарушениями, так как они могут быть не в состоянии рассказать о том, как они себя чувствуют.

Исследования предполагают, что более безопасным видом лечения биполярного расстройства для людей с аутизмом могут быть противосудорожные, стабилизирующие настроение препараты, например, вальпроевая кислота. Мы также наблюдали успешное применение комбинации стабилизирующего настроение препарата с низкой дозой нейролептика. Администрация по пищевым продуктам и лекарственным препаратам США (FDA) одобрила атипичные нейролептики рисперидон и арипипразол для лечения чрезмерной раздражительности у детей с аутизмом старше 6 лет. Тем не менее, эти нейролептики связаны с большим риском быстрого увеличения веса и развития диабета. Так что даже если они назначаются, необходима большая осторожность и тщательное наблюдение за ребенком.

Помимо лекарственных препаратов, группа исследователей в нашем центре Сети лечения аутизма (Детская больница штата Огайо и национальная) оценивает метод семейного лечения, который объединяет образовательные методики и психотерапию для лечения нарушений настроения у людей с аутизмом.

Предварительные результаты показывают, что такой тип вмешательства снижает тяжесть нарушений настроения у детей и одновременно улучшает взаимодействие в семье и доступ к необходимым медицинским услугам.

Если у вас или вашего ребенка диагностирован аутизм, и вы беспокоитесь, что его симптомы могут быть осложнены нарушением настроения, например, биполярным расстройством, то мы рекомендуем обратиться к специалисту по психическому здоровью, у которого есть опыт лечения пациентов с расстройствами аутистического спектра и коморбидными психиатрическими расстройствами.

outfund.ru

Маниакально-депрессивный психоз (лекции по психиатрии)

проф. Владимир Антонович Точилов
Санкт-Петербургская медицинская Академия им. И.И. Мечникова

Еще в давние времена, люди замечали, что душевные расстройства, очень часто могут начинаться, без видимых причин, и могут прекращаться – и после того как прекращается период, человек остается практически здоровым, его личностные изменения не очень выражены. Чаще всего эти наблюдения касались людей, у которых время от времени возникали депрессивные состояния – меланхолические состояния, и маниакальные состояния, которые могут сочетаться с бредом, возбуждением, с расстройством сознания. Но самое главное эти больные выздоравливают.

И выздоравливают не смотря на то, что их лечат. Зачастую приходится поправлять докторов – ваш больной выздоровел не в результате лечения, а в ходе лечения – лечение шло само собой, а выздоровление само собой. Временами больные выздоравливают вопреки лечению – лечение может быть неадекватно состоянию, когда больному организму приходится справляться не только с болезнью, но и с лечением.

Длительное время выделяли в классификациях такие болезни как периодическая меланхолия, периодическая мания. Очень долгое время психиатры смотрели больных не в длиннике, а в поперечнике (разрезе).

Именно Э. Крепеллин стал наблюдать течение болезни. Когда изучаешь болезнь в процессе то замечаешь, что бывают депрессивные расстройства, которые могут чередоваться с маниакальными. Крепеллин объединил эти состояния, и дал название маниакально-депрессивный психоз (1889). С тех пор понятие маниакально-депрессивного психоза прочно вошло в практику психиатрии. В последнем пересмотре МКБ диагноз маниакально-депрессивного психоза уничтожен. Больные МДП для врача – это самые благодарные пациенты – имеется в виду не материальную благодарность, а психологическую. Так как у врача бывает очень не много моментов, когда он бывает удовлетворен своей работой.

МДП – это эндогенное заболевание, основанное на наследственной предрасположенности, протекающее в виде маниакальных и депрессивных фаз, между которыми имеются светлые промежутки.

Если мы как следует научимся лечить маниакальные и депрессивные фазы, быстро и качественно лечить, если мы научимся вести профилактику, то перед нами будет практически здоровый человек. У хороших психиатров, процент такого выздоровления достигает 70-80%, и интеллект их не страдает. МДП страдали Хеменгуэй, Врубель и др. Но это не значит что все больные этим заболеванием гениальны, также как, что талантливые люди – больные. Просто приводим пример, людей которые на слуху, известны. В какой-то мере сюда можно отнести Ван Гога.

Поскольку при этом заболевании личность не изменена, эти больные ходят на консультации, советуются и т.д.

Эта болезнь имеет два пика возникновения: между 20 и 30 годами, второй пик – период климакса, инволюции. Чаще болеют женщины, что показывает, что у женщин психические заболевания протекают несколько легче. Соотношение между мужчинами и женщинами 1 к 3. В клинической картине наблюдаются маниакальные и депрессивные фазы. Но это не значит, то одна фаза сменяет другую.

Гораздо чаще – на 4 депрессивные фазы приходится одна маниакальная. Поэтому течение МДП принято разделять на 2 вида:

  • Монополярное (в клинической картине проявляется одна фаза – чаще это депрессивные фазы, крайне редко с маниакальными фазами) – депрессивная фаза – светлый промежуток – депрессивная фаза – светлый промежуток и т.д.
  • Биполярное течение – депрессивная фаза – светлый промежуток – маниакальная фаза – депрессивная фаза и т.д. Бывает сдвоенная фаза – депрессивная переходит сразу в маниакальную.
  • Обострения МДП, возникновения фаз – периодическое, кроме того с сезонными обострениями (весна и осень). Существуют множество исследований посвященных этиологии, патогенезу.

    Это одна из наиболее изученных болезней в психиатрии. Ее удалось изучить в процессе лечения.

    Эмпирически удалось открыть препараты уменьшающие депрессию – антидепрессанты. При этом было обнаружено что антидепрессанты, в основе своего механизма действия имеют влияние на нейромедиаторы.

    При депрессивных фазах – мало серотонина и норадреналина. Отсюда пошло лечение, то есть лекарства здесь стали как бы приспособлением, «скальпелем» фармакологическим. Известно, что в возникновении МДП участвует в первую очередь – срединные структуры мозга.

    Это заболевание глубоко биологическое, а то что мы видим в ощущениях больного, в его переживаниях – это только лишь психологическая окраска, тех биологических изменений , которые происходят в организме.

    Примером тому – в природе есть аналоги МДП – спячка у животных (медведи, ежики и др.), если медведя обследовать во время спячки, то у него биохимические и физиологические показатели будут соответствовать тому что есть у человека – депрессии, у него нет психологической психики и он спит.

    Клиническая картина

    Такие больные могут попадаться к терапевтам, в первую очередь к невропатологам, больные идут к ним, потому что думают что болезнь эта «от нервов».

    Депрессивная фаза

    Крепеллин описал классическую картину депрессию (встречается реже).
    Крепеллин выделил триаду симптомов:

  • патологически пониженное, тоскливое настроение,
  • заторможенность психическая,
  • заторможенность физическая.

Человек становится малоподвижным, движения замедлены, речь медленная.
Подавленное настроение: больные МДП отмечают, депрессивное состояние совсем не то, как состояние после какого-то горя (например больной перенес депрессивную фазу, а потом у него что-то случилось с родственниками, и он говорит, что это горе, совсем не то, что депрессия). Если спросить такого человека: «а что плохо?» – он ответит «душа болит». Он пальцем покажет где болит у него душа – предсердечная тоска, витальная тоска, когда чувство не дает покоя – давит, не дает жить. Это эмоциональное чувство обращенное в прошлое, и в настоящее время – все было плохо, и сейчас плохо, и ничего хорошего не будет. Ни одна светлая мысль не приходит в голову. Мысли все крутятся вокруг себя, вокруг тех ошибок, какие в жизни совершил. Каждая ошибка возводится в ранг государственного преступления.

Женщина начинает копаться в себе – «я плохая, я хуже других, я плохо воспитывала детей, я мало уделяла внимания мужу». Все это сопровождается колоссальным чувством вины, что подталкивает к тому, что перспективы нет – «я не имею право жить, я не имею право есть». Люди стремятся к суициду, но поскольку интеллект сохранен, то они суицид втихую от других тщательно подготовят и выполнят. Именно поэтому больных в состоянии депрессии, с идеями малоценности, самообвинения, самоуничижения лечат в стационарах.

Сниженное настроение имеет тенденцию улучшаться к вечеру – типичные, суточные колебания: с утра чувствует хуже, и вечером ему чуть лучше. Больные вводят вас в заблуждение – мне действительно легче к вечеру, потому что день прошел, вот уже спать пора, придут дети, родственники – это называется рационализация. Диф.диагностика с неврозами: при неврозах настроение хуже к вечеру. Больные заторможеные психически и физически.

В эмоциональной сфере нет каких-то критериев, а сравнить можно человека только с самим собой. Например приходит пациент, которого всегда привыкли видеть прямым, с расправленными плечами, с блеском в глазах, – приходит в согбенной позе, лицо гипомимично, глаза тусклые, маломигающие и вся мимика лица имеет трагичный вид – углы рта опущены, на верхнем веке образуется характерная специфическая складка – складка Верогуда; идет медленно, сел в кресло и «расплылся» в нем; сам первый не начнет говорить, а когда разговаривает то ответы односложные, монотонным голосом.

Очень большое значение в диагностике депрессивных расстройств имеет соматическая и вегетативная симптоматика, и зачастую она выходит на первое место (акроцианоз, влажные руки). Депрессивные больные не плачут, они даже говорят , что им бы хотелось поплакать, но не могут – «у меня нет слез». И первые слезы у депрессивных больных – это всегда признак улучшения (это надо объяснить родственникам).

Депрессивному больному легче одному, а не в обществе. Такие больные легче себя чувствуют лежа, и ничем не занимаясь – любое напряжение вызывает ухудшение состояния. Больному по этому поводу говорят – «возьми себя в руки», а он не может этого сделать – и начинается новый круг – «я не могу это сделать, я плохой». Поэтому никогда никаким больным нельзя говорить «возьми себя в руки».

Больные жалуются на сухость во рту. У больных развивается атония кишечника, вследствие чего развиваются упорные запоры и если не следить за регулярностью стула, то это может привести к каловому завороту. У больных снижен аппетит, и больные (вне зависимости от этого) теряют в весе за короткое время – это индикатор – если вес повышается, то это выздоровление. У женщин – нарушение менструальной функции – задержка месячных (то же индикатор). Бывает так, что дают лекарство, вроде бы есть улучшение состояния, а месячных нет – в этом случае говорят, что это лекарственное улучшение.

Очень характерен сон для таких больных – бессоница – вечером они вовремя быстро засыпают, но рано пробуждаются (в 3-5 часов утра). Утром у этих больных состояние самое тяжелое (это самое подходящее время для суицида). Ранние пробуждения встречаются у пожилых людей (считается что механизм старения и депрессии один и тот же), хронических алколиков с абстинентным синдромом.

Такой развернутый синдром встречается не всегда, гораздо чаще встречаются другие – меланхолический синдром меньшей выраженности – анергическая депрессия ( анергия -отсуствие энергии, заторможенность, но выражена меньше). Здесь нужна тщательная дифференциальная диагностика от невротических состояний. Человек, устроен так, что он пытается все объяснить: «наверно я устал, я же много работал, конфликтовал с женой и т.д.». Настроение то же снижено, но не в столь большой степени, может быть предсердечная тоска. Человек понимает, что надо жить, надо что-то делать, но не может.

Такие больные говорят, что «глазами они бы все сделали», а руками не могут. И какое-то напряжение, проявление активности – сразу ухудшает самочувствие. Но для всех депрессивных состояний характерно: суточные колебания, раннее пробуждение, плохой аппетит, падение веса, нарушение менструальной функции, сухость во рту, запоры. То есть депрессия выражена не столь сильно, но соматические и вегетативные симптомы остаются теми же самыми.

Эти больные не высказывают выраженных идей самообвинения, а они при распросе буду рассказывать: «у меня в последнее время появилось чувство зависти к людям», и больной подчеркнет , что это не черная зависть, а белая – «все люди ходят на работу, воспитывают детей, отдыхают…. а я не могу«. Как правило, депрессиями, характерологически болеют люди хорошие, высокоморальными, с твердыми нравственными устоями, и эти люди стыдятся своего чувства зависти.

Тревожно-депрессивный синдром

При этом синдроме появляется чувство тревоги – чувство тревоги направлено в будущее, постоянное опасение – «что-то может случиться, что – то может произоити». Эти больные даже отличаются внешне, от меланхолических больных: в облике, в выражении лица заметно чувство тревоги – напряженное лицо, блестящие глаза, тревожный взгляд (немигающий). Если больные с тоскливой депрессией в беседе с врачом раскрываются полностью, то тревожный больной придет, сядет и замрет в ожидании.

Всегда перед тем как начинать беседу с больным надо выдержать паузу. Депрессивные больные будут держать паузу сколько угодно, тревожные больные этого не выдерживают. Он первым начнет разговор, он будет перебирать руками («симптом беспокойных рук»), будет теребить край одежды, не может сидеть спокойно и поэтому попросить разрешения встать и будет ходить. Временами тревожные больные могут доходить до состояния оцепенения (тревожное оцепение может достигать ступора). Эта обездвиженность напряженная, обездвиженность ожидания – «что случится, что произойдет?». Чаще мы имеем дело с тревожным возбуждением, что носит название тревожная ажитация. В легкой степени – это перебирание руками, невозможность сидеть на одном месте.

В тяжелой степени – больные бегают по отделению, по палате, просят умертвить их, отказываются от еды, бьются головой о стенку, могут выброситься в окно. Это страшное, душераздражающая ситуация. Остальная соматическая и вегетативная симптоматика примерно та же. Тревожные депрессии чаще наблюдаются у женщин в возрасте инволюционном. Кроме того, что они высказывают мысли о собственной ненужности, никчемнности, у них есть интерпретация того что происходит. «Люди на меня смотрят, а почему они на меня смотрят – а потому что я плохой человек, у меня даже на лице написано что я плохой, поэтому они смотрят на меня. Они переговариваются обо мне, делают знаки».

Тревожно-депрессивный бред может сочетаться с явленями инценировки – что вокруг подстроено, все не случайно, «меня проверяют, учат, готовят к чему-то». Нередко тревожная депрессия сопровождается сенестопатиями – очень неприятные, зачастую болевые ощущения, которые очень трудно описать словами, трудно локализовать, но они болезненны, неприятны – чувство жара в теле, ползание мурашек, могут быть в виде жжения, очень часто они локализуются в области шеи, плечевого пояса, неприятные, схваткообразные ощущения в животе. Тревожная депрессия может разной степени выраженности – может слабовыраженная депрессия – при ней врачи во первых обратят внимание на жалобы больного, то есть сама депрессия как бы замаскировывается сенестопатическими жалобы.

Еще в начале века появилось такое понятие как скрытая депрессия

Маскированная депрессия («депрессия без депрессии»). Один из первых, кто описал это состояние был русский терапевт профессор Пикнев (ввел термин соматофрении).

Маскированных депрессий очень много, по некоторым данным около 40% женщин, обращающихся участковому терапевту имеют эту депрессию. И такие больные могут годами лечится от какого-то соматического заболевания, и только тогда, когда он совершит суицид, становится понятным что он болен.

Поэтому есть необходимость иметь психиатра, психотерапевтая в поликлиниках, больницах (что во всем мире уже есть). В психиатрии такого диагноза, практически нет, так как психиатр обязан увидеть такую депрессию, этот термин больше для терапевтов.

Депрессивно-деперсонализационный синдром. Здесь к депрессию просоединяются явления деперсонализации. Например, аллопсихическая деперсонализация – “я стал черствым человеком, у меня отсутствуют всяческие чувства, меня ничто не может обрадовать или опечалить, у меня нет никаких эмоциональных отношений по отношению к людям, природе, у меня нет никаких чувств, я живу только умом. Я знаю , что я тебя люблю, но знаю , что только умом”. Соматопсихическая деперсонализация – нет чувства голода, насыщения, вкуса пищи, нет позывов на мочеиспускание, дефекацию, утрачена болевая чувствительность.

И все это, помогает людям совершать суицидные попытки. Например, одна больная, чтобы хоть что-нибудь испытать – царапала себе роговицу. Это страшное состояние, оно очень тяжело переживается. Получается парадокс – “я ничего не чувствую, и очень страдаю от этого”. Латинское название этого состояния anestaesia psichica dolorosa.

Течет депрессия длительно – от 3-4 месяцев и до года. Она постепенно начинается, и постепенно заканчивается, что и называется фазой. Для лечения депрессивной фазы применяются антидепрессанты, а для профилактики – применяют препараты лития – карбонат лития, оксибутират лития. Применяют электросудорожная терапия.

Маникальная фаза

Крепеллин также описал маниакальную триаду:

  • болезненно приподнятое настроение
  • психическое возбуждение
  • физическое возбуждение.
  • Болезненно приподнятое настроение – это не то настроение, которое бывает у нас с вами на какое-то событие, это настроение которое эндогенно прет, радость великая, “все хорошо, все прекрасно, хочется жить, любить, песни петь, плясать, стихи читать” и больные это делают. Самое главное что это настроение ничто не омрачняет. Человек не минуты не находится без дела, он постоянно в движении, буквально скачет по стульям, кроватям. Украшает себя цветами, орденами, делает прическу, накладывает яркий макияж.

    Например приходит пациентка – накрашена, вся в кольцах, цепях и т.д. говорят без конца, без умолку, поют песни, стихи читают. У этих больных имеется гипермнезия – болезненное усиление памяти – вспоминается все – все стихи, песни и т.д. Кроме того, эти больные сами прекрасно пишут стихи, могут рифмовать слова до бесконечности. У этих больных облегченные ассоциации – мысль скользит по поверхности, например по созвучию – “морозы, дозы, розы, позы”, ассоциации по контрасту – было про черное, говорят про белое.

    Ассоциации по смежности, по родству – говорил про отца, затем про мать и т.д.

    Вглубь пройти такие ассоциации не дают. Постоянно эти больные отвлекаются, перескакивает с одно на другое, раздает комплементы, целует другим руки. В отделении такие больные начинают работать, и не доводят дела до конца, поэтому они спят мало. Встают рано, хватают ведро и бегут мыть полы, ему кричат: “Вася иди сюда” и он бежит, забывая про полы. Эти единственные больные, которые заражают своим весельем. С таким больным действительно не удержаться от смеха, потому что они умные, остроумные, расскажут анекдот смешной и т.д. Когда такие больные выздоравливают они говорят так: “вы знаете доктор, я понимаю, что состояние мое было болезненное, что жить в этом состоянии было нельзя, я и так наделал кучу глупостей, но это состояние было очень приятным”.

    Больные не хотят, чтобы это состояние повторилось вновь, но вспомнить приятно. Такие больные могут натворить чего угодно. Например, девушка , закончив школу поступила на работу в новосозданный демократический Ленсовет, а тем временем у нее постоянно развивалось маникальное состояние, а была она секретарем в отделе по улучшению жилплощади. А в этом отделе, ясное дело, много народу, старики. Ее всем хотелось помочь, потому что старики плачут, жалуются. Она пошла и купила аминазин, на следующий день все старики лежали в приемной, в состоянии ортостатического коллапса.

    Маникальное состояние надвигается. Она решила собрать одноклассников, а родители уехали. Она пошла по знакомым, набрала кучу денег, стала закупать ящики вина, продуктов. Денег ей не хватало, поэтому она сделала себе удостоверение, и пошла инспектировать магазин, ей конечно стали давать продукты. Она пригласила свой и параллельный класс. Они отпраздновали, поехла кататься на пароходах, а квартиру не закрыли. За ночь всю квартиру обокрали, не оставили ничего, а утром приехали родители. Скопилось куча долгов, в исполком пошли возмущенные директора магазинов, которые давали взятки. Завели на нее уголовное дело, за использование служебного положения.

    Или другой пример, был оченб хороший интеллектуальный человек, начитанный. Работал инженером. Пригласил к себе гостей из Москвы. Он их сводил по различным достопримечательным местам. А потом решил, восстанавливать памятники, которые были в плохом состоянии. И когда он мыл, памятник Лермонтову, на него напали хулиганы. Он обратился в милицию (милиционера, ( кстати говоря психиатрию проходят) и они отправили его в психиатрическую больницу. Все что, было рассказано, называется солнечная мания. Она бывает чаще всего. Но бывают и другие разновидности маникальных синдромом.

    Гневливая мания

    Она чаще бывает у людей, у которых имеются сосудистые нарушения, последствия черепно-мозговой травмы, или у человека, у которого маникальные состояния наблюдаются на протяжении многих лет. Все то же самое, но такие больные легко приходят в раздражение – у них проявляется эмоциональная лабильность.

    Есть идеи переоценки. Поступает такой в больницу, где есть ограничения – из палаты не выходить, за собой со стола убрать и т.д. – что приводит больного в раздражение. Так как переключаемость у таких больных высокая, то опытные специалисты не допустят такого больного до драки, конфликта. Для таких больных характерны идеи дурного обращения – ему препятствуют что-то делать, а он говорит “вы меня бьете”, его легонько потолкнули, а он ” вы надо мной издеваеетесь” и т.д.

    Если маникальное состояние достигает самой своей вершины, самого развитого состояния, то мы говорим что это неистовая мания. В последние годы практически нет маникального неистовства, так как больные поступают в больницу раньше. Психомоторное возбуждение достигает таких степеней, что когда больной говорит, его невозможно понять – это отдельные слова, никак не связанные между собой – “скачка идей”. Больной постоянно в движении – скачет.

    Однако маловыраженные маникальные состояния наблюдается гораздо чаще. Они называются гипоманиями. У человека превосходное настроение, которое ничем не омрачняется. Отвлекаемости больной нет. Есть сосредоченность. Хочется жить, любить, работать. При это не хочется спать, есть, нет усталость. Но если бы не знать , что вслед за гипоманией следует депрессия, то было бы неплохо – можно было войти в гипоманию месяцев на 8 и сделать все, что не успел. Когда психологи занимались изучением гипомании, то выяснилось, что есть большие корреляции гипомании и способности к творчеству.

    Маниакальные состояния длятся короче, не бывают больше 4 месяцев.

    При выходе из маникального состояния и депрессии наступает светлый промежуток, когда человек абсолютно адекватен, здоров.

    Профилактика мании: нейролептики, соли лития.

    Иногда в течение МДП могут наблюдаться смешанные фазы – имеют проявления и мании и депрессии.

    Чаще всего это бывает на переходе маникального состояния в депрессивное и наоборот. Бывают разные, встречаются не часто. Например, больная лежит с депрессивной маской на лице, а когда говоришь то она быстро и активно начинает говорить. Бывает маникальный ступор – маникальное настроение при полной обездвиженности – сидит больной в состоянии полного блаженства.

    www.bipolar.su