Психозы у детей и подростков

Психозы у подростков, шизофрения — Детская и подростковая психиатрия

Глава 16
Психозы у подростков

ВСТУПЛЕНИЕ

Если говорить в общем, в различных руководствах встречается мнение, что психозы у подростков имеют намного больше общего (или полностью сходны) с психозами у взрослых, чем с психозами у детей. Мы будем придерживаться такого же подразделения, как в главе 14 (см. схему 14—2):

  • органические психозы (экзогенные, симптоматические или токсические);
  • аффективные психозы (см. главу 12);
  • функциональные психозы, а именно шизофрения и другие (шизоформные психозы, психозы интеграции, истерические психозы, реактивные психозы и психотические реакции).
  • Психиатрический учебник, если он не задуман только лишь как филателистическое описание, не может довольствоваться только перечислением, а должен что-то излагать так, чтобы психопатологические симптомы становились более понятными и доступными для читателя. Канвой этой книги является прагматическое изложение (пусть даже и несовершенное) общей системной теории, при этом указывается шесть уровней, внутри и между которыми имеется системная взаимосвязь и взаимодействие всех возможных информативных процессов. Эти уровни пригодны также для того, чтобы отличающиеся друг от друга точки зрения связать друг с другом в единое целое.
    Прежде всего обсуждается шизофрения, а затем рассматриваются такие психотические картины, которые в определенных отношениях на нее похожи.

    ШИЗОФРЕНИЯ

    Крепелин (1896) объединил под термином «dementia ргаесох» отдельные, отличающиеся друг от друга, картины болезни с общим признаком диссоциации личности с выраженным нарушением эмоциональной и волевой сферы. Больной шизофренией, по Крепелину, — это бредовая, галлюцинирующая, недоступная личность, чаще всего с неблагоприятным течением заболевания, характеризующимся постепенным или толчкообразно протекающим распадом, достигающим дефектного шизофренического конечного состояния. При этом мы можем учесть, что в то время не существовало адекватных методов лечения, так же, как, например, для воспаления легких или сифилиса.
    Блейлер (1911) ввел в употребление термин «шизофрения», который отражает психодинамическую точку зрения о потере взаимосвязи между различными психическими функциями. Главные признаки шизофрении по Блейлеру стали популярны в США как четыре «А»: большая свобода Ассоциаций (потеря нити), Аутизм (загруженность мечтами — «сон наяву», галлюцинациями и бредовыми мыслями, которые не согласовываются с реальной действительностью), уплощение Аффекта (неадекватно малые эмоциональные реакции) и социальная и эмоциональная Амбивалентность (конфликт между противоборствующими тенденциями).
    Бред и галлюцинации, согласно Блейлеру, имеют только вторичное значение. Он расширил свою концепцию шизофрении еще дальше, также в отношении «латентной» шизофрении. Его концепция стала особенно популярной в Великобритании и в Соединенных Штатах, где она была чрезмерно разбавлена. Позиция же Крепелина, напротив, намного строже (и мрачнее) и получила большое распространение, в частности, в Германии.
    Можно проводить различие между психозом (т.е. параноидногаллюцинаторным синдромом или другим психотическим синдромом) и шизофренией. Больной может быть в психозе, но не страдать шизофренией, или больной может быть шизофреником, но в определенный момент не быть в психотическом состоянии.
    Feighner et al. публикуют в 1972 г. свои так называемые «Диагностические критерии для использования при психиатрическом обследовании» (RDC), в том числе для шизофрении, которые ограничиваются достаточно валидными поддающимися оценке симптомами. Их можно частично найти в третьей версии DSM (1980), и так как DSM-III-R в настоящий момент является нашим «пробным камнем», я даю кратко названные там критерии «шизофренического расстройства»:
    а) По меньшей мере должен присутствовать один из следующих симптомов во время острой фазы:

  • Причудливый бред;
  • Религиозный бред, бред величия или нигилистический бред, имеющий отношение к собственному телу;
  • Бред преследования;
  • Слуховые галлюцинации;
  • Инкогеренция, нелогичное мышление или бедность мышления, сочетающиеся с плоским или неадекватным аффектом, бредом или галлюцинациями, кататоническим или другим значительно дезорганизованным поведением.
  • б) Снижение прежнего уровня функционирования в работе, социальных отношениях и заботе о самом себе.
    в) Симптомы наблюдаются по меньшей мере шесть месяцев; полная психотическая картина может быть значительно менее продолжительна, но вместе с продромальной фазой и/или остаточной фазой речь идет о периоде по меньшей мере в пол года.
    Продромальные или остаточные симптомы:

    1. замкнутость;
    2. недостатки в нормальном выполнении обязанностей;
    3. бросающееся в глаза странное поведение;
    4. явная невозможность ухода за самим собой;
    5. уплощенные или неуместные эмоциональные реакции;
    6. пространная, расплывчатая, детализированная или метафорическая речь;
    7. странные или магические представления, сверхценные идеи или идеи отношения;
    8. необычное восприятие.
    9. г) Если появляются депрессивные или маниакальные признаки, им предшествуют психотические симптомы или они менее длительны, чем психоз.
      д) Начало до 45 лет.
      е) Не являются последствием психоорганического расстройства или слабоумия.
      Далее имеют значение три клинических аспекта: начало, течение и конечное состояние. Об этом известно следующее:
      Начало
      У 50% — начало шизофренического психоза острое;
      У 50% — начало постепенное, скрытое (Ciompi, 1980).
      Течение
      а) Течение спустя два года:
      12%: длительность психоза — 1 месяц, Катамнез через 2 года: отсутствие симптомов;
      25%: длительность психоза — самое большее — 3,5 месяца, Катамнез через 2 года: отсутствие симптомов;
      20%: длительность психоза — более, чем 18 месяцев и/или Катамнез спустя 2 года: выраженная инвалидизация (Jablensky et al., 1980). (Остальные показывают варьирующее течение между второй и третьей названными категориями.)
      б) Течение спустя очень длительный срок (в среднем почти 37 лет):
      10% — после одного психотического эпизода пожизненно восстановились;
      45% — переносят различные психотические эпизоды и половина из них в
      конечном счете восстанавливается;
      45% — имеют хроническое течение, из них одна треть все-таки постепенно восстанавливается (Ciompi, 1980).
      Госпитализация
      Длительность госпитализации в психиатрической больнице (за период в среднем 37 лет):
      50% — госпитализация менее одного года
      10% — пребывание в больнице 1—3 года
      10% — пребывание в больнице 3—10 лет
      30% — госпитализация более, чем 10 лет (Ciompi, Muller, 1976).
      Конечное состояние
      (Если в течение многих лет не наступает больше никаких изменений):

      lekmed.ru

      Популярно о депрессии

      Истерический психоз у подростков — часто встречающийся недуг

      Еще полвека назад такое явление, как истерический психоз у подростков, как и у взрослых, встречался очень редко. Сегодня же яркие картины психоза достаточно распространены. Истинная причина состоит в тяжелых психических травмах, которые оказываются особенно значимыми для истероидного типа характера. Например, в ситуации привлечения к судебной ответственности. Тогда подсознание при помощи истерического психоза старается «убежать» от тягостной ситуации. В редких случаях симптомы истерических психозов у подростков выражены сумеречными истерическими состояниями, в сочетании с бредоподобными фантазиями, пуэрилизмом.

      Сам прогноз может быть благоприятным, если исключается развитие эндогенных психозов. Выздоровление приходит скоро без лекарственной терапии, целенаправленной психологической терапии. Исследований по эпидемиологии реактивных психозов у подростков не было проведено. Они встречаются довольно редко, составляют примерно 1% от психозов у подростков. Для подросткового возраста более характерными являются непсихотические нарушения психики. Они возникают в несколько десятков раз чаще, чем реактивный психоз.

      Этиология недуга, патогенез

      В подростковом возрасте отчетливо проявляется высокая зависимость развития реактивных психозов от почвы, где обосновываются такие психические травмы. В качестве такой почвы могут выступать разнообразные психопатии, возможные типы акцентуаций в характере, низкий показатель уровня интеллекта, как умственная пограничная отсталость, дебильность, или же проявляется органическое резидуальное поражение в головном мозге. За счет низкого уровня интеллекта, в разы уменьшается адаптивная личностная возможность.

      Низкий уровень интеллекта приводит к тому, что уменьшаются адаптивные личностные возможности. За счет органического резидуального поражения головного мозга будет проявляться повышенная эффективность с астеническими чертами. Случаи, которые сейчас наблюдают специалисты, говорят о том, что соматическая астенизация совсем не обязательна. Реактивные психозы могут выступать следствием непереносимых или тяжелых психических травм. Только в некоторых случаях соматическая астенизация может быть вспомогательным фактором.

      Без лечения проходят только реактивные транзиторные психозы. Их легко купировать одной инъекцией тизерцина, аминазина или же внутренним введением седуксена. Если предварительно принимать эти лекарства, то можно предупредить ситуацию, которая грозит тяжелой формой психического стресса, шоковых реакций. Как только транзиторный период миновал, больному обеспечивают полный покой, психотерапию и курс транквилизаторов. Так быстрее изживают тягостные переживания и пробуждают жизненные новые силы. У подростков реактивный истерический психоз нуждается в интенсивной терапии.

      obrydlo.ru

      Неврозы и реактивные психозы

      Неврозы — обратимые функциональные заболевания нервной системы, обусловленные перенапряжением раздражительного и тормозного процессов либо их подвижности. Развернутые картины «классических» неврозов — неврастении, истерии и психастении — наблюдаются у детей редко. Заметно чаще возникают у них «моносимптомные» неврозы, картины которых зависят в значительной мере от возраста ребенка и преморбидной слабости той или иной функциональной его системы. У детей нередко наблюдаются, в частности, невротического типа нарушения со стороны органов пищеварения (анорексия, рвоты, энкоироз), дыхательной (кашель, одышка), сердечно-сосудистой (боли, аритмии), мочевой (недержание и задержка мочи), расстройства функции сна (затрудненное засыпание, ночные страхи), расстройства речи (мутизм, заикание), и двигательной сферы (припадки, тики) и многое другое. У младших детей легко возникают, кроме того, различного типа страхи (темноты, незнакомых лиц, гудков и др.) и патологические привычки (сосание пальцев, грызение ногтей и др.), а у старших — навязчивые страхи и действия (боязнь заражения, острых предметов, ожирения, физических недостатков и др.), склонность к бродяжничеству и др. Многие из перечисленных невротических состояний возникают преимущественно у невро- и психопатических детей, на фоне общих изменений поведения ребенка и указывают на облегченное возникновение у них очагов инертного возбуждения — «больных пунктов».

      Реактивные или психогенные психозы представляют собою так же патологические реакции детей и подростков на острые и затяжные психические травмы. Шоковые психогенные реакции выражаются то во внезапном и бесцельном хаотическом психомоторном возбуждении («двигательная буря»), то в столь же внезапном и глубоком оцепенении и обездвижении («эмоциональный паралич», «мнимая смерть»), либо в неожиданных импульсивных действиях («реакции короткого замыкания»). Из сложных или личностных реакций у детей и подростков чаще наблюдаются реактивные депрессии, во время которых у них на фоне подавленности либо тревожной ажиотации возникают суицидные попытки, иногда очень тяжелые.

      В лечении неврозов и реактивных психозов велика роль различных форм психотерапии (убеждение, гипнотические внушения). Важны также продуманный режим дня, электро- и гидротерапия, общеуспокаивающие средства, при ночном недержании мочи — адиурекрин, эфедрин и другие средства, при заикании — специальная логопедическая работа с детьми и т. д.

      www.det-bol.ru

      Эпилептические психозы у детей и подростков, Абрамович Г.Б., Харитонов Р.А., 1979 г.

      Книга «Эпилептические психозы у детей и подростков», изданная Абрамовичем Г.Б. и Харитоновым Р.А. в 1979 г., посвящена психическим отклонениям у больных эпилепсией детского и подросткового возраста.

      Предисловие к книге «Эпилептические психозы у детей и подростков»

      Содержание книги об эпилептических психозах у детей и подростков

      Предлагаемая вниманию читателя книга «Эпилептические психозы у детей и подростков» принадлежит двум ведущим в нашей стране специалистам в области изучения эпилепсии у детей — начавшему, этот труд известному детскому психиатру профессору Г.Б. Абрамовичу, чья кончина в 1970 г. прервала его всегда обстоятельные, чрезвычайно целеустремленные и отличавшиеся высоким клиническим мастерством исследования, и продолжившему и завершившему этот труд его ближайшему ученику и последователю, доктору медицинских наук Р.А. Харитонову. Книга «Эпилептические психозы у детей и подростков» — плод многолетнего опыта первого, творчески воспринятого и обогащенного вторым. Она может послужить ярким примером идейных связей и духовной преемственности двух поколений советских психиатров.

      Острый взор внимательных клиницистов, вдумчивый и детальный анализ наблюдаемых явлений, способность отрешиться от предвзятых схем, стремление к терапевтическим поискам и к тому, чтобы всеми возможными средствами помочь больному ребенку и подростку стать полноценным человеком, — все это отличает авторов книги «Эпилептические психозы у детей и подростков».

      В ней, как и во всяком творческом труде, содержатся положения, способные вызвать возражения и споры. В частности, это может касаться выделенного авторами межприпадочного психического автоматизма с вербальным и визуальным видами мантизма, описания особого периодического эпилептического психоза у подростков и некоторых других проблем. Однако сами описания этих психических расстройств представляют несомненную клиническую ценность независимо от предпочитаемой точки зрения на их генез, а выдвигаемые положения послужат плодотворным стимулом для дальнейших исследований.

      Нет сомнения, что монография Г.Б. Абрамовича и Р.А. Харитонова станет настольным пособием для детских и подростковых психиатров; она заполняет ощутимый пробел в отечественной литературе в области эпилептических психозов у детей и подростков. Книга «Эпилептические психозы у детей и подростков» представит также существенный интерес для всех, кого интересует проблема изучения эпилепсии. И, наконец, этот труд может также послужить ценным источником для разработки некоторых проблем общей психопатологии, в частности сложных вопросов нарушений сознания.

      medobook.com

      Олигофренные психозы у детей и подростков: к вопросу о нозологической самостоятельности

      Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева

      К лассификация психотических расстройств у больных с умственной отсталостью (олигофрения), а также их нозологическая трактовка по-прежнему остаются спорными. Среди психотических нарушений у детей с олигофренией на синдромальном уровне чаще всего выделяют четыре основные группы [1]: 1) психозы с преобладанием аффективных расстройств, 2) психозы с преимущественно психомоторными нарушениями, 3) бредовые психозы, 4) галлюцинаторные эпизоды у больных олигофренией.
      Психозы у больных с олигофренией могут быть вызваны различными экзогенно-органическими вредностями (черепно-мозговые травмы, интоксикации, инфекции и др.), при этом клиническая картина заболевания принципиально не отличается от подобных психозов у детей с сохранным интеллектом. Выделяются также эндогенные (в частности, пфропфшизофрения) и психогенные психозы у умственно отсталых лиц и так называемые олигофренные психозы.
      Последние возникают не как следствие каких-либо экзогенных вредностей или дебютировавших психических заболеваний на фоне умственной отсталости, а развиваются аутохтонно и патогенетически связаны со структурой головного мозга больного олигофренией, т.е. являются психозами sui generis [2–5].
      Нозологическая принадлежность подобных психотических нарушений у больных олигофренией неясна [6], а сами эти психозы не укладываются в рамки существующих нозологических форм [7] и их необходимо отграничивать от пфропфшизофрении [8]. Олигофренные психозы, по мнению Д.З.Жарницкой [9, 10], наблюдаются относительно часто и составляют до 60% от общего числа пациентов с олигофренией, находящихся в психиатрическом стационаре. Высказывалось также предположение, что данные психозы являются нозологически самостоятельными формами [9, 11].
      Мы наблюдали 22 ребенка с олигофренными психозами, направлявшихся в детский психиатрический стационар или лечившихся амбулаторно в период с 1992 по 2004 г. Все дети страдали умственной отсталостью в степени дебильности. Согласно МКБ-10 окончательный клинический диагноз соответствовал рубрикам F06.07, F06.27, F06.29, F06.817 и F06.819. Умственная отсталость шифровалась вторым кодом раздела F70. Средний возраст больных составил 12±1,2 года. Длительность катамнеза (анализ медицинской документации или непосредственное клиническое наблюдение) составила до 12 лет. Больные с олигофренными психозами, по нашим данным [12], составляют не более 0,5% от всех пациентов, лечившихся в детском психиатрическом стационаре.
      Клинико-психопатологический анализ олигофренных психозов у детей позволил выделить три клинических варианта: 1) психозы с аментивной спутанностью сознания, 2) шизофреноподобные психозы, 3) вербальные галлюцинозы.

      Психозы с аментивной спутанностью сознания
      Возникновению психоза предшествовала острая респираторная инфекция, сопровождавшаяся подъемом температуры тела до 37,8–38,5°С в течение нескольких дней. Однако психопатологическая симптоматика появлялась не на высоте заболевания (которое не было тяжелым), а через несколько дней после инфекции. В данном случае речь шла не об инфекционном психозе, а о спровоцированном легкой экзогенной вредностью психотическом состоянии у больного с умственной отсталостью – олигофренном психозе. В клинике заболевания наблюдались дезориентировка в месте, времени и в собственной личности; больной, находясь в постели, был возбужден, временами тревожен, куда-то всматривался, практически не отвечал на вопросы. Речь ребенка становилась бессвязной, состоящей из одних слов или словосочетаний (например: «хватай… не надо… булка… каши дали» и т.п.). Периодически больному становилось несколько лучше, он начинал узнавать окружающих, но вскоре вновь отмечалось глубокое помрачение сознания. Подобная «ундуляция» сознания характерна для относительно легких вариантов аментивной – астенической спутанности сознания, однако в целом клиническая картина заболевания была более тяжелой, чем клиника астенической спутанности. Данное состояние длилось не более 12 ч, после чего наблюдалась полная амнезия. По выходе из состояния ребенок говорил о том, что ничего не помнит, «кажется, было страшно», не мог сказать, сколько времени он провел в больнице. В дальнейшем у такого пациента имели место легкие церебрастенические проявления в виде плаксивости, повышенной утомляемости, головной боли, длящиеся не более 1 нед. Катамнестические исследования показали, что в течение ближайших 5 лет после перенесенного психоза повторных психотических эпизодов у этих больных не отмечено.

      Шизофреноподобные психозы
      В клинической картине этих психозов на первый план выступали различные галлюцинаторно-бредовые состояния. У больных отмечались вербальные истинные и псевдогаллюцинации, преимущественно угрожающего, неприятного для ребенка характера, отдельные зрительные обманы восприятия («вижу кошку у стены»), обонятельные галлюцинации, сенестопатические переживания. Так, одна из больных 11 лет стала говорить о том, что слышит, как ее «ругают за стеной злые тети», плакала, считала, что «тети» через стену «бьют ее током», угрожают «поранить бабушку», сломать любимую куклу. Наблюдались также идеи преследования, воздействия, своей особой значимости; у некоторых детей имели место кататонические включения в виде кратковременных «застываний» в однообразных позах. Бредовые идеи отличались относительной простотой содержания, не имели склонности к систематизации и хроническому течению. Так, один из больных, мальчик 12 лет, стал говорить о том, что он «узнает по лицу», читает «по глазам» окружающих их будущее. Пояснить, откуда у него появились эти способности, не мог. Одновременно с этим мальчик стал слышать «голос» за стеной, в связи с чем говорил: «меня хотят убить», «не могу различить голос». Сказал также о том, что «стал в душе наполовину девочкой», всегда мечтал «быть девочкой». Появлению психотической симптоматики, как правило, предшествовали головные боли, носовые кровотечения, повышенная утомляемость или невнимательность. Длительность шизофреноподобных психозов у детей с олигофренией колеблется от 2 нед до 6 мес. По выходе из психоза не отмечается эмоционального снижения, расстройств мышления и воли, характерных для шизофрении, т.е. речь идет об особом варианте олигофренных психозов, а не о пфропфшизофрении.

      Вербальные галлюцинозы
      Для больных этой группы были характерны как истинные, так и псевдогаллюцинации, возникающие на фоне ясного сознания. В одних случаях дети говорили о том, что слышат «голоса» мужчин, женщин или других детей из-за стены, батареи отопления, шкафа и т.д., пытались затыкать уши или искали источник «голоса», плакали. В других случаях больной рассказывал о том, что «голос» раздается у него «в голове», «глубоко в ухе», «в виске». Во всех случаях содержание галлюцинаций было неприятно для ребенка – угрозы, приказы, оскорбления, при этом он начинал плакать, кричать, часто вел себя соответственно содержанию галлюцинаторных переживаний. Так, один из наших пациентов слышал в голове «голос мужчины», который приказывал ему убежать из дома, закрывать шкаф. Больной рассказывал: «Я его терплю, сколько могу, а он все говорит». В ряде случаев наряду с ведущими вербальными, отмечались включения обонятельных, тактильных галлюцинаций, отдельные сенестопатические явления. Мальчик 12 лет жаловался на то, что множество женских «голосов» шепчут его имя, «велят ударить, убить», «начинают меня щекотать»; часто больной падал на пол, начинал рычать, хватался руками за голову, пояснял, что «это выходят голоса, я чувствую». Другой больной слышал, как сбоку и сзади мужской «голос» говорил ему: «Открой окно и прыгни, иначе тебя – к стенке, бей молотком по линолеуму, сорви занавеску, подожми ноги»; больной испортил дома линолеум, выполняя приказания «голоса». Периодически этот же пациент ощущал «запах гари и тухлятины», зажимал при этом нос пальцами. Длительность галлюцинозов у больных с олигофренией колебалась в пределах от 1 нед до 4 мес. В ряде случаев отмечалось несколько повторных эпизодов вербального галлюциноза на протяжении нескольких лет.

      Заключение
      В отличие от детей с шизофренией у больных с олигофренными психозами не наблюдается специфических шизофренических изменений в аффективной и волевой сферах ни во время, ни после перенесенного психоза. Олигофренные психозы не сопровождаются специфическими для шизофрении нарастающими апатоабулическими расстройствами и структурными нарушениями мышления. Даже если ребенок с олигофренией переносит несколько подобных психотических приступов, у него не формируется характерного шизофренического дефекта, в том числе эмоционального обеднения. Можно говорить в этом случае о гораздо более благоприятном прогнозе, чем при шизофрении, а отсутствие специфической шизофренической симптоматики свидетельствует о том, что данные психозы не могут быть отнесены к пфропфшизофрении. В отличие от больных шизофренией эти дети с рождения отстают в психическом и моторном развитии, у них наблюдаются многочисленные стигмы дизэмбриогенеза и аномалии развития, характерные для олигофрений. Таким образом, олигофренные психозы у детей клинически, по данным анамнеза и прогноза, отличаются от ранней детской шизофрении, а также пфропфшизофрении. Развитие олигофренных психозов sui generis, а не как следствие воздействия экзогенно-органических вредностей или психогений требует отличия их и от экзогенно-органических, симптоматических и реактивных психозов. В целом целесообразно выделять психозы у больных с олигофренией (экзогенного генеза или развившееся эндогенное заболевание на фоне умственной отсталости) и олигофренные психозы. Таким образом, олигофренные психозы являются отличной от других нозологически самостоятельной группой психотических расстройств, требующей выделения ее в отдельную диагностическую классификационную рубрику. Подобный дифференцированный подход позволит уточнить диагностические критерии олигофренных психозов, а также выработать оптимальную терапевтическую и реабилитационную тактику по отношению к этим больным.

      Литература
      1. Кириченко Е.И., Леденев Б.А. Олигофрении (общие вопросы). Психиатрия детского возраста (руководство для врачей). В.В.Ковалев. М.: Медицина, 1979; с. 449–52.
      2. Мнухин С.С., Исаев Д.Н. Психозы у олигофренов. Вопр. психиатрии и невропатологии. Вып. 13. Л., 1968; с. 149–57.
      3. Исаев Д.Н., Коцюбинский А.П. Структурные особенности психозов у детей с олигофренией. Журн. невропатол. и психиатр. им. С.С. Корсакова. 1972; 9: 1357–61.
      4. Исаев Д.Н. Психозы и формы общего психического недоразвития. Проблемы общего психического недоразвития. Л., 1976; с. 75–84.
      5. Исаев Д.Н. Психозы и эпилепсия у умственно отсталых детей и подростков. Умственная отсталость у детей и подростков. Руководство. СПб.: Речь, 2003; с. 282–315.
      6. Вроно М.Ш. Психозы у больных олигофренией. Руководство по психиатрии. Под ред. А.В.Снежневского. В 2-х т. Т.2. М.: Медицина, 1983; с. 491–3.
      7. Голодец Р.Г., Сухотина Н.К. Психозы у больных олигофренией. Журн. невропатол. и психиатр. им. С.С.Корсакова. 1981; 3: 378–83.
      8. Сосюкало О.Д. К вопросу отграничения так называемых психозов у олигофренов от пфропфшизофрении. Проблемы психоневрологии детского возраста. М., 1964; с. 117–25.
      9. Жарницкая Д.З. О двух формах специфического олигофренного психоза. Автореф. дис. . канд. мед. наук. Л., 1974.
      10. Жарницкая Д.З. О специфическом олигофренном психозе с затяжным течением. Проблемы общего психического недоразвития. Л., 1976; с. 84–9.
      11. Сухотина Н.К. Психические нарушения у больных олигофренией в состоянии декомпенсации. Автореф. дис. . канд. мед. наук. М., 1981.
      12. Макаров И.В. Психозы у детей с олигофренией. Журн. неврол. и психиатр. им. С.С.Корсакова. 2004; 2: 58–60.

      old.consilium-medicum.com