Пусть говорят синдром дауна женщина

Содержание:

Пусть говорят

Другие. Пусть говорят. Выпуск от 02.09.2015

Код для встраивания видео

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16×9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Также в выпуске — история 20-летнего Романа Кривачeва из поселка Буланаш Свердловской области, который в 9 лет перестал расти и сегодня не может ходить и не видит, однако успешно торгует на фондовой бирже.

Реквизиты для помощи Роману Кривачeву

Банк: Свердловское отделение № 7003 Уральский банк ОАО «Сбербанк России»; Sberbank (Uralsky Head Office)

Кор. счет: 30101810500000000674

Р/счет (лицевой): 40817810316540718470

Номер карты: 5469160011071128

Вместе с этим смотрят

Единственная уцелевшая после кровавой бойни в Тверской области девушка дала эксклюзивное интервью Андрею Малахову. Пусть говорят. Анонс

«Ты же мне клялась, что он у тебя единственный мужчина!» Самые яркие реплики Андрея Малахова. Итоги 2016 года. Пусть говорят

«Для меня главное — рассчитаться со своими грехами при жизни»: самые яркие реплики Андрея Малахова сезона 2015-2016. Пусть говорят

Андрей Малахов разозлился на героиню: «Ты же клялась, что он единственный твой мужчина!» Пусть говорят. Фрагмент выпуска от 14.06.2016

Андрея Малахова вывели из себя: «Дайте чуть воздуха в этот ад!» Пусть говорят. Фрагмент выпуска от 30.09.2015

Андрей Малахов набросился на героиню: «Как вам не стыдно, женщина?» Пусть говорят. Фрагмент выпуска от 20.10.2015

Андрей Малахов: «Раз в месяц тоже неплохо, у нас половина женщин годами ничего не видит!» Пусть говорят. Фрагмент выпуска от 01.11.2016

В отпуск с Андреем Малаховым 2015. Пусть говорят. Выпуск от 22.10.2015

Андрей Малахов не может вставить ни слова: эмоции героев бьют через край. Невеста Билана. Пусть говорят. Фрагмент выпуска от 18.10.2016

Отпуск с Андреем Малаховым — как это было. Самые яркие моменты путешествия. Пусть говорят. Фрагмент выпуска от 22.10.2015

Мой ребенок лучше всех. Участники шоу «Лучше всех!» в гостях у Андрея Малахова. Продолжение. Пусть говорят. Лучшие моменты выпуска от 29.11.2016

Наша Юля! Участница Евровидения-2017 Юлия Самойлова в гостях у Андрея Малахова. Пусть говорят. Выпуск от 20.03.2017

Самое популярное

Рекомендуем

Последние обновления

Мои подписки:

© 1996-2018, Первый канал. Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено.
При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.
Код для вставки в блоги и другие ресурсы, размещенный на нашем сайте, можно использовать без согласования.

Онлайн-трансляция эфирного потока в сети интернет без согласования строго запрещена.
Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Первого канала.
Заявка на организацию трансляции.

Справочная Первого канала тел. +7 (495) 617-73-87

www.1tv.ru

Ирина Хакамада и еще 5 звезд с «особенными» детьми

13 апреля исполняется 59 лет Ирине Хакамаде, талантливому бизнес-тренеру, дизайнеру и бывшему политику. Именинница — не только волевая женщина, силе духа которой позавидуют многие мужчины-руководители, но и удивительная мама. Хотя воспитывает она не простого, а «особенного» ребенка. Таких малышей считают детьми от Бога, а их родителей — героями без наград и званий. Титулованные музыканты, актеры, спортсмены и политики — они так же, как и люди, не измученные славой, воспитывают своих детишек и вместо того, чтобы жаловаться Богу на судьбу, благодарят его за удивительный подарок — ребенка. Woman.ru вспомнил их истории.

У Ирины Хакамады, женщины со стальным характером, подрастает дочка Маша. Долгие года Ирина Муцуовна не считала нужным рассказывать прессе о том, что ее девочке при рождении поставили диагноз — синдром Дауна. Но 6 лет назад Хакамада пришла с повзрослевшей Машенькой на московскую премьеру фильма «Хроники Нарнии: Принц Каспиан». Этот выход в свет был непростым даже для такой «железной леди», как Ирина Хакамада.

«Она очень любит танцевать. У нее художественное мышление — в математике ни бум-бум, а все, что касается образного видения мира, рисования, танцев, пения, — это у нее получается», — рассказала тогда корреспонденту «Российской газеты» Ирина Муцуовна.

Когда Хакамада, старшему сыну которой, Даниилу, сегодня уже 35, вспоминает о том, что она решилась снова рожать в 42 года и каковы были последствия, на ее лице не дрогнет ни один мускул. Хотя, признается она, было ой как непросто.

«Мы с мужем очень сильно хотели совместного ребенка. Это выстраданный, очень желанный плод нашей любви, — говорит Ирина Хакамада. — Не все было гладко — в 2003 году у дочери нашли лейкоз крови. Хорошо, что болезнь обнаружили на ранней стадии и наши российские врачи безупречно и потрясающе профессионально ее лечили».

«Спасибо друзьям — одни устроили мне встречу с лучшим доктором, другие предоставили свой загородный дом. Муж постоянно был рядом, и мы вытащили Машку».

Эвелина Бледанс воспитывает двух сыновей, 19-летнего Николая и 2-летнего сына Семена: о том, что младший — особенный мальчик, самая жизнерадостная актриса страны знала уже на 14-й неделе беременности.

«Сразу, как только я родила, мы с мужем Сашей стали замечать, что шутившие и веселившиеся до этого врачи вдруг стали шушукаться, выбегать в коридор, лица их помрачнели, — рассказала в эксклюзивном интервью Woman.ru Эвелина. — Они стали прятать глаза и говорить, что у нас родился «какой-то не такой» ребенок. Они сразу спросили, будем ли мы его оставлять».

Вопрос, оставлять или не оставлять малыша, показался актрисе по меньшей мере оскорбительным. Конечно, оставлять, воспитывать и любить больше всех на свете!

«Мы счастливы! — рассказывает нам Бледанс сегодня. — Наш ребенок — это сосредоточение положительной энергии, он не просто так послан на землю, он послан для большой миссии».

«Он как магнит: я его обнимаю, и у меня все беды, все невзгоды уходят, я очищаюсь через него, — говорит счастливая мама. — И кто бы Семена ни увидел — все в него моментально влюбляются! Он чувствует добро и сразу отвечает добром. А если человек злой, он очищает и лечит».

Читайте также

«Дети из пробирки»: сколько стоит ЭКО и суррогатное материнство

Благотворительная распродажа в помощь детям с синдромом Дауна

Слова Ароновой о детях с синдромом Дауна признали оскорбительными

В семье знаменитого композитора и продюсера Константина Меладзе тоже растет особенный ребенок. У Валерика, как называют его родители, тяжелая форма аутизма. С женой Яной композитор развелся, оставив ей троих детей: 14-летнюю Алису, 10-летнюю Лию и 9-летнего Валеру — его назвали в честь родного брата Константина, певца Валерия Меладзе. Единственного сына Яна и Константин воспитывают, несмотря на свое расставание, по-прежнему вместе и, конечно, в большой, безусловной любви.

«Это не приговор, это — расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется, — рассказала Яна Меладзе в интервью газете «Комсомольская правда». — Таких деток, как Валерик, можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но, когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка».

Певица Лолита Милявская — женщина хоть и без комплексов, но со своим багажом жизненных ситуаций, о которых не всегда хочется рассказывать вслух. Сегодня ее дочери Еве 13 лет: Лолита давно не воспринимает ее особенной, и уж тем более какой-то не такой. Аутизм — не такой страшный диагноз, как страшно было поведение врачей в те дни, когда Ева только родилась.

«До сих пор помню, как врач частной клиники пришла к нам домой после выписки и смотрела на ребенка как на кусок мяса в детской кроватке, — рассказала певица газете «Сегодня». — Говорила, мол, откажитесь, пока не привыкли, никто не знает, во что может вылиться такая недоношенность. Они вели себя как садисты, кроме денег их ничего не интересовало».

«В тот тяжелый период мне помог профессор с мировым именем Андрей Петрухин, детский невролог и член Королевского медицинского общества Великобритании, — продолжает Милявская. — Он взял на руки Евку, которой на тот момент было около года, подбросил вверх несколько раз, потом положил обратно в кроватку и сказал: «Мамаша, спите спокойно, с вашим ребенком все в порядке». Сейчас она свободно болтает по-английски, плавает, обожает читать стихи. Мальчишки ходят за ней табунами. Так что мы победили болезнь!».

Актеру Сергею Белоголовцеву, известному по сериалу «33 квадратных метра» и юмористическому шоу «О.С.П. студия», долгие годы было не до смеха. Его старшему сыну Никите не было и года, когда супруга Наталья забеременела снова. Через несколько месяцев, когда она рожала их второго сына, Евгения, врачи объявили: у малыша — ДЦП. Медики готовили Сергея и Наталью к самому худшему развитию событий, но они выходили Женю и воспитали его отзывчивым, трудолюбивым и очень добрым молодым человеком. Сегодня ему 25 лет.

«До 6 лет Женька у нас не ходил, а потом не играл во дворе, мы его туда не пускали, — рассказал Сергей Белоголовцев в беседе с Woman.ru. — Дворы, парки. ничего этого не было. Там постоянно находятся люди, которые негативно относятся к таким детям».

«Помню, как тыкали пальцем, шептались за спиной, — делится с нами Белоголовцев. — Подходили с идиотскими вопросами, проявляя такое, знаете, «мясное» любопытство. Но, к счастью, чем старше становился Женя, тем больше мы стали замечать, что в обществе меняется отношение к нему. О таких, как он, стали говорить, снимать про них программы на телевидении. Сейчас с этим нет никаких проблем. Но детские годы — это, конечно, был ад».

Анна Нетребко, одна из самых уважаемых оперных див в мире, тоже столкнулась с ситуацией, от которой не застрахован ни один «простой смертный». В 2008 году, находясь в гражданском браке с баритоном из Уругвая Эрвином Шроттом, знаменитая певица родила сына Тьяго. На русский манер Анна зовет его Тишкой. Удивительно, даже для нее самой, но лишь когда мальчику было 3 года, Нетребко заметила, а врачи подтвердили: у малыша — аутизм.

«Я долго не могла понять, что с сыном что-то не так! Он — очень самодостаточный и аккуратный ребенок. За пять лет не сломал ни одной игрушки! Ну да, не любит общаться. Но я думала: «Ну, не разговаривает и не разговаривает. Иногда же говорит, когда ему это надо!» А потом мы стали замечать: обращаемся к Тише, а он ну никак не реагирует! Ну, совсем никак!»

Ради сына Анна была вынуждена переехать из Австрии в США — там есть специальные курсы для особенных детей. Сейчас Тьяго учится в интеграционной школе с индивидуальным подходом в обучении.

«Я хочу сказать всем мамам, у которых детки с аутизмом: поверьте, это — не приговор! Есть методики, которые развивают таких деток до нормальных стандартов, — рассказала Нетребко в эфире шоу «Пусть говорят». — Просто нужно время, по прошествии которого Тьяго станет как все обычные дети. Все будет у сына в порядке!»

m.woman.ru

Синдром ДНК

Дата первого выхода в эфир: 26 ноября 2013 года

(*показали повтор 19 августа 2014 г)

Пусть говорят — Синдром ДНК (отец воспитывал 5 лет чужую дочь)

Ведущий программы: Андрей Малахов.
Телеканал: Первый Канал.
Доступность и продолжительность видео: 52 минуты онлайн.

Название на латинице: Pust govoryat — Sindrom DNK (otec vospityval 5 let chujuyu doch’)

Герои передачи приехали из: п.Верхняя Синячиха

Краткое содержание темы передачи:
На видео Татьяна Кабакова, все эти годы рядом с девочкой были мама Наталья и папа Виктор, но пол года назад семья рухнула. Жена приходила по утрам из кабаков. Супруги развелись, именно во время развода Виктор узнал шокирующую новость о своей дочери, у ребенка порог сердца и синдром Дауна. Ошеломляющее известие которое услышал Виктор повлекло за собой непредсказуемые последствия. Молодой мужчина усомнился, что Танечка его дочь и решил сделать анализ ДНК.
Однако жена Наталья уверена, что именно бывший муж отец её дочери, а желание сделать генетическую экспертизу, это страх мужчины, который узнал, что у родного ребенка синдром Дауна.
Сегодня в нашей программе «Пусть говорят», мы попытаемся узнать, почему Виктор усомнился в отцовстве, потому ли что его жена Наталья гулящая женщина или потому что синдром Дауна у собственной дочки породил в нем глубоко спрятанный синдром страха, перед страшным и непонятным заболеванием.

В передаче про то как муж воспитывал 5 лет чужую дочь, принимали участие:

Наталья Кабакова — бывший ее муж отрицает отцовство их совместного ребенка, после того, как узнал, что ребенок болен синдромом Дауна;
Олеся Остапенко — актриса, телеведущая;
Ольга Казакова — депутат ГД РФ, член комитета по делам семьи, женщин и детей;
Евгений Ачкасов — член общественного совета ФМБА России, профессор д.м.н.
Евгений Тонкий — адвокат;
Виктор Кабаков — сомневается в отцовстве своей дочери Татьяны;
Ирина Обухова — семейный психолог;
Ирина Пантеева — стилист, воспитывает дочь с синдромом Дауна (солнечные дети);
Валентина Простолупова — мать Наталья Кабаковой;
Валентина Кабакова — мать Виктора;
Евгения Иванова — жительница п.Верхняя Синячиха;
Максим Софьин — психолог;
Олеся Корчёмкина — бывшая подруга Натальи;
Светлана Бочарова — руководитель движения «Добро без границ»;
Инга Илюшина — актриса;
Анастасия Новикова — новая жена Виктора Кабакова;
Евгений Тюгаев — новый муж Натальи;
Снежанна Королева — специалист ДНК центра;

Как сейчас живут герои, как сложились их отношения после эфира, информация по мере поступления новых новостей будет обновлятся.
Что стало с героями (девушкой, парнем, женщиной, мужчиной) после передачи, как их дела сегодня? Мы будем добавлять последние новости о том, что с ними случилось на этой странице.

Смотреть фото из передачи Пусть говорят от 26-11-2013:

Наталья Кабакова — бывший ее муж отрицает отцовство их совместного ребенка Виктор Кабаков — сомневается в отцовстве своей дочери Татьяны Ирина Пантеева — стилист, воспитывает дочь с синдромом Дауна солнечный ребенок, синдром Дауна Светлана Бочарова — руководитель движения «Добро без границ» Анастасия Новикова — новая жена Виктора Кабакова Евгений Тюгаев — новый муж Натальи

www.pustgovorat2017.ru

Инструктор с синдромом Дауна: в 7 лет она скачивала танцы из интернета

Не беспокойтесь, она тихо умрет во сне

– Она у вас не будет ходить и разговаривать, и вообще – не выживет. Но вы не беспокойтесь, не переживайте, она тихо, во сне, умрет, – так двадцать лет назад «успокаивала» врач Рамзию Зарипову – маму тогда двухлетней Лейсан с синдромом Дауна. С тех пор Рамзия просыпалась каждую ночь и слушала дыхание дочери. Сейчас по привычке тоже просыпается, подходит, целует ее.

Сегодня Лейсан 22 года и она первый в России инструктор с синдромом Дауна танцевальной программы Zumba Fitness. Лейсан имеет право преподавать по всему миру, у нее множество наград за победы в танцевальных конкурсах.

Но путь семьи Зариповых к этим победам был непрост.

Рамзия и ее муж Азат живут в татарстанском селе Богатые Сабы. Они – родители четырех дочерей. Самая первая, 1986 года рождения, умерла, когда ей было полтора года – пневмония, халатность врачей… В 1987 году родилась вторая дочь, через три года – еще одна, и в 1995 году на свет появилась самая младшая – Лейсан.

Родители видели, что с ребенком что-то не в порядке – родилась с весом 2500 грамм, а через месяц убавила в весе, развивалась не совсем по возрасту. Но толком никто из врачей не мог что-то сказать – тогда, в девяностые, да еще в деревне.

Когда девочке было десять месяцев, она заболела и с мамой попала в Казань, в республиканскую больницу. Там и был поставлен диагноз – синдром Дауна. Для родителей он в тот момент прозвучал почти приговором, ведь если тогда об этом и слышали, то исключительно в форме ругательства – «даун». А здесь – любимая дочь.

– Я была в шоке, руки опускались, не хотелось жить. Думала, за что мне такое страшное наказание, ведь такого наверняка ни у кого больше не случается! – рассказывает Рамзия. – Информации никакой не было, никаких форумов, групп родителей и так далее. Наша семья и ужасный, на взгляд окружающих, диагноз. Но потом я перестала себя жалеть – у меня муж, дочери, которые нуждаются в заботе. Мы начали просто жить.

Первые шаги Лейсан сделала только в четыре года. Разговаривать начала в семь. Но – начала.

– Я знаю, что врачи ошибаются.

Сколько нас пугали, что дети с синдромом Дауна ни на что не способны, что они обуза, овощи. Да нет, они – люди.

Мы воспитываем Лейсан как обычного ребенка. И у нас многое получается. От родителей особых детей очень многое зависит. Если мы будем настраивать себя только на хорошее, произойдет и чудо. Нет, не исцеление, но ребенок сможет сделать свой первый шаг, пусть и со значительным опозданием, сказать первое слово. Если мы будем думать о плохом, бесконечно себя жалеть, то как же быть ребенку?! Ведь дети от нас ждут помощи.

«Даун» – не ругательство, а имя генетика

Рамзия признается, что ее раньше обижало, когда кто-то называл Лейсан «дауном», хотя ей и в голову не приходило прятать ее в четырех стенах. Не раз она плакала от комментария «переживающего» прохожего. Сейчас подобное она просто не замечает, в отличие от добрых слов, поддержки.

– Муж, в отличие от меня, очень сдержанный. Он постоянно успокаивает: «Не обращай внимания, сказать что-то нетактичное могут лишь непросвещенные, недалекие люди. Зачем с ними ссориться, мы ссориться не будем. Пусть говорят, пусть думают. А мы будем жить своей жизнью».

Вот я и поняла, что надо видеть в жизни позитив, и мир вокруг начнет меняться. Это не просто красивые слова. Вот играют недавно два мальчика в теннис, один другого обозвал: «Даун!» Я спокойно подошла, спрашиваю: «Вы на концерты к Лейсан ходите. Что думаете про нее?» Мальчики отвечают: «Она очень хорошая». «Так вот, “Даун” – это не ругательство, а имя генетика, открывшего болезнь, которую и стали называть синдромом Дауна». Мальчики поблагодарили и сказали, что другим тоже расскажут об этом.

Правда, об одном унижении Рамзия не может забыть до сих пор.

Когда Лейсан только-только поставили диагноз, заработало местное телевидение села Богатые Сабы. И вот первый эфир, рассказ о людях с особенностями развития. Вся семья собралась перед телевизором.

– Показывают недалеко расположенный детский дом для умственно отсталых детей. В кадре – разные детишки, в том числе явно – с синдромом Дауна. И вот журналист сообщает, что такие дети рождаются от алкоголиков и наркоманов. Сколько лет прошло, а мне до сих пор хочется донести и тогдашнему руководству, и журналистам, какую обиду они нанесли родителям особых детей, в том числе – мне и моему мужу, как оскорбили нас. Тогда я долго не могла успокоиться, говорила мужу: «Ну как же так? Мы ведем здоровый образ жизни, у нас крепкая семья, а они…»

Рамзия с мужем знакомы очень давно – учились в одной школе. Потом – поженились, рождение каждого ребенка воспринимали с радостью. Лейсан для папы – такая же любимая дочка, как и остальные, а может быть – самая любимая: ее балуют и лелеют в семье все – и родители, и сестры.

– Муж у меня замечательный, души не чает в своих детях, если бы не он, не его поддержка, я бы не выжила и не выросла бы Лейсан. Мне просто дико слышать истории, когда муж бросает семью из-за рождения особого ребенка. Да таких людей и мужчинами-то не назовешь. Предатели они, и, если уж предали своих детей, с легкостью и дальше будут предавать всё и вся – страну, друзей…

Будем развивать дочь сами

Родители Лейсан всегда были уверены, что их дочка не должна быть исключена из социума. Рамзия постоянно брала ее с собой, ходила в магазин. Подала заявление в садик, куда и сама – повар высокого, 6-го разряда устроилась рядовым поваром, чтобы быть рядом с дочкой и кормить ее грудью. Девочка была слабенькой, и Рамзия считала, что грудное молоко помогает ей окрепнуть. В итоге – кормила четыре года. Но через месяц ее уволили.

– Мне сказали уходить и забирать с собой ребенка. Мол, нечего ей делать среди обычных детей, ее все боятся. Десять дней я плакала.

Потом – снова взяла себя в руки и сказала себе: «Будем развивать Лейсан сами».

Так что вопрос о выходе на работу Рамзии отпал сам собой, да и старшие вскоре пошли в школу – надо было с ними заниматься. Жили на одну зарплату мужа – 10 тысяч рублей. Но о трудностях Рамзия говорит неохотно – было и прошло, зачем зацикливаться на негативе?

Мечтала Рамзия отдать в школу и Лейсан, как и других детей, подала заявление. Но – получила отказ.

– Купила я Лейсан ранец, форму, белые бантики, чтобы у нее тоже было 1 сентября, чтобы она запомнила этот день как что-то радостное. И, действительно, запомнила. Мы дошли до школы, я сделала несколько фотографий… На этом знакомство младшей дочери со школой закончилось. Нам предложили обучение на дому, но учитель то приходил, то нет, и в итоге Лейсан осталась без образования.

В самом начале я тоже жила стереотипами: дети с синдромом Дауна необучаемы. Ведь все, от учителей до прохожих на улице, слыша про «солнечных» детей, крутят пальцем у виска.

А потом я начала ее развивать, – усидчивость, мелкую моторику. Причем ни о каких программах реабилитации не знала, слушала интуицию. И только в 2015 году к своему удивлению узнала, что все делала правильно.

У меня много работы по хозяйству, сад, огород, нужно заниматься со старшими детьми. Лейсан постоянно ходила за мной, и что-то делать было трудно. Я дала ей крючок, нитки, и она стала сама что-то с ними делать – показать, как правильно, я не могла, не умею вязать крючком. Потом старшая дочка показала, как их на уроках труда учили плести веревки. И Лейсан начала вязать веревки. Я ее благодарила, а потом мы вместе подвязывали ими помидоры. Потом она стала вязать солнышки и постоянно дарит их всем друзьям. Такое солнышко есть и у Ника Вуйчича.

Танцы скачивала из интернета, еще не умея читать

Танцевать Лейсан начала, как и говорить – в семь лет. Причем сама. Танцы находит в интернете, который освоила тоже в семь лет. Родители до сих пор задаются вопросом: откуда она, не умеющая тогда читать и писать, знала, как скачивать?

Правда, сейчас она читает, пусть пока и по слогам, пишет печатными буквами – два раза в неделю занимается с профессиональной учительницей – двоюродной сестрой Рамзии.

Долгое, до семи лет, молчание Лейсан компенсирует сейчас – она настоящая болтушка, по словам ее мамы. Причем говорит сразу на двух языках – русском и татарском. А сейчас просит Рамзию пригласить учительницу английского и уже знает некоторые английские слова. Случается, что Лейсан трудно понять, а все потому, что она в одном предложении может слово сказать по-русски, по-татарски и по-английски. Примерно так: «Мама, дай мин, пожалуйста, блек майку».

Лейсан создает картины по номерам – накладывает необходимый цвет, и у нее получается точно и аккуратно.

– В 2014 году Лейсан попросила меня открыть ей страничку во «ВКонтакте». «Я тоже хочу общаться с друзьями», – сказала она мне. Я стала выкладывать ее танцы. Она тогда была пышечкой – случился гормональный сбой, за полгода дочка набрала 25 килограмм и стала терять волосы. Что я только не перепробовала, но волосы в итоге мы вырастили! И вот, с короткой прической, в безразмерных тогда футболках, маленькая, Лейсан хорошо танцевала!

Победа за победой

Лейсан заметила в интернете Захира Шетлер – поэт-песенник из Питера. Она оставила под видео Лейсан комментарий, что дочке нужно в подтанцовку к любому певцу и карьера ей обеспечена. Мы тогда смеялись – какая подтанцовка, какие певцы, какая сцена! Но Захира видела в Лейсан потенциал, верила в нее, и все стало получаться.

Свои танцы Лейсан ставит сама, особенно ее вдохновляют индийские. В 2014 году она получила Гран-при Международного фестиваля-конкурса эстрадного искусства «Творим добро», который проходил в Туле.

И Лейсан стала побеждать на различных конкурсах, победа за победой.

В 2015 году Лейсан и Рамзия впервые поехали в Москву – их пригласили на праздник «Синдром любви».

– Я впервые увидела столько «солнечных» детей! Это было так важно – убедиться, что наша ситуация не уникальна, что и другие родители растят детей с таким же диагнозом! И из Москвы Лейсан приехала звездочкой, ее фотографию впервые напечатали на обложке журнала «Сделай шаг» благотворительного фонда «Даунсайд Ап».

Лейсан стала участвовать в фестивалях и дальше, получать Гран-при. Но дело даже не в них, а в том, что она большая труженица, целеустремленная.

Она занимается в тренажерном зале с 2014 года три раза в неделю по два часа и смогла похудеть на 25 килограммов. Каждое утро у нее начинается с гимнастики.

Она еще и меня постоянно пытается подключить к занятиям: «Давай, мама, будем жир сбрасывать!»

Уже больше года занимается настольным теннисом – у нас в селе открылась адаптивная бесплатная группа, в которой работают профессиональные тренеры. В марте планируем поехать на специальные соревнования в Архангельск.

У дочери расписан каждый час

Рамзия признается, что не задавалась вопросом, мучающим многих родителей особых детей – как жить ребенку, если родителей не станет. Она уверена в своей семье, в своих старших дочках, которые готовы заботиться о Лейсан и заниматься с ней.

– Мы их воспитали правильно, – говорит Рамзия, – основываясь на самом главном – на любви. Но, надеюсь, Бог даст и нам с мужем еще сил и здоровья, чтобы дальше развивать младшую дочку.

Не ревновали ли старшие к тому, что Лейсан достается больше внимания? Никогда, потому что внимание мы всегда делили на всех детей. Мы ко всем относились одинаково, даже если у одной день рождения, то подарки получала и именинница, и сестры! Сестры в Лейсан души не чают.

Мне кажется, вопрос про то, что кому-то не достается внимания, надуманный – он возникает у тех, кто один рос в семье, а мы с мужем – оба из семей многодетных…

Лейсан преподает в Казани в двух группах. В одной – особые дети, в другой – их мамы и другие взрослые. Для детей – детская «зумба», для взрослых – серьезная силовая программа для похудения.

– Дай Бог, все будет у нас хорошо. Я верю в будущее Лейсан. Если нельзя изменить систему, надо измениться самим. Мы сейчас меняемся. Лейсан даже имидж изменила. Многие говорят, что она не похожа на человека с синдромом Дауна. А дело просто в том, что у нее подтянутое накачанное тело… Лейсан и по дому мне очень помогает – убираться, готовить, поливать, собирать картошку. Вообще у нас каждый час расписан, совсем нет свободного времени.

Кроме преподавания в Казани, Лейсан проводит мастер-классы везде, куда пригласят. Вот на днях ходила в детский садик и учила танцевать малышей, еще проводит мастер-классы в местном ДК. Только пока все бесплатно. В дальнейшем, надеюсь, Лейсан будет получать деньги за свою работу – любой труд должен быть оплачиваем, неважно, есть у человека инвалидность или нет! А Лейсан сколько денег требуется – на костюмы, на поездки.

Моя обязанность – рассказывать о синдроме

Рамзия ведет тетрадку, куда записывает стереотипы и слухи вокруг синдрома Дауна, с которыми приходится сталкиваться лично.

Например, что люди с таким диагнозом «сексуально озабочены», ведь они любят обниматься со всеми!

– Люди со стороны не понимают, что это просто дружеские объятия, ведь «солнечные» люди, в отличие от остальных – искренние и дружелюбные. Причем обнимает Лейсан именно тех людей, которые ей симпатичны. Она фанатка одного татарского певца, он приходил к нам в гости, но, будучи еще в плену стереотипов, опасался Лейсан – чего это она с объятиями? А потом он пришел с женой, с детьми, и Лейсан так же радостно принялась обнимать их с дружественной искренностью. Теперь эта семья – хорошие друзья Лейсан.

Как-то мы зашли с Лейсан в хлебный магазин. Стоим в очереди. И продавец спрашивает: «Рамзия, ваша дочь, говорят, танцует хорошо. А когда музыка перестает звучать, она заканчивает танец или продолжает танцевать?»

Я не знала, что ответить. На следующий день захожу с Лейсан и говорю: «Вы вчера меня рассмешили. Можно я вопросом на ваш вопрос отвечу. Вот вы, когда домой приходите, продолжаете хлеб продавать?» Она все поняла, и мы вместе посмеялись.

Еще одна история – стоит Лейсан с айфоном, подарком сестры, в руках, скачивает видео какое-то.

Ко мне подходит женщина с широко раскрытыми от удивления глазами: «А что, она умеет разговаривать по телефону? Прямо сама набирает?»

Лейсан улыбнулась, кивнула мне головой, что вот, мол, мам, странные какие люди на свете бывают…

Телефон у нее с 15 лет, и она готова общаться со всем миром – в WhatsАpp отправляет смайлики, голосовые сообщения друзьям, в том числе – «солнечным», с которыми познакомилась в поездках.

Мы потом всей семьей смеемся над этими историями – не над людьми. Ведь они говорят так от неграмотности, от незнания, и наша задача – попытаться донести до них информацию.

Поэтому я и веду страничку в инстаграме, рассказываю о Лейсан. Меня часто спрашивают, какой она была маленькая, как росла. Иногда времени не хватает, но я считаю это моей общественной обязанностью.

Поэтому я и даю интервью. Чтобы люди не бросали своих детей, которым ставят такой диагноз. Если наш пример с Лейсан поможет хоть трем-пяти семьям сохранить и оставить ребенка с синдромом Дауна в семье, то мы уже будем безмерно счастливы.

www.pravmir.ru