Работа с биполярным расстройством

Важная информация для родственников

Что необходимо делать родным больных биполярным расстройством

(1) Общие способы поведения
Отношения с членом семьи, страдающим депрессивным или маниакальным расстройством, невозможно „регулировать” извне. И все же у родственников уже имеется достаточно богатый опыт, который можно обобщить. Не существует никаких стандартных способов поведения и поэтому нет никаких простых советов. Жить с больными биполярным расстройством — это всегда балансировать на грани между близостью и дистанцией, помощью и сохранением автономии, чрезмерным опеканием и пренебрежением. Но в первую очередь важно сохранять баланс между уважением потребностей другого и соблюдением собственных границ.

(2) Избегать чрезмерных требований
Оказывать поддержку можно до тех пор, пока Вы сами физически и психически устойчивы. Только в том случае Ваша помощь будет полезной, если Вы будете следить за собой, вовремя замечать и избегать чрезмерных требований к себе. Повышенные требования усиливают эмоциональное напряжение, чувство вины другого, его агрессивность по отношению к себе и окружающим, как следствие может наступить депрессивный или маниакальный приступ. Пусть это на первый взгляд не заметно, но Вы можете быть уверены в том, что больной очень чутко воспринимает Ваше настроение и Ваши чрезмерные требования к себе. Если не обращать внимания на собственную нагрузку, можно заболеть самому, а это не будет на пользу ни Вам, ни Вашему близкому.

(3) Идти небольшими шагами
В периоды депрессивного состояния у человека настолько пропадает инициатива, уверенность в себе и энергия, что он больше не в состоянии справляться даже с самыми простыми вещами. Как правило, ситуация выглядит не так, что у страдающих депрессией просто нет желания, хотя возможность есть, а так, что у них объективно нет желания, они не в состоянии чего-то хотеть. Поверхностное подбадривание и требование наконец-то взять себя в руки не решат проблему. В период депрессии утрачивают силу общие критерии. Старайтесь избегать упреков и не предъявлять завышенных требований. В период сомнений не вините человека, а болезнь, пусть такое различие и звучит неестественно. Давайте Вашему близкому возможность участвовать в Ваших делах, но ограничивайтесь малыми успехами, идите небольшими шагами.

(4) Не ущемлять самостоятельность
Если Ваш близкий из-за болезни не способен делать какие-то вещи, возникает желание взять всю работу на себя: У Вас все равно получится быстрее. И будет стоить гораздо меньше нервов. Если больной переживает маниакальное состояние и Вам кажется, что он все делает неправильно, тем более напрашивается желание, как можно скорее взять все в свои руки. Если Вы начнете слишком много и слишком быстро все брать на себя, это может вызвать у больного очередной приступ мании или депрессии. Помните о том, что самостоятельность — очень важная составляющая, ее нельзя ущемлять. Помогайте только там, где это действительно кажется важным для Вас (напр. гигиена), а вмешивайтесь только в том случае, если поведение больного будет представлять угрозу для Вас, тогда нелишней будет помощь со стороны.

(5)Проявлять сочувствие
Людям, страдающим депрессией, необходима прежде всего эмоциональная поддержка, участие и сочувствие. Жалость угнетает, сочувствие подбадривает. Однако больные не без причины отказываются чувствовать сами. Им необходима внутренняя независимость, чтобы кроме своих чувств, своего чувствования иметь возможность переносить Ваши чувства, Ваше со-чувствие. Вы можете быть уверены, что Ваш близкий ощущает и ценит Вашу эмоциональную поддержку, но Вам нужно считаться с тем, что он не сможет ответить Вам тем же или как раньше. Возможно, Вы сможете лучше пройти этот трудный период односторонней эмоциональности, если вспомните то время, когда все частично выглядело иначе? Если такое время действительно было, не нужно бояться напомнить об этом Вашему близкому.

(6) Знать о временных границах
Депрессивные и маниакальные состояния ограничены по времени. Они имеют начало и конец – с лечением или без него. Проблема заключается в том, что в эти периоды изменяется чувство восприятия времени. Вашему близкому его болезненное состояние, вопреки рассудку, кажется вечным. Это может довести его до отчаяния или наоборот, осчастливить его. Вам, знающим о том, что фазы болезни имеют временные границы, этот факт может придать сил и вселить надежду. Помните об этом и руководствуйтесь в дальнейшем.

(7) Биографическое значение
При всей своей физической динамике развития у депрессий всегда есть биографическая сторона, своя история отношений. У каждого в жизни случаются травмы, и в любых отношениях бывают взаимные обиды, способные привести чувствительного человека в депрессивное или маниакальное состояние. В этом отношении депрессии и мании представляют своего рода окно, через которое стоит посмотреть. Часто это удается лишь после острой фазы, а иногда не без посторонней помощи.

(8) Отношение к собственным обидам
Депрессии можно рассматривать как агрессию, направленную внутрь себя. Даже если агрессия не направлена непосредственно в Вашу сторону, Вы все-равно каким-то образом почувствуете ее. Но обычно депрессии носят обидный характер: страдающий депрессией ребенок разочаровывает все ожидания, больная мать обременяет и вызывает страх. А супруг закрывает на ключ все свои чувства. При маниакальных состояниях больного собственные обиды переживаются еще более остро. Ваш супруг говорит Вам обидные, оскорбительные вещи или резок по отношению к Вам, Ваш ребенок или родители могут вести себя наглым образом. Иногда в таких случаях необходимо сохранять внутреннюю дистанцию; только не перестарайтесь, чтобы не закрыть дверь слишком плотно. Острые фазы болезни не самое лучшее время для принятия окончательных решений. Успокаивает тот факт, что Вы знаете, что необычное поведение больного человека — это лишь проявление его болезни. Но в такие времена Вам нужна активная поддержка, т.е. человек, которому Вы можете довериться и которому Вы сможете выговориться. Это могут быть Ваши друзья, духовный отец или в крайнем случае лечащий врач. Кроме того, оказать поддержку Вам помогут в группах самопомощи или группах родственников больных.

(9) „Не обращать внимания”
Депрессии и мании явления распространенные. Они часто сопряжены с завышенными ожиданиями и нормами, касающимися продуктивности больного, его оперативности, красоты и вечной молодости. Люди, склонные к маниакально-депрессивным расстройствам, зачастую подвержены давлению нашего общества, предписывающего им определенные нормы поведения. Депрессии заставляют больного и его близких пересматривать обычные нормы, касающиеся выполнения определенных действий. Даже если в фазе острого течения возможности для этого ограничены, вы все равно можете хоть в мелочах помочь Вашему близкому, чтобы не «убивать его наповал» сразу всеми нормами. И Вы и Ваш близкий человек должны помнить, что угождать всем и во всем — это невозможное и ненужное занятие.

(10) Помощь со стороны
Внушайте Вашему близкому необходимость прибегать к помощи со стороны. Не бойтесь аргументировать это тем, что Вы хотели бы разделить с другими Ваши заботы или Вашу ответственность. Ни помощь психотерапевта, ни медикаментозное лечение в один миг не избавят больного от депрессии или мании. Однако это может облегчить положение всех, кто переживает болезнь. Мысли о самоубийстве — это серьезный повод для того, чтобы настоять на профессиональной помощи.

(11) Право допускать ошибки
Каждому знакомы времена депрессивного и отчасти маниакального состояния. На Ваших плечах лежит особенный груз забот, который способен ввести в состояние депрессии, а тем более, если Вы разовьете слишком бурную „маниакальную” деятельность. Вы ведь тоже „всего лишь” человек. Ваши силы не безграничны. И Ваш больной родственник должен знать об этом; ведь он и так это чувствует. Иной раз от крайней усталости и в состоянии раздражения Вы реагируете не так, как задумали. Наверняка Вы допускаете „ошибки”. Людям, страдающим маниями и депрессиями, необходимы неподдельные человеческие отношения. А они не обходятся без ошибок и слабостей. Если Вы признаетесь себе в этом, то избавите Вашего близкого от чувства вины.

(Из: T. Bock, Achterbahn der Gefühle, Balance – Buch und Medien Verlag, Германия )

www.psihos.ru

Как найти подходящую работу, если у вас биполярное аффективное расстройство

Исследования ясно показывают, что работа помогает людям с ментальными заболеваниями восстановиться – она дает цель, чувство значимости и помогает стать частью общества. Я видела клиентов, у которых буквально за ночь прошла депрессия после того, как они нашли работу, которая их радовала. Лично мне работа дает шанс развиваться, растит чувство уверенности в себе, уменьшает тревожность и наполняет жизнь смыслом.

Я психотерапевт и работала консультантом по профессиональной реабилитации – это специалист, помогающий людям с ограниченными возможностями, в том числе с биполярным расстройством, найти и получить желаемую работу. Я также страдаю от биполярного расстройства и долгие годы пыталась найти место, которое учитывало бы мои «особые потребности». Вот основные советы, которые я даю моим клиентам.

Ищите работу, которая поможет вам восстановиться

Очень важно найти «работу, которая работает на вас». Не существует «идеальной» работы для человека с биполярным расстройством – но есть кое-что, над чем стоит задуматься при выборе:

  • Подумайте об атмосфере на работе. Будет ли она вам поддержкой и поможет ли преуспевать? А может, совсем наоборот? Многие люди с биполярным расстройством считают, что им больше всего подходит тихое рабочее место с расслабленной обстановкой, где они могут с легкостью концентрироваться на своих задачах.
  • Подумайте о графике. Частичная занятость или работа с гибким графиком — хороший вариант. Дневные часы — самые подходящие для работы. Большинству людей с биполярным расстройством не стоит даже думать о работе, включающей в себя ночные смены или ненормированный график. Правильный режим дня и здоровый сон незаменимы для восстановления.
  • Подумайте о том, какие люди будут вас окружать. Разные профессии привлекают людей разного склада ума и характера. Лучше всего найти работу, где коллеги разделяют ваши жизненные ценности и взгляды.
  • Подумайте о творческом подходе. Многие люди с биполярным расстройством не могут до конца раскрыться, если им не дают возможности проявить креативность. Вы можете найти работу, где нужно задействовать творческий потенциал или выбрать место, которое оставит возможность для творческой активности в свободное время.

Проведите исследование рынка вакансий

Разобравшись с самоанализом, изучите рынок труда. Полезно расспросить знакомых, договориться о нескольких встречах с людьми, работающими в интересной вам отрасли. Вот несколько моментов, которые важно выяснить заранее.

  1. Рабочие обязанности
  2. Требуемые навыки
  3. Требуемый уровень образования, тренинги и курсы
  4. Требуемые лицензии или сертификаты
  5. График работы
  6. Условия труда (психологическая обстановка, окружение, уровень стресса)
  7. Заработная плата и бонусы
  8. Карьерный рост и его возможности
  9. Перспективы развития компании

Получите профессиональную помощь

Если есть возможность, получите помощь в поиске работы у консультантов по профориентации или других специалистов.

Помоги себе сам

Если Вы не можете получить помощь профессионала в данный момент, то всегда можете помочь себе самому, изучая полезные книги и сайты. На английском языке я бы рекомендовала «What Color Is Your Parachute». Также я рекомендую книгу Роберта Чопа «Dancing Naked: Breaking through the Emotional Limits That Keep You from the Job You Want». Другой хороший источник информации – Национальная Ассоциация Развития Карьеры.

Задумайтесь о собственном деле

Свое дело – хороший вариант для части людей с биполярным расстройством. Он включает в себя гибкость и творческий подход. С другой стороны, именно вам придется начинать все с нуля и заставлять себя работать. Задумайтесь, какой ваш навык может приносить доход? Украшения ручной работы, уроки на дому, дизайн сайтов…

Задумайтесь о двойной ставке

Это новый образ жизни, быстро приобретающий популярность. Вы можете сочетать два или больше источников доходов – например, работать неполный рабочий день и совмещать его со своим малым бизнесом.

Станьте волонтером

Если вы не готовы к регулярной оплачиваемой работе или пока не смогли найти что-то подходящее, волонтерство — хороший выбор. Я видела многих клиентов, которые начинали с волонтерских работ, набирались уверенности в себе и заводили связи, а затем быстро переходили на оплачиваемые должности.

Кстати, нам в Ассоциации «Биполярники» всегда нужны волонтеры, которые готовы переводить, редактировать статьи и искать новую информацию о БАР!

Автор: Кэрри Елизабет Лин
Перевод: Ангелина Маслова

www.bipolar.su

Как я научилась жить с биполярным расстройством

Один из важных шагов на пути к дестигматизации психических заболеваний — открытый и честный разговор о проблеме. Мария Пушкина рассказала нам о жизни с биполярным расстройством, трудностях в постановке диагноза и особенностях жизни с болезнью в России.

Биполярное расстройство (БАР) — это заболевание, при котором спокойное состояние чередуется с периодами повышенной активности и настроения (маниакальные эпизоды) и периодами подавленности, упадка сил (депрессивные эпизоды). Прежнее название этого явления — маниакально-депрессивный психоз — современные медики считают не вполне корректным. Фазы чередуются у всех людей по-разному и выражены в разной степени. Различают БАР I и II типа. В БАР I типа ярко выражена мания — крайняя степень нервного возбуждения, вплоть до потери самоконтроля и связи с реальностью. В таком состоянии человек способен возомнить себя пророком, носителем тайных знаний и броситься в любую авантюру. БАР II типа отличается тем, что у человека не развивается настоящих маний, а бывают гипомании — эпизоды приподнятого, вплоть до эйфорического, настроения. Но преобладают фазы депрессии, они могут продолжаться месяцами и даже годами.

О БАР II типа я знаю на собственном опыте. Я с детства понимала, что со мной что-то не так, и всегда страдала от резких перепадов настроения. Как и у многих, всё проявилось в подростковые годы на фоне гормонального сдвига. Детство я помню как абсолютно счастливое, безоблачное — и буквально в один момент оно закончилось. Я почти на четыре года погрузилась в унылую подростковую депрессию.

Мне казалось, что я тяжело больна. Я ненавидела себя и окружающих, чувствовала себя самым ничтожным, ни на что не пригодным созданием. Всё это усугублялось упадком сил, когда не то что пробежать кросс — дойти утром до школы было тяжёлым испытанием. Я ни с кем тогда не дружила и общалась только с книгами и героями сериалов про убийства. Какие-то предвестники этого, наверное, были и раньше. Я хорошо помню, что первый свой план самоубийства придумала в 9 лет. В 12–14 лет я с такими мыслями просыпалась и засыпала. Если жизнь обычного человека более-менее похожа на прямую (детство, юность, взрослый возраст), то жизнь биполярника — это американские горки, на которых движешься по кругу. В гипомании ты превращаешься в вечного подростка, который жаждет приключений на свою голову, не может и минуты усидеть на месте. В депрессии ты ощущаешь себя немощным стариком, у которого ржавеют мозги и тело.

Закончилась моя первая депрессия тоже будто по щелчку: ближе к 16 годам я однажды проснулась с улыбкой во всё лицо и поняла, что хочу бегать, хохотать, общаться. Жизнь моментально стала суперактивной и насыщенной, казалось, мне всё по плечу. Я ощущала себя в постоянном полёте и иногда двигалась и говорила так быстро, что друзья спрашивали: «Ты что, на спидах?»

Я училась, работала, была волонтёром, непрерывно путешествовала. Я спала тогда в лучшем случае часов по шесть, не в силах остановиться, замедлить вихрь мыслей и планов в голове. Однажды я на целый месяц оказалась в совершенно безумной арктической экспедиции на велосипедах: там я бегала с 18-килограммовым рюкзаком за плечами, обгоняя здоровых мужчин.

У меня была пара нервных срывов. Однажды я наорала матом на начальника, из-за чего меня исключили из проекта. В тот момент, когда я покинула свой город, чтобы покорять Петербург, организм начал меня подводить. В 22 года я снова была самым несчастным человеком в мире, обессиленным, подавленным, без планов и амбиций. Работа превратилась в каторгу, чтобы просто сделать звонок, нужно было по часу себя уговаривать. Я стала постоянно болеть, врачи говорили о падении иммунитета. Думать и писать было физически трудно, я не могла ни на чём сосредоточиться, забывала английские и даже русские слова. Я благополучно пережила этот период благодаря поддержке любимого мужчины, который обо мне заботился: приносил еду, водил за руку гулять, искал врачей.

Дальше взлёты и падения повторялись. Я пыталась разобраться, что со мной происходит, общалась с несколькими психотерапевтами. Все они были классные, современные, отлично образованные, но только один понял, что то, что со мной происходит, выходит за границы комплексов и детских травм. Это серьёзный недостаток многих специалистов — вера в то, что психотерапия может вылечить всё без всяких лекарств.

Подбирали мне препараты долго и мучительно. Я чувствовала себя Алисой в Стране чудес — никогда не знаешь, каким человеком проснёшься с утра.

Наконец, мой последний психотерапевт сказала: «Знаете, у вас налицо признаки депрессии. Я бы посоветовала встретиться с психиатром». Я была в шоке. Моё представление о себе радикально расходилось с картиной депрессии. Я привыкла думать о себе как об активном, жизнерадостном человеке, которому что-то мешает расправить крылья.

Первый психиатр, к которому я пошла, был частным врачом и принимал анонимно. Я бы не рискнула идти в государственный диспансер, где твои симптомы запишут и сохранят навеки. Если вы стоите на учёте, диагноз может потом помешать устроиться на работу, получить права — мало ли как ещё злоупотребит знаниями о тебе твоё государство. Врач пришла к выводу, что моя депрессия развилась из-за подавляемых негативных эмоций. Она назначила мне минимальную дозу нормотимика и рекомендовала разбираться с этими самыми эмоциями у психотерапевта.

Я поняла, что среди психиатров есть два враждующих лагеря: «олдскульный», который от каждого симптома найдёт таблетку, и «продвинутый», который считает, что антидепрессанты вредны, потому что они не устраняют психологические причины проблемы, а только убирают симптомы. Соответственно, первые считают, что БАР — это врождённый дефект в балансе гормонов, который можно исправить только химически. Вторые не верят, что это врождённая болезнь, а верят в психотерапию.

В итоге я обратилась к государственному врачу (это, в принципе, тоже можно сделать анонимно) с советским образованием. К тому моменту я много прочитала об аффективных расстройствах и уже сама поняла, что моя проблема не только в депрессии. Проницательная пожилая врач буквально с первого взгляда поставила мне диагноз «БАР II типа». Она выписала более сильные лекарства и предостерегла, что от психотерапии в таком состоянии только вред: раскапывание негативного опыта из прошлого может ещё сильнее травмировать.

Я вовсе не хочу сказать, что психотерапия при БАР не помогает. Биполярное расстройство — недостаточно изученное заболевание, о причинах его возникновения до сих пор спорят. Я знаю истории, где причины расстройства (например, воспитание психически неуравновешенными родителями) можно было проработать с помощью психотерапии. Мне психотерапия со временем тоже помогла, в первую очередь научиться принимать себя вместе с недостатками, не чувствовать себя виноватой и неполноценной из-за болезни. Главное — найти «своего» терапевта, с которым вы будете говорить на одном языке.

Это не помогло, мне становилось всё хуже. Я спала часов по одиннадцать и просыпалась с раскалывающейся головой и дрожью в руках. По вечерам я могла только лежать на диване и плакать. Всё это сопровождалось высокой тревожностью и социофобией: я начала шарахаться от людей, меня пугали толпа в метро и едущие мимо машины. В какой-то момент мне было страшно отвечать на звонки и даже открывать сообщения в фейсбуке. Все силы я тратила на то, чтобы ходить на работу и делать вид, что у меня всё в порядке.

Подбирали мне препараты долго и мучительно. У них масса побочных эффектов: то бессонница, то, наоборот, вялость и потеря внимания, проблемы со зрением, сыпь на коже… Я чувствовала себя Алисой в Стране чудес — никогда не знаешь, каким человеком проснёшься с утра. Биполярное расстройство сложно в лечении, потому что для мании и депрессии нужны совершенно разные препараты, а фазы сменяются непредсказуемо. БАР II типа, как и в моём случае, часто путают с депрессией, потому что на симптомы гипомании обычно не жалуются, до определённого момента они только радуют — это же сплошной драйв!

При этом, если лечить БАР только антидепрессантами, результат может быть плачевным: депрессия со временем перейдёт в манию, а мания может разогнаться до полной потери контроля и психоза. Об этом рассказывает шокирующая книга «Fast Girl»: её автор, олимпийская спортсменка, на фоне мании решила заняться проституцией.

Я не сразу осознала, что, чтобы чувствовать себя лучше, образ жизни нужно менять. Первое, что я сделала после постановки диагноза, — взяла много денег в кредит и отправилась на тропический курорт, где зависала в клубах и успокаивала нервы алкоголем. Я тогда не думала, что мне потом год придётся выплачивать долги, а думала о том, что нужно немедленно сбежать от этого уныния и серости. Загулы и растраты — это очень типичное для биполярников поведение. Но за праздником жизни неизбежно последовала очередная депрессия, и пришлось делать выводы.

На самом деле я до сих пор не смирилась с тем, что у меня в жизни много ограничений. Моё состояние и сейчас неидеально, хотя я не теряю надежды, что оно станет лучше. К сожалению, биполярное расстройство — это на всю жизнь, можно только несколько выровнять перепады настроения и приспособить к ним образ жизни. Если его не лечить, оно ухудшается с возрастом: депрессии будут чаще и тяжелее. Мне, в общем, повезло. Около половины людей с БАР не могут полноценно работать и не способны завести семью; у многих за плечами попытки самоубийств и месяцы в психиатрических клиниках. Другая половина вполне справляется со всеми социальными функциями, только это даётся им тяжелее, чем другим.

В депрессии очень трудно работать. Я примерно полгода не могла делать почти ничего осмысленного. Важно сократить число дел до минимума, не погребать себя под горой обязанностей. Но при этом нельзя совсем всё забрасывать: диванный образ жизни добьёт вас окончательно. Самая большая иллюзия в депрессии — что в твоём состоянии виноваты внешние обстоятельства: муж не любит, на работе не ценят, в стране бардак. Стоит бросить всё старое, например уехать на край света, и жизнь наладится. Я многое бросала и уезжала три раза; это помогает, но очень ненадолго. Со временем на тебя наваливаются все те же самые нерешенные проблемы. В фазе гипомании легко наломать дров, испортить отношения с близкими и коллегами. Нужно учиться притормаживать и расслабляться. Очень помогает йога.

Правила жизни биполярника довольно простые, они вписываются в избитое понятие здорового образа жизни: соблюдать режим, отказаться от алкоголя и прочего допинга, заниматься спортом, по ночам спать. И нужно себя беречь: не переутомляться, избегать лишнего стресса. Бури страстей и богемный образ жизни не для вас, хотя биполярная душа требует именно этого. Я стала себя ограничивать в увлечениях. Раньше если мне нравилось какое-то дело, я погружалась в него с головой, могла не есть и не спать. Теперь понимаю, что постоянное напряжение расшатывает психику. Полезно вести дневник, чтобы упорядочить мысли и переживания. Стоит завести шкалу настроения — табличку, в которую ты записываешь своё настроение и принятые лекарства. Это важно, чтобы точно представлять, как со временем развивается заболевание и насколько эффективно лечение.

В западной культуре биполярное расстройство широко обсуждается ещё с 80-х. Многие известные люди открыто говорят о своей борьбе с заболеванием, и это очень поддерживает. В первую очередь это нежно мной любимый Стивен Фрай, который выпустил фильм о своей жизни с БАР, «Stephen Fry: The Secret Life of the Manic Depressive», а ещё Кэтрин Зета-Джонс и Джереми Бретт. Кстати, песня Курта Кобейна «Lithium» тоже о биполярном расстройстве: БАР I типа лечат литием. Радует, что в популярных сериалах появляются яркие персонажи с биполярным расстройством, например Кэрри из «Родины», Йен и его мать из «Бесстыдников», Сильвер из «Беверли-Хиллз 90210: Новое поколение».

Из-за недостатка информации о БАР ты не можешь понять, что с тобой творится, чувствуешь себя проклятым.

Меня очень поддержало чтение книг, написанных самими людьми с биполярным расстройством, где они рассказывают, как справляются с болезнью, что чувствуют. Позитивный пример необходим, чтобы поверить, что ты не обречён, ты справишься. Must read — книги Кей Джеймисон, известного американского психиатра, которая во время расцвета своей карьеры поняла, что сама страдает биполярным расстройством. Болезнь не помешала ей изменить мир к лучшему: открыть клинику для лечения БАР, вести исследования, написать книги, которые стали бестселлерами, в первую очередь автобиографию «An Unquiet Mind: A Memoir of Moods and Madness», а ещё «Touched with Fire» — впечатляющее исследование о связи БАР с творческими способностями (многие гениальные люди страдали этим заболеванием, психиатры подозревают в биполярности Марину Цветаеву и Владимира Высоцкого). К сожалению, ни одна популярная и доступная обычному читателю книга о БАР не переведена на русский. Я хочу восполнить этот пробел и уже практически перевела «An Unquiet Mind»; теперь думаю, как её издать. Кстати, только что вышел фильм о биполярном расстройстве «Touched with Fire» с Кэти Холмс в главной роли, названный в честь книги; очень надеюсь, что он доберётся до России.

В России для больных БАР главная трудность заключается в том, что никто не знает, что это за болезнь и что с ней делать. Как, впрочем, и с другими психиатрическими проблемами: люди воображают ужасное и думают, что это опасно для окружающих. Из-за недостатка информации ты не можешь понять, что с тобой творится, чувствуешь себя проклятым. На самом деле вокруг вас каждый день гуляет множество вполне симпатичных персонажей с психопатией, хронической депрессией или обсессивно-компульсивным расстройством. Если они знают свои особенности и умеют их контролировать, они ничем не отличаются от других людей. Я думаю, в России в массе психические проблемы «прячутся» за алкогольной зависимостью: алкоголь — это доступное «лекарство», с помощью которого люди пытаются держаться на плаву.

В британской прессе сейчас много говорят о том, что к психическим проблемам нужно относиться так же, как и к любым другим проблемам со здоровьем, например как к язве желудка или астме: ты полноценный член общества, но у тебя есть ограничения. Этот подход пока далёк от российских реалий. Ты не можешь взять больничный из-за депрессии. Не можешь вслух говорить о своих проблемах, боясь быть отвергнутым, лишиться работы. Люди шарахаются от психиатров и остаются наедине со своей проблемой, довольно трудно найти грамотного профильного специалиста. Почти нет литературы на русском, нет тех же групп поддержки. Есть пара сообществ в соцсетях, но в них очень не хватает экспертов.

Я хочу внести посильный вклад в то, чтобы ситуация в моей стране стала лучше. Как неплохой переводчик, я перевожу и выкладываю в сеть интересные статьи и книги о БАР. В планах — развивать профильный сайт о БАР и создать группу поддержки. И я в поиске единомышленников.

psyhologytoday.ru

Как жить с биполярным расстройством: факты и мифы

Винсент Ван Гог, Бетховен и Вирджиния Вульф страдали биполярным расстройством, которое так или иначе находило отражение в их творчестве. Из наших современников БАР диагностировано у Джима Керри, Бена Стиллера и Кэтрин Зеты-Джонс. О психических расстройствах и вообще в последнее время стали говорить чаще, признавая их опасность и все большую распространенность, но благодаря «богатым и знаменитым» тема стала по-настоящему популярной. Психологи уверены, что это очень хорошо.

Биполярное аффективное расстройство, также известное как маниакально-депрессивный психоз, проявляется в виде резких перепадов настроения от гипомании (эйфорического состояния) до депрессии. В своей недавней лекции для TED психолог Хелен Фарелл (Helen M. Farrell) рассказала о мифах и фактах, связанных с заболеванием.

Биполярное расстройство = депрессия

Это миф. Биполярное расстройство может развиваться по-разному, все зависит от типа личности и прочих индивидуальных характеристик. Принято различать биполярное расстройство первого типа (БАР I) и биполярное расстройство второго типа (БАР II). Если человек страдает БАР I, он испытывает частые перепады настроения с максимально возможными точками. В то же время БАР II чаще вызывает менее экстремальные периоды эйфории, но более затяжную депрессию, которая может длиться годами.

В отличие от биполярного расстройства, в депрессии как отдельном заболевании отсутствует симптоматика мании. То есть, человек в депрессии даже изредка не находится в состоянии, когда он готов работать с утра до вечера и сворачивать самые высокие горы, и не ведет себя импульсивно, как это часто бывает в случае БАР.

Люди с БАР должны принимать лекарства

Тоже миф. Если в период эмоционального подъема человек с биполярным расстройством будет принимать антидепрессанты, это лишь усилит его манию. С другой стороны, в периоды затяжной депрессии специальные препараты не просто возможны, но необходимы. Исследование, проведенное The New England Journal of Medicine, показало, что в ряде случаев антидепрессанты, плацебо и стабилизирующие препараты одинаково эффективны, так что лечением в любом случае должен заниматься специалист.

БАР может привести к самоубийству

А вот это чистая правда. Биполярное расстройство постепенно ухудшает психическое состояние человека, если с ним не работать. Задержка в диагностике и лечении может привести к личным, социальным и финансовым проблемам пациента, затрудняя общение с близкими людьми. Отсутствие поддержки и социальных контактов, в свою очередь, приводят к суицидальным мыслям. На данный момент врачи оценивают риск суицида при БАР в 10-15%, а это уже много.

Биполярным расстройством можно управлять

К счастью, это так. Если человек с биполярным расстройством вовремя обратится за помощью, пугающие последствия заболевания — от изменений структуры мышления до суицида — получится предотвратить. Важно понимать, что только специалист может подобрать оптимальное лечение путем работы с пациентом и анализа его реакций на триггеры и терапию. Известны случаи, например, когда человеку с БАР помогал здоровый режим сна и бодрствования, регулярная физическая активность и прогулки на свежем воздухе. В других случаях, впрочем, бывает сложно обойтись без помещения пациента в медицинское учреждение с постоянным наблюдением.

med.vesti.ru