Ранний детский аутизм лекция

Ранний детский аутизм лекция

Содержание

Введение
1. Описание заболевания
2. Встречаемость заболевания
3. Классификация РДА
4. Механизмы проявления и клиническая картина РДА
5. Коррекционная работа
6. Логопедическая работа
7. Психологическая коррекция
8. Психотерапевтическая работа
Заключение
Список литературы

Введение.

Если грудной ребенок выворачивается при попытке матери взять его на руки, или лежит на руках у матери как неодушевленный предмет, или не смотрит ей в лицо, – это должно вызывать серьезные подозрения, касающиеся психического здоровья ребенка. Чаще всего подобная ранняя «асоциальность» наблюдается у детей, страдающих так называемым ранним детским аутизмом, или синдромом Каннера (по имени врача Лео Каннера, впервые подробно описавшего этот тип патологии в 1943 г.).

В жизни и врачебной практике ранний детский аутизм обычно обнаруживается в связи с тем, что у таких детей не развивается речь. Именно с жалобой «наш ребенок все еще не говорит» родители начинают обращаться к врачам.

Впрочем, «неговорящими» являются не только аутичные дети, т.е. дети с сидромом Каннера, но и дети с системным недоразвитием «речевых» зон мозга; дети, глухие от рождения или очень рано оглохшие; перенесшие детский церебральный паралич и т.п. Увы, современное общество в избытке обеспечивает нас «неговорящими» детьми. Причины этого многообразны. В частности, развитие медицины и педагогической практики позволяет не только выжить, но и социализироваться детям с такими тяжелыми патологиями речи, которые в прежние времена оставили бы их не только вне «большого» социума, но и просто на обочине жизни.

Однако попытки понимания недугов оказываются довольно скудны даже в богатом постиндустриальном обществе, поскольку редко основаны на серьезных научных разработках – мешает характерный для постиндустриального общества чисто инструментальный, поверхностно-прагматический подход по схеме: воздействие на следствие без углубления в причины. В перспективе он губителен и для практики – ведь «неговорящие» дети не говорят по совершенно разным причинам. Но вот что именно вызывает «подлинный» РДА, описанный Каннером, науке до сих пор неизвестно. А между тем вопрос этот представляет не чисто медицинский и даже не чисто практический интерес – ответ на него, если он когда-нибудь будет получен, окажет, видимо, немалое влияние на все наше представление о самих себе как разумных существах, о том, откуда берется и что собой представляет наш разум и его главные орудия – язык и речь. Впрочем, упомянутый вопрос, даже в его нынешнем виде, без ответа, способен поколебать многие наши, казалось бы, сами собой разумеющиеся представления о человеке.

Отметим, что синдром Каннера в популяции встречается достаточно редко. Аутичные дети и взрослые, постоянно описываемые в литературе, а иногда и описывающие себя сами, – это в абсолютном большинстве случаев лица с так называемым вторичным аутизмом, у которых нежелание коммуникации и отгороженность от социума оказываются следствием ранней шизофрении. Соответственно, при всей замкнутости, отгороженности, холодности и неконтактности, аутичные дети с ранней шизофренией не являются «неговорящими» в буквальном смысле слова – они могут говорить, но не хотят этого, или говорят стереотипными фразами, как это делает герой Дастина Хоффмана.

1. Описание заболевания

Ранний детский аутизм — клинический синдром, впервые описанный Л. Каннером в 1943 г. Его основными признаками являются:

1. Врожденная неспособность ребенка к установлению аффективного контакта посредством взгляда, мимики, жеста, не обусловленная низким интеллектуальным уровнем;

2. Стереотипность поведения;

3. Необычные реакции на раздражители (дискомфорт или поглощенность впечатлениями);

4. Нарушения речевого развития;

5. Раннее проявление – до 30-го месяца жизни.

Особенно ярко аутизм проявляется в возрасте 3–5 лет и сопровождается страхами, негативизмом, агрессией. В дальнейшем острый период сменяется нарушениями интеллектуального и личностного развития.

2. Встречаемость заболевания

Клиническая, патологическая единица РДА признается специалистами большинства стран. Несмотря на это во взглядах на генез и прогноз РДА нет устоявшихся мнений. Подходы к определению РДА претерпевают изменения, практически, на протяжении всех 50 лет, прошедших со времени его описания Kanner L. в 1943 году.

По данным психиатров Германии, США, Японии частота встречаемости РДА исчисляется от 4 до 1 больного на 10000 детского населения. Соотношение мальчиков и девочек 4-5 : 1. У детей с РДА коэффициент интеллигентности более чем в двух третях случаев ниже 70.

3. Классификация РДА

Таким образом, к настоящему времени сложилось представление о двух типах аутизма: классическом аутизме Каннера и варианте аутизма, в который входят аутистические состояния разного генеза. Для того чтобы соотнести разные концептуальные подходы в определении аутизма представим ряд последних классификаций РДА.

— синдром раннего инфантильного аутизма Каннера (классический вариант РДА);

— аутистическая психопатия Аспергера;

— эндогенный, постприступный (вследствие приступов шизофрении, аутизм);

-. резидуально-органический вариант аутизма;

— аутизм при хромосомных аберрациях;

— аутизм при синдроме Ретта;

— аутизм неясного генеза.

2. Этиология РДА:

— эндогенно-наследственная (конституциональная, процессуальная), шизоидная, шизофреническая;

— в связи с хромосомным аберрациями;

3. Патогенез РДА:

Как видно, в представленной классификации рассмотрены все виды раннего детского аутизма – конституционального, процессуального и органического, в связи с хромосомными аберрациями, психогениями и неуточненного генеза.

Данная классификация РДА разработана в России в НЦПЗ РЛМН (1987 г.).

Классификация аутизма (Франция, 1987 г.)

1. Разновидности РДА
— Ранний инфантильный аутизм типа Каннера;
— другие типы инфантильного аутизма
2. Разновидности психозов у детей
— Психоз ранний дефицитарный;
— Психозы шизофренического типа, возникающие в детстве;
— Дисгармоничные психотики

Во французской классификации очень четко выделен РДА Каннера и другие типы аутизма, без соответствующего их разграничения по этиологии, в группу аутизма состояния связанные с психозом не относятся.

Похожая классификация принята у нас в МКБ-9 (1980 г.)

Международная классификация болезней 9-го пересмотра (1980 г.)

1. Разновидности РДА:

— Детский аутизм типа Каннера

2. Разновидности психозов у детей

— Шизофрения, детский тип;

— Детский психоз без других указаний;

Данная классификация разработана в России в 1980 г. и используется в Российской Федерации до настоящего времени.

ДСМ-III-R (американская классификация болезней, 1987 г.)

1. Разновидности РДА: «первазивные расстройства развития». Ось II.

— Первазивные расстройства развития без дополнительных определений.

РДА в этом варианте систематики выносится из рубрики «психозов» относится к патологии развития и сближается с умственной отсталостью (УМО).

IСD-10 (ВОЗ, 1991 г.). Первазивные расстройства развития
1. Типичный аутизм

— синдром аутизма Каннера.

2. Атипичный аутизм

— атипичные детские психозы;

— УМО с аутистическими чертами.

3. Синдром Ретта

Касаясь международной классификации болезней, следует особо подчеркнуть, что к «первазивным расстройствам» отнесены теперь как состояния с нарушениями развития и аутизмом, так психозы раннего возраста. Все они подразделены на типичные, т.е. возникающие до 3 лет и атипичные, т.е. после 3 лет. Хотя эта классификация еще не адаптирована в отечественной психиатрии, следует знать, что аутистические расстройства представлены в ней многообразнее и как синдром Каннера, и как другие варианты аутизма, отдельно охарактеризован синдром Ретта.

4. Механизмы проявления и клиническая картина РДА

Патогенетические механизмы раннего детского аутизма остаются недостаточно ясными, существуют предположения:

– о поломке биологических механизмов аффективности;

– о первичной слабости инстинктов;

– об информационной блокаде, связанной с расстройством восприятия;

– о недоразвитии внутренней речи;

– о центральном нарушении слуховых впечатлении, которое ведет к блокаде потребности в контактах;

– о нарушении активирующих влияний ретикулярной формации и многие другие.

Клиническая картина аутистического синдрома у детей с РДА определяется проявлениями отрешенности, с неспособностью к формированию общения, неспособностью к осознаванию посторонних персон и неодушевленных предметов (явлениями протодиакризиса), отсутствием подражания, реакций на комфорт и дискомфорт, монотонно-однообразным характером поведения, с «симптомами тождества». Для них характерно господство влечений, противоположные желания, аффекты, представления, в поведении отсутствует единство и внутренняя логика.

5. Коррекционная работа

Коррекционная работа должна осуществляться поэтапно, исходя из степени выраженности аутистического дизонтогенеза ребенка с РДА. Использовались адаптированные для работы с аутистами обычные программы по обучению и организации игр для обычных и специализированных детских яслей и садов. Используются два режима: щадящий и активирующий. Адаптация ребенка к условиям дневного стационара базируется на использовании простейших – тактильных, пантомимических, моторных форм контактов, протопатических форм деятельности в условиях свободного выбора и полевого поведения. Оценка состояния ребенка-аутиста, уровня его развития, запаса знаний, поведенческих навыков должна проводиться комплексно всеми специалистами и служит основой разработки индивидуального плана коррекционных мероприятий. Направленная деятельность ребенка с РДА планируется с учетом диссоциации психического развития. Используется индивидуальная, а позднее групповая игротерапия.

На первых этапах отрабатывается важнейшая реакция оживления и слежения, формируется зрительно-моторный комплекс. В последующем, в процессе манипуляций с предметами развивают тактильное, зрительно-тактильное, кинестетическое, мышечное восприятие. Вырабатываются связи между определенными частями тела и их словесными обозначениями, видами движений, а также их словесными определениями. У ребенка формируется представление о собственном теле, его частях, членах, сторонах. Затем проводится работа по воспитанию навыков самообслуживания, участия в направленной деятельности.

Опыт показывает, что у большинства детей, на начальном этапе работы по лечению аутизма запас знаний, характер игровой деятельности отстает на 2-3 возрастных порядка. У них преобладает манипулятивная игра, отсутствует партнерство, не происходит соотнесение игры с истинным назначением игрушек, не возникает ориентировочной реакции на новые игрушки, лиц, участвующих в игре.

На следующем этапе задача усложняется переходом от манипулятивной игры к сюжетной. Наиважнейшей стороной работы остается побуждение к деятельности, многократное повторение игры, формирование игровых штампов, с постоянным использованием зрительно-моторного комплекса, лишь постепенно вводя от более простых более сложные формы игр и самой моторной деятельности, а также конкретно, последовательно, многократно излагать порядок всех игровых действий. Словесные комментарии необходимо давать в краткой форме.

И на последующих этапах работы, по-прежнему решается задача усложнения деятельности, с постепенным переходом от индивидуальных к направленным групповым занятиям, еще позднее к сложным играм, упражнениям.

6. Логопедическая работа

Логопедическая работа должна начинаться с определения речевой патологии, свойственной детям аутистам. Соответствующая коррекция направлена на развитие слухового внимания, фонематического, речевого слуха. Осуществляется постановка звуков, их автоматизация, вводятся дыхательные, голосовые упражнения. Важной остается задача расширения словарного запаса, развитие способности к составлению предложений по картинкам, их сериям, как и работа над связным текстом, состоящим из бесед, пересказа, «проигрывания», драматизации разных тем, воспроизведение стихотворной речи и ряд других задач.

Речь, как наиболее молодая функция центральной нервной системы, страдает в болезни в первую очередь и восстанавливается постепенно, поэтапно, в обратном порядке.

7. Психологическая коррекция

Психологическая коррекция также начинается с диагностики проявлений психического дизонтогенеза ребенка в условиях его общей и игровой деятельности. Основной задачей является вовлечение аутистов в разные виды индивидуальной и совместной деятельности, формирование произвольной, волевой регуляции поведения. Адекватными оказываются игры с жесткой последовательностью событий и действий, их многократное проигрывание. Освоение системы игровых штампов аутистами, способствует формированию у них памяти, внимания, восприятия. В процессе занятий создается в последующем у аутистов возможность переноса усвоенного, т.е. творческая регуляция поведения и повышение предметно-практической ориентировки в окружающем.

8. Психотерапевтическая работа

Психотерапевтическая работа с самим аутистом и семьей направлена на коррекцию поведения ребенка, нивелировку тревожности, страха, а также на коррекцию и укрепление семьи, привлечение родителей к воспитательной работе с ребенком, обучение приемам работы с ним.

Данный подход к оценке структуры психического дефекта у аутистов, прежде всего как к асинхронному развитию всех сфер деятельности ребенка, позволят вскрыть значимость в становлении его не только эндогенных, но и экзогенных факторов, на основании чего возможно обосновать необходимость проведения реабилитации.

Заключение

Ранний возраст — один из самых интенсивных периодов развития, за который ребенок успевает овладеть не только многими сложными навыками — двигательными, речевыми, интеллектуальными, но и взаимодействием с окружающим миром. Сами его взаимодействия с миром, его индивидуальное мироощущение претерпевают огромную динамику, становятся чрезвычайно сложными. Тот аффективный опыт, который он получает в это время, становится основой всего его дальнейшего развития — эмоционального, личностного, социального и интеллектуального. Поэтому так важно, чтобы ребенок прошел его благополучно: не торопясь, не перескакивая через необходимые ступени развития. Для этого нужно, чтобы взрослый понимал логику его аффективного развития, возможность и уместность движения к усложнению взаимодействий.

Ритм и темп этого движения зависит от индивидуальных особенностей ребенка, но существуют некоторые закономерные и обязательные этапы, прохождение которых отмечает истинный эмоциональный возраст ребенка. Иногда он может расходиться с годами, указанными в его свидетельстве о рождении и даже уровнем развития отдельных психических функций. Однако он тоже является той объективной реальностью, которая может оказывать решающее влияние на его дальнейшее развитие.

Сам ход нормального развития достаточно драматичен, благополучные периоды сменяются эпизодами страхов и разлада во взаимоотношениях с близкими. Но каждый этап вносит свой необходимый вклад в становление сложной системы аффективной организации мироощущения и поведения ребенка. Своевременно возникающие трудности как раз и являются показателем нормальной динамики развития. Проблема состоит скорее в реакции взрослого на происходящее – его готовности помочь ребенку освоить новые возможности и предложить для этого те средства, которые соответствуют его реальному эмоциональному возрасту. Каждый такой выход из кризиса становится толчком для дальнейшего развития.

Внимательное совместное прохождение раннего периода развития позволяет ребенку максимально выявить индивидуальную жизненную манеру и помочь ему сформировать удобные для него формы социальной адаптации, обеспечить ему запас активности и прочности, возможности восстанавливаться после неизбежных стрессов.

В настоящее время, помощь больным с РДА осуществляется преимущественно в больницах, пребывание в которых длительные сроки ведет к социальной депривации, явлениям госпитализма. Тогда как организация специализированной лечебно-коррекционной реабилитации может привести к социальному приспособлению более трети детей с РДА. Эти виды помощи создают условия и для возможности принимать участие в общественно полезном труде и родителям детей аутистов. Описанные выше формы помощи являются и более экономичными, гуманными и лежат в основе профилактики (вторичного характера) форм психического недоразвития у детей аутистов.

skosh-nadegda.com.ru

Коррекция аутизма: современные методы и программы реабилитации

Большинство специалистов признают, что основным инструментом помощи ребенку-аутисту была и остается психологическая и педагогическая коррекция. Она предполагает специальные занятия, игры с аутичным ребенком, особый педагогический подход. Однако психологических методик, по которым сегодня происходит коррекция раннего детского аутизма, тоже существует немало. В чем их отличия? Как понять, какую лучше выбрать?

Детский аутизм, коррекция которого требует целого комплекса мероприятий, до настоящего времени остается нарушением не до конца изученным. Родители стремятся ухватиться за любую «соломинку», использовать все возможные способы и методики ради успешного лечения и реабилитации ребенка-аутиста. Поэтому коррекция аутизма сегодня чаще всего строится на работе целой команды специалистов (медиков, психологов, коррекционных педагогов).

Хорошо, если это слаженная работа единой команды специалистов, которые согласовывают реабилитационные мероприятия между собой. Но такое комплексное лечение в специальных клиниках большинству наших семей просто не по карману. Существует и множество вспомогательных способов и методов реабилитации. Что выбрать?

Ранний детский аутизм: подходы к коррекции

Специалисты в разных областях ищут и предлагают свои подходы к коррекции аутизма:

Медикаментозная терапия (обычно назначается психиатром и невропатологом). Она не предполагает как такового излечения ребенка. Медикаментозное воздействие применяется при аутизме с целью коррекции поведения ребенка и нивелирования различных патологических состояний.

Биомедицинское лечение аутизма у детей (сочетание специальных диет с приемом витаминов, БАДов, противовирусными и противогрибковыми комплексами).

Применение физиотерапии и электростимуляции мозга в лечении ребенка-аутиста.

Метод биоакустической коррекции аутизма. Биоакустическая коррекция предполагает прослушивание ребенком акустически преобразованной собственной энцефалограммы.

Вспомогательные методы коррекции детского аутизма (реабилитация ребенка-аутиста с помощью анималотерапии, арт-терапии и т. д.).

Описанные выше методы родители выбирают и «берут на вооружение» исходя из состояния ребенка. Однако большинство специалистов признают, что основным инструментом помощи ребенку-аутисту была и остается психологическая и педагогическая коррекция. Она предполагает специальные занятия, игры с аутичным ребенком, особый педагогический подход. Медикаментозная и прочие виды коррекции могут выступать лишь вспомогательным инструментом.

Однако психологических методик, по которым сегодня происходит коррекция раннего детского аутизма, тоже существует немало. В чем их отличия? Как понять, какую лучше выбрать?

Коррекция аутизма у детей: реабилитационные программы

Большинство коррекционных программ, призванных помочь ребенку-аутисту, основаны на поведенческой терапии. Она подразумевает поощрение ребенка за правильное, желаемое поведение и игнорирование неверного или нежелательного поведения. Предполагается, что ребенок будет стремится повторять именно тот опыт (применять ту поведенческую модель), за которую его поощряют.

Наиболее известны сегодня такие программы, по которым осуществляется коррекция аутизма у детей:

Программа «АВА». При этом подходе все навыки, которые даются ребенку тяжело, разбиваются на мелкие действия. Каждое из них разучивается с ребенком отдельно. Например, ребенку-аутисту дается инструкция: «Подними руку». При необходимости педагог дает пример (сам поднимает руку ребенка), поощряя за верное действие каждый раз. После нескольких попыток «задание – пример – вознаграждение» от ребенка требуется самостоятельное выполнение инструкции. Если он выполняет ее верно, то получает награду. Когда количество усвоенных ребенком навыков становится достаточно велико, происходит их усложнение и генерализация.

Специалисты отмечают, что методика АВА, с ее пошаговым разучиванием огромного количества предметов и действий, требует колоссального времени и усилий (домашние занятия занимают 30 и больше часов в неделю). Самим родителям редко удается справиться с такой задачей. Поэтому коррекция аутизма с помощью программы АВА обычно требует привлечения к процессу нескольких специалистов, которые по очереди работают с ребенком. С финансовой стороны это доступно очень небольшому проценту семей, воспитывающих ребенка-аутиста.

Программа «Игровое время». В отличие от АВА, эта программа, по мнению автора, не требует от родителей обязательных многочасовых занятий с ребенком. Однако консультации супервайзера все-таки требуются. Методика основана на шести основных стадиях развития, через которые, по мнению автора, проходит здоровый ребенок. У ребенка-аутиста эти стадии частично или полностью пропущены, и задача состоит в том, чтобы их наверстать, помочь ребенку их пройти.

Программа «Игровое время» не предполагает слишком жесткой «дрессуры», как при АВА-терапии. Изначально специалист или родитель, наоборот, подстраиваются к ребенку, имитируя его действия, чтобы установить первичный контакт.

Программа «РМО» (развитие межличностных отношений). Она основана на том, что у ребенка с РАС по неизвестной причине нарушена способность к эмпатийным связям, не возникает интерес к общению. Методика также опирается на некие вехи, стадии эмоционального развития, которые проходит здоровый ребенок (ответная улыбка, зрительный контакт, умение поддержать игру и т. д.). Задача – помочь ребенку с диагнозом ранний детский аутизм пройти эти стадии и восстановить интерес к общению с людьми.

В отличие от АВА метода, здесь не используется никаких «наград» за выполненное действие. Подразумевается, что наградой становятся сами позитивные эмоции, которые ребенок научается испытывать от контакта с людьми.

Эмоционально-уровневый подход. В ее рамках детский аутизм рассматривается авторами как первазивное нарушение, в результате которого в первую очередь страдает эмоциональная сфера. Поэтому, аналогично программе «РМО», эмоционально-уровневый подход нацелен именно на развитие и коррекцию эмоциональной сферы ребенка-аутиста.

Достигается это с помощью игр на эмоциональное заражение, осуществлять которые может как психолог, так и родитель ребенка.

Сенсорно-интегративная терапия. Основана на том, что детский аутизм часто сопровождается снижением у ребенка способности адекватно обрабатывать те потоки информации, которые он получает из различных сенсорных каналов. Это могут быть ярко выраженные сенсорные перегрузки (например, ребенок не переносит прикосновений, громких звуков или ярких цветов). А может быть и выраженный сенсорный дефицит (ребенок-аутист наблюдаемо пытается добрать недостающие ощущения через аутостимуляцию).

При методе сенсорной интеграции может использоваться комната Монтессори, «сухой бассейн», игры с неструктурированным материалом, тактильные игры и т. д.

Детский аутизм: коррекция требует точной диагностики

Даже из этого, далеко не полного перечня способов коррекции, родителям и педагогам бывает непросто сделать выбор. Основная трудность заключается в том, что современная диагностика детского аутизма направлена преимущественно на то, чтобы определить сам факт наличия или отсутствия нарушений аутистического спектра.

А причины развития аутизма специалистами определяются совершенно по-разному, поэтому и методик возникает огромное число. Что все-таки объединяет каждого ребенка-аутиста, в чем причина его нарушений? Версий великое множество:

сенсорная дезинтеграция в результате общих информационных перегрузок

генетические предпосылки, наследственность

множественные нарушения обмена веществ

Не понимая точной причины, почему и у какого именно ребенка возникает аутизм, родители и специалисты часто вынуждены двигаться «вслепую», пробуя поочередно все возможные способы оказать помощь ребенку-аутисту. В результате мы теряем драгоценное и невосполнимое время. Ведь наиболее эффективна коррекция аутизма именно в раннем возрасте.

Точная диагностика – успешная коррекция аутизма

У всех детей, страдающих расстройством аутистического спектра, действительно есть нечто общее: особая восприимчивость к звукам. Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет, что ребенок-аутист от природы является носителем звукового вектора. Его наиболее чувствительной зоной является ухо.

А это значит, что ребенок со звуковым вектором может получить серьезную психотравму вследствие следующих причин:

крики, ссоры, конфликты в семье

оскорбительные смыслы в речи взрослых

громкая музыка, особенно тяжелый рок

близость места проживания ребенка к источнику постоянных шумов (возле аэропорта, вокзала и т. д.).

В результате непереносимого воздействия на его наиболее чувствительную зону (ухо) ребенок со звуковым вектором отгораживается от источника стресса, погружается в свой внутренний мир, постепенно перестает воспринимать мир внешний. Подробнее можно прочесть здесь.

Обычные для нас звуки причиняют ребенку-аутисту непереносимую боль. Он стремится закрывать уши даже при бытовом шуме: пылесоса, моющейся посуды, фена или слива. Чем больше стрессовых звуковых воздействий получает такой ребенок, тем глубже он уходит в себя, теряет способность воспринимать речь, ее смыслы. Как следствие стремительно снижается обучаемость ребенка.

Базовым условием, с которого следует начинать реабилитацию ребенка-аутиста, является создание звуковой экологии в доме и во время занятий:

говорить с ребенком следует тихо и спокойно,

исключить громкую музыку или другие звуковые источники стресса,

можно использовать тихую фоновую классическую музыку, ее частотный диапазон полезен для звукового малыша.

Выбор конкретных реабилитационных мероприятий зависит от полного набора векторов, заданных ребенку от рождения.

Диагностика и коррекция аутизма в системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Звуковой вектор является доминантным в человеческой психике. По этой причине звуковая травма становится причиной лавинообразного нарушения в развитии всех остальных векторов, заданных ребенку от рождения. Специалисты неслучайно определяют аутизм именно как первазивное, то есть всепроникающее нарушение.

В результате ребенок-аутист часто демонстрирует целую палитру разнообразных поведенческих отклонений. Например:

Если помимо звукового, ребенок обладает еще и кожным вектором, ему задана особая чувствительность кожных покровов. От природы это активные, подвижные дети. При аутизме развитие кожного вектора ребенка нарушается, и он может демонстрировать непереносимость тактильного контакта или, наоборот, навязчивую потребность в нем, вместо обычной подвижности формируется гиперактивность и «полевое поведение» и т. д.

Если помимо звукового, ребенок обладает также анальным вектором, ему от природы задана особая усидчивость и медлительность, консервативность, стремление к привычному укладу жизни. При аутизме мы наблюдаем нарушенную картину в развитии анального вектора, чрезмерную ригидность вплоть до ступора, «ритуальность», агрессию и аутоагрессию.

Если помимо звукового, ребенок наделен еще зрительным вектором, у него от природы особая восприимчивость к свету, цвету и форме, большой эмоциональный диапазон. При аутизме мы наблюдаем нарушенное развитие зрительного вектора: аутостимуляции (стереотипные игры) со светом и тенью (разглядывание пальцев или игрушек на просвет), природная эмоциональность превращается в истеричность и множественные страхи.

Это лишь несколько примеров того, насколько страдает целиком все развитие психики при детском аутизме. Системно-векторный подход к коррекции аутичных состояний дает точное понимание, какие методы будут эффективны для каждого конкретного ребенка, с учетом его природных свойств.

Системный выбор реабилитационных мероприятий

Точное знание устройства психики ребенка позволяет выбрать наиболее действенные меры реабилитации. За основу берутся природные свойства, заданные ребенку, например:

Для аутичного малыша с кожным вектором полезны массажи, игры с неструктурированным материалом, лепка и т. д. От природы таким детям задан логический склад ума, они хорошо усваивают навыки счета – поэтому уместны будут игры с учетом этих свойств. Кожные дети нуждаются в четком режиме дня и высокой двигательной активности, что позволяет существенно снизить проявления «расторможенности» и «полевого поведения». Подробнее об этом здесь.

Ребенок-аутист с анальным вектором, напротив, будет предпочитать сидячее времяпрепровождение. Ему требуется предсказуемость событий, поскольку все новое вызывает у него сильный стресс. Такой ребенок требует намного больше повторений, чтобы усвоить материал. Его нельзя торопить или обрывать, пока он не закончил начатое дело. Подробнее об этом можно прочесть здесь.

Ребенка со зрительным вектором может увлечь театр теней, калейдоскоп, другие игры со светом и тенью. Системный подход позволяет существенно сократить истеричность и страхи, свойственные такому ребенку.

От природы каждому ребенку в среднем задано 3-5 векторов, каждый из которых закладывает определенные особенности и свойства психики. Успешная коррекция поведения при аутизме требует от родителей и педагогов точного знания всех психических свойств, заданных ребенку.

Понимание ребенка – ключ к решению проблемы

Знания по системно-векторной психологии Юрия Бурлана позволяют родителям и специалистам получить комплексный подход в рамках любой реабилитационной программы, которая была выбрана в качестве основного метода коррекции. Так, нашими специалистами успешно применяется системный подход при сенсорно-интегративной терапии.

В зависимости от векторов ребенка используются разные меры: например, зрительному ребенку-аутисту следует предлагать задания с ярким дидактическим материалом, подойдет театрализация и эмоциональные игры. Кожному ребенку подойдут сенсорные игры на тактильность, подвижные игры, массажи.

Такой подход позволяет предлагать ребенку то, что действительно для него значимо и интересно. Понимая изнутри потребности и особенности малыша, родители и специалисты уже не нуждаются в методе «слепого тыка» или «дрессуре» по принципу «стимул – реакция».

Развитие эмоциональной сферы

Большое число коррекционных методик основано на том, что ребенок-аутист зачастую имеет существенные нарушения в развитии эмоциональной сферы. Причина такого нарушения вполне понятна и объяснима через призму системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Человек является чувственной и сознательной формой жизни. Когда в результате звуковой травмы ребенок отгораживается от мира, он утрачивает не только способность к сознательному восприятию смыслов речи. Он также существенно утрачивает и чувственную, эмоциональную связь с внешним миром.

Поэтому успешная коррекция аутизма предполагает восстановление не только способности к обучению, но обязательно и восстановление способности ребенка к эмпатийным связям, к сопереживанию и чувственному контакту с другими людьми. Как этого достичь? Обычно применяются:

анималотерапия (эмоциональный контакт с животными),

игры на эмоциональное заражение и подражание взрослому,

специальные программы по восстановлению эмпатийной способности ребенка (описаны выше).

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет, что наиболее существенной причиной проблем в эмоциональной сфере у ребенка-аутиста является утрата эмоциональной связи с матерью. Дело в том, что в раннем возрасте психический комфорт и развитие ребенка полностью зависят от матери. И именно мать является ключевой фигурой, через которую становится возможной реабилитация аутичного ребенка. Свои результаты о снятии с ребенка диагноза аутизм подтверждают мамы, прошедшие тренинг:

Это становится возможным благодаря тому, что мать ребенка:

точно понимает устройство психики своего ребенка, применяет максимально эффективные именно для него подходы в воспитании и обучении,

полностью избавляется от собственных психологических травм, обретает равновесие и способна обеспечить своему ребенку ощущение защищенности и безопасности.

Более развернутая информация ждет родителей и специалистов на бесплатном онлайн-тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

www.yburlan.ru