Меню

Рассказы как девочка потеряла невинность с собакой



Трах-тебе-дох. Рассказ первый. Кольцо (СИ), стр. 2

А случилось это первый раз при нас. Мать явилась навеселе с каким-то дядькой незнакомым. Мы с сестрой, в таких случаях залезали в пустые коробки, которые мать собирала у магазинов, и сидели там, боялись дядьки, но все слышали.

— Ну, ты даешь? Или как? А то я, этажом ниже пойду, ждут.

— Дам, дам. Подожди. Дай хоть докурить! Ну, куда ты лезешь… — Смеется.

Верка высовывается, а потом поясняет мне. Они там играют в коников. Сейчас он скакал, а потом твоя мать. А вот почему она голая. Не знаю. Жарко ей, наверное.

И нам сидеть в коробках тоже жарко, хотя мы и голодные, но мы терпим.

— Вера! Скоро они наиграются? Уже нечем дышать! И есть хочется!

— Тиши, ты! Скоро уже! Он уже, что-то там делать закончил. Слышишь, мать его спрашивает? А он говорит, что все, уф! Закончил!

Это она так мне показывает и говорит, даже со лба рукой, как бы пот утирает.

— Уф, закончил! Все сделал, как надо. Потому что ты мать, дала мне едать, как следует и я все вовремя закончил. Вот! — Говорит и присаживается на дно коробки, изображаю усталость.

А я сижу и думаю. Вот же какая мать! Накормила, дала едать, и дядька тот работу такую большую сделал. Починил у нее там все. И мать теперь опять стала веселой!

А потом мы с сестрой в магазин идем. И не в тот, что под общежитием, а в другой конец района. Это потому, что у нас уже так один раз наказали, все деньги забрали, но в тетради долговой, продавец, что-то вычеркнули, но мы так ничего и не купили.

Только покупаем и сразу же жуем. Тетки стоят и на нас смотрят. Головой качают.

— Эх, жизнь! — Говорит одна. А вторая, пожилая такая. Смотрит и говорит.

— Разве же это жисть? Страмота одна. Вон детки каки голодные, как в войне.

А еще одна, видно из безнадевок, говорит.

— Мать, небось, дала еб….. А теперь вон, детки бегом в магазин. Да жрать!

А тетки на нее зашикали! При детях и матюгом, так же нельзя! А она, спьяну не поняла и поясняет.

— Потому, что голодные! Во, как! Мать еб….

Но мы уже оттуда быстрее выходим. Думаем, что из-за нас у них еще чего доброго и драка начнется. Идем, а сестра мне говорит.

— Ты, слышала? Слышала, как на нашу безнадевку налетели? А они, что? Что она такое сказала?

— Мать, еб…ть! — Говорю, я. — Легко запомнить. Замени только одну букву и вот, получается едать! Ну, а если заменить… — И я называю только что, услышанное слово на пять букв.

А мне, неожиданно, по шее в это время. Раз! Да, больно! Это безнадевка догнала и шла с бутылкой. Видно услышала и врезала.

— У. Проглоты. Только и способны на матюги и на пакость! Всех бы, передушила, на …!

Мы отскочили. А я стою и чешу затылок. А сестра рядом. Смеется.

— Ну, что? Заменила букву в одном слове и получила по шее. Вот слушай! Как буквы заменить. Говорит слово в три буквы, а потом повторяет, куй! А я ей говорю.

— Что за куй такой?

Через несколько дней узнали и про это слово.

Глава 4. Наковать или где взять денег?

Мы все время слышали от матери слова о деньгах. Видно это что-то такое, думали мы, что ей очень нужно. Пошли к старшим и стали спрашивать, где нам деньги достать, а там нас сразу же засмеяли. А когда мы обиделись и стали приставать, то нам сказали. А, идите вы … И послали на три буквы. Знали, что матюг и что очень грубое слово, но что оно обозначает? А так, как нас уже этим словом обложили, то мы решили, больше не подходить и не спрашивать, решили, что сами во всем разберемся.

Мамку вечером спрашиваем о деньгах. Просим объяснить. Почему они так нужны, а их у нас нет и откуда их взять можно. Поняли не все, а только часть объяснений. Но мамка, вот же, родная душа, сразу, же нас предупредила, что деньги брать малым нельзя и стащить их нельзя и вообще, деньги это не для нас. И все что с деньгами, это взрослое дело. Для проверки, она оставила на следующий день, на столе пятерку. По тем временам солидные деньги. Утром, как только их обнаружили, то пока что-то делали, играли все время об этой пятерке. Все мысли о ней. Мы с сестрой, о чем только не мечтали! И килограмм пряников купить и много порций мороженного. Но все эти фантазии так и остались фантазиями. Никто из нас даже не подумал спрятать или самому использовать эти деньги. Так и осталась лежать на столе эта заманчивая пятерка. Мы не смели нарушить материнский наказ. Мать пришла, а мы, как две нашкодившие киски, стоим перед ней и все хотим спросить ее о той пятерке. Мать это видит, но молчит. Делает вид, что забыла о ней. И даже на стол не смотрит. А потом, как будто бы случайно находит ее, удивляется радостно и притворно, горячо нас благодарит. А потом мы все вместе идем в магазин, и она каждой из нас покупает по шоколадке. Невиданный в ту пору подарок для нас! Это, говорит, за вашу честность и достойное поведение. И еще каждую поцеловала за честность! Спасибо ей за этот урок. Мы с сестрой в своей жизни потом никогда чужих денег не брали и не воровали.

Из всех, кто был мужского пола и постоянно проживал, в общежитии был, Борька. Он появился со своей мамкой не сразу, а лишь после того, как засыпалась наша фабрика. Мать Борьки работала секретаршей у прежней директрисы, а потом ее сократили, как многих. Работы в городе не нашлось и ей пришлось съехать с частной квартиры и пристраиваться в общаге. Красивая и женственная, пример для подражания и завести на работе она, попав в те же условия, что все остальные быстро растеряла свой гонор и лоск и скатилась. Стала как все. Поначалу продавала свои вещи, а когда уже нечего было продать она запила. Запила, как все. И только ее Борька, дебил, плод неудавшегося аборта, чувствовал себя в центре внимания. Ведь он всегда был кем-то подкормлен и обласкан, как единственный мужчина на сотню не полных семей. Поначалу его мать пыталась как-то отгородить притязания на него со стороны женщин, а потом поняла, что она бессильна что-либо отменить, что было заложено в женщине от природы. Видела, как пользуются им, а сама не могла, потому и запила. Борька стал единственным и самым доступным мужчиной. Для этого в нем были заложены все задатки от рождения. Стройный, сильный, с большими и крепкими руками, которыми он перетаскивал за день десятки различных предметов и грузов, он сразу же сделался, необходим для многих и его очень часто звали на помощь. Он шел и охотно делал все, что ему говорили. В награду за это ему всегда перепадало что-то вкусненькое, а иногда в придачу даже не то, что имело какое-то отношения к еде, а еще вкуснее. Некоторые женщины, долго не раздумывая в открытую, использовали его по его природному назначению. Как мужчину. И ведь, было за что! Борька носил при себе яркие признаки и достоинство настоящего мужчины. Ну, а то, что он не мог изъясняться и только мычал, надежно скрывало от всех его прямой использование. К тому же, он никогда не мог опознать кого-то вторично, и сразу же все забывал. Всех, кроме нас. Маленьких и нахальных девок. Которые часто подглядывали, как Борьку использовали в какой-то одной из комнат.

Странно было то, что среди всех детей, подавляющее большинство составляли девочки. На всех нас приходилось только пять или шесть мальчиков. Девочки разного возраста, цвета волос, комплекции и характера, но все как одна воспитывались и жили без отца. Как я и моя сестра. Хоть и разные по характеру все-таки были дети, но многие девочки в общежитии были просто оторвы. У детей свои интересы. А взрослым часто до них не было никакого дела. Матери боялись за своих девок, поэтому, выпускали их гулять, но только на этажах общежития. Выйти из него мы не могли, все контролировали вездесущие вахтеры, тетя Паша и Зульфия. Поэтому, с утра и до самой ночи в общаге, на этажах, кипела своя, жизнь детей и их интересов.

Мы так же, как и наши мамки реагировали на все события и с интересом их обсуждали. Знали всех в лицо, а многих по имени, пожилых и по отчеству. Знали, что наш комендант сволочь и пакостник, и что нам надо всегда держаться подальше от него. И никогда не заходить к нему в комнаты. А их у него было две. На одного и две комнаты! Роскошь неслыханная! У нас, так почти в каждой комнате по две, даже по три семьи, а у него одного и две комнаты?

Источник

Лишение невинности

Андрею недавно исполнилось 23 года. Был он небольшого роста, субтильного телосложения. Носил очки. Правда, очки были модные. Да и одевался он очень прилично. Потому что прилично зарабатывал.

Занимался Андрей арбитражом траффика. Что в переводе на обычный русский язык означало то, что он зарабатывал деньги в интернете, делая вебсайты.

Деньги он получал очень хорошие. Для трудовой деятельности страна проживания значения не имела. Поэтому то он и перебрался в Прагу.

Снял квартирку в спальном районе. Познакомился с такими же, как и он, русскоязычными вебмастерами. Стал регулярно посещать их пивные посиделки. По пятницам.

Всё у Андрея было хорошо. Всё, кроме одного. У него не было девушки. И не в настоящий момент её не было. А вообще. По жизни. Как то не получалось у него со слабым полом контакт наладить. Был он робким. Сидел себе за компьютером целыми днями. Невзрачный, в очках. Худой и с редкими волосами на голове. Вот и досиделся до 23 лет.

О этом как то в одну из пятничных посиделок Андрей и поведал своим друзьям. Выпив перед этим пол литра крепкого пива и прилично от этого охмелев.

Когда Андрей рассказал о том, что он девственник, за столом воцарилась тишина. Даже за соседними столиками народ на несколько мгновений примолк.

– Этого не может быть, – сказал Витя, здоровенный мужик 30 лет от роду, имеющий миниатюрную жену и троих детей.

– Может, – пьяно возразил ему Андрей, – только в интернете и видел, как это происходит.

Сидевший напротив Андрея Лёша, 20-летний жизнерадостный парень, поперхнулся пивом.

– Ты это серьёзно? – спросил он.

– Да, – ответил Андрей, – только вы не смейтесь.

– Мы не смеёмся, – сказал Лёша, – какой тут смех? Спасать тебя надо. Это же в голове не укладывается. Я моложе тебя, а с этим делом лет с 15 знаком.

– В бордель его надо отвести, – вдруг подал голос до этого молчащий Стёпа, самый старший из их компании, – там профессионалки работают. Лишат парня невинности и научат чему надо.

– Точно, – сказал Виктор, – в мой любимый, в центре, На Прикопе.

– Я не хочу в бордель, – попробовал отказаться Андрей, – я сейчас не в форме. Я выпил.

– Завтра пойдём, – сказал Стёпа, – сегодня и так хорошо сидим. А завтра сходим, на трезвую голову. А то если пьяный в этот гадюшник завалишься, то считай безе денег домой вернёшься.

На том и порешили. Допили пиво и разошлись по домам. Что бы на следующий день вновь встретиться. На Прикопе.

Андрей к этой встрече подготовился основательно. С утра он побрился. Очень тщательно. Потом сбегал в парикмахерскую. После стрижки зашёл в соседний салон, где две щебечущие вьетнамки сделали ему маникюр и педикюр.

После этого Андрей отправился домой. Где отгладил фланелевые штаны и белоснежную рубашку. А потом ещё и помыл пол во всей квартире. На всякий случай.

В 20-00 Андре был на месте. Не спеша подтянулись остальные члены их вебмастерской компании. Витя, Лёша, Стёпа и отсутствующий накануне Артур.

Зашли в дверь с вывеской Ночной Клуб. Разделись в гардеробе. Вещи у них взяла пожилая тётка в синей униформе. За сданные вещи выдала номерки.

– Как в театре, – прошептал Андрей.

Но сходство с театром на этом то и закончилось. Парни вошли в довольно большое помещение, утопавшее в полумраке. По бокам которого стояли уютные столики с диванами, отделённые друг от друга небольшими перегородками. Дверь в конце этой комнаты вела в другое помещение, где играла музыка и было видно, как на подиуме кто то крутится на шесте.

Их встретила женщина лет 40 в строгом костюме. Администратор. Она тепло поздоровалась со всеми. А Виктора даже поцеловала в щёку. Было видно, что он тут не в первый раз.

Сели за ближайший столик. Ребята взяли тарелки со стола и отправились в небольшую комнатку, расположенную сбоку от выходы в клуб. Там стояли столы с салатами, бутербродами и лёгкими закусками. Все набрали себе полные тарелки и расставили их за своим столом.

– А сколько это стоит? – спросил Андрей.

– Бесплатно всё, – с набитым ртом ответил Лёша, – вода и лимонады то же бесплатно. А вот алкоголь конских денег стоит.

И тут же заказал подошедшей официантке рюмку водки. Виктор и Степан ограничились огуречным лимонадом. Артур заказал бокал красного вина. Андрей подумал и попросил Колы. На несколько минут за столом стояла тишина, нарушаемая лишь звонами вилок и ножей. Перекусили.

– Вкусно, – похвалил Андрей невидимого повара.

– А то. Готовят тут хорошо, – подтвердил Стёпа, – пальчики оближешь. Хоть каждый день столоваться ходи.

Парни рассмеялись удачной шутке.

– Щас доедим и будем тебя невинности лишать, – продолжил разглагольствовать Лёша, – выберешь себе, кто понравится и вперёд. Потом втянешься в это дело. И поженишься в итоге.

– А ты сам то чего не женат? – спросил Андрей Лёшу.

– Да я женился в 18 лет, – замялся Алексей, – да до конца не оформили нас. Не получилось. После этого то и свалил в Прагу. Подальше от родственников и от несостоявшейся жены.

– Как это не получилось жениться? – удивился Виктор.

– Да я в универе учился, начал рассказывать Лёша, – в общаге жил. От родителей съехал. Ну и познакомился с одной девчёнкой, с параллельного потока. Шуры-муры, любовь-морковь. В общем, договорились с ней пожениться. Буквально на следующий день после моего 18 летия. Ей то на тот момент уже 21 год был.

– Интересное кино, – заинтересовался Виктор, – продолжай.

– Мои родители были против, – продолжил Лёша, – нет и всё. Ни в какую. Её поартачились, но всё таки согласились. Видят, я при деньгах, не дурак. Да и дочку, судя по всему, сбагрить из дома хотели. В общем, подали заявление. Я оплатил ресторан, купил кольца. Ирка платье купила.

– Ирка, это кто? – перебил Лёшу до этого молчавший Артур.

– Ирка Иванова, это моя невеста несостоявшаяся, – пояснил Лёша и продолжил, – всё было нормально. До последнего дня. Накануне бракосочетания я что то начал нервничать. А я когда нервничаю, на меня жор нападает. Ем всё подряд.

– Такая же фигня, – опять подал голос Артур, – жру, как ненормальный. Стресс едой пытаюсь заглушить.

– Вот и я попытался стресс едой заглушить, – сказал Алексей, – слопал всё, что было. И ночью ещё за добавкой побежал в ночной магазин. Набрал бобов в томатном соусе. Люблю я их. Ну и натрескался на ночь глядя. И позавтракал ими же.

– Не пронесло? – участливо поинтересовался Витя.

– Не пронесло, – ответил Лёша, – вот только перед самой регистрацией меня пучить от этих бобов стало так, что мама не горюй. Я вначале на воздух бегал, типа покурить. А потом уже нельзя было. Гости. То да сё. В общем, беру невесту под руку. Марш Мендельсона. Все нарядные. Все волнуются. Заходим в зал. Стоим. Тётка за столом рассказывает про нашу будущую счастливую жизнь. А у меня живот распирает. Я её вполуха слушаю. Прислушиваюсь к себе, что там у меня внутри творится. Тётка спрашивает – берёте Ирину Владимировну в жёны? А я что то этот вопрос пропустил. Стою, молчу. Шевельнуться боюсь. Невеста мне локтём в бок. Что бы я хоть что то ответил. Ну, я вместо слова да газ и выпустил. Громко так, протяжно.

Читайте также:  Бык телец собака овен

Ночной клуб содрогнулся от хохота. Смеялись все. Даже обычно невозмутимый Степан слез с диванчика, держась за живот. Только Алексей не смеялся.

– Вам весело, – сказал он, – а я еле ноги унёс. Её отец реально мне шею обещал сломать, если встретит.

К столу подошла администратор.

– Веселитесь, мальчики? – спросила она, – анекдоты рассказываете?

– Истории из жизни, – хохотнув, ответил ей Виктор, – у нас тут в компании девственник затесался. Сможешь нам помочь? Надо молодую и горячую девочку. Что бы у парня на всю жизнь только приятные впечатления остались.

– Всё сделаем в лучшем виде, – сказала администратор, – пусть сам выберет себе спутницу. Я сейчас позову девочек. А кто у нас девственник? Он?

И она ткнула пальцем в Андрея.

– Я, – смутился тот, – только я по чешски плохо говорю.

– Ну, во первых, тебе не разговаривать с девушкой надо будет, а кое что другое делать, – положив Андрею руку на плечо, сказал Степан, – а во вторых, тут в основном украинки работают, по русски говорят.

Администратор кивнула. Куда то вышла. Вернулась через пять минут с пятью молодыми девушками, одетыми только в трусики и бюстгалтеры. Три блондинки, одна рыжая и одна брюнетка.

– Выбирай, – кивнула Андрею, – самые лучшие. Золотой фонд нашего клуба. Только для вип персон.

И отошла в сторону. Что бы не мешать Андрею рассматривать пять молодых улыбающихся женщин. Андрей рассматривал недолго.

– Вот эта, – ткнул он пальцем в стоящую крайнюю слева в ряду высокую блондинку.

– Очень приятно, – просияла блондинка, – меня Мальвина зовут. Будем дружить?

– Хороший выбор, – одобрительно буркнул Виктор, – только она чуть выше тебя. Но в постеле это не так заметно.

И, довольный, расхохотался своей же шутке.

– Мне не нравится имя Мальвина, – вдруг сказал Андрей, – как у куклы.

– Не хочешь Мальвиной, назови по другому, – откликнулась блондинка, – главное, что бы тебе имя нравилось.

Она подошла к столику и села рядом с Андреем, бесцеремонно потеснив Степана. Пахло от блондинки сладкими духами и немножко потом. Андрею вдруг стало жарко.

– Можно я буду вас звать Ирина Александровна? – попросил Андрей.

– Конечно можно, – кивнула блондинка, – просто по имени или с отчеством?

– С отчеством, – подтвердил Андрей, – Ирина Александровна.

– Хорошо, – сказала блондинка, – у нас с тобой пол часа времени. Деньги надо отдать нашему администратору. Пять тысяч крон или 200 долларов. Можно карточкой оплатить.

– У меня наличные, – внезапно вспотев, сказал Андрей, – идём. Я готов.

– Училка твоя, что ли? – спросил вдруг Виктор, – Ирина Александровна которая.

– Да, по химии, – ответил Андрей, – я в неё влюблён был. Она очень красивая и на Мальвину похожа. То есть, Мальвина на Ирину Александровну похожа.

– Даааа, – мечтательно произнёс Виктор, – я тоже в школе влюблён был. В физрука нашего.

За столом стало тихо.

– У нас физруком женщина была, – пояснил Виктор, – молодая, только что с института.

– Не слушай его, – сказал Артур, – иди давай. И возвращайся настоящим мужчиной.

Андрей кивнул. Вылез из за стола. Подошёл к администратору и отдал ей 200 долларов. О сумме его накануне предупредил Виктор. После этого администратор отвела Андрея и новоявленную Ирину Александровну на второй этаж. Они прошли по длинному коридору, выкрашенному в синий цвет. Администратор ключом открыла предпоследнюю дверь и пригласила Андрея и блондинку зайти.

– У вас пол часа, – напомнила она им и, пожелав удачи, удалилась.

За дверью оказалась однокомнатная квартира с большой кроватью и барной стойкой в углу комнаты.

– Милый, – сказала блондинка, – я в ванную. Ополоснусь и обратно. Налей нам что нибудь выпить пока.

И упорхнула в соседнюю комнатку.

Андрей порылся в баре. Налил в два бокала минералки. Поставил их на прикроватную тумбочку. Походил по комнате. Присел на стул.

Блондинка появилась спустя несколько минут, завёрнутая в большое полотенце.

– А вот и я, – сказала она, – иди в душ. Помойся. И сразу приступим. Вещи можешь там на стульчике оставить.

Андрей вскочил. Хотел что то сказать. Но лишь кивнул. Протиснулся между кроватью и девушкой. Вошёл в соседнюю комнату. Комната оказалась совмещённым санузлом. В котором присутствовали унитаз, писсуар, биде и душевая кабинка. На крючках, прибитых к двери, висели парочка полотенец и халат.

Андрей не спеша разделся. Зашёл в душевую. В ней было мокро. Пахло мылом и свежим женским телом. На полочке стояли два небольших пузырька. Обычно такие пузырьки стоят в отелях. В ванных комнатах. Андрей изучил этикетки. Одна из этикеток утверждала, что внутри жидкое мыло. На второй было написано про кондиционер для волос.

Андрей завернулся в полотенце. Вышел из ванной комнаты. Блондинка лежала в кровати под одеялом и читала какой то глянцевый журнал.

– Ты готов, мой хороший? – мурлыкнула она Андрею.

– Нет ещё, – ответил тот, – а где шампунь можно взять?

– Посмотри в шкафчике рядом с душем, – после паузы сказала блондинка.

– Хорошо, – кивнул Андрей и закрыл дверь.

Шкафчик оказался забит разноцветными пузырьками. Судя по всему, они были с разных отелей. Шестой из них оказался с шампунем. Андрей захватил его с собой в душевую.

Не торопясь помыл волосы. Ополоснул их. Опрокинул на себя пузырёк с кондиционером. Опять прополоскал волосы. Пахло приятно.

Андрей вылил на себя жидкого мыла. Намылил тело. Стал под душ. Тёплая вода смывала с него пену и грязь. Было хорошо и приятно. Андрей зажмурился. Сразу же, как по команде, у него перед глазами возникла Ирина Александровна. Его любимая учительница. В строгом деловом костюме. Единственную вольность, которую допускала она в гардеробе, были колготки. Каждый день разные.

Андрей вспомнил, как пытался написать учительнице письмо, но вовремя одумался и не стал его посылать. Как замирал на уроках, когда его вызывали к доске. Как после уроков проводили опыты в кружке по химии.

Андрей открыл глаза. Выключил воду. Вышел из душевой кабины. Взял с вешалки большое махровое полотенце и тщательно вытерся. Достал из уже знакомого шкафчика фен и тщательно просушил голову.

Одежду он аккуратно сложил на стульчике, стоящем возле биде. Подумал, надевать трусы или нет? Решил просто завернуться в полотенце. Надевать чужой халат как то не хотелось.

Андрей закутался в тёплый махровый кусок белой ткани. Глубоко вдохнул и вошёл в комнату к своей Ирине Александровне.

– А вот и я, – сказал он лежащей на постеле девушке.

– Привееееет, – протянула она.

В этот момент раздался осторожный стук в дверь.

– Войдите – крикнула блондинка.

Дверь растворилась и на пороге возникла администратор.

– Мальвиночка, – сказала она, скользнув взглядом по Андрею, – к тебе твой вьетнамец пришёл. Одевайся давай.

– А я? – спросил Андрей, – я же ещё не того. Я только собрался.

– В смысле только собрался? – удивилась администратор, – уже тридцать две минуты прошло. За это время несколько раз невинность можно было потерять.

– Он в душе проторчал, – сообщила блондинка, протискиваясь мимо Андрея в ванную комнату, – голову зачем то мыл. Я чуть не уснула, пока его ждала.

Андрей заворожённо проводил взглядом нагое женское тело. Которое должно было быть его. Но не стало.

– Ничего не знаю, – сказала администратор, – было оплачено пол часа. Время прошло. Чем ты занимался, это твоё личное дело. Ща Мальвина выйдет, одевайся и освобождай помещение.

– Хорошо, – сказал Андрей, пропуская уже одетую Мальвину.

Он вернулся в ванную комнату. Быстро накинул на себя свою одежду и спустился к товарищам.

Они сидели всё там же. Не было Артура. А на коленях у Лёши сидела какая то маленькая черноволосая девушка.

– Ну как? Понравилось? – спросила компания у Андрея.

– Нет, – ответил тот честно.

– Почему? – удивился Степан.

– Да я пока мылся, время закончилось, – промямлил Андрей, – и у нас ничего не было. Время вышло. 30 минут быстро пролетели. Я же не знал, что 30 минут, это на всё. Ну я и в душевой задержался.

На несколько мгновений над столом повисла гробовая тишина. Которую нарушил Виктор. Он захрюкал, схватился за живот и откинулся на спинку дивана.

– Вот дал бог мне приятелей, – сквозь смех прорыдал он, – один пердит на свадьбе, другой моется за 200 долларов. А-ха-ха-ха.

Степан с Лёшей то же засмеялись. Даже незнакомая девица, сидящая на коленях у Лёши, захихикала тоненьким голосом.

– Да ну вас, дураков, – рассердился Андрей, – не объяснили ничего, а теперь ржёте.

Он развернулся и ринулся вон из этого противного ночного клуба.

На улице вызвал такси. Доехал до дома.

Поужинал. Посмотрел по интернету в записи передачу Давай поженимся. И лёг спать.

Снилась ему Ирина Александровна. Голая. Она мылась в душе. А Андрей во сне стоял рядом с кабинкой и держал в руках полотенце. И ждал, когда его любимая учительница по химии выйдет из кабинки и он подаст ей это самое полотенце. Но она всё не выходила и не выходила. Так он до утра и простоял в своём сне на мокром полу в ожидании чуда.

Источник

как я теряла девственность

Как я теряла девственность.
ЧАСТЬ 1.

Вообще-то я никогда не относила себя к застенчивым, слабонервным и трясущимся за свое тело особам женского пола. Но как бы то ни было, когда я поступила в Университет, то подумала, что я гениальная девушка. Конечно это самолюбие, но уже теперь, когда я подросла и повзрослела, то твердо убеждена, что хорошо разбираюсь в женской натуре, я даже придумывала им классификацию и у каждой были отличительные особенности. Но как, оказалось, встретить женщину с мышлением, выходящим за рамки моей классификации было не так то просто, поэтому подруг у меня со временем значительно поубавилось.
Но, тогда на первом курсе Университета мне казалось, что мир прекрасен и все женщины изумительны. Группа у нас была большая, 20 девчонок и 3 затюканных и совсем не многообещающих мальчиков (характерная особенность гуманитарных специальностей). Претендентов, конечно, на проведение послеучебного времени, так сказать на руку и сердце во всем пространстве Университета хватало, но почему то не для меня.
Когда группа наша освоилась, ознакомилась, друг с другом, то где-то на втором месяце обучения в ней сразу сформировались кучки так сказать, по интересам. И интересы нашей могучей кучки, банды, заключались отнюдь не в учебной деятельности, а во внеучебной и мы активно принимали участие во всевозможных студенческих праздниках и вечеринках.
И вот как-то так выяснилось, что все девочки в нашей могучей кучке оказались в прямом смысле слова — девочками. И как-то на одной из лекций составили мы письменный договор. В письменном договоре все было просто, каждая, кто потеряет невинность должна была напоить всю банду красным вином и во всех подробностях рассказать о таинстве первой близости. Спустя годы это конечно кажется глупостью, но тогда в силу молодости это таковым не являлось.
У всех согласно этому договору все складывалось вполне прекрасно, мы пили вино сначала на первом, потом на втором курсе, ну вообщем до тех пор пока наша банда в начале третьего курса не распалась. И все как-то перестали откровенничать и связывать нас стала только учеба. И все стали сами по себе.
Моя история «первого раза» затянулась судя по тенденциям сегодняшней жизни надолго.
Я закончила четвертый курс, до этого времени мне нравились мальчики и мужчины, но о близости с ними я думала в последнюю очередь. Но подруги мои уверяли меня, что мир сексуальных отношений другой, прекрасный и необыкновенный. И убеждали меня, что нужно обязательно войти в этот мир.
И после окончания летней сессии четвертого курса, за месяц до исполнения мне 21 года, произошла со мной история, которую я до сих пор вспоминаю с юмором.
Я и моя подруга Маша в очередной летний теплый вечер сидели в баре, в центре нашего города N, было уже ближе к одиннадцати, но летом в это время все только начинается. И мы недолго думая решили рвануть в ближайший ночной клуб, зачем далеко ходить. Для девчонок в этот день оказалась вполне приемлемая цена на входной билет, чему мы порадовались и продолжили наш банкет, заказав по бутылочке шампанского. И вот спустя буквально полчаса за наш столик начали периодически подсаживаться мужчины, и почему-то как раз в тот момент, когда Маша извивалась на танцполе. Я как могла отбивалась от них, пытаясь не нахамить и не нагрубить, осознавая то, что мы с Машей вдвоем и помощи, как говориться, ждать не откуда. Мужчины мне не нравились и как они не старались мне понравиться, с моей стороны звучало вполне корректное «нет» на предложения поехать куда-нибудь вместе. Но в мужчинах видимо после моих отказов обострялось чувство борьбы за самку и они вполне искренне высказывали мне свое удивление и впечатление – «О, ты такая необыкновенная и особенная, редко таких встретишь, наверное у тебя есть любовь и ты боишься ее потерять? О, как же тебя отпустил твой возлюбленный такую летнюю и необычную одну!»
Но факт отсутствия у меня мужчины и нежелание веселиться с другими как-то не укладывался у них в голове, и чтобы долго не объяснять я позволила купить себе шампанского, и поулыбавшись в ответ, сбежала на танцпол. Надо сказать, что танцую я неплохо и увернуться от них в танце сумею. Отыскав на танцполе пропавшую Машу, я продолжала дурачиться и танцевать. Но танцы наши бурные подошли к плавному перерыву на медленный отрезок музыки, Машу пригласил молодой человек уже приглянувшийся ей, ну а мне нужно было быстро сообразить кого пригласить, потому что назойливые мужчины как-то сделали шаг в направлении меня, на танцпол. Не найдя никого подходящего из свободных молодых людей, я последовала к лестнице по направлению в туалет. И как-то само собой столкнулась с двумя молодыми людьми, следовавшими по направлению к танцполу. Недолго думая, я буквально выпалила тому, который был выше и как мне показалось счастливей «Ой, а можно пригласить Вас на танец!»
«С удовольствием, » — произнес он и улыбнулся.
Во время медленных композиций, я узнала, что зовут незнакомца Вячеслав, что сам он из Питера, что ему двадцать один, что учится там в Университете, что он – спортсмен и параллельно работает по контракту в должности полузащитника в основном составе главной футбольной команды нашего города N. Надо сказать, что фигура сама говорила за себя и впечатляла, и что самое интересное, ноги его были достаточно прямые для футболистов, рост около метра восьмидесяти, может чуть больше, большие серые глаза и аккуратно уложенные светлые волосы средней длины. Ну, вообщем, симпатичный. Немного выглянув из-за спины Славы, передо мной предстала целуящаяся под музыку Мария.
В Москве ночные клубы работают до утра и до последнего клиента. Но, к сожалению, у нас в клубе народ как-то рассосался, в прямом и переносном смысле, и обслуживающий персонал где-то около четырех утра стал намекать нам, что они закрываются. На последний медленный танец, футболист пригласил меня сам.
— И что собираешься делать после?
— Иду домой…
— Значит ты здесь недалеко живешь?
— Да, через парк пройти
— Ну через парк опасно одной ходить в такое время, значит пойдем вместе, я живу в десяти минут ходьбы отсюда.
— Я не одна, а с подружкой, — вспомнила я.
Вячеслав помолчал,музыка закончилась, народ зашибуршился и все как-то засобирались уходить.
— Вообщем, встретимся внизу, на улице, без меня не уходи – сказал он, чуть сжав мою руку, и пошел по направлению к столику с друзьями.
Мы с Машей вышли на улицу, к ней подошел ее ухажер, с которым она миловалась, целовалась во второй половине вечера. Чтобы не мешать им прощаться, я отошла.
Услышав сзади уже знакомый голос, я повернулась, Вячеслав стоял с девушкой и пытался усадить ее в такси, но она не торопилась.
— Ей на улицу Ленина, 42, вот деньги
— Слав, и когда мы увидимся, когда у вас игра?
— Через три дня, езжай уже поздно
В этот момент Вячеслав повернулся и увидел меня, я стояла чуть поодаль и вообщем-то наблюдала картину.
Он улыбнулся и повернулся к мадам, которая все не хотела уезжать, но мадам увидев это, прекратила всяческие попытки все-таки сесть в машину. Дамочка, наблюдая все это, сделала вполне логичные для ее сознания выводы.
— А ну все понятно, девочку нашел, развлекаться будешь, ну, тогда конечно – прошипела она и видимо из чувства какой-то необъяснимой гордости, все-таки села в такси.
Довольный Вячеслав повернулся ко мне
— Ну, что идем?
— Подружка? – не удержалась я от вопроса
— Скажем так, знакомая – ответил он.
Распрощавшись со своим кавалером, ко мне подошла Маша и взглянув на Вячеслава, поздоровалась
-Здравствуйте, меня зовут Маша.
— Вячеслав. Ну что Вы домой?
— Да, — сказала я, но подумала, что хочу поговорить с ним еще.
— Предлагаю взять чего-нибудь выпить и пойти ко мне, здесь недалеко, вы как не возражаете, — предложил Вячеслав.
— В принципе нет.
По дороге мы взяли мартини – девочкам, пиво – мальчику и, болтая, направились домой к Вячеславу.

Читайте также:  Схемы для объемного бисероплетения собак

— Вообще-то эту квартиру я снимаю, переплачиваю за нее, конечно, но мне здесь нравиться, — говорил Вячеслав, открывая дверь.
В однокомнатной квартире и правда не было ничего лишнего – аэробэд, телевизор, пара кресел и CD. Кухня была полукруглая и очень уютненькая.
Слава быстренько включил телевизор, порезал фрукты, налил нам и себе.
Мы болтали обо всем – о нашем городе и о Питере, о футболе и КВН.
И все было хорошо, но в момент, когда Слава вышел на кухню, Маша притянула меня к себе и сказала – «Анфиса, не будь тормозом, он на тебя все время смотрит, оставайтесь одни, он практически идеально подходит тебе для первого опыта, только на волнуйся, вот тебе презервативы».
Не знаю, что двигало Машей, когда она говорила мне это – желание ли попить вина, или желание устроить мою сексуальную жизнь, видимо, она уже придумала какой-то план.
— Ой, вы знаете, уже утро, я по утрам всегда делаю зарядку и ем йогурты, но так как я не дома, то пойду прогуляюсь и съем чего-нибудь – начала молоть Маша, видимо уровень алкоголя достиг нужной отметки. Она пошла к выходу и засобиралась, со словами «Не беспокойтесь, я не долго» — захлопнула за собой дверь. Все это было настолько быстро и комично, что я расхохоталась.
— Еще мартини – спросил Слава
— Да, только чуть-чуть.
Дальше события развивались стремительно, Слава взял меня на руки и начал под музыку вальсировать со мной по комнате, потом поставил на стул и поцеловал, я ответила, обняла своими ногами его торс, поцеловала в ухо. Слава не был нападающим, он был всего лишь полузащитником, но реакция и скорость его действий были молниеносными. Его возбуждал мой шарфик на шее и он, раздев меня до пояса, нетерпеливо сдернул с меня джинсы. Джинсы я носила чрезмерно на бедрах, и со словами «А они все-таки есть», снял с меня трусики.
Я чувствовала его возбужденное тело, мне даже казалось, что у него дрожат ножки.
Слава аккуратно положил меня на кровать на живот и рассмотрев мою фигуру произнес — «Идеальные пропорции тела – узкая талия, переходящая в бедра размера так 44 – 46, красивые плечи и аккуратная выпуклая попочка. Ты загораешь без одежды, на теле нет следов от купальника?»
«Да, загораю голенькой, на склоне, в травке, и мужики частенько приходят поананировать в кустах, а потом еще извиняются и говорят спасибо» — спокойно ответила я, чувствуя себя на приеме в смотровом кабинете.
Он целовал мою спину медленно, аккуратно, потом легким движением положил меня на спину и впился в мои нижние губки. Мне было приятно и так хорошо, что я даже не хотела ничего большего, но Слава хотел, его возбужденный друг упирался в мои ноги и колени.
— Ты, знаешь, мне нужно тебе кое-что сказать.
Слава уставился на меня своими серыми глазами и предположил – «У тебя есть друг или неразделенная любовь и ты не можешь его забыть».
— Нет, я еще девственница.
Слава помолчал, потом поцеловал меня и сказал «Не волнуйся, это не страшно, ну может только немножко больно, моя первая девушка в Питере тоже была девственницей».
Я улыбнулась, отрезвела быстро и дрожь сомнения пробежала по мне, все желание куда-то улетучилось и я старалась свыкнуться с мыслью, что это должно все-таки случится.
Звонок, раздавшийся в дверь, отрезвил меня полностью. Сначала Слава решил не открывать, но вспомнив о Маше, я все-таки попросила открыть дверь.
Я как-то, не обратила внимания, но когда он встал и, повернувшись ко мне спиной, пошел открывать дверь, только тогда я увидела что на его выпуклой накаченной попке было одето – леопардовые атласные стринги, хорошо, что мужские. Моему удивлению не было предела. Я сидела на аэробеде и не знала, плакать ли, смеяться.
Но на пороге появилась отнюдь не Маша, а вахтерша с претензиями и из коридора понесся настоящий теткинский вопль – «Доброе утро, кого Вы тут понавели, какая-то сумасшедшая бегает по этажам, а я езжу за ней на лифту и ищу…. » Дальше понесся какой-то нечленораздельный бред вахтерши, из которого я собственно поняла, что Маша что-то начудила и видимо в беде.
Дверь захлопнулась и я начала собираться, но Славе этого явно не хотелось и он прекратив мои попытки, опустил меня на аэробэд и начал целовать.
— Я не хочу – возразила я и потянулась к вещам.
— Как не хочу, а как же я, я то хочу.
— Маша в беде и мне нужно идти, извини, не получилось.
Слава ушел в ванную, мы оделись, не говоря ни слова и вышли. Войдя в лифт, первое, что мы увидели, была коробочка из-под йогурта. Маша была где-то рядом. Слава еще раз поцеловал меня в лифту, ущипнув за попку.
Признаюсь, мне нравилось обнимать и прижиматься к его мужественному телу, я чувствовала себя рядом с ним маленькой и беззащитной.
Мы вышли на улицу, на скамейке сидела Маша и увидев нас, бросилась со словами: «Анфиса, пойдем скорее отсюда, здесь какие-то все психованные, я хотела подняться к вам наверх, но больная вахтерша внизу меня не пустила, и пришлось мне бежать по лестнице от нее и вообщем идем отсюда! »
— «Хорошо, идем» — согласилась я и повернулась к Славе с банальным вопросом в глазах «Ну, что надо прощаться, или может ты все-таки остановишь меня и поклянешься в желании не расставаться со мной?» И Слава произнес практически то, что я хотела услышать «Через два часа за мной заедут, мне нужно ехать в в другой город, как приеду я сразу позвоню, мы встретимся в спокойной обстановке и все будет хорошо. А если захочешь, то повторим попытку, но уже с вином, свечами и т.д. Давай я запишу телефон », — он взял меня за попку и поцеловал.
Мы тихо и устало плялись по утреннему, свежему, летнему городу. Домой не хотелось совершенно, мы зашли в ближайший супермаркет, накупили мороженого и поедали его на лавочке в 8 часов утра, немного смущая прохожих своим видом. Конечно, я рассказала все Маше, мы с ней покатывались от смеха от моего впечатления от леопардовых трусов. Кстати, после трусов Маша задумалась и сделала вывод: «Может не стоит с ним больше встречаться, может он какой-нибудь ненормальный или скрытый садо-мазохист, нормальные мужчины не носят такое нижнее белье, насколько мне известно».
— Да, может у него все другие сохнут или в стирке, или может в Питере это последний писк моды, — пыталась я защитить Славу.

Наступил вечер, и в районе одиннадцати Слава позвонил, как и обещал. Разговор получился какой-то туманный и о встрече мы все же не договорились, и пообещав друг другу созвониться попрощались.

В отличии от меня, Маша работала каждый будний день, что ее конечно напрягало, потому что приходилось сидеть в офисе, а не нежиться на солнышке на пляже.
В 12 часов дня как обычно я спала, а Маша уже нет и настойчиво будила меня телефонными звонками.
— Ты все спишь, хватит, поднимайся, встречаемся в кафе через полчаса, у меня обед и я хочу провести его вне этого замкнутого пространства!
Я умылась, натянула кепку и поплелась в кафе, которое располагалось на улице рядом с центральным торговым центром нашего города.
Мы расположились и мило беседуя уплетали салатики.
— Ну как там Слава, не звонил, будет продолжение любовной истории?
— Звонил, но насчет продолжения ничего не ясно, да может и не надо никакого продолжения, ну встретились, ну не получилось, и все. Зачем искусственно стараться что-то делать, если естественно не получается. Ну, нужны мне чувства, любовь нужна, настоящая, не могу я так просто за мужчин цепляться, или они за меня.
Моя прповедь продолжалась…
Маша застыла на мгновение и взбудоражено сказала: «Ты только не поворачивайся, сзади тебя идет Слава с какой-то девушкой и кажется они идут сюда».
Слава с девушкой и правда проследовал в кафе, мимо нас, только в закрытую его часть.
— Ну вот, сиди здесь, я сейчас пойду возьму нам чего-нибудь поесть, посмотрю что да как и вернусь, — сказала Маша, стянула с меня кепку и пошла в закрытую часть кафе к кассе. Минут через пять она вернулась.
— Вот едят гамбургеры и запивают все это Кока-Колой, а как же диеты и здоровое питание, еще спортсмены называется. Ладно ты не волнуйся, может у них тоже обед, а это менеджер или массажистка их команды.
— Все может быть, — безразлично сказала я.
Мы отобедали и пошли, кто куда, и договорились вечером встретиться и пойти в кино.

На мне было зеленой платье и туфельки, в руках сумочка и сережки в ушах. Я уже опаздывала в кино и поэтому стремительно продвигалась к остановке, по дороге я все — таки решила позвонить Славе сама и пригласить его в кино.
— Привет,
— О, здравствуй, как у тебя дела, — услышала я в трубке знакомый голос
— Дела нормально, мы с друзьями идем в кино, приглашаю тебя, сеанс через полчаса, успеешь?
— Нет, я весь день был не пляже, устал и буду отдыхать, так что извини, не получиться.
«Конечно, весь день на пляже, работал наверное там, а на обед решил сходить за тридевять земель в центр города в рубашечке и брючках, видимо ты еще не в курсе, что в нашем городе, как в большой деревне, можно встретиться везде и узнать все, что угодно».
— Ладно, отдыхай, пока – сказала я и повесила трубку. Слава еще пытался сказать что-то, но я не слышала. Это был финал, я даже мысленно, сказала славе спасибо, потому что в душе моей вопрос встреч с ним, был уже решенным.
Он звонил позже на выходных несколько раз, но, я отдыхала на даче, и телефон не брала с собой. После этого случая я поняла, что хочу пережить первую близость с мужчиной, который хотя бы на время этой близости казался бы мне мужчиной моей мечты, а я на это время была бы женщиной его мечты – чистой и непорочной.
И уже позже, вспоминая этот случай, я была благодарна себе в первую очередь, что ничего тогда так и не получилось.
Моя подруга Лена убеждена, что каждый мужчина — первый, и что совсем не важно девственница ты или нет, важны чувства и эмоции. И еще говорит, что я, конечно, исключение, и все у меня не как обычно у людей.

Наступила осень, мы вернулись в стены института, и нам предстояло учиться и мучиться всего лишь последний пятый курс. В октябре я по-настоящему, как мне казалось, влюбилась. Его звали Ваней, он был высокий и худенький, девчонок – Лену с Машей мой выбор, конечно, не впечатлил, но узник Бухенвальда, интересовал только меня и я по полчаса стояла возле зеркала с утра, опаздывая на пары или вообще их прогуливая. Меня не смутило даже то, что он учился на первом курсе спорт.фака, и возможно ему я казалась старенькой тетей. Но тем не менее недели две мы смотрели друг на друга и не решались подойти и познакомиться. Но насмотревшись, как вокруг него обвиваются первокурсницы и прыгают у него на коленках, я решила, что нужно что-то предпринять, иначе будет поздно.
Первый шаг сделала я.
Мы познакомились. Как оказалось, мы учились в одной школе, и он даже знал, как меня зовут, но, я на тот момент, ученица одиннадцатого класса, естественно не обращала внимания на семи и восьми – классников.
Была осень, сначала ранняя и совсем теплая и мы часами ходили по городу и болтали обо всем на свете, поздней осенью наши прогулки продолжались, несмотря на то, что стало холодать.
Как-то Ваня пригласил меня на игры по баскетболу. На спортивной площадке он выглядел совсем по-другому, мне казалось красивее, чем обычно. Мое сердце замирало и глаза выпячивались, когда Ваня поднимал маечку и оголял торс и спину.
В этот момент я хотела выбежать на площадку и обцеловать его всего.
Но мне так хотелось, чтобы первый шаг сделал он и мы продолжали гулять, а когда прощались он любезно целовал меня в щечку, но не более.
В среду, я явилась в институт позже, а мои единственные оставшиеся подруги – Лена, Маша и Катя как обычно ждали меня внизу.
— Привет
— Привет
И воцарилась тишина.
— Что-то случилось?
— Нет.
— Да, — решительно сказала Лена, — случилось, Маша, рассказывай!
— Да, ладно что тут говорить – отмахнулась Маша
Теперь настаивала я.
— Ты только не обижайся, но вчера в твой адрес были сказаны неприятные слова, — начала Маша – Я была вчера на драме в клубе, была закрытая вечеринка и я встретила Андрея Чебуркова, помнишь?
— Андрея? Ну, конечно, и я тут причем? – не понимала я.
Дело в том, что года два назад мы с девчонками познакомились с Андреем, он учился на спорт.факе в нашем Университете и одновременно играл в главной футбольной команде нашего города. Мы, особенно на первом курсе, любили ходить на футбол почти всей группой после занятий, и неоднократно Андрея там видели.
— А при том. Он тоже вчера был в клубе, увидел меня, пригласил выпить. И мы как ни в чем не бывало сидим и разговариваем в баре, и он спрашивает меня «А что сегодня без подружки?»
— Без какой подружки? – непонятливо переспросила я.
«Ну, как, без подружки-девственницы, ты знаешь дороги длинные в другие города, ну, слово за слово и Слава рассказал про свои летние происшествия, я то вас знаю, сразу понял. Ну, вообщем смешно получилось и странно как-то даже, Слава же у нас такой герой-любовник, что я даже удивился что это он не смог, но и подружка твоя смешная очень, уж столько лет, а все никак…»
— Конечно, я встала и со словами «Пошел в жопу, урод», ушла, и ты тоже не расстраивайся и не думай об этом, вот такие они идиоты, что говорить, спортсмены.
Я выслушала Марию, убедилась, что правильно сделала, не продолжив никаких отношений со Славой, оценила собственную неповторимость и вечером снова пошла гулять по улицам нашего города с Ваней, надеясь, что если он меня все-таки поцелует, то день удался. Поцелуй для многих женщин важнее секса, в нем больше интимности.
Наш город небольшой, я видела Славу на футболе, потому как хожу на игры часто, мы с девчонками уже со смехом вспоминаем, что случилось и называем его теперь Тарзаном. Видела я его пару раз в магазине, естественно с девушкой, но ничего не хотела ему сказать и не хочу, хотя поначалу распирало. Да и что могу я ему сказать, разве что — «Спасибо, спасибо за опыт, дурацкий правда, но все же»
Позже, после очередной прогулки Ваня прислал мне сообщение : «Я кажется встретил ту, которую так хотел найти».

— Привет, хорошо выглядешь сегодня, — обратился ко мне Ваня.
— Спасибо, только сегодня? – спросила я.
— Нет, всегда, но сегодня какая-то особенная. Я уезжаю на соревнования в Питер, практически на две недели, вот еду заказывать билеты на поезд.
— Везет, а как же учеба? – спросила я, но на самом деле в голове у меня слово учеба заменилось на я и очень хотелось спросить – А как же я, с кем я буду гулять вечерами, я же буду скучать?!
— Все нормально, договорился, они даже за, — сделал вид, что не понял моих эмоций Ваня.
За окнами было уже начало декабря, а мы все продолжали гулять с Ваней по городу, обсуждая все подряд. Однажды я все таки решилась и спросила
— Ваня, ты знаешь, что я отношусь к тебе больше, чем просто к другу и мне интересно как ты относишься ко мне, почему ты мне ничего не говоришь, я вот, например, очень хочу тебя поцеловать.
Ваня остановился, посмотрел на меня и я, в надежде, что вот-вот он меня поцелует, замерла и как-то даже вытянулась вперед. Но, Ваня и не собирался этого делать.
— Я не хочу торопить события, однажды я уже поторопил и случилось непоправимое…
— То есть как поторопил, расскажи…
— Не хочу
Я была мягко сказать, раздосадована и видя, что ему эта тема неприятна, не стала продолжать разговора и не стала объяснять ему, что я это я, а не кто-то другой и что я хочу, чтобы он торопил события, и вообще я очень его хочу.
В день отъезда Вани, пошел снег, он забежал в институт попрощаться.
На перемене к нам подбежала Ленка и позвала нас с Ваней играть в снежки, мы побесились, Ленка замерзла и пошла обратно в институт, а для нас с Ваней наступили трогательные минуты прощания, он обнял меня и несколько минут так и стоял, не выпуская меня из своих объятий, а я прижималась головой к его грудной клетке и слушала его ровное дыхание, я бы простояла так еще пару дней, не отпуская его, видимо он думал также.
— Так не хочется тебя отпускать и расставаться, но я должен идти.
Я проводила его взглядом, развернулась и пропархала, как на крыльях расстояние до института.
— Я все видела, Анфиса, как только вернется из Питера, сразу тебя разцелует и вы будете вместе, — предположила Лена.
— Я надеюсь.
Эти две недели я ждала, зачеркивая на календаре каждый прожитый день, тем самым уменьшая время до нашей встречи.
Однако моя любимая команда КВН, в которой я была единственной девчонкой, скучать мне тоже не давала, после Нового года мы должны были ехать на Международный зимний фестиваль в славный и теплый даже зимой город Сочи.
Я прекрасно ладила почти со всеми мальчиками в нашей команде, привыкла к их пошлым шуткам и проблемам, а они относились ко мне как к другу и все у нас было хорошо. В этой команде я играла где-то полгода и привыкла ко всем.Но периодически, к нам на репетиции приходил – Женя. С ним я практически не разговаривала, мне он казался каким — то странным. Около полугода назад, то есть когда в команду пришла я, девушка Жени, с которой он жил почти год забеременела и твердо решила осчастливить Женю потомством, он вроде бы хотел этого, но видимо разум женщины, а еще и беременной практически не подвергается логике и после очередного скандала, она выставила вещи Жени, как и его самого за порог без права на возвращение. Они разошлись, и Женя переехал жить обратно к родителям, но все таки поддерживал и пытался помочь будущей маме и будущему ребенку. Из-за всех этих событий он пропустил пару игр, несколько сыграл с нами, но я и Женя не общались близко. И на репетициях перед нашей поездкой в Сочи, он появился снова и тоже собирался ехать с нами.
На одной из репетиций мне пришло сообщение на сотовый следующего содержания -«Никогда не встречал девушки, чудеснее тебя, я влюбился и кажется надолго».
Сообщение было отправлено с ссылкой на Интернет, поэтому отправителя я не знала, но надеялась, что это пишет Ваня из Питера.

Читайте также:  Лидокаин смертельная доза для собак

И вот наконец, прошли эти мучительные две недели ожидания, и мы снова гуляли по городу, ели пирожные в кондитерской и ничего не менялось. Я перестала надеяться на любовь и секс, и радовалась замечательному другу и пока только другу.
И теперь уже до моего отъезда оставалось несколько дней. После занятий, Ваня отправлялся на тренировку, а я на последнюю перед отъездом репетицию. Он знал, что я уезжаю и ему хотелось побыть со мной подольше и поболтать. Ваня подождал меня и мы, не торопясь пошли на самую дальнюю остановку.
— Что будешь делать вечером, — спросила я, когда мы почти дошли до остановки.
— Пойду на почту, отправлять посылку, — удивил меня Ваня.
— Да, и далеко?
— В Питер, — заинтриговал меня он
— Интересно
— Ты знаешь, я встретил там девушку, и кажется влюбился. Купил ей на выходных белого мишку, на Новый год отправить не успел, хочу отправить на Старый Новый год.
Видимо в тот момент, когда он мне это сказал, выглядеть я стала очень плохо и челюсть моя заметно опустилась.
— Ой, мой автобус, я побежал, завтра еще увидимся перед твоим отъездом, — говорил мне Ваня, и параллельно заскакивал в автобус.
Не надо объяснять в каком состоянии пришла я на репетицию, слезы застыли, ноги подкашивались и хотелось орать, пока силы не покинули бы меня.
Вообщем, я очень контрастировала с веселыми от предвкушения завтрашней поездки, лицами ребят.
Воспринимать чью-либо речь я не могла, и отвечать на вопросы мальчиков о моем состоянии тоже не могла. Да и что могла я им сказать, что жила грезами и радостями встреч с понравившемся мне за долгое время человеком, надеялась на продолжение отношений, а он все это так грубо взял и сломал. Я сидела, как будто на меня вылили ведро воды и пыталась что-то невнятно объяснить.
Как ни странно, Женя сел рядом со мной, обнял меня и слушал мои непонятные всхлипывания.
— Да он тебя не стоит, еще убиваться по этому козлу будешь, ну не получилось, ну не заканчивается же жизнь на этом.
Постепенно я успокоилась и решила, что впереди у меня поездка почти в лето и нужно радоваться всему происходящему.

Утром мы сели на поезд, мальчики оставили все свои проблемы и девочек дома, я оставила дома воспоминания о Ване.

Мы ехали уже второй день, веселью нашему не было предела, поезд на 50 % был заполнен квнщиками из разных городов.
Согласно билетам, команда наша разделилась на два соседних вагона. В одном из них ехала я, Женя, Федя и Антон. Места нам достались боковые и плацкартные, Моя верхняя полка и верхняя полка Жени были рядом, нас разделяла только перегородка. Засыпая уже под утро, мы поворачивались друг к другу, выглядывали из-за перегородки и я просила Женю рассказывать мне сказки. Он тут же придумывал сказки и рассказывал, пока не начиналось мое сопенье и я засыпала.
В последнюю ночь перед приездом мы решили праздновать Старый Новый год в соседнем вагоне, там было больше места. Мы пели песни под гитару, пили шампанское, я сидела рядом с Женей, он обнял меня сзади и поглаживал мой живот. Тогда я восприняла его жест как дружеский. От мальчиков я узнала, что у них в вагоне едет в Туапсе женщина, которая гадает на картах, за время поездки она гадала практически всем. Соблазн узнать хотя бы что-то из будущего загорелся и во мне. Я попросила Федю отвести меня к ней.
Женщине было лет сорок пять, она долго смотрела на меня, потом сказала «Садись».
Мы разговаривали с ней минут двадцать, я рассказала ей про Ваню и свои переживания, и хотела узнать, что там карты говорили о моем ближайшем будущем.
— «Судя по картам, — сказала она задумчиво, — с этим мужчиной у тебя ничего не получится, в голове у него другая дама, и тебя там нигде нет, но зато есть другой король, причем он либо уже появился, либо появится, он тебя будет утешать и у тебя с ним есть будущее, ваши дороги пересекутся».
Тогда я даже не подумала, что этим королем будет Женя.
Мы благополучно добрались, заселились, мне предстояло жить в одном номере с Федей и Лешей. Признаюсь они были аккуратнее меня, особенно Федя. Разбросав все с вечера, и придя под утро спать, я обнаруживала свои вещи собранными и аккуратно разложенными. Спасибо, Федя, чтобы я без тебя делала!
В Сочи было тепло, + 10 днем, в отличии от местных жителей, которые ходили в куртках и шапках, мы одевались совсем легко.
И в Сочи у меня с Женей начался курортный роман, так сказать секс – туризм.
Днем мы репетировали, ходили гулять по набережной, пили местное вино и ели сыр, знакомились с кучей новых людей, ходили на просмотры известных и неизвестных команд, а вечером ходили танцевать в ночник. Ночник закрывался часа в 2-3 часа ночи, мы всей гурьбой отправлялись гулять по Набережной, так, что приходили в гостиницу лишь под утро. Как – то вечером я и Женя как обычно пошли есть пиццу в кафе рядом с гостиницей.
— Анфисочка, давай устроим сегодня романтический вечер, — предложил Женя.
— Давай, а что пойдем в ресторан, —
— Нет, в гостинице, не переживай, я все придумал,-
— Ну, давай – согласилась я, но почему – то в тот момент мне было очень смешно и весело и с Женей романтический вечер, а если еще и ночь я представить вообще не могла.
— Нам нужны свечи, вино, виноград, сыр, и пицца – поставила условие я.
— Не проблема
И мы пошли по городу, покупать все составляющие нашего романтического ужина.
В одиннадцать часов вечера мы смогли купить все, кроме свечей, и обойдя пол-города, так их и не нашли.
Сергей, администратор нашей команды, жил один в номере, на нашем этаже, но в противоположном крыле. Он уезжал на сутки в Абхазию, к родственникам, и Женя взял у него ключи от номера.
Вернувшись с покупками в гостиницу, мы решили, что как-то нужно предупредить ребят о нашем уходе и взять кое-какие вещи, мы разошлись по номерам и договорились встретиться в холле через полчаса.
Я нарядилась, пыталась даже сделать себе прическу, все таки романтический ужин. Прихватив с собой женский набор, я прихватила еще и командный CD – проигрыватель, и со словами «Ребята, мы с Женей пошли гулять», вынырнула из комнаты.

Мы прикончили первую бутылочку вина и болтали обо всем на свете, мне было очень хорошо, как будто мы были знакомы сто лет. По телевизору шел концерт, и мы по очереди были то Кобзоном, то Димой Биланом, то Глюкозой. Веселье наше закончилось долгим поцелуем, стоя на кровати. Он скользил руками по моему телу медленно и нежно.
Женя был выше меня, но худенький, черные кудрявые волосы и карие глаза дополняли друг друга. Попка, такая маленькая и аккуратная, что мне все время хотелось потрогать ее.
Наше скольжение друг по другу продолжилось уже под одеялом. Я слышала только его прерывистое и возбужденное дыхание, а все звуки окружающего мира не существовали для меня сейчас.
Женя сделал попытку проникнуть в меня, но от резкой боли я елозила как червячок и прекратила последующие Женины попытки сделать это. Он не понял, что произошло и выглядел очень растерянным. Чтобы не мучить его, я призналась
— У меня это в первый раз
Теперь музыка для меня играла громко, а Женя опешил.
— Что у тебя до меня не было мужчин? Почему я?
— Были, но это были какие-то неправильные мужчины, а ты мне очень нравишься
Он поцеловал меня и почувствовав дрожь в моем теле, обнял своим горячим телом
— Ты знаешь, у меня это тоже в какой-то степени первый раз, у меня не было опыта с девственницами, я просто не ожидал и даже сам не знаю, как быть. Для начала давай выпьем вина.
Он налил себе и мне и мы залпом выпили по бокалу.
Стало легче.
— Только расслабься, а то ты так дрожишь, как будто я маньяк и нагнал наконец-то свою жертву.
Я попыталась, Женя взял мои руки, поцеловал грудь и живот, и поцеловал мою невинную щелочку. Женя повторил попытку, стало больнее, слезы покатились у меня из глаз, он захватил мои руки своими, чтобы я не отталкивала его от себя и пытался проникнуть глубже.
— Расслабься, я не могу войти, потому что ты сама не даешь.
Резким движением он попытался все – таки прорвать оборону и войти в меня до конца. Слезы потекли сильнее, и я уже просто орала «Мамочки мои, не могу больше».
Резкий стук в дверь оборвал мои крики. Женя слез с меня и прерывисто дыша решил не открывать. Но стук повторился еще более настойчиво.
— Открой – попросила я и укуталась в одеяло.
Женя прикрыл свои достоинства полотенцем и пошел открывать дверь, я сделала музыку потише и пыталась услышать разговор.
На пороге появился охранник с администратором.
— Здравствуйте, Вы знаете который час, уже почти три часа ночи? А у Вас музыка так громко играет, как будто три часа дня…
Женя видимо думал о музыке в последнюю очередь и почему – то молчал.
— С вами все в порядке ?
— А, да, я…я, просто, я… сделаю музыку потише.
Я понимала, что в этот момент охранник был совсем не кстати, и Женя говорил совсем не складно, да еще стоя в одном полотенце и с огромными глазами.
Он вернулся, помолчал и спросил
— Как ты?
— Жить буду. А ты?
— Не очень, я выйду покурю на балкон, пойдешь со мной?
Мы вышли и нас обдало свежим южным воздухом, мы молчали, Женя курил.
— Сильно больно? У меня никогда не было такого опыта.
— Такого у меня тоже не было.
Мы вернулись и легли спать вместе, Женя обнимал меня своим горячим телом и как в поезде рассказывал мне сказки.
Вернулись мы, каждый в свой номер только утром, ребята еще спали и я тихонько прошмыгнула под одеяло.
Мы шли обедать, Женя держал мою руку и не отпускал.
— Как ты себя чувствуешь?
— Нормально, — ответила я и улыбнулась.
В этот вечер меня ждало продолжение банкета. Все ушли, кто в ночник, кто гулять. Женя зашел ко мне и пригласил к себе в номер.
В этот раз я боялась меньше и мы совместными усилиями все-таки сделали из меня женщину. Женя проник в меня полностью, после обнял мое трясущееся тело и целовал, пока я не успокоилась. Я пошла в ванную на ногах были следы крови.
— Первый опыт определяет всю последующую сексуальную жизнь, — говорил мне Женя. И мне так хотелось, чтобы Женя тоже хоть чуть-чуть определил нашу совместную жизнь.

Наша поездка приближалась к концу, дома нас ждала зима. Дорога обратно не доставляла нам много радости, так хотелось оттянуть момент приезда. Под сказки, которые мне как обычно рассказывал Женя, я засыпала, только уже лежа у него на животе, не могла расставаться с ним надолго. Я не знала, как сложаться наши отношения по приезду домой, будем ли мы вместе или нет. В последнюю ночь, перед приездом домой, я все-таки сказала Жене.
— Хочу быть с тобою вместе, хочу быть твоей и слушать сказки на ночь.
— А ты итак, моя, моя маленькая женщина.

По приезду, мы с девчонками пили вино, купленное в Сочи. Я рассказала им про свои приключения, они долго смеялись и решили, что если бы у меня все прошло, как у всех девчонок, это была бы не я.
Прошел год, у Жени родился ребенок, он навещает его периодически, хотя мама его ребенка ни дала ему ни фамилию ни отчество Жени. Наши отношения продолжаются, и теперь вспоминая наш первый раз, мы всегда смеемся.
После моего приезда из Сочи, Ваня еще делал попытки восстановить наши непонятные отношения, пытался перевести их из дружеских в более близкие. Его увлечение девушкой из Питера прошло. Но теперь уже я определяла наши отношения исключительно как дружеские. Сердце мое было наполнено новой любовью — сильной и необычной. Но Ваня все равно молодец, быть может, если бы он поторопил события, не было бы в моей жизни тех чувств и эмоций, которые я испытываю с Женей.

Источник