Реактивная депрессия и реактивный параноид

Менеджмент

Реактивная депрессия. Реактивный параноид.

Реактивные депрессии. Выделены французским ученым Е.Регли (1910). От психологически адекватных переживаний утраты, сопровождающихся грустью и подавленностью, до витальной глубокой тоски с переживанием безысходности, невосполнимости утраты и идеями самообвинения. Чаще всего к ним приходит ситуация эмоционального лишения (смерть, уход, переезд даже). Симптоматика появляется обычно не сразу, считается, что в это время происходит внутренняя оценка значимости потери.

Если появляются кратковременные аффективно-шоковые реакции, это плохо, так как в состоянии психомоторного возбуждения с аффективной суженностью сознания пациенты могут внезапно выпрыгнуть из окна или броситься под машину.

Нет АШР. Тоскливое настроение + двигательная и мыслительная заторможенность + чрезмерная концентрация на случившемся + идеи самообвинения. Есть вегетативные симптомы (расстройства сна и аппетита, тахикардия, гипергидроз и так далее). Могут встречаться гипнагогоические галлюцинации.

Сдержанные, собранные, активные, целеустремленные, отличающиеся четкими эмоциональными привязанностями к своим близким.

Аффект не такой глубокий, сочетается с недовольством, раздражительностью или капризностью, демонстративным поведением. Чаще обвиняют окружающих, чем себя. Могут появляться истерические «стигмы», расстройства походки, блефароспазм, параличи, афония и др. Галлюцинации обычно яркие и сценоподобные.

у лиц с чертами психического инфантилизма и истерическими акцентуациями.

Чаще всего АШР гиперкинетического типа. Нарастающая депрессия + двигательное беспокойство, тревога до приступов отчаяния. Эти больные чаще всего самоубиваются.

у лиц эмоционально неустойчивых или тревожно-мнительных, склонных к постоянным сомнениям, неуверенных в себе

Имеются все признаки депрессивного состояния с переживанием тоскливого настроения, слезливостью, заторможенностью, фиксацией на несчастье.

Отсутствуют активные жалобы на тоску, больные стараются не говорить о травмирующей ситуации, держатся тихо и незаметно. Переживания не раскрывают. Суицидальные мысли скрываются, суицидальные попытки готовятся и часто оказываются неожиданными для окружающих.

Обычно у сенситивных подростков. Включение ипохондрических расстройств в структуру депрессии обычно встречается у ис-тероидных и лабильных подростков

Атипичность депрессий у подростков дала основание выделить эквиваленты депрессий: делинквентный (психопатоподобный), ипохондрический, астеноапатический (повышенная утомляемость и вялость).

Реактивные (психогенные) параноиды. Бредовый психоз, возникающий вследствие психической травмы.

Острые реактивные параноиды

Период «предчувствия несчастья» à бред отношения, преследования, особого значения, сопровождающийся галлюцинациями; аффективное сужение сознания à через 1 – 5 недель постепенное появление критики и постреактивная астения.

В бредовых идеях отражается содержание травмирующей ситуации. Настроение тревожно-тоскливое с выраженным аффектом страха. На высоте психоза наблюдаются расстройства сна (кошмары), зрительные галлюцинации по ночам, суцидальные попытки для «избежания наказания».

Психотравмирующей ситуацией может быть новая, непривычная ситуация, создающая тревогу, беспокойство, вынужденное лишение сна.

Реактивное паранойяльное бредообразование

Возникновение сверхценных или паранойяльных идей, не выходящих за рамки психотравмирующих обстоятельств. Больные обычно насторожены, подозрительны, тревожны. Тематика бреда психологически понятна и связана с реальными, конкретными ситуациями, обидой, ущемлением интересов, оскорблением их достоинства и т.д. Бред носит интерпретативный характер, в ситуациях, не связанных с бредом, длительное время сохраняется достаточно правильное поведение.

Бред, чаще преследования, возникает как результат передачи «заражения» от одного лица к другому. Индуктором обычно бывают лица, страдающие психическим заболеванием, например параноидной шизофренией. Индуцированию подвергаются близкие люди, находящиеся под влиянием больного и эмоционально к нему привязанные, интеллектуально ограниченные, пассивные, легко внушаемые, неспособные правильно оценить ситуацию.

Изоляция от индуктора ведет к постепенному исчезновению бреда.

Реактивные параноиды у пожилых людей могут проявляться чувственным ипохондрическим бредом. Параноидным переживаниям сопутствуют кратковременные периоды с измененным сознанием, тревогой, страхами, слуховыми галлюцинациями, отражающими содержание психической травмы.

lartdoll.net

Справочник по психиатрии

РЕАКТИВНЫЕ СОСТОЯНИЯ И ПСИХОЗЫ

Представляют собой патологическую реакцию невротического и психотического уровня на психические травмы или неблагоприятные ситуации.

Разнообразные психические расстройства могут возникнуть под влиянием психической травмы, вызывающей страх, тревогу, опасения, обиду, тоску или иные отрицательные эмоции.

Патогенез. Определяющее значение для возникновения реактивного состояния или психоза имеют характер и сила психической травмы, с одной стороны, и конституциональные особенности и преморбидное состояние — с другой. Психические травмы разделяются на острые и хронические, острые в свою очередь — на шоковые, угнетающие и тревожащие. Реактивные состояния легче возникают у психопатических личностей, а также у лиц, ослабленных инфекциями, тяжелыми соматическими заболеваниями, интоксикациями, черепно-мозговыми травмами, сосудистыми заболеваниями, длительной бессонницей, тяжелыми авитаминозами и др. Предрасполагающую роль может играть и возрастной фактор. Наиболее уязвимы в отношении внешних воздействий пубертатный и климактерический периоды. Возраст имеет значение и в оформлении клинической картины психоза. Так, паранойяльные реакции и психозы с бредовыми синдромами более свойственны зрелому возрасту. Кроме того, в возникновении и клинической реализации реактивного состояния играют роль индивидуальные особенности больного, тип нервной системы. Механизм возникновения реактивных состояний в аспекте учения о высшей нервной деятельности можно объяснить как срыв нормальной деятельности коры головного мозга в результате перенапряжения раздражительного и тормозного процессов или их подвижности. Сильное психотравмирующее действие оказывает «сшибка» раздражительного и тормозного процессов (скрываемое горе, подавленный гнев и др.).

Одновременно с изменениями высшей нервной деятельности происходят гуморальные сдвиги (повышенное выделение адреналина, гипергликемия, повышение свертываемости крови и др.), возникающие при реакциях страха, гнева. При больших эмоциональных нагрузках происходит перестройка внутренней среды организма, связанная с функциями гипофизарно-надпочечной системы.

Клиническая картина. Реактивные состояния и психозы подразделяются на: 1) аффективно-шоковые психогенные реакции; 2) депрессивные психогенные реакции (реактивная депрессия); 3) реактивные (психогенные) бредовые психозы; 4) истерические психотические реакции или истерические психозы.

В большинстве случаев все разнообразные реактивные состояния оставляют после себя преходящую постреактивную астению, подобную постинфекционной психической слабости (повышенная утомляемость, слабость, истощаемость, снижение работоспособности, некоторая замедленность психических процессов, неустойчивость настроения, повышенная раздражительность). Больные малоподвижны, жалуются на бессилие, несобранность, головные боли, отмечают не свойственную им ранее непереносимость резких раздражителей (шум, яркий свет и др.). Настроение обычно пониженное, со склонностью к колебаниям по незначительным поводам. Это состояние непродолжительно и полностью обратимо.

Аффективно-шоковые психогенные реакции вызываются внезапным сильным аффектом, обычно страхом в связи с угрозой для жизни, чаще встречаются при массовых катастрофах (пожар, землетрясение, наводнение, горный обвал и т. д.). Клинически эти реакции проявляются в двух формах: гиперкинетической и гипокинетической.

Гиперкинетическая форма (реактивное, психогенное возбуждение) — внезапно наступившее хаотическое, бессмысленное двигательное беспокойство. Больной мечется, кричит, молит о помощи, иногда бросается бежать безо всякой цели, нередко в сторону новой опасности. Это поведение возникает на фоне психогенного сумеречного расстройства сознания с нарушением ориентировки в окружающем и последующей амнезией.

Гипокинетическая форма (реактивный, психогенный ступор) — внезапная обездвиженность. Несмотря на смертельную опасность, человек застывает, не может сделать ни одного движения, не в силах произнести ни слова (мутизм). Реактивный ступор обычно длится от нескольких минут до нескольких часов. В тяжелых случаях это состояние затягивается. Наступает выраженная атония или напряженность мышц. Больные лежат в эмбриональной позе или вытянувшись на спине, не принимают пищу. Глаза широко раскрыты, мимика отражает либо испуг, либо безысходное отчаяние. При упоминании о психотравмирующей ситуации больные бледнеют или краснеют, покрываются потом, отмечается учащенное сердцебиение (вегетативные симптомы реактивного ступора). Помраченное сознание при реактивном ступоре обусловливает последующую амнезию.

Психомоторная заторможенность может не достигать степени ступора. В этих случаях больные доступны контакту, хотя отвечают кратко, с задержкой, растягивая слова. Моторика скована, движения замедлены. Сознание суженное или больной оглушен. Иногда картина острого психогенного ступора определяется выраженным страхом: мимика, жестикуляция выражают ужас, отчаяние, страх, растерянность.

В редких случаях в ответ на внезапные и сильные психотравмирующие воздействия наступает так называемый эмоциональный паралич: длительная апатия с безразличным отношением к угрожающей ситуации и индифферентная регистрация происходящего вокруг.

Депрессивные психогенные реакции (реактивная депрессия). Смерть близкого человека, тяжелые жизненные неудачи способны и у здоровых людей вызвать естественную психологическую реакцию печали. Патологическая реакция отличается от нормальной чрезмерной силой и длительностью. В этом состоянии больные подавлены, тоскливы, слезливы, ходят сгорбившись, сидят в согбенной позе с опущенной на грудь головой или лежат, поджав ноги. Идеи самообвинения бывают не всегда, но обычно переживания концентрируются вокруг обстоятельств, связанных с психической травмой. Мысли о неприятном происшествии неотступны, детализируются, часто становятся сверхценными, иногда достигают степени бреда. Психомоторная заторможенность иногда достигает депрессивного ступора; больные все время лежат или сидят сгорбившись, лицо застывшее, с выражением глубокой тоски или безысходного отчаяния, они безынициативны, не могут обслужить себя, окружающее не привлекает их внимания, сложные вопросы не осмысливаются.

Реактивная депрессия иногда сочетается с отдельными истерическими расстройствами. В этих случаях депрессия проявляется неглубокой психомоторной заторможенностью, аффектом тоски с выразительными внешними симптомами, не соответствующими глубине депрессии: больные театрально жестикулируют, жалуются на гнетущее чувство тоски, принимают трагические позы, громко плачут, демонстрируют суицидальные попытки. Во время беседы они оживляются, бранят своих обидчиков, при упоминании о психотравмирующей ситуации возбуждаются вплоть до приступов истерического отчаяния. Нередко отмечаются отдельные пуэрильные, псевдодементные проявления.

Иногда на фоне угнетенного настроения возникают явления дереализации, деперсонализации, сенестопатически-ипохондрические расстройства. На фоне нарастающей депрессии с тревогой и страхом могут появиться отдельные идеи отношения, преследования, обвинения и др. Содержание бреда ограничивается неправильной интерпретацией поведения окружающих и отдельных случайных внешних впечатлений. Аффект тоски, когда к нему присоединяются тревога, страх или гневливость, часто развивается на фоне психомоторного возбуждения: больные мечутся, громко плачут, заламывают руки, бьются головой о стену, пытаются броситься из окна и т. д. Иногда это состояние принимает вид депрессивного раптуса.

От эндогенных реактивные депрессии отличаются тем, что их возникновение совпадает с психической травмой; психотравмирующие переживания отражаются в клинической картине депрессии, после разрешения психотравмирующей ситуации либо по истечении некоторого времени реактивная депрессия исчезает. Течение реактивной депрессии зависит как от содержания психической травмы, так и от особенностей личности больного и его состояния к моменту возникновения психического расстройства. Реактивные депрессии у лиц, перенесших черепно-мозговую травму или ослабленных тяжелыми соматическими и инфекционными заболеваниями, а также пожилых людей с церебральным атеросклерозом могут затягиваться. Длительными бывают и реактивные депрессии, связанные с тяжелой, не разрешившейся психотравмирующей ситуацией.

Реактивные (психогенные) бредовые психозы — сборная группа весьма различных психогенных реакций.

Реактивное паранойяльное бредообразование — возникновение паранойяльного сверхценного бреда, не выходящего за рамки травмирующей ситуации, «психологически понятного» и сопровождающегося живой эмоциональной реакцией. Эти идеи доминируют в сознании, но на первых этапах больные еще поддаются некоторому разубеждению. Во всем остальном поведении больного, не связанном со сверхценной идеей, заметных отклонений не обнаруживается. Реактивный паранойяльный бред, как и все реактивные состояния, длится до тех пор, пока не исчезает психотравмирующая ситуация, и целиком ее отражает, ему не свойственна прогредиентность, не возникает негативной симптоматики. Все эти особенности отличают реактивные паранойяльные состояния от шизофренических. Паранойяльные реактивные расстройства имеют множество отдельных вариантов, обусловленных особенностями психогенного воздействия.

Острая паранойяльная реакция — паранойяльное бредообразование, свойственное психопатическим (паранойяльным) личностям. Сравнительно небольшие житейские трудности могут вызвать у них подозрительность, тревожность, идеи отношения и преследования. Такие реакции обычно кратковременны. Их развитию способствует временное ослабление нервной системы (переутомление, недосыпание и др.).

Ипохондрическая реакция близка по структуре к острой паранойяльной. Развивается обычно у лиц с повышенным вниманием к своему здоровью. Неосторожная фраза врача (ятрогения), превратно понятый медицинский текст, известие о смерти знакомого могут привести к возникновению ипохондрической сверхценной идеи. Больные начинают посещать разных врачей, специалистов-консультантов, и отрицательные результаты исследований не приносят успокоения. В зависимости от особенностей личности больного и поведения врача ипохондрические реакции бывают кратковременными или затягиваются на годы.

Бред преследования тугоухих возникает у лиц со слабым слухом вследствие затрудненного речевого контакта с окружающими. Аналогичные состояния наблюдаются и при затруднении общения из-за незнания языка (бред преследования в иноязычном окружении).

Реактивные параноиды отличаются большим синдромологическим разнообразием. В одних случаях основные симптомы в клинической картине психогенного параноида — идеи преследования, отношения, иногда и физического воздействия на фоне выраженного страха и растерянности. Содержание бредовых идей обычно отражает психотравмирующую ситуацию; все происходящее подвергается бредовой интерпретации, приобретает особое значение. В других случаях на фоне психогенно обусловленного изменения сознания, обычно суженного, помимо бредовых идей преследования, отношения и физического воздействия, у больного возникают обильные как слуховые, так и зрительные галлюцинации и псевдогаллюцинации; в статусе преобладает аффект страха.

Диагностика реактивных параноидов обычно не вызывает больших затруднений. Основные опорные критерии: ситуационная обусловленность, конкретный, образный, чувственный бред, связь его содержания с психотравмирующей ситуацией и обратимость этого состояния при изменении внешней обстановки.

Параноид в условиях изоляции возникает нередко (например, у подследственных). Он длительнее реактивного и, как правило, сопровождается слуховыми галлюцинациями и псевдогаллюцинациями, иногда в виде острого галлюциноза: больной постоянно слышит голоса родных и знакомых, плач детей. Многочисленные голоса часто как бы разделяются на два лагеря: голоса враждебные, которые бранят и осуждают больного, и дружественные, которые защищают и оправдывают его.

Параноид внешней обстановки (ситуационный) — острый бредовой психоз; возникает внезапно, иногда без каких-либо предвестников, в крайне необычной (новой) для больного ситуации. Это острый образный бред преследования и необычайно резкий аффект страха. Больной, пытаясь спасти свою жизнь, выбрасывается на ходу из поезда, иногда защищается с оружием в руках от мнимых преследователей. Нередки попытки самоубийства с целью избавления от ожидаемых мучений. Больные могут искать защиты от преследователей у представителей власти, милиционеров, военнослужащих. На высоте аффекта страха отмечается нарушение сознания с последующей частичной амнезией указанного промежутка времени. На высоте психоза могут наблюдаться ложные узнавания, симптом двойника (см.). Возникновению таких острых параноидов способствуют длительное переутомление, бессонница, соматическое ослабление, алкоголизация. Такие параноиды обычно кратковременны, и при выведении больного из данной обстановки бредовые идеи исчезают, он успокаивается, появляется критика к психозу.

Истерические реакции или психозы проявляются сравнительно небольшим количеством клинических форм (вариантов): 1) истерическое сумеречное помрачение сознания (ганзеровский синдром); 2) псевдодеменция; 3) пуэрилизм; 4) психогенный ступор (см. с. 53).

Перечисленные формы истерических состояний могут переходить из одной в другую, что находят объяснение в общих патофизиологических механизмах их возникновения. И. П. Павлов указывал, что у лиц со слабым типом второй сигнальной системы повышенная тормозимость коры головного мозга приводит к расторможению подкорковых аппаратов, с которыми связаны эмоционально-инстинктивные реакции, что реализуется в истерическом поведении.

Лечение. При всех реактивных состояниях прежде всего по возможности следует устранить причину заболевания — психотравмирующую ситуацию. Аффективно-шоковые реакции из-за кратковременности обычно либо заканчиваются, либо переходят в другое реактивное состояние, прежде чем больной попадает к врачу. При реактивных депрессиях, параноидах, галлюцинозах, истерических психозах необходима госпитализация. Комплексное лечение реактивных психозов проводится с применением нейролептиков в сочетании с антидепрессантами и транквилизаторами. При ажитации, тревоге в структуре депрессии рекомендуется комбинированная терапия антидепрессантами (назначают в первой половине дня) и нейролептиками (назначают во второй половине дня). Если реактивные депрессии неглубоки, то возможно амбулаторное лечение, но при условии пристального надзора за больным в семье. При лечении реактивных состояний особенно важна психотерапия.

Трудовая экспертиза. Реактивные состояния как непрогредиентные заболевания с острыми психическими расстройствами обычно влекут за собой временную утрату трудоспособности с оформлением больничного листа. Во ВТЭК больные направляются лишь при затяжном течении болезни. В таких случаях ВТЭК может рекомендовать продолжение лечения с продлением временной нетрудоспособности более 4—5 мес.

tapemark.narod.ru

Реактивный параноид

Реактивный параноид – группа психозов с достаточно разнообразной симптоматикой, возникающих под влиянием психической травмы (пребывания в чуждой среде, в условиях тяжелого стресса). Сопровождается образованием сверхценных или бредовых идей, возможны слуховые и зрительные галлюцинации. Наблюдается тревожность, подозрительность и постоянное психологическое напряжение. Часто выявляется депрессивный компонент той или иной степени выраженности. Диагноз «реактивный параноид» выставляется с учетом анамнеза и клинических проявлений. Лечение – устранение травмирующей ситуации, фармакотерапия, психотерапия после исчезновения нарушений психотического уровня.

Реактивный параноид – психоз, возникающий под влиянием психотравмирующих обстоятельств: пребывания в ситуации тяжелого конфликта, в чуждой социальной среде, в зоне военных действий, в условиях заключения и т. д. Развивается остро. Симптомы обычно исчезают после устранения травмирующей ситуации, иногда наблюдается подострое или затяжное течение реактивного параноида с исходом в патологическое развитие личности. Подробные исследования данной патологии проводились в первой половине XX века известными советскими психиатрами: П.Б. Ганнушкиным, В.А. Гиляровским, А.Н. Молоховым, Е.А. Поповым, А.В Снежневским и другими. В последующем эти исследования были дополнены новыми данными, однако взгляды на причины развития, течение и методы лечения реактивного параноида с тех пор не претерпели существенных изменений. Диагностику и лечение осуществляют специалисты в области психиатрии.

Причины и классификация реактивного параноида

В качестве непосредственных причин развития реактивного параноида специалисты указывают острые психотравмирующие обстоятельства, обычно связанные с риском для жизни, здоровья и будущего пациента, либо имеющие большую субъективную значимость для больного. Постоянными элементами психотравмирующих обстоятельств, провоцирующих возникновение реактивного параноида, являются высокий уровень неопределенности, недостаток информации, невозможность оценить происходящее с точки зрения привычных стандартов и выстроить линию поведения, обеспечивающую наилучший исход в данной ситуации.

Большое значение имеют особенности характера и личности больного, его соматическое состояние, а также специфические условия ситуации (иноязычная среда, тюремное заключение и пр.). Вероятность развития реактивного параноида увеличивается при повышенной чувствительности, тревожности, мнительности, подозрительности, ригидности внутренних установок и недостаточной гибкости мышления. Факторами, способствующими возникновению реактивного параноида, являются физическое и психическое переутомление, истощение, плохое питание, недостаток сна, травмы и соматические заболевания.

Отечественные исследователи выделяют следующие варианты реактивного параноида:

  • Реактивное паранойяльное бредообразование
  • Реактивный бредовый психоз
  • Индуцированный реактивный параноид

В группу реактивных бредовых психозов относят параноиды военного времени, параноиды тюремного заключения, железнодорожные параноиды, параноиды при попадании в иноязычную среду и другие разновидности реактивного параноида, имеющие общую клиническую симптоматику, но несколько различающиеся по внешним проявлениям в зависимости от специфических условий внешней среды.

Реактивное паранойяльное бредообразование

Ведущим симптомом реактивного параноида становится образование сверхценных или бредовых идей, напрямую связанных с травмирующими обстоятельствами. Обычно наблюдается ипохондрический бред, сутяжный бред, бред ревности, бред преследования или бред изобретательства. Характерной особенностью этой формы реактивного параноида является сохранение внешней адекватности и упорядоченного поведения в остальных сферах жизни. Тематика бредовых идей хорошо понятна окружающим, поскольку они могут проследить связь между этими идеями и актуальными проблемами пациента.

На начальном этапе реактивного параноида сверхценные и бредовые идеи поддаются коррекции. В последующем бред углубляется, больной становится менее восприимчивым к мнению других людей. Продолжительность расстройства зависит от особенностей и длительности травмирующей ситуации. При разрешении проблемы реактивный параноид обычно быстро редуцируется и исчезает. Если пациент долгое время пребывает в неблагоприятной психологической атмосфере и не может решить проблему, возможно затяжное течение с исходом в патологическое паранойяльное развитие.

Реактивные бредовые психозы

Эта форма реактивного параноида развивается в экстремальных обстоятельствах, требующих быстрого приспособления к непривычным и зачастую крайне неблагоприятным условиям: при попадании в зону военных действий, при аресте, изоляции от привычного окружения (при попадании в иноязычную среду), абсолютной изоляции (при завале во время землетрясения, в шахте или в пещере). Согласно П.Б. Ганнушкину, существует два обстоятельства, более всего способствующие развитию реактивного параноида: первое – подозрение в совершении преступления, второе – пребывание в абсолютно чужой среде.

Предрасполагающими факторами, увеличивающими вероятность возникновения реактивного параноида, являются скрытность, тревожность, неуверенность в себе, повышенная сенситивность, а также объективные обстоятельства, в связи с которыми человек скрывает какие-то факты и опасается разоблачения. Перечисленные факторы создают неблагоприятный эмоциональный фон и резко увеличивают психологическое напряжение. В результате пациент, страдающий реактивным параноидом, начинает трактовать любые нейтральные события (поведение и взгляды окружающих, их разговоры между собой), как свидетельство подслушивания, подглядывания, осуждения или разоблачения.

Возможно острое или подострое развитие реактивного параноида. Первым проявлением психоза становится нарастающая тревога и ожидание неизбежной катастрофы в сочетании с ложными узнаваниями и дереализацией. Больным с реактивным параноидом кажется, что все происходящее имеет какой-то тайный смысл, что другие люди что-то замышляют, перешептываются и переглядываются. Кульминацией становится чувство смертельной опасности. Окружающие превращаются в злоумышленников, которые готовятся расправиться с пациентом, лишив его жизни.

На фоне крайне насыщенных эмоциональных реакций (растерянности, беспокойства, тревоги и страха) возникает бред, зрительные и слуховые галлюцинации. Пациент, страдающий реактивным параноидом, «видит», как кто-то крадется к нему, чтобы напасть, «слышит», как голоса угрожают или сообщают о вражеских планах. Крайне редко наблюдаются психозы без галлюцинаторных расстройств. Обычно развивается бред особой значимости, бред воздействия, бред отношения или бред преследования. Тематика бреда при реактивном параноиде напрямую связана с травмирующими обстоятельствами. При угрозе для жизни доминирует тема внезапной гибели, при угрозе для будущего и репутации – тема морально-нравственного ущерба, унижения, несправедливости и т. п.

Элементы бреда определяются ситуацией, спровоцировавшей развитие реактивного параноида. При железнодорожном параноиде пациент может видеть в соседях планирующую ограбление воровскую шайку и обратиться к проводнику или полицейским за помощью. При параноиде военного времени – может считать окружающих неприятелями, а себя дезертиром, предателем или шпионом. Основные проявления реактивного параноида обычно исчезают через несколько суток после начала лечения. В течение 2-3 недель наблюдается астения, иногда – с элементами резидуального бреда.

Индуцированный реактивный параноид

Индуцированный реактивный параноид развивается в результате тесного, как правило, длительного контакта с больным, страдающим психическим расстройством. Факторами, способствующими развитию индуцированного параноида, являются высокая эмоциональная насыщенность при общении индуктора и реципиента, недостаток других источников информации и внешних раздражителей, слишком узкий круг общения, а также высокий авторитет индуктора в глазах реципиента.

Индуцированный реактивный параноид чаще возникает при неуверенности в себе, тревожности, повышенной внушаемости, психопатиях и умственной отсталости. Тематика бреда реципиента отражает бредовые идеи индуктора. Возможен бред отравления, бред преследования, сутяжнический бред и др. Критика к собственному состоянию и состоянию индуктора отсутствует. При прекращении контакта с индуктором симптомы реактивного параноида редуцируются и исчезают.

Лечение и прогноз при реактивном параноиде

Лечение осуществляется в условиях психиатрического стационара. В острой фазе реактивного параноида применяют антипсихотики, противотревожные и успокоительные препараты. После устранения психотических проявлений возможно использование различных психотерапевтических методик для выявления причин развития реактивного параноида, переработки травмирующих переживаний и выработки новых, более адаптивных способов реагирования. Применяют индивидуальную терапию.

Прогноз обычно благоприятный. При разрешении травмирующей ситуации и создании благоприятной психологической атмосферы проявления реактивного параноида купируются в течение нескольких дней или недель. После устранения психотических симптомов наблюдается астения различной степени выраженности, возможно – с остаточными элементами бреда или паранойяльными переживаниями. В последующем все патологические проявления исчезают, исходом реактивного параноида становится полное выздоровление. Редко (обычно – при наличии дефектов психической конституции) наблюдается патологическое развитие личности.

www.krasotaimedicina.ru

Реактивные психозы

Реактивные психозы (психогенные психозы, реактивные состояния) представляют собой патологическую реакцию психотического уровня на одномоментные сильные психические травмы.

Выделяют следующие клинические формы реактивных психозов:
1) аффективно-шоковые психогенные реакции (реактивный ступор, реактивное возбуждение);
2) истерические психозы (псевдодеменция, пуэрилизм, истерическое сумеречное состояние сознания);
3) реактивная (психогенная) депрессия;
4) реактивное (психогенное) бредообразование (реактивный параноид, психогенное паранойяльное бредообразование, индуцированный бред);
5) ятрогении.

Критериями диагностики реактивных психозов являются следующие признаки: непосредственная связь во времени возникновения психоза с психотравмирующей ситуацией; отражение событий психотравмирующей ситуации в содержании симптоматики реактивных психозов; возможность выхода из психоза при устранении психотравмирующей ситуации.

Аффективно-шоковые психогенные реакции возникают в результате очень сильной психической травмы (катастрофа, массовая гибель людей, бомбежка и т. д.).

Реактивный ступор (эмоциогенный паралич, эмоциогенный шок) проявляется в невозможности двигаться, тронуться с места («от ужаса остолбенел»), адекватно реагировать на ситуацию, как правило, угрожающую жизни, говорить. По выходе из психоза больной обычно не помнит происходящего с ним (амнезия). Иногда может возникнуть так называемый эмоциональный паралич, в результате которого прежде всего страдает эмоциональная сфера. Больной как бы не может какое-то время эмоционально реагировать на все, что происходит вокруг. Продолжительность реактивного ступора от нескольких минут до нескольких часов.

Больная М., стала свидетелем дорожной катастрофы, в которой потеряла своего единственного сына. Увидев тело сына, в ужасе замерла, застыла на месте с устремленным в одну точку взором, мешала врачам «скорой помощи». Через 2 часа пришла в себя в приемном отделении больницы, но не могла понять, как там оказалась. С плачем стала рассказывать о гибели сына. Промежуток времени в 2 часа полностью амнезировала.

Реактивное возбуждение развивается остро вслед за катастрофической ситуацией и характеризуется хаотическим психомоторным возбуждением, паникой, бесцельной двигательной активностью. Ориентировка может быть нарушена.

Как и ступор, реактивное возбуждение может сопровождаться нарушением сознания. У больных наступает амнезия пережитого. Длительность реактивного возбуждения, как правило, ограничивается несколькими минутами.

Истерические психозы, как и все реактивные состояния, возникают после острой психической травмы, чаще на фоне органической неполноценности головного мозга. К ним относятся: псевдодеменция, пуэрилизм, истерическое сумеречное помрачение сознания. Эти психозы часто наблюдаются в судебно-психиатрической практике (так называемые тюремные психозы), а также в военное время.

Псевдодеменция — как бы внезапное поглупение, характеризующееся мнимой утратой простейших знаний и умений. На самые элементарные вопросы больные дают неправильные ответы (миморечь), но обычно в плане задаваемого вопроса; не могут выполнять элементарные инструкции, долго считают, например, сколько у них пальцев на руках, при этом лицо выражает недоумение. Для псевдодеменции характерны явная нелепость ответов, грубейшие ошибки. У больных постоянно «глупая улыбка», широко раскрытые глаза. Они не могут себя обслуживать, без посторонней помощи не могут одеться, поесть, с трудом передвигаются, иногда начинают вести себя как животные: бегают на четвереньках, пытаются лакать пищу из тарелки (синдром одичания).

Различают две формы псевдодеменции — депрессивную и ажитированную. Больные либо вялы, заторможены, либо беспокойны, суетливы, непоседливы, выражены явления миморечи и мимодействия. Псевдодеменция, возникшая в условиях тюремного заключения, называется синдромом Ганзера (по имени автора).

Больной К. совершил правонарушение. В процессе следствия стал вести себя необычно, перестал отвечать на вопросы или давал совершенно неадекватные ответы, при этом широко улыбался, внимательно всматривался в лицо собеседника, как бы пытаясь что-то понять. Утверждает, что у него 17 пальцев на руках и ногах и несколько пар глаз. При упоминании правонарушения начинает громко стонать, плачет, а затем вновь неуверенно улыбается или надолго замолкает.

Пуэрилизм (puer — мальчик), как и псевдодеменция, развивается в ситуации, угрожающей больному. Это состояние выражается в появлении у больного детскости в поведении: больной начинает говорить детским голосом, подпрыгивает, хлопает в ладоши, играет в куклы или детские машинки, просит взять его «на ручки», выпрашивает конфеты, окружающих называет дядями и тетями. При невыполнении его просьбы демонстративно обижается, надувает губы, топает ногами, громко плачет, размазывая следы по всему лицу. Нередко пуэрилизм сочетается с псевдодеменцией.

Больная Н. педиатр, после смерти маленького пациента была родителями последнего привлечена к суду. В процессе следствия неожиданно стала вести себя неадекватно, не отвечала на вопросы, хихикала, распевала детские песенки, стала говорить детским голосом, не выговаривая при этом букву Р, собирала бумажки, шила из них платья для кукол, сделанных из хлеба, играла в «классики», прыгала через веревку, просила привести к ней маму, окружающих называла «злюками и врединами».

Истерическое сумеречное состояние сознания возникает в условиях тяжелой психотравмирующей ситуации (потеря близких), характеризуется яркими образными представлениями, галлюцинациями, бредовыми идеями, содержание которых связано с психотравмирующей ситуацией. Больной как бы вновь переживает эту ситуацию, но чаще в благоприятном для больного варианте (женщина, получившая известие о смерти мужа, накрывает стол, чтобы встретить его, уверяя всех, что он сейчас вернется), реже — вновь переживаются в мельчайших деталях трагические события. Длительность психоза от нескольких часов до нескольких недель. Больной оторван от реальной действительности яркими образами психотравмирующей ситуации, при этом высказывания и поведение больного характеризуются эмоциональной насыщенностью. При данном виде истерического психоза также имеет место амнезия.

Больная М., потерявшая единственного ребенка, долго не давала его хоронить, пеленала трупик, купала его, пыталась накормить, разговаривала с ним, баюкала его, никак не могла понять, почему окружающие считают его умершим.

Реактивная (психогенная) депрессия является наиболее частой формой реактивных психозов (составляет около 40% всех психогений). В отличие от естественной человеческой реакции на тяжелое горе (подавленность, тоскливость), реактивная депрессия характеризуется степенью выраженности депрессивных явлений, доминированием их над всеми другими переживаниями.

Клиническая картина заболевания представлена так называемой депрессивной триадой. Состояние характеризуется подавленностью, чувством безнадежности, слезливостью, вегетативными расстройствами, снижением аппетита, двигательной и идеаторной заторможенностью. Могут возникать сверхценные идеи самообвинения, суицидальные мысли. Больные полностью фиксированы на психотравмирующей ситуации, односложно отвечают на вопросы, говорят тихим голосом только о случившемся. Обычно сидят в депрессивной позе, ссутулившись, опустив голову на грудь. При очень глубокой депрессии больной не может плакать. Его мысли постоянно возвращаются к имевшему место печальному событию. Возможно возникновение галлюцинаций, также отражающих психотравмирующую ситуацию (слышит голос умершего, его шаги). Содержание сновидений при поверхностном сне включает в себя травмирующие события. Больные требуют самого строгого контроля, так как им присущи суицидальные мысли, нередко отказ от еды. Длительность реактивной депрессии обычно не превышает 2-3 месяцев, однако возможны и затяжные психогенные депрессивные реакции. Выход из реактивной депрессии обычно постепенный.

Реактивное (психогенное) бредообразование включает реактивный параноид, психогенное паранойяльное бредообразование и индуцированный бред.

Реактивный параноид возникает в ситуации реальной угрозы для личности (реальная угроза преследования, возможность обвинения в неблаговидных поступках). Он выражается в убежденности больного в том, что к нему плохо относятся, его преследуют, его телефонные разговоры прослушивают и т. д. Больной слышит угрозу в свой адрес, о нем переговариваются, он испытывает галлюцинаторные и иллюзорные переживания. В содержании бредовых идей (отношения, преследования) и расстройств восприятия обязательно отражается психотравмирующая ситуация. Поведение больного определяется бредовой оценкой окружающего. В формировании реактивного параноида важная роль принадлежит личностным особенностям больного. Болезнь обычно продолжается несколько месяцев, однако возможно и затяжное течение.

К разновидностям этой патологии относится так называемый железнодорожный параноид. В необычных условиях длительной дороги, окружения чужих людей, недосыпания, нерегулярного питания, иногда алкоголизации у больных появляется тревога, мысли, что за ними наблюдают, следят, о них говорят, соседи по купе или вагону ведут себя подозрительно: переглядываются, перешептываются за спиной больного, хотят забрать его вещи. Больные могут слышать голоса угрожающего характера, нередко в страхе выпрыгивают на ходу из вагона поезда или же покидают вагон на ближайшей остановке и садятся на первый попавшийся поезд, чтобы избежать «преследователей».

Иногда исходным моментом для развития реактивного параноида становится изоляция от окружающих, в частности, у людей с резко пониженным слухом (бред преследования тугоухих) или у людей, которые находятся среди говорящих на ином языке (бред преследования при иноязычном окружении).

Больной К., 35 лет, стационирован по путевке дежурного психиатра, осмотревшего больного в аэропорту. Больной в течение 5 дней не мог купить билет на самолет, ночевал в зале ожидания, недосыпал, нерегулярно питался, очень много курил, часто пил кофе, находился в постоянном тревожном состоянии, так как летел на похороны сестры. На 5-й день пребывания в аэропорту, когда у больного уже был билет на руках и до отлета самолета осталось 10 часов, обратил внимание на то, что к нему приглядывается группа мужчин, говорящих на непонятном языке. Видел, как они несколько раз прошли мимо кресла, на котором он сидел. Через час встретил их в буфете, они подсели за его столик и стали задавать «нейтральные» вопросы. Понял, что его хотят ограбить. В страхе покинул буфет, проходя через зал ожидания, услышал голос: «Не торопись, милый». Через некоторое время тот же голос сказал: «Попался, голубчик». Когда вновь увидел недалеко от себя «группу преследователей», окончательно понял, что он стал жертвой преследования, его хотят ограбить и убить. Обратился в отделение милиции с просьбой защитить его от «преследователей».

Психогенное паранойяльное бредообразование чаще всего отмечается у психопатических личностей со склонностью к образованию сверхценных идей, хотя может быть и у психически здоровых с особым складом личности (акцентуированный характер). В условиях усиления психотравмирующей ситуации (измена близкого человека, несправедливое отношение и др.) сверхценная идея может сменяться паранойяльным бредом. Чаще встречается психогенный паранойяльный бред ревности, любовный, изобретательства, сутяжный. Важно отметить, что в клинической картине заболевания никогда не бывает расстройств восприятия (иллюзий, галлюцинаций). Бред отличается относительной правдоподобностью, отсутствием нелепости фабулы и большой аффективной заряженностью.

Индуцированный бред (наведенный) развивается у человека, близко контактирующего с душевнобольным, высказывающим бредовые идеи. Условиями формирования индуцированного бреда являются:
1) тесное общение, постоянный контакт с больным;
2) высокая авторитетность больного для индуцируемого;
3) повышенная внушаемость, невысокий интеллект, низкий образовательный уровень «индуцируемого» — разделяющего бредовые идеи больного;
4) постепенное развитие и правдоподобность содержания бредовых идей у больного-«индуктора».

Бредовые идеи могут быть любого содержания, но чаще — преследования.

Иногда индуцированный бред возникает у нескольких людей, тесно контактирующих с больным, чаще у членов семьи. Возможно массовое индуцированное помешательство.

Индуцированный бред необходимо дифференцировать от конформного бреда, когда тесно контактирующие между собой двое психически больных высказывают бред одного содержания.

Индуцированный бред очень непрочен и при изоляции от больного быстро и бесследно исчезает.

Больной X., 56 лет. В возрасте 54 лет стал чувствовать, что соседи по площадке стали к нему относиться подозрительно, разговаривали о нем с «намеками», за что-то осуждали его. Вскоре один из соседей зашел к больному в квартиру и «как-то по-особому» осмотрел ее. Больной понял, что сосед хочет занять его квартиру, а его куда-то выселить или отравить. Слышал, как сосед что-то сверлил в стенке, через некоторое время почувствовал на кухне особый запах, понял, что сосед через стену пропускает ядовитый газ. Поделился своими опасениями с женой, которая поначалу не обратила на это никакого внимания, однако после настойчивого убеждения со стороны больного также стала чувствовать, что сосед пытается избавиться от них и завладеть квартирой. Чувствовала на кухне особый запах, поэтому, несмотря на морозы, постоянно держала на кухне открытым окно, чтобы «газ выветривался». Многократно обращалась в милицию с жалобами на соседа, несколько раз врывалась к нему в квартиру, чтобы «застать на месте преступления». В связи с неправильным поведением больной и его жена были осмотрены психиатром и стационированы в разные отделения психиатрической больницы. Спустя месяц жена больного перестала высказывать бредовые идеи, с критикой оценивала пережитое, в то время как больной оставался абсолютно убежденным в том, что его хотят отравить или выжить из квартиры.

Ятрогении (iatros — врач + гр. genes — порождаемый, возникающий) — это различные психогенные реакции, вызванные неправильным обращением врача с больным. Психогенные реакции, вызванные врачом, могут носить характер ипохондрического бреда, навязчивых страхов, сверхценных идей, реактивной депрессии. Ятрогении чаще всего возникают у тревожно-мнительных, сенситивных личностей или у лиц, астенизированных вследствие соматического или инфекционного заболевания.

Подобные болезненные состояния, вызванные неправильным поведением младшего или среднего медицинского персонала, носят название соррогений.

Больной Т., 16 лет. В возрасте 15 лет во время школьной диспансеризации рентгенолог сказал больному, что у него типичное капельное сердце. Больной «пережил состояние ужаса», так как решил, что капельное сердце, как капля, в любой момент может оторваться. Резко снизилось настроение, перестал вставать с постели, опасался, что любое движение может спровоцировать «отрыв сердца». Постоянно прислушивался к ощущениям со стороны сердца; чувствовал, что оно «бьется из последних сил», был абсолютно убежден в том, что умрет от «отрыва сердца».

Лечение. При острых психогенных реакциях для купирования психоза применяют нейролептики внутримышечно (аминазин до 150 мг, стелазин 10-20 мг, галоперидол 1,5-3 мг 2-3 раза в день), а также транквилизаторы (например, седуксен внутримышечно или внутривенно). Для снятия реактивной депрессии используют различные антидепрессанты (амитриптилин, лудиомил, пиразидол, мелипрамин). Для лечения истерических психозов эффективны нейролептики (аминазин, стелазин, меллерил, хлорпротиксен, неулептил) или транквилизаторы (феназепам, лоразепам, седуксен).

psyera.ru