Рождение ребенка при шизофрении

Перинатальная психология для специалистов

Речь женщин в разные периоды беременности

Сироты России: Право ребенка на семью. Материалы Общероссийской конференции
Москва, 15–19 января 2001 г. — М.2001.-с. 158–164

Н.И. Миронова, В.И. Брутман
Исследование поддержано Российским фондом фундаментальных исследований (Грант № 97-Об–804010)

Как известно, во время беременности происходят закономерные, глубокие психофизиологические сдвиги, которые становятся основой для изменений сознания будущей матери, направленных на ее подготовку к материнству (Копыл, Баз, Баженова, 1994; Брутман, Радионова, 1997, LeboviciS., 1988). Поиски объективных маркеров, способных еще во время беременности установить степень психологической готовности к материнству, привели нас к исследованию динамики речевых характеристик женщин во время беременности. Основанием для этого стал известный факт особой чувствительности речи к изменениям состояния сознания, эмоциональной сферы.

С этой целью нами был проведено проспективное исследование, в котором приняли участие 26 физически и психически здоровых женщин, впервые вынашивающих желанную (по самоотчету) беременность. На протяжении всего срока беременности каждая из них тестировалась трижды (в период первого, второго и третьего триместра).

Вопросы, задаваемые женщинам, были заранее стандартизированы и в основном связаны с ребенком. Они варьировались на протяжении репродуктивного цикла в зависимости от того, какие события, касающиеся
ребенка, были актуальны для матери (шевеление плода и ощущения матери; ее мечты, впечатления от УЗИ и т.п.). Записанные при этом рассказы о будущем ребенке является результатом вербализации «мысленного образа ребенка», который существует (и постоянно меняется) в сознании будущей матери. Под «мысленным образом» понимается «репрезентация в уме не присутствующего объекта или события» (Солсо, 1996. С.276). «Мысленный образ» отражает не только часть модели мира, но и, что очень важно, оценки и отношения в этой модели мира к данному объекту.

Для анализа полученных записей речи нами были выбраны следующие лингвистические характеристики:

  • Темповые характеристики речи (темп ровный-неровный; медленный, средний, быстрый; комбинированный).
  • Объем текста и объем синтагмы (в количестве лексических единиц).
  • Явления хезитации (незаполненные паузы колебания на стыке синтагм и внутри синтагмы, заполненные паузы колебания различного типа, речевые «сбои») и слова с семантикой неопределенности.
  • Средства, несущие информацию об эмоциональной окрашенности речи, т.е. об отношении говорящего к теме (эмоциональная окрашенность, акцентная выделенность, диминутивы — слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами), интенсификаторы — слова, демонстрирующие силу проявления признака, действия или качества;
    квалификативы — «признаковые» слова, определения разного рода, согласованные и несогласованные, и обстоятельства).
  • Для удобства восприятия все показатели представлены для текста объемом 100 лексических единиц.

    Лингвистический анализ включал два этапа:

  • Количественный анализ
  • Качественный анализ.
  • Количественный анализ

    В результате лингвистического исследования в количественном плане были обнаружены следующие изменения речи женщин в разные триместры беременности:

    1. От первого к третьему триместру беременности постепенно сокращается объем текста о ребенке (130 — 109 — 102 лексические единицы), но возрастает средняя длина синтагмы (4,5 — 4,9 — 5,0 лексических единиц).

    Это свидетельствует о том, что у испытуемой появляется возможность «упаковать» большее количество информации в одну ритмико-смысловую единицу. Причем речь здесь идет именно о большем количестве нагруженных смыслом, обладающих определенным лексическим значением лексических единиц, поскольку не увеличивается (8,9 — 8,7 — 8,9) количество «сорняков» и слов с семантикой неопределенности (5,6 — 6,8 — 5,8).

    2. В третьем триместре по сравнению с первым увеличивается количество определений разного типа (8,5 — 5,6 — 12,7). Все это позволяет говорить о том, что со временем мысленный образ будущего ребенка становится более определенным, объемным, характеризуется более широким набором признаков, которые прочно связаны в сознании матери с образом ребенка. Вместе с тем количество лексических единиц с другими синтаксическими функциями (сказуемые, обстоятельства, дополнения) остается неизменным: именно за счет увеличения числа определений разрастается объем синтагмы.

    3. Установлено, что рассказы о ребенке большинства женщин (данные приведены в процентах) на протяжении всего периода беременности отличаются положительной эмоциональной тембральной окрашенностью речи (65% — 80% — 65%), чем ее нейтральностью. Этот факт можно рассматривать как доказательство того, что положительное эмоциональное отношение к ребенку в норме формируется уже в самом начале беременности, во время первого триместра. Это подтверждается и отсутствием различий в области интенсификаторов и диминутивов в речи женщин от триместра к триместру: уже в начале беременности их количество очень велико.

    4. Отмечена и еще одна существенная особенность речи женщин во время беременности. Речь идет об увеличении количества длительных незаполненных межсинтагме иных пауз (15,8 — 21,3 — 25,5) и аналогичном увеличении количества завершающих синтагм (типа «ВОТ») от первого к третьему триместру.

    Данное явление, скорее всего, связано со снижением скорости интеллектуальных операций и темпа речи вследствие изменения физического состояния женщины.

    Таким образом, в качестве важнейших лингвистических маркеров мы можем рассматривать:

  • определения;
  • диминутивы и интенсификаторы (их неизменно высокое количество на
    протяжении всего репродуктивного цикла);
  • постоянную положительную эмоциональную тембральную окрашенность
    рассказа о ребенке.
  • Качественный анализ

    Нами установлено, что состав и способы выражения значения диминутивов и интенсификаторов не меняются на всем протяжении беременности. А вот в области квалификативов (определений) происходят существенные изменения, касающиеся их качественного состава. Это можно объяснить тем, что именно определения связаны в первую очередь с изменением образа ребенка в сознании матери, с формированием отношения к нему в период беременности.

    Для анализа изменений качественного состава определений нами была использована универсальная классификация типов оценки, предложенная Н.Д. Арутюновой (Арутюнова, 1999.С 198–199), поскольку главным принципом выбора оснований оценки в этой классификации как раз и явилось отношение субъекта к оцениваемому объекту.

    Прежде всего автор выделяет два типа аксиологических значений: общеоценочное и частнооценочное.

    Общеоценочный тип реализуется в языке прилагательными «хороший» и «плохой», а также их синонимами с разными стилистическими и экспрессивными оттенками (прекрасный, замечательный, скверный, дурной). Частнооценочный тип более обширен и разнообразен и включает три группы.

  • Сенсорные оценки (сенсорно-вкусовые, психологические, интеллектуальные и эмоциональные).
  • Сублимированные оценки (эстетические, этические).
  • Рационалистические оценки (утилитарные, нормативные,
    телеологические).
  • Наибольший интерес представляет сравнение оценок-прилагательных (определений) между первым и третьим триместром, поскольку именно тогда женщины обычно дают прямую характеристику ребенку, тогда как во втором триместре они, в основном, характеризуют свои переживания через ощущения от шевеления ребенка.

    По результатам тестирования во время первого триместра типичным в описании ребенка является преобладание сенсорно-вкусовых характеристик, имеющих отношение к ребенку вообще, или детализированных, характеризующих части тела ребенка (ребенок маленький

    маленький носик, маленькие губки, пальчики, ручки, ножки, пухлые щечки). Часто появляется слово «маленький» или его синонимы (крошечный). Как их разновидность можно рассматривать и соотнесение ребенка с конкретным объектом. Во время первого триместра таким объектом может быть и человек, кто-то из родителей (похож на папу), и детеныш животного (похож па лягушонка).

    Психологические характеристики в период первого триместра беременности практически не встречаются.

    Можно встретить рационалистические оценки ребенка, которые могут также быть детализированы, (слабый — слабые ручки), но они немногочисленны и имеют свои особенности по сравнению с третьим триместром (см. ниже).

    В описании ребенка в период первого триместра частыми оказались и определения, представляющие собой общую оценку (хорошенький, красивый, симпатичный).

    Определения, используемые женщинами по отношению к ребенку в период третьего триместра, имеют свои особенности.

    Сенсорно-вкусовые характеристики так же популярны, но меняется их содержание. Причем изменения сенсорных характеристик влечет за собой и соответствующее изменение рационалистических оценок. Так, вместо слов «маленький», «слабый» появляются слова «сильный», «большой», «достаточно большой».

    Круг сенсорных характеристик расширяется: появляются многочисленные указания на вес ребенка (два килограмма, будет мало весить, два с лишним будет, три с половиной килограмма). Применение УЗИ также способствует появлению новых характеристик. Наряду с описанием частей тела появляется описание внутренних органов (сердечко маленькое).

    При этом слово «толстый» и его синонимы, довольно часто встречающиеся в речи женщин в период первого триместра и связанные с существующим в нашем сознании стереотипом младенца («младенцем с картинки»), заменяется более реальным «худенький», «будет худоват».

    Вместо сопоставления с детенышем животного и «младенца с картинки» (в первом триместре) в третьем появляется идея реального человека (человечек маленький, уже существо, какой-то живой). Появляются определения, выражающие нормативные оценки: «нормальный», «ручки, ножки нормальные», «сформировавшийся», «ручки, ножки сформированы».

    Во время третьего триместра происходит замена вневременного образа ребенка на образ временной, соотнесенный с определенной точкой во времени, например, с моментом родов. Появляются соответствующие характеристики ребенка (комочек, синенький, в какой-то слизи, полете).

    Соотнесение с реальным временем проявляется в появлении высказываний о ребенке в будущем времени (будет подвижный, сильный, большой, бойкий).

    Можно отметить и характерный для третьего триместра сдвиг в сторону психологических характеристик: интеллектуальных и эмоциональных. Именно они, а не сенсорно-вкусовые, как во время первого триместра, занимают главенствующее положение среди определений, связанных с ребенком. Интеллектуальные характеристики представлены следующими примерами: «с какими-то требованиями», «характер как у папы», «человечек со своим характером». Среди эмоциональных характеристик можно назвать: «умиротворенный», «довольный жизнью», «добрый». Аналогичные результаты были получены нами раннее и при исследовании ассоциативных реакций на слово «младенец»: более сильное эмоциональное отношение к ребенку у матерей по сравнению с женщинами, не имеющими детей, всегда сопровождалось увеличением количества психологических характеристик (Миронова, 1999). Интересно, что одновременно с ростом объема психологических характеристик увеличивается и количество указаний на психологические действия ребенка, (все понимает; чувствует, что на него обратили внимание…).

    Несмотря на то, что наш эксперимент носил предварительный, пилотажный характер, даже такой ограниченный объем материала позволяет сделать ряд предварительных выводов:

    1. Во время беременности происходят закономерные психоэмоциональные сдвиги, которые отражаются в изменениях характеристик речи (в количественном и качественном плане). Поэтому лингвистические характеристики могут использоваться в качестве маркеров психологической готовности к материнству.

    2. Изменения речевых характеристик от первого к третьему триместру можно рассматривать, с одной стороны, как свидетельство возникновения у будущей матери более реального и конкретного образа ребенка, существующего во времени и пространстве, а с другой — как свидетельство конкретных психофизиологических изменений функционального состояния женщин, происходящих во время беременности.

    3. Искажение подобной динамики речевых характеристик может свидетельствовать о нарушении формирования готовности к материнству. Именно этой проблеме и будут посвящены наши последующие публикации.

    ЛИТЕРАТУРА:

  • Александров Ю.И. Основы психофизиологии. //М. 1997.431 с.
  • Арутюнова Н.Д. Оценка в механизмах жизни и языка // Язык и мир человека. М., 1999. С.198–199.
  • Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности. //Вопросы психологии. 1997, 6. С.38–47
  • Копыл О.А., Баз Л.Л., Баженова О.В. Готовность к материнству: выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка // Синапс, 1993, 4. С. 35–42.
  • Миронова Н.И. Образ младенца: фантазия и реальность // Труды Международного семинара «Диалог 99». Таруса, 1999. Т.1. С.186–195.
  • Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М., 1996.
  • Lebovici S. Interaction fantasmatique, transmission intergenerationnelle // Psychiatrie du bebe, Paris, 1988, p 321–335
  • www.psymama.ru

    Можно ли рожать при депрессии и шизофрении.

    Шизофрения и личные отношения.

    Связанная тема: Наследование шизофрении. Статистика странная.
    Привет всем! у меня вот какая ситуация:
    Болеет мама. У нее диагноз параноидальная-шизофрения, (2 группа инвалидности, не рабочая). Она болеет уже 11 лет. Причем сошла с ума совершенно резко и неожиданно. Мне тогда было 14 лет. В больницу её не стали отправлять, решили что она поправится сама. Да и она сама кричала, что полностью здорова!, хотя папа и брат и все родственники и соседи стали замечать за ней странности. В итоге мы её оставили дома. Прошло 3 года. У нее периодически бывали обострения, но до кошмарных ситуаций дело не доходило. А тут, вдруг, у нее опять началось странное состояние , с которым мы уже свыклись и в этот раз всё обернулось жуткой трагедией. Когда я стояла на кухне и смотрела в окно, мама была тоже в кухне, и когда я повернулась к ней, она воткнула в меня нож! Я успела съреагировать и перехватила её руку, не дала ножу войти в меня глубоко. Потом я выдернула из себя её руку с ножем и оттолкнула сильно, она полетела назад , а я убежала из кухни в свою комнату с криками и слезами! Папа выбежал из комнаты и пошел на кухню чтобы её усмирить.
    Воткнула нож прямо в сердце, успел войти на глубину 4 см!, а до сердца 6 см! еще бы на 2 см глубже и меня бы тогда не стало.
    Маму в тот день папа первый раз отправил в больницу. Она сопротивлялась. Плакала. Я тоже плакала. Мне было её жалко и у меня совсем не было на нее обиды (я же её люблю!!).
    Она кричала: «Доченька прости. «
    Короче тогда мне было 17 лет. Сейчас мне 25. Живу отдельно от родителей с того самого моммента, как произошел этот страшный случай. У меня есть парень уже 5 лет. Детей у нас нет.
    Я живу нормальной жизнью. Работаю моделью. Вожу автомобиль. Есть подружки, с которыми периодически встречаюсь. Всё казалось бы на первый взгляд хорошо.
    Но, меня постоянно мучает депрессия, о которой никто не знает. Лезут в голову страшные мысли. И это длится уже 8 лет!! Просто я стала примерять мамину болезнь к себе! Мне постоянно кажется , что я тоже сумасшедшая, или скоро сойду с ума. Я постоянно думаю о маме. постоянно. Помогает мне расслабиться только алкоголь, но потом становится еще хуже.
    Мама поправилась на 45 кг! Я думаю что это из-за этих таблеток, которые дают им там в психушке. Ей ничего не помогает. Что мне с ней делать я не знаю! Как жить с её диагнозом не знаю! Папа с ней развелся лет 5 назад. Живет она с братом. Перестала за собой следить и ухаживать! и в таком виде она ходит на улицу!! а была всегда максимум 44 размера! Работала в управлении гостиницы Россия! Была самой красивой девочкой в школе! и институт окончила с красным дипломом! что с ней стало я не понимаю. Наверное это какое-то проклятье.
    Самое страшное, что я обречена на одиночество. Меня все спрашивают: «Почему ты не рожаешь. «, а как я могу родить, если у меня такая наследственность. как. я люблю детей. и хочу детишек очень. но вдруг они родятся и будут несчастны. вдруг они будут страдать депрессией, или еще какими-нибудь там психическими расстройствами. я боюсь. и мне больно, что я не смогу подарить детишек моему любимому человеку. Ведь рано или поздно он захочет ребенка, а что я ему скажу. что.
    Скрывать от него диагноз мамы — это подло. Я так не смогу. А значит, когда я ему скажу её диагноз, он меня бросит! И я останусь одна. Зачем мне тогда жить?? ведь одной так тяжело. или может есть мужчины, которые никогда не захотят детей. или уже имеют детей от 1-го брака.
    Подскажите пожалуйста. что делать в такой ситуации. обманывать я не хочу, хотя о болезни моей мамы никто и не догадывается. Или правильней будет скрыть от мужа диагноз матери. или лучше рассказать правду, но сказать что рожать никогда не буду!
    как поступить правильно.
    Света шиза

    Света, привет! Я понимаю твою дилемму, тебе очень тяжело. Но тебе нужно понять, что если ты родишь ребенка, то у него шансы заболеть психическими расстройствами примерно 10%. То есть такие же как и гипертония и диабет. Безусловно шансы, что он заболеет, есть. Но это не значит, что ты должна обрекать себя на бездетную жизнь. Вот например, я. У меня стоит диагноза расстройства личности и шизоаффективного расстройства — это смесь шизофрении и аффективного расстройства. Мой муж психиатр, который в этом, как ты понимаешь, что-то смыслит. НО мы будем заводить детей, обязательно. Мы берем на себя риск, но мы хотим детей, и я уверена, что они будут здоровы. А тебе я бы посоветовала обратиться к психотерапевту, потому что тебе нужно кому-то высказаться и получить объективную оценку своему состоянию. Я не знаю, депрессия это или нет, скорее всего нет, потому что ты функционируешь нормально, поэтому сначала обратись к хорошему психотерпаевту. А на счет мамы. да, скорее всего ей придется провести какое-то время в стационаре, а потом всю жизнь принимать таблетки. Но мы здесь все на этом форуме через это прошли. Пиши, чем можем, поможем.


    samveter Группа взаимопомощи Психозов: 347 Диагноз: 06.06.2009, 15:37 Откуда: Израиль

    bticino.com.ru

    Опасно ли рожать ребенка от человека, больного шизофренией?

    Подруга повстречала мужчину. Привлекательный, образованный, однако имеющий немалые психические проблемы. У него шизофрения, различные навязчивые страхи — например, мерещатся ему насекомые, по нему ползающие. Не постоянно, периодами. Подругу несильно беспокоит это, решили они жениться, но главное — детей заводить. Я слышала, что психически нездоровым людям детей нежелательно, большой риск передачи психических отклонений. Отговаривать не буду, разумеется, однако волнуюсь. Вы как считаете?

    Отговорить подругу вы вряд ли сможете. Но рожать от такого человека и правда страшно. Не зря же при беременности спрашивают о таких заболеваниях. Это психическое расстройство передается наследственно почти в 100 % случаев. При адекватном лечении проявления заболевания должны сойти на нет, но наша медицина, чего ж греха таить, такое лечение не предоставит. Как бы жестоко это не звучало, но лучше родить от другого мужчины.

    Насчет наследственности — подруге сказал кто-то, что шизофрения лишь от матери передаться может, от отца нет. Но что-то сомнения у меня по этому поводу.

    Ребенок получает половину генов от отца, так что не стоит себя успокаивать тем, что мать у него нормальная. Есть целые семьи, где в каждом поколении шизофреники. А вообще шизофрения – это уход в какой-то другой параллельный мир. Страшно представить, каково будет детям, если отец не с ними, а непонятно где витает. Жизнь на таблетках тоже не выход. Они гасят все эмоции и плохо влияют на внутренние органы.

    Что за бред у меня дядя шизофреник ему передалось от отца

    Конечно опасно. Вашей подруге можно только посочувствовать. А что она может с собой поделать, если полюбила такого человека? Она уже далеко зашла. Можно было бы ограничиться только встречами с ним, раз без него не может. Ребенка подвергать опасности не стоило бы. А если посмотреть вокруг, то множество женщин рожают от алкашей и наркоманов, а это ни чем не лучше, чем шизофрения.

    На все воля Господа. Психиатры вообще утверждают, что каждый шестой человек с каким-то психическим отклонением, но ничего. живут, многие даже вполне полноценной жизнью. От одного родителя, больного шизофренией, процент вероятности передачи около 15%. Если полюбила такого человека и знает о его заболевании, то лучше бы еще показаться генетикам и психиатру, но как я уже писала выше, все в руках Господа. Любящий разделяет участь любимого.

    Я думаю выйти за шизофреника можно они не так опасны как это описывается в книгах.Я знаю своих родственников больных шизофренией,они такие же люди как и все обидно что-то кто из-за предрассудков счел их опасными.Но рожать от шизофреника не стоит.Их ведь недаром стерилизуют.Нельзя им иметь детей.

    Смелая ваша подруга.. Даже если быть уверенным, что ребенок родится нормальным — как можно 1) надеяться на такого отца в плане обеспечения семьи и 2) в плане безопасности ребенка? А если ему померещится, что это не ребенок, а большая собака, проникшая к нему в кроватку — возьмет и долбанет чем-то. С возрастом все болезни, как правило, усугубляются. Даже если ребенок вырастет здоровый и все обойдется, во взрослом возрасте на его плечи ляжет уход за папашкой-шизофреником. Возможно, это будет непросто финансово. В общем, я бы отговаривала. Но она же не послушает!

    Я тоже не понимаю, как он семью обеспечивать будет. Да и перекинет запросто свои страхи на ребёнка, начнёт на нём насекомых искать.

    Быть уверенной на 100%, что ребёнок будет здоровым НЕВОЗМОЖНО, так как признаки шизофрении проявляются не внутриутробно, а в более взрослом возрасте ( по статистике после 20 ). Как вообще можно надеятся на мужчину с таким заболеванием, ведь в любой момент может случиться обострение и не дай Бог, что может случиться, если он с ребёнком будет один на один.

    полностью согласна, а еще есть такой момент как наследственность, и в развитие шизофрении гены играют не последнюю роль. Если родиться больной ребенок, разве вашей подруге будет хорошо? Я бы на вашем месте еще раз с ней поговорила с ней. Пускай хоть пойдут к генетику перед планированием ребенка, если таки будут жениться и строить семью.

    У нас в доме живет женщина, которая вышла замуж за шизофреника. Внешне он тоже симпатичный, как и будущий супруг Вашей подруги. Шизофрению свою он до женитьбы успешно скрывал. Ребенок у них родился нормальный, но к подростковому возрасту у мальчика тоже развилась шизофрения. Так, что подруга Ваша очень рискует.

    Многие шизофреники симпатичные и притягивают. Знала ещё одного парня, очень культурный, красивый внешне. Но увы, под одной крышей с таким жить — нереально.

    Шизофреники — это фактически люди с распадающиеся сознанием, если такой человек привлекателен как личность, то это ненадолго — болезнь будет прогрессировать и вся привлекательность пропадает. Останется инвалид, живущий на таблетках. А у его детей будет самое незавидное детство: бредящий отец, к которому периодически приезжают дяденьки в белых халатах.

    Да уж, я представляю детство ребенка — отец на таблетках, выискивающий на себе букашек(.

    Вы знаете, не у всех все так печально. Я ни в коем случае не призываю сознательно рожать от душевнобольных людей и сама вряд ли решилась бы на такое, но чудеса случаются. Подруга моей мамы осознанно вышла замуж за шизофреника. Была она вполне благополучной симпатичной сельской девушкой. Парень работал обычным трактористом, красотой и умом особым не блистал, но чем-то все же влюбил в себя. В итоге сейчас они оба на пенсии, вырастили троих здоровых детей, у которых уже свои семьи. Всех детей я знаю, никто не отличается ничем от сверстников (им уже всем за 30 лет). Родителей любят, часто навещают и оставляют внуков погостить.

    Мамина подруга всю жизнь следила за тем, чтобы муж регулярно наблюдался у психиатра и принимал лекарства, что позволило им прожить полноценную жизнь как обычной семье.

    Так что и такое бывает. Не обязательно дети будут больными и несчастными.

    Конечно есть большой риск передачи по наследству от отца к ребенку, этого психического заболевания. Но сердцу не прикажешь, если ваша подруга полюбила человека больного шизофренией, то ничего не поделаешь и не переубедишь, её жизнь. Значит она готова ко всему. Но страшно становиться за ребенка, его с таким отцом даже оставить на минутку нельзя будет, вдруг начнет раздражать отца, например своим плачем. От больного шизофренией, которому мерещаться тараканы, незнаешь чего ожидать.

    Попытаться переубедить подругу все же можно. Хорошо, что знает о диагнозе, но возможно не придает значения. Пусть почитает о шизофрении и не спешит с замужеством. Влюбленность пройдет и будет жалеть. Но самый большой риск, что ребенку передастся шизофрения.

    Пусть подумает, сейчас же много поспешных браков. Решать ей, но свое мнение близкой подруге можно сказать.

    Согласна с вами. Эту женщину надо переубедить. Обязательно! С таким человеком опасно оставаться ночью. А вдруг что -нибудь сделает плохое с женой когда она спит? И ему за это ничего не будет! Расстаться с больным навсегда! Она сама так же может заболеть- на нервах. Приступы у них наверняка страшные.

    Ну, как можно переубедить взрослого, разумного, самостоятельного человека любить? Мне кажется, нельзя вмешиваться в личную жизнь подруги, решение она должна принимать сама. А вот донести до нее серьезность положения, возможность передачи заболевания дальше по роду и опасность совместного проживания с психически больным человеком — необходимо.

    у меня шизофрения. и двое детей. но живут не со мной. я им помогаю работаю. были бы женьщины нормальные меньше бы шизофреников было

    v-dome-deti.ru

    Детская шизофрения и особенности ее протекания

    При рождении ребенка, мало какие родители задумываются о психических отклонениях. Видя кроху, новоиспеченные мамы и папы радуются тому, что все органы на месте, и малыш здоров, даже не подозревая, что ребенок может стать шизофреником к определенному возрасту.

    На практике детская болезнь является редкостью и поражает одного из 50 000 деток. На ранних порах признаки шизофрении у детей проявляются достаточно остро. Чаще всего психиатры наблюдают нарушения и повреждения у школьников и подростков.

    Отчего проявляется шизофрения у лиц детского возраста

    Никто достоверно не может предоставить информацию о причинных факторах развития недуга в детском возрасте. Но есть известность в том, что течение заболевания тесно и взаимно связано с генетическими особенностями.

    Причины детской шизофрении в том, что в какой-то хромосомной области произошло нарушение структуры генов.

    Чем большее число таких повреждений, тем сложнее происходит протекание заболевания. Наиболее частой картиной развития недуга в детском периоде является повреждение синапса нейронного характера. Также происходит нарушение обмена, на который оказывают воздействие многочисленные гены.

    Генетическая поломка является своеобразной миной, имеющей медленное действие. То есть ее активация происходит под воздействием внешних факторов. К ним можно отнести родовую травму, состояние гипоксии. Также болезнь может протекать на фоне вирусного процесса.

    Симптомы детской шизофрении могут проявиться и в случае патологической природы родового процесса, а также при наличии осложнений в 40% ситуаций. В качестве пускового механизма может выступать стрессовое состояние, испуг, другие явления, порождающие повреждение мозговых нейронов.

    Тревожная симптоматика заболевания

    Классические симптомы шизофрении у детей нередко заставляют медиков задумываться о генетической природе заболевания. Есть несколько категорий, в рамках которых происходит проявление данного заболевания.

  • Негативные явления. Они подразумевают под собой отсутствие связной речи, утрату эмоционального начала, апатию, неспособность получения удовольствия и счастья.
  • Позитивные факторы. Они традиционно сопровождаются состоянием бреда, галлюцинациями, навязчивыми идейными моментами. В целом такие признаки проявляются позитивно.
  • Когнитивные расстройства. В данном случае происходит несколько нарушений в виде дисфункции памяти, утраты концентрации внимания, снижения процесса рационального мышления.
  • Шизофрения в детском возрасте традиционно не проявляется, на начальных этапах можно запросто проследить клинические признаки и особенности.

    При патологическом процессе в более позднем возрасте наблюдается проявление первых признаков патологии без обострений.

    В связи с этим родители могут даже не подозревать о наличии у своего чада этого заболевания психической природы.

    Вот несколько первых признаков детской шизофрении, на которые стоит обратить внимание:

  • слезы без особой причины;
  • постоянные перемены в настроении;
  • регулярная ходьба по помещению;
  • проявления аутизма;
  • образование несвязных мыслей;
  • проявление неологизмов;
  • мышление с отсутствием связи;
  • нежелание обучаться.
  • В случае такого заболевания, как шизофрения у детей и подростков, симптомы и признаки порой носят нетипичный характер.

    У детей формирование расстройств происходит постепенно.

    При прогрессировании болезни наблюдается утрата социальной адаптации, при которой ребенок ограничивается от общества. Чем раньше будет начат лечебный процесс, тем быстрее можно получить желаемый результат.

    Шизофрения у подростков протекает так же, как и у деток раннего возраста.

    Как показывает статистика, данные неутешительны: на 5 психически нездоровых детей приходится порядка 2 случаев заболевания.

    Вот несколько базовых проявлений шизофрении в подростковом возрасте:

    • отказ от существующей реальности;
    • проявление постоянного страха и беспокойства;
    • эмоциональная неуравновешенность;
    • ребенок выглядит совершенно нормально;
    • переход со смеха на крик и плач;
    • несвязные нелогичные фразы.
    • Таковы симптомы шизофрении у подростков. Они могут жаловаться еще на несколько проявлений заболевания.

      Особенности протекания шизофрении у детей

      Есть несколько характерных явлений, который помогают определить факт присутствия данного патологического процесса в раннем детском возрасте.

      1. Отсутствие бредового и галлюцинаторного элемента.
      2. Раннее проявление состояния аутизма.
      3. Отсутствие временных периодов нормального формирования личности.
      4. Невозможность проследить четкие ремиссии и обострения.
      5. Ранняя детская шизофрения чаще всего наблюдается у мальчиков.
      6. Таковы особенности протекания данного заболевания, и их стоит обязательно принимать во внимание.

        Формы детского патологического процесса

        То, как проявляется шизофрения у деток, имеет зависимость от формы патологического процесса.

      7. Болезнь порой может носить злокачественный характер и такая реакция чаще всего встречается у деток до семилетнего возраста. Отличительной чертой этой формы патологического процесса является преобладание негативных элементов над продуктивными моментами, при этом дефект формируется на протяжении максимум двух лет. Такие дети перестают нормально общаться, их речь не подразумевает возможности общения, они лишь могут издавать невнятные звуки. Даже если ребенок мог до этого ходить, он возвращается к прошлому и ползает на коленках.
      8. Развитие параноидной шизофрении случается достаточно редко. Если признаки шизофрении у подростков встречаются до возраста 10 лет, то состояние проявляется страхом, нездоровыми фантазиями и идеями, чувством преследования. Такие дети внезапно начинают относиться к родителям враждебно и даже злобно. От этого страдает ребенок, а его масса тела может критически снижаться.
      9. Вялотекущая подростковая шизофрения – наиболее распространенная и популярная форма патологического процесса. В качестве характерных симптоматических проявлений можно выделить уверенное развитие каких-то быстрых функций психического характера по сравнению с ровесниками. Например, могут проявляться музыкальные способности, абстрактное мышление. Поначалу такие дети считаются вундеркиндами, но впоследствии развитие приостанавливается.
      10. Приступообразная болезнь также проявляется достаточно часто. В детском возрасте приступы являются стертыми, и эмоциональные проявления не имеют четкой выраженности. Однако при течении шизофрении у подростка картина меняется, и симптоматика становится более явной и выраженной.
      11. Рекуррентная шизофрения. Данное заболевание – редкость у детей. Традиционно оно носит скромный характер и проявляется посредством немотивированного страха, телесной температуры. Также при этом форме детской шизофрении симптомы сводятся к проблемам с пищеварением, вегетативным расстройствам, боли в голове.
      12. Таким образом, при шизофрении у детей симптомы и признаки зависят от ряда важных моментов и обязательно учитываются при определении рационального лечебного процесса заболевания.

        Диагностические мероприятия при шизофрении у детей

        В настоящее время этот вопрос носит открытый и спорный характер, а также он касается диагностических мероприятий. В пубертатном периоде данное явление имеет тенденцию к манифестации в 5 раз чище, нежели у дошколят и учеников. Занимателен тот факт, что распознать шизофрению в детском возрасте проблематично, хотя большая часть детей начинает страдать ею с ранних лет.

        Точный диагноз ставится в процессе контакта врача и заболевшего человека. В итоге беседы специалист занимается выстраиванием картины клиники, которая будет впоследствии подтверждения посредством тестов и анализов.

        Особенности терапевтического процесса

        Лечение детской шизофрении может быть назначено исключительно врачом, и важную роль играет проведение ранней своевременной диагностики данного процесса. Психиатрические способы терапии рекомендованы при многочисленных признаках и проблематике.

        На этом должны обязательно настаивать родители, пребывая на приеме у терапевта, чтобы не пропустить подходящую стадию для лечения. У деток и лиц подросткового возраста проведение лечения осуществляется индивидуально. При этом к процессу могут привлекаться разные специалисты другого профиля.

        Традиционно проведение терапевтической тактики у ребенка и подростка должно сводиться к комбинации определенных групп препаратов. Также немаловажную роль играет проведение семейной терапии и внедрение особых программ.

        Если будут обнаружены первые признаки шизофрении, специалист может назначить специальные лекарственные препараты, которые отличаются от типичных лекарств минимальным количеством противопоказаний и побочных эффектов.

        Итак, мы рассмотрели, как распознать болезнь без особого труда, и когда она может проявиться с максимальной вероятностью.

        golovnaiabol.ru