Сахарный диабет и психические расстройства

Психические расстройства при диабете

Психические расстройства при диабете проявляются главным образом в форме общей нервности с раздражительностью, не устойчивостью настроения быстрой утомляемостью и головными болями.

Эти явления при соблюдении диеты и соответствующем лечении на длительные периоды времени исчезают, в особенности на ранних этапах течении болезни. Не редко встречаются более или менее продолжительные легкие депрессивные состояния.

Эпизодически наблюдаются приступы повышенного аппетита и жажды; на поздних этапах тяжело протекающего диабета ослабевает половое влечение, причем у женщин значительно реже, чем у мужчин. Наиболее резкие психические расстройства наблюдаются при диабетической коме. В ее развитии можно выделить три фазы.

Фазы психического расстройства:

  • Покоя, сна и потери сознания, непосредственно переходящую одна в другую.
  • Психические расстройства в форме путаности, галлюцинаций, бреда, возбуждения встречаются в клинике диабетической комы редки. При переходе от первой стадии ко второй иногда имеют место основные фантастические переживания, а в течении третей-судорожные подергивания и эпилептиформные припадки. Сходные психически расстройства характеризуют и гипогликемическую кому.

Другие резкие психические расстройства в клинике сахарного диабета исключительно редки и относятся к казуистике. Большинство диабетических психозов описаны у больных пожилого возраста, в действительности представляют собой атеросклеротические, пресенильные и синельные психозы, ошибочно расцениваются в качестве диабетических.

На основании, что в картине болезни наблюдалась гликозурия — расстройство, как выяснилось имеющее место при многих органических заболеваниях головного мозга. Столь же ошибочным является, по видимому, отнесение к числу диабетических циркулярно протекающего психоза с приступами депрессии, иногда тревожной, описанного французскими авторами под названием «delire de ruine» и «vesanie diabetique» (Le Cran du Saulle и др.). Это психическое расстройство оказалось периодическим артериосклеротическим, или маниакально-депрессивным, психозом, сопровождающимся глюкозурией.

Возникающий у больных диабетом в период появления и резкого нарастания ацетона и ацето-уксусной кислоты в моче.

Расстройства психики при усиленной инсунолизации

Состояние сонливости с кратковременными эпизодами помрачения сознания. В частности, в форме трансов, в период усиленной инсунолизации, переходящие в псевдо паралитические с исходом в состояния, близкие к тем, которые наблюдаются при болезни Пика.

Кроме того возможны также кратковременные психозы в форме делирия и бредового возбуждения с галлюцинациями и эпизодами аментивной спутанности. Рассматриваемые в качестве эквивалентов диабетической комы.

pro-diabet.net

Психиатрические аспекты сахарного диабета

Данные последних исследований подтверждают, что у людей, страдающих сахарным диабетом, часто бывает ряд психологических проблем и психических расстройств. Такие нарушения не только причиняют страдания, но также влияют на лечение и исход самого сахарного диабета. В этой статье рассматривается психосоциальное значение сахарного диабета и его лечения, излагается ряд психологических проблем и психических расстройств, которые обычно возникают у людей, страдающих этим заболеванием, описывается также роль психиатра в распознавании и лечении его клинических проявлений.

САХАРНЫЙ ДИАБЕТ
Клинические признаки

Сахарный диабет — распространенное хроническое заболевание, которое вызывается недостаточным количеством эндогенного инсулина или его сниженной эффективностью. Установлено, что примерно 1% населения Великобритании страдает сахарным диабетом, но большинство авторитетных ученых считают, что еще у 1% оно остается недиагностированным или нелеченным. Сахарный диабет бывает либо первичным (идиопатическим), либо вторичным (вызванным различными возможными причинами, включая деструкцию поджелудочной железы злокачественной опухолью или панкреатитом, а также антагонизм между инсулином и стероидными препаратами). Существуют две основные формы заболевания.

Сахарный диабет I типа
Сахарный диабет I-го типа часто называют инсулинозависимым. Он обычно развивается в детском или подростковом возрасте, начинается остро с появления выраженных признаков недомогания, утомляемости, потери массы тела, обильного мочевыделения, жажды, инфекционных заболеваний, а иногда и комы.

Сахарный диабет II типа
Сахарный диабет II-го типа называют инсулинонезависимым. Он имеет тенденцию развиваться у лиц с избыточной массой тела и пожилых людей, часто протекает бессимптомно и обнаруживается при обычном исследовании мочи, в то время как страдающие им лица обращаются за помощью по поводу инфекционного заболевания или осложнений со стороны сосудов.

СОМАТИЧЕСКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ CАХАРНОГО ДИАБЕТА
Сахарный диабет (особенно 1-го типа) сопровождается осложнениями со стороны мелких и крупных сосудов, нервной системы. К ним относятся — ретинопатия, нефропатия, сердечно-сосудистые заболевания и недостаточность периферических сосудов. Они являются главной причиной заболеваемости и смертности, но данные научных исследований подтвердили, что успешное регулирование содержания глюкозы в крови в значительной степени снижает риск неизбежных соматических осложнений (Научно-исследовательская группа по контролю и осложнениям cахарного диабета , 1993).

Лечение соматических нарушений
Из всех хронических расстройств cахарный диабет обоснованно требует самой активной вовлеченности больного в процесс лечения и осуществление самопомощи. В дополнение к мультидисциплинарным услугам, которые больной может получить, человек, страдающий cахарным диабетом, должен в равной мере быть сам себе врачом, медицинской сестрой, диетологом и биохимиком одновременно (высказывание R.D. Lawrence — основателя Британской диабетической ассоциации). В общих чертах лечение cахарного диабета сводится к уравновешиванию факторов, повышающих содержание глюкозы в крови (например, потребление продуктов питания, содержащих углеводы), с мероприятиями, которые снижают содержание глюкозы в крови (например, физические упражнения, введение инсулина или прием оральных лекарственных препаратов, снижающих содержание глюкозы в крови). Цель лечения — поддерживать концентрацию глюкозы в крови в пределах нормы настолько, насколько это возможно, а отсюда — избежать в дальнейшем осложнений со стороны внутренних органов. Высокая концентрация глюкозы в крови может привести к появлению симптомов гипергликемического кетоацидоза (подобных симптомам, перечисленным выше которые развиваются при cахарном диабете 1-го типа). Низкая концентрация глюкозы в крови вызывает гипогликемию, сопровождающуюся чувством голода, обильным потоотделением, ажитацией и спутанностью. Позже может наступать кома, возможны необратимые поражения головного мозга. Лечение cахарного диабета изо дня в день описывается во Вставке 1.

Вставка 1. Компоненты успешного повседневного лечения сахарного диабета.
Диета — поощряется употребление пищи, содержащей клетчатку и сложные углеводы, и ограничивается употребление жиров.

Лекарственная терапия — При сахарном диабете II типа в дополнение к лечебной диете может понадобиться прием per os препаратов, снижающих концентрацию глюкозы в крови; при сахарном диабете 1 типа (иногда и II типа) необходимы также регулярные подкожные инъекции экзогенного инсулина

Физические упражнения — аэробика полезна для снижения массы тела, уменьшая резистентность к инсулину при сахарном диабете II типа и снижая риск развития артериальной гипертензии и сердечно- сосудистых заболеваний

Обледование — концентрацию глюкозы в крови и/или моче проверяют для того, чтобы немедленно принять решение о соответствующем лечении сахарного диабета.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ К САХАРНОМУ ДИАБЕТУ
Ввиду важности самопомощи, способ, которым люди приспосабливаются к наличию у них cахарного диабета, является решающим для его исхода. Им определяется риск развития как серьезных соматических осложнений, так и появления психологических проблем или психического расстройства. Развитие cахарного диабета, особенно 1 типа, приносит много ограничений и трудностей. После диагностики часто бывает , длящийся в течение нескольких недель или месяцев. Оказывается, что в течение этого времени человек хорошо адаптируется к требованиям и ограничениям лечебного режима. Присутствует элемент новизны и поэтому обследование и прием лекарственных препаратов не является тягостным и обременительным. При определенных обстоятельствах некоторая часть людей хуже адаптируется к требуемому режиму. Они проходят стадии, сходные с теми, которые бывают в реакции горя: неверие, отрицание, гнев и депрессия. Сходство с реакцией горя возможно, потому что cахарный диабет представляет собой угрозу различных утрат: потерю работы или возможности сделать карьеру, утрату сексуальной и репродуктивной функций, потерю зрения или конечностей или ощущения контроля над собственной жизнью и будущим.

Преодоление психологических барьеров
Сахарный диабет наряду с другими хроническими соматическими заболеваниями создает многочисленные психологические преграды (Maguire & Haddad, 1996).

Неопределенность в отношении будущего
Круг возможных отдаленных исходов cахарного диабета очень широк, начиная от незначительных соматических осложнений и заканчивая слепотой, ампутацией конечностей, почечной недостаточностью или нейропатической болью. В клиниках ддля больных сахарным диабетом часто сталкиваются с плохим исходом заболевания, и, вероятно, неопределенность в отношении исхода cахарного диабета является особой проблемой для тех людей, у которых есть опыт неблагоприятного течения болезни у друзей или родственников. Необходимо активно и сочувственно рассматривать эти переживания для того, чтобы избегать ненужной для больного психотравмы. Лечение и исход cахарного диабета в наше время намного улучшились с тех пор, как его диагностировали у пожилых родственников больных.

Утрата контроля
Некоторые считают, что cахарный диабет мышления ( ). В некоторых случаях результатом такого поведения будет неотложная госпитализация в связи с тяжелой гипогликемией. Общая стратегия психологической адаптации зависит от баланса между тем, насколько видоизменяется образ жизни для того, чтобы приспособиться к cахарному диабету, и тем, насколько режим и диета приспособлены для выполнения других видов деятельности, по возможности, с минимальными издержками.

Соблюдение указаний врача или самопомощь
По соблюдению указаний врача можно определить, в какой степени поведение человека (прием лекарственных препаратов, диета или изменение образа жизни) совпадает с советом врача или консультанта по вопросам здоровья (Haynes et al, 1979). Существует тенденция рассматривать трудности психологической адаптации как синонимические несоблюдению указаний врача. Однако это сверхупрощенный и не приносящий пользы подход, который допускает, что существует единый план специфического лечения, являющийся эффективным при всех обстоятельствах. В действительности люди должны видоизменять свой режим в соответствии с результатами анализов крови и мочи, уровнем активности, наличием инфекционных и других заболеваниий, то есть иметь четко установленный план лечения, который они должны соблюдать. Более ценным для описания этого является термин самопомощь. Существует много предположений, почему поведение больного отклоняется от обычно рекомендуемого режима лечения. Когда возникают трудности с регулированием концентрации глюкозы в крови, важно найти какое-либо несоответствие между режимом питания и лечения и предпочитаемым образом жизни. Данные современных исследований подтвердили важность мотивации при cахарном диабете, а также то, что она может способствовать улучшению регулирования содержания глюкозы в крови, используя мотивирующие интервью (Trigwell et al, 1997).

Проявления психологических трудностей
Люди, страдающие cахарным диабетом, могут предъявлять жалобы на психологические трудности, вначале часто проявляющиеся в изменении поведения. Например, возможно сокращение частоты проверки концентрации глюкозы в крови или ее полное прекращение, больные могут пропускать инъекции инсулина, а также отказываться от полезных привычек питания. Могут развиваться или усугубляться такие вредные привычки, как курение, злоупотребление алкоголем либо другими психоактивными веществами. Рассматривая такие обстоятельства, следует помнить о нескольких моментах (Вставка 2; см. Preveler & Tooke, 1995).

Вставка 2. Моменты, о которых следует помнить, рассматривая изменения в деятельности людей, страдающих cахарным диабетом, по оказанию самопомощи.
Деятельность по оказанию самопомощи может быть полезной для проявления чувств, которые не имеют ничего общего с самим cахарным диабетом.
К плохому регулированию содержания cахара в крови следует подходить как к проблеме с мультифакториального происхождения.
Человека, страдающего cахарным диабетом, необходимо вести тщательно, используя специалистов как терапевтической, так и психиатрической бригад.

Способность справиться с cахарным диабетом можно повысить полным сочувствия и понимания подходом, предлагая советы и эффективное обучение. Некоторые люди, страдающие cахарным диабетом, и члены их семей находят очень полезной серию буклетов , опубликованных Британской диабетической ассоциацией. Однако возникновение трудности [WHO] регулирования содержания глюкозы в крови обычно является не просто результатом недостаточного обучения; оценка обучения как средства улучшения неадекватной самопомощи показывает, что оно в значительной степени является неэффективным. Медицинские сестры, специализирующиеся на работе с больными cахарным диабетом, занимают выгодную позицию для оказания помощи, они стремятся осмотреть большинство лиц с плохой психологической адаптацией и психическими нарушениями. Тем не менее важно быть уверенными в том, что они выполняют эту работу, и с целью ее облегчения обеспечивать соответствующее консультирование и поддержку со стороны психиатров.

Лабильный cахарный диабет
Примером чрезмерно выраженной дизадаптации к cахарному диабету является . Он характеризуется значительными колебаниями содержания глюкозы в крови, часто с многократными случаями неотложной госпитализации. В настоящее время широко принята точка зрения, что лабильный cахарный диабет — это поведенческая, а не патофизиологическая проблема (Williams et al, 1991). В авторитетном в этой области медицины труде Tattersal & Walford (1985) пришли к выводу, что , ни , но позволяют себе потенциально опасное поведение, частично потому, что пренебрегают его последствиями, но чаще потому, что оно в смысле удовлетворения других потребностей, независимо от того, любовь ли это или кров, благоприятное мнение или бегство от какого-либо иного неразрешимого конфликта.>

Для вовлечения человека в психологическую работу (а он может выполнять ее с большой неохотой или даже проявлять враждебность) очень важны сочувствие и такт,грубоватой конфронтации следует избегать. Во время обследования следует выяснять значимые психоциальные факторы и заниматься ими. Затем устанавливают связь между периодами ухудшения регулирования содержания глюкозы в крови и эмоциональным дистрессом или трудностями социального характера. Важна настойчивая и последовательная работа, требующая тесной связи между специалистами психиатрической и терапевтической бригад. В течение определенного периода времени может понадобиться лечение в терапевтическом стационаре, при этом ведущий врач должен взять на себя руководящую роль в работе с человеком и координировании участия специалистов терапевтической и психиатрической бригад. Конфронтация не всегда полезна: признаком успеха в этих трудных случаях заболевания является тактика сдерживания прогрессирования заболевания и стабилизация процесса с обязательным устранением лежащих в основе cахарного диабета нарушений, улучшенное регулирование содержания глюкозы в крови и, в перспективе, сокращение случаев госпитализации.

ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ CАХАРНОМ ДИАБЕТЕ
Трудности в совладании с cахарным диабетом могут вносить свой вклад в возникновение психических расстройств, но часто такие расстройства имеют тот же ряд причин, которые наблюдаются у людей, не страдающих cахарным диабетом: генетические факторы риска, жизненные события, не связанные с заболеванием и длительно существующие трудности социального характера. Психологические трудности существуют в континууме, начинающемся с легких и заканчивающемся выраженными, а точка для психических расстройств является условной. То, что можно считать легким расстройством у человека, в других отношениях здорового, может иметь большее клиническое значение, когда оно возникает в сочетании с каким-либо хроническим соматическим заболеванием, если иметь в виду его воздействие на поведение и исход соматической болезни. Частота психических расстройств, диагностируемых в соответствии со стандартными критериями, при cахарном диабете выше, чем прогнозируемая в общей популяции (см. Таблицу 1), хотя оказывается, что частота самоубийств в общем не повышается (Harris & Barraclough, 1994).
Примечательно, что в каждой конкретной подгруппе имеются больные с особенно высокими показателями психических расстройств — это лица с соматическими осложнениями, часто поступающие в стационар с целью стабилизации состояния и страдающие лабильным cахарным диабетом (Tattersal, 1985; Wulsin etal, 1987; Wrigley & Mayou, 1991).

ДЕПРЕССИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА
Депрессивный психоз с тревогой или без нее — наиболее распространенное расстройство, наблюдаемое у больных cахарным диабетом. Данные некоторых исследований подтверждают, что депрессия и/или тревога могут поражать до 50% молодых людей с плохо поддающимся лечению cахарным диабетом I типа (Orr et all, 1983; Tattersal & Walford, 1985). Показатели распространенности депрессии достоверно выше, чем в общей популяции, и на самом крайнем конце континуума показателя распространенности депрессии у соматически больных (Fris & Nunjandapper, 1986; Mayou et al, 1991; Lustman et al, 1992). Но предполагается, что по крайней мере часть такого повышенного риска обусловлена трудностями психосоциального характера, которые сопровождают cахарный диабет, хотя органические факторы, несомненно, также имеют значение (Geringer, 1990).

Таблица1. Повышенная распространённость психических расстройств при сахарном диабете

www.medinfo.ru

Медико-социальная экспертиза

© Канд. мед. наук М. Э. Целина

ОСНОВНЫЕ СИНДРОМЫ В КЛИНИЧЕСКОЙ КАРТИНЕ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

Главное бюро медико-социальной экспертизы Пензенской области

Проблемам пациентов, страдающих сахарным диабетом, посвящено большое количество работ, однако мало изученными остаются вопросы, касающиеся оценки особенностей личности и анализа нервно-психических расстройств в экспертно-реабилитационной практике, не освещена их взаимосвязь с проявлениями сахарного диабета.

В настоящей работе проанализированы результаты, полученные при обследовании 115 человек (44 женщины, 71 мужчина), страдающих сахарным диабетом, находившихся на стационарном обследовании и лечении в эндокринологических отделениях больниц Пензы и Санкт-Петербурга, в отделениях Пензенской психиатрической больницы, а также освидетельствованных в бюро МСЭ в период с 1986 по 1998 г. для определения группы инвалидности.

Основным синдромом в клинике нервно-психических расстройств при сахарном диабете являлся астенический синдром. Он наблюдался у 92 (80%) человек из 115. Астенический синдром диагностировался на основании жалоб на общую слабость, расстройства сна, быструю утомляемость, плаксивость, головные боли, а также особенностей пове-
дения больных на работе и в быту, истощаемости психических процессов.

Астенический синдром наиболее часто обнаруживался у больных в возрасте до 30 лет и старше 51 года, при возникновении сахарного диабета у больных в возрасте до 20 лет, с длительностью заболевания до 15 лет, при тяжелой степени тяжести сахарного диабета и лабильном его течении, сочетании кетоацидотических и гипогликемических ком в анамнезе, ком и выраженных осложнений в клинике эндокринной патологии.

Астенический синдром диагностировался в качестве основного синдрома у 81 больного, сочетаясь с органическими стигмами в виде сопутствующей симптоматики в 76 (93,8%) случаях. Выраженные нарушения были выявлены в 38 (46,9%) случаях, нарушения средней степени выраженности — в 35 (43,2%), умеренные — в 8 (9,9%). Астенические проявления рассматривались как сопутствующие в 11 наблюдениях в виде умеренных и легких нарушений.
Выраженный астенический синдром преобладал у пациентов в возрасте на момент обследования старше 41 года, у лиц с манифестацией заболевания в возрасте от 51 года и более, с длительностью сахарного диабета 21 год и более, тяжелой степенью сахарного диабета, лабильным его течением, частыми кетоацидотическими и гипогликемическими комами, при сочетании кетоацидотических и гипогликемических ком в анамнезе, наличии изолированных гипогликемических ком в анамнезе, II и III стадиях ретинопатии, умеренно выраженной энцефалопатии, комбинации ком и осложнений в анамнезе.

Однофакторный дисперсионный анализ выявил достоверное влияние на степень выраженности астенического синдрома при р 0,05 оказалось влияние степени тяжести сахарного диабета, его течения, степени выраженности диабетической ретинопатии, диабетической энцефалопатии и особенностей клинической картины сахарного диабета (факторов наличия ком и выраженных осложнений).

Астенический синдром характеризовался в 19 (23,5%) случаях мономорфной симптоматикой, в 28 (34,5%) умеренным, а в 34 (41,9%) выраженным полиморфизмом за счет депрессивного, истерического, обсессивно-фобического, ипохондрического, паранойяльного, сенестопатического компонентов.

Астено-обсессивно-фобический синдром наблюдался у 31 (38,3%) обследуемого, из них в 26 случаях в сочетании с другими клиническими компонентами. На фоне астенических проявлений в начале заболевания сахарным диабетом отмечаются навязчивые сомнения, страхи, неуверенность в правильном выполнении каких-либо действий (стерилизация шприцев, введение инсулина, соблюдение режима питания), страх перед неопределенным будущим и отсутствием знаний о своем заболевании, которые сочетаются со значительной эмоциональной окраской переживаний. На поздних этапах преобладает страх возможного возникновения гипогликемических ком и состояний в одиночестве, страх, связанный с приемом пищи (отсутствие еды в определенное время, страх забыть еду при выходе из дома), перед перспективой потери семьи, возможными осложнениями, неизвестным будущим.

Больные самостоятельно пытались противостоять подобным страхам (не оставались в одиночестве, постоянно имели при себе большое количество еды, выходили на улицу в сопровождении близких, начинали стерилизовать шприцы задолго до необходимого времени и проделывали это многократно перед инъекцией). В некоторых случаях подобные реакции приводили к выраженной дезадаптации больных (боязнь выхода на улицу в одиночестве, пропуск приема инсулина из-за многократных стерилизаций и др.). В большинстве случаев фобии не носили выраженного характера и не отличались яркостью.

Обсессивно-фобические проявления чаще встречаются в возрасте больных от 41 года до 50 лет, в возрасте на момент возникновения сахарного диабета от 31 года до 50 лет, при длительности сахарного диабета свыше 21 года, со средней степенью тяжести сахарного диабета, при отсутствии гипогликемических и кетоацидотических ком, у лиц с ангиопатическим и ацидотическим механизмом патогенеза нервно-психических расстройств, выраженными осложнениями и без ком в анамнезе, у больных со II и III стадиями ретинопатии, при слабовыраженной энцефалопатии.

Обсессивно-фобические проявления при сахарном диабете носят подчиненный характер, отличаются конкретным содержанием, четкой фабулой, связанной с проявлениями основного заболевания, сочетаются с эмоциональными нарушениями и выраженным стремлением к преодолению данных расстройств, имеют две волны формирования (при возникновении сахарного диабета и в период присоединения выраженных осложнений), отражают трудности в ломке устоявшихся стереотипов, освоении новых жизненных алгоритмов в ситуации «болезнь» и приводят к ухудшению социальной адаптации независимо от степени тяжести сахарного диабета.

Астеноипохондрические расстройства наблюдались у 15 (18,5%) человек. Больные сосредотачивали все внимание на неприятных ощущениях и проявлениях своего заболевания. Этому способствовало наличие разнообразных парестезий и преходящих алгий, встречающихся в клинической картине сахарного диабета и представляющих основу для формирования патологических представлений о болезни. Больные страдали от «выраженных» осложнений и других «тяжелых» проявлений заболевания до их развития или при незначительной выраженности последних, упуская из вида реальные опасности заболевания. Они придерживались собственных представлений о причинах и тяжести сахарного диабета, разрабатывали свой режим в условиях болезни, существенно отличающийся от адекватного. Подобное поведение снижает остроту ситуации, создаваемой болезнью, и уменьшает фрустрационное напряжение.

Ипохондрический компонент диагностировался только при тяжелой степени тяжести сахарного диабета, преимущественно при лабильном его течении, чаще среди лиц среднего и старшего возраста, при возникновении сахарного диабета у больных в возрасте 20—50 лет, с длительным анамнезом заболевания, при наличии и отсутствии гипогликемических ком в анамнезе, у 50% больных с III стадией ретинопатии и у 42,9% больных со слабовыраженной диабетической энцефалопатией, преимущественно при ацидотическом механизме патогенеза, с комами в анамнезе без выраженных осложнений и с выраженными осложнениями без ком.

Ипохондрический компонент клинической картины отличают более редкая его встречаемость по сравнению с депрессивным и фобическим компонентами, развитие в рамках реактивно-личностных расстройств, связь имеющихся переживаний не с реально существующими опасностями, а с менее выраженными проялениями заболевания, наличие
«системы» лечения, «разработанной» больными без учета основополагающих постулатов лечения и самоконтроля (например, без необходимости соблюдения диеты, дозированности физической нагрузки). Он чаще диагностируется у лиц с длительным, тяжелым сахарным диабетом и сочетается с нерезко выраженными психоорганическими расстройствами. Ипохондрические расстройства в рамках динамики неврозоподобных состояний способствуют снижению уровня фрустрационной тревоги, «отвлекают» от реально существующих опасностей болезни.

Астеноистерические расстройства диагностировались у 5 (6,2%) человек, во всех случаях в сочетании с другими компонентами клинической картины. Истерический компонент отличали демонстративность, стремление привлечь внимание окружающих к своему заболеванию, экстравагантность во внешнем виде, театральность поведения.
Выраженные клинические проявления истерических расстройств (астазия—абазия, истерические припадки и др.) отсутствовали. Больные жаловались на чувство «кома» в горле, «ватности» в ногах, периоды кратковременной «потери» зрения. Симптоматика усиливалась при уступчивости больным со стороны родственников, медицинского персонала, что в свою очередь увеличивало их претензии к окружающим. Эти проявления способствовали снятию фрустрационной тревоги, вытеснению болезненных переживаний.

Истерический компонент клинической картины чаще формировался у больных с тяжелой степенью тяжести сахарного диабета, с возникновением сахарного диабета у больных в возрасте до 20 лет, при длительном течении сахарного диабета в возрасте больных до 20 лет, при ангиопатическом или ацидотическом механизме патогенеза, отсутствии ком и выраженных осложнений, либо при наличии ком без выраженных осложнений, с явлениями ретинопатии или без них, при слабовыра-женной энцефалопатии.
Истерический компонент клинической картины чаще встречался в раннем и подростковом возрасте (несформированные структуры головного мозга), в ситуации гиперопеки со стороны родителей и при отсутствии зрелых форм реагирования на свое состояние, в сочетании с органическими стигмами.

Астенопаранойяльный синдром наблюдался у 12 (14,8%) больных, в том числе в 4 случаях сочетался с другими компонентами клинической картины. Паранойяльный компонент характеризовался патологическим протеканием гипогликемических состояний в виде повышенной агрессивности, злобности, появлением идей отравления при попытке окружающих дать больному сахар, напоить его сладкой водой или сделать инъекцию глюкозы («все вокруг враждебны, хотят меня умертвить, отравить»). Часто такие состояния имели место у больных, в анамнезе у которых фиксировались ги-погликемические комы, сочетание гипогликемических и кетоацидотических ком либо частые гипогликемические состояния. Больные не амнезирова-ли данное состояние и в основном сохраняли критическое отношение к ним вне гипогликемических проявлений.

В большинстве случаев паранойяльный компонент встречался на фоне психоорганических проявлений. У больных с подобной симптоматикой можно было проследить признаки сутяжного поведения при реальном факте обиды и ущемлении прав больного. Они отличались малой выраженностью, узким масштабом, касались только личных интересов больного. Больные нередко настаивали на признании тяжести своего заболевания, были крайне подозрительны при приеме лекарств, игнорировали любые доводы и возражения.

Паранойяльный компонент встречался исключительно при возникновении сахарного диабета у больных в возрасте до 10 лет, в возрасте больных на момент обследования от 41 года до 50 лет, при III степени тяжести сахарного диабета, лабильном его течении на момент обследования, длительности анамнеза заболевания более 5 лет. Он диагностировался у лиц с гипогликемическими и кетоацидотическими комами в анамнезе, при ацидозогипо-гликемическом и гипогликемическом механизмах патогенеза, у лиц с сочетанием ком и выраженных осложнений в анамнезе, при выраженной диабетической ретинопатии, слабовыраженной и умеренно выраженной энцефалопатии.

Паранойяльные расстройства при сахарном диабете отличались малой выраженностью, узким масштабом, касались только личных интересов больного; развитием на фоне субстратного поражения головного мозга с манифестацией сахарного диабета в возрасте до 10 лет, когда происходят дальнейший рост, формирование структуры и дифференцировка головного мозга, и в возрасте от 41 года до 50 лет, что связано с быстрым прогрессированием сосудистой патологии; при тяжелом, лабильно протекающем сахарном диабете с длительным анамнезом, тесной связью с гипогликемическими состояниями и комами, наличием выраженных осложнений.

Астеносенестопатические нарушения диагностировались в 3 (3,7%) случаях. Сенестопатический компонент констатировался при наличии ощущений давления, скручивания, тяжести, жжения, рас-пирания в различных частях тела при отсутствии или незначительной выраженности патологических изменений. Данные расстройства служили определенным звеном в формировании реактивноличностной симптоматики, оказывая фрустрирующее воздействие и имея цереброорганическую обусловленность, значительно дезадаптируя больных сахарным диабетом.
Эти проявления диагностировались только в возрасте старше 31 года, преимущественно в возрасте на момент возникновения сахарного диабета от 41 года до 50 лет, с длительностью заболевания более 15 лет. Они часто наблюдались при III степени тяжести и лабильном течении сахарного диабета, у больных с ангиопати-ческим и гипогликемическим механизмами патогенеза, при значительном количестве гипогликемических ком в анамнезе, отсутствии кетоацидотических ком, среди лиц со слабовыраженной и умеренно выраженной энцефалопатией, у больных со II стадией ретинопатии, улиц с выраженными осложнениями без ком.

Астеноапатический синдром наблюдался в 2 случаях в сочетании с выраженным астеническим и психоорганическим синдромом. Клинически апатический компонент проявлялся в безразличии к окружающим и к себе, своей внешности. Больные испытывали значительные трудности при выполнении какой-либо деятельности с утратой интересов и желаний.
Апатический синдром в рамках сахарного диабета обусловливал значительные расстройства нервно-психической сферы и наблюдался исключительно при тяжелом течении заболевания. Он отмечался в группе с ацидозогипогликемическим и ангиопатическим механизмом патогенеза, выраженными осложнениями без ком в анамнезе и при сочетании выраженных осложнений и ком в анамнезе.

Апатический синдром развивался на фоне слабовыраженных и умеренно выраженной диабетической энцефалопатии, значительных сосудистых нарушениях.

Астенодепрессивные расстройства наблюдались у 41 (50,6%) больного, в том числе в 29 случаях в сочетании с другими компонентами клинической картины. Депрессивные расстройства носили непсихотический характер, отражая психотравмирующую ситуацию болезни, затруднения на работе, в семье. Суточные колебания настроения, психическая и моторная заторможенность у больных отсутствовали или были нерезко выражены. На реактивно-личностный генез депрессивных расстройств указывало то, что центральными у больных сахарным диабетом становились переживания, связанные с неизлечимостью болезни, «отсутствием» жизненных перспектив, невозможностью радикального лечения, сложностями в семейной жизни, а также с потерей основной профессии. В анамнезе некоторых больных имелись указания на суицидальные попытки (введение больших доз инсулина или отказ от него).

Депрессивная симптоматика чаще встречалась в возрасте больных от 31 года до 50 лет, при возникновении сахарного диабета у больных в возрасте 21—40 лет, отсутствии гипогликемических ком в анамнезе, ацидотическом механизме патогенеза, III степени тяжести и стабильном течении болезни на момент обследования, без проявлений ретинопатии, при отсутствии или слабовыраженной энцефалопатии, выраженных осложнений.

Полученные данные свидетельствовали о следующих особенностях депрессивной симптоматики при сахарном диабете: преобладание подчиненного значения на этапе определения инвалидности; частое диагностирование у лиц в период, наиболее неблагоприятный для ломки жизненных стереотипов и принятия нового образа жизни (31 — 50 лет); констатация при ацидотическом механизме патогенеза и отсутствии выраженных осложнений, значительная частота выявления как при средней, так и при тяжелой степени тяжести сахарного диабета, при стабильном и лабильном его течении.

Это подтверждало развитие депрессивного синдрома в рамках реакции личности на болезнь, высокую эмоциональную заряженность больных.
Полученные данные указывают на необходимость клинико-экспертной оценки указанных расстройств и учета нервно-психической патологии при составлении индивидуальной программы реабилитации инвалида.

www.invalidnost.com