Сайты по аутизму

Нейроразнообразие в России

Вы знаете, что такое аутизм? У вас есть знакомые аутисты? Даже если ваш ответ «нет», это может быть не так. Потому что по статистике каждый сотый человек – аутист. Очень многие аутичные люди сами не знают того, что они аутичные, у очень многих стоит неверный диагноз, а из тех, кого диагностировали как аутиста большинство стараются это скрыть. Некоторые к взрослому возрасту даже умеют хорошо притворяться, чтобы «вписываться» в общество. Многие могут казаться вам просто грубыми, эгоистичными, невоспитанными или эксцентричными.
У вас может быть аутичный знакомый, родственник, коллега по работе. И чем раньше вы поймете, что ваш знакомый аутичный, тем меньше недопонимания и недоразумений будет возникать между вами.

Сайт «что такое аутизм?» будет понятен даже тем, кто ничего не знает об аутизме. Для таких людей он и сделан. Он написан простым языком, на нем много картинок и видеоматериала. Там очень коротко сказано о том, кто такие аутисты и как они видят мир и опровергнуты самые нелепые, но распространенные мифы об аутичных людях. И там есть вся информация, которую желательно знать обычному человеку который не интересуется вопросами аутизма. Вы даже можете посмотреть его вместе со своим ребенком.

Там также есть информация и для тех, кто хочет знать больше. К сожалению, в России очень мало людей, которые по работе могут сталкиваться с аутичными людьми, действительно знают о том, что такое аутизм. Иногда это приводит к очень печальным последствиям – к самоубийству аутичных детей от того, что учителя в школе не смогли заметить их проблемы. Это приводит к серьезным проблемам с психикой от приема ошибочно прописанных медикаментов из-за того, что клинические психологи не могут поставить верный диагноз. Из-за ошибок журналистов распространяются мифы и предрассудки, которые приводят к насилию по отношению к аутичным людям …
От того, чем вы занимаетесь, зависит то, какая именно информация об аутизме вам нужна. Если вы учитель, психиатр, психолог, журналист или просто хотите помочь аутичным людям, то специально для вас составлены короткие списки с ссылками на статьи, которые вам крайне желательно прочесть. Этот минимум знаний может уберечь вас от серьезных ошибок.

neurodiversityinrussia.com

Этот сайт является одним из проектов Аутичной Инициативы За Гражданские Права, и создан главой данной инициативы.

Ниже вы можете увидеть ссылки на другие наши интернет-проекты.

Мой личный сайт за радикальное освобождение молодежи Антиэйджизм.

Другие проекты

1) Аутичный ребенок. Сайт о воспитании аутичных детей
Здесь вы можете узнать о проекте больше.
2) Пересечения 18+
Здесь вы можете узнать о проекте больше.

3) Аутизм и нейроразнообразие в России
Двуязычная страница сайтов «нейроразнообразие в России», «аутичный ребенок» и «ЛГБТ+ аутисты» на фейсбуке. 18+
4) Аутизм и нейроразнообразие в России
Группа сайтов «нейроразнообразие в России» и «аутичный ребенок» в ВКонтакте
5) Пересечения
Группа в ВКонтакте. 18+

6) Что такое аутизм?
Яркий сайт с полезным видеоматериалом для тех кто ничего не знает об аутизме или знает для нем очень мало. За час вы сможете получить всю необходимую вам информацию в очень сжатой, четкой и простой форме, а также посмотреть картинки и ознакомится с видеоматериалом.
На сайте также есть списки статей для людей различный профессий, чья работа может напрямую затрагивать аутичных людей и для тех, кто хочет стать союзником аутистов. Ведь от того, чем именно вы занимаетесь зависит то, какая именно информация об аутизме вам нужна.
Ссылки на страницы со списками статей:
— Полезная информация об аутизме специально для Вас
— Мои проекты по аутизму

7) Принятие
Здесь вы можете узнать о проекте больше.
1) Проект «Полезная информация»
Описание: Это – информация об аутизме, подобранная специально для конкретных групп населения. От того, чем вы занимаетесь, кем вы являетесь и что вас интересует, зависит то, какая именно информация об аутизме вам нужна. Мы предлагаем вам подборку статей для нескольких заинтересованных категорий. Эти статьи взяты из русскоязычных сайтов и подобраны так, чтобы наиболее полно раскрыть определенную тему, не дублируя информацию.

2) Проект «Тема года»
Описание: Каждый год мы постараемся подобрать для вас 20 лучших статей на определенную тематику, касающуюся жизни аутичных людей.
10 из этих статей будут рассчитаны в первую очередь на самих аутичных людей, и еще 10 на тех, кто хочет быть их союзником или просто интересуется тем, что такое аутизм.
Каждый год, ежедневно со второго по одиннадцатое апреля, на данном сайте будут публиковаться по две статьи – одна статья для аутичных людей, а другая – для их союзников. Это могут быть как статьи, которые уже были опубликованы на других ресурсах, так и те, которые будут впервые опубликованы на данном сайте.

Каждый год у нас будет две темы – одна для аутичных людей, другая для неаутичных (нейротипичных). Эти темы могут быть как связаны, так и не связаны между собой.

Кроме того, у нас могут быть «бонусные» видео, книги или статьи на заданную «тему года».
И у нас будет бонусная статья каждое 18 июня, на Autistic Pride day.

Это был захватывающий год для исследователей аутизма. Достижения в области раннего выявления и диагностики, лечения аутизма и ранних интенсивных поведенческих вмешательств дают надежду семьям, в которых есть люди с расстройствами аутистического спектра.

Вот некоторые из недавних прорывов. Top 10 исследований аутизма исследований 2012 года


Новые исследования показывают, что в один прекрасный день можно будет идентифицировать младенцев, которым угрожает аутизм, до появления наблюдаемых симптомов. Исследователи обнаружили отличительные различия в развитии, функционировании и в течении обменных процессов в мозге у младенцев, которые продолжали развивать расстройство аутистического спектра. Эти различия появились уже через 6 месяцев и продолжали развиваться до достижения ребенком возраста 2 лет. Исследователи использовали специальный тип магнитно-резонансной томографии (МРТ), получивший название изображения диффузионного тензора, для записи трехмерных снимков развития мозга в возрасте 6, 12 и 24 месяцев.

Младенцы, которые продолжали развивать аутизм, показали различия в трансформации белого вещества в мозге, по сравнению с теми детьми, у кого аутизм не развивался. Белое вещество отражает взаимодействие частей мозга, а также позволяет одной части мозга эффективно взаимодействовать с другой частью. Вещество является важной составляющей в процессе формирования таких сложных форм поведения, как использование речи и социальное взаимодействие. Несмотря на то, что пока еще рано говорить о возможности клинически использовать какую-либо форму МРТ для выявления детей, подвергающихся риску развития расстройств аутистического спектра в раннем детстве, результаты могут помочь разработать более эффективные инструменты для прогнозирования риска и, возможно, для измерения уровня улучшений мозговой биологии при ранней интервенционной терапии. Дальнейшие исследования необходимы, чтобы понять, что вызывает эти различия в раннем развитии мозга и, что, в свою очередь, может выявить цели для будущих методов лечения.

Недавнее клиническое исследование пациентов с хрупким синдромом «Х» предполагает, что лекарственное средство, называемое арбаклофен, может стать первым лекарством для лечения основных симптомов инвалидности и повторного поведения аутизма. В исследовании приняли участие 63 ребенка и взрослые с хрупким синдромом «Х». У многих, но не у всех, был дополнительный диагноз — расстройство аутистического спектра (около трети людей с хрупким X-синдромом также имеют расстройство). Когда исследователи рассматривали только участников с серьезными нарушениями в навыках социального взаимодействия, они обнаружили, что арбаклофен значительно сократил социальное уклонение и способствовал повышению уровня общего улучшения социального функционирования. Текущие исследования изучают влияние арбаклофена на социальное поведение людей с расстройствами аутистического спектра.

В этом году исследователи убедительно доказали, что интенсивная программа раннего вмешательства для малышей с аутизмом не только улучшает их социальные и коммуникативные навыки, но также улучшает деятельность мозга, связанную с социальной отзывчивостью. Вмешательство, модель раннего старта Денвера (ESDM), адаптирует ключевые методы из Applied Behavioral Analysis (ABA) для малышей с акцентом на интерактивную игру между детьми и их терапевтами и родителями. В этом исследовании специалисты изучали мозговую активность детей, которые завершили рэндомизированное контролируемое исследование ESDM. В этом исследовании дети, получившие ESDM, сравнивались с другой группой детей, которые обычно получали лечение в сообществе.

Исследователи также провели тесты активности головного мозга у группы детей того же возраста без аутизма. Неинвазивная электроэнцефалография (ЭЭГ) продемонстрировала, что дети в группе ESDM показали больший ответ мозга на социальную информацию, по сравнению с детьми в общей группе. Дети, получившие ESDM, показали аналогичные результаты функционирования мозга, соответствующие результатам детей из группы без расстройств аутистического спектра. Такая более типичная картина активности мозга была связана с улучшением социального поведения, включая улучшение зрительного контакта и социальную коммуникацию. В отличие от этого, дети в группе, получавшей вмешательства в сообществе проявляли большую активность мозга при просмотре объектов, чем лиц. Предыдущие исследования показали, что у многих детей с аутизмом присутствует такой необычный характер активности мозга.

sites.google.com

Как живут родители детей-аутистов?

​Об особенностях жизни родителей, воспитывающих детей-аутистов, в интервью радио «Азаттык» рассказывает Жылдыз Садыкова, председатель Общественного объединения «Рука в руке».

«Азаттык»: Вы бабушка ребенка-аутиста. Из вашего личного опыта выросла и эта организация — ОО «Рука в руке», которая позиционирует себя как объединение родителей. Расскажите, пожалуйста, как вы сами столкнулись с аутизмом.

Садыкова: Моему внуку 10, диагноз нам поставили в 2 года. Невестка ездила в самые разные страны в поисках специалистов и лечения. Супруг продал дорогую машину – этого хватило на два месяца пребывания в одной из авторитетных американских клиник. Из той поездки мы ждали Данияра полностью здоровым и уже говорящим. Однако нас ждало разочарование. На сегодня в мире нет медикаментозной программы лечения аутизма, помочь может лишь коррекционная. Она предполагает длительную работу с ребенком на основе прикладного поведенческого анализа.

К ней мы и приготовились. Нужно было импортировать сюда зарубежные методики, приглашать специалистов, самим пройти обучение. В одиночку мы это не потянули бы, поэтому дали объявление, стали искать других родителей. Вначале нас было всего 9, сейчас – целая сеть. Мне даже пришлось закрыть свой бизнес — мы втянулись в это дело так, что сейчас нас можно назвать специалистами. Даже в развитых странах аутизмом начали заниматься только в последние 30 лет. Там тоже все начиналось с родительских организаций – это наиболее мотивированные люди.

«Азаттык»: Свою деятельность вы ведете почти пять лет. Сколько обращений было за этот период?

Садыкова: В последние годы на тему аутизма стали обращать больше внимания – проводятся информационные кампании, появляются фильмы, о проблеме начали говорить. Соответственно, и отношение людей меняется, к нам стали ходить больше и активнее. Сейчас мы одновременно работаем с 50 детьми, за 5 лет приняли более 300 родителей. Истории у всех практически одинаковые.

«Азаттык»: С чего начинаются эти истории?

Садыкова: Сначала родители замечают, что их ребенок отстает в развитии, что он не такой, как остальные. Уже на этом этапе им приходится непросто. Далее поведение ребенка вынуждает их обратиться к врачам, в конечном итоге они получают диагноз – это у многих это занимает годы. После узнают, что быстрого лечения не существует, что это долгий процесс реабилитации — снова стресс. А ведь это только начало многотрудного пути.

«Азаттык»: Как скоро родители обращаются к специалистам?

Садыкова: Первая стадия — самобичевание. Все обвиняют себя, потом друг друга. Взаимные выяснения причин доходят до того, что родня мужа подозревает в случившемся генную историю жены, а семья жены, наоборот.

Люди тратят время на визиты к молдо, поиск причинно-следственных связей в себе, своих грехах, не только о собственных, но и в разных поколениях. Каждый даже в самой образованной семье начинает копаться в себе — что он мог сделать такого, что отразилось на ребенке. Бедные родители выслушивают множество разных предположений от своих родственников, включая «коз тийди» (сглаз). Это, скажу по личному опыту, в каком-то смысле неизбежный опыт, хотя о нем обычно не говорят вслух.

Кто-то принимает ситуацию, прорабатывает ее. А есть мамы, которые на год-два могут уйти в депрессию, упуская драгоценное время. А ведь чем старше ребенок становится, тем труднее ему наверстывать упущенное, догнать сверстников. Мы пытаемся убедить: принципиально важно взять себя в руки, состояние взрослого прямым образом влияет на ребенка. Чем быстрее родитель обучится и начнет заниматься с ребенком, тем больше у него шансов адаптироваться к ситуации.

«Азаттык»: Какие именно сложности ожидают родителей на первых порах?

Садыкова: Еще с советского времени аутизм относят к группе психиатрических заболеваний, то есть диагноз может поставить только детский психиатр. А таковых по всему Кыргызстану девять человек — два в Оше, остальные семеро – в Бишкеке. Это означает, что нужно неоднократно выстаивать длинные очереди — за один-два приема невозможно сделать заключение, нужно длительное наблюдение. Каждый такой поход сопровождается самыми настоящими истериками — аутисты крайне боятся новой обстановки, незнакомых людей, да и атмосфера в наших больницах, скажем так, не самая располагающая.

Сам по себе поход к психиатру – уже препятствие для родителей. У нас в стране до сих пор бытует установка, что обращение к специалисту такого рода априори означает что-то «не то». Однако мы настоятельно рекомендуем родителям получить официальный диагноз, хотя это нелегко.

«Азаттык»: Что можно сказать о ситуации в регионах?

Садыкова: В провинции не то, что попросту нет психиатров, не хватает обычных логопедов, дефектологов, психологов. Когда в семье 5-6 детей, среди которых есть страдающий аутизмом, родители могут махнуть рукой, мол, ладно, пусть один будет таким. Наши коллеги из регионов жалуются: если к нам родители обращаются самостоятельно, то там им приходится ходить по домам, дворам, искать – родители, стесняясь того, что могут сказать соседи, прячут таких детей.

В городе, наверное, тоже таких немало. Все зависит от уровня образованности, информированности и настойчивости родителя, которому важно найти специалиста, прийти к нему и, главное, довести все до конца. Это, пожалуй, самое непростое.

«Азаттык»: Как изменяется жизнь родителей, у которых рождается ребенок-аутист?

Садыкова: В таких семьях часто имеет место вторичная аутизация – из-за поведения ребенка родители никуда не могут пойти, никому не могут его оставить, никого не могут пригласить к себе домой. Мамы теряют свои профессии – практически ни одна не может работать полный рабочий день, теряют подруг и друзей – на это нет времени. Если семья молодая, то все строящиеся планы рушатся.

Лишь некоторые семьи решаются заводить новых детей после появления в семье аутиста. Ребенок-инвалид, а тем более с ментальным нарушением, это слишком сложно для полноценного развития семьи. Болен не только ребенок, но и вся семья.

«Азаттык»: Как диагноз ребенка влияет на отношения в семье?

Садыкова: В основном лицом к лицу с проблемой остаются мамы. Их не понимают в семье – окружение считает, что она не справляется с ребенком, неправильно его воспитывает. Мужья уходят из семьи, каждого второго ребенка-аутиста воспитывают матери-одиночки. Мы советуем женщинам, несмотря на напряженность, сохранять семью, вовлекать всех ее членов в работу с ребенком. По своему опыту могу сказать, что в полных семьях дети быстрее поддаются коррекции, прогресс в поведении происходит быстрее — аутисты особенно чувствительны и впечатлительны.

Был случай, когда разведенная мама проходила обучение, работала с ребенком и добилась успеха. Водила бывшего мужа на наши курсы, объясняла, что не она плохой родитель, а у ребенка достаточно серьезное состояние здоровья. Есть примеры, когда в последующем семьи сходились.

«Азаттык»: Родители детей-аутистов подвержены депрессии?

Садыкова: Вполне. Это видно уже тогда, когда они приходят к нам впервые, обычно это мамы. Описывая свою ситуацию, они всегда эмоциональны. Особенно если мать одна бьется с ребенком, ее голова забита тем, как накормить, одеть, обуть. Ей никто не может помочь, ее никто не может заменить. К тому же она постоянно недосыпает — поведение ребенка-аутиста слишком тяжелое и изматывающее.

В первые годы мы работали только с детьми, потом поняли, что надо вовлекать и матерей – сегодня работа с ними для нас первична. В нашем центре ребенку прививают навыки, основанные на специальных методиках для адаптации его к социуму. Мама – первый человек, который может способствовать этому.

Обучаясь и одновременно общаясь с другими мамами, женщины получают ответы на вопросы, понимают, как вести себя с ребенком. На фоне всего этого она чувствует себя лучше. В то же время у него наблюдается улучшение. Ей важно видеть, что есть такие же, как она, что и другим тяжело, но они не сдаются и продолжают работать. Многие мамы в последующем становятся тренерами, обучают новеньких, участвуют в группах самопомощи.

«Азаттык»: Когда же такая мать отдыхает?

Садыкова: Хотя бы раз-два в месяц всем нужна передышка – возможность сходить в больницу, сдать анализы, походить по городу, зайти в магазин или просто сесть и уставиться в потолок. Время от времени необходимо отвлекаться. Растить ребенка-аутиста — это очень большая нагрузка. Там, где есть поддержка в виде мужа, семьи, там ее намного меньше. Депрессия опутывает тех женщин, в жизни которых играют роль обстоятельства: безденежье, отсутствие поддержки, а таких большинство.

У нас в организации нет штатных сотрудников, нас 5 человек. Наш приоритет практичный – научить маму работе с ребенком. Наших ресурсов хватает на этот минимум. Конечно, в таких учреждениях должны быть специалисты, способные оказывать психологическую помощь родителям.

«Азаттык»: Вы упомянули матерей, которые становятся тренерами. Судя по всему, аутизм не только диагноз их ребенка, но и новая возможность продвинуться на жизненном поприще. Как для вас, например.

Садыкова: Так и есть. В одной из госструктур мне недавно пренебрежительно кинули: «Эти мамочки». Некоторые «мамочки» имеют по два диплома с высшим зарубежным образованием, владеют в совершенстве тремя языками, являются выпускниками консерваторий – это одаренные и успешные женщины. Но в силу того, что у них особенные дети, они окружены темой аутизма. Их сил хватает не только на своих детей, но и на помощь другим.

Одна из наших матерей поменяла квалификацию — окончила АУЦА по психологии. Каждое лето она два-три месяца проходит обучение на дорогостоящих курсах. Другая — педагог, она пошла на второе высшее на логопеда. Наши мамы – это уже специалисты, причем в каком-то смысле более квалифицированные, потому как проблему они знают изнутри.

«Азаттык»: Вы рассказываете об активных родителях. Наверняка можно привести и полярные примеры?

Садыкова: Есть те, кто звонит и спрашивает, можно ли «сдать ребенка», воспринимают нас как приемник, где можно на целый день избавиться от тяжелого ребенка. Ни оставлять, ни сдать нельзя, мы можем только сотрудничать. Дети-аутисты – это длительная долгая работа, львиная доля которой приходится именно на родителей.

«Азаттык»: Некоторые мамы и папы не хотят признавать, что их ребенок – аутист, оправдывая его поведение особенностями характера. Связано ли это с внутренней стигмой?

Садыкова: Чем выше социальный статус родителей, тем больше у них стигмы. Это люди успешные, и они особенно болезненно воспринимают то, что у них где-то что-то складывается неудачно. С ними работать труднее, им нужно больше времени, чтобы принять диагноз ребенка. Однако можно наблюдать положительную тенденцию. Аутизм не выбирает, в какую семью прийти – в самых богатых, здоровых, с идеальной родословной, в самых разных странах рождаются такие дети.

Надо отметить, что особенное отторжение аутизм вызывает у бабушек и дедушек, которые совсем не хотят признавать, что их внук может быть каким-то не таким. Они склонны чрезмерно опекать ребенка, мешать маме правильно заниматься с ребенком.

«Азаттык»: Расходы на ребенка-аутиста и обычного – насколько они отличаются?

Садыкова: На ребенка-аутиста расходов однозначно больше. Час арт-терапии по городу стоит 150 сомов. Некоторые не могут платить даже этих денег. Для мамы, которая живет на пособие, это большие расходы.

3 тысячи сомов – это размер государственного пособия, которое получают дети-инвалиды. Не всем аутистам присваивают инвалидность, только у кого тяжелая форма. Кроме того, получающие дотацию каждый год проходят комиссию. Если ребенок-аутист с инвалидностью на комиссии вдруг, например, правильно назовет свое имя — пособие отнимут. Многие мамы перед этими комиссиями сильно переживают.

Те, кто может себе позволить, предпочитают не оформлять инвалидность – им кажется, что это унизительное клеймо.

«Азаттык»: Мы говорим в основном о матерях аутистов. А отцы что?

Садыкова: Отцы тяжелее и дольше принимают диагноз своего ребенка. По мировой статистике, среди каждых 4 аутистов – 3 мальчика, 1 девочка. В нашей практике из 300 человек девочек было всего 10-15. Много молодых семей, где это первый или единственный ребенок. И когда у мужчины единственный сын отстает в развитии, он реагирует на это особенно болезненно. Кроме того, в отличие от женщин мужчины не могут выплакать, выговорить, выпустить свои переживания наружу. Самый значимый вклад отца заключается в материальном обеспечении семьи, ведь тогда мать может полностью посвятить себя обучению и работе с ребенком.

2 апреля – Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. В этот день по всему миру распространяют сведения о высокой доле страдающих аутизмом детей, важности ранней диагностики, эффективных методах лечения и необходимой поддержке семей, в которых воспитываются дети с аутизмом.

Обратиться в ОО «Рука в руке» можно через страницу в Facebook или по номеру телефона 0312 522 209. Адрес: улица Гапара Айтиева 2/1, Бишкек.

rus.azattyk.org

Сайты по аутизму

Здравствуйте, Оксана! Давно пытаюсь найти какую-то инф по своему вопросу, но никто не даёт конкретной и достоверной информации. Буду признательна если Вы хоть немного прольёте свет. Сейчас я нахожусь в России , а в 2009 году я и мой сын вернулись из США . Он родился там, у него есть паспорт американский, а я же прилетела туда в 2004 как студентка, осталась нелегально, вышла замуж, но на получение документов не подавали, развелись и я единственный опекун по документам у своего ребёнка. Когда он немного подрос , я вернулась в Россию , чтобы закончить институт . Через какое-то время моему ребёнку поставили инвалидность 2 группы ( сейчас она установлена у него до совершеннолетия ). И поставили диагноз аутизм . Это был большой удар, но мы собрались с силами и начали вытаскивать ребёнка. Сейчас ему 9 , он вербален, но не на уровне 9 летнего ребёнка, он умеет немного писать, читать, считать. Мы посещаем спец школу, но она только до 4 класса, а дальше либо обычная школа, какую мы не потянем или домашнее обучение, в общем никаких перспектив. Поэтому я очень хочу знать имею ли я право вернуться в США со своим ребёнком для получения помощи, хотя бы возможности обучаться там. На сколько я знаю там оказывают огромную поддержку детям аутистам, а здесь они просто обречены. Я бы хотела узнать есть ли шанс у меня в получении визы и , если есть, какой? Попробовать подать на туристическую ? Переезжать полностью мы не планируем, я замужем, у нас родился ребёнок не так давно, но очень бы хотелось поехать и получить правильную, квалифицированную помощь, которой нам здесь так не хватает. Буду очень признательна за любой ответ. Спасибо за ваш сайт .

Спасибо за вопрос.

1 В США много благотворительных организаций, которые занимаются помощью родителям с больными детьми. Эта помощь заключается в бесплатном обучении, выдаче инвалидных колясок или специально тренированных собак. Американец приходит в такую организацию по месту жительства, и подает прошение /application/ на помощь. Ребенок тестируется профессионалами, которые говорят с ним, разумеется, по-английски. если ребенок не вербален, в ход идут другие тесты. Потом назначается лечение /services/, сколько часов в неделю, от 20 до 40, когда на дом будут приходить или работать с ребенком в школе. В школах есть классы для таких особенных детей. Вот линк к организациям, которые помогают детям-аутистам.

Я работала в организации YAP (Youth Advocate Programm). Они помогают и детям, и взрослым с отклонениями в психике и развитии.

Я пыталась связаться с администрацией YAP, но на мои имэйлы не ответили. Да, если ребенок гражданин США, это одно. Если YAP будет в курсе, что вы планируете пару месяцев использовать их сервисы, чему-то поучиться, то не думаю, что они вам будут помогать. Так как считается, что ребенку с аутизмом нужна квалифицированная помощь постоянно, а не несколько месяцев. Каждые полгода ребенок проходит обследование, врач делает заключение, нужно ли продолжать в том же духе, или нужно сменить программу.

Я бы на вашем месте обратилась в YAP с просьбой принять application на лечение на полгода. Потом получите медицинскую визу, а с этим вам поможет сервис Американ Виза.

2 Ученые провели немало исследований и сделали выводы, что диета без белков казеина и глютена /из молока и зерна/ меняет детей с отклонениями в развитии. Подробнее о диете читать тут.

Биохимик Кэтрин Рид из Сан-Франциско обнаружила средство, которое в некоторых случаях сводит к минимуму симптомы аутизма у детей – диету, исключающую глутамат натрия (другие названия — Е 621, Е 631, гидролизованный растительный белок). «В организме присутствуют рецепторы глутамата, который возбуждающе действует на нервные клетки, и он необходим, но лишь в определенном количестве, — говорит Рид. — Многие нарушения развития нервной системы, такие как аутизм, потенциально могут быть связаны с дисбалансом потребления глутамата». На данный момент нет научных данных, подтверждающих теорию Рид, но состояние здоровья ее семилетней дочери-аутиста, вернувшееся, по ее словам, в норму служит наглядным примером верности этой идеи.

www.oksanaleslie.com