Самоубийство от депрессии

Связь депрессии и самоубийства

Знаете ли вы, что является самой распространенной причиной самоубийств? Это депрессивное расстройство, которое вызывает у человека чувство отчаяния, безнадежности, вины перед близкими людьми. Депрессия загоняет больного в такое состояние, когда самоубийство кажется единственным выходом из ситуации. Суицид воспринимается как способ прекратить свои мучения и бессмысленное существование.

Самое опасное проявление депрессии

Возникновение мыслей о самоубийстве является самым тяжелым и опасным проявлением депрессии, которое нельзя игнорировать. Если человек, находясь в состоянии депрессивного расстройства, начинает говорить о суициде или предпринимает попытки наложить на себя руки, это очень серьезный симптом психической болезни, а не просто минутное помутнение или прихоть! Срочно обращайтесь к врачу, который окажет человеку профессиональную помощь. Иногда случается так, что человек страдает скрытой депрессией, которую никто из близких не замечает, а потом что-то изменить становится уже поздно.

Как распознать суицидальное поведение?

Если вы заметите у себя или члена вашей семьи суицидальные наклонности, открыто поговорите с близкими и немедленно отправляйтесь за помощью к психотерапевту. Проявления суицидального поведения могут быть разными. Их важно выявить как можно скорее, чтобы успеть оказать человеку помощь, пока он не совершил фатальную ошибку. Беспокойство должно вызвать следующее поведение:

  1. Разговоры на тему самоубийства, высказывания на тему «без меня всем будет лучше», «хочу уйти подальше от всех» и т.п.
  2. Уверенность в бессмысленности и безнадежности жизни, ощущение загнанности в тупик и отсутствия выхода.
  3. Нездоровый интерес к смерти: ее причинам, суицидальным историям, способам самоубийства, жизни после смерти и т.п.
  4. Неоправданно рисковые поступки, игра с опасностью (человек ищет случайную возможность погибнуть).
  5. Целенаправленное посещение родственников и близких друзей (задумавший самоубийство решил попрощаться с ними перед смертью).
  6. Приведение жизни «в порядок»: раздача ценных вещей, завершение дел, распоряжения близким «если вдруг что-то произойдет».
  7. Резкие перепады настроения. Депрессивное унылое состояние может чередоваться со счастьем и абсолютным спокойствием.

Человека можно спасти от самоубийства!

Помните, что даже если вы заметили все эти симптомы, это еще не безвыходная ситуация и не бесповоротная катастрофа! Суицидальное поведение является серьезной причиной для беспокойства, но оно поддается лечению! Тяга к самоубийству – это болезнь, которую действительно можно излечить! Поддержка близких людей и обращение к психотерапевту с целью лечения депрессии помогут пережить даже самые тяжелые времена, посмотреть на проблемы с новой стороны, обрести радость в жизни и навсегда распрощаться с темными мыслями о бессмысленности бытия и самоубийстве.

Берегите себя и своих родных! Не дайте депрессии погубить жизнь, своевременно обратитесь за помощью к профессиональному психотерапевту!

www.centerdushi.ru

Мысли о суициде при депрессии: жизнь с дедлайном

Мысли о суициде при депрессии настолько извели меня, что я приняла решение — я должна все хорошо обдумать. Пока я понимаю только одно: моя жизнь — это вовсе не жизнь. Это существование, беспросветное страдание. Тупое и бессмысленное.

Мои мысли о жизни и мои мысли о смерти

Представьте себе самое невыносимое состояние. Это оно. При такой тяжелой депрессии суицид кажется единственным выходом.

Видели ли вы когда-нибудь ускоренную съемку жизни растений? А теперь представьте такую же ускоренную съемку жизни людей. Рождается ребенок, вот он идет в школу, потом выбирает себе пару, а вот у него появляются морщинки. Новый ребенок, который у него родился, уже идет в школу. Вот уже у него появляются морщинки, идет в школу его ребенок, а его родители по очереди уходят из жизни.


Проходят столетия, а ничего не меняется — из поколения в поколение люди страдают, проживают свои жизни очень быстро, однообразно, не понимая, зачем жили, даже не задумываясь об этом. До чего же это абсурдно! Я думаю, что депрессия и суицидальные желания у многих людей возникают из-за этого ощущения абсурдности, бессмысленности самой жизни.

Кто-то говорит, что жизнь прекрасна. Пока что я вижу: это ложь. Мысль о том, что единственный выход из депрессии — суицид, не покидает меня.

Моя депрессия и суицидальные мысли: с чего все началось

Боль. Не физическая, а душевная, черная, невыносимая. Она преследует меня повсюду. С ней я просыпаюсь и проживаю каждый свой день.

Я старалась с ней бороться. Антидепрессанты притупляли ее на время, народные средства от депрессии не помогали вовсе. Я пробовала тащить себя по жизни и не обращать на нее внимания в надежде, что она пройдет сама когда-нибудь. Не прошла.

Навязчивые мысли о смерти стали моими постоянными спутниками. Все более настойчивые мысли о суициде депрессию неимоверно обостряют, принося новые страдания.

Закончится моя депрессия суицидом или нет зависит от того, удастся ли мне избавиться от этой боли. Жить с ней невозможно. Откуда она — я не знаю.

Из-за мыслей о суициде депрессия становится невыносимой. Но я думаю о дочери.

Не понимаю, зачем я родила ребенка — зачем привела человеческое существо в этот мир? Ведь уже тогда понимала, что рождаться в нем не стоит. Моя депрессия в декрете начала проявляться все острее, а после рождения ребенка стало совсем плохо. Счастье материнства? Не знаю о таком.

Я чувствую ответственность перед дочерью за то, что ей придется жить в этом дурацком мире. Это последствие моего необдуманного решения не прерывать беременность. Но у меня больше нет сил жить даже ради ребенка.

Депрессия при суициде — о самоубийцах и причинах суицида

На форумах о суицидах из-за депрессии я узнала многое о самоубийцах. Я даже их квалифицировала для себя.

Первая группа планирующих самоубийство — просто загнанные жизнью в тупик. Они глубоко несчастливы в своих жизненных обстоятельствах, переживая огромный стресс. Такая депрессия провоцирует суицид, потому что человек не находит выхода из сложившийся ситуации.

Недавно в моем городе повесился молодой мужчина. Он погряз в долгах и кредитах, уж не знаю, на что он их брал, но его поступок шокировал всех. У него была семья и дети, а он взял и дезертировал с этой планеты. Город долго шумел об этом. На самом деле это не был суицид из-за депрессии, просто человек попал в очень тяжелые обстоятельства, жил в ощущении колоссального напряжения, безысходности и не видел другого выхода.

Я же отношу себя ко второй группе самоубийц. Такие, как я, совершают суицид при депрессии, потому что жизнь становится похожей на ад без видимых причин. Ты не понимаешь, в чем дело, и поэтому не знаешь, где искать выход.

Моя суицидальная депрессия — мысли о рисках и последствиях

До сих пор моя депрессия суицидом не закончилась только потому, что у меня есть опасения и сомнения. Я изучала тему о том, как быстро умереть, и поняла, что убить тело человека не так уж и просто, даже свое собственное. Всегда есть риск остаться в живых, да еще и с тяжелыми последствиями для тела.

Не существует способа сделать это со 100%-ой гарантией. Моя жизнь невыносима даже в здоровом теле. И если эта депрессия суицидом не закончится, если попытка самоубийства окажется неудачной, это приведет к еще большей трагедии.

В любом случае сделать это без боли все-таки не получится.

Депрессия и суицид — что будет со мной после смерти?

Размышляю о последствиях суицида.
Мое тело умрет, а что останется? Возможно, ничего.

Религии я нахожу безумно пустыми: не понимаю все их ритуалы и глупые штампы, где даже при невыносимой депрессии суицид считается самым большим грехом. Но существует ли ад еще больший, чем моя жизнь?

Не могу назвать себя и полной атеисткой: мир не мог создаться сам по себе, по случайности, как не может ураган случайно собрать на свалке самолет.

Чувствую себя в тупике. Не нахожу ответов, как пережить при мыслях о суициде депрессию и сколько она будет длиться?

Как избежать суицида при депрессии — в поисках выхода

Чтобы закончить депрессию суицидом без неудачных попыток, боли и страдания, я искала статьи о том, как быстро умереть. Я уже было отчаялась, когда прочла кое-что очень важное.

5% людей, склонных к депрессии и суициду, — такие, как я. В плохих состояниях мы ощущаем бессмысленность жизни и всего происходящего в ней. Нас всегда интересуют вещи более глубокие, нематериальные. Например, смысл жизни. Бог или его отсутствие — принципиально важный вопрос, который только мы выясняем со всей серьезностью. Да, это про меня.

Мы отличаемся от других. О нас говорят, что мы как будто не из мира сего. А мы и есть такие! Мысли о суициде с депрессией — настоящей, клинической — это только наше.

Затаив дыхание, я впервые в жизни читала психологический очерк об истинных причинах депрессии и суицидов на этой почве. И я интуитивно почувствовала, что нащупала то настоящее, то, что всегда искала.

Суицид из-за депрессии… отменяется

Сводившие с ума мысли о суициде с депрессией привели меня к открытию, которое полностью изменило мою жизнь.

Я и раньше догадывалась, что причины моего тяжелейшего состояния существуют, что я не больная и не сумасшедшая. Как только я начала осознавать их, читая статьи о звуковом векторе по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, мне сразу же стало легче.

Внутренняя боль утихла, уступив место острому интересу к этой теме. Теме познания себя, познания человека, человечества. Мысли о суициде с депрессией вместе постепенно исчезли сами по себе. Я даже не заметила как.

Ни у одного человека депрессия суицидом не закончится, если он начнет постигать законы бессознательного. Ведь уже сам процесс познания излечивает измученную психику звуковика – главного претендента на самоубийство в современном мире.

Системно о депрессии

Только мы, звуковики, можем заболеть не только депрессией, но и другими душевными болезнями. Аутизм, шизофрения, мысли о суициде при депрессии — это только наши проблемы.

Наша психика более объемная, чем у носителей других векторов, а врожденные желания — гораздо мощнее. Звуковой вектор — доминантный, то есть, даже если у тебя есть все остальные вектора, прежде всего ты — звуковик.

Боль и ощущение пустоты — это отклик огромного нереализованного желания к познанию чего-то очень важного, смысла, замысла, чего-то скрытого. Когда ответы нигде не находишь и, может, даже не осознаешь вопросы, тогда возникает ощущение пустоты — страдание.

Когда звуковик планирует закончить свою депрессию суицидом, на самом деле он не хочет прекращать существование. Он бессознательно разделяет себя и свое тело. И тело ощущается им как источник страдания. Решаясь закончить муки депрессии суицидом, на самом деле он хочет освободиться от страданий, интуитивно ощущая, что есть что-то большее, чем тело.

Человек со звуковым вектором может быть настолько замкнут, что никто и не догадывается о его мыслях о суициде и депрессии. Все потому, что он самый большой интроверт, который может и должен стать самым большим экстравертом, как кокон, который должен стать бабочкой.

Разгадка моего Я

Каждый видит и ощущает мир по-своему. Кто-то наслаждается потреблением, кто-то — материнством, а кто-то мечтает закончить муки депрессии суицидом. Любой человек ощущает радость и удовольствие, если его врожденные желания наполняются. Если же нет — страдает.

Желания звукового вектора, в отличие от семи остальных векторов, не связаны с материальным. Это желание к познанию того, что скрыто.

Реализуя себя, звуковики меняют мир, раскрывая для всего человечества все новые грани реальности. Никола Тесла, Альберт Эйнштейн, Зигмунд Фрейд — эти и другие звуковики вносили в мир изменения, открывая для себя и всего человечества то, что скрыто, — от законов неживой природы до тайн человеческой души.

Сама реализация звукового вектора приносит ни с чем не сравнимое удовольствие, которое гораздо больше, чем ее результаты в финансовом эквиваленте. Реализованный звуковик может чувствовать неудовлетворенность и желать большего познания, но это не может перейти в депрессию и суицид.

Звуковик способен получать огромное удовольствие, реализуя свои желания, значительно большее, чем могут получать носители других векторов. Но и страдания его безграничны, если он не реализует себя. Именно поэтому депрессия и суицид, даже если внешне жизнь звуковика кажется вполне устроенной, — не редкость.

Осознание своих настоящих врожденных желаний и свойств, настоящее знакомство с собой и миром вокруг меняет тебя раз и навсегда. Мысли о суициде и депрессия никогда больше не возвращаются. Реальность становится совершенно другой.

В этом убедились многие люди, прошедшие тренинг по системно-векторной психологии:

Разгадка: как пережить депрессию при мыслях о суициде

Бессознательное не обманешь, ему нужна только правда. Нельзя заглушить мысли о суициде и депрессию антидепрессантами, нельзя взять чужие желания и стать счастливым, реализовав их.

Реализовать свое врожденное желание — раскрыть скрытое в бессознательном — можно с помощью системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Раскрывая себя и других, мы раскрываем новый мир — наполненный смыслом мир причин и следствий.

Депрессия и суицид как следствие пустоты нереализованного желания проходят сами собой, уступая место множеству оживших желаний. Наполняясь, звуковой вектор «высвобождает» желания других векторов, вполне земных, которые были придавлены депрессией.

Сделать шаг в этом направлении, навсегда избавиться от мыслей о суициде и депрессии можно на бесплатных вступительных онлайн-лекциях по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрация по ссылке.

zvukofrenia.ru

Депрессия и самоубийство

Мы публикуем отрывки из книги «Семья и душевное здоровье человека» греческого психиатра Константина Кóллиаса, перевод которых выполнен монахиней Екатериной специально для журнала Матроны.РУ. Сегодня мы поговорим о связи этого заболевания и суицидальных попыток.

Самое трагическое последствие депрессии — это самоубийство, или суицид. Мысли о совершении самоубийства возникают у 80% больных депрессией, 25% совершают, по крайней мере, одну попытку суицида во время депрессивного эпизода, а 15% страдающих этим заболеванием оканчивают жизнь самоубийством. Среди всех случаев совершения суицида в мире 65-70% связаны с нарушениями в эмоциональной сфере и депрессией.

Попытка самоубийства считается в психиатрии примерно тем же, чем инфаркт в кардиологии: как при инфаркте человека необходимо немедленно госпитализировать, причём зачастую в палату реанимации, так и при попытке совершения самоубийства больной имеет все показания для срочной госпитализации. Если покусившемуся на свою жизнь человеку не удалось на этот раз совершить задуманное, то это не означает, что опасности для его жизни больше не существует.

В течение всего времени, когда больной находится в состоянии депрессии, слишком велик риск, что он решит вновь наложить на себя руки. Для того чтобы медикаментозными средствами преодолеть депрессивный эпизод, требуются хотя бы две недели со дня начала действия — не приёма! — антидепрессанта, причём именно этот промежуток времени считается самым опасным для больного. Это происходит потому, что лекарство уже начинает действовать на двигательную систему человека, страдающего депрессией, в то время как депрессивный, суицидальный образ его мыслей ещё не поменялся, и больной оказывается в силах совершить самоубийство. Следовательно, весь период с начала приёма лекарства и до полного преодоления депрессивного эпизода пациент находится в опасности. Он должен находиться в таком месте, где риск повторного совершения самоубийства был бы сведён до минимума. Также необходимо присматривать за пациентом сразу после его выписки из больницы, особенно в том случае, если излечение не удалось произвести полностью и у больного остались суицидальные мысли.

Хотелось бы привлечь внимание к тому факту, что в случае использования психотерапии в качестве единственного способа борьбы с тяжёлой депрессией, оказывается благотворное влияние только на 16% пациентов. Если параллельно с психотерапией проводить медикаментозное лечение, то доля излечившихся от этой болезни (или получивших значительное облегчение) становится 83%. Использование, помимо психотерапии и приёма антидепрессантов, электросудорожной терапии помогает 86% больным тяжёлой депрессией. Именно поэтому, в случаях, когда больные, страдающие тяжёлой депрессией, начинают высказывать мысли о самоубийстве, нельзя помочь им и уберечь от трагедии, используя лишь психотерапию: в этом случае риск совершения суицида возрастает во много раз.

Зачастую, когда друзья или родственники больного тяжёлой депрессией узнают о его желании и мыслях прибегнуть к суициду, они начинают думать, например, что «он не хочет совершить самоубийство, а всего лишь пытается привлечь внимание окружающих и помучить родных», или «тот, кто задумал совершить суицид, не объявляет об этом и не оставляет записок, а делает задуманное», или «поскольку он уже пытался наложить на себя руки, в другой раз этого не сделает и находится вне опасности». Тем не менее, все эти и им подобные мысли и стереотипы являются обманчивыми и ложными, поэтому друзья и родные должны со всей серьёзностью отнестись к подобному намерению близкого человека.

Желание совершить самоубийство — это слишком серьёзное дело, чтобы кто-то успокаивал себя такими стереотипами. В медицине оно считается одним из самых опасных состояний человека, требующих немедленного вмешательства и помощи специалиста. Необходимо сделать всё возможное, чтобы больной, высказавший суицидальные мысли, посетил психиатра и получил необходимое лечение и контроль над развитием своего заболевания.

Одним из серьёзных явлений, которое вызывает широкий общественный резонанс во многих странах, является эвтаназия, или «вспомогательное самоубийство». Некоторые считают это правильным выбором и единственным решением для людей, которые страдают от очень тяжёлых заболеваний, связанных с непереносимой физической болью и высокой степенью инвалидности. При этом предполагается, что от этих болезней человек непременно скончается. Обычно различают пассивную эвтаназию, то есть намеренное прекращение медиками поддерживающей терапии больного по желанию последнего, а также активную эвтаназию, которая производится, например, путём введения умирающему пациенту медицинских препаратов или с помощью любых других действий, способствующих прекращению жизни больного. К активной эвтаназии часто относят и так называемое «самоубийство с врачебной помощью» — предоставление больному по его просьбе препаратов, которые сокращают жизнь.

Эвтаназия является одной из самых больших проблем современной биоэтики. Никто не ставит под сомнение боль и мучение людей, решившихся на такой способ расставания с болезнью и жизнью, а также страдания их родственников, однако, подобное действие, по крайней мере, в техническом смысле, означает самоубийство для пациента и убийство для «оказывающего услугу» врача.

Нельзя не принимать во внимание и тот факт, что больные люди, страдающие от смертельной болезни или хронического заболевания, связанного с повышенными страданиями и физической болью, очень часто одновременно страдают и от депрессии. Решение по поводу эвтаназии такие люди зачастую принимают именно под влиянием депрессивного эпизода, а не в нормальном психическом состоянии. Поэтому таким больным необходимо помогать: не совершить эвтаназию, а справиться с депрессией.

К тому же в мире есть немало людей, годами прикованных к инвалидной коляске или кровати и постоянно страдающих от боли, которые, тем не менее, не желают умирать, но пытаются жить, насколько это возможно, полной и цельной жизнью, любя, действуя, созидая и помогая другим людям!

Медицина — это наука, которая способствует защите человеческой жизни и улучшению её качества, и, в случае с тяжелобольными пациентами, врачи должны заботиться именно об этом.

В этическом плане эвтаназия порождает и ещё одну проблему. Где поставить планку? Насколько тяжело должен страдать больной, чтобы было принято решение о совершении эвтаназии на основании воли, выраженной этим пациентом? К примеру, больной депрессией тяжко страдает и хочет умереть, не имея при этом никакой другой тяжёлой болезни, кроме депрессии. Должны ли мы помочь ему совершить эвтаназию, потому что он не выдерживает больше свою болезнь? Разумеется, нет!

Говоря о депрессии и суициде, нельзя не упомянуть и о том, что у мужчин очень часто вместо депрессивного состояния проявляется агрессия, и вместо самоубийства они исполняют своё намерение нанести физический или психологический ущерб другим людям, либо уничтожить, убить их. Иногда в программах новостей можно услышать рассказы о мужчинах, особенно пожилых, которые убили свою супругу, детей или внуков, а потом совершили самоубийство сами, оставив при этом предсмертную записку с объяснением происшедшего. Чаще всего, причины, которые указываются в таких записках, не являются истиной. Обычно оказывается, что эти мужчины страдали долгое время от тяжёлой депрессии, которую не пытались вылечить. Именно она привела к таким страшным последствиям.

Если какой-либо пожилой мужчина внезапно становится легко возбудимым, раздражительным, вспыльчивым ворчуном, то не стóит списывать всё это на его плохой характер. Возможно, у него началась тяжёлая депрессия, которую необходимо лечить.

www.matrony.ru

Предотвращение самоубийства

Причины самоубийства, как и любых других поступков человека, могут быть различными. Важнейшая из них — депрессия. В состоянии депрессии самоубийство воспринимается как избавление от отчаяния, безнадежности, мучительной неудовлетворенности собой, боли (особенно постоянной), неизлечимого или изолирующего от общества заболевания (рак, СПИД), безрадостной старости, мрачного и безнадежного будущего. Именно безнадежность и отчаяние отражены в предсмертной записке Джеймса Форрестола (министра обороны США, покончившего с собой 22 мая 1949 г.). Он процитировал строки из трагедии Софокла «Аякс»: «Какая радость день за днем влачить, И только лишь отодвигать кончину?» [Перевод С. В. Шервинского.] Самоубийство может быть также следствием расстройства мышления при психозе, особенно у больных депрессией и шизофренией. Они слышат «голоса», приказывающие им умереть либо утверждающие, что они недостойны жить. Под воздействием токсических или наркотических веществ (например, алкоголя) больной может выпрыгнуть из окна, будучи уверенным в своей способности летать или ходить по воздуху. Хорошо известны, хотя встречаются гораздо реже, случаи принесения себя в жертву по религиозным, националистическим, политическим мотивам. Иногда такие самоубийства обусловлены нераспознанным психотическим состоянием. Некоторые даже рассматривают самоубийство как способ возродиться в другой жизни. Самоубийство может быть актом мести («Вы пожалеете, когда я умру») или отражать стремление воссоединиться с умершим. Добровольный уход из жизни, связанный с невыносимым физическим или эмоциональным страданием либо с неизлечимой болезнью, иногда называют рациональным самоубийством.

Статистика самоубийств сложна. Данные об их числе могут быть занижены из-за того, что не всегда удается отличить самоубийство от несчастного случая. В то же время цифры, получаемые из разных источников, хорошо сходятся. В США, по-видимому, ежегодно совершается 25 000—35 000 самоубийств (12—13:100 000 населения). Около 10% больных шизофренией кончают жизнь самоубийством — чаще всего в молодом возрасте, когда человека не удерживает ни семья, ни постоянная работа. Нередко такие больные совершают самоубийство вскоре после выписки из стационара, если лечение не дает существенного улучшения. У больных, госпитализировавшихся по поводу эмоциональных расстройств, риск самоубийства в течение жизни составляет около 10%. Приблизительно 90% жертв самоубийства страдают психическими нарушениями (иногда диагноз устанавливается лишь при расспросе родных и друзей после смерти). Распространенность случаев, когда человек совершает убийство, а затем — самоубийство, в США составляет примерно 0,2—0,3 в год на 100 000 населения.

I. Оценка риска самоубийства — важнейшая часть психиатрического обследования. Склонность к самоубийству необходимо определять у всех больных, а не только при явной депрессии. Иногда приходится проводить частые повторные обследования, так как суицидальные намерения могут исчезать и вновь появляться. При расспросе, направленном на оценку риска самоубийства, рекомендуется постепенно переходить от общих вопросов ко все более конкретным, например: «Вы довольны жизнью?», «Как часто у вас бывают серьезные неприятности?», «Часто ли у вас бывает подавленное настроение?», «Вы когда-нибудь хотели умереть?», «С чем это было связано?», «Вам когда-нибудь хотелось покалечить или убить себя?», «Как долго продолжались такие чувства и мысли?», «Совершал ли кто-нибудь из ваших близких самоубийство или попытку самоубийства?», «Вы думали о том, как осуществить свои намерения?», «Был ли у вас конкретный план?», «Пытались ли вы убить себя?», «Есть ли у вас оружие, яд, таблетки?», «Что вас сдерживает: боязнь причинить боль близким, религиозные соображения?». С помощью подобных вопросов выявляют суицидальные намерения, наличие средств или плана самоубийства. Существуют опасения, что такие вопросы могут зародить мысли о самоубийстве, однако, как показывает практика, эти опасения беспочвенны.

Оценка риска самоубийства сложна и в каждом случае индивидуальна. Нет таких признаков, по которым можно было бы достоверно распознать человека, готового к самоубийству. Важно не только правильно задавать вопросы и интерпретировать ответы, но и наблюдать за выражением лица больного, его внешностью, позой, жестами и прочими невербальными признаками. Любая мелочь может иметь значение; порой то, о чем больной умолчал, оказывается важнее его слов, а бездействие — важнее поступков. Некоторые же поступки могут быть особенно важны — например, если больной вдруг начинает приводить в порядок все свои дела, составляет завещание или покупает участок на кладбище. Необходимо выяснить, как оценивают риск самоубийства родные и близкие больного. Группу риска составляют одинокие, особенно те, кто недавно утратил последнего из близких. Следует различать мысли о самоубийстве (в том числе навязчивые), ложные угрозы и симуляцию попыток самоубийства, истинные попытки самоубийства и собственно самоубийство. Когда обиженный ребенок заявляет: «Вот я умру, тогда пожалеете!», когда молодая женщина пытается удержать возлюбленного, демонстративно приняв безопасную дозу аспирина, когда курильщик заявляет: «Я занимаюсь типичным самоубийством», — это одно, но когда овдовевший старик живет с постоянными мыслями о смерти или мужчина в расцвете сил узнает, что у него неоперабельный рак, и делает попытку застрелиться, — это совсем другое.

Лечащий врач должен быть постоянно в курсе того, как видится больному его будущее: строит ли он планы, есть ли у него цели или же он считает свою жизнь пустой и бессмысленной. Для этого необходимо знать о всех переменах в жизни больного — личных, финансовых и прочих.

Как уже говорилось, данные о числе самоубийств могут быть заниженными — не исключено, что самоубийства скрываются за некоторыми несчастными случаями (автомобильными авариями, пожарами и т. д.). Есть данные, что мысли о самоубийстве возникают (по крайней мере, периодически) у каждого пятого-шестого человека. Ниже мы рассмотрим некоторые признаки, указывающие на повышенный риск самоубийства. Нужно иметь в виду, что те, у кого есть даже несколько факторов риска самоубийства, далеко не всегда совершают самоубийство, и наоборот, самоубийство могут совершить люди, не имеющие к нему, казалось бы, никаких предпосылок, — предсказать самоубийство сложно.

II. Признаки повышенного риска самоубийства

А. Попытки самоубийства в анамнезе

1. Угрозы и попытки самоубийства обычно бывают повторными. По разным данным, от 20 до 60% покончивших с собой ранее уже предпринимали попытку самоубийства. Попытки, совершенные в состоянии аффекта, нередко повторяются. Те, кто действительно пытались покончить с собой, чаще предпринимают повторные попытки, чем лица, симулировавшие самоубийство для того, чтобы привлечь чье-то внимание или добиться иных выгод. Попытки самоубийства совершаются в 10 раз чаще, чем собственно самоубийства.

2. Повторные попытки чаще заканчиваются смертью, чем первая.

3. Вторая попытка обычно совершается в течение 3 мес после первой.

1. Депрессия, особенно при выраженной тревожности (в частности, при наличии панических приступов) и ангедонии (утрата способности испытывать удовольствие и удовлетворение). Следует помнить, что, с одной стороны, подавленное настроение может быть обусловлено соматической болезнью, а с другой — эмоциональные расстройства могут проявляться соматическими симптомами (например, маскированная, или соматизированная, депрессия). Мысли о самоубийстве разной выраженности и продолжительности бывают почти у всех больных с монополярной депрессией (см. гл. 22).

2. Психозы, особенно сопровождающиеся чувством ужаса, подозрительностью, бредом преследования или псевдогаллюцинациями в виде приказывающих или угрожающих «голосов». Особенно высок риск самоубийства у больных с психотической депрессией и молодых больных с кататонией (см. гл. 22, п. II.А, гл. 23, п. V, гл. 27).

3. Алкоголизм и наркомания.

4. Периоды повышенного риска у женщин — первые месяцы после родов и неделя, предшествующая менструации.

1. Безработные и неквалифицированные рабочие совершают самоубийства чаще, чем работающие высококвалифицированные специалисты.

2. Распространенность самоубийств выше среди полицейских, музыкантов, страховых агентов, фермеров, врачей (особенно психиатров, офтальмологов, стоматологов и анестезиологов), авиадиспетчеров и юристов.

3. Распространенная причина самоубийства — чувство профессиональной непригодности или несостоятельности в семейной жизни (например, в качестве жены и матери).

Г. Семейное положение и круг общения. Наиболее высок риск самоубийства у холостяков (никогда не состоявших в браке), затем следуют овдовевшие, разведенные, состоящие в браке, но бездетные и, наконец, состоящие в браке и имеющие детей. Группу риска составляют одинокие и те, о которых никто не заботится и которые сами не о ком не заботятся, а также недавно потерявшие любимого человека или потерпевшие крах в любви (особенно в течение первых 6—12 мес).

1. Мужчины совершают самоубийство примерно в 3 раза чаще. По-видимому, риск особенно высок у мужчин среднего возраста в моменты тяжелых жизненных кризисов — например, при тяжелых заболеваниях (инфаркте миокарда, злокачественных новообразованиях), при крупных финансовых неудачах, после развода — если они начинают искать выход в алкоголе и не соглашаются с диагнозом депрессии.

2. Женщины в 2—3 раза чаще совершают попытки самоубийства.

1. Самоубийства среди детей встречаются редко. Риск самоубийства возрастает в период полового созревания. Службами здравоохранения США ежегодно регистрируется более 250 000 попыток самоубийства среди школьников и студентов 15—19 лет. Преобладают девушки, особенно латиноамериканки (около 15%), затем следуют белые (10%) и негритянки (8%).

2. Распространенность самоубийств среди мужчин нарастает в период от 50 до 70 лет. Согласно некоторым данным, в настоящее время увеличивается количество самоубийств и среди мужчин старше 75 лет. В этой группе лишь каждый седьмой из покончивших с собой наблюдался психиатром (старики вообще гораздо реже, чем молодые, получают психиатрическую помощь). По недавним оценкам, в США распространенность самоубийств среди белых мужчин старше 64 лет достигает 45:100 000 населения, а среди женщин той же группы — 7,5:100 000.

3. Распространенность самоубийств среди женщин растет после 50 лет, достигая пика между 55 и 65 годами.

Ж. Семейный анамнез и религиозная принадлежность. Самоубийства и попытки самоубийства чаще совершаются теми, у кого в семье уже были подобные случаи или покончил с собой кто-то из близких друзей. Лица из католических и мусульманских семей совершают самоубийства реже.

З. Состояние здоровья. Риск самоубийства повышен вскоре после операций, при постоянной боли, при хронических, неизлечимых или приводящих к социальной изоляции заболеваниях. Хотя среди лиц с ВИЧ-инфекцией количество самоубийств в 30—40 раз выше, это соответствует, видимо, и высокой распространенности депрессии при ВИЧ-инфекции. У больных со злокачественными новообразованиями (кроме опухолей ЦНС) распространенность самоубийств выше в 2—4 раза. Риск самоубийства повышается при многих заболеваниях, непосредственно поражающих головной мозг (ВИЧ-инфекция, болезнь Гентингтона, эпилепсия), что может свидетельствовать о роли нарушения мозговых сдерживающих механизмов.

И. Обращение за помощью. Большинство больных обращаются к терапевтам или психиатрам на протяжении года, предшествующего самоубийству. В то же время поиски помощи нельзя считать поведением, типичным для потенциальных самоубийц. В одном из исследований самоубийств среди учащихся колледжей выяснилось, что никто из покончивших с собой не обращался за помощью и не обнаруживал признаков депрессии. Из совершивших же самоубийство студентов высших учебных заведений помощи искали примерно 50%.

К. Раса. В целом частота самоубийств в США выше среди белых, однако она выше среднего уровня у индейцев, эскимосов и молодых негров.

Л. Район обитания и сезонность. Количество самоубийств выше в городах, чем в сельской местности; весной и летом — больше, чем зимой. Вопреки бытующему мнению, не доказано увеличение числа самоубийств во время рождественских праздников.

М. Лекарственные и наркотические средства. Некоторые лекарственные средства, например резерпин и комбинированные пероральные контрацептивы, могут усугубить депрессию. Риск самоубийства возрастает также при употреблении многих наркотических веществ (например, ЛСД — из-за возникновения бредовых идей на почве интоксикации) и алкоголя (из-за ослабления процессов торможения).

Н. Иногда самоубийства происходят вскоре после совершения убийства. Чаще всего это наблюдается после убийства супруга на почве ревности или в связи с его безнадежной болезнью, убийства собственных детей или всей семьи, а также кого-то из членов семьи по подозрению в измене или иных прегрешениях из ложных представлений о справедливости.

О. Существует несколько распространенных ложных представлений о самоубийстве (см. табл. 17.1).

III. При наклонности к самоубийству имеется тенденция к изменениям некоторых биохимических показателей. У совершивших самоубийство иногда обнаруживается сниженная концентрация 5-гидроксииндолуксусной кислоты и серотонина в некоторых областях головного мозга (в частности, в стволе) и уменьшение связывания имипрамина тканью мозга. У больных с попытками самоубийства (например, с монополярной депрессией, психопатиями, шизофренией) бывает снижена концентрация 5-гидроксииндолуксусной кислоты в СМЖ; есть также данные о том, что у них повышена активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (в частности, повышено выделение кортизола с мочой). Некоторые считают, что эти показатели позволяют выявлять чрезмерно эмоциональных и ранимых лиц (для них характерна повышенная активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы), а также больных, склонных к импульсивным действиям (по сниженной концентрации 5-гидроксииндолуксусной кислоты в СМЖ). Если эти биохимические сдвиги сочетаются с эмоциональным расстройством, то возможен высокий риск самоубийства. Изменения обмена серотонина обнаружены как у совершивших самоубийство, так и у предпринимавших попытки самоубийства, а кроме того — при целом ряде психических нарушений.

IV. Предотвращение самоубийства. Правильная оценка риска и предотвращение самоубийства чрезвычайно важны. К сожалению, некоторые врачи считают, что не могут отвечать за чужую жизнь. Такая позиция, с одной стороны, обусловлена чисто человеческими чувствами врача — ощущением беспомощности, разочарованием, досадой, с другой — подкрепляется абстрактными рассуждениями о гражданских свободах и о правах человека. В то же время законодательство каждого штата Америки допускает по решению суда принудительную госпитализацию людей, представляющих опасность для самих себя. Иногда психиатры при беседе с больным, пытавшимися покончить с собой, используют полушутливую манеру, стараясь выставить попытку самоубийства (и ее причины) в несерьезном свете. Некоторые применяют этот подход только к совершающим повторные попытки. Этот довольно спорный способ иногда преуменьшает степень опасности, а порой даже несерьезность попыток самоубийства. Другие, напротив, надолго госпитализируют пытавшихся совершить самоубийство, опасаясь повторных попыток.

Существует множество подходов к предотвращению самоубийства, и выбирать тот или иной из них всегда надо индивидуально. Мы исходим из того, что большинство совершивших попытки самоубийства можно заставить отказаться от своих намерений. В этом мы постоянно убеждаемся на собственном клиническом опыте. Если попытки самоубийства обусловлены депрессией или шизофренией, то часто бывает достаточно лечения основного заболевания. При пограничной психопатии с выраженной дисфорией могут быть эффективны ингибиторы МАО и ингибиторы обратного захвата серотонина (например, флуоксетин). Для таких больных часто характерна импульсивность, и это также влияет на выбор препарата (см. гл. 24, п. IV.Б). Тем, кто недавно овдовел, необходима моральная поддержка, а иногда — психотерапия (см. гл. 6). Часто им помогает общение с теми, кто уже пережил смерть любимого человека.

Главная же задача психиатра — разобраться вместе с больным, почему тот хочет умереть, как сделать жизнь для него более ценной, найти то, что поможет ему не считать самоубийство единственным выходом. Врач обязан прежде всего уметь выслушать больного, заставить его раскрыться и за сбивчивым и противоречивым рассказом услышать крик о помощи, увидеть отчаяние и одиночество. Он не должен поддаваться собственным эмоциональным реакциям — чувству беспомощности, досады, раздражения (встречное перенесение — см. гл. 1, п. I.В.5). К любым угрозам самоубийства необходимо относиться серьезно. Важно также обеспечить больному безопасность и моральную поддержку. Иногда для этого бывает достаточно помочь больному открыть свои чувства родным и друзьям, а тех, в свою очередь, убедить в том, что с ним надо проводить больше времени и не уходить от откровенных разговоров. Другим же необходима госпитализация с постоянным наблюдением (см. табл. 17.2). Из комнаты или даже из квартиры удаляют возможные средства самоубийства — оружие, лекарственные средства, яды, ножи, веревки, ремни, шнурки и т. д.

В стационаре также принимают меры предосторожности. Острые предметы, ремни, шнурки и другие возможные средства самоубийства, которые больной может захватить с собой, ему не оставляют. Окна должны быть с решетками. Нельзя забывать, что за улучшением настроения больного иногда скрывается намерение совершить новую попытку самоубийства. Решение об ослаблении мер предосторожности и предоставлении больному относительной свободы крайне ответственно. Оно принимается только после того, как проходят суицидальные намерения, улучшается эмоциональный статус (или заканчивается абстинентный синдром), появляются планы на будущее и готовность к сотрудничеству с врачом. При необходимости (но не нарушая конфиденциальности) привлекают членов семьи, друзей и других лиц, играющих важную роль в жизни больного. Важно сделать так, чтобы те обстоятельства, которые побудили его к самоубийству, не повторились.

Перед выпиской врач вместе с больным составляют план дальнейшего взаимодействия. Необходимо помнить, что иногда общение с врачом временно отвлекает больного от мыслей о самоубийстве, и тогда разговор о прекращении лечения может подтолкнуть к новой попытке. План должен быть как можно более подробным, особенно если больного после выписки будет наблюдать другой врач. Следует учитывать степень самостоятельности больного. Необходимо также выяснить, насколько тесны и устойчивы отношения больного с родными и друзьями, и помочь ему наладить такие отношения. Иногда полезны групповая психотерапия или привлечение учителя, семейного врача, священника и других пользующихся доверием больного лиц. Если же психиатр считает необходимым продлить госпитализацию, то всегда надо помнить о ее отрицательных сторонах — например, развитии регрессии, прерывании работы и семейных связей, затратах на лечение.

Мы убедились также в том, что если больной не изменяет своих намерений, то рано или поздно он покончит с собой. В таких случаях лечение депрессивного приступа или шизофрении, моральная поддержка при утрате и в иных тяжелых ситуациях позволяют лишь продлить жизнь и добиться временного улучшения. Однако для некоторых больных жизнь настолько пуста или тягостна, что восстановление сил они используют только для новой попытки умереть, а не как шанс найти новые цели в жизни. В то же время врач не вправе поддаваться чувству, что на месте больного он поступил бы точно так же. Иногда избежать этого очень трудно — например, если попытки самоубийства совершает больной с неоперабельным раком и сильной хронической болью.

Риск самоубийства следует рассматривать как неотложное состояние. Для таких больных должна быть обеспечена возможность круглосуточной медицинской помощи.

V. Правовые и моральные стороны. Самоубийство — наиболее частый повод для обвинения психиатров в преступной халатности. Поэтому необходимо тщательно документировать все действия по выявлению риска и предотвращению самоубийства, а также ход лечения. Если самоубийство все же совершается, врачу сразу следует оградить себя от возможных обвинений в недобросовестности. Решающее значение может иметь беседа с семьей покойного и своими коллегами. С юридической точки зрения общение с семьей покойного имеет свои сложности. Иногда бывает трудно совместить естественное желание успокоить родных, разделить с ними горе, помочь им понять случившееся с уважением к праву покойного на конфиденциальность. Нередко родственники покойного, вопреки всякой логике, считают врача виновным, а любое сочувствие с его стороны — стремлением избежать разбирательства. Далеко не все способны понять, что самоубийство может быть неизбежным следствием болезни или эмоционального страдания.

В последние годы положение как психиатров, так и больных усложнилось: из-за повышения стоимости пребывания в стационаре произошло ужесточение критериев и сокращение сроков госпитализации. Известны случаи, когда главный врач, даже не встретившись с больным, отказывал ему в госпитализации, ссылаясь либо на недостаточную остроту суицидальных побуждений, либо на их постоянный характер.

1. Asberg, M., Schalling, D., et al. Psychobiology of suicide, impulsivity, and related phenomena. In H. Y. Meltzer (ed.), Psychopharmacology: The third generation of progress.

New York : Raven Press, 1987, pp. 655—668.

2. Blumenthal, S. J. Youth suicide: The physician’s role in suicide prevention. J.A.M.A. 264:3194—3196, 1990.

Dublin , L. I. Suicide.

New York : Ronald Press, 1963.

4. Durkheim, E. Le Suicide.

Glencoe, IL : Free Press, 1950.

5. Farberow, N. L., Schneidman, E. S. The cry for help.

New York : McGraw-Hill, 1961.

6. Marzuk, P. M., Tardiff, K., Hirsch, C. S. The epidemiology of murder—suicide. J.A.M.A. 267:3179—3183, 1992.

7. Schneidman, E. S., Farberow, N. L. Clues to suicide.

New York : McGraw-Hill, 1957.

Автор благодарен Р. Хершфельду и Дж. Мэнну за ценные советы и замечания.

www.pobedish.ru