Схема формирования невроза

Главная\Статьи для современных женщин об отношениях, о психологической самопомощи и о деньгах

Неврозы: теории возникновения и симптомы

Наверняка вы встречались в своей жизни с людьми, которые говорят: «Ой, какое-то настроение неважное сегодня. И спала плохо. Три часа лежала, овец считала, заснуть не могла. Как-то беспокойно на душе, сама не пойму, почему. Причин, вроде нет. А так тревожно. » А, может быть, и вы сами иногда говорили эти слова:)

А ведь это могут быть признаки невроза..

Вы знаете, какими заболеваниями чаще всего болеют люди? Неврозом. Точнее, неврозами. Поскольку известно множество различных видов неврозов. Считают, что 70-80% взрослого населения нашей страны страдают невротическими расстройствами.

НЕВРОЗ – это временное обратимое нарушение нервной системы, возникающее под действием психической травмы. Им подвержены люди со слабой нервной системой. Считается, что женщины чаще, чем мужчины, страдают от неврозов. К тому же токсикоз во время беременности или патология родов также могут привести к этим заболеваниям.

Зигмунд Фрейд был одним из первых, кто попытался объяснить механизм возникновения неврозов. По мнению Фрейда, эта проблема родом из детства, как, впрочем, и все остальные психологические проблемы человека. Нереализованные сексуальные желания ребенка вытесняются в бессознательное. Неудовлетворенный сексуальный интерес девочки к отцу, а мальчика — к матери через много лет проявляется в виде нервных заболеваний.

Причины неврозов Фрейд искал в тех областях, где бессознательное проявляет себя. Он изучал сновидения, действия больных в состоянии гипноза, свободные ассоциации, описки, оговорки и т.д. А после того, как была определена причина невроза, пациенту оставалось осознать ее. Т.е. психоаналитик определял тайное скрытое желание человека, а пациент выводил его из области бессознательного в область своего сознания. Таков метод лечения неврозов по З. Фрейду.

Карен Хорни истоки неврозов видела в раннем детстве, как и все психоаналитики, и рассматривала невроз как защитную реакцию ребенка от неблагоприятных социальных факторов (унижение, пренебрежительное или агрессивное отношение родителей к ребенку и т.д.). Чтобы защититься от неблагоприятного социума (или социально адаптироваться к нему) у ребенка формируется три способа бессознательной защиты:

  • движение к людям
  • движение против людей
  • движение от людей

    Движение к людям означает идти навстречу желаниям людей и формирует у ребенка потребность в подчинении, в любви, в защите, в угождении, в уступках, в готовности пожертвовать собственными интересами. Формируется мазохистская установка.

    Движение против людей означает идти против желаний людей и формирует стремление к неограниченной власти, к подавлению ближнего, потребность быть успешным, сильным, признанным, выше всех. Формируется садистическая позиция.

    Движение от людей означает избегать желаний других людей, дабы не быть ими поглощенным. Эта защита формирует потребность в отстранении, обособлении, отдалении от людей, стремлении держать дистанцию, самостоятельности, независимости, свободе. Проявляется в отшельничестве, выборе профессий и занятий, связанных с уединением. Развивается человеконенавистничество.

    Эти чувства не допускаются в сознание и вытесняются в бессознательное.

    Любой невротик в любых обстоятельствах остается смешанным типом, в личности которого присутствуют все три невротические тенденции. Одна из тенденций, которая в детстве наиболее поощрялась, является доминирующей. Поэтому всех невротиков условно можно разделить на «подчиненных», «агрессивных» и «обособленных».

    Доминирующая тенденция определяет мотивацию любого поступка. От возможности и удачности ее реализации будет зависеть разрешение реализоваться двум другим. Основная тенденция обуславливает реализацию двух других.

    Именно такая внутриличностная конструкция невротика является залогом ощущения цельности личности.

    Можно ли определить доминирующую тенденцию? Можно. Как? По реакции в отношениях с близкими людьми в условиях внезапного стресса. Поведение человека и его действия будут укладываться в одну из следующих схем:

  • подчинение и признание вины
  • нападение, унижение, обвинение
  • оправдание, извинение. Может просто замереть и выжидать

    Эрих Фромм объяснял невроз следующим образом. Невроз возникает у тех людей, которые будучи взрослыми, остаются психологически «привязанными» к фигуре одного из родителей.

    Материнская любовь к ребенку безусловна. Это значит, что мать любит ребенка просто за то, что он есть. Взамен она ничего не требует. А вот отец любит ребенка условной любовью, т.е. на условиях. Отец требователен. Его любовь нужно заслужить. Он требует, чтобы ребенок был «хорошим», хорошо выполнял свои обязанности, и стал, в конечном счете, когда вырастет, похожим на него. Отцовская любовь без выполнения условий невозможна.

    Психически здоровый зрелый человек – это человек, который гармонично сочетает в себе отцовское и материнское сознание. По мере взросления он освобождается от отцовской и материнской фигур, выстраивая их внутри себя.

    Согласно Фромму, если человек ориентирован на мать, то в общении он будет исключительно приятным и обаятельным. А в жизни — беспомощным, эгоистичным, подвержен чужому влиянию и нуждающимся в опеке.

    Если человек имеет отцовское сознание, то он дисциплинирован и независим, однако вместе с тем бесчеловечен и зол.

    Какими невротическими симптомами будет обладать человек, привязанный к матери? Истерии, алкоголизм и депрессии будут сопровождать его на протяжении всей жизни.

    А человека, центрированного на отце? Маниакальный невроз, основанный на мании величия, и выражающийся в хвастовстве, повышенной самооценке, бреде исключительной талантливости, высокого происхождения, богатства и др.

    Каковы симптомы неврозов? Эмоциональное неблагополучие (без видимых причин), напряжение, тревожность, озабоченность, а также учащенное сердцебиение, дрожь во всем теле, потливость и др. Бывает, что неврозы являются причиной расстройств работы внутренних органов (нарушается нервная регуляция их деятельности).

    Невроз – это болезнь. Она не зависит от воли человека. При этом заболевании невозможно «взять себя в руки». Никакие нравоучения не смогут победить эту болезнь.

    В настоящее время в отечественной психиатрии выделяются три основные формы неврозов: истерия, неврастения и психастения (невроз навязчивых состояний).

    17 ноября 2013 г.

    ХОТИТЕ ЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

    ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ

    • Главная
    • О Центре
    • Кто Я
    • Семинары
    • Тренинги
    • Консультации
    • Астрология
    • Расписание
    • Интернет-проект «Психология отношений»
    • Подарок для подписчика
    • Интернет-курс «Ты хочешь замуж»
    • Публикации
    • Вопросы и ответы
    • Отзывы
    • Контакты
    • ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

      ДЕВЯТЬ НЕВРОТИЧЕСКИХ ТРЕБОВАНИЙ, описанных КАРЕН ХОРНИ (в формулировке А.BECK, 1979)

      Больные нврозом, сами того не осознавая, живут по нижеперечисленным правилам.

      1. Чтобы быть счастливым, необходимо, чтобы мне сопутствовал успех в любом деле, за которое я возьмусь.
      2. Чтобы стать счастливым, необходимо, чтобы меня принимали, любили и восхищались мною все люди и во все времена.
      3. Если я не на вершине, то я в яме.
      4. Прекрасно быть популярным, известным, ужасно быть непопулярным.
      5. Если я сделал ошибку, значит, я ничтожество.
      6. Моя ценность как личности зависит от того, что люди думают обо мне.
      7. Я не могу жить без любви. Если мои близкие (возлюбленная, родители, ребенок) меня не любят, это ужасно.
      8. Если он не согласен со мной, значит, он не любит меня.
      9. Если я не воспользуюсь каждым удобным случаем, чтобы продвинуться, я буду раскаиваться в этом.

      Жизнь по этим правилам приводит человека к несчастью. Невозможно, чтобы человека все и всегда любили.
      Это НЕВОЗМОЖНО.
      Степень любви — величина непостоянная. Она колеблется и зависит от большого количества факторов. А невротик рассматривает уменьшение любви не как уменьшение, а как ее исчезновение. И воспринимает это, как катастрофу. Со всеми вытекающимися последствиями: мыслями, чувствами, поступками, словами и пр.

      Эти многоликие неврозы

      centren.ru

      Структура психики и схема формирования невроза

      Опираясь на свой подход, я могу точно сказать, что я свято верю в психоанализ и трехсоставную структуру психики, состоящую из ЭГО, ИД и СУПЕР-ЭГО. Однако очень сильную и во многом справедливую школу я вижу в лице когнитивно-поведенческой психотерапии (КПТ). Помимо работы с чувствами КПТ очень большое внимание уделяет логике и выстраивает — в отличие от психоанализа — четкие последовательные и логичные структуры, которые уже после нескольких встреч понятны и психологу, и клиенту. Пока мне не удалось полностью эффективно соединить оба этих подхода воедино, и в своей работе я в той или иной степени преимущественно использую один из них, но я глубоко убежден, что несмотря на внешние различия этих подходов, они могут создать между собой нечто совершенно новое и обеспечить качественный прорыв в области психологии и методах психотерапии.

      Цель этой статьи, показать, как формируется то или иное психологическое отклонение, сделать попытку, доступно выстроить взаимосвязь между детским периодом и его влиянием на взрослую жизнь.

      Поэтому составляя свое видение структуры психики, и возможные причины формирования неврозов, я фундаментально опирался на оба подхода (психоаналитический и когнитивно-поведенческий). Итак, для начала рассмотрим схему в целом, после чего пройдем по каждому пункту и выстроим причинно-следственные связи:


      Причины обращения клиента к психологу.

      Если человек приходит к психологу, это значит, что на протяжении короткого или длительного времени человек испытывает негативную эмоцию. Негативная эмоция — это своего рода раздражитель, который подталкивает человека заплатить психологу и стабильно ходить на сессии психотерапии. На этих сессиях клиент получает краткосрочную разрядку, т. е. негативная эмоция в кабинете у психолога снижает свою силу и частоту. Также человек получает чувство эмпатии и поддержки, что уже вызывает у многих положительные эмоции. При долгосрочной психотерапии негативные эмоции, которые испытывает клиент, снижают свою частоту не только в кабинете у психолога, но и в повседневной жизни. Таким образом, я не вижу каких-либо других мотивов идти к психологу. Разного рода причины, о которых могут говорить клиенты — самопознание, наладить отношения в семье и так далее, — в любом случае при первой беседе будут переведены в неудовлетворительные чувства. Желание избавиться от негативных эмоций — есть единственная причина обращения. Если вы посмотрите на схему выше, то увидите, что эмоции / чувства — это вершина структуры психики.

      В своей работе «Психолог в концлагере» В. Франкл показывает с разных сторон одну-единственную мысль: отличие человека во всем его величии от животного заключается в том, что у человека между стимулом и реакцией есть выбор. К тем же самым выводам, основываясь на трудах И. Павлова, пришли основатели когнитивно-поведенческой терапии. Человек устроен таким образом, что в большинстве своем он испытывает эмоции и чувства не от окружающей его реальности, а от интерпретации действительности. Т. е. одни и те же ситуации у разных людей могут вызывать разные мысли относительно этой ситуации, и тем самым разные эмоции. В итоге рождается связка:

      СИТУАЦИЯ — МЫСЛЬ — ЭМОЦИЯ

      Представим себе, что со ста совершенно разными людьми происходит одна и та же ситуация. Например, человек стоит в супермаркете на кассе и покупает овощи. Кассир сообщает человеку, что этот товар еще не оприходован и его не смогут пробить. Если взять сто разных людей и поставить их в эту ситуацию, каждый из них испытает совершенно разные эмоции: кто-то будет рассержен, кто-то, наоборот, будет рад, так как переживал, что не хватит денег, кто-то будет спокоен. Поэтому не сама по себе ситуация вызывает эмоции, а мысли относительно этой ситуации.

    • Автоматические мысли — часть промежуточных убеждений.

    Промежуточные убеждения — это логические связи или установки, которые позволяют нам по-разному оценивать ту или иную ситуацию. Например, если рассматривать ситуацию в супермаркете, то чувство раздражительности и злости может вызвать автоматическая мысль «Какое они имеют право задерживать меня?!» или «Почему тут такой беспорядок?!». За этими автоматическими мыслями стоят более фундаментальные убеждения. Например, убеждения «люди не имеют право на меня воздействовать без моего согласия» и «везде должны быть точность и порядок» могут создавать мысли в вышеупомянутых примерах.

  • Промежуточные убеждения — это генератор автоматических мыслей, это убеждения или система ценностей, в которые мы свято верим.
  • Эти убеждения являются для человека своего рода пенсне, через которое он смотрит на мир. Эти убеждения в большинстве своем не осознаются, и люди зачастую не понимают их природу, относясь к ним как к само собой разумеющейся черте характера, присущей им на протяжении всей жизни. Однако необходимо отметить, что у ребенка в раннем возрасте еще нет возможности до конца осознать свои истинные желания и потребности, нет возможности выстроить логические связи и убеждения, которые бы были выбраны им осознанно и самостоятельно. Это убеждения типа: «Я ДОЛЖЕН ВСЕМ НРАВИТЬСЯ», «ЛЮДЯМ НЕЛЬЗЯ ДОВЕРЯТЬ», «ЕСЛИ Я БУДУ ОТКРЫВАТЬ СВОИ ЭМОЦИИ, ЛЮДИ СМОГУТ ЭТИМ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ», «Я ОСОБЕННЫЙ», «ЕСЛИ ЛЮДЯМ ДАТЬ ВОЛЮ, ОНИ ПРЕВРАТЯТСЯ В ЖИВОТНЫХ» и др. Исходя из этих базовых убеждений, рождаются автоматические мысли, которые могут в разных ситуациях приводить к позитивным или негативным эмоциям. Теперь становится ясно, что чтобы избавиться от негативных эмоций, необходимо работать с автоматическими мыслями. Чтобы корректировать автоматические мысли, необходимо работать с промежуточными убеждениями — подвергать их логическому сомнению. Просто работать с автоматическими мыслями практически бесполезно, промежуточные убеждения — есть своего рода «концерн» по созданию автоматических мыслей, и поборов одну автоматическую иррациональную мысль, «концерн» создаст другую. Но и промежуточные убеждения — не есть начало.

  • Промежуточные убеждения — это инструмент, благодаря которому человек удовлетворяет во внешнем мире свои базовые или невротические потребности.
  • Хотя я бы не стал разделять два этих вида, ибо в голове человека они порой не уступают друг другу по силе и воздействию на поведение человека. Свои потребности человек удовлетворяет через определенные компенсаторные механизмы, т. е. способы взаимодействия, определенные стратегии, благодаря которым у него получается добиваться желаемой цели. Цель — это удовлетворение потребности реальной или невротической. Сейчас, чтобы не запутать читателя, я не буду приводить пример компенсаторного механизма, ибо это не мысль, а скорее действие. Это действие человека, которое он делает во внешнем мире и получает или не получает удовлетворение своей потребности. Поэтому я и назвал этот этап «ФОРМИРОВАНИЕ И АДАПТАЦИЯ», так как человек может выбирать разные компенсаторные механизмы в реальности, но лишь некоторые из них — именно те, которые получили положительный результат и привели к удовлетворению, — сохраняются, укореняются и начинают создавать промежуточные убеждения, которые и будут в дальнейшем оправдывать эту самую стратегию.

  • Я-концепция — это то, что мы привыкли называть самооценкой или то, как мы воспринимаем себя и относимся к себе.
  • Я-концепция формируется в раннем возрасте, примерно к 6-9 годам. Далее на основе Я-концепции и глубинных убеждений четко формируются компенсаторные механизмы и промежуточные убеждения, которые получили положительные отклики в реальной жизни и которые самостоятельно достаточно сложно изменить. Самый главный фактор влияния на формирование Я-концепции — отношение родителей. Их вербальные и невербальные сигналы на поведение ребенка, их условное или безусловное принятие или непринятие. На основании этого у ребенка формируется отношение к себе. Тут необходимо обратить внимание, что при рождении человек в самооценке имеет число «0», он еще никак не может себя воспринимать и относиться к себе. От поведения родителей зависит, будет ли он относиться к себе «+3», «+10», «+20» или «−3», «−10», «−20». Здоровая Я-концепция — это базовое стремление каждого человека. К здоровой Я-концепции может привести тотальное и абсолютное принятие ребенка, а также воспитание, основанное на реальности, что, безусловно, встречается крайне редко. У невротических родителей, как показывает практика, вырастают такие же невротические дети.

  • На формирование здоровой Я-концепции влияет детская травма или отсутствие удовлетворение базовых детских потребностей.
  • К таковым потребностям относятся: безопасность, теплота, забота и внимание, абсолютное принятие, помощь во взаимодействии с внешним миром на основании реальности.
    Депривация, тотальный контроль, условное принятие, выработка правил, которые не соответствуют реальности и идут в противоречие с базовыми потребностями — всё это приводит к какому-либо дефициту со стороны психики детских потребностей. Для ребенка такой дефицит и есть травма, на которой происходит фиксация. Т. е. неудовлетворение в детстве этой потребности становится своего рода бездонной «ямой» или «дырой» в психике ребенка, которую он стремится наполнить на протяжении всей своей жизни.

    • Теперь пройдем по этой схеме в обратном порядке — снизу вверх — на примере формирования нарциссической личности.
    • В детстве кто-то из родителей принимает своего ребенка условно, т. е. ребенок получает положительное внимание только в том случае, когда сделал какую-то деятельность хорошо, красиво или правильно, и депривацию, когда сделал плохо. Не получив безусловного принятия, у ребенка возникает травма, он еще не понимает, почему он плох в тех или иных ситуациях, почему чтобы его любили нужно делать то, что ему иногда не хочется. В итоге рождается БАЗОВАЯ НЕУДОВЛЕТВОРЕННАЯ ПОТРЕБНОСТЬ / ТРАВМА.

      В этом случае у ребенка может сформироваться своеобразная Я-концепция, которая может быть биполярна и звучать примерно так: «Я-ОСОБЕННЫЙ» и одновременно «Я-НИЧТОЖЕСТВО». Чтобы снизить невыносимое давление со стороны Я-концепции «Я-НИЧТОЖЕСТВО», ребенок начинает выбирать подходящий компенсаторный механизм, который будет подкреплять концепцию «Я-ОСОБЕННЫЙ» и снижать «Я-НИЧТОЖЕСТВО». Ребенок начинает вопреки своим внутренним интересам и желаниям выбирать только ту деятельность, в которой у него получается. Вырабатывается четкое глубинное убеждение: я буду молодец, и люди будут любить меня только в том случае, если я буду всегда самым красивым (успешным, интересным, сексуальным, умным, спортивным, мужественным и т. д.).

      На основании этого глубинного убеждения и выработанной компенсаторной стратегии, у человека постепенно, с опытом, начинают вырабатываться промежуточные убеждения, которые оправдывают глубинное убеждение. Например, «каждый мужчина должен быть успешен» или «если я взялся за дело, я должен выполнить его до конца» и др.

      Далее эти промежуточные убеждения формируют автоматические мысли. Эти автоматические мысли, скорее всего, будут носить оценочный и чересчур требовательный к себе и окружающим характер (они должны / они не должны; я должен / я не должен). При гегемонии таких мыслей у человека в реальном мире будет огромное количество фрустраций, что приводит к нарастающему неудовлетворению и негативным эмоциям, которые и являются причиной обращения к психологу.

      www.b17.ru

      Механизм формирования невротических расстройств (часть 1)

      С рождения и до достижения самостоятельности между миром и маленьким человеком стоят его родители, близкие родственники и семья в целом. Это означает огромную ответственность родителей не только за своего ребёнка, но и перед своим ребёнком. Ответственность за то, как родители демонстрируют перед ним жизненные порядки, как они показывают своему отпрыску взаимоотношения человека и окружающей реальности, как они учат ребёнка строить отношения с другими людьми.

      Крайне редко родители целенаправленно учат ребёнка жизни, чаще всего обучение протекает скрыто, ребёнок усваивает эту науку через то как родители сами реагируют на окружающую реальность, на других людей и на своего ребёнка. Обучение жизни встраивается в саму жизнь, и в этом плане оно всецело основывается на созданном родителями психологическом климате в семье.

      Нельзя недооценивать абсолютную зависимость ребёнка с рождения и до достижения самостоятельности. Наше общество искусственно завышает порог достижения самостоятельности, что негативно сказывается на обществе в целом. Сегодня как никогда становится очевидной тенденция к инфантилизации общества, всё больше молодых людей отказываются быть взрослыми, даже когда наступает юридическая и биологическая зрелость, они стремятся продолжать зависимое существование. И у этого есть свои причины.

      Будучи зависимым, ребёнок учится двум важным вещам: он не имеет власти изменять себя и окружающее пространство, он свободен от ответственности за свои поступки. Достижение самостоятельности предполагает освоение двух противоположных вещей: человек получает власть над собой и над окружающей реальностью и принимает ответственность за себя и свои поступки.

      Взрослые инфанты, как сейчас представляется, выбирают снятие с себя ответственности за свою жизнь и отказываются от власти над собой. Надо сказать, что это явление не было бы возможным, если бы некоторые родители явно или неявно не поощряли бы зависимое поведение своих детей.

      Сейчас юридическая зрелость в России наступает в 18 лет, всё это время человек считается ребёнком, лишённым власти даже распоряжаться собой, в то время как его личность претерпевает многократные преобразования. Гораздо раньше 18-ти лет ребёнок осознаёт, что способен руководить собой, но родители требуют беспрекословного подчинения.

      Не в этом ли причина подростковых бунтов против родителей? Осознав наличие собственной воли, дети пытаются организовать «революцию» против своих родителей, которые «узурпировали» власть над ними. Но закон неумолим: до 18-ти лет молодой человек остаётся ребёнком со всеми вытекающими последствиями. Таким образом, ребёнку приходится либо ломать семью (побег из дома, бродяжничество, подростковая наркомания), либо ломать себя, подстраиваясь под семью. Надо ли говорить, что чаще происходит второе?

      Всем ясно, что подчинённого ребёнка гораздо легче контролировать, чем свободолюбивого. Родители, пребывая в постоянном страхе за ребёнка, всячески поощряют его несамостоятельность и осуждают проявление его сильного «Я». Представьте, что это продолжается на протяжении всей сознательной жизни человека, он просто не знает альтернатив, не понимает как может быть иначе. Это наносит практически непоправимый урон личности ребёнка и является камнем преткновения в развитии невротических расстройств.

      Вернёмся в раннее детство. Родители в это время подобны богам, всё, что исходит от родителей принимается ребёнком как правильное, истинное и не подлежащее сомнению. Ребёнок ощущает, что родители — это те люди, которые определяют будет ли ребёнок здравствовать или же ребёнку будет плохо. Именно поэтому формируется сверхзначимость для ребёнка благорасположения своих родителей. Фактически, любое проявление отвержения со стороны родителей воспринимается ребёнком как угроза его жизни.

      Он ещё не способен улавливать социальной подоплёки в том, что, что бы ребёнок ни сотворил, родители никогда его не бросят, так как бросать детей на произвол судьбы сейчас считается социально неприемлемым, если даже не принимать во внимание глубинные родительские чувства, которые также не позволят им расстаться с ребёнком. Он не знает всего этого и всерьёз верит, что если родители не будут им довольны, ему конец.

      Взросление не обходится без того, чтобы ребёнок не начал проявлять свою индивидуальность. С самого раннего проблеска сознания и далее по нарастающей ребёнок начинает понимать, что он всё-таки способен влиять на ход событий. И он хочет пользоваться своими новыми возможностями всё чаще и чаще. В это время родители стараются установить для ребёнка множество правил, границ и запретов, которые он, в силу своей тотальной зависимости, обязан соблюдать беспрекословно. Запретить проще и быстрее, чем научить.

      Конечно, ребёнок всё ещё имеет желание действовать, но теперь он идёт против воли своих родителей, которые, несомненно из лучших воспитательных побуждений, постараются пресечь любые попытки выхода ребёнка за установленные рамки.

      «Дома будешь в девять и точка!», — говорят родители. Ребёнок заигрался с друзьями, ему было весело целый день и он довольный возвращается домой в десять. И на него сразу же обрушивается поток брани: «Где ты был?! Мы тебя везде искали! Эгоист! Совсем не думаешь про нас, мы беспокоились, места себе не находили! Ты наказан!»

      Возникает конфликт, на одной стороне которого всесильные всемогущие идеализированные родители а на другой зависимый, беспомощный перед ними ребёнок. В этой ситуации ему приходится выбирать кто прав, а кто виноват. Фигура родителей не подвергается никакому осуждению, потому что в представлении ребёнка родитель идеален и не имеет недостатков, всегда прав. Остаётся только сам ребёнок. И он, «вполне логично», заключает, что виноват он сам, что он плохой и расстраивает родителей, что если он не исправится, то родители откажутся от него и ребёнок пропадёт.

      Здесь родители часто подливают масла в огонь, критикуя ребёнка и разнося в пух и прах те его личностные качества, которые привели к преступлению ребёнком заветов родителей. Под прицел попадает инициативность, самостоятельность, наличие собственного мнения, спонтанность, искренность (если ребёнок сам рассказал о каком-то случившемся с ним негативном эпизоде), ощущение уверенности и всё остальное, что позволило ребёнку проявить свою волю. Все эти лучшие качества, так необходимые человеку во взрослой жизни, омрачаются в глазах ребёнка. Он понимает, что если он будет и дальше обладать такими качествами, то он не выживет.

      Стоит отметить, что всё это происходит не из-за одного эпизода (не из-за одного конфликта с родителями), а из-за серии однотипных воспитательных приёмов, используемых родителями против своего ребёнка. То есть виной всему воспитательная тенденция, порядок применения наказаний и поощрений, принятый в семье, а не единственный конфликт.

      Начинается формирование первичной защиты в зависимости от того какие качества были названы родителями как нежелательные. Чаще всего, ребёнок бросает любые попытки проявить инициативу, так как понимает, что она более чем наказуема, отказывается от общения со сверстниками, так как больше не может постоять за себя, ведь его защита была сломлена, замыкается в себе, чтобы более не вызывать пристального внимания к своей персоне.

      Наступает время относительной зрелости, когда подросток, по мнению родителей, уже может делать отдельные вещи самостоятельно. У него появляется длинный список обязанностей, но прав, к сожалению, у него также как и в раннем детстве немного. Теперь родители хотят видеть в своём ребёнке лидерские качества, проявление инициативы и самостоятельности, умение постоять за себя и способность стать опорой и поддержкой своим родителям. Но ничего этого нет, так как все эти черты характера были беспощадно «выжжены» родителями уже давно.

      «Что? Тебя побили и отобрали плеер? И ты не дал им сдачи? Ну и что, что их было двое?! Что ты ревёшь как девчонка! Я тебя не так воспитывал! Иди ищи их, и пока не вернёшь плеер, чтобы я тебя не видел!» Ребёнок надеется на защиту и утешение, он делал всё как ему говорили родители, был тем, кем они его хотели видеть, но вместо этого он получает новую порцию оплеух от своего отца и отвергается им как плохо воспитанный сын, а также изгоняется из безопасного места обратно в мир полный угроз и боли.

      Снова возникает состояние конфликта. Родители, конечно же, не помнят что стало причиной отсутствия у ребёнка самостоятельности, они-то всегда видели в нём только послушного сына или дочь, каким ему (ей) и подобало быть. Они не понимали, что если ребёнок во всём согласен с родителями он будет «во всём согласен» со всеми людьми, вне зависимости от того делает ли человек для ребёнка благо или же отбирает это благо у него. У такого ребёнка просто нет способа защититься, любая агрессия по отношению к обидчику тщательно подавляется, так как в сути своей напоминает ребёнку про ужас отвержения и угрозы жизни. Парадоксальная ситуация складывается потому, что глубинные невротические мотивы ухода от столкновения намного сильнее, чем страх потерять какие-либо материальные ценности или моральный облик перед окружающими.

      Но это совсем не значит, что уходя от столкновений и получая насмешки за свою трусость, ребёнок совсем не переживает по этому поводу. Он не подозревает о том, какие силы заставили его уйти и подчиниться в очередной раз. Всё, что он видит, так это то, что он неудачник, изгой и слабак. К прежним негативным мыслям о себе ребёнок добавляет ещё и эти. Каждый такой эпизод укрепляет его в мысли, что он сам ничтожнейшее из ничтожеств, недостойный жить на одной планете с людьми гораздо выше его по ценности.

      Опять же, масла в огонь подливают родители, которые теперь винят ребёнка в несамостоятельности, потере социального статуса и чести семьи, им неприятно осознавать, что именно они вырастили рохлю и тогда в ход идут угрозы и требования во что бы то ни стало измениться, приобрести недостающие лидерские качества и научиться оказывать отпор, когда это требуется. В худшем случае, родители сами начинают издеваться над ребёнком, подтрунивая над его слабостями, в тайне надеясь, что ребёнку надоест это терпеть и он изменит своё поведение на желательное.

      Ни в том, ни в другом случае ребёнок не сможет справиться с натиском с двух сторон. Единственное, в чём он теперь нуждается, это защита от внешнего мира, от всего, что потенциально может принести ему боль.

      И то, как он справится с этим, и будет составлять ядро его невротического расстройства. Потому что невроз – это всегда попытка защитить себя, сущность невроза составляют невротические защиты, сформированные ещё во времена первых конфликтов с родителями.

      www.nevroz.info