Шизофрения ээг

Шизофрения ээг

Аннотация: В работе использован альтернативный метод оценки синхронности ЭЭГ (анализ корреляционной синхронности огибающих ЭЭГ), ранее зарекомендовавший себя высокой чувствительностью к дифференциации психопатологических и функциональных состояний. Исходные записи ЭЭГ выполнены в состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами для двух групп подростков возрасте 8–15 лет: группа норма (n=40) и группа шизофрения F20 (n=30). В результате исследования получена комплексная картина значимых топографических, межполушарных и региональных различий, в которой находят свое место многие из фрагментарных результатов, полученных ранее другими исследователями. Одной из принципиальных особенностей полученной интегральной картины является наличие в патологии протяженных зон резко пониженной ЭЭГ–синхронности, разделяющих локальные и изолированные области в лобных и затылочных регионах преимущественно нормальной или иногда повышенной синхронности. Эти выводы с большой точностью были воспроизведены на двух других группах нормы и патологии, что свидетельствует о высокой надежности используемого метода. Полученные результаты полностью укладывается в рамки теории о дезинтеграции корковой электрической активности при расстройствах шизофренического спектра. Использованный метод обеспечил воспроизводимость результатов на различных группах пациентов и испытуемых, близкую к 100% надежность классификации по ЭЭГ нормы и патологии, позволил выявить многие достоверные корреляции оценок синхронности ЭЭГ с психометрическими показателями, что делает возможным и перспективным его использование в качестве вспомогательного количественного дифференцирующего показателя.
Ключевые слова: шизофрения, ЭЭГ, корреляция огибающих, когерентность, дезинтеграция, классификация.

Differencies in EEG synchrony between adolescent norm and schizophrenia
A.P. Kulaichev, N. L. Gorbachevskaya, A.V. Gorunov, A.B. Sorokin, A.I.Hromov Abstract: In this paper we have used the alternative method for EEG synchrony estimating (analysis of correlation synchrony of EEG envelopes) previously proven as highly sensitive to differentiation of psychopathological and functional states. EEG recording performed in a state of quiet wakefulness with eyes closed for three groups of 8–15 years old adolescents: normal group (n=40) and schizophrenic group F20 (n=30) according to ICD–10. As a result of this research the complex picture the significant topographical, interhemispheric and regional distinctions in which find its place many of the fragmentary results received by earlier other researchers. One of basic features of the received integrated picture is the presence in a pathology of extended zones of sharply lowered EEG–synchrony dividing the local and isolated areas in frontal and occipital regions mainly of normal or sometimes raised synchrony. These findings with high precision were reproduced at two other groups of normal and pathology, which indicates a high reliability of used method. The received results completely keeps within theory of disintegration of cortical electric activity at frustration of schizophrenic spectrum. The used method has provided reproducibility of results on various groups of patients and examinees, close to 100% reliability of classification of norm and pathology, it allows to reveal many authentic correlation between estimations of EEG synchrony and psychometric indicators, that does possible and perspective to use it as an auxiliary quantitative differentiating indicator.
Key words: schizophrenia, EEG, envelop correlation, coherency, disintegration, classification

Среди большого числа работ, посвященных различиям ЭЭГ в норме и при шизофрении, сравнительно мало исследований касаются различий в синхронности ЭЭГ в состоянии спокойного бодрствования. Об этом может свидетельствовать специальный обзор [7]. Вместе с тем, классификационная чувствительность оценок синхронности ЭЭГ существенно выше по сравнению с амплитудой спектра [3, 4, 12], мощностью [12] и рядом других показателей [3]. Во многом это определено тем, что оценки синхронности ЭЭГ подвержены значительно меньшей внутрииндивидуальной вариабельности, которая по нашим оценкам, полученным на различном экспериментальном материале, по коэффициенту вариации составляет: 8–12% против 23–41% для средней амплитуды спектра и 86–95% для мощности. Тем самым по оценкам синхронности ЭЭГ можно получить достоверность сравнимых по величине различий при меньших объемах выборок и достоверность меньших различий при сопоставимых объемах выборок.
Полученные разными исследователями результаты достаточно фрагментарны и противоречивы (это отмечено и в обсуждении [1]). Одни исследователи обнаруживают, что при шизофрении по сравнению с нормой когерентность ниже, при этом: а) внутри- и межполушарная во всех диапазонах [8]; б) нарушаются левополушарные F-T связи [23]; в) в d и q диапазонах в Fp1-F7 и в a диапазоне в F7-F3 [28]; г) в d диапазоне в височной области [31]. Другие исследования наоборот показывают, что при шизофрении по сравнению с нормой когерентность выше, при этом: а) внутри и межполушарная в q диапазоне и внутриполушарная в a диапазоне [21]; б) межполушарная в d и b диапазонах в О1-О2 и в d диапазоне в Т5-Т6 [22]; в) внутриполушарная вообще [20] или же только в d диапазоне [29]. Интересно, что большинство из процитированных работ относятся к десяти и более летней давности. Более свежих работ в этом аспекте, кроме [8], при литературном поиске не обнаруживается. Возможно, эта ситуация вызвана тем, что функция когерентности является нестабильным индикатором синхронности ЭЭГ [5, 6, 15, 19]. Отмеченная противоречивость результатов делает актуальным использование альтернативных подходов к оценке синхронности ЭЭГ в данной области. Материал Запись ЭЭГ проводилась в 2006-2011 гг. в состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами. Электроды располагались по системе 10–20% в 16 зонах коры (О1, О2, Р3, Р4, С3, С4, F3, F4, T5, T6, T3, T4, F7, F8), в качестве референта использовались объединенные ушные электроды (А1+А2), полоса пропускания 0.5-35 Гц, частота дискретизации 200 Гц. Для анализа отобраны безартефактные участки длительностью 41 сек (8196 временных отсчетов). Анализ проводился в пяти стандартных частотных диапазонах: дельта ( d ) 0.5–4 Гц, тета ( q ) 4–8 Гц, альфа ( a ) 8–13 Гц, бета–1 ( b 1) 13–20 Гц, бета–2 ( b 2) 20–32 Гц. Группа пациентов с диагнозом шизофрения, детский тип, F20 (диагностика по МКБ-10 выполнена в НЦПЗ РАМН), состояла из 30 пациентов в возрасте 8–15 лет (11.2 ± 2.2 лет). Контрольная группа норма N аналогичного возрастного диапазона (12.1+–2.0 лет) включала 40 учеников московских школ без документированных психических отклонений. В дальнейшем изложении будем использовать обозначения групп F20, N и обозначения частотных диапазонов d , q , a , b 1, b 2. Методы В настоящем исследовании использован альтернативный подход к оценке сходства между биоэлектрической активностью разных областей коры головного мозга: анализ корреляционной синхронности ЭЭГ (АКС), предложенный и подробно изложенный в работе [3]. Он оценивает степень синхронности ЭЭГ по коэффициентам корреляции Пирсона между огибающими записей ЭЭГ, предварительно отфильтрованных посредством двойного преобразования Фурье в заданном частотном диапазоне. Здесь уместно подчеркнуть, что поскольку огибающая представляет изменение амплитудной модуляции ЭЭГ, то построенная на ее основе оценка синхронности имеет прямой и важный физиологический смысл (в отличие от когерентности). Действительно, амплитуда ЭЭГ увеличивается при увеличении синхронности изменения постсинаптических потенциалов, поэтому корреляция огибающих оценивает степень синхронности в изменении такого внутринейронного синхронизма.
Упорядоченная последовательность таких корреляций между близлежащими отведениями (в данном случае 36 пар отведений) названа профилем синхронности (ПС) и именно такие профили, как топографические паттерны ЭЭГ–синхронизма (для групп испытуемых — матрицы профилей), являются исходным материалом для дальнейшего анализа. Этот метод уже продемонстрировал свою высокую эффективность на аналогичной задаче [3], а также при дифференциации стадий ночного сна [4].
Ниже для оценки попарных выборочных различий использовался непараметрический критерий Вилкоксона, поскольку значительная часть выборочных распределений отличается от нормального закона. Для оценки межгрупповых различий применялся метод двухфакторного дисперсионного анализа с повторными измерениями (число измерений равно численности групп). Для многомерной классификации используется дискриминантный анализ.

Результаты 1. Дискриминантная классификация. Результаты ряда наших исследований (в частности, [3, 4]), показали, что дискриминантная классификация групп испытуемых, отвечающих разным нозологиям, терапевтическим воздействиям, функциональным состояниям, социальным, возрастным и половым категориям, является эффективным начальным индикатором перспективности дальнейших исследований. Если такая классификация в рамках исходно заданной группировки дает значительное количество ошибок (более 20–30%), то такие группы мало различаются по показателям ЭЭГ или же сильно внутренне неоднородны, поэтому дальнейший детальный анализ различий, как правило, неплодотворен.
В результате классификации в пяти частотных диапазонах получены следующие проценты неправильных отнесений представителей двух анализируемых групп: b 2 – 2.9%, d , b 1 – 4.3%, q , a – 5.7%. Объединение данных любых двух частотных диапазонов приводит к безошибочной классификации. Полученные результаты выгодно отличаются от ряда других подходов, использующих другие показатели и более сложные методы к классификации по ЭЭГ нормы и шизофрении, где число ошибок составляет: 23% [30], 12.5% [11], 5.5–13.5% [18], 25–28.2% [24], 18.6% [25]. Лишь в работе [2] достигнута близкая к 100% достоверность классификации, однако использованный там набор правил обеспечил лишь одностороннее разделение: нормы от шизофрении, но не обратно.
Интересно также сравнить эти результаты с дискриминацией при использовании спектральных оценок. Ограничимся для этого наилучшим по минимуму ошибок диапазоном b 2. Использование средней амплитуды спектра в частотном диапазоне [мкВ] дает 9% ошибок классификации, использование оценок мощности [мкВ2] — 15% ошибок, часто используемый в работах логарифм мощности [2Log(мкВ)] — 10% ошибок. Это еще раз подтверждает приведенные выше данные о более высокой дискриминирующей чувствительности оценок синхронности ЭЭГ.
2. Локальные соотношения. Для определения направлений и перспектив дальнейшего анализа необходимо изучить общую детализованную картину соотношений ЭЭГ–синхронности между группами нормы и патологии. Вычислим для каждой из трех рассматриваемых групп средние значения синхронности в каждой паре отведений и рассмотрим межгрупповые соотношения большей–меньшей синхронности (рис. 1).
а)

б)
Рис. 1. Локальные межгрупповые различия в средней синхронности по парам отведений в частотных диапазонах (указаны сверху), линии черного цвета указывают на большую син-хронность в группе F20 по сравнению с группой N, линии серого цвета – на меньшую синхронность: а) показаны все пары отведений, три градации возрастания толщины линий указывают абсолютную величину разности в средней синхронности | D S| между двумя сравниваемыми группами: | D S| 0.1 ; б) показаны пары отведений с достоверными межгруп-повыми различиями, три градации возрастания толщины линий указывают уровень значимости нулевой гипотезы р

На топограммах рис. 1, прежде всего, обращает на себя внимание крестообразная область резкого снижения синхронности («провал») в группах патологии по сравнению с нормой, включающая саггитально–межполушарный и аксиально–центральный сегменты. Это может свидетельствовать о существенных нарушениях межполушарных и фронтально–затылочных взаимосвязей при расстройствах шизофренического спектра. При сравнении двух групп патологии во многих частотных диапазонах также наблюдаются характерные региональные и межполушарные зоны повышения–снижения синхронности.
В связи с полученной региональной структурой межгрупповых соотношений синхронности для выявления статистически значимых закономерностей далее целесообразно рассмотреть отдельно межполушарные и объединенные (усредненные) региональные соотношения.
3. Межполушарная синхронность. Для каждой группы и каждого частотного диапазона вычислялись средние значения синхронности между отведениями F3–F4, C3–C4, P3–P4, O1–O2. Результаты представлены в виде графиков рис. 2.
Рис. 2. Различия в межполушарной синхронности в пяти частотных диапазонах. Показаны усредненные по каждой группе значения синхронности (по вертикали) в порядке пар отведений F3–F4, C3–C4, P3–P4, O1–O2 (по горизонтали). Маркеры групп: круги – шизофрения F20, квадраты – норма N. Под графиками «звездочкой» обозначены случаи выявленных межгрупповых различий

Из сравнения графиков и выявленных статистических различий (p=0.042-0.002), прежде всего, следует отметить:
1. В большинстве случаев наблюдается уменьшение синхронности в направлении центр–темя–затылок; критерий Джонкхриера, учитывающий направленность факторного эффекта, для всех групп и диапазонов (кроме F20 в диапазоне b 2) выявляет наличие такой тенденции при р=0.03–10-7; на этом фоне снижение синхронности лоб-центр для всех групп наблюдается только в диапазоне a (р=0.0002–10-7), а для групп патологии еще и в диапазоне q (р=0.016–0.0012).
2. В большинстве случаев (68% из 40 сравнений, р=0.04–0.0004) отмечена более высокая синхронность в группе N относительно группы F20, а в 23% случаев такое соотношение проявляется в форме тенденции средних значений.
Отметим, что эти выводы подтверждаются и нашим предыдущим исследованием на другой группе пациентов [3]. Вывод 2 полностью совпадает с результатами работ [1, 8], чему противоположны локальные выводы работ [21, 22], которые однако отличаются статистически незначительными объемами выборок (8 и 11 пациентов).
4. Региональные внутриполушарные различия. Для каждой из групп и каждого частотного диапазона были вычислены средние значения синхронности для шести регионов: левого и правого лобного (FL, FR), включающие, соответственно, значения синхронности между отведениям F7, F3, T3, C3 и F8, F4, C4, T4; левого и правого центрального (CL, CR) включающие, соответственно, синхронности между отведениям T3, C3, T5, P3 и C4, T4, P4, T6; левого и правого затылочного (OL, OR) включающие, соответственно, синхронности между отведениям T5, P3, O1 и P4, T6, O2. Результаты представлены в виде графиков на рис. 3.


Рис. 3. Региональные внутриполушарные различия в синхронности ЭЭГ по частотным диапазонам. Показаны усредненные по каждой группе значения синхронности (по вертикали) в порядке регионов (по горизонтали): FL, FR (фронтальный левый, правый), CL, CR (центральный левый, правый), OL, OR (затылочный левый, правый), другие обозначения аналогичны рис.2.

Из сравнения графиков и выявленных статистических различий (р=0.22–10-5), прежде всего, следует отметить:
1. В группе N наблюдается: а) приблизительное равенство синхронностей в лобно-центральной области (за исключением уменьшения лоб-центр в диапазоне a , р=0.02–0.0007); б) уменьшение синхронности в затылочной области (р=0.048–10-5, кроме диапазона b 2).
2. В группе F20 имеет место резкое уменьшением синхронности в центральном регионе по сравнению со лбом и затылком, в большинстве случаев различия (между FL-CL, FR-CR, CL-OL, CR-OR) проявляются с высокой достоверностью (76% достоверных различий из 50 сравнений, р=0.033–10-8).
3. Синхронность в группе N по сравнению с группой F20: а) значительно выше в центральном регионе (95% достоверных различий из 20 сравнений, р=0.01–10-7), что совпадает с результатами работ [1, 8, 31]. б) в некоторых случаях ниже в лобном и затылочном регионах (30% достоверных различий из 40 сравнений, р=0.049–0.001), что частично совпадает с результатами работ [8, 20, 21, 29];
5. Воспроизводимость результатов. С целью проверки устойчивости полученных результатов нами по изложенной здесь методологии были проанализированы записи 2001-2004 гг., использованные в работе [1] и относящиеся к подросткам мужского пола 10-12 лет: группа F20 из 18 пациентов (12.1+–0.93 лет) и контрольная группа из 25 школьников (12.1+–0.53 лет). Полученные результаты, аналогичные рис. 2, 3 приведены на рис. 4 (выявленные достоверные различия p=0.47–10-5).
Рис. 4. Различия синхронности для групп нормы и патологии 2001-2004 гг. а) межполушарная синхронность; б) внутриполушарная региональная синхронность. Обозначения аналогичны рис. 2, 3

Как нетрудно заметить, эти графики находятся в хорошем соответствии с точным воспроизведением феномена крестообразного «провала» в синхронности ЭЭГ для группы патологии. Отдельные различия могут быть следствием более узкого возрастного диапазона записей 2001–2004 гг. (по нашим оценкам достоверные изменения синхронности между возрастными диапазонами 8–11 и 12–15 лет по отдельным парам отведений составляют 0.08–0.16). Дискриминантная классификация дает безошибочное разделение нормы и патологии во всех частотных диапазонах.
Тем самым метод АКС обладает достаточной точностью и устойчивостью, давая практически одинаковые результаты на различных группах испытуемых и пациентов.
6. Сравнение с психометрическими показателями. Для оценки когнитивных функций пациентов, нарушение которых является одним из главных следствий шизофрении, использовались следующие четыре психометрические показателя:
НВ — объем непосредственного воспроизведения по запоминанию 10 слов, методика предназначена для оценки состояния произвольной вербальной памяти, утомляемости, активности внимания, запоминания, сохранения, воспроизведения, произвольного внимания;
ППА, СПА — объем простых и сложных парных ассоциаций, методика предназначена для исследования памяти и процессов запоминания;
ТШ — время выполнения таблиц Шульте, методика применяется для исследования темпа сенсомоторных реакций и характеристик внимания, уровня умственной работоспособности.
Между этими показателями для обоих групп пациентов не обнаружено значимых корреляций (кроме СПА и ТШ на уровне 0.49), что говорит об отсутствии между ними сильных функциональных зависимостей.
Близость оценок синхронности пациентов к психометрическим показателям оценивалась по коэффициентам корреляции Пирсона r, критическое значение которых для данного объема выборок составляло r кр
Рис. 5. Корреляции между оценками синхронности и психометрическими показателями в следующих цифровых обозначениях: 1 – объем непосредственного воспроизведения; 2 – объем простых парных ассоциаций; 3 – объем сложных парных ассоциаций; 4 – время выполнения таблиц Шульте. Три градации возрастания толщины линий указывают на абсолютную величину корреляций: 0.45-0.49, 0.5-0.59, 0.6-0.75, цифры у линий указывают номер психометрического показателя, знак «минус» означает отрицательную корреляцию.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:
1) значимые корреляции относятся именно к тем парам отведений, в которых выявлены и значимые различия в синхронности ЭЭГ, и преимущественно – к области «провала» в синхронности для группы патологии;
2) в порядке общего числа значимых корреляций частотные диапазоны ранжируются следующим образом: b 2, q – по 5, a , b 1 – по 2, d – 0; отметим, что выгодное положение диапазона b 2 может быть определено его большей взаимосвязью с когнитивной деятельностью;
3) в порядке числа значимых корреляций психометрические показатели ранжируются следующим образом: СПА – 6 корреляций, ППА, ТШ – по 4, НВ – 1, это может указывать на то, что при шизофрении менее страдают процессы кратковременной памяти, оцениваемой НВ;
4) в высокочастотных диапазонах ( b 1, b 2) по сравнению со среднечастотными диапазонами ( q , a ) в большинстве случаев имеет место инверсия знаков корреляций, что может быть следствием противоположной взаимосвязи активности этих диапазонов с когнитивными способностями; знаки корреляций для НВ, СПА, ППА и ТШ противоположны, что достаточно соответствует их психометрическому соотношению;
Отметим, что в последнее десятилетие наблюдается повышение интереса исследователей к сопоставлению различных оценок синхронности ЭЭГ с психометрическими и синдромальными показателями при шизофрении. Эти работы выявляют следующие значимые корреляции: 0.36–0.52 [9], 0.27–0.39 [10], 0.37–0.82 [14] (на небольшой группе из 14 пациентов), 0.37–0.55 [16], 0.38–0.49 [17]. В этом сравнении полученные корреляции оценок синхронности ЭЭГ с психометрическими показателями в диапазоне 0.45–0.75 выглядят достаточно перспективными.

Обсуждение Результаты проведенного комплексного анализа высвечивают сложную картину региональных, межполушарных, половых и возрастных различий в синхронности ЭЭГ между двумя типами расстройств шизофренического спектра и нормой, включающие чередующиеся корковые зоны с разнознаковыми соотношениями большей–меньшей или одинаковой синхронности. По–видимому, этим определена и отмеченная во введении кажущаяся противоречивость фрагментарных результатов, полученных другими исследователями. Раскрытию целостной картины соотношений синхронности ЭЭГ в этих исследованиях могли воспрепятствовать: погрешности самого когерентного анализа [5], малочисленность экспериментального материала [14, 21, 22], не разделение групп по нозологическому типу, возрастным категориям и половому признаку. Вместе с тем, многие из частных выводов других исследователей находят свои аналоги в рассмотренной комплексной картине: локальные случаи увеличения внутриполушарной когерентности при шизофрении [8, 20, 21, 22], ее снижение в центральном регионе [1, 31], снижение межполушарной синхронности [1, 8], нарушение лобно–височных связей [23].
Одним из характерных и устойчивых компонентов рассмотренной картины является наличие при психической патологии в сравнении с нормой зон пониженной синхронности, разделяющих изолированные внутриполушарные (лобные и затылочные) зоны с близким к нормальному уровню синхронности. Наличие подобного снижения говорит о существенных нарушениях межполушарных и фронтально–затылочных взаимосвязей при шизофрении, что укладывается в рамки известной теории о дезинтеграции корковой электрической активности [13], восходящей к трудам E. Bleuler (1911, 1913). По–видимому, при шизофреническом процессе тенденция к дезинтеграции коры головного мозга охватывает нейрональный субстрат на разных уровнях – от локальных нейронных ансамблей до пространственно разнесенных нейронных сетей, вызывая серьезные нарушения в их взаимодействии [1]. Считается, что одним из прямых следствий такой дезинтеграции являются наблюдаемые нарушения когнитивных процессов и поведенческих функций у больных шизофренией.
По нашему мнению, и приведенные результаты это подтверждают, реальное продвижение по пути разработки и внедрения в практику эффективных количественных методов дифференциации по ЭЭГ нормы и отклонений шизофренического спектра требует анализа значительно больших объемов данных, чем это имеет место в большинстве из цитируемых источников, а также организационного объединения усилий многих исследователей с формированием в рамках блока F2* по МКБ-10 объединенного и общедоступного банка записей ЭЭГ от различных исследовательских и клинических организаций дифференцированно по отдельным нозологиям, возрастным категориям, функциональным состояниям, полу и другим признакам. Одним из механизмов подобного объединения может быть условие предоставления в такой банк записей ЭЭГ в стандартном EDF-формате для статей, публикуемых в ведущих научных журналах. Кроме того, это позволит сделать результаты и теоретические выводы ЭЭГ-исследований фальсифицируемыми в смысле К. Поппера.

Заключение Рассмотренные многоплановые результаты по различиям нормы и двух групп отклонений шизофренического спектра, выявленные корреляции оценок синхронности ЭЭГ с психометрическими показателями, воспроизводимость результатов на разных группах пациентов, а также высокая, близкая к 100% классифицирующая надежность используемого метода демонстрируют, что показатели корреляционной синхронности ЭЭГ могут быть перспективными для использования в качестве вспомогательных количественных оценок (в дополнение к ранговым экспертным оценкам) при диагностике психических отклонений шизофренического спектра.

protein.bio.msu.ru

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЯ ШИЗОФРЕНИИ

Электроэнцефалография. Стандартных нормативных электроэнцефалографичес- ких критериев для диагностики шизофрении в целом и отдельных ее форм пока не существует. Это относится как к визуальному, так и к компьютерному методам электроэнцефалографии.

А.И., 1983; Ш1 Т.М., 1974; Му Н.Р., ВигсЬПеШ ГГ., ЬотЬгоко СТ., 1979; Мт Е.К. 1989; Маигег К., 1989].

При острых психотических состояниях у больных шизофренией чаще всего регистрируется десинхронизированная ЭЭГ с резким снижением спектральной мощ­ности волн а-диапазона, нередко с усилением [З-активности. Таким образом, ЭЭГ этих больных в состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами напоми­нают ЭЭГ здоровых лиц при активной деятельности с открытыми глазами или в состоянии парадоксального сна, что свидетельствует о значительном дефиците тор­мозных систем.

При асте но депрессивных состояниях у болыных шизофренией в одних случаях амплитуда ЭЭГ снижена, зональные различия сглажены или отсутствуют, отмечают­ся также снижение спектральной мощности и замедление модальной частоты а- ритма; в других случаях наблюдается моночастотный («машинообразный») а-ритм или, напротив, явное, заметное даже визуально, характерное «расщепление» спектра мощности ЭЭГ в а-диапазоне на 2—3 отделыных частотный компонента.

При компьютерном анализе ЭЭГ наиболее существенным отличием является повышенное содержание у больных шизофренией в отличие от здоровых испытуе- мыгх 6- и Д-активности.

Значительное сходство обнаруживается в спектрах ЭЭГ больных шизофренией и их родственников первой степени родства. Эти изменения ЭЭГ можно предполо­жительно рассматривать как ЭЭГ-маркеры психического состояния («Ше шагкег) и предрасположенности к шизофрении (1гай: шагкег).

Следует отметиты, что угнетение а-ритма и повышенное содержание р-актив- ности (а также низкоамплитудных 9- и А-волн) в состоянии спокойного бодрство­вания с закрытыми глазами в клинической электроэнцефалографии традиционно рассматриваются как коррелята повышенной тревожности [Кое11а \У.Р., 1981] или напряженной умственной деятелыности [Лазарев В.В., 1989; Нагшопу Т., РегпашЗег Т., Кеуек А. е! а1., 1994].

Движения глаз у больных шизофренией. В ряде публикаций преимущественная локализация 0- и 5-активности на ЭЭГ передних областей мозга трактоваласы как свидетельство «гипофронтальности» этих больных. Однако путем тщательного отбо­ра для анализа фрагментов ЭЭГ, лишенных глазодвигательных артефактов, было показано, что усиление 0- и 8-активности у болыныгх шизофренией происходит генерализованно. Но следует иметь в виду, что усиление глазодвигательной актив­ности у больных шизофренией может играть роль в диагностике последней. В част­ности, показано, что повышение глазодвигательной активности при закрытых глазах, а также нарушение плавных прослеживающих движений глаз [Реут 8., 1984;

Рагк 8., Ноктап Р., 1992; Мисс1 А. е! а1., 1992] наблюдаются не только у самих больных шизофренией (причем независимо от терапии), но и у их родственников. Эти данные, по-видимому, также можно рассматривать как маркеры предрасполо­женности к шизофрении, которые отражают определенный дефицит торможения в корковых (лобных и теменно-затылочных) и в подкорковых (задне- и среднетала­мических и среднемозговых) глазодвигательных центрах.

Локальный мозговой кровоток при шизофрении. Многочисленными исследова­ниями доказано, что при шизофрении наиболее выражено снижение (по сравнению с нормой) локального кровотока в префронтальной коре. При этом большая часть исследователей обнаруживают такой дефицит не в состоянии покоя больных, а только при когнитивной их деятельности, когда требуется участие префронтальной коры. Это свидетельствует о «функциональном» характере гипофронтальности при шизофрении [Ре!егееп 8.Е. е! а1., 1988; Бегпагёо М. е! а1., 1996], что иногда сопро­вождается усилением кровотока в базальных ганглиях. Позитивные симптомы ассо­циируются с усилением локального кровотока в левой височной области.

Межцентральные отношения при шизофрении. У больных шизофренией снижены показатели пространственной синхронизации ЭЭГ [Свидерская Н.Е., 1987] и увели­чена «размерность» ЭЭГ [Коиккои М. е! а1., 1993], что связано с ослаблением внутрикорковых взаимосвязей. Предполагается, что одной из причин нарушения мышления при шизофрении является дисфункция неокортико-лимбических связей. Патология лимбической системы в виде расширения боковых желудочков мозга при шизофрении считается четко установленным феноменом [Реагкоп С.Б. е! а1., 1989]. Недавно на группе взрослых монозиготных близнецов, дискордантных по шизофре­нии (всего 9 пар), методом МРТ было показано, что у больных шизофренией уменьшены размеры передних отделов гиппокампа и снижен уровень реактивных изменений регионального мозгового кровотока в префронтальных зонах неокортекса (проба с радиоактивным ксеноном-133) при когнитивной нагрузке, когда требуется участие префронтальной коры (висконсинский тест) [\УетЪег§ег Б.К. е! а1., 1992]. Наконец, ряд авторов отмечают у больных шизофренией либо уменьшение свойствен­ной норме межполушарной асимметрии (лобных и затылочных долей, сильвиевой борозды), либо извращенный характер такой асимметрии — расширение переднего рога бокового желудочка в левой височной доле [Сго^ Т.Г, 1990]. В частности, снижение локального кровотока в левой лобной области и его усиление в правом полушарии ассоциируются с речевыми нарушениями и концептуальной дезорганизацией [Уиаза 8. е! а1., 1995; СгигеНег Г, 1996]. В связи с этим даже предполагается, что ген, обусловливающий предрасположенность к шизофрении, и ген, определяющий асим­метрию мозга, идентичны и связаны с половыми хромосомами [Сго^ Т.Г, 1994].

Функциональное разобщение полушарий также может объяснить природу не­которых симптомов шизофрении («расщепления»). В связи с этим можно вспомнить результаты, полученные [8реггу Р., 1982] при исследовании больных с «расщеплен­ным мозгом». Они позволяют предполагать наличие двух относительно независимых сфер сознания, опосредованных разными полушариями. Дисфункция же тормозных систем, сопровождающаяся нарушением восприятия, может быть основой галлюци­наторных явлений.

bib.social