Шизофрения математика

Форум Нейролептик.ру — консультации психиатра онлайн, отзывы о препаратах

Шизофрения с точки зрения математики.

Рассмотрим следующее множество и отображение между его элементами: http://my-files.ru/1h8jho, является ли биекцией данное отображение? На первый взгляд — да, но существование такого множества противоречит аксиоме регулярности, которая запрещает включать множество в себя как элемент. Наличие такого отображения между элементами множества необходимо влечет за собой существование фрактальной структуры, которая на рисунке не задана явно. Таким образом подобное множество и отображение не может рассматриваться в классической теории множеств. Я назвал такую биекцию «шизофренической» (т.е. раскалывающей сознание), потому, что определение данной структуры как биекции или не биекции зависит от нашего взгляда на ее элементы, как на множества или как на бесструктурные элементы. Так же существует другой вид отображений между элементами множества, при котором элементы множества необходимо являются континуальными (бесструктурными) об»ектами или пустыми множествами, при этом все континуальные об»екты необходимо равны между собой и эквивалентны пустому множеству, также множество континуальных об»ектов эквивалентно одному континуальному об»екту. Таким образом классическая теория множеств изучает множества континуальных об»ектов, которые удовлетворяют аксиоме регулярности, но в реальности не существуют, если же отказаться от аксиомы регулярности, то понятие «множество» можно расширить до множества, которое включает себя как элемент и в таком множестве происходит отождествление элементов и множества, которое необходимо порождает фрактальное дробление элементов. Схематически внешнюю структуру такого отображения можно изобразить следующим образом: http://my-files.ru/eogc5g. Не напоминает ли это странный аттрактор, описывающий движение динамических систем? Такое определение множества на мой взгляд является обобщающим и единственно правильным, а множество континуальных элементов является вырожденным случаем данной фрактальной структуры и эквивалентно множеству пустых множеств. Посему предлагаю отказаться от аксиомы регулярности и признать ее следствием наличия
другого типа тображения между элементами множества и частным случаем вырожденного фрактальноструктурированного множества, которое существует в реальности. Предчувствую интуитивно, что фрактальные множества будут тесно связаны с многозначными функциями, например такими как корень из комплексных чисел. А теория множеств перестанет быть теорией только пустых множеств. Весь текст пока является гипотезой, но думаю , что время когда он станет теорией не за горами

Теперь лирическое отступление. Сознание и его эволюция неразрывно связаны с отображениями. Например сознание животных, также как и первобытных людей, начинало развиваться с ин»ективных и сурьективных отображений, которые возникали как акты осознания взаимодействия тела с окружающей средой, человек постепенно осознавал, что он растет, когда ест, он умирая уходит в окружающую среду, со временем человек понял, что он является частью этой среды и его сознание ограничилось биекцией между телом и окружающей средой, затем произошел следующий шаг в эволюции сознания, человек допустил, что его «я» может находится вне тела, такое представление возникло не на пустом месте, а из анализа взаимодействия сознания и окружающего мира и присутствует в современном обществе повсеместно. Теперь я выскажу гипотезу, по поводу заболевания шизофренией. Данное заболевание проявляется в биективном отображении сознания на внешние об»екты, больные отождествляют себя с внешними об»ектами, при этом происходит раскалывание сознания на части. Ряд косвенных фактов, таких как например повышенный уровень интеллекта шизофреников в отличии например от больных идиотизмом , зависимость заболевания от наследственности, постепенный рост заболевания среди популяции людей. Наличие среди шизофреников большого процента одаренных людей и.т.д. позволяет высказать предположение, что шизофрения — это не только заболевание, но и эволюционный процесс, в результате которого происходит расширение сознания и его эволюция Известно, что данное заболевание тяжело поддается лечению, стандартное лечение сводится к изоляции человека и введении препаратов, угнетающих сознание Врачи зачастую пытаются грубо разорвать то биективное отображение, существующее между сознанием и внешним об»ектом, пытаясь например доказать больному, что он не Наполеон. С позиции вышеизложенной гипотезы лечение должно заключаться в построении полного шизофренического отображения, между сознанием и внешним миром. И должно выражаться словесными формулами, да Вы Наполеон, но Вы не только Наполеон, но еще и дерево, и стол, и небо, и океан,и президент. А также постепенным введением связей между внешними об»ектами и сознанием больного. Также постепенно вводится концепция «все содержится во всем» . Круг этих связей расширяется до тех пор, пока не наступит полное биективное шизофреническое отображение сознания на Вселенную. При этом человек уже осознает, что он — Вселенная и сознание будет выведено на новый виток эволюции. При этом недостатки такие как зацикленность на одном внешнем об»екте, галлюцинации, мании и фобии будут устранены и больной сможет жить полноценной жизнью. Также такое мировоззрение поможет раскрыться творческому потенциалу личности. На основе введенных мной понятий рекуррентной шизофренической биекции и простой( континуальной, неструктурированной) шизофренической биекци можно ввести классификацию заболевания и разрабатывать в соответствии с этим словесные формулы. Например, если больной утверждает, что он Бонапарт и при этом не может показать, какая существует между ним и Бонапартом связь, то такое течение болезни можно характеризовать наличием простого (континуального, бесструктурного) шизофренического отображения и в этом случае провести работу по расширению сознания путем установления связей между об»ектами различной природы, а также потренировать больного в выявлении внутренней структуры и свойств об»ектов, а затем подвести больного к осознанию всеобщей связи явлений. Если же больной указывает множество факторов, связывающих его с Бонапартом, то такое течение можно классифицировать как протекающее на фоне неполного рекуррентного отображения и строить словесные формулы исходя из этого. Надеюсь данная гипотеза попадет на глаза практикующим специалистам в области психиатрии и кто- нибудь попробует осторожно ее проверить. Хотелось бы отметить так же, что положительный результат будет достигнут в лучшей степени, если лечащий врач сам будет обладать типом сознания, характеризующимся наличием полной рекуррентной шизофренической биекции. Зачастую лечение терпит неудачу из- за того, что уровень развития сознания больного выше, чем врача.

Мир идеален — это наше представление о нем несовершенно.
Совершенство — это абсолютная симметрия.
Абсолютная симметрия — это равенство целого его части.

Математики в природе нет. Это выдумка человеческого разума, язык. Не нужно на этом языке говорить там, где он не требуется. Медицина, биология, биохимия, химия. Не надо сюда ваше добро совать, здесь собственные языки, намного лучше описывающие протекающие процессы.

>повышенный уровень интеллекта шизофреников

Не льстите себе насмотревшись фильма про Джона Нэша. В лучшем случае шизофреники несут наукообразный бред. В худшем — рисуют собственным дерьмом инопланетян на стене палаты.

>не только заболевание, но и эволюционный процесс, в результате которого происходит расширение сознания и его эволюция

Эволюция (в т.ч. связанная с разумом, сознанием, интеллектом) — биологическое понятие. Цель — эффективное продолжение рода, получение множественного здорового приспособленного потомства. Человека, который даже сам себя обслужить не может, трудно назвать хорошим генетическим донором и заботливым отцом.

Я примерно понял, что вы несёте. Почитайте Грофа с его ЛСД.

ivashenko 24 Апр 2014

Cyanide_Silence 24 Апр 2014

Не спорю, было бы интересно. Но задорные 70’е прошли, и теперь ни один главврач дурки не согласится даже на самых тяжёлых пациентах (которые, однако, ещё способны воспринимать речь) опробовать ваш, в целом не лишённый смысла, метод. Я не думаю, что он хоть как-то поможет редуцировать продуктивную симптоматику (но вы же и не ставите такую цель), а вот покой и «принятие» — успокоить и примирить пациента с его заболеванием, да, это бы помогло, для совсем инкурабельных. Лучше счастливый сумасшедший, чем несчастный — бесспорно. Но тут дело ещё и в том, что согласие психиатра с пациентом в его бреде и даже намеренное расширение фабулы пациента есть открытое признание психиатра в своей классической профнепригодности. Иными словами, мучать, выкаливать больного под стандарт нормы — это считается нормально. Я тоже считаю, да, но до определённой черты. А вот сгладить депрессию, тревогу и скорее всего недоступные мне «душевные» мучения — это вторично для психиатрии. И печально то, что кование нормы идёт в тяжёлых практически инкурабельных случаях против улучшения субъективного качества жизни пациента.

ivashenko 27 Апр 2014

Уважаемый Cyanide_Silense, не мгли бы Вы ответить на вопросы:- «Если математики нет в природе, то почему одни и те же математические идеи приходят разным людям в голову независимо друг от друга?» ,»Почему отношение длины окружности к ее диаметру равно числу пи?», «Вы считаете, что это не математика, а галлюцинации или выдумки человечества?».
Также хочу отметить, что наука до настоящего времени не установила причины и механизмы возникновения шизофрении. Однако на практике применяются вовсе не гуманные методы лечения. А теперь представьте себе, что моя гипотеза верна, тогда получается, что психиатры издевались над больными шизофренией многие десятилетия, уничтожая «избыточное сознание» пациентов и не понимая, что это естественный процесс, которому нужно помочь реализоваться и вывести сознание на новый уровень. Может оказаться, что такое «лечение» будет восприниматься через время также как средневековая инквизиция, не находите? И такое состояние дел возможно выразится фразеологизмом:-«Перекладывать с больной головы на здоровую.»
Поэтому я считаю первостепенной задачей психиатрии по отношению к данному заболеванию — выявление механизмов и причин его возникновения, а не удержание стандартов «выкаливания» сознания больных до состояния овощей.

neuroleptic.ru

Гениальная шизофрения Джона Форбса Нэша

Очень сильная личность и Нобелевский лауреат Джон Нэш является ученым, который много и плодотворно работал в сфере дифференциальной геометрии и теории игр. Однако не все знают, что математик многие годы своей жизни посвятил трагической борьбе с собственным безумием, граничащим с гениальностью

Хорошие научные идеи не приходили бы мне в голову, если бы я думал как нормальные люди. Д. Нэш

Детство гения

13 июня 1928 года в Западной Вирджинии родился совершенно обычный мальчик – Джон Форбс Нэш. Его отец (Джон Нэш старший) работал инженером-электриком. Мать (Вирджиния Мартин) преподавала в школе английский язык.

Маленький Джон учился средне, да и математика ему не нравилась. Очень уж скучно ее преподавали в школе. Он любил проводить в своей комнате химические эксперименты и очень много читал. Книга Эрика Т. Белла «Великие математики», которую мальчик прочел в 14 лет, заставила его «влюбиться» в «царицу всех наук». Он самостоятельно и безо всяких затруднений смог доказать малую теорему Ферма. Так математический гений Джона Форбса Нэша впервые заявил о себе. Жизнь сулила парню светлое будущее.

Учеба Нэша

Неожиданно раскрывшийся талант математика помог Нэшу (в числе 10 счастливчиков) получить престижную стипендию на обучение в университете. В 1945 году юноша поступил в политехнический институт Карнеги. Поначалу он пробовал изучать то международную экономику, то химию, но выбор остановил на математике. Нэш оканчивает магистерский курс в 1948 году и сразу же поступает в аспирантуру Принстонского университета. Институтский преподаватель юноши Р. Даффин написал ему рекомендательное письмо. Оно содержало одну строчку: «This man is a genius!» (Этот человек – гений).

Джон очень редко посещал занятия и старался отдалиться от того, чем занимались другие. Он считал, что это не способствует его оригинальности как исследователя. Это оказалось правдой. В 1949 году Нэш защитил диссертацию по некооперативным играм. В ней содержались свойства и определение того, что потом будет называться «равновесие по Нэшу». Через 44 года ученый получил Нобелевскую премию благодаря основным положениям диссертации.

Трудовую деятельность Джон Нэш начал в корпорации «РЭНД» (Санта-Моника, Калифорния), где работал летом 1950 года, а также в 1952 и 1954 годах.

В 1950 – 1951 годах молодой человек преподавал на курсах исчисления (Принстон). В этот период времени он доказал теорему Нэша (о регулярных вложениях). Она является одной из главных в дифференциальной геометрии.

В 1951 – 1952 гг. Джон работает научным ассистентом в Кембридже (Массачусетский технологический институт).

Великому ученому было трудно уживаться в рабочих коллективах. Еще со времен студенчества он прослыл чудаковатым, обособленным, заносчивым, эмоционально холодным человеком (что уже тогда указывало на шизоидную организацию характера). Коллеги и сокурсники, мягко говоря, недолюбливали Джона Нэша за эгоистичность и замкнутость.

Награды великого ученого

В 1994 году Джон Форбс Нэш, в возрасте 66 лет, получил Нобелевскую премию по экономике. Нобелевский комитет принял коллегиальное решение (Нэш был согласен с ним) о том, чтобы ученый не произносил торжественную речь из-за плохого состояния его здоровья.

Диссертация, за которую присудили премию, была написана в 1949 году, еще до начала болезни. В ней было всего 27 страниц. В то время диссертация Джона Нэша не была оценена, а в 70-х годах теория игр стала основой современной экспериментальной экономики.

Научные достижения Джона Нэша

Прикладная математика имеет один из разделов – теория игр, который изучает оптимальные стратегии в играх. Эта теория широко применяется в общественных науках, экономике, изучении политико-социальных взаимодействий.

Самое большое открытие Нэша — это выведенная формула равновесия. Она описывает игровую стратегию, в которой выигрыш увеличить не может ни один участник, если изменит свое решение в одностороннем порядке. Например, рабочий митинг (требующий повышения социальных льгот) может завершиться соглашением сторон или же путчем. Для взаимной выгодности две стороны должны использовать идеальную стратегию. Ученый сделал математическое обоснование сочетаний коллективной и личной выгоды, понятий конкуренции. Также он развил «теорию торгов», которая была положена в основу современных стратегий разных сделок (аукционов и т. п.).

Научные изыскания Джона Нэша после исследований в области теории игр не остановились. Ученые считают, что труды, которые математик написал после его первого открытия, даже люди науки не могут понять, очень уж они сложны и для их восприятия.

Личная жизнь Джона Нэша

Первая любовь Джона Нэша – медсестра Леонор Стир, которая была старше его на 5 лет. В отношениях с этой женщиной полностью проявилась эгоистичность ученого. После того, как Леонор забеременела, Джон не дал ребенку свою фамилию, отказался от опеки над ним и финансовой поддержки. В итоге, Джон (старший сын Нэша) провел в приюте почти все детство.

Второй попыткой математика устроить личную жизнь стала Алисия Лард – студентка-физик из Сальвадора, с которой он познакомился в Массачусетсе. В 1957 году они поженились, а в 1959 году у молодой пары появился сын Джон Чарльз Мартин. В это же время у ученого стали проявляться первые признаки шизофрении, из-за чего новорожденный целый год оставался без имени, так как Алисия самостоятельно не хотела давать имя ребенку, а отец (Джон Нэш) находился на лечении в психиатрической лечебнице.

В дальнейшем сын ученых родителей, следуя по их стопам, стал математиком.

Гениальная шизофрения

Великий математик заболел шизофренией в цветущем возрасте – 30 лет, после свадьбы с Алисией, которой в то время было всего 26. Вначале жена Нэша предпринимала попытки скрыть страшную болезнь от коллег и друзей. Она хотела спасти карьеру мужа. Но через несколько месяцев его неадекватного поведения, Алисии пришлось насильно положить мужа в частную психиатрическую лечебницу. Там ему поставили неутешительный диагноз «параноидальная шизофрения».

После того, как Джон Нэш выписался, он решил покинуть родину и уехал в Европу. Жена, оставив маленького сына у своей мамы, последовала за ним и уговорила супруга вернуться в Америку. В Принстоне, где они обосновались, Алисия нашла работу.

А болезнь Джона Нэша прогрессировала. Он говорил о себе в третьем лице, постоянно чего-то боялся, звонил бывшим сотрудникам, писал какие-то бессмысленные письма.

В 1959 году ученый лишился работы. В 1961 году родные Джона приняли выстраданное решение – поместить Нэша в психбольницу в Нью-Джерси. Там он прошел очень рискованное и жесткое лечение – курс терапии инсулином.

После выписки бывшие коллеги математика хотели ему помочь, предложив работу исследователя, но Джон в одиночестве отправился в Европу. Домой от него приходили лишь загадочные послания.

После 3 лет мучений, в 1962 году Алисия приняла решение развестись с мужем. Она вырастила сына одна, при помощи матери. К сожалению, сын унаследовал тяжелую болезнь отца.

Математики (коллеги Нэша) предложили помощь ученому. Они предоставили ему работу, и нашли хорошего психиатра, который выписал Джону сильные антипсихотические средства. Нэш стал чувствовать себя значительно лучше и перестал принимать таблетки. Он боялся, что медикаменты повредят его деятельности мыслителя. И зря. Симптомы шизофрении повторились.

В 1970 году, Алисия вновь приняла мужа-шизофреника, который был уже пенсионером. Нэш продолжал ходить в Принстон и на доске записывал более чем странные формулы. Студенты дали ему прозвище «фантом».

В 1980 году болезнь Нэша, к большому удивлении психиатров, стала отступать. Это произошло потому, что Джон вновь занялся любимой математикой и научился не обращать внимания на шизофрению.

В 2001 году пара, после долгого сожительства, повторно узаконил семейные отношения. Алисия в течение всей жизни с Нэшем и его длительной болезни настаивала на том, чтобы муж лечился, и всегда поддерживала его.

«Сейчас я мыслю здраво, — писал ученый, — но это не вызывает у меня ощущения счастья, которое должен испытывать любой выздоравливающий. Здравый ум ограничивает представления ученого о его связи с космосом.

Некоторые изречения Джона Нэша

Я думаю, если вы желаете избавиться от психического заболевания, то должны, ни на кого не надеясь, поставить себе серьезную цель сами. Психиатры же хотят оставаться в бизнесе.

Что-то можно посчитать невероятным и несбыточным, но все возможно.

Временами я думал иначе, чем все остальные, не следовал норме, но я уверен, что связь между креативностью мышления и ненормальностью существует.

Мне кажется, когда люди несчастливы, они становятся психически больными. Никто не сходит с ума, когда выигрывает в лотерею. Происходит это, когда вы не выигрываете ее.

Жизнь великого человека могла трагически закончиться, однако наперекор всему более чем 30-летняя война с шизофренией увенчалась весомым успехом – присвоением ему в 1994 году Нобелевской премии в области экономики. Сейчас Нэш один из самых почитаемых и знаменитых в мире математиков.

По его биографии снят оскароносный художественный фильм «Игры разума», который признан лучшим в 2001 году. Фильм заставляет по другому посмотреть на людей, имеющих в анамнезе загадочное название болезни «шизофрения».

www.calculator888.ru

Почему математики склонны к шизофрении

Это можно объяснить очень просто. У математика хорошо развита фантазия, но очень плохо «реализован» контроль над ней, поэтому математик склонен терять контроль над реальностью, и путает реальность с фантазиями.

Любой обычный чел может представить себе ведьму на метле. Это будет соответствовать математическому «Пусть есть ведьма на метле. ». Из этого можно также вывести и некоторые следствия, например: «если метла утратит свое волшебное свойство летать ведьма упадет вместе с метлой. », тысячи их.

В чем основная разница? В том, что нормальный человек понимает, что никакой ведьмы нет, он способен провести грань между реальностью и фантазией.

Именно поэтому это свойство математического ума проявляется у математиков в реальной жизни. Он может начать искать «числа» в ведре с водой, может пытаться применить свойства ПИ к тормозной колодке колеса автомобиля.

Это все в значительной мере можно применить и к различным представителям естествознания, например физикам. Типичным представителем такого взгляда на науку является например, Эйнштейн, который не видел никакой проблемы смешать время и пространство в один «континуум». Неудивительно, что кто-то из его ближайших родственников (ЕМНИП сын), страдал уже явно выраженой шизофренией.

Тот факт, что именно пространственно-временной континуум стал мейнстримом, а не какой-нибудь другой, например «маслянно-временной», объясняется тем, что второй не благозвучен, и ненаукообразен. Однако, в соответствующих желтых заведениях множество ученых наверняка не устают изобретать различные простыне-кроватно-лекарственные континуумы, и другие искривленно-прямые геометрии, но волей случая, их идеи не попадают в научно-хомячковый мир и не поражают умы «виднейших ученых» своей смелостью полета мысли по одной простой причине — они УЖЕ изолированы от этого научного мира. Т.е. по чистой случайности.

Иными словами: чем отличается обычный человек от Наполеона? Тем что он, несмотря на то, что тоже может вообразить себя Наполеоном, понимает, причем вполне четко, что он НЕ Наполеон.

www.linux.org.ru

Математика и безумие: история Джона Нэша

Американский математик, который внёс значительный вклад в теорию игр, более 30 лет страдал от тяжёлого психического расстройства. Каково это — быть гениальным сумасшедшим?

Имя Джона Нэша, может быть, известно не всем, но с его историей знаком почти каждый — именно эта история легла в основу биографической драмы «Игры разума» с Расселом Кроу в главной роли. Нэш стал автором влиятельной работы о теории игр ещё в 21-летнем возрасте и защитил её в качестве диссертации во время учёбы в Принстонском университете. В научном мире он быстро стал известен как автор формулировки «равновесия Нэша». Спустя десятилетия его работа была удостоена Нобелевской премии по экономике.

В 30-летнем возрасте у «восходящей звезды американской науки» стали проявляться заметные признаки психической болезни. Когда их уже невозможно было списывать на типичную для учёного экстравагантность, Нэш лишился работы и был помещён в психиатрическую клинику, где ему поставили неутешительный диагноз: «параноидная шизофрения».

Читайте также :

За это время он побывал в нескольких клиниках и перепробовал лечение несколькими антипсихотическими препаратами. От него ушла жена. Временные улучшения перемежались продолжительными периодами расстройства. Нэш был одержим идеями преследования и не мог отличить собственные фантазии от реальности. Он по-прежнему продолжал жить в Принстоне и время от времени заходил в учебные аудитории, покрывая доски ему одному понятными формулами. В какой-то момент он снова стал жить со своей женой Алисией, которая обеспечила ему поддержку и относительно спокойное существование. И в конце концов болезнь стала отступать.

Математик, которого в научном мире уже подзабыли, смог вновь вернуться к работе. В своей автобиографии он писал: «Я думаю, если вы желаете избавиться от психического заболевания, то должны, ни на кого не надеясь, поставить себе серьёзную цель сами». В 1994 году последовала триумфальная церемония награждения Нобелевской премией, а в 2015 году Нэш получил не менее престижную Абелевскую премию за вклад в теорию нелинейных дифференциальных уравнений. Вскоре после этого он вместе с женой попал в автомобильную катастрофу и скончался. Ему было 86 лет.

Для широкой аудитории Нэш стал известным и важным героем после публикации книги Сильвии Назар «A Beautiful Mind» (фильм о математике позднее был снят на её основе). В 2016 году книга была переведена на русский язык и вышла в издательстве Corpus под названием «Игры разума».

Публикуем отрывок из книги, в котором описываются симпотомы шизофренического расстройства и рассказывается о том, как Нэш воспринял собственное возвращение к «нормальной» жизни.

Постоянные, сложные и убедительные бредовые идеи — один из диагностических признаков шизофрении. Бредовые идеи — это ложные представления, представления, которые резко отклоняются от общепринятой реальности. Часто они связаны с неправильной интерпретацией воспринятого или пережитого. Сейчас принято считать, что они возникают в основном из-за серьёзного искажения сенсорных данных и из-за того, каким образом в глубинах мозга происходит обработка мыслей и эмоций.

Эдвин Фуллер Торри, исследователь из вашингтонской больницы Св. Елизаветы и автор книги «Шизофрения», называет их «логическими отростками того, что испытывает мозг», а также «героическими усилиями по поддержке умственного равновесия».

Синдром, который мы теперь называем шизофренией, когда-то назывался dementia praecox (ранее слабоумие) — хотя на самом деле бредовые состояния, типичные для шизофрении, часто имеют мало общего с деменцией, связанной, например, с болезнью Альцгеймера. Вместо растерянности, замешательства и нелогичности при шизофрении наблюдается повышенная чуткость, обострённость восприятия и сильнейшая бессонница. Человек поглощен навязчивыми идеями, придумывает изощрённые обоснования и оригинальные теории.

Какими бы буквальными, неуместными или внутренне противоречивыми ни казались его мысли, они никогда не бывают случайными и всегда подчиняются конкретным правилам, пусть сколь угодно неясным и запутанным. При этом, как ни удивительно, сохраняется способность четко понимать определённые аспекты каждодневной реальности.

Если бы Нэша спросили, какой нынче год, где он живет или кто сейчас президент Соединенных Штатов, он, вне сомнения, мог бы совершенно верно ответить на все эти вопросы, если бы захотел. И действительно, даже когда Нэш вынашивал самые сюрреалистические концепции, он демонстрировал ироничное понимание того, что его идеи носят исключительно частный характер, предназначены только для него самого, а остальным должны казаться странными и неправдоподобными.

Его речь была полна оборотов типа «предположим», «как если бы», «можно считать» — как будто он проводил мысленный эксперимент или понимал, что тому, кто будет читать написанное им, придется переводить это на другой язык. Как и все остальные проявления этого синдрома, бредовые идеи не указывают однозначно на шизофрению — они встречаются при множестве психических расстройств, включая манию и депрессию, а также при ряде соматических болезней. Но бредовые идеи, которыми был охвачен Нэш, особенно характерны для шизофрении, в особенности параноидной шизофрении — той разновидности синдрома, от которой, по-видимому, и страдал Нэш. Их содержание отражало, как это часто бывает, и манию величия и манию преследования, то переключаясь с одной на другую, то объединяя их.

Иной раз, как мы знаем, Нэш считал себя чрезвычайно могущественным, например принцем или императором; временами — очень слабым и уязвимым, как беженец или подсудимый. Его идеи, что вполне типично, носили характер так называемого бреда отношения, то есть он считал, что мириады знаков в окружающей реальности — от газетных текстов до определённых чисел — адресованы лично ему и только он может понять их подлинный смысл. Причём разнообразных бредовых идей у него было множество — это распространённый признак параноидной шизофрении, — хотя все они неявным образом группировались вокруг связанных между собой тем.

Для шизофренических бредовых идей особенно характерной считается причудливость. Идеи Нэша были совершенно невероятными, их было трудно понять, они не выводились очевидным образом из его жизненного опыта. И всё же в целом они были менее причудливы, чем многие бредовые идеи, о которых рассказывают другие больные шизофренией, и в них часто прослеживалась связь, пусть непрямая, с биографией и житейскими обстоятельствами Нэша (или могла бы быть прослежена, если бы кто-то из его близких захотел изучить этот вопрос так же тщательно, как это делала верная жена бальзаковского героя Луи Ламбера).

Многие больные шизофренией полагают, что их мысли захвачены внешними силами или что внешние силы внедрили эти мысли им в голову, но в случае Нэша такие представления, по-видимому, не были преобладающими. Иногда, как в Риме, ему могло казаться, что мысли к нему в мозг загружает машина, или, как в Кембридже в начале 1959 года, что его действиями руководит Бог. Но по большей части главным действующим лицом Нэш считал свое «я» (или свои «я»).

Причём многие из его представлений — например, что он по идейным соображениям уклоняется от службы в армии и ему грозит опасность призыва; что он человек без гражданства; что члены Американского математического общества вредят его карьере; что люди, делающие вид, будто сочувствуют ему, на самом деле тайно сговариваются упечь его в психбольницу, — были не более невероятными, чем, скажем, вера человека в то, что за ним следит полиция или ЦРУ. Таким образом, в каком-то смысле его отрыв от реальности и границы между собой и внешним миром имели свои пределы. В частности, хотя позже Нэш называл свои бредовые расстройства «периодами иррациональности», даже в эти периоды он оставался в роли мыслителя, теоретика, учёного, пытающегося разобраться в сложных явлениях.

Все действия, им упоминаемые, связаны с работой ума или с речью. В крайнем случае он «вёл переговоры», или «ходатайствовал», или пытался убедить. Его письма были монологами в духе Джойса, написанными тайным языком его собственного изобретения, полными призрачной логики и непоследовательных выводов. Он строил теории в области астрономии, теории игр, геополитики и религии. И хотя годы спустя Нэш часто упоминал о приятных сторонах бредового состояния, кажется очевидным, что эти сны наяву были очень неприятными, полными беспокойства и страха.

Нэш считал себя изгоем («я впал в немилость»), подвергнутым остракизму. Он постоянно боялся банкротства и лишения собственности: «Если счета открыты в интересах лица, которое из-за отсутствия “рациональной согласованности” всё равно что мертво… Это как если бы счета были открыты на имя мучеников в Аду. Они никогда не смогут воспользоваться этими счетами, потому что для этого надо было бы прийти из Ада в офис банка и получить деньги, но для этого революция должна положить конец Аду, прежде чем им представится возможность воспользоваться своими счетами».

Нэш исходит из презумпции вины. Наказание, сожаление, раскаяние, искупление, признание и покаяние — его постоянные темы, наряду с боязнью разоблачения и потребностью в скрытности и секретности; они, по-видимому, напрямую связаны с его отношением к гомосексуальности, но не сводятся к этому полностью. Он говорит о «явно сомнительных поступках, которые совершал на протяжении своей жизни», включая «уклонение от призыва и прогулы». Аресты, суды и заключение были тоже повторяющейся темой.

Питер Ньюман, экономист из университета Джонса Хопкинса, редактировал сборник избранных работ по математической экономике. Он захотел включить в него заметку Нэша о равновесии Нэша, опубликованную в журнале Национальной академии наук. Сначала его нужно было найти.

Большинство написанных в тот период писем заканчиваются примерно так: «Разрешите мне (смиренно) просить Вас поддержать точку зрения, что я должен быть ограждён от опасности госпитализации в психиатрическую лечебницу (принудительной или “обманной”)… просто ради личного интеллектуального выживания в качестве “сознательного” и “относительно добросовестного” человеческого существа… и “сохранения памяти в целости”».

Нэш дал крайне жесткую оценку своего положения перед аудиторией из психиатров, которым его представили как «символ надежды» [после его выздоровления — ред.]. В конце своего выступления в Мадриде в 1996 году в ответ на какой-то вопрос он сказал: «Вернуться к рациональному мышлению после иррационального, вернуться к нормальной жизни — это прекрасно!»

Представьте себе художника. Он в здравом уме. Но не может рисовать. Хоть и ведёт себя нормально. Можно ли это назвать полноценным излечением? Настоящим спасением. Вряд ли я смогу послужить хорошим примером выздоровевшего ­человека, если не смогу получить какие-то серьёзные результаты, — и грустным голосом еле слышно добавил: — хотя я уже довольно стар».

Нобелевская премия не может возместить упущенное. Для Нэша главным удовольствием в жизни всегда была творческая деятельность, а не эмоциональная близость с другими. Поэтому, хотя признание прошлых достижений приятно, оно бросает беспощадный свет на его нынешние возможности. Как сказал Нэш в 1995 году, получение Нобелевской премии после продолжительной душевной болезни не слишком впечатляет; по-настоящему удивительным был бы «человек, который, пережив психическое заболевание, затем достиг бы высокого уровня интеллектуальной деятельности».

(Перевод с английского: Анна Аракелова, Марьяна Скуратовская и Наталья Шахова).

newtonew.com