Шизофрения причины генетика

Содержание:

Шизофрения причины генетика

Этот раздел, написанный М. Е. Вартаняном, был частично переработан и дополнен В. И. Трубниковым.

Популяционные исследования шизофрении — изучение ее распространенности и распределения среди населения позволили установить главную закономерность — относительное сходство показателей распространенности этого заболевания в смешанных популяциях различных стран. Там, где учет и выявляемость заболевших отвечают современным требованиям, распространенность эндогенных психозов приблизительно одинакова.

Для наследственно обусловленных эндогенных болезней, в частности для шизофрении, характерны высокие показатели их распространенности в населении. Вместе с тем установлена пониженная рождаемость в семьях больных шизофренией.

Меньшая репродуктивная способность последних, объясняемая их длительным пребыванием в стационаре и отрывом от семьи, большим числом разводов, спонтанных абортов и другими факторами, при прочих равных условиях неминуемо должна была привести к уменьшению показателей заболеваемости в популяции. Однако по результатам популяционно-эпидемиологических исследований ожидаемого уменьшения числа больных эндогенными психозами в популяции не происходит. В связи с этим ряд исследователей высказывали предположение о существовании механизмов, уравновешивающих процесс элиминации из популяции шизофренических генотипов. Предполагалось, что гетерозиготные носители (некоторые родственники больных) в отличие от самих больных шизофренией обладают рядом селективных преимуществ, в частности повышенной по сравнению с нормой репродуктивной способностью. Действительно, было доказано, что частота рождения детей у родственников первой степени родства больных выше, чем средние цифры рождаемости в данной группе населения. Другая генетическая гипотеза, объясняющая большую распространенность эндогенных психозов в популяции, постулирует высокую наследственную и клиническую гетерогенность этой группы болезней. Иными словами, объединение под одним названием болезней, различных по своей природе, приводит к искусственному завышению показателей распространенности болезни в целом.

Изучение семей пробандов, страдающих шизофренией, убедительно показало накопление в них случаев психозов и аномалий личности, или «расстройств шизофренического спектра» [Шахматова И. В., 1972]. Помимо выраженных случаев манифестных психозов в семьях больных шизофренией, многие авторы описывали широкую гамму переходных форм болезни и клиническое разнообразие промежуточных вариантов (вялотекущее течение болезни, шизоидные психопатии и т. п.).

К этому следует добавить и охарактеризованные в предыдущем разделе некоторые особенности структуры познавательных процессов, свойственные и больным, и их родственникам оцениваются обычно как конституциональные факторы, предрасполагающие к развитию болезни [Критская В. П., Мелешко Т. К., Поляков Ю. Ф., 1991].

Риск развития шизофрении у родителей больных составляет 14 %, у братьев и сестер — 15—16 %, у детей больных родителей — 10—12 %, у дядей и теток — 5—6 %.

Имеются данные о зависимости характера психических аномалий в пределах семьи от типа течения заболевания у пробанда (табл.8).

Таблица 8. Частота психических аномалий у родственников первой степени родства пробандов с различными формами течения шизофрении (в процентах)

Форма течения шизофрении у пробанда

Аномалии личности и поведения

Из табл.8 видно, что среди родственников пробанда, страдающего непрерывно-текущей шизофренией, накапливаются случаи психопатий (особенно шизоидного типа). Число секундарных случаев манифестных психозов со злокачественным течением значительно меньше. Обратное распределение психозов и аномалий личности наблюдается в семьях пробандов с рекуррентным течением шизофрении. Здесь число манифестных случаев практически равно числу случаев психопатий. Приведенные данные свидетельствуют о том, что генотипы, предрасполагающие к развитию непрерывного и рекуррентного течения шизофрении, существенно отличаются друг от друга.

Множество психических аномалий, как бы переходных форм между нормой и выраженной патологией в семьях больных эндогенными психозами, обусловило постановку важного для генетики вопроса о клиническом континууме. Континуум первого вида определяется множественными переходными формами от полного здоровья к манифестным формам непрерывнотекущей шизофрении. Его составляют шизотимии и шизоидные психопатии различной выраженности, а также латентные, редуцированные формы шизофрении. Второй вид клинического континуума — переходные формы от нормы к рекуррентной шизофрении и аффективным психозам. В этих случаях континуум определяют психопатии циклоидного круга и циклотимии. Наконец, между самими полярными, «чистыми» формами течения шизофрении (непрерывной и рекуррентной) существует гамма переходных форм болезни (приступообразно-прогредиентная шизофрения, ее шизоаффективный вариант и др.), которые также можно обозначить как континуум. Встает вопрос о генетической природе этого континуума. Если фенотипическая вариабельность проявлений эндогенных психозов отражает генотипическое разнообразие упомянутых форм шизофрении, то следует ожидать определенного дискретного числа генотипических вариантов этих заболеваний, обеспечивающих «плавные» переходы от одной формы к другой.

Генетико-корреляционный анализ позволил количественно определить вклад генетических факторов в развитие изученных форм эндогенных психозов (табл.9). Показатель наследуемости ( h 2 ) для эндогенных психозов колеблется в относительно узких пределах (50—74 %). Были также определены генетические корреляции между формами болезни. Как видно из табл.9, коэффициент генетической корреляции (г) между непрерывнотекущей и рекуррентной формами шизофрении почти минимальный (0,13). Это значит, что общее число генов, входящих в генотипы, предрасполагающие к развитию этих форм, очень невелико. Этот коэффициент достигает максимальных (0,78) величин при сопоставлении рекуррентной формы шизофрении с маниакально-депрессивным психозом, что свидетельствует о почти идентичном генотипе, предрасполагающем к развитию этих двух форм психозов. При приступообразно-прогредиентной форме шизофрении обнаруживается частичная генетическая корреляция как с непрерывнотекущей, так и с рекуррентной формой болезни. Все эти закономерности свидетельствуют о том, что каждая из упомянутых форм эндогенных психозов имеет разную генетическую общность по отношению друг к другу. Эта общность возникает опосредовано, за счет генетических локусов, общих для генотипов соответствующих форм. Вместе с тем между ними существуют и различия по локусам, характерным лишь для генотипов каждой отдельной формы.

Таблица 9. Генетико-корреляционный анализ основных клинических форм эндогенных психозов ( h 2 — коэффициент наследуемости, r g — коэффициент генетической корреляции)

Клиническая форма заболевания

Таким образом, генетически наиболее значимо различаются полярные варианты эндогенных психозов — Непрерывнотекущая шизофрения, с одной стороны, рекуррентная шизофрения и маниакально-депрессивный психоз — с другой. Приступообразно-прогредиентная шизофрения клинически наиболее полиморфная, генотипически также более сложная и в зависимости от преобладания в клинической картине элементов непрерывного или периодического течения содержит те или иные группы генетических локусов. Однако существование континуума на уровне генотипа требует более обстоятельных доказательств.

Приведенные результаты генетического анализа обусловили появление вопросов, важных для клинической психиатрии в теоретическом и практическом отношении. Прежде всего это нозологическая оценка группы эндогенных психозов. Трудности здесь состоят в том, что различные их формы, имея общие генетические факторы, в то же время (по крайней мере некоторые из них) существенно отличаются друг от друга. С этой точки зрения правильнее было бы обозначать эту группу как нозологический «класс» или «род» болезней.

Развиваемые представления заставляют по-новому рассмотреть проблему гетерогенности болезней с наследственным предрасположением [Вартанян М. Е., Снежневский А. В., 1976]. Эндогенные психозы, относящиеся к этой группе, не соответствуют требованиям классической генетической гетерогенности, доказанной для типичных случаев мономутантных наследственных заболеваний, где болезнь детерминируется единичным локусом, т. е. тем или иным его аллельным вариантом. Наследственная гетерогенность эндогенных психозов определяется существенными различиями в констелляциях разных групп генетических локусов, предрасполагающих к тем или иным формам болезни. Рассмотрение подобных механизмов наследственной гетерогенности эндогенных психозов позволяет оценить различную роль средовых факторов в развитии болезни. Становится понятным, почему в одних случаях для манифестации заболевания (рекуррентная шизофрения, аффективные психозы) зачастую необходимы внешние, провоцирующие факторы, в других (непрерывнотекущая шизофрения) развитие болезни происходит как бы спонтанно, без существенного влияния среды.

Решающим моментом в изучении генетической гетерогенности будут идентификация первичных продуктов генетических локусов, вовлеченных в наследственную структуру, предрасположения, и оценка их патогенетических эффектов. В этом случае понятие «наследственная гетерогенность эндогенных психозов» получит конкретное биологическое содержание, что позволит проводить направленную терапевтическую коррекцию соответствующих сдвигов.

Одно из главных направлений в изучении роли наследственности для развития шизофрении — поиск их генетических маркеров. Под маркерами принято понимать те признаки (биохимические, иммунологические, физиологические и др.), которые отличают больных или их родственников от здоровых и находятся под генетическим контролем, т. е. являются элементом наследственного предрасположения к развитию болезни.

Многие биологические нарушения, обнаруженные у больных шизофренией, встречаются чаще у их родственников по сравнению с контрольной группой психически здоровых лиц. Такие нарушения выявлялись у части психически здоровых родственников. Этот феномен удалось продемонстрировать, в частности, для мембранотропного, а также для нейротропного и антитимического факторов сыворотки крови больных шизофренией, коэффициент наследуемости ( h 2 ) которых составляет соответственно 64, 51 и 64, а показатель генетической корреляции с предрасположением к проявлению психоза — 0,8; 0,55 и 0,25. В последнее время в качестве маркеров очень широко используются показатели, получаемые при КТ мозга, поскольку во многих работах было показано, что некоторые из них отражают предрасположенность к болезни.

Полученные результаты соответствуют представлениям о генетической гетерогенности шизофренических психозов. Вместе с тем эти данные не позволяют рассматривать всю группу психозов шизофренического спектра как результат фенотипического проявления единой генетической причины (в соответствии с простыми м оделями моногенной детерминации). Тем не менее развитие стратегии маркеров в изучении генетики эндогенных психозов должно продолжаться, так как оно может явиться научной основой медико-генетического консультирования и выделения групп повышенного риска.

Близнецовые исследования сыграли большую роль в изучении «вклада» наследственных факторов в этиологию многих хронических неинфекционных заболеваний. Они были начаты в 20-е годы. В настоящее время в клиниках и лабораториях различных стран мира есть большая выборка близнецов, страдающих психическими болезнями [Москаленко В. Д., 1980; Gottesman I . I ., Shields J . A ., 1967, Kringlen E ., 1968; Fischer M . et al , 1969; Pollin W . et al , 1969; Tienari P ., 1971]. Анализ конкордантности однояйцевых и двуяйцевых близнецов (ОБ и ДБ) по шизофрении показал, что конкордантность у ОБ достигает 44 %, а у ДБ — 13 %.

Конкордантность значительно варьирует и зависит от многих факторов — возраста близнецов, клинической формы и тяжести болезни, клинических критериев состояния и т. д. Эти особенности определяют большое различие опубликованных результатов: конкордантность в группах ОБ колеблется от 14 до 69 %, в группах ДБ — от 0 до 28 %. Ни при одном из заболеваний конкордантность в парах ОБ не достигает 100 %. Принято считать, что этот показатель отражает вклад генетических факторов в возникновение болезней человека. Дискордантность между ОБ, наоборот, определяется средовыми влияниями. Однако при интерпретации данных близнецовой конкордантности по психическим болезням появляется ряд трудностей. Прежде всего, по наблюдениям психологов, нельзя исключить «взаимную психическую индукцию», которая больше выражена у ОБ, чем у ДБ. Известно, что ОБ больше стремятся к взаимному подражанию во многих сферах деятельности, и это делает затруднительным однозначное определение количественного вклада генетических и средовых факторов в сходство ОБ.

Близнецовый подход должен сочетаться со всеми другими методами генетического анализа, в том числе с молекулярно-биологическими.

В клинической генетике шизофрении при изучении взаимоотношений между наследственными и внешними факторами в развитии психических заболеваний [ Heston L . L ., 1966] наиболее распространенным подходом является исследование «приемных ( adopted ) детей — родителей». Детей в самом раннем детстве отделяют от биологических родителей, страдающих шизофренией, и передают в семьи психически здоровых людей. Таким образом, ребенок с наследственным предрасположением к психической болезни попадает в нормальную среду и воспитывается психически здоровыми людьми (приемными родителями). Таким методом S . Kety с соавт. (1976) и другие исследователи убедительно доказали существенную роль наследственных факторов в этиологии эндогенных психозов. У детей, биологические родители которых страдали шизофренией, выросших в семьях психически здоровых людей, обнаруживались симптомы болезни с той же частотой, что и у детей, оставленных в семьях больных шизофренией. Таким образом, исследования «приемных детей — родителей» в психиатрии позволили отвергнуть возражения против генетических основ психозов. Примат психогенеза в происхождении данной группы заболеваний в этих исследованиях не подтвердился [ Kessler S ., 1980].

В последние десятилетия сформировалось и еще одно направление генетических исследований шизофрении, которое может быть определено как изучение « групп высокого риска ». Это специальные многолетние проекты наблюдения детей, родившихся от родителей, больных шизофренией. Наиболее известными являются исследования В. Fish и «Нью-Йоркский проект высокого риска», выполняющийся в Институте психиатрии штата Нью-Йорк с конца 60-х годов [ Erlemeyer — Kimling L ., 1968, 1997, 1998]. В. Fish были установлены явления дизонтогенеза у детей из групп высокого риска (подробное изложение — см. том 2, раздел VIII , главу 4). Наблюдавшиеся в рамках нью-йоркского проекта дети достигли в настоящее время юношеского и взрослого возраста. По нейрофизиологическим и психологическим (психометрическим) показателям был установлен ряд отражающих особенности когнитивных процессов признаков, характеризующих не только психически заболевших, но и практически здоровых лиц из группы высокого риска, которые могут служить предикторами возникновения шизофрении. Это делает возможным их использование для выделения контингентов лиц, нуждающийся в соответствующих профилактических воздействиях.

В этом разделе были представлены в основном данные клинической генетики. Специальные методы генетического анализа приведены в разделе «Этиология и патогенез».

www.psychiatry.ru

Причины шизофрении

О шизофрении известно уже на протяжении многих веков. Все это время как ее проявления, так и причины объясняли самыми разнообразными способами. Однако описана именно как отдельное заболевание она была в начале ХХ века. Ее границы периодически менялись (расширялись и сужались), даже на протяжении ХХ века, когда, казалось бы, наука уже шагнула далеко вперед. Но и до настоящего времени еще не совсем понятно, что же конкретно представляет собой это заболевание. Поэтому и определение причин, и диагностика шизофрении весьма ответственные моменты для врача-психиатра.

Причины возникновения шизофрении

Поскольку, в виду разнообразия и неоднозначности симптоматики, шизофренией называют группу психических заболеваний, то и четкого определения конкретной причины ее возникновения не существует. Есть целый ряд моделей возникновения шизофрении. Это биологическая, социальная и психологическая, а так же — смешанная, биопсихосоциальная модель.

Биологические причины

К биологическим причинам шизофрении относятся особенности развития и функционирования организма. В частности, это:

  • инфекционные (вирусные) заболевания, которые перенесла мать во время беременности, либо которыми болел ребенок в раннем детстве. Предполагают, что цитомегаловирус, вирус герпеса I и II типов, вирус Эпштейн-Бара и, возможно, вирус краснухи могут быть одной из причин возникновения шизофрении.
  • генетические факторы, которые в 50% случаев определяют вероятность развития шизофрении в парах однояйцевых близнецов и в 7-10%, если болен один из родителей;
  • иммунные (аутоиммунные) факторы, которые объясняются иммунной реакцией плода на выработку антител иммунной системой матери в ответ на вирусную инфекцию;
  • интоксикация различными веществами (например, каннабиоидами) так же может вызывать шизофреноподобную симптоматику, а некоторые ученые имеют данные, что и манифестацию шизофрении (Шизофрения. В.Л. Минутко).

Психологические причины

Еще до манифестации самого заболевания, человек имеет такие особенности, как:

  • замкнутость,
  • погружённость в себя,
  • склонность к отвлечённым рассуждениям,
  • сложности в контактах с окружающими,
  • затруднения в формулировании мыслей,
  • трудности в преодолении стресса, большая чувствительность к нему,
  • пассивность,
  • неряшливость,
  • мнительность, упрямство,
  • своеобразная ранимость: мелочь может сильно огорчить, а утрата близкого человека не тронуть.
  • Социальные причины шизофрении

    • Урбанизация (заболеваемость шизофренией в городах выше, чем в сельской местности).
    • Семейные отношения (отмечается, что экспрессивная, чрезмерно эмоциональная и доминантная мать) может провоцировать обострения шизофрении у ребенка;
    • Стресс.
    • Многие ученые сейчас приходят к выводу о том, что невозможно четко дифференцировать и разделить эти три группы причин, и, поскольку речь идет о группе заболеваний биопсихосоциального генеза, то и причины возникновения шизофрении необходимо рассматривать в комплексе. То есть, исходя из популярной сегодня модели «уязвимость-стресс», практически у каждого есть уязвимость по отношению к тому или иному психическому заболеванию. Это — биологическая предрасположенность, а вот развитие этого заболевания (в данном случае, шизофрении), зависит от совокупного воздействия неблагоприятных психосоциальных факторов. И наоборот: даже при наличии биологической предрасположенности человек может никогда не заболеть психическим заболеванием, если психосоциальные факторы будут максимально благоприятны для него. А вот затяжной стресс, воздействующий долгое время, сильные, очень частые эмоциональные переживания, гормональные изменения в подростковом периоде способны превысить порог стрессоустойчивости, нарушить компенсаторные механизмы и привести к первому приступу шизофрении.

      Диагностика и лечение шизофрении зависит от причины возникновения

      Эффективная диагностика и лечение шизофрении напрямую зависят от определения причин ее возникновения. Ведь, зная их, человечество получит возможность, в том числе, предотвращать развитие данного заболевания.

      Нам необходимо помнить, что, вопреки существующим мифам, шизофрения поддается лечению. Адекватные меры реабилитации, семейной психотерапии и разумного фармакологического лечения способны делать жизнь больного шизофренией полноценной и активной.

      Своевременно оказанная помощь, то есть обращение к специалистам, еще до того, как наступило острое психотическое состояние, в значительной мере влияют на прогноз дальнейшего течения болезни. Зачастую проявления шизофрении могут нарастать постепенно, проявляясь сначала негативными симптомами: апатией, безволием, вялостью, нарушением мышления, стремлением отгородиться от внешнего мира, самопогруженностью. В это время окружающие могут только периодически замечать, что с их близким человеком «что-то не так». И уже в это время следует хотя бы просто проконсультироваться у врача.

      Хотя, специалисты отмечают, что наиболее благоприятный прогноз имеет тот вариант заболевания, где первый приступ шизофрении развивается внезапно.

      При первых признаках психоза нужно немедленно обращаться за скорой медицинской помощью, поскольку статистика показывает, что чем скорее будет купировано острое состояние, тем больше вероятности благоприятного исхода всей болезни.

      В случае своевременного купирования однократного острого психоза, у 25 % больных таких эпизодов в жизни не повторяется больше никогда. В случае же, если помощь не бывает оказана, либо лечение проводится недоброкачественно, не полностью, вероятность повторного рецидива составляет порядка 70 %.

      Естественно, при наличии острых признаков шизофрении человека лучше всего поместить в стационар, поскольку нередко такое состояние может угрожать не только окружающим людям, но и ему самому. По мере лечения острого состояния, наступает фаза стабилизации, которая продолжается от полугода и более. Внимательное отношение к пациенту, обучение его самого распознаванию сигналов рецидива болезни в значительной мере снижает риск очередного обострения.

      www.depressia.com

      Генетическая природа шизофрении оказалась сложнее, чем думали

      По данным Всемирной организации здравоохранения, шизофренией сегодня страдают около 24 млн человек во всем мире. Пока нет точных данных о том, что вызывает болезнь, однако международная группа исследователей под руководством Университета Кардиффа в Великобритании обнаружила новые генетические мутации, которые, возможно, помогут прояснить причины данного расстройства.

      Шизофрения — тяжелое психическое расстройство, влияющее на многие функции сознания и поведения. Наиболее частыми проявлениями болезни являются галлюцинации, бред либо дезорганизованность речи и мышления на фоне значительной социальной дисфункции, нарушении работоспособности. Расстройство чаще встречается в конце подросткового возраста или в начале взрослой жизни, но может развиваться в любом возрасте. Ранее ученые выяснили, что причина шизофрении может заключаться в генах.

      В ходе исследования специалисты проанализировали ДНК 623 больных шизофренией и их родителей. В результате они обнаружили мутации «de novo». Это генетические изменения, которые имеются у шизофреников, но отсутствуют у их родителей. Ученые пришли к выводу, что мутации «de novo» играют определенную роль в пусковом механизме шизофрении. Кроме того, они могут разрушать наборы белков в мозге, связанные с регулированием силы соединений между нервными клетками, развитием мозга, способностью к обучению, памятью и познавательными способностями в целом.

      По мнению авторов исследования, полученные данные подтверждают важность мутаций и множества белков, связанных с функциями мозга. Необходимы дальнейшие исследования, которые помогли бы установить, есть ли у шизофрении и других психических расстройств общие механизмы, пишет Medical News Today.

      В ходе другого исследования ученые сравнили генетические последовательности 2500 больных шизофренией в Швеции и примерно такого же количества здоровых людей, сообщает Zee News.

      «Оба исследования представили новые доказательства того, что расстройство возникает в результате комбинированного воздействия многих генов — явление, известное как полигения,» — говорится в сообщении ученых.

      rg.ru

      ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ШИЗОФРЕНИИ: ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

      При генетических исследованиях, посвященных шизофрении, ведется поиск ответов на следующие вопросы: а) существует ли генетическая основа болезни; б) есть ли взаимосвязь между клинической формой и наследственностью; в) каков тип наследственной передачи? Эти три вопроса и будут здесь поочередно рассмотрены. (Читатели, желающие получить более подробную информацию, могут обратиться к следующим источникам: Kendler 1986; Murray et al. 1986.)

      Существует ли наследственная основа заболевания?

      Исследования семей

      Первое систематическое семейное исследование раннего слабоумия, проведенное Эрнстом Рюдином в отделении Крепелина, показало, что у сибсов (родных братьев и сестер) пробандов частота раннего слабоумия выше, чем среди населения в целом (Rudin 1916). Еще одно обширное исследование семей, охватывающее более тысячи пробандов, страдающих шизофренией, провел Kallmann (1938). Он обнаружил повышенную частоту заболевания не только среди братьев и сестер пробандов, но и среди их детей. В табл. 9.7 представлены приблизительные показатели риска в зависимости от степени близости родства с больным шизофренией. В более поздних исследованиях использовались усовершенствованные критерии диагностики пробандов и их родственников, а также усовершенствованные методики отбора пробандов (см.: Weissman et al. 1986). С помощью этих современных методов было установлено, что риск развития заболевания (на протяжении жизни) у лиц, связанных с пробандом-шизофреником первой степенью родства, составляет 5% по сравнению с 0,2-0,6% у аналогичных родственников здоровых пробандов в контрольной группе (см.: Kendler 1986). Эти данные наводят на мысль о семейной этиологии, но не позволяют отделить результаты воздействия генетических факторов от влияния семейной среды. Чтобы провести такое разграничение, понадобятся исследования близнецов и приемных детей. В результате семейных исследований получена важная информация о том, что частота аффективного расстройства в семьях шизофреников, как правило, не повышена, а значит, у этих двух расстройств, по-видимому, нет общей семейной причины.

      Таблица 9.7. Приблизительная вероятность развития шизофрении на протяжении жизни у родственников больных*

      Риск, %

      Несомненные случаи

      Вероятные случаи

      * Адаптировано из Shields (1980).

      Исследования близнецов

      При этих исследованиях сравниваются показатели конкордантности по шизофрении у монозиготных (МЗ) и дизиготных (ДЗ) близнецов. Методологические проблемы таких исследований уже рассматривались ранее (см. с.86).

      Первое основательное исследование близнецов было проведено в Мюнхене Luxenberger (1928), который установил конкордантность у 11 из 19 МЗ пар, тогда как все 13 ДЗ пар оказались дискордантными. Правда, такой результат относительно ДЗ пар заставляет усомниться в методике отбора больных, однако другие исследователи (например, Kallmann 1946; Slater 1953) подтвердили, что среди МЗ пар конкордантность выше, чем среди ДЗ пар. При дальнейших исследованиях, проведенных с применением усовершенствованных методов, получены аналогичные данные. Так, у МЗ пар показатели конкордантности хотя и значительно колебались, но всегда были выше, чем у ДЗ пар (Gottesman, Shields 1972; Kringlen 1967; Tienari 1968; Fischer 1973). Репрезентативные показатели конкордантности составили приблизительно 50% для МЗ пар и около 17% — для ДЗ пар (Shields 1978). Диагностические критерии, которые использовались при вышеупомянутых исследованиях, критиковались как недостаточно надежные. Однако повторный анализ некоторых случаев уже с применением более удовлетворительных диагностических методов дал сходные результаты: 47%-ная конкордантность у МЗ близнецов и 14%-ная — у ДЗ пар (McGuffin et al. 1984; Kendler 1986).

      Можно было бы ожидать, что при исследовании МЗ близнецов, дискордантных по шизофрении, удастся выявить какие-то факторы окружающей среды, имеющие отношение к этиологии. Сообщалось о нескольких таких факторах (например, низкий вес при рождении и плохие взаимоотношения в семье), но убедительных данных, позволяющих делать определенные выводы, не было (см.: Pollin, Stabenau 1968). Более точную оценку относительной значимости генетических факторов и факторов окружающей среды можно получить, сравнивая МЗ близнецов, выросших вместе, с МЗ близнецами, разлученными от рождения и воспитанными порознь. Коэффициент конкордантности в обеих группах почти совпадает, что указывает на значительную роль генетических факторов (Shields 1978).

      Исследования приемных детей

      Хестон изучил 47 взрослых, каждый из которых был разлучен со своей матерью, страдающей шизофренией, не позже чем через три дня после рождения (Heston 1966). В детстве они воспитывались при разнообразных обстоятельствах, но не в семье у матери. Во время исследования их средний возраст равнялся 36 годам. Хестон сравнивал обследуемых с воспитанными в сходных условиях (это было одним из основных критериев подбора контрольной группы) индивидами, матери которых не страдали шизофренией. Среди тех, чьи матери болели шизофренией, пятеро оказались шизофрениками (в контрольной группе такой диагноз не был поставлен никому); кроме того, у них гораздо чаще встречались асоциальное расстройство личности и невротические расстройства. Частота случаев шизофрении с поправкой на возраст в исследуемой группе была сравнима с аналогичным показателем среди неприемных детей в семьях, где страдает шизофренией один из родителей (в данном случае—мать, поскольку в этом исследовании отцы во внимание не принимались). Дальнейшие доказательства были получены в результате серии исследований, начатых в 1965 году группой датских и американских ученых. Работа проводилась в Дании, где имелись национальные реестры случаев психических заболеваний и материалы об усыновлении детей. Результаты исследования (Rosenthal etal. 1971) детей, разлученных (в среднем в шестимесячном возрасте) со страдающими шизофренией матерями, подтвердили данные Хестона, описанные выше.

      По другой схеме проводилось крупное исследование (Kety et al. 1975), при котором были выделены две группы приемных детей: 33 больных шизофренией и соответствующая группа лиц, не страдающих этим расстройством. Сравнивалась частота случаев шизофрении в биологических и в приемных семьях представителей той и другой группы. Этот показатель у биологических родственников приемных детей-шизофреников оказался выше, чему родственников представителей контрольной группы; следовательно, полученные данные свидетельствуют в поддержку гипотезы о наличии генетической основы. К тому же у супружеских пар, приемные дети которых страдают шизофренией, не отмечается повышенной частоты данного расстройства, а этот факт указывает на то, что воздействие окружающей среды не имеет существенного значения. При изучении противоположной ситуации Wender et al. (1974) не обнаружили увеличения частоты шизофрении среди приемных детей, у которых биологические родители были вполне здоровы психически, а кто-либо из приемных родителей страдал шизофренией (см.: Kety 1983).

      Датские ученые рассматривали шизофрению как спектр заболеваний с четырьмя подразделениями: (I) процессуальная шизофрения; (II) реактивная шизофрения; (III) пограничная шизофрения; (IV) шизоидные состояния. По отношению к трем последним иногда употребляется собирательный термин «болезни шизофренического спектра». Изложенные выше результаты исследований приемных детей относились в основном к процессуальной шизофрении, но исследователи сообщали также о повышенной распространенности болезней шизофренического спектра среди биологических родственников шизофреников. При повторном анализе этих данных уже с применением диагностических критериев DSM-III подтвердилось повышенное количество случаев шизофрении и шизотипического расстройства личности среди биологических родственников пробандов, больных шизофренией (см.: Kendler, Gruenberg 1984). При исследовании приемных детей невозможно исключить влияние факторов, связанных с обстановкой в семье, где они воспитываются; но полученные данные указывают на то, что если и существуют подобные причины, обусловленные средой, то они воздействуют только на генетически предрасположенных детей.

      Существует ли взаимосвязь между клинической формой и наследственностью?

      Проведенные ранее исследования семей, посвященные изучению гебефренического, кататонического и параноидного подтипов шизофрении, показали, что эти подтипы не передаются избирательно (в чистом виде) потомству. Правда, у родственников больных параноидной формой риск развития шизофрении несколько ниже (см.: Kendler, Davis 1981). То же относится и к родственникам пробандов, у которых наблюдается форма этого заболевания «с хорошим прогнозом». Shields (1978) предположил, что чем легче протекает заболевание, тем более гетерогенна его этиология. Выдвигалось предположение, что шизоаффективное расстройство развивается при наличии генетической предрасположенности и к шизофрении, и к аффективному расстройству. Однако эта идея не подтверждена результатами исследования семей, в которых у одного из родителей была шизофрения, а у другого — аффективное заболевание.

      Каков тип наследственной передачи?

      Данные генетических исследований не позволяют прийти к определенному заключению относительно типа наследственной передачи. На этот счет существует три основные теории (см.: Murray et al. 1986; Kendler 1986): моногенная, полигенная и теория генетической гетерогенности.

      1. Моногенная теория

      Так как распределение частоты шизофрении среди лиц, связанных с пробандом родственными отношениями различной степени близости, не совпадает ни с одной из простых менделевских моделей, необходимо предположить присутствие модифицирующих факторов. Slater (1958) выдвинул гипотезу о наличии доминантного гена с различной пенетрантностью.

      2. Полигенная теория

      Эта теория предлагает кумулятивный эффект действия нескольких генов (см., например, Gottesman, Shields 1967). Такая модель менее точна По сравнению с моногенной; к тому же ее труднее проверить.

      3. Теория генетической гетерогенности

      Если и моногенная, и полигенная теории подходят к шизофрении как к единому заболеванию, то гетерогенные теории объясняют наблюдаемые типы наследования исходя из предположения, что шизофрения представляет собой группу расстройств. Было предпринято несколько попыток проверить эти гипотезы, но результаты оказались неоднозначными, а интерпретировать их более четко не удастся до тех пор, пока не будет идентифицирован определенный биологический или генетический маркер.

      Молекулярно-генетические исследования

      До настоящего времени (т. е. по данным на 1988 год) результаты таких исследований остаются противоречивыми (см.: Lander 1988), но очевидно, что их потенциальные возможности велики (см. с.87).

      Похожие материалы:

      Данное состояние является одним из симптомов шизофрении, ментизм дает о себе знать насильственным наплывом всевозможных образов, эпизодичных воспоминаний, мыслей.

      Для шизофрении характерно наличие специфической симптоматики, которая довольно разнообразна, и одним из таких симптомов является шперрунг. Он выражается в.

      Шизофрения и психоз

      На протяжении достаточного долгого времени заболевание, известное на данный момент как шизофрения, было источником смущения, потрясения и неопределенности. Те.

      Как бороться с шизофренией? Практические советы

      Шизофрения – тяжелое и, к сожалению, неизлечимое психическое расстройство. Заболевание возникает в подростковом возрасте или юности, разрушая привычный уклад.

      Современные методы лечения шизофрении

      При шизофрении наблюдаются характерные признаки в виде расщепления мышления, у человека меняется поведение, возникают нетипичные эмоции. Слыша слово «шизофрения».

      Шизофрения и шизофреноподобные расстройства

      Из всех основных психопатологических синдромов, пожалуй, труднее всего определить и описать шизофрению. Эти сложности обусловлены главным образом тем, что.

      Эпидемиология

      Показатели частоты случаев заболевания и распространенности шизофрении зависят от диагностических критериев и от особенностей обследуемой группы населения (проблемы диагностики.

      Клинические признаки: ОСТРЫЙ СИНДРОМ

      Некоторые из основных клинических признаков можно проиллюстрировать кратким описанием конкретного случая. У ранее здорового 20-летнего студента появились прогрессивно нарастающие.

      ХРОНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

      В отличие от острого синдрома с его «позитивными» (продуктивными) симптомами Хронический синдром Характеризуется нарушением мышления и «негативными» симптомами —.

      ВАРИАЦИИ КЛИНИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ

      До сих пор, как и предупреждалось во введении к данной главе, рассматривались наиболее типичные, характерные признаки острого и хронического.

      www.psyportal.net