Шизофрения примеры бреда

Шизофрения примеры бреда

Больной Е., 19 лет (архив 1990 г.), русский. Родился в семье военнослужащего, в связи с чем семья часто меняла место жительства. Переболел паратитом, корью, ОРВИ Окончил 10 классов с посредственной успеваемостью. С 10-летнего возраста отмечалось сверхценное увлечение творчеством. В Высоцкого, во внешности больного имеется даже что-то общее с актером. Мечтал «сыграть Высоцкого в жизни, во всем быть похожим на него».

По признанию матери, даже во сне разговаривал со своим кумиром. После школы работал учеником стропальщика. По характеру всегда был тихим, крайне ранимым, застенчивым, не умел знакомиться с девушками.

В январе 1988 г., будучи учащимся 10-го класса, перестал спать, полностью был поглощен чтением фантастической литературы и музыкой. Все время размышлял о достижении внутренней гармонии Запретил себе смеяться, так как это было несовместимо с его представлениями об идеале. Заметил, если делает что-то неправильно, появляются покалывания в области руки и сердца 28 января, придя из школы, заявил матери, что им управляет космос и что его «затягивают черные дыры».

Говорил о воздействии на него гипнотизеров и артистов. Казалось, что идет война и мир нуждается в спасении, слышал взрывы. Перестал купаться, мотивируя тем, что от воды у него будет смертельный ожог. На следующий день начал стереотипно и в быстром темпе ходить вокруг стола, затем перешел на язык жестов.

Впервые лечился в психиатрическом стационаре с 28 01 по 29 04 88. При госпитализации речь монологом, с патологическим символизмом и комментариями всего, что попадает в поле зрения. Испытывает ложные узнавания в среде незнакомых больных. Делит всех на хороших («артистов») и «плохих». Врача считает «артистом», думающим и чувствующим точно так же, как он (больной).
В течение первых двух недель по ночам ощущает, что летает в космосе по «спирали жизни», которую ему удалось найти. Выяснилось следующее.

С начала января 1988 г. заметил, будто все девушки в классе стали очень красивыми, «все меня поняли и сбросили маски, стали смотреть благосклонно». Благодаря «силе своего ума и других способностей» связался с инопланетянами. Они его устрашали, «стреляли по нервам». Видел чертей и людей обоего пола, которые угрожали убийством. Ощущал удары по темени (самому уязвимому месту), боялся, что таким путем его могут убить, а «кишки завязать в узел».

Казалось, что у него растут рога, в которых находится «искра и гибель всей вселенной» и которые его враги, инопланетяне, хотели срезать специальными лезвиями. Во сне почувствовал, что на звездолете вышел по спирали за пределы вселенной и оказался у критической черты, выше которой «мог попасть рогами на лезвия», что привело бы к гибели мира. На помошь пришли артисты, звавшие к себе и управлявшие им.

Попал в их особый мир, в котором мысленная связь поддерживается силами космического притяжения к Солнцу Артисты помогали ему в возвращении на Землю — единственное, по его мнению, место в космосе, где осталось что-то святое. По телевизору, через который осуществлялся контакт, показывали хронику его жизни. Артисты сказали, что он — «символ желтого дракона, его частичка». Они передали ему талант, благодаря которому он умеет перевоплощаться, телепатически воздействовать взглядом на людей, менять их к лучшему и лечить.

Е. все время находится с ними «на связи», которая схематически выглядит как волнистая линия — «спираль жизни». У него в голове есть особый «центр — песня», в этом месте постоянно чувствуется боль. Когда кто-то рядом с ним вызывает своим поведением хаос, он одним лишь взглядом устанавливает порядок. Ему не все позволено рассказывать, поэтому часто в беседе с врачом и другими людьми прерывает себя выкриком «Стоп». Предсказывает конец света в 2000 году. По окончании лечения выписан в состоянии ремиссии.

После выписки работал художником-оформителем, продолжал писать стихи в стиле В. Высоцкого. Вскоре влюбился в девушку, которой был отвергнут. Незадолго до повторной госпитализации оказался на свадьбе друга, где пил в большом количестве спиртное, сидя в уединении и молча глядя на девушку. Очень страдал, все последующие ночи не спал, продолжал алкоголизироваться.

Звонил девушке с просьбой принять от него подарок — ее портрет, написанный им собственноручно, при этом зачем-то переводил стрелки циферблата на 12 часов вперед (с утра на вечер), но снова получил отказ. В последующие сутки стал чрезвычайно возбужденным, многоречиво описывал в присутствии матери подробности полового акта, нецензурно бранился.

dommedika.com

В качестве примера относительно стабильного течения приведем следующие наблюдения.
Больная С, 1940 г. рождения. По характеру малообщительная, спокойная, уступчивая. Окончила школу и финансовый техникум, работала бухгалтером. С января 1961 г. жаловалась на головную боль, общую слабость, писала матери во Львов, что ей стало трудно работать, плохо спала. В начале апреля у больной в течение 6 дней было гриппозное состояние с повышением температуры до 37,7 °С. Примерно с 10—11 апреля этого же года у больной изменилось поведение, она испытывала страх, слышала голоса, пряталась в комнате, отказывалась от еды. Госпитализирована в психиатрическую больницу 13.04.1961. В отделении была ориентирована, указывала, что голоса ругают ее, называют «проституткой», говорят «неприличные вещи». Заявляла, что люди на улице и соседи в доме перешептываются о ней, сторонятся ее. Слышала брань в свой адрес.

Была тревожна, плакала. Утверждала, что ее должны убить. Назначено лечение аминазином (3,5 г) и через неделю состояние улучшилось, исчезли бред и галлюцинации, к которым обнаружила полностью рассудительное отношение.

Выписана 22.04.1961 с диагнозом «экзогенный психоз». Вернувшись домой, занималась хозяйственными делами, к работе вначале не приступала, так как «хотела отдохнуть», а затем вернулась на работу. Ухудшение возникло без ясных внешних причин с конца июля 1961 г.: вновь появилась тревога и страх, слышала голоса, бранившие ее, говорившие: «что наделала!» Перестала есть, не спала, убегала из дому. Повторно госпитализирована в психиатрическую больницу 28.07.1961. В отделении насторожена, полна недоверия к персоналу. Убеждена, что «все сговорились». Ориентировка формально (как и в дебюте) сохранена. Отказывалась есть, боясь отравления. Галлюцинировала, о своих болезненных явлениях говорила неохотно. Лечили аминазином (3,1 г) и инсулином (гипогликемические дозы), снотворными средствами (амитал-натрий 0,2 г на ночь). С конца августа появились признаки улучшения состояния: исчезли бредово-галлюцинаторные явления, была внешне упорядочена, но все же о своей болезни говорила неохотно и достаточно рассудительного отношения к ней не было.

Выписана 31.08.1961 с диагнозом «шизофрения». Дома была спокойна, поступила на работу, но работала со значительно меньшим успехом, исчезла прежняя расторопность, безразлично относилась к невыполненной работе. Почти перестала посещать друзей, интересоваться одеждой. Стала, по словам друзей, какой-то молчаливой, угловатой, несобранной. Ухудшение возникло с середины января 1962 г. без ясных внешних поводов: появилось злобно-недоверчивое отношение к окружающим, перестала выходить на работу, заперлась в комнате. Избила приехавшую к ней мать. Кричала, что ее хотят уничтожить. Слышала голоса, грозившие ее убить, заявляла, что за ней следят. Вновь была госпитализирована в психиатрическую больницу 22.01.1962. Была беспокойна, злобна, недоступна контакту, галлюцинировала. Цинично бранилась. Соматоневрологической патологии, как и прежде, не обнаруживала. С начала февраля начала застывать в вычурных позах, стереотипно выкрикивала какое-нибудь слово, к чему-то прислушивалась, неадекватно улыбалась, все дни лежала в постели, не отвечая на вопросы, отказывалась от еды. Лечили аминазином, но после принятия 5 г улучшение не наступило. Было проведено 7 ЭКТ-припадков и продолжена аминазинотерапия (всего получила 12,3 г).

С начала марта начала становится вес более подвижной, активной, внешне упорядоченной, уменьшились, а затем и исчезли бред и галлюцинации и 17.03.1962 больная выписана с частично рассудительным отношением к перенесенному заболеванию.

Дома занималась домашним хозяйством. К работе, по совету матери, не приступала. Внешне вела себя упорядочение, по была малообщительна, манерна, малоинициативна. В июне приступила к работе, но испытывала слабость, утомляемость и спустя 3 иед оставила работу. Вновь помогала матери по хозяйству. С сентября 1963 г. по декабрь 1968 г. возникло 7 рецидивов болезни. Для рецидивов характерны бредово-галлюцинаторные расстройства (заявляла, что ее хотят отравить, готовят ее убийство, следят за ней сотрудники, надевшие одежду больных). Слышала голоса, а также звучание своих мыслей в голове. Голоса цинично бранили ее. Была злобно-агрессивной, отказывалась от еды и лекарств. В трех рецидивах на фоне параноидно-галлюцинаторных расстройств проявились кататонические включения (субступорозные состояния), при исчезновении которых отмечалось манерно-дурашливое поведение. Получала инсулинокоматозное (от 14 до 21 комы) и электросудорожное лечение (4—7 припадков), нейролептические средства (аминазин, стелазин, трифтазин, галоперидол, лиоген) отдельно и в комбинациях. В ремиссиях в качестве поддерживающего лечения аминазин, стелазин, галоперидол, элениум. В состояниях ремиссий обнаруживались нарастающие явления манерности, резонерства, эмоциональной диссоциации и уплощения, малоинициативности, равнодушия к близким. С 1967 г. больная почти не работает, получила инвалидность (инвалид II группы).

Таким образом, у данной больной после 3-месячного астенического продромального периода и гриппозной инфекции обнаружилось психотическое параноидно-галлюцинаторное состояние, диагностированное как «экзогенный психоз». Однако сравнительно незначительная выраженность инфекционной патологии не соответствовала степени психотических расстройств, не отмечено свойственных гриппозным психозам явлений расстроенного сознания, не обнаруживалось неврологических нарушений. Все это дает достаточно оснований отклонить диагностику экзогенного (гриппозного) психоза. Последующее течение заболевания, рецидивы которого возникали уже без предшествовавших вредностей, обнаруживалось в появлении типичных для клиники шизофрении параноидно-галлюцинаторных расстройств с нестойкими, возникавшими лишь в ряде рецидивов, кататоническими симптомами и в нарастании специфических шизофренических апатико-диссоциативиых изменений личности с манерностью, резонерством, что подтвердило правильность диагностики шизофрении, установленной в первом рецидиве болезни.

medicalplanet.su

Жить с болезнью: Шизофрения — Непрерывная форма

Непрерывная форма течения: негативные и продуктивные симптомы нарастают при данной форме параллельно и пропорционально друг другу, поэтому по интенсивности позитивных симптомов мы можем судить о негативных и, соответственно, о прогнозе для данного пациента.

Малопрогредиентный вариант или вялотекущая шизофрения часто вовсе не имеет выраженных позитивных симптомов. Негативные же проявляются в основном в эмоциональной сфере и в общении. такие люди обычно отличаются в жизни «чудаковатостью», замкнутостью, экзотичностью во вкусах. Нередко они конфликты на работе и в семье, в связи со свойственными им максимализмом и нонконформизмом. В общении они либо чрезмерно скромны и пассивны, либо наоборот – крайне экзальтированны и напористы. С возрастом эти черты могут прогрессировать, осложняя жизнь, но в большинстве случаев, адаптация сохраняется на достаточно высоком уровне. Если же такой человек выберет для себя сферу деятельности, в которой будет достаточно независим, например творчество или теоретическая наука, то нестандартность взглядов позволит ему даже добиться значительных успехов. История знает достаточно много примеров таких известных «чудаков» — Суворов, Термин, Тесла, Кафка, По, Хармс, Пикассо и многие другие.

При среднепрогредиентном – самом частом варианте — болезнь начинает развиваться обычно с формирования легких эмоциональных расстройств, и расстройств мышления. Развитию бреда обычно предшествует формирование сверхценных идей – идей, в отличии от бреда логичных, но слишком сильно овладевающих умом больного. Происходит патологическое заострение человеком внимания на какой-то одной, не всегда существенной, проблеме в его жизни. Вокруг проблемы человек начинает выстраивать разнообразные сюжетные линии, строит нелогичные суждения. Затем, суждения эти начинают терять логические связи, становятся все более фантастичны и занимают все большее место в жизни больного, не оставляя сил и времени для другой деятельности. Начинает развиваться бред.

По своему сюжету и содержанию (фабуле) бред чаще бывает персекуторным, т.е. бредом преследования. Человеку может начать казаться, что кто-то из окружающих (это может быть, как конкретное лицо, так и группа лиц, какая-нибудь организация и т.д.) пытается следить за пациентом, преследует его, чтобы навредить. Бред преследования и «особого отношения» нередко лишает пациентов многих социальных связей, которые они рвут, чтобы не подвергаться дополнительной «опасности». Часто пациенты «вплетают» в бредовой сюжет ближайших своих знакомых и родственников, что может привести к затяжному конфликту и даже агрессивным действиям. Обычно больным кажется, что окружающие всячески выказывают ему свое недоброжелательное отношение, обсуждают, втайне высмеивают, подсиживают на работе.

Так же бред может быть депрессивным, когда человек полагает, что он – несет на себе какую-то непомерную моральную вину или страдает тяжелым физическим недугом. Положение таких больных кажется им самим, сравнимым с положением библейского Иова.

«… погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек! … Ночь та — да будет она безлюдна; да не войдет в нее веселье! Да проклянут ее проклинающие день, способные разбудить левиафана! Да померкнут звезды рассвета ее: пусть ждет она света, и он не приходит, и да не увидит она ресниц денницы за то, что не затворила дверей чрева матери моей и не сокрыла горести от очей моих! Для чего не умер я, выходя из утробы, и не скончался, когда вышел из чрева? Зачем приняли меня колени? зачем было мне сосать сосцы? Теперь бы лежал я и почивал; спал бы, и мне было бы покойно…». [3]

В состоянии наличия у пациента депрессивного бреда следует быть крайне осторожным и внимательным, часто у таких пациентов развиваются мысли о суициде.

Вариантом депрессивного бреда является бред греховности, когда пациенты считают себя виновными за какие-то хульные действия, которых вовсе не совершали или за действия, которые только они сами считают греховными. Суицидальные тенденции в таком случае достаточно редки, но больные часто физически наказывают себя, а иногда и своих близких, воспринимая это, как способ покаяния. Наносимые им увечья могут быть очень серьезными и даже опасными для жизни.

При ипохондрическом бреде – бреде болезни и заражения пациенты часто бесконтрольно принимают медицинские препараты в больших дозах, или даже пытаются сами проводить «хирургические вмешательства», чтобы избавиться от болезни. Последнее более характерно для «бреда одержимости паразитами», кроме попыток «вскрыть себя и извлечь паразита», больные часто потребляют токсические вещества, чтобы этих мнимых паразитов убить. Последствия подобных действий легко себе представить. Ипохондрический бред на ранних стадиях его формирования бывает трудно выявить – такие пациенты беспрестанно ходят по врачам, пытаясь найти причину терзающих их неприятных переживаний и ощущений. Не получая помощи, они вовсе часто отказываются от официальной медицины и начинают либо лечиться сами, либо прибегают к помощи народных целителей, колдунов и т.д.

Родственен ипохондрическому бреду бред физического недостатка, когда пациенты считают, что наделены каким-либо внешним уродством, чаще – избыточной полнотой или некрасивыми чертами лица. Это сочетается у них с идеями дурного отношения, что толкает пациентов на пластические операции или опасные расстройства пищевого поведения, которые, однако никогда не приносят пациентам желаемого результата. Такой бред обычно очень трудно корригируется даже медикаментозно.

Экспансивный бред — то, что называется, обычно «бредом величия», — состояние при котором человек считает себя наделенным какими-то особыми, часто фантастическими, способностями или социальным (духовным статусом). Такие пациенты редко вредят себе и другим, но могут попасть в неприятную или опасную ситуацию. Часто они бросают основную свою деятельность ради занятий изобретательством невозможных устройств, реформированию общества или обнаруживают у себя дар к целительству.

Нередко больные считают, что несут особую религиозную или политическую миссию. Многие тоталитарные секты и политические движения основывались людьми с экспансивными бредовыми расстройствами. Однако, к жизненному успеху такая идея привести не может – планы и механизмы их осуществления у таких больных часто неадекватны, а на достижение нереальной цели тратятся все имеющиеся ресурсы, в итоге – крах. Экспансивные бредовые расстройства являются критерием неблагоприятного прогноза при шизофрении, остающиеся после них негативные расстройства мышления и эмоций обычно глубже, чем при депрессивных вариантах бреда.

Пациент В, 39 лет.

«Поступает в психиатрическую больницу повторно, в связи с агрессивными действиями в отношении жены, падчерицы, в которых кидается разными предметами, требует уединения. На приеме: сидит сложив руки на груди, ноги подобрав на стуле, смотрит прямо в глаза врачу, натянуто улыбается. Внешне: неопрятен, небрит. Лицо отекшее, на руках пятна от краски, чернил. Ногти длинные, нечищеные. На вопросы отвечать отказывается, говоря, что конфликта никакого нет и не было, просто нельзя ему мешать в момент «общения с единым энергетическим пространством». Больным себя не считает, с напором, подробно рассказывает, что уже несколько лет подключен к «мировому информационному пространству», существующему только для самых гениальных людей мира. Считает, что развил в себе способность к телепатии и теперь вместе с американскими врачами, работающими в ЦРУ, создает новую оздоровительную методику, позволяющую переключать энергетические «микропотоки» и излечивать кого угодно от любой болезни. Обещает телепатически пожаловаться на врача в силовые структуры, которые заинтересованы в его разработках, грозит проблемами. На расспросы о своей «научной работе» становится благожелателен, охотно берет бумагу и ручку, чертит схему энергетических уровней мира, и человека. Рассказывает, как лечит сам себя и всех вокруг, переключаясь между уровней. Терапию принимать отказывается. Требует принести ему в палату компьютер, чтобы он мог продолжать работу, оставить его в палате одного для удобства».

По мере прогрессирования заболевания, к бреду могут присоединиться галлюцинации и психические автоматизмы, что обычно приводит пациентов к мысли, что они потеряли контроль над собственными телом и душой, что их недоброжелатели, каким-то необычным способом вредят им на расстоянии, чтобы сжить со свету. Таким образом, формируется синдром Кандинского-Клерамбо. На этом этапе можно уже заметить значительные изменения в поведении. Часто больные пытаются найти способов защиты от преследования и влияния, закрывают окна и двери наглухо, перестают выходить из дома, нагромождают свое жилище «экранирующими» злое влияние устройствами (металлическими предметами, зеркалами и т.д.), неадекватно пользуются предметами религиозного культа (например, ложатся спать, только полностью обложив себя иконами и намочив волосы святой водой).

Нередко страдающие от шизофрении люди начинают избавляться от домашней утвари, считая, что это – передатчик для их недоброжелателей, «проклятый предмет», выкидывают мебель и бытовую технику.

Заболевание, длящееся в течение многих лет, может прейти в парафренную форму, при которой бред становится совершенно фантастическим и нелепым. Сюжет парафрении обычно включает в себя вмешательство высших сил, которые борются меж собой (например, Б-га, дьявола) Больной убежден, что его деятельность имеет последствия вселенского уровня. Варианты бредовых сюжетов могут здесь смешиваться – бред болезни, например, может сочетаться с бредом величия (больному кажется, что его наказали «болезнью», чтобы помешать осуществить какую-то разрушительную для мира миссию).

Личность больного на этом этапе уже значительно искажена, какие-то мотивации к деятельности может у больного вызвать только бредовое переживание, к реальному окружению, они, как правило, равнодушны, или дают неожиданные реакции воспринимая обыденные события через призму своих фантастических переживаний.

Итогом состояния служит распад бредовой фабулы, происходящий обычно уже в позднем возрасте. Продуктивные расстройства почти полностью нивелируются, оставляя только негативные в самом грубом их проявлении.

Такие пациенты требуют практически постоянного ухода за собой. Часто они захламляют свою квартиру мусором, который собирают без какой-либо цели, собирают вокруг себя бездомных животных, пренебрегают гигиеной. Недоверчивы к родственникам, когда-то бывшим героям их распавшейся бредовой системы, они могут быть бесконечно доверчивы посторонним людям, не распознавать реальные намерения злоумышленников в отношении себя. Вопреки расхожему мнению, пациенты с выраженными негативными расстройствами, редко бывают агрессивны или опасны для окружающих, но их действия косвенно могут навредить им самим.

Грубопрогредиентная форма (юношеская, ядерная, простая) начинается обычно в молодом возрасте, другое её название «юношеская». Продуктивные симптомы при ней исчерпываются отдельными катотоническими или галлюцинаторными включениями, тогда как негативные развиваются крайне стремительно. За короткий промежуток времени люди теряют большинство высших психических функций, погружаясь в состояние близкое к вегетативному. Обычно такие пациенты полностью бездеятельны и молчаливы, витальные функции они могут удовлетворить только после напоминания, хотя и делаю это правильно (память и интеллект при шизофрении вообще не страдают, страдает только способность к их целенаправленному применению). Обратить это крайне сложно, а восстановить психику в полном объеме на сегодняшний момент не представляется возможным.

Август Натерер (August Natterer), 1919

Из особых форм шизофрении хотелось бы отметить т.н. «смертельную катотонию» — опасное состояние, которое может непосредственно, а не через самодеструктивные действия, привести к смерти пациента. Начинается данное состояние обычно, как очередной шуб при приступообразно-прогредиентной форме, в подавляющем большинстве случаев в молодом возрасте, до 25 лет. Быстро нарастают симптомы кататонии, обычно в виде ступора. Затем происходит повышение температуры до 39-40 градусов. В итоге велика вероятность развития отека мозга и смертельного исхода. Долгое время смертность от этого состояния была почти абсолютной. Классические нейролептики на таких пациентов почти не действовали, а некоторые только ухудшали состояние. Однако, во второй половине ХХ века был предложен такой метод лечения, как электросудорожная терапия. Применение ЭСТ позволяет достаточно успешно прервать психоз.

[3] Цитата по «Библия с комментариями, книги ветхого и нового завета», Русский синодальный перевод, 2010 г. изд. Российское библейское общество.

www.mindlabyrinth.ru

Примеры проявления симптомов шизофрении. Персеверации

Один больной пишет врачу, надзирателям и окружающим его больным о том, что к нему все относились хорошо, но он болен уже 8 лет этой болезнью и ему думается, что его хотят убить. Эта ни на чем не основанная мысль причиняет больному большое страдание, и он ищет случая покончить жизнь самоубийством. Другая больная с бредом преследования; она так пишет в своей длинной записке: «Со мной поступили ужасно, это было на станции Борки Рязанской ж.д., где я проживала с мужем два года. Нас истязали; сначала истязали мужа, который служил надсмотрщиком телеграфа. Заметила я то, что над нами издеваются в Великом посте, на последней неделе в 1914 г., в марте месяце. С мужем что-то делали, он уходил из дому на станцию, прибегал снова домой, останавливался, о чем-то думал, что-то хотел сообразить, но не мог, брался за какую-нибудь работу, которая ему была не нужна, забывая о службе. Я замечала, что на него идет стороннее влияние. Влияли, вероятно, по аппарату или сгущенным воздухом или электричеством на темя головы или же на все тело, частично останавливая деятельность мозга, устраивая ломоту костей, обжигая руки и ноги и устраивая колотье в груди и спине», и т. д. Длинная жалоба заполнена теми воздействиями, которые больной казались действительными.

Больной фельдшер пишет: «Покорнейше прошу Вас, доктор, избавить меня от нечеловеческого образа действия лечение, отравлении газами или же отравление опием эти масляные бумаги благодаря моему исхуданию не дают мне достаточного количества питания; (больному ставили компрессы, употребляя вместо клеенки масляную бумагу). Кроме того сонному сверху или снизу бросают такие «кувильки», которые вызывают горение, сегодня ночью получил даже ожог верхней губы; всеми действиями глумление настолько уничтожают мое здоровье, что трудно Доктор описать, говорят снизу и верху, что такой доктор умер какой отвечал на просьбы и заявления это такая, Доктор, вопиющая несправедливость, о какой и говорить нечего,» и т. д. в том же направлении.

Больная с бредом преследования начинает свою тетрадь следующими словами: «Я требую арестовать (следует фамилия одного из профессоров) что сестра понимала, что происходит (он обязан ей объяснить, что он понимает). Он все знал и ей не сказал. Пользуется тем, что я не могу выразиться. Выразить записать на бумагу, продолжает мошенничать. Такой-то должен застрелиться преступник-убийца 200 человек. Когда он застрелится, тогда я сама собой умру. Я абсолютно говорить не могу (повторено несколько раз)». Больная вплела в бред одного из профессоров и считала, что он является виновником ее болезни.

Этой болезни свойственны и идеи величия. Больной, крестьянин по происхождению, вообразил, что он бог-отец, и раздавал благословения, часто в письменной форме. Иногда писал в виде рапорта, например 1) : «рапорт Мороза Ангел я Исус Христос которы состою Мать Щедрот называюсь Андреем фамилия Мороз. Но объясню я вам что я бог больше других богов нет Во всем свете и я объявляю вам другой год. Доношу вам господа начальство и люди, что меня, Бога Отца Христа Андрея висма Обидели в этом Году сполили деревню и жену Детей выгнали по полю и по деревням и полесу Хорошо как было им трудно то я и Бох, не хотел бы этого описать». Такие рапорты и благословения он писал в большом количестве. В писаниях этих больных не всегда легко разобраться, так как они иногда пишут оригинальным способом или же пишут так, что в смысл их проникнуть очень трудно.

Больной писал в перемежку по-латыни и по-французски:
«Вода Aquae destillat.
(eau) ou O + H2 = 18.
Дождевая еаи — очень чистая = а
если набр. с крыш = то надо фильтровать, через бумажную фильтру, или гигроскопическую вату).
Еще можно приготовить Aque destillat другим путем.
Охлаждения пора, то же не мешает профильтровать = соль. Natrium chloratum (on sel de cussin) CI = 35 + NaOH = 40 делается посредст. химии».
Далее идет бессвязность.

Это писал больной, фармацевтический ученик. Иногда больные произносят одни и те же слова, что известно под именем персеверации, так, например: один больной с утра до вечера, в течение нескольких месяцев, говорил одну и ту же фразу: «Борух Спиноза жив остался, остался жив Борух Спиноза». Один из больных озаглавил свое произведение: «Обсурды», сводящиеся к следующему: «над логикой логика, логика над логикой, под логикой логика, логика под логикой, над логикой логика, под логикой логика, под логикой логика, под логикой логика и т. д. до математичного предела (соединения) соблюдая однако логическую последовательность, иначе может захватить анархия духа. Кто разгадает это тот постигнет тайну философского камня».

Такие заявления подают часто и люди с высшим образованием. Вот, например, врач пишет так: «Поступленье в лечебницу 15-го мая 1915 г. произошло по недоразумению и болезненному состоянию и недоумению лиц, допустивших наглый произвол в отношении меня (свод уложений о наказаньях по Таганцеву, с предусмотрением статей расписания болезней). Врач 10-го медицинского района и его лечебниц Оренбургских, Казацких войск, Оренбургской губернии, действительный статский советник. Следует справка, примечание. Роспись в чинах не по выслуге лет, а по занимаемым должностям».

Еще больной писал: «Вася Сергеев Шустров танцор Филон спитербург Питер Панфил Осипов Филон 1895 г. Гармонь на гармони 5 гармонь гармония петух грамотух медведь на гармонь Васина». Данные писания характеризуют особенность речи, присущую данному заболеванию. Иногда, только на основании этого симптома, можно поставить точный диагноз, потому что речь данных больных нередко построена грамматически правильно, но не имеет никакого смысла. Врач, о котором шла речь выше, однажды заявил мне: „При рождении в миллион человек в день не успеешь сделать одному ванну». Предложение грамматически правильно построенное, но оно не имеет смысла. Речь этих больных часто характеризуется замещениями, когда одно понятие заменяется другим, а также и сгущениями, когда несколько слов соединяются в одно. При этой болезни очень страдает осмысление, которое характеризуется тем, что больной, при предложенье ему, например, описать картину, перечисляет подробности, не связывая их между собой. Также страдают и комбинаторные способности. Если больным предлагаются задачи на выявление данных способностей, то больные часто удовлетворяются неправильным результатом. У них быстро наступает утомляемость; память, обычно, сохраняется, внимание активное, иногда понижено, пассивное же иногда обострено; ориентировка в окружающей действительности чаще сохранена, но в период иллюзий и галлюцинаций нарушается. Больные часто делают нелепые выводы, не смущающие их, что доказывает нарушение критики. Идеи довольно бедны, и те продукции, которые имеются у нас в распоряжении, свидетельствуют об отсутствии глубины творческого процесса. Студент, памятная книжка которого имеется в нашем распоряжении, записал в ней некоторые мысли; так, например, под заглавием «Закон Природы», он пишет: «чтобы прилить кровь в голову, надо втянуть в себя носом воздух и остановить дыхание, надувшись животом, при закрытом рте и надуваньи щек; в то же время, сделав подбородок, надувать живот при закрытом рте. Это и есть секрет здоровья, Система Александра Ивановича начальника 10-го участка служебного пути. Этот секрет сообщен мне 28-го февраля. Сообщен мною моей квартирной хозяйке такой-то. Система Карла Карловича. Система свободных движений всех частей тела, рук, ног и туловища, без малейшей напряженности ходить совершенно прямо. Голову носить прямо, и ни взад и не вперед; головою мотать тихо, как лошадь; по сторонам очень осторожно поворачивать. Система Феофилова: держать голову прямо, а вправо и влево голову поворачивать только на малейший угол, а глазами, если надо, то косить по сторонам. Моя система: так как от встречи скрещиваются взгляды людей, теряется электрическая энергия глаз, то, ввиду этого, когда ты идешь по улице, или разговариваешь лицом к лицу, или идешь тротуаром города и встречаешь на пути разношерстную толпу, то надо взгляд глаз направлять в уровень рта людей, то есть найти известную линию взгляда. Почему животные не обладают умом? Потому что весь магнитизм у них уходит на силу мышц. Почему они ходят в горизонтальном положении. Когда голова опускается на грудь то слезы увеличиваются и рот закрывается; когда голова поднимается, то слезы уменьшаются и голос увеличивается; а следовательно система Симеона Лаврентьиевича верна; он заика и когда начинает говорить, то, заикаясь, голову опускает вниз, а говорит, то поднимает голову».

Другой больной написал curriculum vitae, в котором проявляется большая замкнутость; он хочет рассказать о своей болезни, но говорит в столь туманных выражениях, что составить понятие о его внутренних переживаниях является делом весьма трудным.

Больной молодой человек, пишет стихи следующего содержания: «гром победы раздавайся. Приуныл ты, храбрый Росс, но германец не сдается, в тылу врага идет смятенье, мы не рады тому, что сами в недоуменье. Вы люди совесть потеряли и теперь хотите мстить, сохраните вы скрижали» и т. д. Бедность мысли выражается также стереотипными произведениями: больные иногда в течение долгого времени или рисуют или пишут все одно и то же ежедневно.

medbasis.ru