Шизофрения симптомы википедия

Невроз звукового вектора. Шизофрения

Шизофрения – состояние невроза в звуковом векторе, тяжелейшее психическое нарушение. Шизофрения может развиться исключительно у людей со звуковым вектором. Наиболее частые симптомы шизофрении: слуховые галлюцинации (шизофреники часто слышат голоса), параноидный или фантастический бред, дезорганизованность речи и мышления (бессвязная, трудная для понимания речь, частые задержки мышления, при которых у человека мысль внезапно обрывается и исчезает), неспособность сосредоточиться, со временем развивается значительная социальная дисфункция.

Звуковой вектор и шизофрения

Человек со звуковым вектором сосредоточен на своих внутренних состояниях. Мировосприятие любого человека, кроме звуковика, четко разделено на его собственный внутренний мир (мир внутри) и мир окружающий (мир снаружи). Для всех, кроме звуковиков, — это два совершенно разных мира, где мир внутри – это удел человеческого «Я», а мир снаружи — это огромное жизненное пространство, внутри которого человек пытается занять достойное место. В ощущениях звукового человека оба этих мира находятся у него внутри, как бы являются частью его «Я», его сознания и бессознательного. Звуковое желание не нацелено на то чтобы занять в мире достойное место, оно «выше» этого. Звуковика привлекает загадка, сложность окружающего мира, он естественным образом сосредотачивает свой ум, желая осознать, понять эту сложность. По сути, сами категории деления мировосприятия на мир внутри и мир снаружи исходят из природы звукового вектора, его желания понять, почему мир предстает перед человеком именно в том виде, в котором он его ощущает, возможно ли расширить пределы этого восприятия, и в чем это может проявляться. Его видовая роль – это раскрытие связи с первопричиной существования, т.е. по сути, осознание метафизического. Звуковик сосредоточен на собственных внутренних состояниях, на бессознательном.

В человеческой природе заложено стремление к развитию. Все векторальные свойства имеют свой диапазон развития. Однако, нередко случается так, что родители вместо обеспечения необходимого чувства защищенности и безопасности, здоровой среды, в которой ребенок может нормально психически развиться, сильнейшим образом травмируют ребенка. В качестве примера можно взять истеричную, с большими страхами в зрении и неразвитым, скандальным кожным вектором кожно-зрительную мать замужем за анально-звуковым мужчиной. Такой человек постоянно будет провоцировать скандалы со своим мужем, устраивать истерики, срывать свою злость и недовольство жизнью на маленьком сыне звуковике(например, анальном звуковике). Это может сильнейшим образом психически травмировать его именно в звуке. Например, частые тирады о том, что сын – придурок, идиот, такой же ни на что негодный человек, как и его отец, и что лучше бы она его и вовсе не рожала, может колоссально травмировать ребенка. Если ребенок будет, например, подвергаться еще и дополнительному давлению в школе от сверстников, то внешний мир может стать для него слишком болезненным.

Для здорового звуковика развитие его «Я», его звукового ума основывается на понимании и осознании мироустройства на разных уровнях, от неживой природы до способности заглянуть глубоко в человеческие души. Ведь развитый звуковик — знаток человеческих душ. Это его видовая роль. Пласт коллективного бессознательного, прикоснуться к которому желает звуковой вектор, скрыт в пределах мира снаружи, в психическом других людей, в законах взаимодействия между людьми, во взаимосвязях между восемью мерами человеческого психического.

Если для звуковика с раннего детства взаимодействие с миром снаружи настолько болезненно, что он не только не способен научиться адекватно контактировать с людьми, а вовсе не готов ни с кем идти на контакт, то закончиться это может расстройством личности аутистического спектра или, в худшем случае, неврозом, шизофренией. У здорового звуковика мироощущение равноценно сбалансировано между миром внутри и миром снаружи, несмотря на то, что оба этих мира заключены для него как бы внутри. Восприятие обоих миров цельно. Внутри этого мировосприятия происходит развитие звукового «Я», которое во многом зависит именно от полноценного взаимодействия с «миром снаружи», его осмысления и наблюдения за ним, понимания своего места в нем относительно других людей. Если человек отказывается от своего желания, от стремления к наслаждению, т.е. звуковой вектор уходит в невроз, целостность мировосприятия рушится, происходит расщепление между миром внутри и миром снаружи, расщепление их целостности.

Основным жизненным лейтмотивом невротика становится облегчение страдания, источником которого является внешний мир. Это является одной из причин появления навязчивых и неконтролируемых внутренних голосов. Здоровый звуковик может сознательно разговаривать сам с собой, иногда даже голосом, если он один и его никто не видит. Этот разговор — диалог, обсуждение важных (невсегда) вещей с «человеком понимающим». Звуковик сам с собой обсуждает свои звуковые нехватки (и не только звуковые), успокаивая себя таким образом в звуке, несколько балансируя свое внутреннее состояние. Звуковику крайне важно слышать. Звуки, слова, речь, музыка, а самое главное, глубина смыслов, заключенных в них, — это то, что стимулирует звуковое желание, звуковой ум. Смыслы доходят до сознания через ухо, через звуки.

При шизофрении происходит потеря способности отличать звуки, рождающиеся внутри (внутренний голос, внутренний диалог), от звуков, приходящих извне. Происходит потеря контроля, осознанности того, как возникает внутренний диалог, внутренний голос. Неконтролируемые внутренние голоса — это голоса той же звуковой природы, что и в диалоге с самим собой, но они появляются спонтанно, приобретают самостоятельность. Голоса — это знак прогрессирующей болезни. Голоса говорят сами по себе, и поначалу звуковику интересно их слушать. Это может быть какой-то незнакомый голос, комментирующий или делающий замечания. Это могут быть и несколько голосов, обсуждающих что-то между собой. Обычно человек отдает себе отчет в том, что голоса говорят у него в голове, ему интересно пообщаться с ними, обычно они отвечают, когда он спрашивает их, например, кто они, откуда и т.п. Голоса со временем становятся все более частыми, настойчивыми, неконтролируемыми и все больше отвоевывают часть сознательной реальности звуковика. В какой-то момент он может потерять способность отличать нереальность внутренних голосов, они начинают занимать настолько много внутреннего пространства и внимания, что становятся более реальными нежели сама реальность окружающего мира. К тому же нередко голоса слышатся именно снаружи, размывая четкую границу внутреннего и внешнего.

Шизофреник всегда обладатель как минимум двух векторов, один из которых – нижний. Нижние вектора – это проявление жизненной силы человека, его сексуальности, образа мышления и способа адаптации окружающего мира. Поэтому нижние вектора в купе с неврозом в звуковом векторе дают разные клинические картины шизофрении.

Например, обычная форма шизофрении, ранее именовавшаяся вялотекущей – это сочетание звукового вектора с мышечным.

Параноидальная форма шизофрении наблюдается в сочетании звукового вектора с кожным.

Кататоническая форма шизофрении наблюдается в сочетании звукового вектора с анальным.

При шизофрении характерны периоды обострения болезни – психозы. Психотические проявления (бреда, слуховых галлюцинаций) настолько сильны, что это сразу замечают окружающие. Поэтому обычно самый первый психотический эпизод заканчивается посещением психиатрической больницы и первичным диагностированием шизофрении. Например, человек может слышать демонов, которые не просто говорят с ним и указывают ему, но еще и берут контроль над его поведением, например, начинают вслух говорить его ртом.

У некоторых людей психозы могут длиться неделями или даже месяцами с последующей полной ремиссией симптомов вплоть до следующего рецидива болезни. У других полной ремиссии не происходит, но наблюдаются продолжительные подъемы и спады интенсивности симптомов. У части шизофреников изменения в симптоматике относительно невелики на протяжении всего хода болезни.

svp-wiki.ru

Шубообразная шизофрения

Среди других форм шизофрении значительное место занимает шубообразная шизофрения, так же она имеет название приступообразно-прогредиентная. Для данной формы характерно возникновение острых либо подострых приступов, отчетливо разделяющихся межприступными промежутками. Некоторые обострения могут проходить бесследно, после других остаются определенные личностные изменения. При разновидности приступов, называющихся шубами (с немецкого переводится, как «сдвиг»), отмечается, что после таких приступов в психике больного происходят безвозвратные изменения, оставляя психические дефекты различной степени выраженности. Шубообразная шизофрения имеет три варианта. Это приступообразно-прогредиентный тип, близкий к параноидной шизофрении, а также злокачественный и шизоаффективный типы.

При злокачественной шубообразной шизофрении возникновение первого приступа приходится на подростковый возраст. Для этой формы характерно наличие длительных приступов, порой они длятся год, и даже более. В то время как межприступные промежутки, имеется тенденция к сокращению. Нередко, со временем заболевание становится полностью непрерывным. При шубообразной злокачественной шизофрении психотическая симптоматика довольно изменчива, и очень разнообразна. Могут проявляться как кататонические расстройства, так и сенестопатии. С наступлением ремиссий обнаруживается дефект психики, который всегда ярко выражен.

При параноидной шубообразной шизофрении клинические проявления возникают не сразу, им могут предшествовать различные личностные сдвиги. У человека сужается круг интересов, становятся более плоскими эмоциональные реакции, к тому же постоянно растет подозрительность, возникают паранойяльные идеи, и прочее. При данной форме шубообразной шизофрении течение болезни развивается в двух вариантах. Это может быть непрерывное течение, когда межприступный период отмечен возникновением бреда, паранояльных расстройств, они являются фоном для развития острых психотических приступов. Если же возникают отдельные приступы, то их проявление выражено наличием галлюцинаторных и бредовых расстройств. В межприступном периоде психотическая симптоматика отсутствует.

Особенности шубообразной шизофрении

Приступы параноидной шубообразной шизофрении могут иметь различную продолжительность, как несколько недель, так и несколько лет. Их количество начинается от трех, и более. Особенности клинической картины приступа обусловлены формой заболевания. В данном случае, она может быть бредовая, а так же бредово-галлюцинаторная. Часто возникает интерпретативный бред, парафрения, острый галлюциноз, синдром Кандинского-Клерамбо. Во время межприступного промежутка остаточная психотическая симптоматика сохранена, и у больного возникают бредовые идеи, фрагментарные галлюцинации. Личностные расстройства выражены по-разному, иногда они незначительны, но бывает, что возникает выраженный аутизм.

Как показали исследования, у определенной части пациентов с диагнозом шубообразная шизофрения в промежутках между приступами хронические и продуктивные расстройства продолжают медленно прогрессировать. При этом, глубина формирующегося психического дефекта и степень прогредиентности значительно варьируют. Немало случаев, когда шубообразная шизофрения приближается к злокачественному течению, то есть, болезнь приходи к конечному состоянию, выраженному в шизофреническом слабоумии. Также имеются примеры, когда прогредиентные тенденции выражены слабо, и заболевание близко к вялотекущей шизофрении. В этом случае у пациента возникает неглубокий личностный дефект. Но в большинстве случаев шубообразная шизофрения находится в промежуточном положении между этими крайностями.

Если говорить об особенностях шизоаффективной шубообразной шизофрении, то перед возникновением первого приступа наблюдаются колебания настроения, происходящие по типу циклотимии. Спустя определенное время, изменения настроения становятся заметнее, у больного развивается депрессивное состояние, иногда мания, наблюдаются психотические симптомы. Во время межприступного периода для этой формы шизофрении свойственны навязчивости, сенестопатические, ипохондрические, истерические расстройства. Также шизоаффективная шизофрения отличается меньшими изменениями личности, если сравнивать с другими формами. Иногда психический дефект более заметен, если во время приступа преобладающими являются психотические симптомы.

Причины шубообразной шизофрении

Патогенез шубообразной шизофрении пока изучен не достаточно. Значительным фактором являются конституционально-генетические признаки, возраст пациентов, пол. Как правило, более тяжелыми формами заболевания страдают мужчины, у женщин наблюдаются менее прогредиентные формы. Если шубообразная шизофрения началась в подростковом возрасте, то она имеет более злокачественное течение. Нередко возникает необходимость дифференцировать шубообразную шизофрению от различных симптоматических психозов, реактивных состояний, психопатий, неврозов. Диагностика упрощается, если имеются изменения личности, которые имеют постепенное или ступенеобразное нарастание.

При этом, у пациента обнаруживается нарушение мышления, проявляются бредовые идеи с метафизическим или абстрактным содержанием. В том числе, присутствует кататоногебефренная симптоматика, психический автоматизм. Лечение заболевания обусловлено клинической картиной, этапами болезни, клинической картиной. Если психотическое состояние имеет выраженность, и является причиной нарушения адаптации больного, то требуется госпитализация. При стационарном лечении применяются психотропные средства, шоковые методы лечения. Если процесс развивается медленно, то во время ремиссии применяется медикаментозное лечение, которое сочетается с трудотерапией и психотерапией.

www.psyportal.net

Шизофрения симптомы википедия

Существует множество форм шизофрении. Одна из них проявляется в виде навязчивых социальных идей, носящих долговременный характер. При такой форме шизофрении парализуется механизм критического мышления в отношении этих идей . Человек игнорирует несоответствие своих выводов и поступков реальной действительности.

Русский физиолог Павлов сделал выдающееся открытие. Наш язык имеет свойство отрываться от реальной жизни и жить своей собственной, негативно влияя на деятельность людей. При социальной шизофрении проявляется именно такое свойство языка больных.

Социальная шизофрения относится к инфекционным заболеваниям и может протекать в режиме эпидемий. Носителями инфекции при социальной шизофрении оказываются не бактерии или вирусы, а наш язык, наделенный определенными свойствами. Заболевание мозга носит тот же характер, что и при поражении вирусами программного обеспечения компьютеров. Аналогия с компьютерными вирусами не далека от истины, поскольку работа компьютерных программ — некоторые аналоги работы нашего мозга.

Пример социальной шизофрении. Известно много случаев, когда мошенники создавали религиозные секты для захвата имущества сектантов. Они с помощью специальных методов внушения вызывали паралич критического мышления по отношению к идеям сект.

Нельзя смешивать навязчивость социальных идей с обычными заблуждениями. Здоровый человек может воспринимать аргументы их несостоятельности. Он способен рано или поздно увидеть свои заблуждения. А больного невозможно переубедить в чем-либо. Он не может поставить под сомнение эти идеи, какие бы ни приводились для этого доводы .

Заболеть социальной шизофренией может каждый, если у него нет иммунитета к конкретной ее модификации, независимо от социального положения, уровня образования и национальности так же, как и любой может заболеть гриппом.

Если социальная шизофрения приобретает характер эпидемии, то она приводит к огромным жертвам.

Несколько примеров наиболее трагических эпидемий социальной шизофрении.

Навязчивая идея Гитлера и его соратников о превосходстве арийской расы и мировом господстве заразила значительную часть населения Германии без всякого различия в социальном положении граждан, что привело к десяткам миллионов погибших от «коричневой чумы». Такая зараза на расовой почве появилась сегодня даже там, где ее нельзя было ожидать, в странах сильно пострадавших от агрессии фашистской Германии. Навязчивая идея уничтожения эксплуататоров и их пособников заразила огромное число граждан в мире, и привела к массовым репрессиям в СССР, Китае, Албании. Наиболее катастрофичной оказалась эпидемия социальной шизофрении в Камбодже при правлении Пол Пота, унесшая жизни две трети населения страны. Международный терроризм с использованием шахидов в качестве оружия возмездия относится к такой же эпидемии. Практически все гражданские войны вызваны эпидемией социальной шизофрении. Эти примеры относятся к навязчивым политическим идеям, несостоятельность которых при желании нетрудно обнаружить.

Но навязчивые социальные идеи могут проявляться в самых разных областях деятельности. К модификациям социальной шизофрении относятся и слепая ненависть по отношению к каким-либо социальным группам, национальностям и религиям. К ним же относится и слепая вера в какие-либо философские идеи, экономические системы или формы собственности. Во всех этих случаях по каким-то причинам парализуется критическое мышление в отношении этих идей. Слепая вера и называется слепой, поскольку говорит о параличе механизма критического мышления.

Социальная шизофрения в разной форме поразила большинство граждан планеты. Почему? Потому что почти каждый из нас слепо верит в те или иные социальные идеи или мифы, и не желает подвергать их какому-либо сомнению. Но одно дело насморк или простое недомогание, и другое дело «коричневая чума». Если человек верит в какие-либо социальные идеи и воспринимает любые аргументы о несостоятельности их с раздражением, то это уже симптомы социальной шизофрении в отношении этих идей.

Когда провозглашают какие-либо идеи, но сами в них не верят, то такое поведение нельзя отнести к симптомам болезни. Также нельзя относить леность мышления к признакам социальной шизофрении. У людей на митингах и протестных демонстрациях отключается механизм критического мышления. Поэтому толпа – страшное оружие в руках тех, кто ею руководит. Но паралич мышления в толпе носит лишь кратковременный, а не долговременный характер, и не может относиться к проявлению шизофрении.

Какая самая большая трудность на пути диагностики, лечения и профилактики социальной шизофрении? Трудно признать, что она – всего лишь разновидность шизофрении, разновидность болезни. В свое время также трудно было признать, что наркомания или алкоголизм не распущенность людей, а настоящая болезнь.

На что нужно обратить внимание?

Навязчивые социальные идеи – проявление болезни, а больных нужно лечить. Наказывать больных бессмысленно, потому что те, кто заболевает, не может критически мыслить, в том числе и правильно воспринять наказание. По этой же причине убеждать и переубеждать в чем-либо больных социальной шизофренией совершенно бессмысленно. Нужны иные формы воздействия на них.

Однако необходимо лишать таких больных свободы общения, если они представляют опасность для общества и для самих себя, также как поступают при всех других опасных заболеваниях. В особо опасных случаях нужно применять и крайние меры, если общество имеет дело с такими людьми, как Гитлер или Пол Пот.

Несомненно, что термин «социальная шизофрения» могут использовать и с целью «навешивания ярлыков», как в свое время политических противников объявляли психически больными. Но это не мотив, чтобы игнорировать саму болезнь. В корыстных целях можно использовать все что угодно.

Если к социальной шизофрении не относиться, как и к любой иной болезни, если не относиться к ней как к одной из самых опасных для общества разновидностей шизофрении, то невозможно будет своевременно ставить диагнозы, выбирать эффективные методы лечения и применять профилактические меры. Общество же по-прежнему будет беззащитным от идей, которые могут приводить к социальным катастрофам . Необходима серьезная исследовательская работа в этом направлении, такая же серьезная, как это принято в отношении всех других опасных инфекционных болезней.

nichukanov.narod.ru

Подтипы шизофрении

Попытки выделить подгруппы в рамках шизофрении предпринимались неоднократно, причем результаты в связи с разнообразием ее симптомов и течения оказались также достаточно несхожими. В данном разделе будут рассмотрены только традиционные типы, а именно гебефренная, кататоническая, параноидная и простая шизофрения.

Больные, страдающие гебефренной шизофренией, часто кажутся дурашливыми и инфантильными в своем поведении. Ярко выражены аффективные симптомы и расстройство мышления. Нередко присутствует бред, причем малосистематизированный; часто встречаются и галлюцинации, также несложные.

При кататонической шизофрении наблюдаются характерные двигательные симптомы, (см.), и изменения активности, колеблющейся от возбуждения до ступора. Галлюцинации, бред и аффективные симптомы бывают, но обычно менее явно выражены.

При параноидной шизофрении в клинической картине преобладает систематизированный параноидный бред. Процессы мышления и настроение относительно не затронуты, и больной может казаться нормальным до тех пор, пока не раскрываются его патологические убеждения.

Простая шизофрения характеризуется постепенным развитием неадекватного поведения и социальной отгороженности, а также неуклонным снижением работоспособности. Ввиду отсутствия четких шизофренических (продуктивных. — Ред.) симптомов простую шизофрению трудно достоверно идентифицировать.

Обоснованность выделения рассмотренных «подтипов» — за исключением, возможно, параноидной шизофрении — сомнительна. Нередко у больного некоторое время наблюдаются симптомы одного из этих типов, а затем — другого. Существуют некоторые генетические данные, свидетельствующие в пользу выделения случаев с параноидной картиной (см.: Kendler, Davis 1981), но их недостаточно, чтобы рекомендовать такую практику к использованию в повседневной клинической работе. Кататонические симптомы в настоящее время встречаются намного реже, чем 50 лет назад, — вероятно, благодаря улучшениям в социальной среде, в которой осуществляется лечение. Возможны и другие объяснения; например, в более ранние серии наблюдений могли входить органические синдромы (см.: Mahendra 1981).

Четыре вышеописанных подтипа невозможно четко дифференцировать в клинической практике; при Международном предварительном исследовании шизофрении (World Health Organization 1973) не было получено данных, свидетельствующих в их поддержку.

Какое бы определение шизофрении ни было принято, время от времени будут встречаться случаи, в некоторых отношениях схожие с шизофренией и тем не менее не вполне удовлетворяющие диагностическим критериям. Шизофреноподобные расстройства можно разделить на четыре группы: бредовые, или параноидные, расстройства; кратковременные расстройства; расстройства, сопровождающиеся выраженными аффективными симптомами; расстройства, при которых наблюдаются не все симптомы, требуемые для постановки диагноза шизофрении. Последние три группы будут рассматриваться ниже, бредовые (параноидные) расстройства — в следующей главе.

(а) Кратковременные расстройства

В DSM-IIIR термин «кратковременный реактивный психоз» (см. табл. 9.4) применяется по отношению к синдрому, который продолжается не более месяца, явно спровоцирован стрессом и характеризуется выраженным эмоциональным смятением. Шизофреноформное расстройство (см. табл. 9.4) — это синдром, сходный с шизофренией (соответствующий критериям А и В; см. табл. 9.5), который длится менее шести месяцев и не отвечает критериям кратковременного реактивного психоза.

В МКБ-10 рубрика «острые и транзиторные психотические расстройства» включает шесть подтипов: острое полиморфное психотическое расстройство без симптомов шизофрении; острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении; острое шизофреноподобное психотическое расстройство; другие острые преимущественно бредовые психотические расстройства; другие острые и транзиторные психотические расстройства; острые и транзиторные психотические расстройства, неуточненные.

Основными критериями при диагностике такого расстройства являются:

а) острое начало (в течение двух недель) как определяющая черта всей группы;

б) наличие типичных синдромов;

в) наличие сочетающегося с этим состоянием острого стресса.

1) быстро меняющаяся и разнообразная картина, которая обозначается как полиморфная и которая признана основной при острых психотических состояниях разными авторами из разных стран;

2) наличие типичных шизофренических симптомов.

По пятому знаку может отмечаться связь с острым стрессом, которая считается традиционной.

(б) Расстройства с выраженными аффективными симптомами

У некоторых больных симптомы шизофренических и аффективных расстройств наблюдаются примерно в равном соотношении. Как уже упоминалось, такие случаи и в DSM-IIIR, и в МКБ-10 классифицируются под рубрикой шизоаффективных расстройств.

Термин «шизоаффективное расстройство» использовался в отношении нескольких различных состояний (Tsuang, Simpson 1984). Впервые он был применен Kasanin (1933) к небольшой группе молодых пациентов с тяжелыми психическими расстройствами, «для которых характерно совершенно внезапное начало, сопровождающееся выраженным эмоциональным смятением наряду с искажением восприятия внешнего мира. Психоз длится несколько недель, после чего следует выздоровление». Согласно требованиям DSM-IIIR это должно быть расстройство, во время которого в какой-то момент наблюдается либо большой депрессивный, либо маниакальный синдром наряду с симптомами из группы А критериев шизофрении (см. табл. 9.5), причем симптоматика не соответствует критериям шизофрении или органического психического расстройства. В МКБ-10 выдвигаются аналогичные условия и уточняется, что такой диагноз ставится только в случаях, когда в течение болезни выражены как шизофренические, так и аффективные симптомы, которые проявляются одновременно. Выделены два подтипа: маниакальный и депрессивный.

(в) Расстройства, при которых наблюдаются не все симптомы, требуемые для постановки диагноза шизофрении

Серьезную проблему представляют собой случаи с симптоматикой, подобной наблюдаемой при шизофрении, не удовлетворяющие при этом соответствующим строгим диагностическим критериям и длящиеся годами. Таких пациентов можно разделить на три группы. К первой относятся люди, которые с раннего возраста странно себя вели и демонстрировали характерные признаки, наблюдаемые при шизофрении, например идеи отношения, персекуторные убеждения, необычный стиль мышления. Если эти явления присутствуют достаточно долго, то случай можно классифицировать в разделе «расстройство личности», как дается в DSM-IIIR (шизотипическое расстройство личности, см.), или в одном разделе с шизофренией, как в МКБ-10 (шизотипическое расстройство). Из-за предполагаемой тесной связи с шизофренией эти расстройства называют также латентной шизофренией. Сообщалось, например, что они чаще встречаются в семьях, где есть больные шизофренией, по сравнению с семьями, в которых нет шизофреников, а это наводит на мысль о возможной генетической связи (см.). Вторая группа включает в себя тех, у кого симптомы появляются после периода более нормального развития. Постепенно развиваются социальная отгороженность, странное поведение, отсутствие инициативы и притупление эмоций. Эти негативные симптомы не сопровождаются ни одним из позитивных (продуктивных) симптомов шизофрении, таких как галлюцинации или бред. Подобные случаи в соответствии с МКБ-10 классифицируются как простая шизофрения, а согласно DSM-IIIR — как шизотипическое расстройство личности. Третья группа состоит из больных, у которых в прошлом наблюдалась полная клиническая картина шизофрении, но в настоящее время некоторые из симптомов, требуемых для постановки такого диагноза, уже отсутствуют. И в DSM-IIIR, и в МКБ-10 подобные случаи классифицируются как резидуальная шизофрения.

НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ВАЖНЫЕ ТЕРМИНЫ

Шизофреноформные состояния

Как уже упоминалось, термин «шизофреноформное состояние» применялся Лангфельдтом к случаям с хорошим прогнозом — в отличие от «истинной» шизофрении (Langfeldt 1961). Основными характерными признаками таких состояний были: наличие преципитирующего фактора; острое начало; помраченное сознание; наличие депрессивных и истерических черт. Хотя по некоторым данным (см.: Weiner, Str?mgren 1958) более благоприятный исход шизофреноформных случаев как будто подтверждался, результаты современных исследований в значительной степени ставят под сомнение прогностическую ценность критериев Лангфельдта.

Следует учитывать, что в DSM-IIIR термин «шизофреноформный» используется, к сожалению, совершенно в другом значении — он применяется для описания состояния, идентичного шизофрении, но продолжающегося менее шести месяцев.

Циркулярные психозы

Клейст ввел термин «циркулярные краевые психозы» для обозначения функциональных психозов, не являющихся ни типично шизофреническими, ни маниакально-депрессивными. Леонгард развил эти идеи, описав три формы циркулярного психоза, различаемые по преобладающим симптомам (Leonhard 1957): все эти состояния биполярные и, по описаниям, имеют хороший прогноз, не оставляя впоследствии хронической дефицитарной симптоматики. Первая из этих форм — психоз тревоги-счастья, при котором ярко выраженным симптомом являются колебания настроения. При этом на одном полюсе тревожность ассоциируется с идеями отношения, а иногда и с галлюцинациями, на другом полюсе настроение приподнятое, часто близкое к экстазу. Вторая форма — психоз спутанности, при котором ярким симптомом является нарушение мышления, а клиническая картина колеблется между возбуждением и состоянием пониженной активности и бедности речи. Третий — это двигательный психоз, при котором наблюдаются резкие изменения психомоторной активности. Эти синдромы кратко описаны Hamilton (1984) и в подробностях — Leonhard (1957). На практике их трудно отличить от шизофрении (см.: Perris 1974).

Шизофрения типа 1 и типа 2

На протяжении многих лет проводилось разграничение между позитивными (продуктивными) и негативными симптомами шизофрении. В последнее время возобновился интерес к определению негативных симптомов и использованию их в качестве альтернативного подхода к разделению на подтипы (Crow 1980, 1985; Andreasen 1982). Полного единодушия в вопросе спецификации негативных симптомов нет, однако общепризнано, что они включают бедность речи, эмоциональную тупость, волевое снижение, ухудшение внимания и социальную отгороженность. Crow и его коллеги описали два синдрома. Считается, что для типа 1 характерны острое начало, в основном «позитивные» симптомы и вполне нормальное социальное функционирование в период ремиссий. Наблюдается хорошая реакция на нейролептики, причем биохимические показатели свидетельствуют о гиперактивности дофаминергической системы. При синдроме типа 2, напротив, начало постепенное, симптомы главным образом негативные; исход плохой. Не наблюдается положительной реакции на нейролептики при отсутствии данных о гиперактивности дофаминергической системы. Есть свидетельства о наличии при типе 2 структурных изменений в головном мозге, особенно увеличения желудочков. (Когнитивные, биохимические и неврологические аспекты шизофрении будут рассмотрены далее в этой же главе.)

На практике, несмотря на то, что у некоторых больных можно распознать синдром типа 1, больные с типом 2 встречаются намного реже, а у большинства пациентов наблюдается смесь симптомов обоих типов. Так, Farmer et al. (1987) при проведении исследования не выявили синдрома «чистого» типа 2 ни в одном из 35 выбранных типичных случаев хронической шизофрении.

Синдром Ессинга (Gjessing)

Gjessing (1947) описал редкое расстройство, при котором кататонические симптомы проявляются в виде повторяющихся фаз. Он также обнаружил изменения в азотистом балансе, которые выявляются не только в фазах с симптоматикой. Gjessing считал, что в основе расстройства лежат изменения в функции щитовидной железы и его можно успешно лечить гормоном щитовидной железы. Такое состояние, если оно и существует, бывает чрезвычайно редко.

Пограничные расстройства

В Соединенных Штатах существует большой интерес к состояниям, промежуточным между шизофренией и неврозами, а также между шизофренией и расстройствами личности. Термин «пограничные состояния» применяется к ним, но используется и в некоторых других случаях (см.: Dahl 1985; Tarnopolsky, Berelowitz 1987). Он употребляется в трех основных значениях. Во-первых, пограничное состояние может рассматриваться как самостоятельная нозологическая единица, которая полностью отличается от всех других диагностических категорий. Основные характерные признаки точно не определены, но известно, что они включают в себя гневливость, трудности во взаимоотношениях, отсутствие самоидентификации. Во-вторых, под пограничным состоянием подразумевают слабовыраженную шизофрению. Такое применение напоминает понятие латентной шизофрении Блейлера; оно также охватывает «заболевания шизофренического спектра», упоминаемые в материалах некоторых генетических исследований (см.), и понятие псевдоневротической шизофрении (Hoch, Polantin 1949). В-третьих, термин «пограничный» применяют по отношению к форме личностной аномалии, характеризуемой импульсивными, неустойчивыми отношениями, неадекватным гневом, нарушением самоидентификации, нестабильным настроением и хронической скукой.

Ввиду отсутствия точных дескриптивных критериев ценность этих диагностических категорий представляется сомнительной. Если внимательно изучить больных с так называемыми пограничными состояниями, большинству из них можно поставить диагноз расстройства личности, шизофрении или аффективного расстройства. В неясных случаях катамнестическое наблюдение часто подкрепляет диагноз.

info.wikireading.ru