Шизофрения у матери ребенка

Содержание:

Обсуждения

Если мать больна шизофренией, какова вероятность заболевания у ее ребенка?

67 сообщений

Обычно при рождении ребенка,на первые же сутки жизни. врачи берут анализ крови из пальца малыша.
Указывается «возможность заболевания»,сообщают роженице сразу!
Если еще идёт беременность,то можно сдать анализ крови будущей мамочке..( на связь мать-дитя по молекулярному обмену плода)..Это сейчас во многих лабораториях делают.
Точнее всего обратиться с вопросом в Медико-Генетическую консультацию.

При всём уважении анализа на Шизофрению по «крови из пальца» не существует, а кто его откроет получит нобелевскую. Во многих странах отказываются от этого диагноза. Часто у двух людей с идентичным диагнозом шизофрения нет ничего общего. В то же время люди, которые 20 лет назад лежали бы в стационаре, т.к. их образ жизни был асоциален, сейчас успешно работают веб-дизайнерами, архитекторами и т.д. потому что благодаря е-нету и работе с пк в одиночестве освобождены от фрустрирующего общения с большим количеством людей (защитный аутизм при ш-и).

Я бы задавал вопрос не » Если мать больна шизофренией, какова вероятность заболевания у ее ребенка?», а » Если мать больна шизофренией, как снизить вероятность заболевания у ее ребенка?»

Евгений Jamil Мосеев!

Спасибо за уважение. =)

Однако,Вам,видимо,виднее,раз Вы так уверенно говорите!

. а то,что я была свидетелем данного анализа. разумеется,не имеет теперь никакого значения.. =)

Упп-с! ..А я смотрю. Вы «подредактировали свой пост»№4. Тогда и моё высказывание становится «почти что не в кассу».

Снимаю шляпу перед вашей лабильностью.

#8!
Анализ брался в обычном Московском родильном доме.

Если в настоящем моменте эти исследования(которые шли тогда) себя не оправдали. то стоит сказать в таком случае №1:» Вероятность заболевания непросчитываема и нет возможности на современном этапе развития медицины дать четкий ответ на заданный Вами вопрос».

#10
Яна ♦Squirrel♦ Горфан!

Раз не нашли. когда искали (это было в конце 90-х гг.). так и ответим автору темы:»Не нашли так не нашли!»=))
Раз гена нет,так в чём вопрос?
Помните про 3 фактора формирования личности:1Наследственность, 2Среда, 3Воспитание.
Значит,»следить стоит» за средой и воспитанием..=)

#2 ребенок уже взрослый (21 год), такой анализ при родах не делали.

#4 и как же снизить вероятность? то есть вы считаете, что если мать больна, то ребенок тоже неизбежно заболеет?

#7 понимаете, просто этот вопрос очень тревожит человека. он недавно узнал что матери давно поставили такой диагноз и теперь боится сам заболеть, боится стать как она (несчастное детство), не хочет из за этого заводить отношения, не хочет детей, говорит, что мол не хочет уродов плодить. для него очень важна его профессия, но он теперь не может дальше спокойно учиться потому что выбрал работу с людьми очень ответственную и боится теперь брать на себя эту ответственность! на него давит этот груз, он боится, что если окружающие узнают, то его будут судить по его матери, не будут принимать. что же делать если даже вероятность заболевания нельзя просчитать?

#11 Елена, ну я примерно так и ответила автору темы =)

#12 Виктория, шизофрения действительно часто встречается несколько раз в одной семье, но именно влияние наследственности, как вы уже поняли, до сих пор не выявлено. Если человек, которому вы хотите помочь, действительно хочет разобраться в себе, отправьте его к хорошему психотерапевту, обязательно чтобы у этого специалиста было два диплома:
1) базовое медицинское
2) по специальности «психотерапия»
То, что он сейчас себя накручивает и боится заболеть, может негативно сказаться на его состоянии (это вы ему не говорите).
А еще можно ему объяснить, что шизофрения у всех протекает по разному, и многие известные люди страдали этим заболеванием, что не помешало им выполнять важную и ответственную работу, заводить семью и воспитывать детей.

m.vk.com

Психически больная мать отсудила права на ребенка

В конце октября в Уссурийске закончилась судебная тяжба, которую затеяли супруги Фирсовы еще полтора года назад. Объектом спора стала двухлетняя Люба. Ирина и Сергей боролись за право воспитывать Любашу после развода. Однако у Сергея изначально позиция была более выигрышная. Дело в том, что мать Любы страдает серьезным психическим заболеванием. У нее параноидальная шизофрения с галлюцинаторно-параноидным синдромом. Этот диагноз ставится тем людям, которые в любой момент могут потерять контроль над собой и стать опасными как для себя, так и для окружающих.

Но женщина скрыла этот факт от будущего мужа, когда согласилась выйти за него замуж и забеременела. Прогрессировать болезнь начала сразу после рождения ребенка, в мае 2005 года. Молодую мать почти сразу после родов поместили в психбольницу.

— Когда Любаша родилась, врач роддома сказала, что ребенка наедине с мамой оставлять нельзя из-за ее неадекватного поведения, — бабушка со стороны отца Любовь Фирсова постоянно волнуется за судьбу внучки. – Любаша родилась слабенькой, поэтому я с ней легла в отделение патологии новорожденных. С тех пор и воспитываю.

После курса лечения Ирина больше не вернулась домой к своей семье. По словам Любови Юрьевны, невестка долгое время не интересовалась жизнью дочери. Однако когда ребенку исполнился год, она обратилась в суд с требованием оставить Любу жить с ней.

— Я считаю, что инициатором иска была моя теща. У нее престижная работа и общественное мнение для нее очень важно. Они добились своего: в апреле уссурийский суд определил место жительства моей дочери с Ириной, — рассказывает Сергей. Он не представлял, как доверит дочь нездоровой матери.

Молодой отец, опасаясь за жизнь ребенка, сразу обратился в краевую инстанцию, которая отменила это решение.

– На этот раз суд учел все факты. В том числе и те, что моя бывшая жена частенько оставляла грудного ребенка без присмотра и отправлялась за спиртным. А алкоголь, по словам врачей, вызывает обострение недуга, — поделился с « КП » Сергей.

И вот недавно суд поставил окончательную точку в судьбе ребенка. Девочку оставили жить с папой, однако разрешили матери забирать дочь на выходные и с каждым месяцем увеличивать количество дней свиданий. В феврале отец будет вынужден отдать дочку маме на целую неделю. И сейчас он со страхом ждет этого момента, ведь контролировать ситуацию будет некому.

Комментарий психиатра

Врач-психиатр Андрей БРЯНСКИЙ:

— Человек с подобным заболеванием, как правило, не осознает характер своих мыслей и поступков. Еще наблюдается такой дефект, как «поглупение» после госпитализации. Поэтому надолго оставлять человека с таким заболеванием наедине с малолетним ребенком нельзя. Необходимо контролировать со стороны как мать, так и ее общение с девочкой. Параноидный галлюцинаторный синдром говорит о какой-либо мании. А когда пациенты ей подвержены, однажды они могут стать опасными и для себя, и для окружающих.

Мнение психолога

Медицинский психолог Зоя ЛЮТИК считает, что заболевание мамы не очень хорошая наследственность для ребенка. Поэтому девочка должна расти в спокойной доброжелательной обстановке. Ни в коем случае нельзя допускать стрессовых ситуаций.

— Лучше всего в этом плане, чтобы мама приходила к девочке, а не забирала ее к себе. Тем более это общение под контролем для женщины может стать хорошим стимулом, чтобы держаться за реальность.

Звонок судье

Судья Уссурийского городского суда Евгения СТЕПАНОВА :

— Я хорошо помню это дело, было решено отдать ребенка матери. И хотя представитель органов опеки и попечительства полагал, что проживание ребенка с матерью опасно для него по состоянию ее здоровья, я не согласилась с этим суждением. В судебном заседании было установлено, что истица очень желала рождения ребенка. И хотя сама мама ребенка не приходила на заседание, мне говорили, что из-за всей этой ситуации она очень переживала. Но мое решение отменила вышестоящая инстанция.

Читайте также

Приморские пляжи и «верёвочники», антикоррупционный мэр и «единственная на Дальнем Востоке»

Утренний эфир 25 июня программы «Что приморцу хороШоу» на радио «Комсомольская правда» — Приморье» на частоте 90.4 FM во Владивостоке, 107.2 FM в Находке и 99.4 FM в Уссурийске

Американский «самолёт-отель» приземлился во Владивостоке с двухдневной задержкой и без туристов

Кругосветное путешествие проходит с приключениями [фото]

«Снаряды» из прошлого

Кировоградский Поэт, рожденный в 1973 году, сумел найти в нашей Победе самое главное

От «врага Кремля» до врага Её Величества: Первый беглый олигарх вернулся на Родину

Корреспондент «Комсомольской правды» встретился с находящимся в розыске бизнесменом, добровольно вернувшимся в Россию из Лондона в надежде на амнистию [Эксклюзив «КП»]

Михаил Делягин: Германия, напавшая на СССР, была выкормлена американскими кредитами

Известный экономист — о причинах ненависти Запада к России, цели налогового маневра и культе личности в футболе

Мэр Владивостока разыскивает вандалов, а на видовой укрепили площадку для селфи

ТОП-5 публикаций приморцев в Facebook за неделю: версия «Комсомолки»

Добро пожаловать в эскорт для состоятельных господ!

Специфические услуги по «сопровождению» иностранных гостей мундиаля расцвели пышным цветом

Юрий Поляков: Говорухин говорил: никто так, как Довлатов, не показал, насколько чудовищно мы были несправедливы к советской власти

Лазурный Берег и Ибица сейчас пустые — все эскортницы в России

Для жриц любви во время мундиаля тоже настали горячие деньки. Наш корреспондент узнала, что скрывается за объявлениями в сети

Сестры-близняшки, которых разлучили в пермской больнице 35 лет назад, требуют 55 млн рублей компенсации

Одна девочка выросла в детском доме

Новые робинзоны: Горожане бегут в деревню

О необычном явлении корреспондент «КП» Дмитрий Стешин поговорил с Александром Никулиным, директором НИЦ аграрных исследований

В России выдан 1,5-миллионный электронный больничный

«Юбилейный» бюллетень нового поколения получил житель Комсомольска-на-Амуре

Главный праздник выпускников в России «Алые паруса-2018» в Санкт-Петербурге: прямая онлайн-трансляция

Следите за главным выпускным страны вместе с «Комсомолкой». 23 июня в Санкт-Петербурге проходит праздник Алые паруса 2018: прямая онлайн-трансляция

Ко мне, гектар!

По поручению губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко разработан и опубликован проект программы «Ленинградский гектар»

Максим Шевченко против Леонида Гозмана: Что для вас значит распад СССР?

Журналист и политик в эфире Радио «КП» поспорят о значении «серпа и молота» в нашей истории [начало эфира в 21:00 мск.]

Возрастная категория сайта 18+

m.dv.kp.ru

Шизофрения у матери ребенка

Шизофреногенная мать — это тип матери, поведение которой может привести к шизофрении у ребенка. При этом сама мать, с точки зрения медицины – здорова. Мне чаще приходится работать с детьми подобных матерей. И теперь, когда опыт немного накопился в данной теме, хочется подробнее описать этот феномен и с точки зрения матери, и с точки зрения ребенка.

Часто это добрая и очень заботливая мать. Она много знает, много понимает, у нее все под контролем. Высокая тревожность заставляет ее все продумывать до мелочей. Как бы чего не произошло, ведь мир так опасен.

Своего ребенка она воспринимает как собственность, с которой можно делать все, что угодно. Потребности и желания ребенка игнорируются, не слышатся.

Для такой матери характерна низкая или полное отсутствие критичности к своему поведению и к реальности вообще. Ребенок должен кушать тогда, когда этого хочет мама. Он должен спать, когда мама решила, что пора. С кем ребенку дружить/не дружить мама знает тоже. Ребенок должен чувствовать то, что нравится маме. Одной из моих клиенток 13 лет мать говорит так:

— Улыбайся! Что ты такая грустная? Улыбайся, я сказала! – звучит почти как приказ.

Когда девочка пытается улыбаться (из страха, чтобы не вызвать еще большую ярость матери), мать заявляет:

— Что ты скалишься наигранно! Это оскал, а не улыбка!

Ребенок в такой ситуации чувствует замешательство, от которого недалеко до помешательства… Такой матери трудно угодить, как ни старайся.

Эта мать точно знает, каким должен быть ребенок и каким не должен. И будет очень мягко, но очень настойчиво добиваться этого соответствия. Любое отклонение ребенка от маминых представлений влечет ярость. Ребенок это чувствует, пугается и пытается соответствовать… Ценою разрушения собственной личности.

Лаской или угрозой ребенка приучают с самого детства рассказывать абсолютно все дорогой мамочке. Ребенок остается под таким же тотальным контролем, как тогда, когда он был в утробе. Мать знает о нем все! Только так она спокойна. А ребенок?

А кого это волнует? Вот так мать «любит» своего ребенка. Уж она-то знает — как она любит своего ребенка! Ведь ребенок – весь смысл ее существования. Она так прямо ребенку с рождения и говорит: «Ты единственная радость в моей жизни!»

А что чувствует ребенок?

Если этот вопрос задать матери, она даже не будет об этом спрашивать своего ребенка. Она за него знает, что он счастлив. Потому что считает, что с такой мамой он просто обязан быть счастливым!

Так что же ребенок чувствует на самом деле?

Давайте спросим у ребенка.

Настя 20 лет, живет 2 года отдельно от родителей. В терапии 2 месяца. Вот некоторые из ее фраз:

«Я чувствую стыд за свое существование на Земле»

«Я потеряла смысл, меня нет. Я рассыпана на крошки как хлеб, как пыль по всему миру»

« Я постоянно ощущаю присутствие матери, ее всевидящий глаз, будто она сидит у меня на плече и критикует»

« Я не могу расслабиться, чтобы заснуть. Мне постоянно нужно куда-то бежать, что-то делать.»

«Меня нет! Я золотая игрушка своей матери!»

Ребенок у такой матери чувствует себя поглощенным ею. В ее полной власти!

Ребенок шиофреногенной матери может быть очень болезненным. От вирусных заболеваний до тяжелых — типа эпилепсии и шизофрении. При этом тяжелые болезни имеют атипическое течение, что только подтверждает психологическую природу их происхождения.

Болеет ребенок для того, чтобы почувствовать границы своего тела, отдельные от матери. Хотя бы через боль…

У таких детей, а затем взрослых вопрос существования и не-существования ставится ребром. Я есть? Или меня нет? От мыслей о собственной бесполезности, о вопросах бытия и смысла человеческого существования до реальных суицидальных действий.

Такие дети ищут и находят экстремальные занятия, типа паркура, парашютного спорта и тому подобного лишь для того, чтобы почувствовать собственное, отдельное от матери, существование.

Татуировки, жесткий пирсинг тоже сюда. Из желания определить свои отдельные границы.

В любви шизофреногенной матери нет места доверию и чуткости к потребностям другого. А если честно, там нет любви вообще. Есть беспощадная власть с требованиями тотального подчинения представлениям матери об идеальном ребенке, прикрытая лже-заботой и лже-нежностью.

Автор: Рыженко Ирина Владимировна

Лига психотерапии

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

459 комментариев

Я так в Sims играл, а они в живых людей.

А если серьезно, как объяснить мамашам, что ничего хорошего в гиперопеке нет? Как и во всем чрезмерном.

Да ничего. Забить на неё. Есть шанс, что её скоро не станет и мир будет чуточку лучше.

Мне моя мать звонит каждый божий день «Сел ли ты в автобус?» затем контрольный звонок «доехал ли ты до дома?» Если не созваниваться — паника, истерика, обида.

Я пробовал уже говорить что-то вроде: «Знаешь, все родители волнуются за своих детей. Не надо увиливать от родительской работы — не звони мне. Беспокойся!» Не особо помогает.

Я и не такое делал. Как только появляется возможность, она восстанавливает связь.

У меня ощущение, что люди такой херней начинают страдать, когда им заняться нечем.

Дома дел нет никаких, буду сидеть и переживать. Как в том диалоге:

— Как только прилетите, сразу позвоните.

— Чтобы я не волновалась, вдруг что-то случится.

— И что ты сделаешь?

— Я. СКАЗАЛА. ПОЗВОНИТЕ.

бабуля звонит на днях:

Она думает, что много денег сожрет на телефоне 😀

Повышенная тревожность. Отсюда тяга контролировать весь мир. Часто и делать ничего не могут из-за этого: сидят как на иголках и ждут звонка. Но это, конечно, не оправдание. Тревожность свою надо контролировать или нервы лечить, а не других людей допекать.

Затем, что она мать. И должна так поступать, а то еще люди скажут что она плохая мать, не волнуется о своих детях. Это гипперкомпенсация от отсутствия подлинных чувств к детям.

Игра в материнскую любовь, если угодно.

Выкинь телефон. Я так несколько лет прожила без мобильника. Не так из-за гиперопеки, как чтобы не доебывали. Сейчас завела только из-за банкинга. Не представляешь какая тишина и спокойствие.

У меня телефон из СМС-ок при оплате по инету, прокладывания маршрутов и просмотра расписания. На звонки отвечаю крайне редко.

Моя мама после этого через третьих лиц узнала номера моих друзей и моего парня, стала им звонить и просить «передать дочке трубочку». А потом еще рабочий номер в интернете нашла. Я, мягко говоря, охренела.

а моя звонит по друзьям, когда у меня не работает телефон. Тоже ничего хорошего

Чтобы ПОКАЗАТЬ всем, какая она хорошая мать. Как она о тебе заботится. Это ты плохой, а она заботливая. А то что над тобой потом смеяться будут, это ее не волнует, потому ОНА НИЧЕГО НЕ ЧУВСТВУЕТ К ТЕБЕ ПО НАСТОЯЩЕМУ.

Ну тут другая история. Психоген не причем . Может ей одиноко? Сколько маме лет? Муж есть? Может ей найти друга или записаться на йогу? Вместо того чтобы жаловаться на маму отправил бы ее на отдых в тайланд или еще куда. Тут обычная нормальная мама. Сынок бы лучше наоборот сделал ей хоть раз приятно, взял бы да сам первый позвонил, или приехал неожиданно. Потом ее не будет и ему будет не хватать ее звонков. Я вот лично жалею о том, что мало своей матери говорил, на сколько я ее люблю, пока она была жива.

человеку нельзя ничего сделать насильно, пока он сам не решит. Мы были бы счастливы, заведи она себе друзей, мужчину, нашла бы занятия

мы ей постоянно предлагаем какие-нибудь курсы, сертификаты, находим всякие платные и бесплатные штуки, куда она могла бы ходить типа фитнеса, бассейна, занятий английского

отдых? о, для этого нужно же документы оформить, она будет нам полгода рассказывать, как это трудно, что вдругн она дорогу не найдет до мфц (прецеденты были таких ситуаций)

Он любит свою маму и говорит ей об этом, но все же когда каждый звонок — это только рассказы о том, что она поела, какой ей сон приснился и как она поругалась с сестрой — это сложно. Даже с мамой будет невыносимо общаться, е сли от разговоров один негатив (а рассказывает она именно негатив всегда, даже если на деле ничего плохого в ситуации нет), и если человек не хочет ничем интересоваться

Именно не не может, а не хочет

Ну и да, я думаю, что психическое здоровье там совсем не на последнем месте стоит рассматривать

Просто пусть возьмет отпуск и вместе с мамкой в Италию, например) Чтобы она почувствовала, что нужна еще кому-то в этом мире.

мисье знает толк в извращениях. Это чтоб сыночек повесился да?

А все эти попытки ей помочь, как попытки от нее избавиться. «Что дальше типа в дом престарелых, чтобы я не мешала,» — думает она.

В смысле? а какие тогда попытки не как «избавиться»? Рот после еды ей вытирать? Она же взрослый не старый человек, вместе куда-то съездить — не проблема, но для этого ей все же придется поднапрячься и хотя бы самой себе документы оформить.

Никто от нее не избавляется, ей искренне хотят разнообразить жизнь и сделать ее веселее и интереснее, предлагают варианты, но на каждый вариант находится миллион «почему мне это не подойдет». Это не ложная забота, он искренне за нее переживает, но нельзя за человек сделать все, он должен сам иметь какую-то мотивацию и желание.

Дарили сертификаты в фитнес- она радостно ходила столько, сколько работал сертификат, а потом забивала, хотя вполне могла бы позволить себе 2 тысячи в месяц тратить на фитнес, хотя ей вроде как нравилось. Бесплатно находили фитнес — один раз голова болит, второй раз проспала, третий раз «стыдно идти, я же пропустила» и все, разговор заканчивается.

Предлагал вместе поехать заграницу, как раз истории про мфц, про то, как она две недели не может фотку на паспорт сделать итд

Все же 50 лет -не престарелый беспомощный человек, можно помочь, подсказать, но не прожить за нее не выйдет. Каждое дело за ручку делать вместе? На паспорт поехать сфотографироваться, документы собрать, подать. ну своя жизнь тоже должна быть как бы, не получыиться всю жизнь с мамой за ручку ходить.

ВОпрос в том, что она жила так всегда. Она не потеряла вкуса к жизни, его и не было видимо особо. В основном ей нравилось просто с мужчинами знакомиться и все. Сына в детстве к себе ее мама забрала на несколько лет, потому что та тупо не справлялась, ей хотелось и погулять, и денег не было, и она плакала при этом и убеждала, что все изменит, но все равно работы так и не было, а когда приезжала навестить вроде как сына, ложилась спать и спала. Не от усталости, а от скуки.

Кроме того, нельзя себе из ребенка делать друга, мужа итд, ребенок — это ребенок. Если нужен мужчина — надо искать мужчину, нужна подруга — надо искать подругу, а не сыну и всем прочим окружающим про месячные рассказывать. Но проще же на сына взвалить эти роли, он и близко, он и пожалеет, и любит, деваться некуда. Вы так рассказываете: он должен то, се. а она же мать. она ничего не должна? если не ему, то хотя бы себе самой.

pikabu.ru

Запущенная болезнь правосудия

Как спасти детей от матерей-шизофреничек

Всколыхнувшие общественность и СМИ сообщения о том, что судьи райсудов Москвы и Мосгорсуда при рассмотрении семейных споров выносят вердикты в пользу психически больных женщин, отдавая им на откуп воспитание несовершеннолетних и малолетних детей при наличии вполне здоровых и успешных отцов, находят все новые подтверждения. В соцсетях набирает обороты обсуждение темы немотивированных судебных решений, выносимых без учета интересов детей и способных сломать жизнь подрастающему поколению. Так, на одном из форумов в интернете широко обсуждается история москвича, который при бракоразводном процессе потерял право на воспитание ребенка: малолетнюю дочь вопреки диагнозу психиатров суд передал матери-шизофреничке.

«У жены 4 года назад начались истерики. Могла недели две быть нормальной, потом опять истерика, агрессия, злоба. В прошлом году во время сильной истерики вызвал скорую. Охладела к ребенку, при этом появился страх, стала смеяться сама по себе, что-то говорить себе под нос. В декабре случился срыв. Набрала полную ванну полотенец, залила водой. Метнулась из дома раздетой, еле успел поймать. Потом просто уходила из дома, забыв запереть дверь. Скорая приехала, отвезли в ПНД, положили в отделение. Диагноз — острый психоз. Находится в дикой агрессии против меня — „ты меня в дурдом запихнул“. Психиатры подозревают пароноидную шизофрению», — свидетельствует участник судебного процесса.

Однако несмотря на представленные им в суд медицинские заключения о состоянии здоровья жены и прохождение ею лечения в психдиспансере, судья вынесла решение о том, что ребенок остается с душено-больной матерью. «Меня больше всего „убивает“ позиция тех органов и судов, которые вроде как должны прежде всего защищать интересы ребенка, а реально действуют вопреки этому, нанося очевидный вред несовершеннолетнему!» — написал в ответ на эту историю другой участник форума.

«Увы, это очень странно и незаконно, но в наших реалиях диагноз в отношении матери не показатель. Я знаю суды, где ОМЖ ребенка определяли матерям с шизофренией. И это при наличии нормального и заинтересованного отца. Просто потому, что тетки-судьи мужененавистницы, либо потому что сложилась такая порочная практика, либо потому, что в этом замешана коррупционная составляющая», — полагает еще один участник форума.

«У меня та же история — суд вынес решение в пользу бывшей жены, которая регулярно проходит лечение в ПНД. Опека мне так и сказала — ну, если начнется что с матерью опять, вы же успеете забрать ребенка. Просто супер… Я словно в соседней комнате живу. А ребенок поймет, что с мамой что-то не так и мне сообщит. Опеку саму надо проверять на дееспособность после таких слов. Да и судей, выносящих такие решения, тоже», — негодует еще один незаконно разлученный с ребенком отец.

В отчаянии и еще один отец, которому не удалось убедить суд в том, что его бывшая психически больная жена не может воспитывать ребенка. «Ребенок у меня, буду держать до последнего, других вариантов то нет», — сообщает мужчина.

С подобными проблемами в практике судов мужчины сталкиваются практически по всей стране. Например, главврач ростовского лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс» Ольга Бухановская приводит десятки примеров, когда суды испытывают трудности с вынесением решения о том, с кем оставлять ребенка — со здоровым или психически больным родителем.

— Надо оценить состояние пациента на данный момент, вероятность опасности, исходящей от него. Так как это могут делать психиатры, а не судьи, то следует провести судебно-психолого-психиатрическую экспертизу. Психологи, оценив, что происходит в семье, дают заключение, на основании которого суд принимает решение о том, с кем жить ребенку, — объясняет доктор Бухановская.

Однако в судебных реалиях не все так просто. Ранее СМИ сообщали о том, что такого рода решения выносили ряд районных судов Москвы и Мосгорсуда, при этом назывались фамилии судей А.Мироновой, Н.Е.Вишняковой, О.Н.Казаковой, И.Е.Ефимовой, которые работают под началом председателя пятого судебного состава Мосгорсуда Л.А.Сергеевой.

В частности, сообщалось о вердикте, «вынесенном недавно на заседании Савеловского суда Москвы под председательством судьи Анастасии Мироновой, которая приняла явно немотивированное решение оставить детей с матерью, проигнорировав заключение института им. Сербского, диагностировавшего её психическое расстройство». В ситуацию вмешался председатель комитета по труду и социальной политике Госдумы Ярослав Нилов, но пока что безрезультатно.

— Я направил депутатские запросы в прокуратуру и департамент соцзащиты г. Москвы. В прокуратуре каких-либо нарушений, на которые они могли бы отреагировать, не нашли, а из департамента соцзащиты ответили, что дело пока еще рассматривается в суде. Решение суда еще не вступило в законную силу. Но ясно, что в этом деле все совсем непросто. Насколько я понимаю, именно позиция соцзащиты оказалась определяющей. Я считаю, что из-за действий чиновников и тех, кто разбирался в этом деле, в конечном итоге страдают дети. Если этот процесс получит широкий общественный резонанс, то все еще можно исправить, и у этих детей все будет хорошо, — надеется парламентарий.

Между тем, Пленум Верховного суда РФ (постановление от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей») дал четкие разъяснения судьям, как поступать в подобных случаях.

«Суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей».

Казалось бы, вполне понятное наставление для служителей Фемиды: при вынесения решения о том, с кем оставлять ребенка, необходимо учесть все обстоятельства, к каковым, безусловно, относятся и медицинские показания каждого из родителей, включая состояние психического здоровья. Если же такие важные факторы судьями не учитываются, то уместно предположить, что «дамы в мантиях» преследуют какие-то иные цели, не имеющие ничего общего ни с правосудием, ни с интересами ребенка. А ведь судебные ошибки в вердиктах, касающихся судеб детей, являются самыми опасными, поскольку зачастую наносят непоправимый ущерб самым беззащитным гражданам страны. Такие ошибки либо умышленные действия, вызванные корыстью или предвзятостью, оказывают деструктивное влияние на усилия российской власти по развитию социальной политики, на государственную стратегию сбережения нации. Достаточно напомнить, что президент Владимир Путин поддержал идею создания закона «О российской нации», который в руководстве ВПП «Единая Россия» назвали основой внутренней прочности страны. Известно, что участники экспертной группы по разработке этого основополагающего документа планируют уделить в нем особое внимание как раз вопросам сбережения российской нации, которое невозможно без заботы в том числе о психическом здоровье подрастающего поколения. Государство недаром проявляет повышенное внимание к вопросам детства: ведь от качества воспитания и условий развития подрастающего поколения зависит будущее страны. А потому недопустимо, чтобы судебная ошибка или злой умысел могли поломать судьбу ребенка, а значит и нанести ущерб всей государственной политике в этой сфере.

О том, что немотивированные решения, касающиеся судеб детей, необходимо тщательно проверять, в том числе на коррупционность, заявил директор Научно-исследовательского центра (НИЦ) проблем коррупции кандидат юридических наук Сергей Сапронов. «Я направил соответствующие запросы председателю Верховного суда РФ В.М. Лебедеву и председателю Мосгорсуда О.А. Егоровой с просьбами разобраться с такой практикой столичных судов по семейным спорам, когда судьи, не вникнув в обстоятельства медицинского характера, принимают решения при разводе супругов оставить ребенка с психически нездоровой матерью, подвергая тем самым опасности здоровье и жизни детей. Судя по сообщениям СМИ, проблема приобретает системный характер и получила широкий общественный резонанс», — подчеркивает эксперт.

Кроме того, как стало известно, Сергей Сапронов обратился в ряд иных компетентных органов с просьбой дать оценку действиям судей и привлечь внимание к проблеме. Одновременно директор НИЦ проблем коррупции взялся сформировать список судей, выносивших решения в пользу психически нездоровых матерей, для направления соответствующих материалов в правоохранительные органы.

На этом фоне общественные организации антикоррупционной направленности уже заявили о намерении в ближайшее время провести пресс-конференцию по теме нарушения прав детей при бракоразводных процессах, когда суды принимают немотивированные решения в пользу психбольных матерей.

svpressa.ru