Школьная боязнь

Школьная фобия

Источник: Захаров А. И. «Дневные и ночные страхи у детей». — СПб.: Издательство «Союз», 2004

Существует термин «школьная фобия», что подразумевает навязчиво преследующий некоторых детей страх перед посещением школы. Нередко речь идет не столько о страхе школы, сколько о страхе ухода из дома, разлуки с родителями, к которым тревожно привязан ребенок, к тому же часто болеющий и находящийся в условиях гиперопеки.

Иногда родители боятся школы и непроизвольно внушают этот страх детям или драматизируют проблемы начала обучения, выполняя вместо детей все задания, а также контролируя их по поводу каждой написанной буквы. В результате у детей появляются чувство неуверенности в своих силах, сомнения в своих знаниях, привычка надеяться на помощь по любому поводу.

При этом тщеславные родители, жаждущие успеха любой ценой, забывают, что дети даже в школе остаются детьми — им хочется поиграть, побегать, «разрядиться», и нужно время, чтобы стать такими сознательными, какими их хотят видеть взрослые.

Обычно не испытывают страха перед посещением школы уверенные в себе, любимые, активные и любознательные дети, стремящиеся самостоятельно справиться с трудностями обучения и наладить взаимоотношения со сверстниками.

Другое дело, если речь идет о подчеркнуто самолюбивых, с завышенным уровнем притязаний детях, которые не приобрели до школы необходимого опыта общения со сверстниками, не ходили в детский сад, чрезмерно привязаны к матери и недостаточно уверены в себе. В этом случае они боятся не оправдать ожиданий родителей, одновременно испытывая трудности адаптации в школьном коллективе и отраженный от родителей страх перед учительницей.

Некоторые дети панически боятся сделать ошибку, когда готовят уроки или отвечают у доски, потому что их мать педантично проверяет каждую букву, каждое слово. И при этом очень драматично ко всему относится: «Ах, ты сделал ошибку! Тебе поставят двойку! Тебя выгонят из школы, ты не сможешь учиться!» и т. д. Она не бьет ребенка, только пугает. Но наказание все равно присутствует. Это и есть психологическое битье. Самое настоящее.

И что же получается? До прихода матери ребенок готовит уроки. Но все идет насмарку, потому что приходит мать и начинает уроки сначала. Ей хочется, чтобы ребенок был отличником. А он не может им быть в силу разных не зависящих от него причин. Тогда он начинает бояться отрицательного отношения матери, и этот страх переходит на учителя, парализует волю ребенка в самые ответственные моменты: когда вызывают к доске, когда нужно писать контрольную или неожиданно отвечать с места.

В ряде случаев страх перед школой вызван конфликтами со сверстниками, боязнью проявлений физической агрессии с их стороны. Это характерно для эмоционально чувствительных, часто болеющих и ослабленных мальчиков, и особенно для тех из них, кто перешел в другую школу, где уже произошло «распределение сил» внутри класса.

Мальчик 10 лет постоянно пропускал школу из-за слегка повышенной без видимых причин температуры. Врачи безуспешно искали источник его заболевания, в то время как оно было вызвано эмоциональным стрессом после перевода в другую школу, где над ним систематически издевались ребята, уже давно поделившие сферы влияния в классе. Педагог же никаких решительных мер не предпринимал, отделываясь укоризненными замечаниями в адрес не в меру агрессивных ребят.

Тогда мальчик сам принял решение — больше не ходить в школу, благо температура от волнения и ожидания поднималась каждый день. В итоге он стал исправно «болеть», учительница приходила к нему домой, проверяла уроки и выставляла оценки за четверть. Так он «победил» в этой борьбе. Но какой ценой? У него развились пассивность, тревожность и прекратились контакты со сверстниками. Неудивительно, что он непроизвольно оказывал сопротивление любым попыткам улучшить его состояние и вернуть в школу. Отсутствие же своевременной поддержки со стороны учителя усугубило его беззащитность и способствовало развитию неблагоприятных черт характера.

Помимо «школьных» страхов для детей этого возраста типичен страх стихии — природных катаклизмов: бури, урагана, наводнения, землетрясения. Он не случаен, ибо отражает еще одну особенность, присущую данному возрасту: так называемое магическое мышление — склонность верить в «роковое» стечение обстоятельств, «таинственные» явления, предсказания и суеверия.

В этом возрасте переходят на другую сторону улицы, увидев черную кошку, верят в «чет и нечет», тринадцатое число, «счастливые билеты». Это возраст, когда одни дети просто обожают истории о вампирах, привидениях, а другие их панически боятся. Особой пугающей популярностью когда-то пользовались герои кинофильмов «Вий» и «Фантомас». В последнее время на смену им пришли космические пришельцы и роботы. А боязнь покойников и призраков была всегда. Вера в существование «темных» сил — наследие средневековья с его культом демономании (на Руси — вера в чертей, леших, водяных и оборотней).

Все перечисленные страхи отражают своего рода магическую направленность, веру в необычное и страшное, захватывающее дух и воображение. Подобная вера уже и сама по себе является естественным тестом на внушаемость как характерную черту младшего школьного возраста. Магический настрой находит свое отражение в кошмарных сновидениях детей данного возраста: «Иду, иду по улице и натыкаюсь на какого-то старика, а он оказывается колдуном» (мальчик 7 лет), «Я иду с ребятами, а нам какой-то человек из глины попадается, страшный, он бежит за нами» (девочка 8 лет).

Типичными страхами у младших школьников будут страхи Черной Руки и Пиковой Дамы. Черная Рука — это вездесущая и проникающая рука мертвеца, в чем нетрудно увидеть наследие Кощея Бессмертного, точнее — всего того, что осталось от него, как, впрочем, и Скелета, которого также часто боятся в младшем школьном возрасте.

Напоминает о себе и Баба Яга в образе Пиковой Дамы. Пиковая Дама — такая же бесчеловечная, жестокая, хитрая и коварная, способна наслать колдовские чары, заговорить, превратить в кого-либо или что-либо, сделать беспомощным и безжизненным. В еще большей степени ее некрофильный образ олицетворяет все, так или иначе связанное с фатальным исходом событий, их предрешенностью, роком, судьбой, предзнаменованиями, предсказаниями, то есть с магическим репертуаром.

В младшем школьном возрасте Пиковая Дама может оживлять страх смерти, исполняя роль вампира, высасывающего кровь из людей и лишающего их жизни. Вот какую сказку сочинила девочка 10 лет:

«Жили три брата. Они были бездомные и как-то зашли в один дом, где над кроватями висел портрет Пиковой Дамы. Братья поели и легли спать. Ночью из портрета вышла Пиковая Дама. Пошла она в комнату первого брата и выпила у него кровь. Затем сделала то же со вторым и третьим братом. Когда братья проснулись, у всех троих болело горло под подбородком. «Может быть, пойдем к врачу?», — сказал старший брат. Но младший брат предложил погулять. Когда они вернулись с прогулки, комнаты были черные и в крови. Снова легли спать, и ночью случилось то же самое. Тогда утром братья решили идти к врачу. По дороге два брата умерли. Младший брат пришел в поликлинику, но там оказался выходной день. Ночью младший брат не спал и заметил, как из портрета выходит Пиковая Дама. Он схватил нож и убил ее!».

В страхе детей перед Пиковой Дамой часто звучит беззащитность перед лицом воображаемой смертельной опасности, усиленная разлукой с родителями и идущими из более раннего возраста страхами темноты, одиночества и замкнутого пространства. Вот почему данный страх типичен для эмоционально чувствительных и впечатлительных детей, привязанных к родителям.

И, наконец, Пиковая Дама — это коварная обольстительница, способная разрушить семью. В таком виде она предстает перед нами в истории мальчика 8 лет. Его строгая и принципиальная мать долгое время держала в узде отца, человека доброго, отзывчивого, бывшего чем-то вроде матери для мальчика. Сама же она, наоборот, играла роль деспотичного отца, не принимавшего мальчишескую линию поведения.

В 7 лет он оказался свидетелем ночного выяснения отношений между родителями. Вскоре отец ушел к другой женщине. Затем мальчик оказался впервые в пионерском лагере, где был напуган старшими девочками, изображавшими Пиковую Даму. От страха он увидел ее как бы наяву (эффект внушения). Дома не засыпал один, открывал дверь и включал свет — боялся ее появления и того, что она с ним сделает. Подсознательно он уподоблял ее женщине, забравшей любимого отца, встречаться с которым не мог в силу запрета матери.

Страх перед Пиковой Дамой как раз и характерен для детей, имеющих строгих, постоянно угрожающих и наказывающих матерей, что, по существу, означает страх отчуждения от образа любящей, доброй и заботливой матери. Эти матери одновременно невротичны и истеричны, зациклены на своих проблемах, никогда не играют с детьми и не подпускают их к себе.

Итак, для младших школьников характерно сочетание социально и инстинктивно опосредованных страхов, прежде всего страхов несоответствия общепринятым нормам и страхов смерти родителей на фоне формирующегося чувства ответственности, магического настроя и выраженной в этом возрасте внушаемости.

adalin.mospsy.ru

Школьная боязнь

Определение. Боязнь посещения школы у ребёнка проявляется плохой её посещаемостью, обусловленной неоправданным страхом или неадекватной тревогой разлуки с домом и близкими. Ребёнок предпочитает оставаться дома. Школьная фобия выявляется примерно у 1,7% детей школьного возраста. Как правило, страхи у ребёнка появляются при поступлении в школу и после каникул.

Этиология. Развитие школьной фобии определяется различными эндогенными и микросоциальными факторами. Как правило, это пассивный и зависимый ребёнок, подвергающийся воздействию дополнительных стрессов (например, заболевание, неприятности в школе, смерть близкого).

Диагностика школьной фобии

а. Школьную фобию называют великим имитатором. Её типичные черты:
(1) Неясные, неопределённые соматические симптомы
(2) Нормальные результаты физикального и лабораторных исследований

b. Подробный анамнез и тщательное физикальное обследование в дополнение к лабораторным анализам (например, клиническому анализу крови и анализу мочи) часто необходимы, чтобы убедить родителей, что жалобы ребёнка не обусловлены органическим заболеванием. Часто бывает полезен дневник жалоб ребёнка, заполняемый родителями.

Лечение школьной фобии

a. После того, как родители убедятся, что ребёнок соматически здоров, врач должен настоять на немедленном возвращении ребёнка в школу. Позднее врач должен обсудить с родителями их действия, если ребёнок на следующий день снова будет жаловаться на плохое самочувствие.

b. Психотерапия может быть показана как для родителей, так и для ребёнка. Могут дать положительный результат поведенческие методы лечения (например, снятие эмоционального комплекса психотерапевтическим приёмом десенситизации).

c. Если у ребёнка значительно повышен уровень тревожности, может возникнуть необходимость в коротком курсе медикаментозной коррекции состояния.

medicalplanet.su

Школьная фобия. Как ее победить?

Начался учебный год, и у родителей первоклассников появилось немало причин для волнения.

Ведь иногда ребенок отказывается ходить в школу, становится тревожным и неуверенным в себе. Беспричинный страх перед школой и (или) неуместная тревога, вызванная расставанием с домом, называется школьной фобией.

Дом как убежище от стресса

— У детей, страдающих школьной фобией, отмечаются проблемы с посещением уроков, приводящие к продолжительным периодам отсутствия, а также эмоциональное напряжение, непреодолимый страх, дурное расположение духа или жалобы на болезненное состояние при возникновении необходимости идти в школу, — говорит Марина ГОГУЕВА, психолог отделения психолого-педагогической помощи ГУСЗН «Центр социальной помощи семье и детям» (Ставрополь). — Как правило, ученик испытывает страх перед определенным аспектом школьной ситуации, поэтому стремится остаться дома во время занятий: такие дети могут жаловаться на разнообразные психосоматические симптомы, например, на боль в желудке или головную боль, они используют любые средства, только бы их не послали в школу. Это отличает боязнь посещать школу от прогулов, поскольку прогульщик намеренно избегает школы и дома для того, чтобы заняться чем-либо, что доставляет ему гораздо большее удовольствие. Боязнь получить плохую отметку к школьной фобии тоже не имеет никакого отношения. В некоторых случаях школьная фобия — результат чрезмерно зависимых отношений между ребенком и матерью. Для такого первоклассника дом является надежным убежищем от страхов внешнего мира. Часто выясняется, что в семье робкого ученика сформировалась стрессовая ситуация, и он боится, что, пока будет в школе, с родителями что-то случится. А если в семье есть младший ребенок, к которому старший испытывает ревность (поскольку он остается дома с мамой), то старший провоцирует школьную фобию, чтобы привлечь внимание родителей. Среди других причин боязни посещения школы можно отметить неготовность мозга (мозговая незрелость), которая мешает осваивать тот или иной предмет; страх какого-то предмета или боязнь определенного учителя, в связи с чем ученик не решается отвечать у доски или впадает в панику, лишь слыша слова «контрольная» или «диктант». Ситуация усугубляется, если учитель уже «записал» ребенка в отстающие по этому предмету и не ждет от него ничего выше тройки, либо если ребенок пережил неудачу при ответе у доски.

Не делайте уроки за детей!

Иногда родители боятся школы и непроизвольно внушают этот страх детям или драматизируют проблемы начала обучения, выполняя вместо детей все задания, а также контролируя их по поводу каждой написанной буквы. В результате у детей появляются чувство неуверенности в своих силах, сомнения в знаниях, страх не оправдать ожиданий родителей, привычка надеяться на помощь по любому поводу.

Обычно не испытывают страха перед посещением школы уверенные в себе, любимые, активные и любознательные дети, стремящиеся самостоятельно справиться с трудностями обучения и наладить взаимоотношения со сверстниками. Легче адаптируются и ребята, которые приобрели до школы необходимый опыт общения с ровесниками, ходили в детский сад и не привязаны к матери. Поэтому психологи рекомендуют родителям записать дошкольника в развивающую студию. Если такой возможности нет, чаще гуляйте с ребенком на детской площадке. Покажите школу, в которую в скором времени отправится малыш, расскажите, что там делают, как проходит день ученика, обязательно упомяните, что? пока он будет в школе, вы — его родители — будете вспоминать его и скучать по нему. Можете обратиться к психологу, который поможет выявить причину фобии и даст соответствующие рекомендации.

www.stav.aif.ru

Школьная фобия – побеждаем вместе!

Что делать, если ребенок не хочет уходить из дома и разлучаться с вами, боится школы, одноклассников и учителей

На этот случай существует даже специальный термин – «школьная фобия». Как же помочь сыну или дочери справиться с ней?

Причины паники

Школьная фобия – это серьезный страх, навязчиво преследующий некоторых детей перед посещением школы. Есть несколько причин возникновения такого страха.

* Ребенок боится ухода из дома и даже кратковременной разлуки с родителями или бабушками-дедушками, к которым он очень сильно привязан;

* Родители сами непроизвольно внушают детям страх перед школой или излишне драматизируют проблемы обучения;

* Отец и мать, даже этого не замечая, лишают ребенка возможности проявить инициативу и самостоятельность – выполняют за него домашние задания или жестко контролируют их, негодуя по поводу каждой коряво написанной буквы;

* Сын или дочь боится не столько школы, сколько не оправдать завышенных ожиданий мамы с папой;

* Ученик испытывает трудности адаптации в классе;

* Имеет место страх перед строгой или слишком требовательной учительницей.

Методы борьбы со страхом

Как же помочь ребенку справиться со страхами? Прежде всего, родители должны честно ответить на вопрос о том, чего они боятся сами, и как их собственная повышенная тревожность отражается на ребенке.

Родители сами не должны бояться школы, а точнее – всего того, с чем сталкивается в ней ребенок. Если такой страх присутствует у мамы или папы, что удивительного в том, что и малыш начинает бояться? Вполне логично, что у него появляется чувство неуверенности в своих силах и сомнения в своих знаниях.

Следует помнить: дети даже в школе остаются детьми – им хочется поиграть и побегать (особенно это, конечно, касается начальной школы). Пройдет немало времени, прежде чем они станут такими сознательными и ответственными, какими мы хотим их видеть.

Когда отпрыск делает уроки, не надо сидеть рядом и нагнетать обстановку «оптимистичными» подбадриваниями вроде: «Ты сделал ошибку! Тебе поставят двойку! Что скажет учительница?»

Не следует делать этого, даже если он действительно допускает ошибки – психическое здоровье чада намного дороже. Лучше просто проверьте выполнение домашнего задания, доброжелательно и спокойно отметьте достоинства и недостатки. А потом обязательно похвалите за самостоятельно выполненную домашнюю работу!

Помощь ребенку в адаптации

Бывает, что страх перед школой вызван конфликтами со сверстниками, боязнью физической агрессии с их стороны. В этом случае не только родители, но и учителя должны помочь справиться с этой ситуацией.
Некоторые дети не умеют дружить и решать конфликты, далеко не все коммуникабельны и доверчивы от природы. Научить их дружить, а в случае чего и за себя постоять – одна из родительских задач.

Например, вы можете создать ситуацию, которая сблизит малыша с одноклассниками: можно пригласить ребят, с которыми он хотел бы дружить, в гости, устроить пикник на природе, организовать поход в кино. Обязательно отпускайте своих детей в классные походы или на субботник – обычно именно там одноклассники с легкостью находят себе друзей по душе. А вдруг ваш отпрыск найдет там друга на всю оставшуюся жизнь? Говорите ему об этом, старайтесь настроить только на хорошее.

И почаще спрашивайте о том, как он провел день в школе, о радостных событиях, о том, что удивило его сегодня, что принесло удовольствие.

Помните: не испытывают страха перед посещением школы только уверенные в себе, общительные, крайне активные и любознательные дети. Остальным страх школы присущ в той или иной степени. Главное не усугублять ситуацию, помочь адаптироваться и перестать бояться.

Советы для самых маленьких

Многие способы успокоить и уговорить годятся для тех детей, кто в школе не первый год, но не срабатывают для первоклассников. Ведь их страх перед школой – это страх перед неизвестностью, поскольку они только начинают свой путь в самостоятельной жизни. Что делать в случае, если одна мысль о том, что надо идти в школу, вызывает реки слез и длительную истерику дитяти?

На первых порах лучше, конечно, провожать первоклассника до школьного крыльца. По возможности, расставайтесь с ним у школы с улыбкой на лице, но без длительных объятий, – ведь он не на войну отправляется. Не говорите своему школьнику, что с ним ничего плохого не случится – он может заподозрить у вас признаки тревоги, что поддержит его собственный страх. Поцелуйте, скажите, что вы зайдете за ним после уроков. И, улыбаясь, уйдите, даже если он очень просит вас остаться с ним. Но никогда не исчезайте обманным путем, в ту минуту, когда малыш отвлекся и чем-нибудь занят. Уходите открыто, иначе у него может возникнуть паника и страх потерять вас. Обязательно нужно сказать, что вы уходите, но вернетесь.

Пусть сынишка или дочка возьмут с собой в школу вашу фотографию или маленькую любимую игрушку, это часто помогает успокоиться. Скажите ребенку, что непременно сделаете для него что-либо приятное, когда вернетесь домой (почитаете любимую книгу, купите маленький подарок или мороженое). Важно, чтобы малыш понял: в школе он не будет вечно.

Можно подвести ребенка к учителю, не оставляя в общей толпе детей. Пусть педагог встретит его приветливо и возьмет за руку.

Комплекс отличника

Чрезмерно контролируя успеваемость своего чада, многие родители, сами того не желая, прививают ему комплекс отличника. Отсюда тоже вполне может развиться школьная фобия, и ребенок будет в школе не учиться, а мучиться.

Так называемый комплекс отличника проявляется в том, что ученик чувствует себя обязанным хорошо учиться, – и следовательно, находится в постоянном напряжении! В результате начинаются головные боли, нарушаются сон и работа внутренних органов. И это еще не все – с возрастом возникает комплекс неполноценности и неудачника. Чаще всего видеть в чаде отличника хотят родители, которые сами в детстве учились хорошо. Иногда формированию комплекса способствует сложная обстановка в семье – хорошей учебой дитя стремится привлечь родительское внимание.

Но ведь ваш ребенок и так заслуживает внимания и любви – такой, какой он есть! Не требуйте с него слишком многого, и тогда двойка в дневнике не будет восприниматься им как конец света. А значит, и школа превратится из тюрьмы и камеры пыток в место, где можно весело и с пользой провести время.

Настраиваем на позитив

Чтобы настроить школьника на позитив, научите его отгонять страшные мысли, думать о хорошем. Способы могут быть самыми разными – медитация, дыхательные упражнения, вера в талисман, передающийся из поколения в поколение.

Ходите по магазинам вместе – пусть малыш сам выбирает себе принадлежности для школы (под вашим чутким руководством, конечно).

Главное, чтобы маленький школьник был уверен в вашей поддержке. Не уставайте повторять, что вы никогда не бросите его и не предадите. Тогда он обязательно справится со своими страхами.

Как и взрослым, в случае психологических проблем, хорошо помогают аффирмации. Можно при удобном случае повторять ребенку следующие фразы, причем их могут использовать как родители, так и учителя:

– Школа совершенно безопасна;
– Учитель и сверстники относятся к тебе доброжелательно;
– Дома у нас все в порядке;
– В школе ты найдешь друзей;
– В школе есть взрослые, которые о тебе позаботятся;
– В школе ты многому научишься;
– Нет ничего страшно в том, что ты боишься школы.

www.km.ru

Школьная фобия, страх школы?

Школьная фобия, страх школы?

«Нашего восьмилетнего сына регулярно тошнит в школе. Педиатр ничего не нашел у него и сказал нам, что мальчик просто ломает комедию, потому что не хочет ходить в школу: дома с ним ничего такого не происходит».

У этого ребенка так проявляется нежелание ходить в школу. Но он не просто капризничает. Это сильнее его. Родители беспомощно и безнадежно спрашивают себя, что же может до такой степени расстроить ребенка — ведь его страдания искренни и сильны.

Речь идет о так называемой школьной фобии, «иррациональном нежелании ходить в школу»: это расстройство было открыто в 1941 году, его симптомы очень конкретны. Страдающие им дети — не прогульщики, они не против процесса обучения. Им просто не хочется уходить из дома. Малыш не выносит разлуки, и его горе может быть еще более сильным, если родители начинают стоять на своем. Так ведут себя большинство родителей, и их можно понять. И получаются ужасающие сцены перед дверями школы: ребенок выходит из себя, он брыкается, цепляется за мать, орет благим матом, катается по земле, выкрикивает, что сейчас умрет… В итоге ребенка заталкивают в школу — это первое испытание. Но за закрытыми дверями проблемы не кончаются. Обычно после получаса занятий неприятные ощущения возобновляются — и маленький упрямец уже у дверей кабинета школьного врача. Теперь беспомощными себя ощущают уже учителя — и зовут маму. Ребенок возвращается домой, занавес, пьеса окончена. Ребенок пришел в нормальное состояние. Больше никаких сцен.

Тоска воскресного вечера

Во время выходных и каникул все спокойно — ребенок безмятежен и доволен, ластится к родителям. Первые признаки недовольства появляются в воскресенье вечером. Он плохо себя чувствует, но точно не может сказать, что у него болит — то ли голова, то ли живот. Он непрестанно жалуется и ворчит. Ночью он плохо спит и, проснувшись, придумывает массу отговорок: в школе неприятная обстановка, уроки слишком сложные, ребята все злые… Частота и масштаб этих кризисов начинают пугать родителей и они решаются поменять школу. Напрасный труд! Ребенок-то остался тем же, и страхи его при нем.

Атмосфера накаляется. У родителей опускаются руки, ребенок все чаще и чаще заставляет «репатриировать» себя домой. Смена школы ни к чему не приводит, да к тому же ребенка и так вот-вот выгонят. Семья постепенно подчиняется абсурдной логике своего отпрыска, а ребенок потихоньку замыкается в своем «всемогуществе». Он — хозяин, он сам решает, как ему поступать! Он одержал победу над взрослыми, подчинил их себе. А ему по сути дела нужно как раз нечто противоположное.

От шести до двенадцати

Со временем это расстройство становится все более распространенным. В нашем отделении подобные случаи попадаются примерно раз в месяц. И всегда уже в стадии, когда требуется наше срочное вмешательство: родители обычно терпят до последнего, пока у них окончательно не лопнет терпение. Чаще всего такие истории происходят в возрасте 6-12 лет: перед первым классом или при переходе в среднюю школу. У некоторых детей есть свои причины бояться школы. Если это одаренный ребенок, его могут травить одноклассники. Если ребенок плохо учится, это тоже повод для страдания.

Но чаще всего школа не при чем. Причина не в отсутствии способностей, не в нападках других ребят и не в «отсталости» учителей, которые не желают приспособиться к необычному ученику. Более того, как ни странно, школьная фобия настигает вполне успешных, способных учеников. Термин «фобия», кстати, не совсем точен: речь не идет о страхе перед школой. Корень зла в другом. Раз причина страха не в школе, значит, нужно поискать ее дома.

Роль, которую он играет дома

Ребенок, у которого «настоящая» школьная фобия, подчиняется всесильной логике, которая диктует ему свои нормы поведения: он считает, что дома он играет тайную роль. Что ему дана некая миссия, которая не позволяет ему находиться вне дома. Миссия по отношению к маме, папе, дедушке… кому-то, кто занимает большое место в его сердце. Более того, ребенок убежден, что обязан охранять этого человека. И школа лишает его такой возможности. Он отказывается туда идти, а если его принуждают, делает все возможное, чтобы оттуда удрать. Его задача — поскорей вернуться и проверить, все ли в порядке. Ведь он беспокоится. Важность своей роли по отношению к человеку, которого он опекает, ребенок чувствует очень сильно, хотя и смутно. Он считает себя своего рода «антидепрессантом» для этого человека. Ребенок сидит в школе и думает: «Маме там без меня плохо, нужно вернуться».

Разрушить неверную логическую связь

Часто еще секрет кроется в самой маме. Неоспоримо доказано, что чаще всего школьная фобия случается у детей издерганных, депрессивных и замотанных матерей. У матерей, которые всего на свете боятся: микробов, машин, воров, в общем всего, связанного с внешним миром, и этот страх они подсознательно передают своим детям. «Охранительная» идеология навязывает свою тактику: вечно беречься от воображаемой опасности. Эти матери-наседки не умеют дозировать свою любовь и «путают привязанность к ребенку с желанием заполнить свою внутреннюю потребность во внимании». Так объясняет психиатр Алан Браконнье в произведении «Мать и сын», где он по-своему истолковал идеи Эдипового комплекса; при этом книга остается апологией материнской любви. Он поддерживает матерей в их всеобъемлющем и мощном чувстве, но предостерегает: нельзя слишком давить на детей своей любовью. И помнить фразу: «Моя мама как ночник: она все время со мной и когда я грустен, она загорается, чтоб согреть мое сердце».

Когда мама депрессивна или просто до такой степени зависима от сына, что невольно он начинает ее опекать, этому наверняка есть свое объяснение: она испытывает внутреннюю пустоту. Отец не участвует в жизни семьи. Да, часто дело в этом, отец не обеспечивает ощущения внутренней безопасности. Отец-приятель, добрый малый — но абсолютно не отвечающий основной отцовской роли: быть сдерживающим и организационным центром семьи. Такой отец не догадывается, что именно ему следует «раскристаллизовать» отношения матери и сына. Помочь разрушить неправильную логическую связь своими действиями. Это могут быть прогулки с сыном на природе, совместные занятия спортом, поездки к бабушке и дедушке. А отец вместо этого равнодушно смотрит, как слаженно функционирует эта «суперкоманда». Иногда, правда, случается, что у него просто нет другого выхода. Симбиоз между явившимся на свет ребенком и его матерью бывает так силен, что в нем не оказывается места для третьего. Даже если это отец. Такого называют еще «диванный папа»: ему так надоедает чувствовать себя лишним в супружеской постели, куда каждую ночь проскальзывает малыш, что он ссылает себя на диван — и в конце концов приживается там, привыкает. Таким образом, он отказывается от своей роли и поощряет законность пребывания ребенка в материнской постели. И постепенно перестает служить для ребенка примером, моделью для будущей жизни. И вот при равнодушном отце и не в меру заботливой матери ребенок постепенно убеждается, что играет самую важную роль. Он быстро понимает, что мама не может без него обойтись, он слышит, как она шепчет ему на ушко: «Какое счастье, что у меня есть ты…» Продолжение всем известно: роли меняются, сын становится главным. В истории со школьной фобией, как мы видим, именно он правит бал.

Однако ребенок, который отказывается ходить в школу, часто вполне соответствует норме. У него нет заметных неврологических или психологических проблем. Такой домосед, привязанный к своему жилищу, где у него множество мелких привычек. Он робок, противится изменениям, ему недостает уверенности в себе. Он, как правило, умен и даже может быть одаренным ребенком — так что школа вдобавок может быть для него не особенно привлекательна. Она не дает ему ничего такого, что могло бы его удержать. Его мысли в другом месте — в данном случае дома, и он не особенно вкладывается в учебу.

Когда ребенок приезжает к нам в отделение, наша главная задача — чтобы он поскорее вернулся в школу. Чем больше мы мешкаем — тем труднее будет примирение. И после двух-трех месяцев непосещения возращение уже практически немыслимо. Ведь ребенок уже полностью понял все преимущества такой ситуации. Во-первых, куча маленьких второстепенных радостей — типа поваляться в кровати по утрам, не писать контрольных, не получать плохих отметок. К тому же когда ребенок не охвачен школьным процессом, укрепляется патологическая связь между матерью и сыном, их взаимная зависимость растет и возвращение в школу — единственная возможность не допустить, чтобы эти отношения «закапсулировались».

Прежде всего мы назначаем психологическую поддержку для ребенка и для всей семьи. Можно добавить к этому еще сироп-анксиолитик, то есть подавляющий тревожность, чтобы ребенок лучше спал и просыпался не в таком подавленном настроении. Но чаще всего ничто, увы, не помогает. Ведь мы имеем дело не с простой прихотью, не с капризом. Несколько раз появившись у нас, ребенок объясняет, что он все понял, что он готов вернуться в школу и с понедельника начать новую жизнь. Но — ничего не поделаешь… «Это» сильнее его. В понедельник он опять в истерике. И он пытается оправдываться: учитель слишком строгий… голова болит… лучший друг ушел в другую школу… и сам уверен притом, что все это чистая правда!

Школьная фобия весьма любопытна с точки зрения психолога, такие дети обычно очень трогательны и милы. Они чувствительны, развиты, общительны, покладисты и сговорчивы во время консультаций. Чувствуется, что они совершенно искренни, когда клянутся, что вернутся в школу. Но что-то ускользает от их понимания: природа той таинственной и могучей силы, которая раз от разу возвращает их домой к маме и папе. И тогда мы принимаем неизбежное решение.

Разлука

Это очень болезненный момент. Своего рода шоковая терапия, которую никто из нашей команды не любит, но она — единственное средство спасти ребят из каждодневного кошмара. Итак, госпитализация. Еще ведь надо и родителей уговорить! А теперь вообразите себе сцену расставания: она ужасна. Ребенок орет, как резаный: «Не бросайте меня. Я пойду завтра. Клянусь чем угодно. » Наш долг — проявить стойкость. Родители уходят, малыш горько рыдает. Мы можем выдержать эту трагедию лишь потому, что знаем ее наизусть. Пройдут минуты горя — и ребенок успокоится и направится в игровую знакомиться с новыми приятелями. Контраст очень заметен. И вполне объясним. Мы вынудили его, обязали оставаться здесь, у него нет выбора. Он не может винить себя: «Я злой мальчик, я бросил маму». В этом и заключается вся разница: мы сняли с него груз ответственности за разлуку. То, что не может сделать школа, позволяет совершить авторитет и власть белых халатов.

Успокоить его и обнадежить

Конечно, в течение тех дней, которые ребенок проведет у нас, с ним будут случаться приступы тоски, ему не раз остро захочется домой. Но он не сделает этого. Мы специальным образом распределяем роли в команде, чтобы его постоянно кто-то мог подбодрить и успокоить. Врач проводит с ним беседы, воспитательницы и медсестры провожают его на занятия и даже, если надо, убаюкивают его по вечерам. Главное лечение состоит в интенсивной психотерапии, задача которой — определить источник тревожности ребенка и помочь ему сформулировать свои опасения. День ото дня становится ясней, что ребенок мобилизует свои внутренние силы, «собирается» — еще и благодаря отношениям, возникшим с «новой семьей» — малышами, госпитализированными, как и он. Ему необходимо убедиться, что он способен жить без родителей. Он ведет в отделении жизнь, максимально приближенную к нормальной, которая в том числе включает школьные занятия. И с радостью замечаем: ничего ужасного не происходит, он охотно посещает два часа послеобеденных занятий. И ему даже нравится!

Параллельно мы раз в неделю встречаемся с родителями, чтобы понять, что с ними в это время происходит и попробовать помочь им пережить расставание. Надо сказать, как бы ни грустно им было в вынужденной изоляции, никто ни разу не потребовал забрать ребенка. Они доверяют нам, хотя сами страдают. И это тоже своего рода признание их бессилия перед лицом сложившейся ситуации. Они чувствуют, что им самим не справиться.

Лечение расставанием длится несколько недель. И порядок нарушать нельзя: сначала обмен письмами, потом телефонный звонок, потом встреча с родителями и наконец разрешение провести дома выходные. Только после этого возможно рассмотреть вопрос о возвращении домой; решение принимается на общем собрании всей команды. Иногда ребенок прямо из больницы отправляется в школу. Таким образом, мы помогаем ему пройти первый шаг, понять, что все возможно, что он действительно может «с завтрашнего дня начать новую жизнь». Но иногда мы терпим поражение. И тогда нам приходится посоветовать родителям школу-интернат. Там болезненные расставания будут происходить только раз в неделю, по понедельникам, ежедневные приходы домой и следующие за ними уходы не будут его будоражить. И со временем он привыкнет, научится жить для себя, поймет, что неплохо иметь друзей, какой-то свой мир. И школа — тоже часть этого мира.

Если ребенок отказывается от школы, потому что боится уйти из дома — это патология, сложная и достаточно опасная. Лечение тоже должно быть серьезным, все следует поставить на карту, чтобы избежать аффективного и социального упадка, в котором ребенок может надолго замкнуться. Нужно спасти его от подстерегающей опасности, ведь в развитии каждой личности школа играет очень важную роль. Именно школа ведет личность к автономии и учит преобразовывать опыт. Учит старательно и просто — как это сделал Поль Ле Ген, тренер, который во время Олимпийских игр в Лионе дал своим игрокам возможность проявиться и выложиться на полную мощность.

psy.wikireading.ru