Школы для детей с аутизмом в спб

Светлана Юрьевна
АГАПИТОВА

Нужна помощь

Андрей учится в пятом классе, 20 ноября ему исполнилось 11 лет. Он так мечтал встретить его с семьей и друзьями дома. [Подробнее]

ИТОГИ конкурса «Детский взгляд на «Десятилетие детства»

Сегодня, в День защиты детей, мы подводим итоги конкурса «Детский взгляд на «Десятилетие детства». Конкурс проходил с 1 марта до 15 мая 2018, в нём приняли участие около 500 детей, из них почти 400 выбрали номинацию «Художественное творчество». [Подробнее]

Пропал ребёнок!

Год рождения: 2001 г.р. 10.09.2016 пропал в Тосненском районе Приметы: на вид 14 лет, рост 167 см., худощавого телосложения, волосы прямые светло-русые, глаза карие. [Подробнее]

Календарь новостей

Дети с аутизмом продолжат обучение в школе № 687

Если раньше об уникальном Центре для детей с аутизмом знал только ограниченный круг заинтересованных лиц, то за последние несколько недель его «популярность» значительно возросла. Однако поводом для повышенного внимания к учреждению стали не впечатляющие результаты работы с особыми детьми, а угроза закрытия Центра.

Петербургская школа–сад № 687, которая носит название «Центр реабилитации ребенка», известна далеко за пределами Северной столицы. Свою репутацию учреждение завоевало благодаря чудесам, которые ежедневно совершают его сотрудники, обучая особых малышей жить обычной жизнью.

В «Центре реабилитации ребенка», помимо общеразвивающих и логопедических групп, работает уникальное отделение для детей с расстройствами аутистического спектра. Это малыши, психическое развитие которых протекает не так, как у других. Они живут в собственном, закрытом от всех мире, им сложно ориентироваться в окружающей действительности, трудно выполнять простейшие для обычного ребенка действия.

Сотрудники «Центра реабилитации ребенка» уже 20 лет успешно обучают и социализируют детей с разными формами аутизма и добиваются удивительных результатов. Перенимать опыт петербургских педагогов приезжают коллеги из других регионов страны, а на поступление в «Центр реабилитации ребенка» стоит огромная очередь. Чтобы отдать своих деток в руки уникальных специалистов, в Северную столицу приезжают семьи из всех уголков России – даже из Владивостока и с Камчатки.

Видя востребованность учреждения, родители и педагоги грезили о создании на базе Центра ступени средней школы, чтобы дети со сложными дефектами могли обучаться дальше по специальной программе. Сейчас после 4-го класса их переводят в коррекционные школы VIII вида для детей с умственной отсталостью, однако не всегда такие программы подходят аустистам. Но, оказалось, что сейчас не время думать о развитии Центра: сохранить бы то, что есть!

В декабре прошлого года появилась информация, что школу-сад № 687 собираются закрыть: 3 из 5 корпусов учреждения находятся в аварийном состоянии. О том, сколько времени продлится ремонт и как будет в это время организован образовательный процесс, ничего конкретного не говорилось. Неопределенная позиция районных властей напугала родителей. «Что же будет с нашими малышами? — сокрушались они.- Если их «раскидают» по коррекционным садам и школам для детей с умственной отсталостью, то всё, чего удалось добиться с таким трудом, сойдет на нет».

Сидеть и ждать, пока проблема сама разрешится, мамы и папы воспитанников Центра не стали. Не получив ответов от администрации, они обратились к Уполномоченному по правам ребенка, к депутатам и журналистам.

Узнав о проблеме, Светлана Агапитова съездила в 687-ю школу, поговорила с родителями и педагогами, познакомилась с работой учреждения, после чего встретилась с главой Центрального района Марией Щербаковой.

В личной беседе Глава администрации пообещала Уполномоченному, что школу-сад расформировывать не будут. И чтобы получить ответы на все вопросы, тревожащие родителей: где будут заниматься дети, когда здание закроют? сохранится ли педагогический коллектив Центра? сможет ли в сентябре детский школа-сад принять новых воспитанников? — Светлана Агапитова направила ряд писем руководителям Центрального района и Комитета по образованию.

На этой неделе поступил официальный ответ от Главы Центрального района, который пролил свет на планы администрации. Как сообщила Мария Щербакова, летом 2016 года в одном из трёх «проблемных» зданий 687-й школы власти собираются сделать косметический ремонт. Судьба остальных корпусов пока не решена; картина прояснится после проведения дополнительных обследований состояния строений и фундаментов.

Если всё же будет принято решение о закрытии зданий, воспитанникам общеразвивающих и логопедических групп будут предложены места в других детских садах Центрального района. Это мера непопулярная, однако других вариантов пока не предвидится. Однако есть и хорошая новость. «Воспитанники и обучающиеся с расстройствами аутистического спектра продолжат обучение в начальной школе-детском саду № 687», — заверила Мария Щербакова. Если раньше эта информация была озвучена в ходе разговора, то теперь она подкреплена подписью главы района.

Кроме того, Мария Щербакова отметила, что готова к обсуждению вопроса о создании на базе «Центра реабилитации ребенка» средней ступени образования для детей с аутизмом. Но по мнению главы района, эту задачу нужна решать на уровне Правительства Санкт-Петербурга и профильного Комитета. Светлана Агапитова считает, что такие образовательные ресурсы нужно развивать и будет поддерживать эту инициативу родителей.

www.spbdeti.org

Школы для детей с аутизмом в спб

Петербургский центр для аутистов станет первым среди многих

О проблеме аутизма в России предпочитают не говорить, зачастую называя этот недуг шизофренией, а людей с этой болезнью – психами. Пока во всем цивилизованном мире специалисты разрабатывают методики развития и адаптации таких людей к обществу, у нас в стране аутисты фактически оставлены на произвол судьбы, их будущее зависит только от помощи родственников и близких. Однако и в России появился маленький просвет – в Петербурге открылся центр творчества для аутистов «Антон тут рядом».

Это первый проект подобного рода. Творческие занятия станут для воспитанников центра одним из методов социальной реабилитации. Планируется открыть бумажную, декораторскую и швейную мастерские. Центр создается силами режиссера, киноведа и сооснователя фонда содействия решению проблемы аутизма в РФ «Выход» Любови Аркус (подробнее — здесь). В новом центре будут оказывать адекватную и постоянную помощь аутистам. Его официальное открытие состоится в марте 2014 года, а пока он функционирует в пилотном режиме.

Что же такое аутизм? Как живется людям с этим заболеванием у нас в стране? И почему им так важна и нужна поддержка и помощь? Постараемся подробно ответить на эти вопросы, поскольку, уверены, что многие россияне вообще не знают о существовании и проблемах аутистов.

Аутизм и аутисты

Как самостоятельное расстройство аутизм впервые описал Л. Каннер в 1942 году. Аутизм – это тяжелое нарушение психического развития человека, при котором страдает способность к общению и социальному взаимодействию. Дети с аутизмом ведут себя очень стереотипно, что может проявляться в многократном повторении элементарных движений (подпрыгивания или потряхивания руками), и нередко деструктивно (агрессия, крики, самоповреждение, негативизм).

Уровень интеллектуального развития при этом недуге может быть разным: от умственной отсталости до потрясающей одаренности в отдельных сферах знаний и искусства. Зачастую у детей с аутизмом отсутствует речь, отмечаются отклонения в развитии внимания, моторики, восприятия, эмоциональной и прочих сфер психики. Свыше 80% аутистов – инвалиды.

В 2000 году распространенность аутизма составляла 5-26 случаев на 10 тысяч детского населения. Но уже в 2005-м в среднем на 250-300 новорожденных приходился один аутист. Отметим, что это чаще, чем изолированные слепота и глухота вместе взятые, сахарный диабет, синдром Дауна или онкологические заболевания у детей. Исследования Всемирной организации аутизма показали, что в 2008 году один случай аутизма приходился на 150 детей. В 2012 году каждый 88-й ребенок в США болел аутизмом. Согласно европейским данным, количество людей с таким диагнозом составляет примерно 1% населения страны. В России такой статистики не ведется, но однозначно можно сказать, что число аутистов с каждым годом постоянно увеличивается.

Следует отметить, что помочь больным аутизмом можно. В этом нет ничего нереального и сложного. Все системы и методики давно уже опробованы и успешно действуют в мире, поэтому России не нужно изобретать велосипед. Необходимо только не закрывать глаза на проблему и хотеть действительно помочь этим людям, а не отказываться от них и запирать в специнтернаты, как «психов и ненормальных».

Причем эти меры не требуют от государства дополнительных финансовых затрат. По большому счету нужно только частично реорганизовать имеющиеся механизмы и системы в области здравоохранения, социальной сферы и образования.

Первоочередная задача – наладить в стране раннюю диагностику аутизма, для этого понадобится срочно провести дополнительное обучение психиатров и педиатров. Следует прописать простейший перечень симптомов, при наличии которых малыш должен обязательно направляться на специализированную диагностику, которая сможет поставить точный диагноз.

Если выявить заболевание до 1,5 лет и своевременно провести комплексные коррекционные мероприятия, то в первый класс может пойти уже вполне здоровый ребенок, который успешно пройдет курс обыкновенной школы и получит высшее образование. Если же диагноз будет поставлен ребенку позже 5 лет, скорее всего, ему придется учиться индивидуально. Коррекционная работа в это время осложнена наличием определенного жизненного опыта ребенка, закрепленных стереотипов и неадекватных моделей поведения. Его дальнейшая судьба полностью будет зависеть от той среды, в которой будет находиться подросток.

Второй шаг – скорейшее и обязательное внедрение корректирующих программ и методик для аутистов, в которых должны участвовать родители таких детей, педагоги, персонал дошкольных учреждений и школ. Сейчас семьям аутистов попросту некуда деваться. Многие следуют указаниям психиатров и отдают детей в специнтернаты, хотя это, как правило, ничего не дает. Детей, страдающих аутизмом, практически невозможно устроить в детский сад или в школу. Их сначала принимают, но потом выгоняют, поскольку с ними сложно. По статистике, остаются лишь 2–3% детей, не мешающих другим.

В России действуют коррекционные школы разных видов для детей с нарушениями зрения, слуха, умственной отсталостью. Аутизм является четвертой по распространенности болезнью среди детей, но специальных школ для аутистов практически нет. В Москве действует только одна подобная школа, и то в ней лишь начальные классы. Детей там обучают простым бытовым навыкам – отвечать на вопросы, смотреть в лицо собеседнику, поддерживать разговор.

В этом случае огромную помощь бы оказали специальные центры, такие как открывается в Петербурге. Высококвалифицированные специалисты подобных центров смогли бы помочь аутистам нормально жить и работать, принося пользу обществу. Но такие центры создаются только благодаря усилиям отдельных энтузиастов (как правило, родителей детей-аутистов). Открывающиеся центры помощи, разговоры об этой проблеме – это все исключительно заслуга родительского сообщества. Причем, следует признать, что такое происходит не только в России. В США, Германии и во Франции государство начинало решать данную проблему только после того, как о ней во весь голос заговорили родители аутистов.

Поэтому третьим важным этапом помощи аутистам является господдержка. По статистике, 80 процентов семей, воспитывающих детей-аутистов в России, имеют низкий уровень достатка. Многие семьи неполные, зачастую одному из родителей приходится оставить работу в пользу малыша. Таким образом, государство должно полностью взять на себя финансирование коррекционных мероприятий. Причем важно не просто потратить бюджетные деньги, а потратить их с максимальной эффективностью.

Потребуется дополнительное обучение педагогов, дефектологов и школьных психологов. В стране катастрофически не хватает специалистов, которые хорошо разбираются в методах лечения аутизма. Ведь только качественная и своевременная помощь может принести плоды.

Причем для этого не нужны серьезные дополнительные расходы. Следует только правильно перераспределить те средства, которые выделяет государство. Сейчас государство пожизненно содержит аутистов, делая их недееспособными в закрытых психоневрологических интернатах. На каждого пациента, согласно нормативам, выделятся около 35 тыс. руб. в месяц. Если же эти деньги перенаправить на интеграцию и обучение аутистов в специальных центрах, то уже через 5 лет наше общество получит десятки тысяч людей, которые смогут нормально функционировать, работать и жить.

В 2012 году на международном кинофестивале в Венеции был представлен фильм «Антон тут рядом» Любови Аркус. Картина, рассказывающая о жизни взрослого мальчика-аутиста, в России вызвала огромный резонанс. Фильм получил множество международных наград, премии национальных киноакадемий как лучший документальный фильм года, был показан в прайм-тайм в эфире Первого канала.

«Антон тут рядом» стал событием не только для кинематографа, но и вызвал волну общественного внимания. Название фильма соответствует идеологии Центра на Троицкой площади.

m.fontanka.ru

Школа для детей с аутизмом и другие

В этой школе «детям-инопланетянам» с особыми потребностями помогают приспособиться к жизни среди одинаковых людей

В любом классе обычной школы есть один-два «неудобных» ребенка. И каждого учителя время от времени посещает предательская мысль: как было бы хорошо, если бы их не было… Трудно кого-то винить, ведь школьная жизнь вращается вокруг мифического процента успеваемости и пугала ЕГЭ, а не вокруг судьбы отдельного ребенка. Но какой должна быть педагогика, чтобы учить не одного-двух «неудобных» детей в классе, а целый класс, собранный из таких непростых детей?

Когда-то этих детей называли умственно отсталыми, потом стали говорить о детях с проблемами в развитии, теперь чаще говорят: дети с особыми потребностями. И на каждую потребность у учителя должен быть ответ.

Елена Семеновна Погостина — директор специальной (коррекционной) общеобразовательной школы VIII вида № 359 ЦАО, что в Армянском переулке. Она рассказывает: «Мы своим детям говорим, что есть специальные школы с углубленным изучением английского языка или математики, а есть школа волшебников, которые умеют делать что-то своими руками».

Труд здесь — один из основных предметов. Он вместе с театром, фольклорной студией, музыкальным коллективом «Лапоток», лечебной физкультурой помогает развиваться детям, у которых проблемы с мышлением, памятью, речью, с фонематическим слухом, трудности в общении, нарушена моторика. Очень трудно, проработав здесь больше 30 лет, не выработать иммунитет к беде, которая все время рядом с тобой. Елена Погостина этого иммунитета не выработала. Ей жаль родителей, она искренне сочувствует этим людям. Ей страшно за каждого своего ученика: получится ли?

Работала как-то в школе комиссия. Сидели в директорском кабинете. Заходит мальчик, карабкается на Елену Семеновну, словно на дерево, целует и сообщает всем: «Я самый главный в этой школе целовальщик». И уходит. Кроме «целовальщика» есть еще один ученик, он должен каждое утро несколько минут побыть в директорском кабинете перед тем, как идти в класс. Тихо зайдет, посидит и выйдет. Елена Семеновна никогда детей не одернет ради гостей или проверяющих. Наоборот: «Это ничего, ему так надо».

Коррекционная школа — крайняя точка образовательного пространства, потому что за ней больше нет педагогики, которая может помочь человеку стать личностью. Только здесь можно сделать этих ребятишек людьми, которые сами научатся себя обслуживать, ходить в магазин, готовить себе еду, а еще захотят и смогут работать, причем по очень нужным специальностям. Озеленители, вышивальщицы, переплетчики, швеи, столяры, плиточники, штукатуры — востребованные люди. Елена Семеновна смеется: «А девочки, надо сказать, устраиваются в жизни не хуже нас с вами».

Недавно в директорском кабинете раздался телефонный звонок: «Вы аутистов принимаете? — Принимаем. — А в котором часу у вас начинаются занятия? — В 8.30. А вы где живете? — Да в Магадане. Но мы переедем, чтобы у вас учиться. Мы слышали, вы говорите, что необучаемых детей не бывает».

Некоторые родители так намучились, что готовы на все. Ищут школу спасающую. Есть дети более способные, есть со сложной структурой дефекта — таких раньше действительно называли необучаемыми. Но что значит необучаемые? Кто-то научится дроби складывать, а кто-то — завязывать шнурки. И всем надо научиться жить среди людей. В школе 16 классов, из них в 9 — дети со сложной структурой дефекта: интеллектуальные, поведенческие, психологические трудности, гипервозбудимость. У каждого ребенка индивидуальный образовательный маршрут. На каждого заводится журнал его продвижения. Любой новый учитель может посмотреть, что этот ребенок может, а чего от него требовать не стоит. Есть общая программа, но не она здесь главное.

Завуч Татьяна Островская показывает эти индивидуальные журналы. Кружочками шести цветов учителя маркируют каждую тему: кто из школьников и как с ней справляется. Может ли ученик выполнять задание самостоятельно или выполняет его с опорой на схемы? Необходим ли контроль со стороны учителя; требуется ли его помощь?

У учителя Ирины Калининой второй раз подряд класс аутистов. Когда она взяла в 1996-м таких детей, аутистов целым классом еще никто не учил. Видавшим виды опытным дефектологам они казались инопланетянами. А сейчас из технологического колледжа звонят и говорят, что выпускников Ирины Калининой они готовы брать. В колледж! Ирина Валентиновна уверена: «Опыт не значит, что я знаю, как надо. Я знаю только, что каждого из них надо принять. И не тогда, когда он делает что-то правильно, а в любую минуту — безоговорочно».

В ее классах дети сложные. Никак не могли выучить алфавит. Ни одной буквы. Хорошо, что помогают все время специалисты из Центра лечебной педагогики. Посоветовали: начните с буквы «я». И точно: «я» выучили, и дальше пошло!

— Никак не могла своим детям объяснить, что такое мягкий знак. И сказала им: это как соль — просто так ее никто не ест, но и без соли нельзя, невкусно. Значит, и мягкий знак нужен. Они поняли. У этих детей образное восприятие.

Оценки в этой школе тоже другие. Оценивается, что сегодня сделал ребенок лучше, чем вчера. Никому не придет в голову заставлять ребенка делать то, что у него не получается, и отчитывать за то, чего он не может. Или, как еще бывает в общеобразовательных школах, ловить ученика на том, чего он не знает. Наоборот: каждый учитель здесь старается найти, что же ребенок может, что знает, чтобы опереться на это его умение или знание, пусть самое небольшое. И найти, за что его можно похвалить.

Иногда родители долго не могут смириться с тем, как распорядилась судьба. Надеются, что ребенок перерастет свой недуг. Пытаются отдать в общеобразовательную школу. Мальчика четыре года переводили из школы в школу и только в 4-й класс привели в 359-ю. Он полтора года молчал (можно только догадываться, какие насмешки и издевательства ему пришлось перенести до этого). А здесь оттаял. И дело пошло. Теперь даже в театральных постановках участвует.

А еще одного ученика привели в 5-й класс. До этого — родители уговорили — в общеобразовательной школе его посадили на заднюю парту, и учительница повторяла ему только одно: сиди, не мешай. Как в камере хранения. В 359-й — учат. И оказывается, самые необучаемые что-то умеют, что-то могут. Есть чему позавидовать: если бы и в обычной школе к детям искали такие подходы.

В 359-й под класс аутистов поменяли всю организацию учебного процесса: им сложно довериться многим учителям, а после «началки» появляются учителя-предметники. Но этому классу так трудно. Они и к своей первой учительнице долго привыкали. Поэтому организовали все так, чтобы она могла учить их основным предметам и дальше. Школа изменилась под детей.

Автор: Людмила Рыбина
Источник: «Новая Газета»

www.deti-indigo.ru

Первая в России школа для аутистов появилась в Петербурге

07.09.2016 в 13:21, просмотров: 2099

Обычная петербургская школа переквалифицировалась в региональный центр аутизма. На базе 755-й школы организованы 1–6-й классы для детей, страдающих расстройством аутистического спектра. В России это первый подобный центр, оттого на него сейчас обращено пристальное внимание.

Ведь до сих пор обучение детей-аутистов во многом ложилось на плечи родителей. Полноценное общее образование, возможность получения в дальнейшем профессии были для них практически неразрешимой проблемой.

В центре работают дошкольные группы. В дальнейшем здесь будут обучаться и дети старших классов.

Популярно в соцсетях

  • Самое интересное
  • По теме
  • Комментарии

Оставьте ваш комментарий

Что еще почитать

Сетевое издание «МК в Питере» spb.mk.ru

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57530

Учредитель СМИ – ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Редакция СМИ – ООО «Санкт-Петербургское информационное агентство»

Адрес редакции: 191119, г. Санкт-Петербург, ул. Правды, дом 12, оф. 3

Главный редактор Потапенко Андрей Анатольевич

Все права на материалы, опубликованные на сайте spb.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Использование материалов, опубликованных на сайте spb.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

spb.mk.ru

Детей-аутистов лишают школы

В Петербурге хотят ликвидировать государственное учебное заведение для аутистов. Таких школ в стране всего две. Очереди огромны — учеников привозят со всей страны.

23:40, 25.02.2016 // Росбалт, Петербург

До середины 90-х годов для лечения раннего детского аутизма использовали только медикаментозные средства. В лучшем случае ребят отправляли в коррекционные школы, в худшем — на домашнее обучение. Специализированным образованием детей с этой патологией никто не занимался. В педагогических вузах об особенностях обучения аутистов тоже практически ничего не рассказывали. Дескать, есть ребята с нарушением функции общения — и все.

Даже сейчас в полном объеме этой проблемой в России не занимаются. На всю страну — только две специализированных государственных школы для таких детей — «Центр реабилитации ребенка» в Петербурге и «Морозовский центр» в Москве. Очереди туда огромны. В центры едут со всей страны.

Специализированная начальная школа-сад № 687 для детей с расстройствами аутистического спектра появилась в Петербурге в 1995 году. Авторами концепции центра стали заслуженный учитель РФ Лариса Демьянчук, ректор института специальной педагогики и психологии им. Р. Валленберга Людмила Шипицина и доктор медицинских наук, профессор кафедры специальной психологии СПбГУ Евгений Иванов.

Изначально заведение размещалось в одном из корпусов детского сада № 14 на Павлоградском переулке. Позже появились еще четыре корпуса — на набережной Обводного канала и Роменской улице.

Каждый из пяти корпусов имеет свою направленность. В первом размещены три дошкольные группы для детей со сложным дефектом развития, а также один класс для детей с ограниченными возможностями. Второй — «школьный», в нем обучаются ребята с ограниченными возможностями здоровья из 1-4 классов. В третьем корпусе расположены дошкольные общеобразовательные группы — по сути, это обычный детский сад, который посещают дети из ближайших домов. В четвертом корпусе занимаются четыре дошкольные группы детей с задержкой психического развития. В пятом работают с детьми с тяжелым нарушением речи.

Всего в центре обучаются 36 школьников и 190 дошкольников. Сюда приезжают дети-аутисты не только из Петербурга, но и из Владивостока, Читы, Майкопа, Калининграда, Красноярска. На попадание в центр — очереди. Многие иногородние ищут родственников в Петербурге, пытаются прописаться в Центральном районе города, чтобы иметь приоритет в устройстве своих ребят в уникальную школу. Учебное заведение было признано петербургской «Школой года» в 2000 году, а в 2005 году победило в конкурсе «Школа года России».

Учредителями являются комитет по образованию и администрация Центрального района города. Однако создается ощущение, что городские власти совершенно не обращают внимания на учебное заведение. Руководство школы и родители неоднократно просили комитет по образованию и районную администрацию посодействовать в ремонте зданий, изношенность которых уже превысила 50%. Как правило, все ограничивалось отписками. Впрочем, иногда доходило и до «конкретики».

«Постановлением правительства Санкт-Петербурга в государственной программе Санкт-Петербурга развития образования на 2015—2020 годы объекты по адресу включены не были», — так звучал один из ответов представителей районной администрации. В итоге детсадовские площадки для гуляний приходилось ремонтировать за счет средств случайно найденных спонсоров. Облагораживанием школьных кабинетов занимались сами родители. Единственное, что сделали городские власти, — это натянули защитную сетку на осыпающийся фасад первого корпуса. Его ремонт был оценен всего в 100 тыс. рублей. Но и этих денег власти не выделили.

Существовало еще и распоряжение губернатора Петербурга Георгия Полтавченко от 2012 года, согласно которому три школьных корпуса на Обводном канале должны были снести, а в 2015 году учебное заведение должно было переехать в новое здание на 280 мест. При этом адрес потенциального переезда нигде обозначен не был. То есть по сути распоряжение представляло собой некую идею-концепцию того, что именно можно было бы сделать с 687-й школой.

Родители и педагоги обратились за помощью к уполномоченному по правам ребенка в Петербурге Светлане Агапитовой. Она посетила заведение 29 января. Ознакомившись с положением дел, омбудсмен доложила о ситуации главе администрации Центрального района Марии Щербаковой. Тут-то и выяснилось самое интересное. Оказывается, что ремонтировать школу никто не собирается. Два из пяти корпусов, в которых занимаются детьми-аутистами, ожидает закрытие уже в 2016 году. После этого они должны быть снесены. Детей с аутизмом же планируется просто «раскидать» по коррекционным классам 46-й, 25-й и 467-й школ, а ребят из речевых групп отправить в районные детские сады.

В начале февраля школу посетила и Мария Щербакова. Как рассказывают родители, это произошло рано утром — видимо, чиновница хотела избежать встречи с мамами ребят. После экскурсии Щербакова констатировала, что здания действительно изношены, два корпуса должны быть закрыты. Впрочем, она пообещала, что будет проведена техническая экспертиза строений.

Родителей эта ситуация возмутила. Они выступили против закрытия корпусов школы. По их словам, детей нельзя переводить в обычные коррекционные классы — к аутистам нужен особый подход, с учетом их особенностей.

Так, Марина Игнатьева даже специально переехала в Петербург из Владивостока в 2012 году, чтобы устроить своего ребенка в школу № 687. В ее родном городе таких заведений нет. Психиатры в глубинке и вовсе отказываются ставить диагноз аутизм. Если у ребенка интеллект в норме — то диагностируют шизофрению, если нет — умственную отсталость.

«У меня была большая битва с психиатрическим сообществом города, чтобы ребенку наконец-то поставили диагноз аутизм. Пыталась устроить его в детский сад. Добиться места удалось только после обращения прокуратуру. Взяли с большим трудом в ЗПР-ный (задержка психического развития). Через год моего ребенка оттуда с треском выгнали. В школу его могли устроить только для умственно отсталых, но для нас это не подходит», — рассказала Игнатьева. По ее словам, именно благодаря петербургскому центру ее ребенок наконец заговорил. «У меня ребенок боялся есть, девочка просто пугалась еды. К кому мы только не обращались — к психологам, к логопедам — результата не было. Нормально кушать она начала только когда стала учиться в центре», — рассказала Лидия Троицкая, которая специально переехала в Петербург из Майкопа, чтобы устроить свою дочку в Центр. Другие родители также отмечают, что только эта школа дает их детям «билет в жизнь». Что делать, если ее закроют, они не знают. «Что остается? Переходить на домашнее обучение? Учреждений, работающих с детьми-аутистами, просто нет», — подчеркнула Игнатьева.

Заместитель директора по учебно-воспитательной работе Марина Иванова напомнила, что существуют президентские указы, в которых был сделан акцент на том, что первейшая помощь должна оказываться именно детям-инвалидам. В Петербурге же обратная ситуация. Уникальному заведению грозит ликвидация. За 20 лет педагогический состав накопил значительный опыт в работе с детьми с особенностями развития. Теперь обо всех достижениях власти хотят забыть.

Учитель начальных классов Надежда Лебедева считает, что при желании найти новое здание для детей-аутисов не составит труда. В самой школе не претендуют на что-то особенное. Это просто должно быть здание без признаков аварийности, рассчитанное на 220 ребят, желательно с хорошей транспортной доступностью.

По информации родителей и педагогов, выселить их хотят не просто так — на территорию, ограниченную Лиговским проспектом — Павлоградским переулком — Черняховской улицей — набережной Обводного канала, претендует предпринимательская структура, близкая к правительству города.

В надежде добиться справедливости и спасти школу педагоги создали на портале change.org петицию, обращенную к властям города. За неделю за сохранение центра подписались 3 тысячи неравнодушных граждан.

Александр Калинин

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.

m.rosbalt.ru