Скобликова сб заикание лицом к лицу

Обследование заикающегося ребёнка и консультация родителей

Для того чтобы создать план индивидуальной работы с ребенком, необходимо провести полное психолого-педагогическое и логопедическое обследование. Цели этого обследования: 1) оценить по классификатору выраженность заикания; 2) выяснить, есть ли у ребенка, помимо заикания, другие речевые дефекты; 3) определить уровень интеллектуального развития; 4) установить наличие или отсутствие сопутствующих психопатологических комплексов заикающегося. Зачастую мамы и папы задают вопрос: «Зачем надо проходить обследование? Мы много где обследовались и лечились. Диагноз давно поставлен». Дело в том, что каждая методика нуждается в собственном, специально подобранном коррекционном материале, который формируется в результате обследования, поэтому различные методики подразумевают различные обследования, а некоторые специалисты создают необходимую им собственную шкалу оценки выраженности заикания, что мы и сделали.

Мы считаем, что заикание можно оценить в баллах от 0 до 10 по классификатору выраженности.

Классификатор выраженности заикания

0 баллов. Признаков заикания нет.

1 балл. Речь легкая, свободная, понятная для окружающих, интонационно разнообразно окрашенная. Ситуативно, как реакция на тревожную или травмирующую обстановку, возникают единичные клоны первых звуков и слогов в количестве 1 клон на 25 слов. Дыхание нормативное.

2 балла. Речь легкая, свободная, понятная для окружающих, интонационно разнообразно окрашенная. Ситуативно, как реакция на тревожную или травмирующую обстановку, возникают единичные клоны первых звуков и слогов в количестве 1 клон на 15 слов. Придыхания перед началом речи.

3 балла. Речь свободная, понятная для окружающих, интонационно окрашенная. Возникают единичные клоны первых звуков и слогов в количестве 1 клон на 5 слов. Отмечаются преодолимые дыхательные судороги. Дыхание поверхностное.

4 балла. Речь затрудненная, понятная для окружающих. Интонация однообразная и обедненная. Возникают единичные клоны первых звуков и слогов в количестве 1 клон на 5 слов. Отмечаются преодолимые дыхательные и артикуляторные судороги. Дыхание поверхностное.

5 баллов. Речь затрудненная, понятная для окружающих. Интонация бедная. В коммуникативном процессе отмечаются преодолимые дыхательные и артикуляторные судороги, как множественные клонические, так и тонические, при этом преодолимые тонические судороги встречаются в количестве 1 на 1 минуту речи. Дыхание поверхностное, дискретное. Возможны вегетативные расстройства, эмболофразия.

6 баллов. Речь затрудненная, смысл сказанного понятен, но информативность речевого потока снижена. В коммуникативном процессе отмечаются преодолимые дыхательные, артикуляторные и голосовые судороги, как множественные клонические, так и тонические, при этом преодолимые тонические судороги встречаются в количестве 1 на 10 секунд речи. Дыхание поверхностное, дискретное, дискоординированное. Наблюдаются вегетативные расстройства, сопутствующие движения, эмболофразия, логофобия.

7 баллов. Речь затрудненная, смысл сказанного понятен в общих чертах, информативность речевого потока снижена. Отмечаются преодолимые дыхательные, артикуляторные и голосовые судороги, при этом преодолимые тонические судороги встречаются в количестве 1 на 3 секунды речи. Дыхание поверхностное, дискретное, дискоординированное. Наблюдаются вегетативные расстройства, сопутствующие движения, эмболофразия, логофобия, тахикардия.

8 баллов. Речь затрудненная, смысл сказанного понятен не всегда, информативность речевого потока существенно снижена. Отмечаются непреодолимые дыхательные, артикуляторные, голосовые судороги, при этом непреодолимые тонические судороги преобладают и встречаются в количестве 1 на 5 секунд речи, вызывая непродолжительные паузы. Дыхание поверхностное, дискретное, дискоординированное. Наблюдаются развитые вегетативные расстройства, сопутствующие движения, эмболофразия, логофобия, тахикардия.

9 баллов. Речь серьезно затруднена, смысл сказанного понятен не всегда, информативность речевого потока снижена наполовину. Отмечаются непреодолимые дыхательные, артикуляторные, голосовые судороги, при этом непреодолимые тонические судороги преобладают и встречаются в количестве 1 на 2 секунды речи. Дыхание поверхностное, дискретное, дискоординированное. Наблюдаются множественные вегетативные расстройства, сопутствующие движения, эмболофразия, логофобия, тахикардия, эмоциональные расстройства – слезы, плач, злость. Встречается отказ от речи после неудачной попытки или непреодолимой судороги.

10 баллов. Речь представляет собой неинформативную последовательность слогов и слов, произносимую с постоянными множественными непреодолимыми судорогами всех типов. Смысл речи непонятен. Речь надолго прерывается. Дыхание поверхностное, дискретное, дискоординированное. Наблюдаются множественные вегетативные расстройства, сопутствующие движения, эмболофразия, логофобия, тахикардия, эмоциональные расстройства – слезы, плач, злость. Возможны гиперсаливация, тики, ситуативные нарушения слуха и зрения, обморок. Вероятен заблаговременный отказ от речи.

Итак, мы определяем по классификатору выраженность заикания в баллах, обследуя все формы речи (чтение, пересказ, шепотную, стихотворную, сопряженную, отраженную, конфликтную, спонтанную). Именно полученная по классификатору оценка позволяет организовать коррекционный процесс с учетом особенностей заикания ребенка и заранее сделать правильный выбор наиболее эффективных в данном случае коррекционных компонентов методики. Таким образом намечается «направление главного удара».

На обследовании мы обязательно выясняем, есть ли у ребенка, помимо заикания, другие речевые дефекты. Очень часто логопеды отказываются заниматься коррекцией звукопроизношения с заикающимися детьми, говоря родителям: «Исправьте сначала заикание, а звуки мы вам потом поставим». Заикающиеся дети длительное время оказываются вообще без логопедической помощи, при этом на фоне дефектного произношения усиливается выраженность заикания. Мы считаем, что невозможно проводить коррекцию заикания, если звукопроизношение нарушено. Заикание – тяжелый комплексный дефект, каждый компонент которого является составной частью заикательного стереотипа и, следовательно, компонентом устойчивого патологического состояния. Сказанное в первую очередь относится к неправильному произношению, которое, оказавшись неисправленным, может восстановить память о патологическом состоянии. Именно поэтому, прежде чем приступать к коррекции заикания, необходимо полностью исправить дефектное звукопроизношение.

В ходе обследования мы определяем уровень интеллектуального развития ребенка, наличие или отсутствие задержки психического развития, соответствие объема знаний и представлений о мире возрастному нормативу. Эта информация тоже играет немаловажную роль в подборе коррекционного материала. Среди родителей бытует миф об исключительно высоком интеллекте заикающихся детей. Мама шестилетнего Артема С. заявила нам: «Конечно, плохо, что сын заикается, успокаивает лишь то, что он умный». На мой вопрос, с чего она это взяла, мать ответила:

«В литературе пишут, что заикающиеся дети умнее незаикающихся». Спешу вас разуверить: это всего лишь миф. Наличие заикания не предопределяет высокого интеллектуального развития. Заикание наблюдается у детей и с высоким, и с нормальным, и с низким интеллектом. К сожалению, заикание как болезнь, на наш взгляд, не является стимулятором интеллектуального роста.

В ходе обследования мы обязательно устанавливаем наличие или отсутствие психопатологических комплексов заикающегося. Один из таких комплексов – комплекс собственной неполноценности — особенно ярко наблюдается у подростков. При выявлении подобного комплекса нами организуется специальная педагогическая работа по его преодолению и устранению.

После обследования проводится обязательная беседа и консультация с родителями, мы информируем их о результатах; узнаем дополнительные необходимые сведения о ребенке (анамнез, проблемы поведения, семейных взаимоотношений и т.д.); объясняем, что такое заикание и чем оно опасно; рассказываем обо всех достойных коррекционных методиках нашей страны; в целях устранения обращаем внимание на проявления заикания, которые родители ранее замечали, но никак с заиканием не связывали и самое главное: намечаем пути помощи конкретному заикающемуся, советуем так организовать его развитие и жизнь семьи, чтобы не допустить прогрессирования болезни.

Некоторое время назад для того, чтобы помочь людям, проживающим в отдаленных районах нашей страны, мы начали использовать видео Интернет-конференции для дистанционного обследования детей в режиме on-line. До этого заикающихся так никто не обследовал. Оказалось, что новая техника позволяет не только полноценно работать, но и расширяет некоторые диагностические возможности. Следуя инструкции, родители располагают камеру в детской комнате, а значит, мы можем виртуально побывать в реальной жизненной среде заикающегося, познакомиться со всеми членами семьи, услышать речь и увидеть поведение ребенка в родных условиях. Нам нравится такой вид обследования своей большей достоверностью, а родителям тем, что не нужно тратиться на билеты. Иногда достоверность становится курьезной. Когда я писала эту книгу, состоялось on-line обследование пятилетнего Тимоши Б. Обнаружив весь классический набор семьи заикающегося: от двухъярусной кровати при потолке 2.50 м до игрушечного склада, нам показалось и обычным расторможенное поведение этого мальчика. Закончив обследование, я приступила к консультации, но мы с мамой ждали, когда подойдет отец. И он подошел. Этот дядя появился перед телекамерой раздетый до пояса, а на его шее красовалась могучая золотая цепь. Усевшись на диван, папа, подзаикиваясь, раздраженно спросил: «Так вы делаете коррекцию или лечение?» Как вы думаете, уважает ли этот человек специалиста, к которому обращается за помощью? Во всем этом есть глубокий смысл: не уважая специалиста, родитель не будет выполнять его рекомендаций, а, следовательно, навредит собственному ребенку. Однако подчеркну, что такое «явление папы» носит выраженный диагностический характер, теперь, работая с Тимошей, нам придется учитывать вероятность безответственного отношения к нему со стороны родителей.

Особенно важно консультирование на начальных этапах возникновения заикания, когда его стаж не превышает 3-х месяцев. При наличии стремления помочь собственному ребенку папа и мама, усердно выполняя рекомендации, порой добиваются невозможного. В нашей практике встречались случаи, когда одной консультации оказывалось достаточно для последующей полной нормализации психо-речевого состояния ребенка.

Концепция исправления заикания в коррекционной семье

При слове «санаторий» на ум приходят пальмы, Ливадийский дворец, чудодейственные источники, грязевые ванны и шум морского прибоя. Под Москвой это тоже можно представить, но глухая деревенская реальность от этого не изменится. Слово «санаторий» обозначает «здравница», и оно как нельзя более подходит к концепции в целом и к собственному наименованию нашей первой коррекционной программы «Санаторий «LIBERTY» в частности. Семейным санаторий назван потому, что в процессе лечения принимают активное участие члены нашей семьи, являющейся коррекционной. Так почему же я считаю собственную работу концепцией?

Не секрет, что заикание возникает и становится болезнью не в каждой семье. Особенности микросоциальных сред, в итоге приводящих к закреплению заикания, очень разнообразны, как и возможности взрослых адекватно воспринимать лечебный процесс. Различными являются и реальные психо-эмоциональные способности родителей помогать в лечении. Их собственное видение правоты или неправоты методики может окрасить как позитивом, так и негативом каждый методический компонент и личность работающего с ними специалиста. А это, вполне возможно, поставит под сокрушительный удар успешность исправления заикания.

Из заметок. «На встрече с матерью и отцом пятилетний Леня Е. великолепно выступил на концерте. Блестяще отвечал на вопросы. Последний вопрос мамы прозвучал так: «Чем ты здесь занимаешься, во что играешь?» Леонид интеллектуально продвинуто ответил: «Я тут работаю, у меня распорядок дня». Перечислив распорядок дня, он добавил, что совсем не устает и ему нравится. Мама то ли в шутку, то ли всерьез воскликнула: «Ленечка, так это концлагерь какой-то!» А сын переспросил: «А что такое концлагерь?» С мамой был длительный и серьезный разговор, в ходе которого я старалась объяснить, что распорядок дня является коррекционным методическим компонентом, что ребенок способен тонко почувствовать названную аналогию и засомневаться в необходимости распорядка, что сами по себе ее слова нарушают как эмоциональное равновесие мальчика, так и мое собственное и могут понизить эффективность работы. Это всего лишь было посещение, которых в настоящий момент по программе «Санаторий «LIBERTY» только 2 за месяц. А если представить, что ребенок постоянно будет находиться «под мнением» папы или мамы, под их чутким руководством? Вы скажете, а что здесь плохого? И я вам отвечу: в условиях течения коррекционного процесса, где каждое слово порой играет особенную роль, неспециалисту делать нечего. Главная задача родителей, чей ребенок проходит лечение – не навредить ему. Преодолевая трудности критической оценки, родитель может овладеть необходимыми знаниями о заикании и его лечении, но только тогда, когда и он сам постоянно, с утра до ночи, находится в лечебном процессе. Но возможно ли всегда обеспечивать полный контроль над происходящим?

Основным принципом концепции является временное проживание заикающегося (лечащегося) в семье, где все ее члены обладают специальными знаниями и совместно с ребенком трудятся над исцелением его речи. На некоторое время та микросоциальная среда, в которой выросло заикание, со всеми присущими ей поведенческими, психологическими и социальными особенностями и проблемами замещается на такую же семейную среду, но научно организованную, специально подготовленную, вынужденно свободную от проблем и объединенную с ребенком одной задачей — выздоровлением.

Родная семья, где воспитывается и живет малыш, является опорой стереотипа заикания или, если хотите, его составной частью. Освобождаясь от дефекта, ребенок не может находиться в той же системе координат, где «расположено» заикание, ему необходимо перейти в другую координатную плоскость. Вы можете спросить: «Но ведь это не навсегда, затем он снова будет возвращен в старую среду, которая и наградит старыми привычками?» Отвечаю. Концепция исправления заикания в коррекционной семье разработана нами совместно с методом «Лечебной фонетической ритмизированной реконструкции речи», при возвращении ребенка в семью устойчивое патологическое состояние уже будет разрушено, а родителям останется только выполнять примитивные рекомендации. Новая среда нужна исключительно в период формирования навыка реконструированной речи. В настоящий момент длительность лечения составляет 28 дней, эта продолжительность подобрана опытным путем с учетом постоянного совершенствования метода ЛФРРР.

Проживание лечащегося в нашей семье позволяет осуществлять за ним и его речью постоянный контроль фактически круглосуточно. Таким образом, мы перманентно анализируем автоматизацию полученных логопсихотерапевтических навыков в различных бытовых ситуациях, вовремя принимая решение о том или ином изменении коррекционной программы. Находясь вне дома, в специально созданной для эмоционального раскрепощения среде, дети не сразу, а постепенно начинают раскрывать потаенные уголки своей натуры. В этих тайнах иногда скрываются сложные психологические узлы, с которыми содружественно существует заикание. Как травмирующие зерна они пробиваются через асфальт коррекционного процесса, и поэтому их своевременное и точное выявление играет ответственно особую роль в лечении заикания.

Из заметок. «Сережа Ш. 7-ми лет всегда поражал нас развитым интеллектом, взрослым анализом событий и столь же взрослыми чувствами. Однако ребенок дома закатывал бурные, сопровождаемые очень сильным заиканием истерики для того, чтобы отец купил новую игрушку, выбирая при этом обычно позднее время – около 23-х часов. Папа не выдерживал, отправлялся в круглосуточный супермаркет на другом конце города и возвращался после 3-х ночи. После отъезда отца истерика немедленно прекращалась, мальчик засыпал, успокоенный, в маминой постели, а привезенная отцом игрушка утром отправлялась на полку. Родители понимали, что это странное поведение, но не могли отказать ребенку, т.к. думали, что навредят его здоровью и ухудшат состояние речи. Мальчик пользовался истериками примерно один раз в 9 дней. В последний день лечения, получив великолепный результат (полную нормализацию речи), Сергей, гуляя с нашим сыном (тогда ему было 9 лет), нечаянно проговорился о том, что у него к маме особенные чувства, и с мамой он хочет «спать по-взрослому». Психологическая картина в последний момент дополнилась чуть ли не главным фактором – выраженным Эдиповым комплексом. Мы не спали всю ночь, обдумывая вероятные пути устранения проблемы; в характерном стереотипе поведения ребенка заикание было мощным дополнительным оружием давления на взрослых, вероятно, более мощным, чем свободная речь». Разговор с матерью состоялся в отсутствии отца, нами была объяснена ситуация и вызванные ею опасности для речи. После изложения собственного мнения о решении вопроса мы рекомендовали обратиться к детскому психоневрологу. К нашему удивлению, мать поначалу нам не поверила, но когда Сережа увидел долгожданную маму, он бросился к ней и осыпал комплиментами относительно ее новеньких джинсов, прекрасных туфелек и неотразимой кофточки. Родители мальчика, его дедушка и бабушка прислушались к нашим советам и через три-четыре месяца забыли не только о заикании, но и об истериках.

Из заметок. «Илюше Л. 5,5 лет занятия давались легко, он все схватывал буквально налету. Но иногда казалось, что мальчик умышленно игнорирует наши требования. Через три недели состоялась воспитательная беседа, где я задала вопрос: «Неужели ты хочешь огорчить своих родителей?» А Илья ответил: «Да, я сильно-пресильно хочу огорчить своих родителей!» А дальше — больше: «Я вам по секрету скажу, что своих родителей уже давно не люблю!» Илюша пояснил, что его отец — «тряпка», а мать «ничего не умеет», лечение заикания нужно только им, а ему нравится, когда они пускают слезу, глядя на него. Мальчик рассказал, что сам выбрал себе родителей (родственников) в другом городе, и только они его устраивают». Родители Илюши — очень успешные образованные люди (отец — кандидат медицинских наук, мать — главный специалист крупной фирмы), по нашему совету немедленно предприняли ряд многоплановых и непростых шагов, что спасло тот превосходный результат, которого достиг ребенок у нас.

Из заметок. «У шестнадцатилетнего Романа Б. заикание тяжелой степени выраженности. Случайно, в ходе просмотра кинофильма «Красотка», мы заметили, что подросток в момент сцен с поцелуями закрывает лицо руками, а его тело покрывается мелкой дрожью. Рома объяснил, что его родители чрезвычайно набожные люди, и раньше в таких ситуациях ему глаза закрывала бабушка». Мы попытались организовать педагогический процесс с учетом особенностей подростка, и через некоторое время выяснилось, что сказанное им — только вершина айсберга. Он помнил, как в младшем возрасте (от 3-х и до 10-ти лет) бабушка и мать били его по рукам и телу, если он залезал рукой в штаны или просто клал ее на причинное место. Через некоторое время мальчик не мог справиться с каким-либо ощущением эротического возбуждения и стал предотвращать его появление навязчивым «зашториванием» глаз. Он заметил, что закрывает глаза, даже если находится один. Ситуации в школе, когда ему было необходимо подавить и естественное состояние и неестественное навязчивое, причиняли серьезные физические страдания. Небольшая по объему разъяснительная работа с подростком уже в ходе коррекционного курса быстро принесла исцеляющие плоды.

Эти случаи выявления глубоких психологических проблем у детей, стержневых для преодоления заикания, далеко не единственные. Заикание вообще всегда есть конфликт в душе, между ребенком и взрослыми, между характером и воспитанием, между желаниями и возможностями и т.п., поэтому настолько важно вовремя понять суть этого конфликта и тогда за отдаленный результат коррекции речи можно не беспокоиться. Крайне сомнительно, что ребенок будет откровенен с доктором в белом халате или с каким-либо другим посторонним человеком. Однако диагностический и терапевтический процессы в условиях коррекционной семьи возникают совершенно естественным путем, для этого членам коррекционной семьи необходимо быть профессионалами и научиться любить «приемного» ребенка. С нашей точки зрения, высокую эффективность лечения заикания можно достичь только в специально подготовленной, психологически ориентированной на ребенка коррекционной семье. Поэтому свою работу по программе «Санаторий «LIBERTY» мы считаем концептуальной.

1001.ru

Заикание: лицом к лицу

Что такое заикание

С нашей точки зрения заикание – это тяжелая психо-речевая болезнь, выраженная в основном в коммуникативной среде, т.е. при общении с людьми, которая характеризуется судорожным нарушением темпо-ритмической организации речи.

Ученые выделяют две формы заикания: неврозоподобную (органическое заикание) и невротическую (логоневроз). Неврозоподобное заикание возникает без видимой причины у детей, имеющих раннюю неполноценность головного мозга и других жизненно важных систем организма; характеризуется постоянным течением (человек заикается всегда одинаково). Невротическое заикание появляется у детей, не имеющих органических поражений; обязательно есть причина его возникновения (испуг, психотравма); со временем обрастает невротическими проявлениями; имеет волнообразное течение (временные, сезонные, ситуационные улучшения и ухудшения речи). Заикающийся наедине с собой не заикается; сильно переживает свой речевой дефект. Деление заикания на эти формы весьма условно. На практике каждая из указанных форм всегда обладает признаками другой. Трудно найти заикающегося с абсолютно невротической формой и не страдающего какими-либо параллельными соматическими заболеваниями, как нельзя найти с «чистой» неврозоподобной формой заикания. Поэтому так важно, чтобы методика коррекции заикания была универсальной.

Заикание бывает легкой, средней и тяжелой степени выраженности. Легкая степень – заикание есть, но имеет характер ничтожного недостатка и не мешает общению. Средняя степень — фиксируется симптомокомплекс заикания, затрудняющий общение. Тяжелая степень — заикание резко выражено во всех ситуациях, общение практически невозможно.

Судороги при заикании подразделяют на клонические, тонические и смешанные. Когда ребенок только начинает заикаться, наблюдаются клонические судороги: повторы первого звука или слога в слове (к-к-кот, ма-ма-машина). Когда заикание закрепляется, речь начинает изобиловать тоническими судорогами: остановками, паузами и «провалами» в начале и середине слов (п…ривет, к…рот).

По месту локализации различают дыхательные, артикуляторные и голосовые судороги. При дыхательных судорогах у родителей создается впечатление, что ребенку не хватает воздуха, ему трудно дышать, в горле застревает комок. Артикуляторные судороги вызывают перекашивание губ, вываливание языка, уход в сторону нижней челюсти. При голосовой судороге ребенок что-то говорит, вдруг голос срывается, малыш беспомощно открывает рот, но речь отсутствует. Чаще встречаются дыхательные и артикуляторные судороги, реже — голосовые.

Помимо описанных судорог заикающиеся дети страдают нарушением дыхания и нарушением голоса. Их дыхание поверхностное, дискоординированное, дискретное. При дыхательном и речевом акте не задействована диафрагма. Диафрагма – это грудобрюшная преграда, обеспечивающая правильную вентиляцию легких. Чем больше стаж заикания, тем тоньше и слабее становится диафрагма, а человеку тяжелее дышать и говорить. Ребята пытаются изменять свой голос, думая, что этой трансформацией скроют речевой дефект. Голос заикающихся часто гнусавый, имеет ярко выраженный носовой оттенок, иногда писклявый, визгливый, скрипучий.

У всех заикающихся отсутствует речевой ритм. Мы считаем, что существует специфический ритм, который превращает речь в стройно организованную систему. Встречаются дети с отлично развитым музыкальным ритмом, посещающие музыкальную школу, играющие на различных инструментах. Родители часто недоумевают, почему у них нет чувства ритма речи. Дело в том, что речевой и музыкальный ритм – это разные понятия. Можно иметь отличный музыкальный слух, как следствие — отличный музыкальный ритм, но при этом быть лишенным речевого (фонематического) слуха и речевого (фонематического) восприятия, и как следствие – не иметь никакого речевого ритма. Фонематический слух и фонематическое восприятие – это не физический слух (он сохранен у заикающихся), а тонкий речевой слух, который позволяет человеку различать фонемы (звуки) родного языка. У всех заикающихся наблюдается грубое нарушение фонематического слуха. Постепенно фонематические слух и восприятие еще более разрушаются. Возникающие судороги «съедают» некоторые фонемы, кроме того, сами заикающиеся прячут дефект, умышленно заменяя одни звуки другими, легкими в произношении и не дающими возникать судорогам.

У заикающихся детей нарушена интонация. Их речь монотонна, лишена эмоций, интонационно бедна. У некоторых слушающих создается впечатление, что заикающийся говорит грубо и раздраженно.

Итак, нарушенные при заикании дыхание, голос, речевой ритм, фонематические слух и восприятие, интонация точно так же, как и диафрагма, не работают в полном объеме. Со временем эти дефекты усугубляются вследствие недостаточного общения, а значит, элементарной тренировки. Речь, вместо того, чтобы к 7 годам превратиться в стройно организованную систему, напротив, с возрастом все сильнее дезорганизуется.

У заикающегося ребенка, кроме вышеизложенных трудностей, в момент речи появляются проблемы со здоровьем: вегетативные реакции (покраснение щек, потливость), тахикардия (учащенное сердцебиение), ситуативные расстройства (возникающие на фоне судорог нарушения зрения и слуха). Постепенно болезнь «обрастает» новыми патологическими проявлениями: эмболофразией (дополнительными «сорными» звуками, слогами, словами), логофобией (страхом речи), скоптофобией (стыдом за дефект), сопутствующими движениями.

Нередко, помимо заикания, ребята страдают тиками (непроизвольным сокращением мышц век, лица и т.д.), энурезом (недержанием мочи), гиперкинетическим расстройством (дети гиперактивны, расторможены, постоянно вскакивают с места), дефицитом внимания (невозможностью сконцентрироваться и довести начатое дело до конца).

Одно из основных патологических проявлений заикания – это то, что происходит потеря информации в речевом потоке, у некоторых заикающихся теряется до 80% той информации, которую они хотят донести до слушающего. Речь заикающегося трудно понять, часто собеседник извлекает противоположный смысл из сказанного. Для заикающихся характерно нарушение быстрой (оперативной) памяти. Они, как правило, много читают и знают, но изложить свои знания не могут, так, из 185-ти обследованных нами детей и подростков только четверо смогли рассказать правильно, складно и логично простейшую сказку «Курочка Ряба».

У всех заикающихся наблюдается расстройство приема пищи (дети едят плохо, чрезмерно избирательно, бросают недоеденную еду в тарелке, вскакивают с места во время еды, едят и делают что-то еще и т.д.).

У подавляющего числа заикающихся отмечается недоразвитие эмоционально-волевой сферы (основные эмоции — слезы, плач; быстрая и беспричинная смена настроения; отсутствие силы воли и поисковой активности); расстройство поведения, ограниченное рамками семьи. Матери жалуются на плохой характер своих заикающихся детей, однако этот характер ограничивается лишь собственной семьей, в детском саду и школе ребята ведут себя хорошо. Проблемы поведения связаны в основном с патологическим воспитанием в микросоциальной среде (семье), усугубляющим течение и последствия заикания.

По нашим наблюдениям у матерей заикающихся тяжело протекала беременность, как правило, эта беременность не первая, при родах были осложнения, а сами дети соматически ослаблены. С рождения у них встречаются беспокойство, плач, плохой сон и аппетит, тремор подбородка, рук, другие невротические реакции. Они наблюдаются педиатром и невропатологом, имеют диагнозы: недоношенность, морфо-функциональная незрелость, физиологическая желтуха, рахит, перинатальная энцефалопатия, синдром нервно-рефлекторной гипервозбудимости, детский невроз, минимальная мозговая дисфункция, повышенная эпилептиформная активность. Практически все болеют на первом году жизни заболеваниями органов дыхания, а в дальнейшем — частыми ОРВИ, бронхитом, трахеитом, пневмонией, гриппом, ринитом, аденоидитом, тонзиллитом, гайморитом, отитом, астмой, дерматитом. Очень часто, помимо болезней органов дыхания, заикающиеся дети страдают нарушением обмена веществ, заболеваниями желудочно-кишечного тракта, органов мочеполовой системы, гормональными расстройствами, плоскостопием. Иногда медицинская карта ребенка имеет непомерную толщину, создается впечатление, что он болеет всегда. Организм заикающихся ослаблен постоянными болезнями и повышенным невротизмом. Дети попадают в замкнутый круг: чем больше они болеют, тем более нервными становятся; и наоборот, излишний невротизм приводит к тому, что они «не могут остановиться», заболевают снова и снова.

Заикание опасно тем, что заставляет подстраивать жизнь под себя, крепко «вселяется» в организм, становится с ним единым целым, разрушает здоровье, психику, вынуждает нервничать, переживать, считать, что все жизненные неудачи связаны именно с ним, приводит к возникновению в подростковом возрасте комплекса собственной неполноценности, зачастую осложненного психическими и сексуальными расстройствами.

Итак, заикание – это тяжелая болезнь, которая по Международной классификации болезней МКБ-10 относится к Классу: Психические расстройства и расстройства поведения, Блоку: Эмоциональные расстройства и расстройства поведения, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте, имеет Код: F 98.5. Заикание — это диагноз, а не пикантный недостаток, как думают многие мамы, объясняя, что у ребенка все хорошо, ему всего лишь трудно начать говорить. Данный недуг находится в комплексной взаимосвязи со многими другими расстройствами, входящими в этот блок и класс болезней. Более того, сложность и многогранность дефекта ставит его на совершенно особенное место, подобных заболеваний больше нет. Специалистам и родителям необходимо отчетливо понимать: при заикании, кроме речи, лечить необходимо все многочисленные проявления, предпосылки и последствия этой болезни. Именно поэтому лечение заикания – всегда индивидуальный, очень сложный и трудоемкий процесс.