Слабоумие православия

Помощь страждущей душе

«Журнал Московской Патриархии», октябрь 2010.

Из Основ социальной концепции Русской Православной Церкви

Многие священники за годы своего служения встречались у исповедного аналоя или во время иного душепопечительства с ситуациями, когда их духовное чадо обнаруживало некоторые эмоциональные, поведенческие или мыслительные расстройства. Нередки случаи пастырского окормления психически больных. Отсюда вытекает необходимость приобретения священнослужителями соответствующих знаний и подготовки.

По опубликованным данным, в мире на сегодняшний день насчитывается более 500 миллионов психически больных людей, и число их постоянно увеличивается. В России на каждые 100 тыс. населения приходится 2,5 тыс. психически больных. Подростки же болеют чаще — 3,8 тыс. человек на 100 тыс. населения. И, наконец, выделяется обширная группа пограничных (на грани здоровья и болезни) психоневрологических нарушений, распространенность которых достаточно велика. В результате психической болезни душа человека как бы покрывается «дымкой тумана». Такая душа, как правильно заметил один священник, теряет путь ко Господу. Воля человека ослабляется. Советы духовника могут оказаться преждевременными. Здесь будет уместна помощь врача. Хорошо, если на приходе окажется православный врач. В таком случае священник может воспользоваться его помощью. К примеру, преподобноисповедник, о. Георгий (Лавров), подвизавшийся в свое время в Свято-Даниловом монастыре, очень четко различал психические болезни. Одним он говорил: «Ты, деточка, иди ко врачу», — а другим: «Тебе у врачей делать нечего». Бывали случаи, когда старец, наладив духовную жизнь, рекомендовал сходить к психиатру или, наоборот, брал от психиатра людей к себе на духовное окормление. Задача священника в случае психической болезни — настроить окормляемого на терпение и смирение, помолиться за него. Задача врача — уповая на помощь Божию, лечить душевные расстройства методами современной медицины. По мере выздоровления больного «удельный вес» психиатрической помощи будет ослабевать, а духовной — напротив, возрастать. Не должно быть противопоставлений духовной и медицинской помощи. Все в свое время.

Общие сведения о психических заболеваниях

Как классифицируются психические заболевания? Если говорить схематично, то в клинической психиатрии можно выделить две основные группы болезненных расстройств. К первой группе относятся психотические состояния. Это обширная группа заболеваний, имеющих непсихологическое происхождение и связанных с рядом генетических, обменных и иных нарушений. Среди основных заболеваний этой группы выделяются шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, эпилептические и старческие психозы. Болезни могут протекать непрерывно или приступообразно, вяло или ярко, тяжело или умеренно тяжело. Со временем может измениться весь психический «облик» человека.

Другая группа включает в себя разнообразные непсихотические расстройства. Отличительной чертой этих заболеваний является связь их возникновения со стрессами, психотравмирующими обстоятельствами, дефектами воспитания, социальными условиями и, конечно, с духовными факторами. Эта группа болезней чрезвычайно обширна: неврозы, многие формы депрессии, всевозможные зависимости и др. По некоторым данным примерно до 80% всех психических расстройств составляют заболевания этой группы.

Краткое описание некоторых психических заболеваний

Шизофрения

Хроническое прогредиентное (усугубляющееся в своем течении) психическое заболевание, характеризующееся диссоциативностью (разобщенностью) психических функций с утратой единства между мышлением, чувствами и волей, нарастающими психическими изменениями. Шизофрения — это скорее не одно заболевание, а объединяющаяся под одним термином группа психозов, которые могут иметь разную силу и продолжительность патологических проявлений и отличаться по типу течения. Больным шизофренией требуется наблюдение и лечение у психиатра.

Рассмотрим некоторые особенности пастырского душепопечения больных параноидной шизофренией. Основа параноидной формы – наличие бреда (преследования, воздействия, отношения, отравления, величия и другое). Главным принципом, которого надо придерживаться в разговоре с человеком, страдающим бредовыми расстройствами, должен быть следующий: никогда не пытаться логическими аргументами доказать ему нелепость его бредовых измышлений и подозрений. Бред не поддается логическому переубеждению. Это аксиома психиатрии. Позиция пастыря должна быть нейтральной и спокойной. Попытка переубедить больного может вызвать враждебность с его стороны. Вместе с тем и принимать болезненные измышления такого человека не следует. Духовник попытается показать путь к действительности, не входя в сферу бредовых переживаний. Важно эмоционально расположить болящего к себе, попытаться переключить его внимание, наполнить беседу сердечным отношением, состраданием и молитвой.

Маниакально-депрессивный психоз

(в настоящее время используется термин «биполярное аффективное расстройство»).

Это психическое заболевание, основными клиническими признаками которого являются маниакальные (психическое возбуждение), депрессивные или смешанные фазы, которые могут сменять друг друга в разной последовательности. Иногда в клинике маниакально-депрессивного психоза преобладает какая-либо одна фаза. Характерной особенностью данного заболевания является наличие светлых промежутков (состояния практического здоровья). Маниакальная симптоматика характеризуется известной триадой: повышенное настроение, ускорение мыслительного процесса, повышение двигательной активности. При депрессивной фазе заболевания все, соответственно, меняется в противоположную сторону.

Поведение священника определяется общей задачей пастырства: помочь человеку найти глубину покаяния, восстановить правильное духовное ощущение жизни, правильное отношение к своему греху и к своему бессмертному человеческому достоинству, которое подвергается таким драматическим испытаниям.

В периоды обострений больному необходимо лечение, а в межприступный период показаны профилактические мероприятия. При данной форме болезни личность человека остается относительно сохранной. Поэтому пастырское душепопечение, особенно в периоды ремиссии, приобретает очень большое значение.

В случае «естественных» психических нарушений следует обратить внимание на следующее важное обстоятельство. Психопатологические синдромы и симптомы являются нарушением не самой души, а ее, если можно так сказать, «телесного», «соматического» выражения, проявления душевных процессов.

В своей книге «Исцеление психических болезней» известный французский богослов Жан-Клод Ларше пишет: «За этими видимыми повреждениями сама душа не поражена, она остается нетронутой в своей сущности».

Святитель Григорий Нисский замечает по этому поводу: «Для того чтобы ты знал, что природа души отделена (в глубине своего разума) от членов тела и что через свою деятельность посредством тела она приводится в движение чувствами последнего, обрати внимание, что когда происходит ранение одного из внутренних членов, или в мозг, или в сердце, то поражена не природа души, а поражена деятельность, которую душа осуществляет через эти члены. Когда повреждена струна у цитры или труба у органа, поврежден не палец, который их трогает, но артистической деятельности пальца мешают струны цитры или труба, и так как те части, через которые выражалось искусство, были повреждены, то само воздействие руки на них сведено к тишине, при этом ни искусство не исчезло из руки, ни рука не была ранена. Также знание души сохранено в ее природе, и поэтому она пользуется членами тела».

Таким образом, нарушения касаются формы проявления души. Это обстоятельство, кстати, оправдывает назначение больному с лечебной целью психотропных средств, основной «мишенью» которых и будет воздействие на биологический компонент проявления душевных дисфункций.

Эпилепсия или «падучая болезнь»

Заболевание представлено двумя основными проявлениями: судорожными припадками и их психическими эквивалентами.

Отдельно стоит остановиться на характерологических особенностях больных эпилепсией. В их характере определяются черты тугоподвижности, «застреваемости», возбудимости. Они очень самолюбивы, эгоистичны, злопамятны и в тоже время мелочно аккуратны, пунктуальны. Больные эпилепсией очень придирчиво относятся к порядку, чистоте. Их вещи всегда должны стоять на тех же самых местах. Они работают тщательно и кропотливо. В этом плане показательны их рисунки, в которых отражены самые мелкие детали. Мышление, страдающих эпилепсией людей, замедленное, инертное, вязкое. Темп речи медленный, монотонный. При неблагоприятном течении болезни и отсутствии адекватного лечения развивается эпилептическое слабоумие. Эпилепсия у детей характеризуется более тяжелым течением и приводит к выраженным изменениям личности. Дети, страдающие эпилепсией, крайне возбудимы, капризны, требовательны. Очень характерными для детской эпилепсии являются приступы психомоторного возбуждения с криком, агрессией, разрушительными действиями.

Обязанности пастыря по отношению к больным эпилепсией следующие: во-первых, помочь им правильно отнестись к своей болезни, освободить их от страха перед припадками, побудить к активному лечению современными антисудорожными и другими необходимыми лекарственными препаратами; содействовать квалифицированному обследованию. Во-вторых, необходимо помочь больным критически осознать аномалии своего характера и мышления и способствовать борьбе с их патологическими проявлении.

Характерной особенностью психопатологических расстройств в пожилом и старческом возрасте является феномен соматизации, то есть телесного выражения психических расстройств. Такие больные обращаются за помощью к врачам общего профиля, которые не всегда могут распознать психические нарушения у пожилых пациентов, особенно если это касается депрессивных нарушений и незначительных расстройств памяти и мышления.

У пациентов пожилого возраста широко представлены различные проявления неврозоподобного синдрома, в основе которых, прежде всего, церебральный атеросклероз. Характерны жалобы на ощущение тяжести в голове, шум и звон в ушах, головокружения, пошатывание при ходьбе или вставании с постели, нарастающую утомляемость даже при небольших физических нагрузках. Появляется потребность в дневном отдыхе. Больные становятся раздражительными, нетерпеливыми, плохо переносят шум, легко появляются слезы на глазах, отмечается снижение памяти, нарушается сон. Наиболее распространенным психическим нарушением пожилого возраста является депрессия. Настроение снижено, характерно непреходящее чувство тоски или тревоги, появляется чувство ненужности, безнадежности, беспомощности, необоснованной виновности, потеря интереса к прежним любимым занятиям, семье, друзьям, работы. Снижение умственной работоспособности, в основе которой лежит неспособность сконцентрировать внимание, ухудшение памяти и общая дезорганизация психических процессов, также могут быть проявлением депрессии.

Это расстройство характеризуется заметным снижением интеллектуально-мнестического уровня. Деменция связана с различными заболеваниями головного мозга. При этом наблюдается снижение памяти, ведущее к дезориентации в окружающем, растерянность, неспособность выполнять даже простейшие интеллектуальные операции. Такие больные не помнят, где они живут, могут потеряться на улице. В тяжелых случаях происходит разрушение навыков самообслуживания: больные не могут сами умыться, одеться, теряют навыки приема пищи и соблюдения личной гигиены. Причиной деменции в пожилом и старческом возрасте чаще всего бывают сосудистые заболевания (гипертоническая болезнь, церебральный атеросклероз, заболевания сердца и т.п.) и атрофические заболевания головного мозга, чаще всего это болезнь Альцгеймера. Эффективного лечения деменции пока не найдено, но во многих случаях удается добиться существенного замедления процесса, поэтому важно как можно раньше начать лечение.

Особенностью пастырского душепопечения пожилых людей с психическими заболеваниями является максимальное снисхождение, любовь к старикам, терпение. В ответ на пессимизм и безнадежность со стороны таких пасомых, пастырь объясняет им, что пока дышит человек есть надежда на спасение. Один покаянный вздох ко Господу может примирить человека с Богом.

Симптомы невротического срыва общеизвестны: раздражительность, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, вялость, апатия, ухудшение аппетита. Могут появляться навязчивости, вспышки агрессивности и т. п. Вся эта симптоматика сопровождается общим недомоганием, неприятными телесными ощущениями, вегетативными нарушениями. Проявления неврозов обобщенно могут быть именованы как устойчивая потеря душевного мира. При неврозе человек сохраняет ясную критику, тяготится своим состоянием, но ничего не может с собой поделать.

Вместе с тем существуют и состояния, по клинике напоминающие неврозы, но развивающиеся по иному механизму. Они определяются как неврозоподобные и возникают при многих соматических заболеваниях, инфекционных процессах, при атеросклерозе сосудов головного мозга и других патологических состояниях.

Большинство современных исследователей сходятся во мнении, что невроз — болезнь личности. Человек заболевает неврозом не вдруг, у этого недуга есть свой период предболезни. Можно нарисовать своеобразный портрет «потенциального» невротика, вернее, это будет целая галерея типов, каждый из которых имеет склонность к переходу потенциальных, скрытых болезненных сил в реальные. Одной из отличительных особенностей таких людей является стиль мышления, носящий характер бескомпромиссности; в их оценках сквозит выраженная категоричность, многое из происходящего не имеет для них оттенков и строится на контрасте: плохо — хорошо.

Невроз чаще возникает в результате внутренних личностных процессов. Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь последнюю каплю, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, вырабатывается своеобразная «способность» нервозно реагировать на жизнь. Одни причины для переживаний (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными, но вскоре их место занимают другие, и недуг возобновляется. Невротическая патология, помимо всего прочего, имеет духовную основу, которой традиционная психиатрия, к великому сожалению, всегда пренебрегала и пренебрегает.

Грех, как корень всякого зла, влечет за собой и невротические расстройства. Совершаясь в глубине человеческого духа, он возбуждает страсти, дезорганизует волю, выводит из-под контроля сознания эмоции и воображение. По словам святителя Феофана Затворника, «внутренний мир человека-грешника исполнен самоуправства, беспорядка и разрушения». Глубокий невроз — показатель нравственного нездоровья, духовно-душевного разлада. Перечисление симптомов невроза порой попросту представляет собой перечень грехов (раздражительность, гневливость, нетерпеливость и т.п.).

Многие невротики говорят о душевном бесчувствии, каком-то внутреннем холоде. Преподобный Серафим Саровский поучал: «Бог есть огнь, согревающий и разжигающий сердца и утробы. Итак, если мы ощущаем в сердцах своих хлад, который от диавола, ибо диавол хладен, то призовем Господа, и Он, пришед, согреет наше сердце совершенною любовию не только к Нему, но и к ближнему. И от лица теплоты изгонится хлад доброненавистника».

У всякой болезни есть духовные корни, но распознать их подчас бывает невозможно. Невроз выделяется из числа остальных психических и соматических заболеваний тем, что является своего рода чутким нравственным барометром. Его связь с духовной сферой очевидна, и возникновение этого недуга вследствие душевных терзаний и угрызений совести может быть стремительным. Однако грех лишь создает духовную почву для возникновения невроза, развитие же невротических проявлений зависит от особенностей характера, условий жизни и воспитания, нейрофизиологических предпосылок, а также различных стрессов и других обстоятельств, многие из которых трудно учесть. Все в одну схему не уложить, жизнь гораздо сложнее. У одного человека формируется невроз, а у другого реакция ограничивается потрясением, но болезни не возникает. Глубинная сущность неврозов — тайна, известная только Господу.

(от латинского слова depressio, что означает прижимать, угнетать) — сниженное, подавленное настроение, сопровождающееся вялостью, утомляемостью, уныло-пессимистической оценкой происходящего. Современное понимание депрессии как болезни начинается с середины девятнадцатого века. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сравнивает депрессию с эпидемией, охватившей все человечество. Специальные исследования показали, что у 60 % больных, обращающихся в поликлиники, обнаруживают депрессивные расстройства различной степени тяжести. От 45 до 60 % всех самоубийств на планете совершают больные депрессией. Депрессия — самый распространенный синдром душевных заболеваний. К примеру, в структуре психических заболеваний позднего возраста 40–60 % — депрессия. Выделяют более 60 разновидностей депрессии. Депрессия помолодела. Жертвами ее становятся не только люди преклонного и «бальзаковского» возраста, но также молодежь и даже дети. В среде психиатров все чаще и чаще говорят о детской депрессии, особенностях ее происхождения и клинической картины.

Психиатрами в свое время была описана так называемая депрессивная триада: пониженное тоскливое настроение; замедленное мышление; двигательная заторможенность. К другим проявлениям депрессии относят: нарушенный сон, сниженную способность к сосредоточению и вниманию, плохой аппетит, утрату прежних эмоциональных реакций, отсутствие интереса к ходу жизни, мучительную нерешительность, ощущение собственной неполноценности, суицидальные идеи (мысли о самоубийстве) или действия. Если указанные симптомы сохраняются более двух недель, то человеку необходима медицинская помощь.

Науке многое известно о возникновении депрессивных расстройств, но в среде ученых не принято говорить о грехе, тогда как причиной многих форм депрессии является именно он, о чем свидетельствуют святые отцы и весь аскетический опыт Православия. Задолго до научных психиатрических наблюдений касательно происхождения подобного рода депрессий святые отцы очень точно и достоверно описали этот душевный недуг, определив его греховными страстями уныния и печали. Так что в этом случае диагнозу медицинскому соответствует «диагноз» духовный. Значительная часть депрессивных состояний — следствие греховного образа жизни, следствие губительного действия греха на душу человека. Эти обстоятельства и формируют особенности пастырского душепопечения.

Вместе с тем, существуют депрессивные расстройства, связанные с изменением биохимических показателей в мозговых структурах, а также с другими индивидуально-биологическими особенностями. В данном случае необходима помощь врача.

Излечимы ли психические заболевания?

Так называемые «пограничные» состояния, а также ряд острых психотических проявлений излечиваются более успешно, нежели хронически протекающие психозы (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз). В последних случаях целью лечения является достижение наиболее длительной ремиссии (отсутствие явных клинических проявлений) и максимальная адаптация больного к повседневной жизни.

Хочу также указать на то, что понятие «неизлечимость» скорее характеризует длительность заболевания и не всегда говорит о тяжести и степени опасности. Нет на Земле абсолютно здоровых людей. Все мы в той или иной мере больны и всю жизнь несем тяготы, скорби, потери, физические недуги. Таков наш удел. Многими скорбьми подобает внити в Царствие Божие (Деян. 14, 22). Претерпевый же до конца, той спасен будет (Мф. 10, 22).

И еще. Мне не раз приходилось видеть душевнобольных людей с большим стажем заболевания, у которых по мере воцерковления, по милости Божией, проходили различные трудноизлечимые и неизлечимые проявления болезни. Молитва, святые Таинства в корне изменяли их психическое состояние, значительно улучшалось самочувствие. Вместо «маски сумасшедшего» на лице отображалась печать духовности.

Профессор-психиатр и глубоко верующий православный человек Д. Е. Мелехов в своих работах (в помощь священнику) указывает, что поводом для обращения к медицинской компетенции могут явиться следующие психопатологические состояния: припадки истерические, эпилептические и смешанные; нарастающее падение работоспособности, утомляемость, прогрессирующее снижение памяти и интеллектуальных способностей; резкое и прогрессирующее изменение основных черт характера, немотивированное и независимое от внешних условий развитие возбудимости, холодности, злобности, жестокости, тревожности, эмоциональной неустойчивости; повторяющиеся обманы зрения, слуха, обоняния, тактильные обманы, патологические ощущения в коже, ощущения воздействия электротоком и т. д.; глубокие и стойкие или часто рецидивирующие состояния депрессии, тоски с безнадежностью, унынием, в особенности с мыслями о самоубийстве, или состояния беспричинной веселости с беспорядочно повышенной активностью, неконтролируемым наплывом мыслей и переоценкой своих возможностей; неуправляемые насильственные, навязчивые мысли, наплывы беспорядочных мыслей, непроизвольные остановки и обрывы в ходе логического процесса, ощущения искусственных, «сделанных», внушенных мыслей; яркие и повторяющиеся состояния «озарения», «прозрения», видения, «голоса», не вытекающие из прежнего опыта и чуждые общей структуре личности; непреодолимая власть грубых биологических влечений, «хульных» мыслей, чуждых для основного ядра личности, упорное чувство богооставленности с унынием, отчаянием и с мыслями о самоубийстве.

Психическая болезнь — тяжелый крест. До конца познать тайну ее возникновения и духовный смысл не удастся. Как нам до конца не понять и души человеческой, ибо она — образ Творца. Поэтому и нет универсальной причины, объясняющей возникновение психических расстройств. Необходимо сказать, что психические болезни лишь частный случай повреждения человеческой природы. Со времен наших прародителей она повреждена грехом. Посему человек, страдающий психическим заболеванием, не лучший и не худший среди нас. Он несет свой крест. У святителя Игнатия (Брянчанинова) есть прекрасные слова: «И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение, как образу Божию. Что тебе за дело до его немощей и недостатков? Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатка в любви».

Д.А.Авдеев,
кандидат медицинских наук,
директор Института проблем формирования
христианского отношения к психическим заболеваниям,
г.Москва.

www.daavdeev.ru

Лучше раньше, чем никогда

Очередная история… именно очередная – их много бывает.

– Батюшка, у нас мама в тяжелом уже состоянии. Ей 80 лет. Мучается человек. Вот мы решили в церковь обратиться, узнать, чем можно помочь.

– А мама ваша крещеная?

– Да я и не знаю, честно говоря.

– А спросить у нее можно?

– Дело в том, что у нее это… ну, старческое слабоумие…

Вот так. И делай что хочешь. В этом положении, если неизвестно, крещен человек или нет, все, что можно, – это помолиться келейно: «Господи, имиже веси судьбами, помилуй и спаси рабу твою (имярек)». И все. Потому что все таинства Церкви – эти главные средства приобщения человека Богу – возможны только для крещеного, верующего человека.

Главное затруднение здесь состоит в том, что в деле спасения огромную роль играет свободная воля человека, сознательная вера и приобщение человека к христианскому образу жизни.

Без церковной, сознательной жизни ни о каком «Православии» не может идти речь. А сознательная жизнь именно и подразумевает, что человек не только верит в Бога, но верит правильно; верит в то, что главная цель человеческой жизни – это боговселение, то есть вечная, благодатная жизнь в согласии с Богом. И этой жизни нужно учиться уже здесь, на земле. Учеба это состоит в сознательном исполнении заповедей Божиих, которые содержатся в Евангелии; в организации своей жизни так, чтобы при хранении и умножении веры, страха Божиего и любви человек обязательно и исповедовался бы и причащался, и бывал в храме на богослужении, и молился, и посты соблюдал…

Неужели в наше время люди не знают таких простых, элементарных вещей? А если и не знают, то главным образом из-за собственного равнодушия к духовной жизни. Тут я даже не знаю, что и сказать… Возможно, такое равнодушие причиной своей имеет отсутствие начатков религиозного воспитания в семье, и тогда вина за это во многом лежит на тех же родителях.

Но кто-то может возразить, что причиной такого невежества может являться и то, что Церковь не «доставляет» нужную информацию до «потребителя», выражаясь современным языком. А вот это навряд ли, потому что не было еще в истории Русской Церкви такого времени, как сейчас, когда самая разнообразная «душеспасительная» информация была бы столь доступна для самых «широких слоев населения».

Другое дело, что многие люди живут как бы в «параллельной» действительности, где все время, все внимание занимают заботы житейские, и в этом плотном потоке просто нет места для вопросов духовных. Это беда. Это тот самый случай, о котором говорил Господь: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими» (Лк. 21: 34).

К сожалению, в этом бесконечном потоке суеты и житейских забот люди забывают о главном: жизнь земная заканчивается очень скоро, и всем нам без исключения предстоит быть судимыми по духовным законам, по тем законам, знание о которых было так доступно и исполнение которых с помощью Божией так возможно… Чем мы оправдаемся тогда? Житейской «загруженностью»? Страшно и подумать об этом.

Так что главная причина нынешнего невежества в самых основных вопросах духовной жизни – это нежелание знать о «другой» жизни, и часто нежелание сознательное, связанное с нежеланием «осложнять» себе жизнь привычную. К слову, такое заблуждение, весьма распространенное, является заблуждением именно бессмысленным, потому что жизнь без Бога, без «церковных заморочек» отнюдь не становится ни чище, ни светлее, ни радостнее, ни проще. Напротив, жизнь без сознательного приобщения благодати превращается в непрестанную и озлобленную борьбу за выживание, в хищное безотрадное существование, трагическое в своих перспективах.

И вот если не мы сами, то наши близкие приходят к той грани, на которой даже самый нечувствительный в духовном отношении человек начинает понимать: что-то надо делать! А делать что-то оказывается зачастую поздно. И уходят наши родные, близкие люди в иной мир в духовном смысле несчастными, убогими, голодными, нищими и грязными. Уходят в таком состоянии во многом по нашей вине, потому что, заботясь о пище телесной, мы не позаботились о том, чтобы напитать их души словом Божиим. Заботясь об их телесной чистоте, мы не озаботились тем, чтобы души их, омраченные множеством прежних грехов, очистились и убелились в таинстве покаяния. Заботясь о том, чтобы они были одеты, мы не позаботились о том, чтобы души их облеклись в благодать, приобщившись Тела и Крови Христовой.

Вот и получается, что все наши заботы и искренняя любовь простираются не дальше бренного тела, которое хоть и требует заботы, но гораздо в меньшей степени, чем вечно живая душа. И происходит такое небрежение в лучшем случае по незнанию, а в худшем – по нашей беспечности, не желающей ничего слышать о другой, духовной жизни. А если и приходится что-то слышать (потому что в наше время ничего не слышать о Боге, о Церкви, о духовной жизни никак невозможно) – то мы стараемся скорее от этих «беспокойных» мыслей отделаться. И тогда уже грех небрежения становится грехом сознательным, а потому особенно тяжким.

Существует еще странный и горький по своим последствиям предрассудок, что разговаривать с пожилыми людьми о вере, о Церкви, о таинствах – это как бы напоминать им о близкой кончине. Это неправильная постановка вопроса. Разговор надо начать именно с того, что без участия в таинствах невозможна полноценная и добрая жизнь. Но для того, чтобы этот разговор был искренним и непринужденным, нужно и самому быть причастником духовной, церковной жизни. Тогда это будет действительно разговор «от избытка сердца», и тогда он действительно может принести благие плоды. Вот почему не нужно и греховно откладывать на потом как перемену собственной жизни, так и разговор о вере со своими близкими.

Пока еще не поздно, дорогие, позаботимся, найдем время, возможность для доброй беседы со своими сродниками. Особенно с пожилыми. Расспросим их о вере их, о крещении… поможем им осознать важность исповеди и причастия, сознательной молитвы… А для этого, конечно, и самим нам надо быть во «всеоружии», самим надо разобраться в том, о чем предстоит говорить, приобрести хоть начальный опыт духовной жизни. И тогда, с помощью Божией, попечение о своей душе, о душе своих близких, затраченные для этого усилия и время обязательно принесут добрые плоды. И не будет тревожных и панических метаний «в последний момент», а потом, по исходе наших близких, не будет мучительных томлений и болезнований сердца в горьком и позднем раскаянии, что не позаботились в должное время и с должным усердием о душе наших близких, об их вечной жизни.

www.pravoslavie.ru

Старческое слабоумие

Старческое слабоумие (сенильная деменция) заболевание старческого возраста, обусловленное атрофией головного мозга, проявляющееся постепенным распадом психической деятельности с утратой индивидуальных особенностей личности и исходом в тотальное слабоумие.

Старческое слабоумие — центральная проблема психиатрии позднего возраста. Больные сенильной деменцией составляют 3-5 % в популяции лиц старше 60 лет, 20 % — среди 80-летних и от 15 до 25.% всех психически больных старческого возраста. Причина старческого слабоумия, как и других атрофических процессов, до сих пор неизвестна. Не вызывает сомнения роль наследственности, что подтверждают случаи «семейного слабоумия».

Заболевание начинается в 65-75 лет, средняя продолжительность болезни — 5 лет, но встречаются случаи с медленным течением на протяжении 10-20 лет. Болезнь развивается незаметно, с постепенных изменений личности в виде заострения или утрирования прежних черт характера. Например, бережливость превращается в скупость, настойчивость — в упрямство, недоверие — в подозрителность и т д. Сначала это напоминает обычные характерологические сдвиги в старости:

консерватизм в суждениях, поступках;
неприятие нового, восхваление прошлого;
склонность к нравоучениям, назидательности, несговорчивости;
сужение интересов, эгоизм и эгоцентризм.
Наряду с этим, снижается темп психической деятельности, ухудшается внимание и способность его переключения и сосредоточения. Нарушаются процессы мышления: анализ, обобщение, абстрагирование, логическое умозаключение и суждение.

С огрубением личности нивелируются ее индивидуальные свойства и все рельефнее выступают так называемые сенильные черты: сужение кругозора и интересов, шаблонность взглядов и высказываний, утрата прежних связей и привязанностей, черствость и скупость, придирчивость, сварливость, злобность. У некоторых больных преобладают благодушие и беспечность, склонность к говорливости и шуткам, самодовольство и нетерпение критики, бестактность и утрата нравственных норм поведения.

У таких больных исчезает стыдливость и элементарные моральные установки. При наличии полового бессилия отмечается часто повышение сексуального влечения со склонностью к половым извращениям (обнажение публично половых органов, совращение малолетних). Наряду с «ухудшением» характера, которое близкие часто расценивают как нормальное возрастное явление, постепенно нарастают расстройства памяти. Нарушается запоминание, утрачивается способность к приобретению нового опыта.

Страдает и воспроизведение имеющейся в памяти информации. Сначала выпадает из памяти наиболее поздно приобретенный опыт, затем исчезает память и на отдаленные события. Забывая настоящее и недавнее прошлое, больные довольно хорошо помнят события детства и юности. Возникает как бы сдвиг жизни в прошлое вплоть до «жизни в прошлом», когда 80-летняя старушка считает себя 18-летней девушкой и ведет себя соответственно этому возрасту.

Соседей по палате и медицинский персонал называет именами лиц, бывших в то время в ее окружении (давно умерших). В ответах на вопросы больные сообщают факты давно минувших лет или рассказывают о вымышленных событиях. Временами больные становятся суетливыми, деловитыми, собирают и связывают вещи в узлы — «собираются в дорогу», а потом, сидя с узелком на коленях, ожидают поездки. Это происходит вследствие грубых нарушений ориентировки во времени, окружающем, собственной личности.

Однако необходимо отметить, что при старческом слабоумии всегда существует несоответствие между выраженным слабоумием и сохранностью некоторых внешних форм поведения. Долго сохраняется манера поведения с особенностями мимики, жестикуляции, употреблением привычных выражений. Особенно ярко это проявляется улиц с определенным профессиональным, выработанным в течение многих лет, стилем поведения: педагогов, врачей.

Благодаря сохранности внешних форм поведения, живой мимике, нескольких расхожих речевых оборотов и кое-каких запасов памяти, особенно на прошлые события, такие больные на первый взгляд могут создавать впечатление вполне здоровых.

И лишь случайно заданный вопрос может выявить, что человек, ведущий с вами оживленную беседу и демонстрирующий «прекрасную память» на прошлые события, не знает, сколько ему лет, не может определить число, месяц, год, время года, не представляет, где он находится, с кем разговаривает и т.д. Физическое одряхление развивается относительно медленно, по сравнению с нарастанием психического распада личности.

Однако со временем появляются неврологические симптомы: сужение зрачков, ослабление их реакции на свет, снижение силы мышц, дрожание рук (старческий тремор), походка мелкими, семенящими шагами (старческая походка). Больные худеют, кожа становится сухой и морщинистой, нарушается функция внутренних органов, наступает маразм.

На протяжении развития болезни могут возникать психотические расстройства с галлюцинациями и бредом. Больные слышат «голоса», содержащие угрозы, обвинения, рассказывают о пытках и расправах над близкими людьми. Могут быть также зрительные обманы восприятия (видят человека, который зашел к ним в квартиру), тактильные (по коже ползают «букашки»).

Бредовые идеи в основном распространяются на лиц ближайшего окружения (родных, соседей), содержанием их являются идеи ущерба, ограбления, отравления, реже преследования.

Метки

  • Старость

  • Вконтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Живой Журнал
  • Twitter
  • 0 3 859 На форум

    azbyka.ru