Сны больных шизофренией

Сны больных шизофренией

* Публикуется по изданию:
Стрельцова Н. И., Стрельцова Т. Г. Нарушение функции сновидения при шизофрении // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 352–354.

Проблема сна и сновидений издавна привлекала внимание философов, учёных, врачей. В наши дни существует концепция В. С. Ротенберга, А. М. Вейна о том, что сновидения не эпилептический феномен, не артефакт, как считали ранее, а что они имеют определённый смысл, который заключается в адаптации организма к различным физическим и психическим нагрузкам. Доказывается это с помощью психофизиологических методов исследования, в первую очередь — электроэнцефалографически. Мы пытались это доказать при помощи психопатологического и психологического методов исследования. Из литературы (Б. К. Пашнев и др.) по изучению сновидной деятельности с помощью психологического метода на большой выборке здоровых людей и больных неврозами известно, что наличие кошмарных сновидений является нормальным, что увеличение или уменьшение их, с одной стороны, — это конституциональная особенность, характерная для правополушарных механизмов, с другой, — указывают на динамику болезненного процесса у больных. Отмечено, что насыщенность сна кошмарными (негативными) сновидениями наиболее ярко представлена у больных шизофренией, недавно заболевших, на втором месте стоят больные неврозами. Наименьшая насыщенность сна сновидениями характерна для больных алкоголизмом.

Нами была использована методика Шкала-опросник сновидений, разработанная Б. К. Пашневым при участии Т. Г. Стрельцовой. Одним из достоинств этой методики является достаточная разработка и информативность негативной сновидной продукции в виде специфических архетипичных образов и ситуаций. Было обследовано 58 больных шизофренией, 29 мужчин и 29 женщин, в возрасте от 16 до 29 лет; в основном со средним, средним специальным и высшим образованием; с давностью манифестного заболевания от нескольких дней до 15 лет; с простой, галлюцинаторно-параноидной, психопатоподобными формами и аффективно-параноидными приступами; с непрерывным и приступообразно-прогредиентным течением; с острой и медленной манифестацией процесса. Нас интересовало, какие образы и ситуации в сновидениях наиболее часто встречаются у больных шизофренией. Оказалось, что частыми являются сновидения, в которых больные видели: пожар, наводнение, как больного убивают, пережили смерть близких людей, испытывали страх от чего-то «непонятного», снилось, что кто-то гонится, что он падает в пропасть, тонет в воде, кто-то прикасается, что не может двигаться, что тело становится лёгким или тяжёлым, что ищет потерянную вещь и не может найти. Реже встречались сновидения, в которых больные видели страшных животных, диких разъярённых зверей, мертвецов, скелеты, чёрта, вооружённых воинов, во сне воспринимали неприятные запахи.

Полученные результаты свидетельствуют, что у большинства больных шизофренией сон насыщен кошмарными сновидениями (у женщин чаще, чем у мужчин), что чем большая давность заболевания, тем насыщеннее сон сновидениями, что чаще встречаются они у больных с галлюцинаторно-параноидными приступами приступообразно-прогредиентного течения (у мужчин и женщин).

Обнаружено, что насыщенность сна кошмарными сновидениями больше всего коррелирует с темпом развития манифеста шизофрении: при острой бурной манифестации болезни, даже при давнем процессе, насыщенность сна сновидениями в два раза чаще, чем при медленной. Последние являются прямым доказательством компенсаторной, адаптивной функции сновидений. Сновидения, очевидно, участвуют в механизмах борьбы с болезнью, так как во время сна с кошмарными сновидениями происходят адаптационные процессы, а когда механизмы адаптации нарушаются, защитные механизмы сдают, то количество сновидений уменьшается. Это положение согласуется с имеющимися клиническими данными (Н. И. Стрельцова), что при остром манифесте шизофрении с галлюцинаторно-параноидной симптоматикой наиболее выражены симптомы, свидетельствующие о мобилизации защитных свойств организма и более благоприятном в дальнейшем манифестном течении болезни.

www.psychiatry.ua

О наступлении шизофрении подсказывают сны

К такому выводу пришли исследователи из Техасского университета в США. Они полагают, что склонность человека к шизофрении можно определить по цвету его снов. Так, ученые заявили, что потенциальными пациентами психиатрических клиник являются те, кто может видеть красочные цветные сны.

Данную научную работу провела группа исследователей под руководством профессора Барвина Стента. Участниками эксперимента стали мужчины и женщины в возрасте от 25 до 47 лет. Все испытуемые были поделены на три группы. В первую вошли те, у кого была диагностирована шизофрения, во вторую – люди, имеющие наследственные признаки этой болезни, к третьей группе причислили всех психически здоровых участников.

Во время проведения наблюдения ученые обнаружили, что способность видеть очень красочные, причудливые и яркие сны может служить маркером для выявления психических патологий.

«Результаты нашего наблюдения показали, что люди, больные шизофренией, в 20 раз чаще видят цветные сны, чем все остальные. К слову, это распространяется также и на кошмары», – подытожили исследователи полученную информацию.

Более того, авторам работы удалось подтвердить и тот факт, что люди, которые имеют наследственные признаки шизофрении (при этом они не обязательно будут ею болеть) или имеют какие-либо пограничные расстройства психики, также в большинстве случаев видят именно красочные сны. Впрочем, ученые из Техасского университета уже не первые, кто смог найти подтверждение, что сновидения способны рассказать не только о психоэмоциональном состоянии человека, но также предвещают болезни, которые уже в ближайшем будущем дадут о себе знать первыми симптомами.

Напомним, ранее ученые из Университета Гранады в Испании смогли выделить восемь разновидностей шизофрении. Оказалось, что каждому из этих подвидов свойственны особые генетические факторы. Также исследователи выяснили, что шизофрения развивается у людей из-за мутаций в генных сетях, а не из-за отдельных видов генов, как считалось ранее. При этом каждый из восьми подвидов шизофрении обладает собственным уникальным набором симптомов.

wek.ru

Цветные сны — признак шизофрении?

Известно, что шизофрения относится к числу наиболее сложных психических заболеваний, и сопровождается различными изменениями личности, имеющими клиническую и полиморфную картину. Больные шизофренией нередко видят цветные, очень яркие сны, которые запоминаются именно благодаря своей яркости. Но действительно ли цветные сны присущи лишь шизофреникам? Ученые до сих пор не дают однозначного ответа по этому поводу, но многие склонны к отрицательному. Тем не менее, наличие цветных снов не является обычным явлением для большинства людей. Цветные сны свидетельствуют о том, что имеется повышенная активность определенных мозговых структур, что является типичным для различных пограничных расстройств.

Следующим этапом может стать психическое заболевание, если в сознании продолжаются изменения. Если говорить о больных шизофренией, то действительно, им снятся цветные сны в двадцать раз чаще, чем здоровым людям. Принято считать, что большая часть сновидений черно-белого цвета, хотя, вспоминая свой сон, обычно люди не могут сказать, какой цвет там преобладал, и были ли он вообще. Ученые многих стран постоянно проводят исследования в этой области, и в Университете Сан-Антонио недавно выяснили, что люди с восторгом отзываются о своих цветных снах, и считают их очень приятными. Тем не менее, американские ученые также пришли к выводу, что подобное состояние является пограничным, либо имеет место пограничное расстройство.

Также, было проведено годовое исследование, которое возглавлял Бравин Стент. В ходе работ с применением компьютерной томографии выяснилось, что пациенты, страдающие шизофренией, видят не просто цветные сны, а часто кошмары. В том числе, установлено, что у людей со здоровой психикой подобного не происходит. По мнению психологов, если человек постоянно видит цветные сны, то ему необходимо более серьезно отнестись к своему здоровью. Такого же мнения придерживаются и ученые из Техаса, они уверены, что такие люди являются потенциальными пациентами психиатрических лечебниц.

Чем опасны цветные сновидения?

Разумеется, сам по себе красочный сон никакой опасности не несет, более того, многие пациенты довольны подобным состоянием. Но как уже было сказано, цветные сновидения нередко являются следствием серьезных нарушений психики. В исследованиях, проводимых профессором Бравином Стентом, участвовали добровольцы, возраст которых составлял от двадцати пяти и до сорока семи лет. Мужчины и женщины были разделены на три группы. Первую группу в данном случае составляли пациенты, болеющие шизофренией, вторая группа была составлена из обладателей наследственных признаков данного заболевания. Третья группа представляла собой здоровых в психическом плане представителей обоих полов.

Целый год проводились опросы испытуемых, велись обследования, и в итоге профессор смог в очередной раз доказать, что именно шизофреникам присущи цветные сны, причем, часто снятся кошмары. Более того, люди, имеющие пограничные расстройства, или имеющие к этому наследственную склонность, также могут похвастаться тем, что их сны в основном цветные. Хотя, в реальности, ничего хорошего подобные состояния не предвещают. В связи у многих людей возникает немало вопросов. Неужели, если человеку приснился яркий, цветной он, он должен немедленно обращаться к психиатру? Разумеется, подобные сны иногда снятся и здоровым людям, и паниковать не стоит. Но если ваши сны стали цветным неожиданно, и это пугает, то для собственного спокойствия можно пройти обследование.

Только на основании того, что снятся цветные сны, невозможно утверждать, что человек болен психическим заболеванием, и в частности, шизофренией. Чтобы диагностировать эту болезнь, необходимо наличие двух групп симптомов. Например, в первую группу клинических признаков при шизофрении входит негативная симптоматика. Она проявляет себя снижением эмоционального фона, которое становится все более заметным, в преобладании ассоциальных проявлений. Также возникает замкнутость, дефицит положительных эмоций. При этом, пациент перестает интересоваться профессиональной деятельностью, не соответствует стандартам поведения в социальном плане.

Всегда ли цветные сны свидетельствуют о шизофрении?

Кроме цветных снов, при шизофрении имеются первичные признаки, которые ограничены дефицитарными симптомами. Начало заболевания нередко проявляется агрессией, уклонением от социальных контактов. Человек становится эмоционально несдержанным, неприветливым к окружающим. К тому же, начальные признаки шизофрении часто существуют изолированно, довольно длительное время, и продуктивная симптоматика нередко отсутствует. Когда к данным проявлениям присоединяются проявления психоза, уже можно говорить о наличии клинической развернутой картине заболевания. Такое течение сходно с вялотекущей шизофренией, когда признаки болезни длительное время имеют ограничения именно эмоциональной сферой. При этом доминирующими являются неврозоподобные расстройства, психопатические симптомы.

В такой форме шизофрения может протекать длительное время, иногда более десяти лет. Все это время человек продолжает жить обычной жизнью, он остается трудоспособен, хотя изменение в поведении и агрессия создают немало проблем. К тому же, он продолжает видеть цветные сны, считая это нормальным явлением, по поводу которого нет необходимости поднимать тревогу. Нередко у взрослых пациентов наблюдается бред и галлюцинации, представляющие собой продуктивную симптоматику. Удивительно, но через определенное время многие пациенты привыкают к своим галлюцинациям, и просто перестают на них реагировать, занимаясь своими обычными делами. Но иногда слуховые галлюцинации опасны, так как «голоса», звучащие в голове больного, нередко заставляют его совершать антисоциальные поступки, и даже могут стать причиной самоубийства.

www.psyportal.net

Психопатология сновидений

Практически все люди начиная с 3–5 лет жизни видят сны, хотя бы крайне редко. Большинство сновидений при этом забывается в первые минуты, часы после пробуждения от сна. Способность запоминать сновидения развивается в прямой зависимости от того, насколько индивид считает их важными для себя. Люди, которые придают своим сновидениям серьезное значение, запоминают их значительно лучше, нежели те, для которых они безразличны.

Это может привести к появлению ожидания тех или иных снов и, соответственно, появлению как бы заказных или, точнее, индуцированных снов, если в представлении индивида какое-то ожидаемое событие ассоциировано с определенным содержанием сна. Кроме того, лучше запоминаются, а также вспоминаются сновидения, которые каким-то образом связаны с содержанием бодрственного сознания. Наконец, в этом убеждают свидетельства многочисленных пациентов, лучше запоминаются и воспроизводятся некоторые аномальные сновидения; это происходит в силу их необычности и того значительного порой влияния, которое они оказывают на последующую жизнь пациентов.

Обычные сновидения здоровых индивидов представляют различные комбинации свежих или не очень, но большей частью реальных дневных впечатлений. Об этом Р.Тагор пишет следующим образом:

Сон — дерево. На дне его дупла Свила гнездо моих желаний птица И в то гнездо обрывки принесла Всего того, чем шумный день томится.

К.Ясперс, ссылаясь на Хаккера (1927), автора, который целый год записывал и анализировал свои сновидения, упоминает такие особенности сновидений последнего: утрату ясного осознавания собственной личности, разрыв связей между событиями психического мира и появление необычно ярких образов сна. К.Ясперс прямо не говорит о том, что сны Хаккера являются в чем-то аномальными.

Не комментирует он и сновидений своего друга, который иногда видел во сне такие вещи, с которыми ему никогда не приходилось встречаться в реальной жизни; он, этот друг, еще не просыпаясь, понимал поэтому, что ему они снятся. К.Ясперс чуть позже вводит в свой текст термин аномальные сновидения, но, к сожалению, не дает при этом его определения. Он лишь указывает, что «типология сновидений» часто искажается при психозах, в частности при шизофрении, и приводит в доказательство следующие данные самонаблюдения В.Х.Кандинского: «В период наплыва галлюцинаций. мои сновидения отличались необычайной живостью во всем, что касается зрительных образов и чувства движения в пространстве. Это были галлюцинации во время сна. Между сном и бодрствованием галлюцинирующего больного, вообще говоря, нет ясно очерченной границы.

С одной стороны, образы его сновидений настолько живы и выразительны, что его состояние можно считать своего рода бодрствованием во сне; с другой стороны, его галлюцинации настолько причудливы и калейдоскопичны, что похожи на сны наяву. Во время моей болезни сны часто бывали не менее живыми, нежели реальные переживания. Вспоминая впоследствии некоторые образы моих сновидений, я часто бывал вынужден тщательно взвешивать все «за» и «против», прежде чем делал окончательный вывод о том, действительно ли они мне приснились или принадлежали миру моих реальных впечатлений». К аномальным сновидениям, со ссылкой на Босса, К.Ясперс относит два типа сновидений: натиск сновидений, т. е. быструю и бессвязную смену пугающих образов сна, а также сновидения, характеризующиеся чрезвычайным правдоподобием, т. е. кошмары с «тривиальным» их содержанием.

Оба эти типа сновидений он считает патогномоничными для шизофрении. Столь же характерными для шизофрении К.Ясперс считает сны с обнаженно-агрессивным и садистическим содержанием, особенно подчеркивая их диагностическое значение на ранних этапах течения заболевания. Цитируемый им Босс полагает, что грубые сексуальные сны характерны для гебефрении, агрессивные сны — для кататонии, гомосексуальные сны — для параноидных состояний. Босс описывает сновидения, в которых «люди и автомобили движутся по направлению к ней (больной) задом наперед», а затем «ускользают от нее с постоянно возрастающей скоростью». Кроме того, он сообщает о появлении в сновидениях больных шизофренией давно угасших эмоций и чувств. Босс упоминает также «эндоскопические» или прогностические сны, представляющие будущее жизни и болезни индивида, однако К.Ясперс выражает сомнение в том, что такие сновидения существуют.

Е.А.Попов (1941) полагает, что сновидения и галлюцинации тождественны в том, что касается их содержания и непроизвольности течения. Он подчеркивает, что в содержании как сновидений, так и галлюцинаций представлены реализованные опасения и желания, а также материал бессознательного в виде «летучих» впечатлений и несущественных воспоминаний. Он описал симптом счастливых сновидений у пациентов на выходе из депрессивного состояния.

А.С.Кронфельд (1940), признавая близость между сновидениями и галлюцинациями, приводит наблюдения некоторых авторов о существовании разных типов сновидений.

Так, Г.Шредер рассматривает сновидения не только как галлюцинации, но и как бред и патологические ощущения. Клод разделяет сновидения на два типа: один — когда индивид верит в реальность представленного в сновидении, другой — когда он понимает, что видит сон. Первый тип сновидений Клод отождествляет с галлюцинациями, второй — с фантазиями, ошибками памяти и др. Моро де Тур пишет, что «галлюцинаторное состояние при сновидениях включает в себя всю психическую жизнь больного — мышление, понимание, суждение, выражение опасений, желания, надежды, отчаяния, исключение собственных поступков из сознания, угасание сознания личности или ее удвоение так, что одна часть может вступить в обмен мыслями с другой частью». С.Ф.Семенов (1965) описывает сновидения с половинными образами (целыми больному виделись только мелкие объекты) при ранениях затылочной области.

М.Крамер (1970) установил, что сновидения психически здоровых индивидов обычно реалистичны, аффективно насыщены и сопровождаются пассивностью спящего по отношению к действиям во сне. Сюжеты таких сновидений в 50% случаев связаны с реально пережитым накануне. В отличие от этого сновидения пациентов с шизофренией лишены аффективной насыщенности, тусклы, нередко неприятны по содержанию, им свойственны устрашающие и часто меняющиеся сюжеты. Содержание сновидений олигофренов имеет обычно радужное содержание, при органических поражениях головного мозга — обыденное, при сосудистой и старческой патологии — неприятное, тягостное и приуроченное к отдаленному прошлому. С.Фишер и соавт. (1972) указывают, что кошмары и устрашающие сновидения по своему содержанию часто бывают связаны с психотравмирующими событиями; кроме того, такие сновидения отражают полную либо относительную интеллектуальную сохранность пациентов.

Т.Ода (1973) выявил факт повторяющихся в течение одной ночи сновидений при острой шизофрении. Он отметил при этом и учащение сновидений. Т.А.Доброхотова и Н.Н.Брагина (1977) обнаружили, что при очаговом поражении правой гемисферы сновидения учащаются, наблюдаются кошмары и необычно яркие и цветные сновидения, причем иногда с преобладанием одного какого-то цвета, возникают также продолжающиеся сновидения, прерывающиеся пробуждением, и сновидения, в точности воспроизводящие впечатления минувшего дня. При левостороннем поражении сновидения урежаются. У пациентов с эпилепсией с правосторонней локализацией эпилептических очагов наблюдаются повторяющиеся по сюжету сновидения. В.Д.Левин (1946) и Ч.Райкрофт (1951) описали симптом экрана сновидений: экстатические сновидения кажутся индивиду спроецированными на некий воображаемый экран. В психоаналитических текстах фигурируют также травматические сновидения, когда в сновидении многократно воспроизводится психотравмирующее событие. Такие сновидения (и не только такие) противоречат распространенному представлению о том, что сновидения необходимы для сохранения сна.

М.И.Рыбальский (1983) отождествляет сновидения и «непсихотические галлюцинации». Он указывает, что «анализ образов сновидений по аналогии с анализом галлюцинаций может иметь диагностическое значение. Характер сновидений при отклонениях от нормальной психической деятельности нередко указывает на особенности мышления, его непоследовательность, наличие резонерства, склонность к паралогичным, символическим и бредовым построениям.

Оценка содержания сновидения, равно как и оценка галлюцинаторного сюжета, нередко позволяют судить о степени и особенностях снижения интеллекта больного, состояния его критики и эмоциональной сферы. Диагностическое значение имеет и то, что указанные нарушения в отдельных инициальных случаях легче выявляется при анализе сновидений, чем при обследовании бодрствующего больного». Автор описывает ряд сновидений, в которых представлены разнообразная психопатологическая симптоматика и необычные переживания, иногда прямо не соотносимые с определенными симптомами психического расстройства: «открытость мыслей», удвоение образов сна, чувство перевоплощения в другое живое существо и чувство наступившей смерти, переход сновидения в гипнопомпическую галлюцинацию, видение себя во сне со стороны, одинаковые, по типу «клише», сны; кошмары, сны с ощущением «уже пережитого», сны о засыании и видении снов во сне (описан случай, в котором больная с эпилептическим синдромом видела «до четырех сновидений одно в другом»), сны с продолжением, сновидения с бредовыми и символическими сюжетами, «вещие» сны (автор указывает, что нередко их сюжет вспоминается ретроспективно и подчеркивает, что это «ложное воспоминание»).

М.И.Рыбальский сообщает, кроме того, что с появлением заболевания существенно меняются частота, яркость и содержание сновидений. Автор указывает, что упомянутые сновидения наблюдались им у пациентов с разными заболеваниями, но особенное разнообразие аномальных сновидений он отмечает при шизофрении. В.М.Блейхер, И.В.Крук (1995) добавляют к упомянутым некоторые другие виды сновидений. Это сновидения приступа, описанные Дакоста (1899) как сопровождение ночных эпилептических припадков. Такие сновидения обычно стереотипны. Ауре припадка соответствует будто бы аура сновидения, тонической фазе припадка сопутствуют ощущение неподвижности тела и страх, клонической фазе припадка — переживание борьбы, фазе расслабления — переживание смерти. Характерно преобладание в таких сновидениях красного цвета, отдельных частей тела, видений чудовищ и химер. Это также сделанные сновидения, т. е. сновидения, как бы связанные с воздействием извне. Указывается также на существование сизифовых сновидений, когда снятся тягостные и не находящие разрешения ситуации. Такие сновидения могут быть повторяющимися. Упоминаются, кроме того, эротические сновидения с сексуальным возбуждением, оргазмом, поллюциями.

Далее мы приводим собственные наблюдения о сновидениях психиатрических пациентов. Записано около 1,5 тыс. сновидений у почти 500 пациентов (в среднем по три аномальных сна на каждого больного. Сновидения, исключая идентичные и плохо сохранившиеся в памяти пациентов, приведены в разных разделах данной книги, а также в настоящей главе). В нашем материале преобладали пациенты с преимущественно непсихотическими нарушениями: аффективные расстройства эндогенного, эндореактивного и реактивного генеза, соматоформные расстройства, диссомнические, диссоциативноконверсионные, навязчивые нарушения, разнообразные нарушения самовосприятия.

Психотические нарушения были представлены отдельными обманами восприятия, эпизодически возникающим бредовым расстройством, симптомами психического автоматизма (обрыв мысли, ментизм, чувство открытости и др.). Незначительная часть пациентов (100 случаев) в момент их исследования находилась в психотическом состоянии (депрессивно-бредовые, депрессивно-параноидные, маниакально-бредовые, маниакально-параноидные явления, иногда с кататоническими включениями и эпизодами онейроидных состояний в анамнезе). В основном наблюдались пациенты с шизофренией, аффективными нарушениями, шизотипическим расстройством личности, реже — с ПТСР, височной эпилепсией, зависимостью от психоактивных субстанций. Мы не ставили в числе основных задачу изучить нарушения сновидений в зависимости от отдельных болезненных форм, поскольку классификация последних в немалой степени остается в настоящее время условной. Проводился также опрос здоровых лиц (150 человек). Он показал, что аномальные сны встречаются и у них, но происходит это на порядок реже, а сами сновидения чаще бывают более простыми, как бы одноплановыми.

Главной целью было исследование психопатологической структуры аномальных сновидений, т. е. изучение сновидений, в которых представлены те или иные симптомы психического расстройства. Достижение этой цели во многом облегчали сами пациенты. Именно такие сновидения ассоциировались в их сознании с психическим расстройством, лучше запоминались и более или менее точно воспроизводились даже спустя многие годы. Более того, некоторые пациенты уверенно отличали аномальные сновидения от обычных сновидений. Такие пациенты присваивали аномальным сновидениям собственные и достаточно точные обозначения, например называли их «бредовыми», «сумасшедшими», «сюрреалистическими», «животными», «безумными», «нечеловеческими», «идиотскими», «упоительными», «счастливыми», «удивительными», «дикими», «безумными», «фантастическими» и т. п. Любопытна одна деталь, касающаяся описания пациентами таких снов. Как правило, эти сны никогда не фигурируют в активных жалобах на самочувствие.

После вопросов типа «не приходилось ли вам видеть какие-то необычные (очень хорошо запомнившиеся, странные, чем-то вас поразившие и т. п.) сны» обычно следует непродолжительная пауза, во время которой пациенты то ли вспоминают свои сны, то ли решают, надо ли о них сообщать (некоторые пациенты действительно опасаются рассказывать о своих странных сновидениях, предполагая, что это может стать основанием признать их больными или даже направить в психиатрическое учреждение). После этой паузы многие пациенты вспоминают один какой-нибудь сон, а потом вспоминают один за другим еще несколько, нередко до 7–8 и даже более самых разных снов. Разумеется, приходится задавать наводящие и уточняющие вопросы, иначе пациенты самостоятельно многих сновидений не могут ни вспомнить, ни детально и всесторонне их описать.

К сожалению, мы не имели возможности вести ЭЭГ-мониторинг пациентов с аномальными сновидениями с тем, чтобы определить, в какой фазе сна последние чаще всего возникают. Судя по сообщениям пациентов, можно предположить, что аномальные сновидения возникают в разные фазы сна, включая медленный сон, причем без явного предпочтения быстрого сна. Приведем следующее наблюдение. Пациент сообщает: «Мне снилось, что кругом много народу, все люди в черном, глаза холодные. Среди них я вижу свою тетку. Люди от нее отворачиваются. Мне делается грустно, я плачу, встаю на колени перед теткой.

Она мне говорит: вставай. И поднимает меня. И тут я просыпаюсь. Тетка на самом деле стоит рядом и будит меня». Сон яркий, эмоциональный, с многоплановым сюжетом, запоминающийся. Такие сновидения считаются характерными для быстрого сна. Между тем этот сон был у пациента непосредственно перед пробуждением и, скорее всего, в какой-то медленной его фазе. Наблюдаются аномальные сновидения на протяжении всей ночи, особенно часто бывают, похоже, под утро или в момент пробуждения. Длительность аномальных, как, впрочем, и обычных сновидений установить достаточно сложно из-за нередких нарушений восприятия чувства времени в течение сновидения. За единицу сна мы, вслед за пациентами, принимаем эпизод сновидения с законченным сюжетом, после чего «работа» сновидения прекращается либо возникает следующее сновидение с иным сюжетом. Аномальные сны с трудом поддаются систематизации, поскольку в одном сновидении могут быть представлены различные психические нарушения. По этой причине в последующем изложении тот или иной тип сновидения выделяется в достаточной мере условно, только с тем, чтобы подчеркнуть факт какого-то конкретного психического расстройства.

psyclinic-center.ru

Сновидения аномальные

Содержание:

Сновидения аномальные

1. Аутоскопические сновидения – сны, в которых пациенты видят самих себя со стороны. Видят ясно, отчетливо, такими же, как они выглядят в действительности в настоящее время, в одежде или раздетыми или смутно, как бы через туман либо дымку. Видят себя в другом возрасте, даже маленькими детьми, мертвыми, спящими, в положении тяжело больных, в облике других, порой незнакомых людей, иногда людей другого пола или животных, либо только чувствуют, что они находятся где-то поблизости, среди других персонажей сна, но образов себя не воспринимают. Собственное Я ощущается при этом как в точке наблюдения, так и в отчужденном образе самого себя, нередко в обоих местах одновременно, либо где-то между ними или пациенты вовсе не осознают собственной идентичности, как будто ее в это время не существует. Сновидения с видением или ощущением самого себя где-то в стороне являются, предположительно, сновидным аналогом аутоскопических галлюцинаций. Встречаются сновидения, в которых пациенты не видят, а только слышат со стороны себя, свой собственный голос – аутофонические сновидения.

2. Вещие сны (этот эзотерический термин принадлежит пациентам, которые, в свою очередь заимствовали его из других источников) – сновидения, которые, как в этом уверены пациенты, некоторое время спустя сбываются с абсолютной точностью, в мельчайших подробностях, и нередко таким образом, что происходящее в данный момент в действительности, воспринимается с ощущением предвосхищения или даже твердого знания того, что в ближайшие секунды последует дальше. Как удается установить, речь в данном случае чаще всего идет не о собственно сновидениях, а о рефлекторных галлюцинациях памяти, при которых происходящее в реальности в данное время сочетается с появлением мнимого воспоминания о якобы увиденном совсем недавно сновидении, а также убежденности в том, что оно будто бы воплощается в действительность (в отличие от d?j? vu, когда происходящее кажется повторяющимся второй раз). Это мнимое чувство воплощения в действительность может касаться не только сновидений, но и переживаний бодрственного периода (мыслей, фантазий, предчувствий). Другой вариант «вещих снов» свойственен пациентам, которые видят во сне некие будущие, как они считают, события, рассматривая их как отражение некоей объективности, а не как сугубо субъективное явление. Так, пациенту приснилось, будто он явился свидетелем событий, происходящих спустя века от настоящего времени. Он объясняет это тем, что его «душе показали» во сне эти события и он созерцал их с ощущением абсолютной их реальности, а после пробуждения остался при убеждении, что он действительно побывал в будущем времени. Вероятно, сны прорицателей относятся к последней категории. Собственно сны с представлением некоего будущего, повидимому, все же существуют, но они проявляются иначе, им не свойственны ни фотографическая точность, ни ощущение предвидения ближайших событий или того, что будущие события существуют в действительности. В нормальных сновидениях у некоторых или даже многих индивидов с большей или меньшей определенностью отражаются не всегда ясно осознаваемые в бодрственном периоде прогнозы индивида на будущее (подобно тому, как в сновидениях совершаются или, точнее, завершаются научные открытия, к восприятию символов или «подсказок» которых он оказался готовым благодаря долгим усилиям исследователя), но такие сновидения анормальными, очевидно, не являются. Например, одинокая женщина сообщает о том, что время от времени ей снится смерть и похороны ее матери. Мать, действительно, больна, ей много лет, и очевидно, что женщина в своих снах как бы прогнозирует трагическое развитие своей жизненной ситуации, хотя в бодрственном состоянии она гонит от себя, подавляет такие мысли, продолжая верить оптимистическим заявлениям врача. Уместно напомнить здесь тот общеизвестный факт, согласно которому в сновидениях, в отличие от аналитического их представления как регрессивного, защитного явления, нередко осуществляются сложнейшие творческие акты, тому есть немало примеров из биографий выдающихся музыкантов, поэтов, ученых, в том числе и страдавших психическим расстройством). Некоторые пациенты также сообщают о своих прогностических снах. Например, художник, сильно пьящий молодой человек, часто видит один и тот же сон, в котором он, нищий и бездомный, питается отбросами из мусорных баков. Он теперь уже не сомневается в том, что его ожидает именно такое будущее, поскольку чувствует, что преодолеть алкогольную зависимость он не в силах и уже потерял семью и стабильные заработки, скитается по съемным квартирам. Кроме того, если механизм самореализующегося пророчества существует на самом деле, то тем более не исключено, что пациента ждет именно такая участь. В сновидениях, несомненно, могут отражаться неосознаваемые ожидания или предчувствия, затертые в потоке дневных впечатлений. Так, именно такие сновидения, как сообщается о некоторых художниках, дают начало их «пророческим», бессмертным творениям. Однако вещими, в вышеуказанном смысле, такие сновидения, не являются, тут нет никакой мистики, нет и признаков психиатрической патологии.

3. Депрессивные сновидения – траурные сны, в которых пациентам снятся кладбища, погосты, похороны, покойники, даже много лет назад умершие малознакомые люди. Так, с появлением приступа депрессии больная начинает видеть во снах давно умерших людей, о чем в обычном своем состоянии, как ей казалось, она навсегда забыла. Однажды она увидела их всех вместе, открыв дверь в свою квартиру, — их оказалось, по ее словам, 49. С улучшением состояния депрессивные сны, спустя 2 недели, сменились обычными. Иногда пациентам снятся собственные похороны, что-то грязное, мрачное, серое и бесформенное, снятся сцены разрухи, обветшания, гниения, распада, руинирования, некоторые пациенты запоминают и чувство вины, какое они испытывали во время таких сновидений. У пациентов с реакцией горя умершие люди некоторое время снятся как живые, лишь позднее, по мере принятия факта их утраты, они появляются во снах в облике покойников.

4. Кошмары – сновидения с ощущением «дикого», «неописуемого», «сумасшедшего» ужаса, причем, что любопытно, вовсе не обязательно, чтобы при этом снилось что-то на самом деле пугающее. Просыпаясь в кульминационной фазе ужаса, пациенты не всегда сразу осознают, что они видели сон. В тот момент, когда они это понимают, они испытывают облегчение:»Слава богу, это был сон». Вероятно, такие сны являются сновидным эквивалентом панических атак пациентов с тревожно-депрессивным расстройством настроения. В литературе встречаются сведения о том, что до 40% пациентов с кошмарами страдают шизофренией.

5. Маниакальные сновидения – сны с переживанием необыкновенного счастья, восторга, ликования, упоения. Это необычайно яркие, красочные, со всеми оттенками сочных цветовых ощущений захватывающие сновидения, чаще наблюдающиеся в гипоманиакальных состояниях. Проснувшись, пациенты еще долго и с восторгом вспоминают о таких снах. Так, больная сообщает о сновидении, в котором она осознаваля себя «царицей мира», а в огромном сверкающем зале и с чувством высшего блаженства взирала на бесконечную очередь из королей и президентов, собравшихся и ползущих, чтобы поцеловать ее туфельку. Сама она восседала на троне, в одной руке держала монарший скипетр, а в другой — огромную хрустальную чашу вина тончайшего вишневого цвета. Сновидения со столь масштабными идеями величия – это фактически парафренные сновидения. Чаще встречаются маниакальные сновидения с более прозаическим сюжентами. Иногда подобные сны возникают в период перехода депрессии в маниакальное состояние.

6. Параллельные сны – несколько снов (два, три, иногда более), каждый из которых в течение длительного времени частями продолжается далее, при этом они никак связаны между собой. Аналогов таких сновидений в симптоматике бодрственного периода, повидимому, не существует.

7. Параноидные сновидения – сны, в которых переживаются ощущения открытости, внешнего воздействия, психических автоматизмов и др. Параноидная симптоматика в бодрственном состоянии при этом может отсутстовать.

8. Продлевающиеся сновидения – по словам пациентов, это «серийные сны», то есть сновидения, продолжающиеся частями иногда на протяжении ряда лет. Каждая новая «серия» начинается с того места, на котором сон прервался в предыдущем. Возможно, что такие сны аналогичны психотическим приступам, когда в каждом следующем приступе возобновляются и продолжает развиваться далее одно какое-то психическое расстройство. Так, пациентка после смерти новорожденной дочери видит ее, растущую во сне, каждую ночь в течение 5 лет. Незадолго до поступления на лечение по поводу депрессии этот сон прервался.

9. Сновидения с ощущением мнимого засыпания – сны, в которых пациенту снится, будто он хочет спать, ложится в постель, засыпает и затем ему начинает что-то сниться («сон во сне», как формулируют это сами пациенты). Аналогичны сновидениям из п. 10, но встречаются значительно реже, чем они.

10. Сновидения с ощущением мнимого пробуждения – сон, после завершения которого пациенту снится, будто он проснулся, но вслед за этим может последовать новое сновидение. То, что происходит в следующем сновидении, он воспринимает как реальность, отчетливо при этом осознавая, что то, что он перед этим видел, происходило во сне. Впервые такие сновидения описал Н.В.Гоголь в рассказе «Портрет». Так, пациент каждую ночь видит по 6 таких снов. После настоящего пробуждения он «по полчаса» проверяет, проснулся он на самом деле или ему снится очередной сон.

11. Сновидения с явлениями апперсонализации – сны с переживанием абсолютной реальности того, что в них происходит, описанные В.Х.Кандинским и годом ранее Ф.М.Достоевским в романе»Браться Карамазовы». Это ощущение реальности происходившего во сне нередко не оставляет пациентов после пробуждения спустя несколько часов, дней, а иногда и много лет. Даже если пациенты тотчас после пробуждения осознают факт сновидения, последний оставляет глубокий отпечаток, они долгое время находятся , по их словам, под его впечатлением». Некоторые исследователи указывают, что такие сновидения являются достоверным симптомом шизофрении. Вероятно, такие сновидения могут играть определенную роль в формировании бреда, навязчивостей. Так, пациент видит во сне сцены измены своей жены, а проснувшись, долго не может понять, почему это она лежит рядом с ним, ведь она должна бы находиться совсем в другом месте; он даже предполагает, что это не жена, а совсем другая женщина.

12. Сновидения с переживанием деперсонализации – сны, в которых знакомые места, близкие люди, привычная обстановка воспринимаются как что-то чужое, совершенно незнакомое – сны с ощущением «никогда не виденное». Например, больному снится его собственный дом, но ему в это время кажется, что он видит его впервые. Это, повидимому, также сны, в которых пациенты ощущают себя в роли отстраненных зрителей, которые не участвуют в том, что в них происходит, так будто они воспринимают что-то постороннее, их не касающееся, с ними никак не связанное – сны с ощущением утраты эмоционального резонанса. Вероятно, пациенты осознают в это время отсутствие своего эмоционального отклика на события сновидения (такие сны было бы, скорее всего, более правильно рассматривать как проявление гипоаутогнозии). Нередко встречаются сны, воспринимаемые пациентами, по их сообщениям, так, «будто сны показывают», «внушают», «проецируют на экран» — сделанные сновидения. Некоторые пациенты сообщают о сновидениях, во время которых они как бы вселяются в другого человека, воспринимают происходящее его глазами, но при этом не теряют ощущение собственной идентичности.

13. Сновидения с переживанием редупликации самовосприятия – сны с ощущением двойного потока переживаний. Например, пациент ощущает себя мертвым и лежащим в гробу, и в то же самое время живым, присутствующим наряду с другими людьми на собственных похоронах. Пациент 20 лет увидел сон, как ему отрезали на гильотине и почувствовал себя мертвым. Но одновременно с тем он стоял в стороне и наблюдал эту сцену, будучи живым. Больная, желая сделать прическу, но не увидев зеркала, «сняла» свою голову, причесала ее, наблюдая за этим со стороны, а затем «поставила ее на место». Или пациент видит сон, является его участником и одновременно с этим понимает, что ему это только снится, он в это время с интересом наблюдает за сном, анализирует его.

14. сновидения с симптоматикой психической анестезии – не менее многочисленная и разнообразная группа снов, нежели предыдущие, в которых пациенты не ощущают каких-то аспектов собственного Я. В частности, это сны с ощущением утраты чувства собственного Я, утраты части тела, эмоций. Так, пациентка ощущает во сне «свою душу, но не чувствует собственного тела» — сновидения с явлениями десоматизации. Другая больная смотрится в зеркало, но лица своего она при этом не видит. Часто встречаются сновидения, в которых пациенты умирают, причем иногда не один раз за ночь – сновидения с явлениями девитализации. Бывают сновидения с ощущением «нереальности» того, что в них происходит – сновидения с явлениями дереализации. Некоторые пациенты сообщают о снах, в которых они не воспринимают своих чувств по отношению к кому- или чему-либо. Например, мать видит во сне свою дочь, но, и это ее мучает, не испытывает к ней материнского чувства – сновидения с явлениями болезненного бесчувствия. Нередко встречается обратное явление: пациенты с явлениями болезненной психической анестезии в бодрственном состоянии чувствуют в сновидениях, будто к ним вернулись утраченные в бодрственном состоянии ощущения и эмоции. Такие сновидения могут иметь значение в плане распознавания феноменов психической анестезии.

15. Стереотипные сновидения – повторяющиеся время от времени абсолютно идентичные, чаще всего непонятные пациентам или даже бессмысленные, абсурдные по своему содержанию сны. Нередко пациенты вспоминают о том, что такие же точно сны они видели когда-то очень давно, даже в детстве. Некоторые из них, еще не пробуждаясь, вспоминают, что ранее они уже видели происходящее в них, знают, чем оно закончится, они даже осознают факт сновидения и могут произвольно менять его содержание там, где оно кажется неприятным. Например, пациент, которому снилось, как на него кто-то нападает, постепенно научился исправлять концовку сна таким образом, что он успешно отражал нападение. Одинаковые или близкие по содержанию сны, обычно свойственные пациентам, перенесшим психические травмы, как правило, вариируют в деталях и в этом смысле они не бывают стереотипными. Так, у некоторых пациентов с посттравматическим стрессовым синдромом могут повторяться сны с содержанием психотравмирующей ситуации, но обычно вариирущие в деталях. Так пациенту, участнику болевых действий нередко снится бой, в котором в него стреляют, а у него то разваливается собственный автомат, в руках оказывается вдруг игрушечный автомат, его пули летят почему-то вбок, то закончились патроны. В психоанализе сновидения последнего типа называют травматическими, другие исследователи — навязчивыми сновидениями.

16. Тревожные сновидения – особенно часто это сновидения, в которых пациенты в страхе убегают от кого-то, кто за ними гонится и вот-вот их настигнет, а они сами в это время чувствуют, что их бег замедляется и, наконец, они оцепеневают. Обычно они не видят своего преследователя, но чаще всего догадываются или даже знают, кто это такой. Так, пациент, за которым гналась лошадь, в тот момент, когда она его уже почти настигла, застыл на на одном месте, затем упал и неожиданно для себя превратился в собаку. Некоторые пациенты сообщают, что они видят своего преследователя, но только не сзади, а где-то впереди себя – сновидения с явлениями оптической аллестезии.

17. Фантастические сновидения – сны с представлениями нереальных, потусторониих, параллельных миров, ада, рая и т.п.. Такие сновидения иногда наблюдаются перед наступлением онейроидного помрачения сознания.

18. Фрагментарные сновидения – сны с восприятием лишь отдельных частей образов сна, обычно персонифицированным, относящимся к действующим в нем персонажам. Например, видится только один огромный, горящий зловещим красным цветом глаз или человек, у которого нет нижней половины туловища. Такие сновидения напоминают феномен расщепления восприятия, если фрагменты целостного образа локализуются в разных точках пространства.

19. Бессвязные сновидения – сны в виде хаотической и нередко ускоренной смены образов различной сенсорной модальности. Такие сновидения напоминают явления ментизма.

20. Монохроматические сны – сны с оптическими образами, окрашенными в один какой-то цвет (белый, красный, зеленый и др.). Напоминают колорические иллюзии.

21. Суицидальные сновидения – сны, в которых пациенты пытаются покончить с собой (так, больная часто видит сон, в котором она выбрасывается с десятого этажа, просыпась «у самой земли). Некоторые из пациентов наблюдают сцену самоубийства со стороны, и при этом могут чувствовать, что они умирают.

22. Метаболические сновидения – сны с симптомами перевоплощения (например, больная не раз ощущала себя во сне «жеребенком, с копытами, гривой, хвостом, я бегала с табуном и мы все ломали, все люди от нас убегали. Это молчаливые сны, в них нет речи, и я там не говорю и не думаю»).

23. Экстракампинные сновидения – сны, образы которых воспринимаются вне поля зрения. Так, пациент воспринимает самого себя «затылком, будто там мои глаза») – он видит себя верхом на коне, в воинских доспехах полководца на вершине горы.

24. Управляемые сны — сны, содержание и направление которых пациенты, как они уверяют, контролируют от начала до их завершения. Напоминают галлюцинации, которые возникают, стоит пациентам о них только вспомнить.

25. Сновидения с симптомами положительного и отрицательного двойника. Например, в облике близкого человека, чувствует пациент, скрывается кто-то другой, незнакомый и враждебно настроенный, и, напротив, в образе незнакомого человека предстает кто-то из близких людей.

26. Агрессивные сновидения — сны, нередко крайне брутального, иногда садистического содержания, совершенно несвойственного побуждениям пациента в его бодрственном состоянии. Так, больная сообщает, что в сновидениях она жестоко избивает свою дочь, чувствуя при этом свое крайнее озлобление, «бешенство». Она решила, что с нею что-то происходит, «я боюсь теперь, что сойду с ума» Некоторые исследователи подчеркивают, что такого рода сновидения с большой долей вероятности свидетельствуют о шизофрении.

27. Сновидения с явлениями транссексуализма – сны, во время которых пациенты явственно ощущают себя принадлежащими к другому полу. Женщина, например, чувствует себя «мужчиной с усами и бородой». Транссексуалы обычно воспринимают себя лицами другого пола, воспринимая это как нормальное для себя явление.

28. Сизифовы сновидения – сновидения с тягостными и не находящими разрешения сюжетами.

29. Эротические сновидения – сновидения с эротическим содержанием: сексуальным возбуждением, половыми контактами, оргазмом. К патологии они могут относиться лишь в тех случаях, когда снятся несвойственные обычному состоянию пациентов перверзные половые побуждения и акты.

30. Эпилептические сновидения – сновидения с восприятием эпилептического приступа или представляющие психический припадок эпилепсии.

31. Криминальные сновидения – сновидения, в которых индивид воображает себя совершающим преступление и отождествляет себя с преступником. Встречаются, по данным Д.В.Жмурова, у 30% осужденных за противозаконные деяния.

Упомянутые варианты аномальных сновидений не исчерпывают всего их многообразия. В целом проблема аномальных сновидений представляется как достаточно актуальная, малоисследованная и до некоторой степени, вероятно, перспективная, особенно если учесть, что фактически это психопатология третьей части жизни больного человека, которую он проводит во сне, и в течение всего этого времени остается один на один со своей реальной или приближающейся болезнью. К сказанному можно добавить, что граница, разделяющая бодрственное восприятие, с одной стороны, и сновидное восприятие, с другой, в болезни нередко размывается или даже становится неопределенной. Наконец, отметим, что аномальные сновидения встречаются, по данным опросов автора данного текста, у 15 -20% здоровых респондентов (точнее, гипотетически здоровых). Наиболее часто у них встречаются кошмары, стереотипные, продлевающиеся и тревожные сновидения. Большей частью это единичные или редко возникающие сновидения, относительно простые по своей структуре. Кроме того, если у большинства пациентов наблюдается до 8-9 аномальных сновидений разного типа, то у здоровых лиц их число обычно не превышает 1-2-х. Сам факт появления аномальных снов у здоровых лиц вовсе не является неожиданностью. Достаточно вспомнить, что у здоровых индивидов нередко наблюдаются различные симптомы психического расстройства, такие, в частности, как d?j? vu, явления деперсонализации и дереализации, утрата чувства сна, некоторые фобии и компульсии, извращения аппетита и пищевые прихоти, гиперкомпенсаторное фантазирование и т.д.

vocabulary.ru