Сознание и психоз

Истерические психозы

С истерическими психозами чаще приходится встречаться судебным психиатрам, и только некоторые их варианты встречаются в общей психиатрической практике. К истерическим психозам относят псевдодеменцию, пуэрилизм, синдром Ганзера, синдром бредоподобных фантазий и синдром регресса психики (“одичания”). Четких границ между отдельными формами не наблюдается — возможны как сочетания их, так и переходы одной формы в другую.

Истерические психозы иногда называют психогенными расстройствами сознания. Сознание при них бывает сужено под влиянием аффекта — аффективно-суженное или изменено в виде погружения в фантастические переживания.

На период психоза наблюдается амнезия, что указывает на состояние измененного сознания.

Псевдодеменция. Относительно легким и неглубоким из истерических расстройств считается псевдодеменция. Обычно через несколько недель после привлечения человека к ответственности и в ожидании наказания поведение его становится неправильным. Он перестает правильно отвечать на вопросы, с нарочито расстроенным выражением лицам оглядывается по сторонам, таращит глаза, как бы изображая слабоумного и беспамятного. На простые вопросы дает нелепые ответы, но, как правило, по содержанию вопроса. Неправильные ответы иногда сочетаются с неправильными действиями: так, больной, успешно совершая более сложные движения, не может отпереть ключом дверь, открыть коробку спичек и совершить другие простейшие операции. Типичной особенностью псевдодементного состояния является контраст между неправильными ответами, поступками и действиями в простых обстоятельствах при одновременном сохранении сложных решений и действий.

Псевдодементное поведение может продолжаться до нескольких недель, после чего происходит восстановление психических функций.

Пуэрилизм. Пуэрилизм (от лат. puer — дитя, ребенок) также возникает под влиянием психической травмы и сопровождается истерическим сужением сознания. Речь больных становится детской, они говорят с детскими интонациями, шепелявят, иногда не выговаривают отдельные буквы, неправильно, как дети, произносят слова, обращаясь к окружающим, называют их “дяди” и “тети”, заявляют, что хотят “на ручки”, “в кроватку”. В движениях, гримасах также проявляется детскость. Больные суетливы, дотрагиваются до всех предметов, не ходят, а бегают мелкими детскими шажками. Аффективные реакции сопровождаются детской мимикой. Они надувают губы, хнычут, сосут пальцы, топают ногами, когда им что-то не дают, играют коробочками, катают их, как машинки.

Псевдодеменция и явления пуэрилизма могут наблюдаться и при остром истерическом сумеречном расстройстве сознания, которое было описано С. Ганзером в 1897 г. и с тех пор называется синдромом Ганзера.

Синдром Ганзера. Характеризуется истерическим сумеречным помрачением сознания с преобладанием в клинической картине явлений мимоговорения (неправильные ответы на вопросы).

Бредоподобные фантазии (бредоподобные идеи) — возникающие у больных реактивных психозом идеи преследования, величия, реформаторства, обвинения и самообвинения и т. д., содержание которых изменяется в зависимости от внешних обстоятельств. В отличие от бреда при бредоподобных фантазиях у больного отсутствует убежденность в этих идеях; они сопровождаются театральностью поведения. Больные рассказывают о своих изобретениях, открытиях, космических полетах, богатствах, успехах, иногда пишут научные труды. В содержании высказываний прямо или косвенно звучит травмирующая ситуация. На период бредоподобных фантазий может наблюдаться полная или частичная амнезия. В процессе развития истерического психоза бредоподобные фантазии могут возникнуть после псевдодементного поведения или пуэрилизма, при утяжелении психоза после бредоподобных фантазий могут появиться псевдодементные или пуэрильные формы поведения.

Синдром регресса психики (“одичания”). Этим термином обозначают возникающее на фоне истерического расстройства сознания поведение больного, напоминающее повадки животного. Больной не носит белье, бегает на четвереньках, лакает из миски, издает нечленораздельные звуки, проявляет агрессивность, кусается, рычит, пищу обнюхивает, при приближении скалит зубы, принимает угрожающую позу.

Такое состояние может возникнуть остро при психической травме особой тяжести либо при утяжелении состояния после других истерических расстройств.

У детей истерические психозы наблюдаются крайне редко. Они могут проявляться в виде кратковременных состояний пуэрилизма или псевдодеменции: дети начинают вести себя, как младенцы, картавят, лепечут, просятся на руки. При псевдодеменции не могут ответить на простые вопросы, не говорят, а показывают жестами, что не знают, неправильно определяют части своего тела.

У подростков истерические психозы наблюдаются редко, обычно в случаях привлечения к судебной ответственности. Истерические психозы у подростков, как и у взрослых, могут проявляться в виде пуэрилизма, псевдодементного поведения, бредоподобных фантазий. Считается, что истерические психозы у подростков если и возникают, то на фоне истероидной психопатии.

psyera.ru

Медицинская учебная литература

Учебная медицинская литература, онлайн-библиотека для учащихся в ВУЗах и для медицинских работников

Нарушения сознания

Синдромы помрачения сознания

Синдромы помрачения сознания обычно сопровождаются психомоторным возбуждением и яркой продуктивной симптоматикой, поэтому возникновение подобных состояний, как правило, требует вмешательства психиатра. К данным синдромам относят делирий, онейроид, аменцию и сумеречное помрачение сознания.

Делирий — это острый психоз с помрачением сознания, сопровождающийся иллюзиями и сценоподобными истинными галлюцинациями, нарушением ориентировки в месте и времени (при сохраненной оценке собственной личности) и резким психомоторным возбуждением.

В состоянии делирия наблюдаются все признаки расстройства сознания. Больные настолько погружены в галлюцинаторные переживания, что не сразу слышат обращенную к ним речь. Приходится говорить громче или повторять фразу несколько раз. Предметы реальной обстановки так преображаются в их сознании, что они перестают понимать суть происходящего, не могут разобраться в ситуации, не осознают, что находятся в медицинском учреждении. Мышление становится непоследовательным, хаотичным. По завершении психоза наблюдается частичная амнезия: лучше запоминаются галлюцинаторные образы и плохо — реальные события.

Течение делирия характеризуется рядом особенностей. Хотя этот психоз возникает остро, но симптомы нарастают в определенной последовательности. Для полного формирования психоза требуется от нескольких часов до 2 сут. Непосредственное его начало обычно связано с приближением вечера и ночи. В развитии делирия выделяют несколько этапов. Ранними признаками начинающегося психоза являются нарастающая тревога, беспокойство, смутное предчувствие угрозы, общее повышение чувствительности (гиперестезия). Больные страдают бессонницей, прислушиваются к случайным звукам в квартире, обращают внимание на мелкие, несущественные детали обстановки. Если они пытаются заснуть, то перед глазами сразу же возникают яркие, пугающие образы ( гипнагогические галлюцинации) , немедленно заставляющие их проснуться. Иногда галлюцинации продолжаются и сразу после пробуждения (гипнопомические галлюцинации). Тревога все более нарастает, вскоре возникают яркие иллюзорные обманы. Характерно фантастическое преобразование в сознании больных деталей обстановки (рисунок обоев, обивка мебели, трещины на полу и пятна на скатерти) в конкретные фигуры и образы. Цветы на обоях становятся выпуклыми, вырастают из стены; пятна принимаются за мелких жучков; полосы на обивке кресла складываются в лицо, оно начинает улыбаться и гримасничать ( парейдолические иллюзии). В этом периоде можно выявить готовность пациентов к возникновению галлюцинаций с помощью симптомов Липмана, Рейхардта и Ашаффенбурга (см. раздел 4.2,2). Первые галлюцинаторные образы нередко представляют собой сплетающиеся полосы (пучки веревки, свисающая с потолка стружка, серпантин, клочья паутины, клубки змей). Затем возникают более сложные галлюцинации: комната заполняется людьми или животными. Больные пытаются защититься от них. выгоняют их из квартиры, стараются схватить их руками, размахивают ножом. Наконец, развернутая картина делирия приводит к полному преображению всей обстановки. Пациенты считают, что попали на работу или в винный магазин, видят преследующих их людей, спасаются бегством и не могут найти выход, так как не видят реальных предметов обстановки. Этот период характеризуется чрезвычайным страхом и резким психомоторным возбуждением.

Больной 31 года, в течение последних 8 лет злоупотребляет алкоголем. Работает стрелком вневедомственной охраны. Ночные дежурства происходят 1 раз в 4 дня. В рабочее время вынужден воздерживаться от приема алкоголя. Однажды вышел на дежурство в состоянии похмелья. К вечеру, когда все сотрудники разошлись по домам, попытался заснуть, однако на душе было тревожно; сон не приходил. Обратил внимание на какие-то посторонние звуки. Стал прислушиваться и понял, что четко слышит шаги и скрип двери. Немедленно разбудил напарника. Вместе обошли все помещения, но никого не нашли. Сослуживец вновь заснул, а больной не мог успокоиться и вскоре услышал шорох в шкафу. Открыл дверцу и на мешке со старыми бумагами увидел странную голову в шляпе, с разрисованным, как у клоуна, лицом, хихикавшую и высовывавшую язык, но ничего не говорившую. Пытался схватить ее руками, но, поднеся руки к лицу, увидел грязную тряпку. Бросил ее и закрыл шкаф. Однако изнутри доносились шелест и голос, звавший его по имени. На этот раз гам была голова женщины, плакавшей и жаловавшейся, что ее все обижают. Протянул руку, но голова вдруг растаяла. Удивился, решил, что это ему спится и нужно просто проснуться. Пошел в буфет, чтобы приготовить чай. Включая самовар, заметил, что на него смотрят глаза, потом увидел морщинистую физиономию, длинные седые усы и бороду. Спросил: «Ты что, живой?». Лицо засмеялось. Потребовал от самовара, чтобы он подал какой-нибудь знак. Тот покивал ему носиком. Разбудил сослуживца и стал показывать ему, как самовар качает носиком по его команде. Обиделся, когда напарник заявил, что ничего не видит. Решил умыться. Открыв дверь туалета, увидел длинный зал, выложенный кафелем. Пол был залит водой, в центре стояло несколько столов, где люди в испачканных кровью халатах ножами разделывали трупы. Когда больной открывал дверь, все подняли головы и посмотрели в его сторону. Больной в панике бросился убегать.

Типичная продолжительность делирия — несколько (2—5) дней. Все это время у пациента отсутствует сон. Хотя днем он ведет себя значительно спокойнее, может лежать в постели в состоянии легкой дремоты, однако при расспросе оказывается, что галлюцинации сохраняются. Вечером самочувствие ухудшается, появляются все новые обманы восприятия, нарастает психомоторное возбуждение. Прекращение делирия критическое: больной засыпает и после 8—12 ч глубокого сна просыпается без признаков психоза. Некоторое время может сохраняться убежденность, что все происходившее в момент психоза случилось на самом деле ( резидуальный бред) , однако такие ошибочные суждения нестойки и в течение нескольких последующих часов проходят без специального лечения. При типичном течении по миновании психоза больной может много рассказать о пережитых обманах восприятия, однако не помнит реальных событий, происходивших в это время. Лучше запоминается начало психоза. Воспоминания о последующих нескольких днях бывают фрагментарны и непоследовательны. Как правило, больных удивляет то, что события, произошедшие, по их мнению, за одну ночь, в действительности продолжались несколько дней.

Причиной возникновения делирия бывают самые различные экзогенные и соматогенные органические поражения мозга (интоксикации, инфекции с гипертермией, травмы, сосудистая недостаточность и др.).

В большинстве случаев делирий завершается полным выздоровлением. Легкие абортивные формы разрешаются в течение нескольких часов. Однако нередки тяжелые формы делирия, приводящие к стойкому органическому дефекту (корсаковский синдром, деменция) или даже к смерти.

Признаками неблагоприятного прогноза являются профессиональный и мусситирующий делирий. Профессиональный делирий сопровождается убеждением больного в том, что он находится у себя на работе. При этом он пытается совершать движения, сообразные с его профессией («копает землю», «укладывает кирпичи», «подметает», «подписывает бумаги»). При мусситирующем (бормочущем) делирии пациент совершенно недоступен, речь его непонятна. Он что-то быстро, тихо произносит себе под нос, перебирает и ворошит одеяло и простыню, что-то стряхивает, вертится, но подняться с постели не может. Никаких воспоминаний о перенесенном психозе в данном случае не сохраняется, больной не может рассказать о том, что ему казалось.

Аменция — грубое помрачение сознания с бессвязностью мышления, полной недоступностью для контакта, отрывочными обманами восприятия и признаками резкого физического истощения.

Пациент в аментивном состоянии обычно лежит, несмотря на хаотичное возбуждение. Движения его порой напоминают какие-то действия, указывают на наличие галлюцинаций, однако часто совершенно бессмысленны, стереотипны, автоматичны (яктация). Больной что-то произносит, но смысл высказываний непонятен. Слова не складываются в фразы и представляют собой обрывки речи (бессвязность мышления). Пациент реагирует на слова врача, но не может ответить на вопросы, не выполняет инструкций. Выяснить что-либо о его ориентировке не удается. Физическая слабость не позволяет ему подняться с постели.

Аменция возникает чаще всего как проявление длительных истощающих соматических заболеваний. Продолжительность данного психоза может быть несколько больше, чем при делирии. Тяжесть физического состояния указывает на возможность смерти. Если все же удается спасти жизнь больных, в качестве исхода формируется выраженный органический дефект (деменция, корсаковский синдром, протрагированные астенические состояния).

Следует учитывать сходство картины аменции и мусситирующего делирия, общность их причин и схожесть исходов. Это позволяет многим психиатрам рассматривать аменцию как один из вариантов тяжело протекающего делирия.

Онейроидное (сновидное) помрачение сознания

Отличается чрезвычайной фантастичностью психотических переживаний. Характерны двойственность, противоречивость переживаний и совершаемых действий, ощущение глобальных изменений в мире, катастрофы и торжества одновременно.

Онейроид нередко сопровождается обильными галлюцинациями, иллюзорные образы воспринимаются не как факты реального мира, а как явления, принадлежащие иным, недоступным обычному восприятию сферам ( псевдогаллюцинации ). Нередко больные мысленно участвуют в удивительных приключениях, однако имеют возможность как бы наблюдать за собой со стороны. Их поведение при этом никак не отражает всего богатства переживаемых фантастических событий. Движения пациентов представляют собой проявления кататонического синдрома — стереотипное раскачивание, мутизм, негативизм, восковую гибкость, импульсивные поступки. Иногда речь больных совершенно непонятна ( разорванность ), иногда они отвечают на вопросы, и тогда удается выявить нарушения в ориентировке. Пациенты могут быть не только дезориентированы в месте и времени, но и неправильно оценивать собственную личность. Только при онейроиде возможен симптом двойной ложной ориентировки, когда больные считают себя обычными пациентами психиатрической клиники и одновременно участниками невероятных фантастических событий («посланником другой галактики», «рыцарем без страха и упрека», «магическим кристаллом, несущим людям свет знания», и пр.). Часто наблюдаются ощущения стремительного движения, перемещения больших масс: больным кажется, что они пронзают пространство и время, что все силы зла и добра сцепились в смертельной схватке, что человечеству угрожает гибель.

Онейроид — чаще всего проявление острого приступа шизофрении. Формирование психоза происходит относительно быстро, но может растянуться на несколько недель. Первые признаки начинающегося психоза — нарушения сна и нарастающее чувство тревоги. Обеспокоенность быстро достигает степени растерянности. Яркие эмоции и явления дереализации служат основой отрывочных несистематизированных бредовых идей ( острый чувственный бред) . Первоначальный страх вскоре сменяется аффектом недоумения или экзальтированного экстаза. Больные затихают, зачарованно озираются по сторонам, восхищаются красками и звуками. Позже нередко развивается кататонический ступор или возбуждение. Продолжительность онейроидного помрачения сознания бывает различной. Чаще психоз разрешается в течение нескольких недель. Выход из психоза постепенный: довольно быстро проходят галлюцинации, но кататонические явления, нелепые высказывания и поступки иногда сохраняются довольно долго. По выходе из психоза пациенты могут описать некоторые фрагменты болезненных переживаний, однако их рассказ непоследователен, как и сами пережитые события.

Больной 30 лет, инженер-радиоэлектронщик, поступил в клинику в состоянии резкой заторможенности. Продуктивного контакта с ним установить не удается: поворачивает голову в сторону собеседника, удивленно смотрит в глаза, но не отвечает. Иногда сам начинает задавать странные вопросы: «Вы настоящие. Уже скоро. Можно я вам руку поцелую?» В палате ни с кем не общается. Сидит на кровати одетый, временами начинает раскачиваться и мычать. Из анамнеза известно, что около 2 нед назад у больного резко нарушился сон. Настроение было несколько приподнятое, наблюдалась гиперсексуальность. Не давал спать жене, мучал ее рассказами о своих фантастических планах; заявлял ей, что она «какая-то не такая…». Поссорился с тещей, пожаловался жене, что «это все теща виновата…». В конце недели поехал с семьей на дачу. В электричке вел себя странно, требовал, чтобы жена не смотрела на других пассажиров. Внезапно вскочил и выпрыгнул из поезда. На дачу не приехал. Жена возвратилась в город, но дома его не застала. Вернулся ночью сам. На вопросы не отвечал. В таком состоянии был доставлен в психиатрическую больницу. Лечение нейролептиками в течение 4 дней позволило купировать основные проявления психоза. Начал отвечать на вопросы. Сообщил, что в электричке ему показалось, будто вагон наполнен инопланетянами. Чувствовал их влияние на свой мозг; считал, что они намерены похитить его и отправить в другую Галактику. Не мог точно сообщить, каким путем добрался до дому. Общаясь с женой, не мог понять, она ли это или ее двойник. Помнит беседу с врачами при поступлении, указывает его участников, но утверждает, что при разговоре от них исходил неприятный жгучий свет. Казалось, что находится не в Москве, а на другой планете. После месячного курса стационарного лечения продолжил работать на прежнем месте.

Онейроидная кататония — один из самых благоприятных шизофренических психозов, ее исход — это почти всегда качественная ремиссия без существенных изменений личности. Чрезвычайно редко на высоте помрачения сознания возникает резкая гипертермия, сопровождающаяся нарастающим отеком мозга и нарушением сердечной деятельности (фебрильная шизофрения, смертельная кататония). Своевременная интенсивная терапия позволяет в настоящее время сохранить жизнь большинству таких больных (см. раздел 25.6).

В научной литературе многократно приводились отдельные описания явлений онейроида, вызванного действием экзогенных и соматогенных факторов. В большинстве случаев описанные психозы занимали промежуточное положение между делирием и онейроидом: при быстром динамичном развитии симптоматики и нарастании психоза в вечернее время (как это свойственно делирию) наблюдались отдельные фантастические галлюцинации и элементы псевдогаллюцинаций. Критическое разрешение подобных психозов после глубокого сна также напоминает делирий. Все сказанное позволяет относить данные описания к вариантам делирия (фантастический делирий) . Среди экзогенных психозов более всего картине типичного онейроида соответствуют феномены, наблюдаемые при употреблении галлюциногенов (ЛСД, гашиш, кетамин) и гормональных препаратов (например, кортикостероидов).

Сумеречное помрачение сознания

Сумеречное помрачение сознания является типичным эпилептиформным пароксизмом. Для психоза характерны внезапное начало, относительно короткая продолжительность (от десятков минут до нескольких часов), резкое (иногда внезапное) прекращение и полная амнезия всего периода расстроенного сознания.

Симптоматика психоза может существенно различаться у разных пациентов, однако есть некоторые общие черты. Восприятие окружающего в момент помрачения сознания фрагментарно, больные выхватывают из окружающих раздражителей случайные факты и реагируют на них неожиданным образом. Аффект нередко характеризуется злобностью, агрессивностью. Возможны асоциальные поступки. Симптоматика теряет всяческую связь с личностью пациентов. Они не способны контролировать действия, исходя из своих моральных убеждений. Нередко наблюдается продуктивная симптоматика в виде бреда и галлюцинаций, однако больные не в состоянии подробно описать свои переживания, поскольку контакт с ними в момент психоза крайне затруднен. Врач может предполагать наличие галлюцинаций только по поведению больных. По окончании психоза воспоминаний о психотических переживаниях также не остается. В некоторых случаях психоз завершается глубоким сном.

Выделяют варианты сумеречного помрачения сознания с яркой продуктивной симптоматикой (бредом и галлюцинациями) и с автоматизированными действиями (амбулаторные автоматизмы).

Бредовый и галлюцинаторный варианты сумеречного помрачения сознания могут сопровождаться самой различной симптоматикой с резким психомоторным возбуждением, брутальной агрессией, злобным аффектом. Больные представляют серьезную опасность для окружающих, их агрессивные действия отличаются удивительной жестокостью, нелепостью. Они могут наносить многократные удары тяжелыми или острыми предметами, не обращая никакого внимания на мольбы и крики жертвы. Продуктивная симптоматика иногда напоминает картину делирия или онейроида, в связи с чем возможны диагностические ошибки.

Больной 29 лет, вырос в деревне, работал водителем грузовика. После срочной службы на флоте поселился в Калининграде, начал выпивать. Уволен за пьянство. Вернулся в деревню, где продолжал систематически употреблять алкоголь. Однажды в состоянии опьянения по требованию друзей поехал в город за водкой. Далее ничего не помнит. Как потом узнал от врача, был остановлен сотрудником ГАИ. Набросился на милиционера, нецензурно бранился, лез в драку. Был так агрессивен, что потребовалось участие нескольких милиционеров, чтобы связать и доставить больного в областную психиатрическую больницу. Пришел в себя через 1,5—2 ч, до того как было начато лечение в больнице. Состояние ошибочно расценили как «делирий». Пациента отстранили от вождения автотранспорта, и он стал работать на ферме. По требованию родителей прекратил употребление алкоголя. Однако уже через 3 нед психоз повторился. На этот раз был трезв. Ночью выбежал со страшными криками в одном нижнем белье на улицу. Пытался разломать забор у соседей. Ругался и нападал на тех, кто мешал ему это сделать; бросал отдельные фразы в пустое пространство. Был задержан односельчанами и под конвоем местного участкового милиционера отправлен в психиатрическую больницу. Пришел в себя уже в милицейской машине. При поступлении в больницу ничего не помнил о случившемся; не мог понять, как он оказался раздетым и связанным в машине. Врачами его состояние повторно расценено как алкогольный делирий, хотя больной в течение последних 3 нед алкоголь не употреблял. По собственной инициативе поехал в Москву для обследования и лечения. Помнит, как вышел на вокзале из поезда, далее очнулся на площади перед вокзалом без чемодана и шапки. Окружающие обращали на него внимание и предлагали помощь. В московской клинике были выявлены отчетливые признаки судорожной активности на ЭЭГ. Поставлен диагноз «эпилепсия».

Амбулаторные автоматизмы проявляются короткими периодами помрачения сознания без резкого возбуждения с возможностью совершать простые автоматизированные действия. Больные могут:

  • снимать с себя одежду или, наоборот, одеваться;
  • выходить на улицу;
  • оглядываясь, переходить через дорогу;
  • задерживаться перед переходом, если приближается автомобиль;
  • давать краткие, не всегда уместные ответы на вопросы окружающих.
  • По выходе из состояния психоза они не понимают, как оказались вдали от обычного маршрута, не могут объяснить своих действий. К разновидностям амбулаторных автоматизмов относят фуги, трансы, сомнамбулизм.

    Фуги — кратковременные эпизоды помрачения сознания, во время которых больные внезапно срываются с места, бегут, вдруг сбрасывают с себя одежду, вращаются на месте. Уже через 1 — 2 мин сознание восстанавливается, при этом они ничего не помнят о произошедшем и проявляют недоумение, когда узнают о совершенных ими поступках.

    Трансы — более продолжительные эпизоды бессмысленного блуждания. Больные могут:

  • оказаться довольно далеко от места, где возникло нарушение сознания;
  • находясь в транспорте, пропустить несколько остановок;
  • идя с работы, зайти на незнакомую улицу;
  • оставить вещи на скамейке.
  • Крайне редко наблюдаются длительные многочасовые эпизоды помрачения сознания, когда пациенты далеко уходят из дому и даже уезжают в другой город.

    Сомнамбулизм (снохождение) в детском возрасте не является безусловным признаком заболевания. Однако возникновение снохождения впервые у взрослого человека — довольно тревожный признак. У больных эпилепсией снохождение бывает самостоятельным пароксизмом, но чаще наблюдается сразу после судорожного припадка или иногда предшествует ему.

    Сумеречное помрачение сознания, как и другие пароскизмы, — типичное проявление эпилепсии и других органических заболеваний (опухоли, церебральный атеросклероз, травмы головы и др.).

    От эпилептических следует отличать истерические сумеречные состояния. Они всегда возникают непосредственно после действия психотравмы. Клиническая картина истерических «сумерек» часто принимает самые необычные черты. Так, в момент психоза поведение может отличаться дурашливостью, инфантилизмом, беспомощностью (синдром Ганзера, см. раздел 21.2.1). Амнезия может захватывать большие промежутки, предшествующие психозу или следующие за его прекращением, однако иногда, напротив, остаются отрывочные воспоминания о случившемся. Разрешение психотравмирующей ситуации обычно приводит к восстановлению здоровья.

  • Болдырев А.И. Эпилепсия у взрослых. — 2-е изд. — М.: Медицина, 1984. — 288 с.
  • Гуревич М.О. Психиатрия. — М.: Медгиз, 1949. — 502 с.
  • Дворкина Н.Я. Инфекционные психозы. — М.: Медицина, 1975. — 184 с.
  • Меграбян А.А. Общая психопатология. — М.: Медицина, 1972. — 288 с.
  • Психиатрический диагноз / Завилянский И.Я., Блейхер В.М., Крук И.В., Завилянская Л.И. — Киев: Выща школа, 1989.
  • Ясперс К. Обшая психопатология: Пер. с нем. — М.: Практика, 1997. — 1056 с.
  • auno.kz

    «Мыслить ясно». Что такое психоз и почему каждый из нас его переживал?

    «Я — метаэквивалайтерное состояние сознания и прорыв в осуществлении трансцендентных актов насилия над объективной реальностью» — отрывок речи человека в состоянии психоза.


    (ссылка на источник)

    Психоз, невроз, «нервоз». Довольно бытовые слова в лексиконе почти каждого человека, которыми мы называем какой-либо “неадекват” или же просто свое чрезмерно нервное состояние. Эти слова несут в себе оттенок нездоровости, а иногда и опасности.

    Однако сейчас я бы хотел четко сказать, что такое психоз, почему иной раз мы в нем находимся и что происходит с нашей психикой?

    В состоянии психоза.

    «Тех, кто находятся в состоянии острого психоза отличить от других не трудно — психозы проявляются посредством бреда, галлюцинаций, алогичного мышления.» — Н. Мак-Вильямс.

    В настоящий момент в науке определение психоза смутны, однако чаще всего под психозом подразумевают специфическое психическое состояние.

    Для начала стоит сказать, что психическое состояние — это своеобразный режим, который тотально задает образ работы нашего мышления, эмоций, восприятия, мотивации, задает то, что будет в фокусе нашего внимания.


    (ссылка на источник)

    Психическое состояние не бывает одним и тем же, оно сменяется в зависимости от задачи, от уровня запаса наших сил. но в любом случае мы всегда в каком-нибудь состоянии, которое определяет то, как наша психика будет работать в данный момент.

    Психоз — это состояние психики, характеризующееся дезинтеграцией психических процессов.

    Ты в психозе, когда не можешь различить, что происходит в твоей голове, а что в реальном мире, где ты, а где другие. Когда твои мысли не просто нелогичны, а ты в принципе безразличен к любой логике. Когда ты видишь глюки, ощущаешь, что на тебя оказывают влияние со спутника Марса. Когда ты разговариваешь с котом, а он тебе отвечает, но тебе его аргументы кажутся лишними.


    (ссылка на источник)

    Сознание и психоз

    Основным моментом в понимании психоза, на мой взгляд, является понятие интеграции и дезинтеграции, а так же понятие сознания.

    Совсем не так давно человек обрел такую штуку как сознание. Это такой “апгрейт” психики, о котором ученым до сих пор пока есть мало что сказать.


    (ссылка на источник)

    Однако есть предположение, что с усложнением психической жизни человека, по сравнению с другими собратьями-обезьянам, появлением культуры, сложных социальных отношений и такой штуки как труд (где надо понимать, что ты делаешь, каким ты образом это делаешь и нахрена ты это делаешь) человеку потребовалось иметь:

  • Систему устойчивых во времени и общеразделяемых значений, что бы можно было договориться с другим человеком.
  • Единую логику применения этих значений, использования вещей.
  • Систему организации этих значений (образов, способов действия и мысли).
  • И более поздняя фишка:

    Понимание того, что ты постоянно остаешься все тем же самим собой и что существует два мира, тот, что у тебя в голове, и тот что в реальности.


    (ссылка на источник)

    Иным образомсознание это такая глобальная система образов, «рамок для восприятия и мышления» в которой все находится в определенной иерархии.

    Интеграция

    Важным процессом в сознании является процесс интеграции. Представим, вот в сознании есть система:

  • образцов мышления и операций с вещами;
  • представлений о том, какой бывает мир, как и что в нем происходит;
  • представлений о том, какой ты;
  • смыслов, жизненных ориентиров;
  • В общем — некие системные константы, правила и алгоритмы.

    НО
    При взаимодействии с этим миром всегда есть что-то новое, что выходит за рамки прежних значений, представлений о себе и процессы в нашей психике также каждый раз отличаются друг от друга. И это надо как-то соотносить с той системой «образцов» которая у нас уже имеется.

    Этим занимается процесс интеграции — он. интегрирует все новое.


    (ссылка на источник)

    Дезинтеграция

    Однако интеграция требует определенных энергетических и интеллектуальных затрат и качество этой «интеграции» у каждого человека разное. Оно зависит от:

  • Уровня бодрствования (энергия). «Устал. мерещится всякое».
  • Интеллектуального потенциала. Новая инфа — это противоречия которые требуется разрешить и логически «упаковать» в единую систему и более того в принципе принимать то, что мир противоречив, неоднозначен, сложен и вообще штука непростая. Высокий интеллект помогает справиться с потоком иной раз противоречивой информации и рассортировать ее, не устраивая «заторов» и «перегрузок». «Чет я не прогрузил. Эээ, как это??»
  • Управления эмоциональными реакциями. Когда человек испытывает сильную эмоцию его мышление подавляется, а сознание становится «более простым», мир воспринимается не как многогранный, а часто в черно-белых тонах. Если человек не умеет достаточно хорошо регулировать силу эмоций, то этот накал будет мешать процессу интеграции. «В пылу эмоций. «.
  • Культурные инструменты интеграции. Говоря проще, человек просто не привык к логической сортировке информации, содержание его мышления не позволяет с критикой относиться к происходящему. «Магическое мышление у различных туземцев»


    (ссылка на источник)

    Почему наступает психоз?

    Психоз — это нарушение процессов этой самой интеграции, когда сознание не справляется с потоком информации как из внешнего, так из внутреннего мира человека. Пропуская, смешивая ее, игнорируя ее, поскольку нет возможности «уложить» ее в единую систему представлений — сознание. Или же не успевая это сделать.


    (ссылка на источник)

    А причины все те же:

    • Снижение энергетического уровня и способностей к обработке. Всевозможные повреждения мозга: механические повреждения, отравления, недостаточное снабжение кровью, деградация нейронов.
    • Чрезмерные объемы новой, противоречивой информации. Состояния резкого «разрыва шаблона», постоянный поток противоречивой информации по своему характеру не позволяющей сформировать сколь-либо непротиворечивое понимание.


    (ссылка на источник)

  • Состояния сильного аффекта. Производное от качества и объемов информации. При экстремальных эмоциональных состояниях (депрессия, мания).
  • Патологический процесс образования и ликвидации нервных связей. Или попросту психозы при шизофрении. При шизофрении наблюдается процесс распада любых стереотипов, с каждым приступом у человека распадаются образцы поведения, мышления и эмоциональной памяти. Одним из следствий является психоз.
  • Что такое глюки?

    Глюки — это внутреннее содержание нашей психики, принятое ей за внешнюю реальность.
    Таким образом, видимые глюки — это наши эмоции, мысли, желания, которые обрели сенсорную форму и проецируются на реальность.


    (ссылка на источник)

    Таким образом «перегородка» между в реальности/в моей голове перестает существовать. То же самое с осознанием того, что «Мое», а что «Не Мое».

    Мы можем переживать свой страх в форме внешних опасностей.

    Например, при алкогольном делирии (вид психотического состояния) психика информирует человека, что: «Батенька, очень не хорошо так травить и разрушать свой мозг, ему грозит сильная опасность» в виде всякой дичи (мелкой, пушистой, но страшной).


    (ссылка на источник)

    Психотическое и невротическое состояние

    Постараюсь разграничить без лишних деталей:

    Невротическое состояние — это почти норма. Человек видит и понимает окружающую реальность примерно, так же как и вы, за исключением избегания небольших кусочков реальности, которые связанны у этого человека с нерешенными внутриличностными конфликтами. Процесс интеграции работает в целом хорошо, за исключением интеграции определенной «эмоционально заряженной» информации.


    (ссылка на источник)

  • Психотическое состояние — не норма. Человек видит мир сильно «по-своему». Процесс интеграции работает со «сбоями» разной частоты.

  • (ссылка на источник)

    «Нормальный психоз»

    Все мы так или иначе переживали состояние психоза хотя бы раз в сутки — это наши сновидения и еще какое-то время между сном и бодрствованием. Дело в том, что на время сна наше сознание отключается. В том числе для завершения процессов интеграции того, что мы видели и сделали за день.

    Сон есть ничто иное как путешествие по нашему «внутреннему миру», который предстает как «внешний мир». Этот мир безразличен к логике. Именно поэтому многое во сне нам кажется самоочевидным и относимся мы к этому без критики.


    (ссылка на источник)

    Почему мы забываем сны?
    Существует мнение, что во сне мы видим гораздо больше, чем то является нам в первые секунды как воспоминание о нем. Дело в том, что сон — нелогичен и не вписывается в «шаблоны» нашего сознания и при обработке сознанием большая часть сна «не вписываясь в рамки» удаляется в некий пул (бессознательное).

    Заключение

    Изначально идея написания поста родилась как комментарий, описывающий наиболее обобщенный уровень общественного сознания граждан РФ, который более всего подходит под описание психотического. Вот в цитате:

    «. но если говорить об обобщенном уровне психического здоровья (конструкт очень абстрактный), то значительное количество наших граждан находятся в «предпсихотическом» состоянии из-за нагнетаемого страха, ненависти, сверхпротиворечивых новостей по СМИ (где люди видят, что делается одно, а им говорят противоположное). Другая же часть граждан находится в состоянии невроза — и просто стараются игнорировать эти противоречия. И накал аффекта все растет. «.

    Уважаемые читатели, подписывайтесь на мой блог, вас ждет много нового и интересного.

    Текст написан эксклюзивно для проекта ГОЛОС.
    Автор: Чулошников Алексей.

    goldvoice.club