Сталин и великая депрессия

Читать онлайн «Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР» автора Верхотуров Дмитрий Николаевич — RuLit — Страница 1

Сталин против Великой депрессии

«Памяти всех тех, кто создал ту страну, в которой мы живем».

«История есть не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека».

Эта книга о событиях поистине исторического масштаба. Событиях настолько грандиозных и затронувших самую большую страну в мире, что повернули ход мировой истории. Это первые два десятилетия Советской власти, между революцией 1917 года и Второй мировой войной. За это короткое время мир настолько сильно и резко изменился, что люди, родившиеся в одной эпохе, викторианском времени, при расцвете колониализма, молодыми увидели рождение нового мира и стали гражданами индустриального мира с огромными, мощными и сверхвооруженными государствами, затеявшими кровавый передел мира. Мы живем в мире, основанном на результатах этого миропередела.

История сталинской индустриализации – это также история грандиозного рывка вперед отсталой, разоренной и разрушенной Первой мировой и Гражданской войнами страны. В исключительно тяжелых условиях большевики смогли разработать программу экономического и технического развития своей страны и нашли в себе силы ее реализовать.

Эта программа ускоренной модернизации оказалась в состоянии преодолеть разруху после Гражданской войны, обеспечила рывковое развитие тяжелой индустрии как раз в тот момент, когда во всем мире бушевала Великая Депрессия. Она же составила уникальный опыт борьбы с тяжелейшими кризисами, который был с успехом применен во время Великой Отечественной войны в виде эвакуации промышленности на восток и разворачивания военного производства везде, где только можно. Без этого опыта вряд ли удалось бы добиться победы.

В ходе индустриализации шло не только интенсивное развитие экономики и индустрии, но и проходили стремительные социальные изменения. Индустриализация шла в условиях, по сути дела, гражданской войны, да еще одновременно с одним из ее наиболее острых проявлений – коллективизацией. Однако коммунисты сумели переломить ее в свою пользу, и по мере их успехов она все более и более становилась скрытой и подпольной. Эту борьбу невозможно отделить ни от какого события и ни от какой ситуации. Она была тесно переплетена со своими остальными сторонами жизни Советского Союза 1920-х и 1930-х годов.

Строительные площадки и хозяйственные организации стали одним из фронтов этой гражданской войны. Борьбой и столкновениями было пронизано все, начиная от ВСНХ и Госплана СССР, и до рядовой строительной конторы и заводоуправления маленького заводика. Везде шла борьба за курс и против курса индустриализации. Противники большевизма – как внешние, так и внутренние – приложили массу усилий, чтобы сорвать план индустриализации. Коммунистам и парторганизациям удалось отбить и стройки, и хозяйственные органы, закрепить инициативу в хозяйстве за собой.

Но вместе с тем первые два десятилетия Советской власти были временем совершенно невиданного, массового народного энтузиазма. Такого сейчас нет и, можно сказать что не было в последние лет пятьдесят. Революция разрушила многочисленные сословные перегородки, уничтожила разнообразнейшие запреты, в результате чего народ приобрел на какое-то время очень большую свободу. Практически любой человек в то время мог заниматься практически всем, чем угодно. Тогда не было запретов типа: это у нас не принято. Если же он сумел найти понимание среди партийных руководителей, то его дело могло вырасти в очень большое начинание, на что указывает пример стахановского движения.

Партия за 1930-е годы передвинула миллионы человек из деревни в город, обучила рабочим профессиям, дала грамотность и минимальное образование, а также сделала городскими жителями. Очень многие тогда получили уникальный шанс подняться от сохи, от кустарного верстака к руководству крупнейшими, самыми современными предприятиями, целыми отраслями индустрии. Многие поднимались на эти вершины. Партия была коллективным руководителем этой массы индустриальных рабочих, десятков тысяч инженеров и техников, направлявшая усилия этих людей в единое русло, на достижение одной цели.

При всем при том, что народ нередко враждовал с партией, и общество в СССР много раз балансировало на грани открытой вооруженной борьбы, тем не менее стройки увлекли народ. Дело, которое в миллионы раз превышает возможности собственных рук, которое требует высочайшего напряжения ума, сообразительности и умения, увлекает и отбрасывает противоречия на второй план. На всех без исключения крупных стройках рабочая масса постепенно заражалась трудовым энтузиазмом, делала рекордные выработки и выдающиеся достижения. Легко представить себе чувства рабочего, возводящего завод размером с город или домну высотой до облаков. Даже сухие документы сохранили отблеск огромной радости и эйфории, которая наступала в тот момент, когда яркая струя чугуна устремлялась из новостроечной домны в изложицу.

www.rulit.me

Отзыв на книгу «Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР»

«Эта книга – подлинная история героической эпохи, глубокий анализ гениальной сталинской политики, позволившей обратить западный кризис на пользу СССР, использовав Великую Депрессию в интересах нашей страны. Этот сталинский опыт сегодня актуален как никогда!»
— так заканчивается официальная аннотация к книге Дмитрия Верхотурова (schriftsteller) « Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР » (2009 г.) Российский историк взялся за непривычное пока дело – изучение экономической политики страны Советов.

Первый книжный опыт автора на эту тему, « Экономическая революция Сталина » (2006 г.), мне не довелось прочитать. Однако рецензия намекает, что сделать это желательно. Книга «Сталин против Великой Депрессии», скорее всего, явилась доработанной и расширенной версией первой – объём увеличен раза в полтора.

Начало автором берётся с 1922 года, начала мирного времени после гражданской войны, разрушившей промышленность, транспорт, разорившей города и деревни. Небольшой стартовый отрезок книги до первой пятилетки 1929 года нужен как необходимое вводное условие к подробному рассмотрению индустриального скачка. Основное повествование заканчивается второй пятилеткой, 1933-34 годами.

Первые главы посвящены главным образом деятельности Феликса Дзержинского на экономическом фронте до самой смерти в 1926 году. Когда автор описывает обстановку при которой председателя ВЧК перекидывают «на хозяйство» невольно понимаешь, что кроме как «Железного» Феликса справиться со всей этой разрухой некому! Постоянная борьба за экономические приоритеты, необходимость вникать в нюансы сначала транспорта как руководителю НКПС, затем видеть общие проблемы как председателю ВСНХ – всё это было необычайно трудно! Работа шла на износ, и это чувствуется в книге. Постоянная борьба за правильные и эффективные решения, разное видение перспектив и методов социалистического ведения хозяйства – всё это есть в книге. Это убивает миф о том, как всё было легко и просто. НЭП смотрится на таком фоне как неудачный современный мем. Всё было гораздо сложнее и не случайно «НЭП» как таковой в книге практически не использован.

Планы первых пятилеток пришлось воплощать в жизнь приемнику Дзержинского Валериану Куйбышеву. Для меня этот человек всегда был загадкой, наверное, с тех пор как я в детстве побывал в городе со странным названием Куйбышев.

Здесь в книге на каждой странице идёт борьба экономических течений и взглядов, методов и решений. Не обходится без ошибок и переделывания, исправления неверных решений. Ведётся постоянный подбор кадров для наилучшего использования. Куйбышев, Рудзутак, Орджоникидзе и другие. Вы не поверите, но в книге действительно мало Сталина! Вся эта экономическая жизнь казалось бы проходит мимо него. Но постоянно ощущается, что личностная многовекторность соратников-большевиков находит правильное направление. Сталин «появляется» там, где это действительно необходимо.

Возведение социалистического государства требовало перекройки не только производственных отношений, но и эволюционирования сознательности приходящих на великие стройки вчерашних крестьян. Здесь главную роль играли рабочие-коммунисты, которые работали от зари до зари, стояли в ледяной воде, крушили кувалдами скалы и вгрызались в почву ведя за собой. Шла тотальная личная перековка – рождался новый Советский Человек. Автор использовал много трудовой мемуарной литературы. Это, я считаю, сейчас очень ценно. Непосредственное описание трудовых будней самими участниками гораздо весомее привычных общих фраз. Живые картины подвигов строителей всевозможных электростанций и заводов очень положительно сказываются на, казалось бы, местами скучном описании общих промышленных проблем решающихся «наверху».

Автор умело лавирует между ситуацией в советском правительстве, статистикой и цифрами, описанием строительства конкретных объектов, сутью промышленного производства на отдельных заводах, техническими инженерными подробностями, человеческим фактором на местах… Хорошо понимаю, что нельзя описать всё, даже если использовать объём в почти 600 страниц.

Узнал для себя много нового и интересного. Например, как наши специалисты доставали западные технологии, как «на коленках» доделывали то, что не смогли достать. Как западные специалисты сначала не верили в возможность решения таких масштабных задач, как потом они восхищались, и как потом заграница поняла, что нам лучше не помогать.… Здесь я нашёл недостающие данные в «деле о паровозах». Всегда видел в стариковщине подвох в измышлениях по этому вопросу. Весьма, очень весьма познавательны и объёмны страницы о стахановском движении. Книга «зачищает» мифы о принудиловке, невиннопострадавших и прочем либеральном бреде. Освещена коллективизация. Множество интересных нюансов и деталей!

Уралмаш, Днепрострой, Кузнецк, Магнитка, Челябинский тракторный. – на это всём до сих пор «едут» Россия и Украина. Когда читаешь, как это строилось, чувства к нынешней власти укладываются строго в уголовную статью. Думаю, эти чувства независимы от положения на карте бывшего СССР читателя взявшегося за эту книгу.

Логичным продолжением книги стала работа Дмитрия Верхотурова «Созидатели будущего. Возникновение планирования в СССР» (2013 г.), где автор взялся за составление полной истории планирования в СССР «от и до».

В целом книга «Сталин против Великой Депрессии» очень познавательная, необходимая для молодёжи работа по истории СССР. Есть ли аналоги, я не знаю, но на книжных полках в основном другая тематика. Я не историк и не могу проверить её на достоверность, но автор умеет своей подачей убедить читателя доверять ему. Рекомендую читателям погрузиться в атмосферу строительства Социализма и подумать – смогут ли они свернуть хоть малую толику тех гор, что свернули наши предки?

Постскриптум, который читать не обязательно!

Обещал автору написать отзыв. Выполнил. Теперь немного критики (тоже предупредил). Обращусь теперь к тому, что меня как читателя не устроило, то есть небольшим личным предвзятостям.

Во-первых, книга очень экономична, то есть мало идеологической составляющей толкающей Советскую власть к преобразованиям в стране. В книге по социалистической экономике можно ведь было немного, пусть и поверхностно, обратиться к марксизму как ведущей идеологии экономических преобразований.

Во-вторых, мало информационных справок. Есть сноски на использованные книги, но например, для молодого читателя сделать сноску на краткую биографию Дзержинского, Куйбышева, как и других действующих лиц, просто считаю необходимым. Не помешала бы и карта на книжный разворот с местами расположения строек. Это придаст видимый масштаб грандиозным планам.

В-третьих, не все поймут замысловатый концепт с названием глав и внутренней хронологией книги. Мне пришлось немного к этому привыкать. Также название, да простит меня автор, получилось мимо темы. Громкая заявка «Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР » вводит в заблуждение. Такое впечатление, что в СССР случился кризис (в 1922 году?? После первой мировой и гражданской?), наступила Великая Депрессия (может это всё-таки в США??) и пришёл Сталин и всё исправил (победил Депрессию в США?). Думаю, не нужно запутывать читателей, искажать устойчивые понятия. Заголовок напрямую об индустриализации придал бы академическую серьёзность, книга бы только выиграла как в случае с первой. Тема вроде «Сталин против. » оттолкнёт технически подкованного серьёзного читателя, хотя ему в первую очередь хочется порекомендовать книгу.
UPD от Автора: «Название — это сугубо издательское решение, продиктованное моментом, когда книга выходила. К тому же, книга была спешно подрублена под определенный объем, что также сказалось не самым лучшим образом.»

В-последних. Иногда проскакивали мелочи, которые я могу списать на молодость автора, вроде «вторжения Русской армии в РСФСР», каких-то мимолётных заочных споров с Волкогоновым и Радзинским (да тьфу на них!).

Да простит меня Дмитрий Верхотуров за придирки, они конечно не глобальны. Читатель, увлёкшись книгой, может их попросту не заметить.

imhoclub.lv

Великую Депрессию банкирская мафия устроила для ускоренной индустриализации СССР. Часть 1.

Есть такой старый анекдот про то, как в английскую Палату Лордов пришли два еврея Сёма и Фима. Сёма говорит:
— Я вижу, вам нужен туннель под Ла-Маншем. Есть предложение – мы с Фимой будем копать. Я со стороны Англии, а Фима с материка. А потом мы встретимся посередине.
— А что будет, если вы не встретитесь? — забеспокоились лорды.
— Ну тогда у вас будет два туннеля!

Шутки-шутками, но в реальности два других еврея смогли сделать куда больше, чем один туннель – при их содействии СССР превратился из аграрной в мощную индустриальную державу, отзвуки которой слышны и поныне. Сталин уверял, что к концу второй пятилетки в стране был построен «социализм», хотя какой смысл он в это слово вкладывал, нам уж не узнать. Скорее всего, для него мощная тяжёлая индустрия и социализм были синонимы. В этом рассказе я пытаюсь произвести художественную реконструкцию того, что произошло 85 лет назад.

Меня долго занимал вопрос об экономическом чуде СССР в 30-е годы прошлого века. То, что там произошло, иначе, как чудом назвать невозможно. После захвата власти большевиками, или как они говорили «пролетарской революции», страна совершила интеллектуальное самоубийство. Почти вся научная, техническая и творческая элита была либо физически уничтожена, либо отправлена в лагеря, либо эмигрировала. Малое число тех, кто остался на «воле», существенного влияния на экономику страны оказать никак не могло просто по факту малочисленности и ограничений из-за «непролетарского» происхождения . Кроме того, индустриальная инфраструктура страны была почти полностью разрушена, а политический климат прогрессу не соответствовал. Чтобы восстановить все эти колоссальные потери даже по самым скромным подсчётам было нужно по крайней мере два поколения, то есть где-то полвека жизни в нормальных человеческих условиях.

Но не было ни этих лет, ни нормальных условий. Однако чудо было — всего за каких-то 10 лет экономика не только была полностью восстановлена, но некоторые её области намного превзошли европейский уровень. Например, к 22 июня 1941 года СССР имел существенно больше танков и самолётов, чем немцы, и это при том, что каких-то 12 лет до того в СССР вообще не было ни танковой, ни авиационной промышленности.

В литературе можно найти несколько объяснений этому удивительному явлению, начиная от мудрого руководства тов. Сталина до интеллектуального взрыва раскрепощённой еврейской молодёжи, хлынувшей в города после гражданской войны. Все такие объяснения выглядят красиво только на эмоциональном, но не на логическом уровне.
(В литературе невозможно найти правду, потому что всю правду зачистили, свидетелей убрали, а потом переписали историю в угоду победителю. И делалось это в советских шарашках, куда ссылали наиболее образованных и умных )

Есть американская поговорка: «Опыт ничем заменить нельзя» и это верно – как ни командуй, как ни учись по книжкам, как ни копируй то, что сделано в других странах, как ни воруй чужую технологию — никогда не удастся наладить производство качественных изделий, если предварительно не набраться практического опыта. А это занимает годы и годы. Именно носителей опыта в СССР почти не осталось. Тем не менее, за невероятно короткий срок опыт появился и даже преумножился. Откуда он взялся? Как это получилось? Правду от нас тщательно скрывали при советской власти, да и сейчас очень мало про неё известно, хотя в наш век интернета раскопать эту правду не так уж и трудно. Суть её в том, что создание мощной советской индустрии оказалось возможным благодаря двум евреям, российскому и американскому.( Уточнение: эти 2 еврея были представителями братвы в 2-х частных ротшильдовских корпорациях, США и СССР, находящихся на разных континентах). Этим можно объяснить такую согласованность действий и готовность помочь, потому что цели были едины).

В 1928 году, когда товарищу Сталину было под пятьдесят, уже держал он в кулаке всю страну.
(фактически не Сталин держал в кулаке всю страну, а банкирская мафия Ротшильдов после образования в 1913 году Федрезерва США, Сталин был главным управляющим корпорации)

Это приятно щекотало его самолюбие и грело сердце, хотя где-то в глубине души ковырялся противный червячок неполноты счастья. Ну казалось бы, чего ещё желать – ты Хозяин, почти бог, что ещё? Куда до тебя царю! Николашка и на троне толком сидеть не умел, не то, что быть полноправным владыкой. Ещё и пятидесяти нет, а под тобой уже огромная страна, на всех ключевых постах – свои люди, для которых не только твоё слово, но один лишь взгляд силу закона имеет.

Оппозиции считай-что нет, никто и пикнуть не смеет. Кто чирикал – умолк навсегда, а кто по глупости надумает клюв раскрыть – тоже долго не пропоёт. И это всё сделано за каких-то пять лет, ну может чуть больше. Хорошо. Спокойно. Но… Что такое одна страна, хоть и огромная, когда там, за кордоном – другой и богатый мир, которому до тебя просто нет дела! (Чтобы скрыть, что за кордоном другой и богатый мир, СССР начал закрываться, отгораживаться, ввёл визовую систему, и начал переход на новый русский язык).

После разгрома Антанты капиталисты хвост поджали и навсегда потеряли надежду разбить большевиков силой. Угрозы от них нет, но всё равно стоим мы буржуям костью поперёк горла. Вот бы по этому горлу да полоснуть… — улыбнулся товарищ Сталин сладкой, но пока несбыточной, мысли.

Товарищ Сталин заграницей, считай, что и не был. Лет двадцать назад, ещё до германской, побывал в Стокгольме да Лондоне на партийных конференциях, вот и всё. Но наслышан немало о Европе и Америке, их культуре, а главное — о невероятном прогрессе в науке и технике. Куда до них лапотной России, где он числится богом! А вот они там его богом не считают. Обидно…. Пока не поздно надо их к рукам прибрать, чтобы товарищ Сталин и для них богом стал, как у себя дома.

Вон Троцкий всё твердит о мировой революции. Ну выкинули его из страны, так он и в Турции не утихает, всё о том же талдычит. Но если вдуматься, ведь прав сукин сын, всё верно говорит – только так с ними и нужно. Нет иного пути. Именно мировая революция решит все проблемы, и Ленин то же говорил. Но что он может сделать из Турции, болтун пархатый? Языком Запад не перешибёшь. А товарищ Сталин говорит мало, но при полной власти над своей страной дело сделать может, а уж когда сделает, то не один лишь СССР, а весь шар земной будет у него в кулаке. (Читаем-Сталин, подразумеваем-Ротшильдовская финансовая мафия, весь мир будет в кулаке после Бреттон-Вудской конференции 1944 г, когда доллар превратится в мировую резервную валюту, а британский паунд потеряет свои позиции, за это и развязали 2-ую Мировую войну).

Вот для этой желанной цели и нужен мировой пожар. Очень нужен. Но голыми руками огонь не разжечь – только силой, а не длинным языком иудушки Троцкого. Товарищ Сталин хорошо понимал — чтобы покорить капиталистов нужны две вещи: абсолютно послушная армия и самое новейшее вооружение. Пока эти два фактора не появятся, о мировой революции и думать нечего. Начинать надо с вооружения, а за армию можно взяться и попозже.
Товарищ Сталин в математике был не силён, поэтому мыслил пятилетками, как пальцами на руке: пять лет заняло партию к рукам прибрать, пять лет займёт из аграрной страны сделать индустриальную, и ещё пяток – армию вооружить, обучить и приручить. То есть нужны две пятилетки чтобы раздуть пожар мировой войны. Году эдак к 1939-му, в конце второй пятилетки, глядишь и разгорится.
Так, вероятно, думал хоть и малограмотный, но по-восточному хитрый вождь. А подумав, позвал к себе товарищей-соратников на совещание, чтобы всё спланировать и по этому плану не отлагая приступить к делу.

Товарищам идея индустриализации страны понравилась, но засомневалась – где же взять технологию, знания, опыт, оборудование? Нет у нас ничего. После революции и гражданской почти что все спецы либо были уничтожены, либо удрали заграницу, либо затаились. Оборудования на заводах мало, а то что есть, совсем устарело, да и вообще страна-то аграрная. Товарищ Зиновьев так и сказал:

— Даже то, что делаем, никуда не годится. Вот у нас в Ленинграде на заводе Красный Путиловец пытаемся делать фордовские трактора. Вроде всё точно копируем, а полное говно получается. Не знаем секретов производства, а спросить не у кого. И так во всём. Нет, никак не получится за пять лет построить мощную индустрию. Хорошо бы, конечно, но никак не получится. Нереально. (Фордовские трактора штамповали по ворованным у американцев технологиям, но не знали ноу-хау, поэтому всё выходило криво и косо)

Тут товарищ Микоян идею подал — да, сами никак не справимся, но ведь абсолютно всё, что нужно — оборудование, технологию, и даже опытных спецов можно купить в той же Америке. Пусть Америка нам построит социализм, а мы за ценой не постоим!

Засмеялись соратники – вот потеха будет, если капиталисты нам социализм построят! Товарищ Рыков тоже посмеялся со всеми, а потом грустно сказал: — Ну да, технику-то в Америке мы купить можем, а кадры? Кадры где взять? Не привезёшь ведь из Америки миллионы рабочих!

Другие товарищи с ним согласились, зашумели, заспорили. Кто-то вспомнил, что ещё три года назад договорились было с Фордом о концессии для постройки тракторного завода в Сталинграде, но ничего из этой затеи не вышло.

После того, что мы всё в стране национализировали, Форд, да и другие капиталисты ни в какие концессии с нами не верят. Мы, конечно, покупаем у Форда за валюту массу автомобилей и тракторов, но сами делать ничего не можем. Кадров нет. Да и не трактора нам нужны, а танки.

Однако товарищ Бухарин Микояна поддержал, сказал, что с заводом в Сталинграде не вышло, потому, что не так договаривались, по дурному — какие к чёрту концессии! Да и свои бюрократы заели. Я думаю, капиталисты рады будут продать всё, что только возможно, если почуют, что можно хорошо заработать. Тут главное — надо договариваться по другому, умнее, на их буржуазном языке. Без всяких концессий, то есть за наличные. Мы заплатили, они продали, деньги получили и все довольны. Язык, который буржуи хорошо понимают – прибыль. А что касается кадров, то миллионов их рабочих не нужно. Пригласим на работу пару тысяч американских спецов, вроде, как варягов, дадим им все условия чтобы обучили наших рабочих всем премудростям. Много времени это не займёт, от силы пару лет, а там и сами справимся.

— Но с другой стороны, — сам с собой заспорил товарищ Бухарин, — боюсь, нам-то они ничего продавать не будут. Не дураки ведь буржуи, понимают, что тракторный завод можно превратить в танковый всего за неделю. Зачем же им вооружать большевиков — своих заклятых врагов? Себе дороже….

— А ты, Бухарчик, не бойся, — сказал товарищ Сталин, — не бойся, и всё. Вспомни, что по этому поводу говорил Ленин: «Капиталисты готовы продать нам верёвку, на которой мы их повесим”. Именно так. Придёт время и повесим, а сейчас эту верёвку надо у них купить. Как думаешь, Серго, кому поручим закупку техники и спецов? Дело тонкое…
(Почему Сталин был так уверен в успехе индустриализации? За его спиной стояла ротшильдовская банкирская мафия, которая владела печатным станком Федрезерва. Банкиры решили устроить Великую депрессию, чтобы не только сделать возможной индустриализацию в США, но и максимально её ускорить).

— Подходящего кандидата для такого дела найти не просто, но непременно найдём, — сказал Орджоникидзе, — главное, чтобы человек этот технически грамотный был, свободно на иностранных языках говорил и для американцев выглядел, как бы своим, чтобы верили ему. Непросто такого найти, но поищем. Но вот куда более сложная проблема – а где деньги взять? Денег-то много надо! Миллиарды долларов. Не думаю, что у Госбанка для этого хватит валюты. Как думаешь, товарищ Пятаков?

— У товарища Пятакова в Госбанке денег – одни пятаки, — пошутил товарищ Сталин, — однако если денег нет, значит надо их достать, хоть из-под земли. Когда мы революцию делали, тоже были нужны деньги и мы их всегда получали. Кое-кто нам добровольно давал, а чаще брали силой. И сейчас возьмём. Ясно, что заграницей таких денег миром не взять, а силой пока не можем. Значит надо брать здесь. Вопрос только – у кого?

— Надо действовать по Марксу: товар-деньги-товар, — сказал Орджоникидзе. Торговать надо. Мы что-то продали, деньги получили, а на них купим, что нам надо. Хорошо бы резко увеличить продажу за валюту наших товаров в Европу и Америку. Проблема, однако в том, что нам особо и продавать-то нечего. Нету у нас ходового товара.
(Можете себе представить уровень жизни советского трофейного населения. Народ голодный и полураздетый.)

— А вот в это не могу поверить, — сказал, попыхивая трубкой, товарищ Сталин, — не может быть, чтобы такая огромная страна, как СССР, не имела, что продать. Давайте-ка, подумаем, что им от нас надо? Какой товар их интересует? Что думает товарищ Микоян? (Это собрание больше напоминает сходку братвы, воров в законе, а не заседание советского правительства.)

Микоян помедлил малость и ответил (был он тогда наркомом торговли): — Я вижу только пять товаров, что они охотно купят: золото, церковное имущество, ценности из наших музеев, промышленное сырьё и хлеб. Особенно хлеб. Ничего больше. Золотишко кое-какое в Гохране найдётся, с икон да кадил много денег не набрать, а вот музейные ценности продавать жалко, народное ведь достояние. Сырьё — ну там уголь, лес, цветные металлы – самим позарез нужно, а хлеба вообще еле-еле для себя хватает. Мало пока хлеба даёт деревня. Если сейчас хлеб у крестьян отнять – будет голод похлеще, чем в 22-м году на Волге. Да и не отдадут крестьяне хлеб. А силой брать — вымрет деревня. Так что же продавать?

Тут товарищ Сталин улыбнулся: — Откуда у Анастаса Ивановича эта мелкобуржуазная сентиментальность? Золото и музейные ценности наши никуда не денутся. Сейчас продадим, а придёт время — всё проданное заберём обратно, ещё и приумножим. Природные ресурсы – тоже мера временная, когда будем иметь свою промышленность, продавать перестанем.

А пока надо добычу сырья резко увеличить. (В 1930 году в том числе и для этой цели был создан ГУЛАГ)

Ну а что касается изъятия хлеба у крестьян, так вы, товарищи, вижу плохо знаете ленинизм. Опять напомню слова Владимира Ильича: «Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции.” Так что по поводу голода в деревне не волнуйтесь, это всё издержки большого дела. Вот мы поручим эту работу товарищу Менжинскому, думаю ОГПУ с важной партийной задачей справится. Подключите к этому делу и товарища Ежова из Наркомата Земледелия – это работник с инициативой. Надо немедленно изъять у народа золото, меха, иконы и прочие ценности, какие ещё остались, а у крестьян – зерно. И не церемониться. Не дадут сами — отнять силой, да примерно наказать, чтобы другим неповадно было. Всё, что реквизируем, сразу продавать! Продавать за валюту. Так и наберём денег. Как говорил Ильич, цель-то у нас архиважная — мировая революция. Возражения есть? Ну и хорошо, тогда решено. А что касается нашего представителя в Америке для закупок, ты, Серго, поищи. Время не терпит.

Через несколько дней Орджоникидзе позвонил Сталину и попросил принять его вместе с председателем Амторга Саулом Григорьевичем Броном. Это был коренастый человек лет сорока, с тихим голосом и обходительными манерами. Родом он был из Одессы, сначала учился в Киевском Коммерческом Училище, откуда его погнали за иудейское происхождение и социал-революционную деятельность. Тогда он уехал в Европу, получил блестящее образование в Германии, Франции и Швейцарии. Университет Цюриха присвоил ему степень доктора наук по экономике. А когда Брон вернулся домой, то вскоре стал директором банка по внешней торговле (позже переименованного во Внешторгбанк СССР), в 1926 году короткое время работал заместителем Микояна, наркома внешней и внутренней торговли, а затем в марте 1927 года его послали в Америку руководить Амторгом. В те годы Советы и США ещё не имели дипломатических отношений .(Значит ли это, что ещё в 1927 году Россия и Америка были одним государством?)

Амторг был основан в 1924 году как частное акционерное предпринимательство при прямом участии американского еврея-капиталиста, очарованного идеей коммунизма, Джулиуса Хаммера (отца того самого Арманда, который был «другом» Ленина). Но на самом деле это было de facto советское торговое представительство, которое, вдобавок, ещё и шпионской деятельностью занималось. Назначение Брона руководителем Амторга было тепло встречено американскими бизнесменами и политиками. Им импонировал этот блестяще образованный, культурный и обходительный господин, так непохожий на образ кровавого большевика, который рисовало воображение по слухам из Совдепии. Брон завязал тесные, даже дружеские, отношения со многими руководителями американского бизнеса, включая Генри Форда, Сэма Кейна (Chase National Bank of New York), Джерарда Свопа (General Electric), и многих других.
Брон в совершенстве владел английским, французским и немецким языками,
(Насчёт языков большой вопрос. Раньше был единый язык, вот на нём он и разговаривал. Поэтому мог по всей Европе и США ездить, и его все понимали, и он всех понимал. Вы попробуйте освоить в совершентсве эти языки +русский+идиш, на котором ему, как еврею, положено было разговаривать?)
был мастер вести переговоры и уже сумел заключить выгодные контракты с Фордом для строительства завода, позже названного ГАЗ, в Нижнем Новгороде и с IGE (International General Electric) для строительства в СССР электростанций по плану ГОЭЛРО.

Сталин принял Брона в своём кабинете. Кроме Орджоникидзе, там были ещё А.И. Рыков, А.И. Микоян, В.И. Межлаук (зам. председателя ВСНХ) и ещё несколько руководителей. После краткого вводного слова товарищ Сталин спросил:
— Товарищ Брон, тут товарищ Орджоникидзе и другие товарищи рекомендуют вас как человека, который может договориться с капиталистами. Надеюсь вам разъяснили чрезвычайную важность задания?
Партия поручает вам дело, от которого зависит будущее не только нашей страны, но и всего Мира.
(будет ли ротшильдовская банкирская мафия владеть всем миром?)
Надеемся, что вы не подведёте. Речь идёт не об одном заводе или одном заказе. Мы хотим перестроить всю страну. Вы в Америке работаете уже полтора года, есть ли у вас на примете кто-то, с кем мы можем договориться о строительстве у нас тяжёлой промышленности?

— Я думал об этом, товарищ Сталин. У меня вот какое предложение. Есть в Америке, в Детройте, архитектурная компания, владеет которой мой хороший знакомый Альберт Кан. Вот думаю, с него и надо начать…

— Это не совсем то, что нам нужно – архитектура. Наша задача куда шире, — сказал Сталин.
— Название обманчивое, это только так называется – архитектурная компания. На самом деле Кан совершенно уникальная фирма, которая делает все ступени строительства. Как говорят в Америке, это «всё под одной крышей» – от технического задания, до проекта, до строительства фабрики, включая закупку оборудования и его установку. Они сдают завод «под ключ», то есть готовым к работе. Интересно, что многие американские архитекторы к Кану уважительно не относятся — он мало обращает внимания на архитектурные украшения и эстетику. Для него главное – функциональность и эффективность. Он любит говорить: «функциональность это король, надёжность – королева, а эстетика – придворный шут».
Все засмеялись, закивали одобрительно, а товарищ Рыков спросил: — А долго ли занимает проектировка завода и его строительство?
— Именно в этом, товарищ Рыков, и есть главная уникальность фирмы Кана. Разработка проекта занимает всего один месяц, от силы два, в зависимости от сложности.
(Т.е у еврея А. Кана были в распоряжении компьютерные технологии ушедшей цивилизации, откуда они у него появились? Когда в 1913 году в США образовался Федрезерв, Белые продолжали бороться с Красными, возможно, дали им компьютерные технологии-но это была сделка. У Белых уже был план, как удавиль ротшильдовскую мафию её же собственными руками).

Сразу же начинается строительство и всего через полгода завод вступает в эксплуатацию. Никто в мире даже близко ничего подобного делать не может. Все заводы Форда построил именно Альберт Кан, да и не только Форда. Практически вся автомобильная индустрия Америки, все фабрики, все её промышленные здания, поточные линии, университетский комплекс в Детройте, всё сделано Каном. Он строит не только в Детройте, но и по всей Америке и во многих других странах. (Без применения компьютерных технологий в логистике, проектировании и банковском деле такое было бы невозможно)Думаю, никого лучше нам не найти…

— Ну что-ж, — резюмировал товарищ Сталин, — тогда начинайте с Кана, но помните – договаривайтесь и с другими, кого найдёте, чтобы этот мистер Кан знал, что на нём свет клином не сошёлся. Кан-каном, но нам ведь не только заводы нужны (заулыбались товарищи сталинскому каламбуру). Для этих заводов оборудование и продукция требуются, уже готовые разработки, гидростанции, генераторы, нам много чего надо. Вы там сами решайте с товарищами из ВСНХ, но главное помните – короткие сроки и низкая цена. Деньги экономьте. Особое внимание уделяйте тракторам, самолётам, автомобилям, машиностроению, электрификации. Да, вот ещё — самое главное: кадры. В договоре обязательно должно быть оговорено, чтобы их специалисты сюда к нам приехали, всем руководили и обучали наших рабочих. Без этого условия ничего не подписывайте. Есть у вас к нам вопросы, товарищ Брон?
— Мне бы надо знать, какими финансами я могу располагать. Речь ведь может идти о сотнях миллионов долларов и даже миллиардов.

— Вы им дайте понять, что они будут иметь дело с необычным партнёром. Не с какой-то фирмой, как они привыкли. Вы представляете не Амторг, а огромную страну. Скажите им, что нельзя сравнивать финансы одной фирмы и государства. Деньги у нас есть. Мы гарантируем оплату, но между нами говоря, в разумных пределах, так что деньгами не сорите. Если больше вопросов нет, желаю успеха. Держите лично меня в курсе всех ваших переговоров. Помните, дело это чрезвычайной важности…

cat-779.livejournal.com