Статистика неврозов воз

Распространенность неврозов

В официальной отчетности органов здравоохранения нет данных о распространенности неврозов как у детей, так и в общей массе населения. Поэтому точные сведения о частоте данной патологии отсутствуют. Об этом можно лишь косвенно судить по результатам отдельных статистических исследований, опросу родителей, воспитателей, педагогов. Эти сведения с определенной степенью достоверности указывают, что неврозы среди населения, в том числе и у детей, являются наиболее распространенной формой нервно-психической патологии. Так, по данным В. А. Колего-вой (1973), частота заболевания неврозами и реактивными психозами в детском и юношеском возрасте составляла 22 человека на 1000 лиц данной возрастной группы. В Болгарии, например, было выявлено от 14,8 до 22% детей с различными невротическими нарушениями, включая нерезко выраженные и нестойкие невротические реакции (А. Божанова, В. Иончева, К. Константинова, 1973). Согласно сведениям Г. К. Ушаковой с соавт. (1972), основанным на массовом эпидемиологическом обследовании различных возрастных групп населения, невротические нарушения имели место у 80—90% людей. А. И. Захаровым (1995) при опросе родителей было установлено, что в возрасте 1—3 лет заметно нервным является каждый четвертый ребенок без особых различий по полу, а в младшем школьном возрасте показатель нервности у мальчиков составил 46, а у девочек 37%. При этом наибольшие показатели нервности мальчиков отмечались в 8, 9 и 12 лет, у девочек — в 12 лет.

Естественно, что не каждая нервность ребенка является болезнью (неврозом). Это могут быть особенности темперамента, личности, акцентуация характера и другие индивидуальные особенности детей в различные периоды их жизни.

Согласно официальным данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), за последние 65 лет общее количество больных неврозами возросло в 24 раза (А. М. Вейн, 1995). Это обусловлено изобилием информации (дополнительный стрессовый фактор), бурными темпами жизни, экономическими трудностями в ряде стран и многими другими социальными и биологическими причинами. Повсеместно отмечается большая частота неврозов у мальчиков, чем у девочек. Этот факт В. И. Гарбузов (1977) объясняет тем, что мальчики в связи с более высокой активностью чаще попадают в угрожающие и конфликтные ситуации, в отношениях со сверстниками более агрессивны, чаще подвергаются наказаниям со стороны родителей. Они более болезненно воспринимают уход из семьи отца и приход отчима, острее девочек переживают свои анатомические дефекты и физические недостатки. Отмечено также, что единственные в семье дети болеют неврозами чаще, чем дети в многодетных семьях, что обусловлено дефектами воспитания в виде гиперопеки, потаканий всем прихотям ребенка, переоценки его личных способностей, меньшей приученности к труду и выполнению конкретных поручений. В результате такие дети плохо приспосабливаются к изменению внешней обстановки, психическому напряжению, неадекватно реагируют даже на небольшие психотрамирующие воздействия.

psyera.ru

Статистика неврозов воз

Невроз
нашего
времени

Нервное время, безумная эпоха, «больное» общество, «весь мир сошел с ума», — эти словосочетания уже стали газетными штампами. Привычно вздыхая, мы повторяем их, не задумываясь о страшной и конкретной реальности, которая за ними стоит. Каждого из нас волнуют, прежде всего, личные проблемы; «эпоха», «время», «общество» — для нас расплывчатые понятия, на которые можно мысленно взвалить ответственность за собственную неудовлетворенность, раздвоенность, депрессию.

Между тем, мы с вами как раз и являемся теми самыми страшными и конкретными проявлениями реальности, делающей наше время нервным, безумным и больным. Сколько раз на дню мы «срываемся» и «взрываемся», сами того не желая (а иногда даже уже и не замечая)? Кричим на детей и подчиненных? Участвуем в мимолетных, но от этого не менее болезненных стычках и перебранках в транспорте, в магазинах, на улице? Пытаемся сэкономить и растянуть время, превращая нашу жизнь в вечный «Тришкин кафтан», и все равно ничего не успеваем. Кто из нас не мучается временами от тяжести и боли в груди и в голове, от апатии, равнодушия к жизни, неспособности к какой-либо деятельности?

Эти состояния стали для нас чуть ли не нормой: «а кому сейчас легко?» Мы жалуемся, страдаем, но к врачу обращаемся редко, разве что совсем «припечет». Тем более, что сидение в очереди в поликлинике, сопряженное с общением с себе подобными, вряд ли кому-то добавляет спокойствия и душевного равновесия.

Если верить статистике, с начала 20 века количество неврозов в мире выросло в 50 раз! В настоящее время нуждается в помощи психолога, психотерапевта каждый пятый человек, а в начале 21 века, по прогнозам социопсихологов, будет нуждаться каждый третий.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в благополучной Европе от неврозов страдает более четверти населения. В Англии невротик – каждый шестой, а Швейцария, страна, где уровень жизни один из самых высоких, занимает первое место в мире по количеству самоубийств. И практически каждый «нормальный» американец всегда имеет при себе упаковку прозака (классического антидепрессанта).

А что же наша страна? Неужто опять отстает от «мирового уровня»?
Да нет, вроде бы «поспевает»: наши медики сходятся на том, что за последние 5 лет количество людей с психическими и нервными расстройствами растет подобно лавине. На лечении в психиатрических лечебницах содержится 180 тысяч больных. Вдвое увеличилось число самоубийств, что специалисты связывают с тяжелыми депрессивными расстройствами у людей.
В России никогда не проводились исследования общенационального масштаба, зато регулярно проводятся рейтинги спроса на рекламируемые лекарственные — успокоительные и антидепрессивные средства. Выше, по рейтингу, разве что препараты для лечения и снятия симптомов желудочно-кишечных заболеваний (которые в восьмидесяти процентах являются либо психосоматическими, либо следствиями таковых). Масштабы бедствия оценить трудно именно потому, что люди редко обращаются к неврологам с проблемами «душевного равновесия».

Но достаточно оглянуться вокруг, чтобы понять, что мы буквально обвешаны фобиями, неврозами и депрессиями. Припомните, не жалуется ли кто-нибудь из ваших близких на то, что не может заснуть без таблеток или алкоголя? А потом не может проснуться без других таблеток и кофе? Может кого-то мучают боли в груди или головные боли? Хроническая усталость, потеря сил и воля к жизни? Долго вспоминать не пришлось, верно? «Жизнь доконала», — скажете вы, но ведь это симптомы болезни, невроза.

Может, кто-то из вас чувствует дурноту в замкнутом пространстве? Боится высоты, турникетов, собак, тараканов? (В Америке, где у каждого есть личный психотерапевт, специалисты насчитывают 379 невротических страхов). Кто не выносит каких-либо запахов, музыки, скопления людей? Кого-то выводят из себя народные депутаты, а кого-то уже и летающие розовые крокодильчики? У кого-то начинается истерика при виде пятнышка на ковре неизвестного происхождения или пыли, не вытертой с никому не нужного пианино. Кто-то так боится умереть от рака или какой-либо другой болезни, что глотает все рекламируемые новомодные лекарства и, наконец, заболевает тем, чего больше всего боялся. Кто-то готов выпить любую дрянь, чтобы «похудеть навсегда». Кто-то живет в постоянной тревоге и каждому встречному задает риторический вопрос «где взять денег?».

А испытывали ли вы, дорогой друг, неудержимое желание дать кому-нибудь в морду (то есть — все рано, кому)? Или состояние ступора при необходимости принять решение, сделать выбор. Когда вместо того, чтобы что-то предпринять, вы в лучшем случае переключаете телепрограммы, а в худшем – «стекленеете», не в состоянии сдвинуться с места.

Или же вы, «как нормальный человек» работаете, загоняя, как лошадь, и себя и других, и не можете остановиться даже тогда, когда нет никакого аврала?

А может, в случае неприятностей, (или ожидания неприятностей) вы курите одну за одной, или беспрерывно что-то жуете, грызете авторучку, запивая коньячком. «Эти люди все время что-то делают ртом», — говорил Маугли, свободный от неврозов герой сказки Киплинга.

Все перечисленные проблемы, ваши и ваших знакомых, имеют конкретные медицинские названия и, на самом деле, могут быть симптомами депрессии или шизофрении. Но, чаще всего, это все же «просто неврозы», но легче от этого почему-то не становится.

Классифицируют неврозы по-разному: исходя из этиологического фактора, неврозы подразделяют на семейные, военные, профессиональные и т.д..

По соматическим проявлениям, — на желудочные неврозы, кардионеврозы и др. Неврозы могут быть социально-возрастные, например, школьный и пенсионный. Неврозы экзистенциальные: ноогенный (потеря смысла жизни, «кризис среднего возраста») и невроз достижения цели. Неврозы, связанные с ожиданием неудачи, невроз одиночества, а некоторые выделяют особый любовный невроз, — болезненная привязанность.

В процентном отношении первое место занимает неврастения (астенический невроз, около 70% всех невротических состояний). Он характерен состоянием «хочу, но не могу». Неврастения развивается у деятельных, энергичных людей. Человек теряет трудоспособность; только он начинает работать, как моментально устает и не может сосредоточится. Неврастеник не может заснуть — в голове начинает прокручиваться — это не так сделал, то не доделал и т.д., а утром надо собрать волю в кулак, чтобы встать, одеться. Неврастения — это раздражительная слабость.
Второе и третье места делят между собой невроз навязчивых состояний и истерический невроз (по 15% на каждый). Психологический конфликт невроза навязчивых состояний — «хочу, но нельзя». Симптомы – повышенная тревожность, мнительность, навязчивые мысли, страхи. Даже самые, казалось бы, безобидные: вроде, «не забыл ли я выключить утюг» или мелодия, которую невозможно выкинуть из головы.
Истерия может имитировать любое заболевания — параличи, слепоту, глухоту, беременность, которые развиваются обязательно в присутствии публики. Истерик подсознательно пытается привлечь к себе внимание, но болен и страдает по-настоящему. Внутренний конфликт — «хочу, но не дают».

Если ничего из вышеперечисленного не имеет к вам никакого отношения, — то имею честь вас поздравить: вы реликтовый экземпляр, нормальный здоровый человек, чудом сохранившийся в обществе невропатов.

По статистике не более 3-4% больных неврозом в нашей стране обращаются за помощью к специалистам. Но даже эти скудные данные заставляют ужаснуться размерами катастрофы.
И дело не только в количестве неврозов: ужасно, что заболевания психики накапливаются, передаются из поколения в поколение на генетическом уровне. Кто-то из потомков может быть просто носителем «больных» ген, а у кого-то болезни могут проявиться и прогрессировать.

Так в чем же причины бедствия? Отчего невроз сейчас легче «подхватить», чем насморк? Может, виноват какой-то неизвестный науке «психовирус»?

В настоящее время наибольшее распространение получают концепции полифакторной этиологии неврозов. Проще говоря, на развитие неврозов влияют и биологические, и психологические, и социальные факторы, каковые у нас имеются в избытке, и их количество и качество растут день ото дня.
Биологические факторы, это и генетические изменения, о которых говорилось выше, и усугубляющийся «экологический кризис», и «нездоровый» (не будем расшифровывать это слово) образ жизни большинства из нас.
Да что говорить! Мы даже по химическому составу отличаемся от существ, одного с нами вида, живших, скажем, в XIX веке. Современный человек из современной пищи не может получить достаточное количество веществ, необходимых для нормального функционирования.
Любой психический процесс или эмоциональную реакцию можно перевести на язык биохимии. Например, для выработки ферментов, отвечающих за наше настроение, душевное равновесие, нам необходимо часто бывать на солнце и есть пищу, насыщенную фолиевой кислотой и витаминами группы «В». Запихивая в себя hot dog, на пересадке из автобуса на метро, вряд ли кто-нибудь озадачен количеством витаминов и микроэлементов, содержащихся в «международном» бутерброде.

Про социальные факторы, дорогие читатели, вы все знаете лучше меня.
Затяжные отрицательные эмоции и переживания, вызванные социально-экономическими стрессами (например, безработица или угроза сокращения, задержки зарплат и пенсий, рост коммунальных платежей, криминальная обстановка и т.д.) приводят к образованию в мозгу очагов застойного возбуждения. А это, в свою очередь, способствует развитию нервно-психических, психосоматических и других заболеваний. Чтобы обеспечить себе спокойную старость, мы вынуждены всю жизнь участвовать в «крысиных бегах», истощая свои физические и психические силы.

Неврозы, как правило, бывают вызваны внутренним конфликтом и внешней нестабильностью. Предположим, внутренние конфликты, наши и иностранные, примерно одинаковые. Но что касается внешней нестабильности, тут мы вне конкуренции!
Вспомните, что бывает, когда человек переезжает на новую квартиру: если даже забыть о метафоре насчет двух пожаров, если все происходит в ожидаемом порядке, в любом случае некоторое время после переезда человек чувствует себя «не в своей тарелке».
Мы же поменяли не квартиру, а государственный строй, и «тарелки» у нас меняются быстрее, чем мы успеваем что-нибудь съесть. А если помножить ситуацию на нашу «чисто русскую» специфику, когда не знаешь, что и когда на тебя протечет, и кто будет за это отвечать, то уже одним этим можно было бы объяснить катастрофически растущее количество невротиков в нашей стране.
Кроме того, «наш» человек с молоком матери усвоил формулу, что инициатива наказуема, и невротиками нас делает, продиктованная современными условиями, необходимость делать ежедневный выбор, принимать самостоятельные решения.

Что касается психологических факторов, то это, прежде всего так называемый «футурошок» стресс, вызываемый постоянной и быстрой сменой «декораций». Человеческая психика не справляется с лавиной новой информации и со скоростью происходящих вокруг изменений. Увеличиваются скорости не только транспортных средств: в геометрической прогрессии растет количество знаний, которые необходимо усваивать современному человеку, если он хочет остаться «на плаву». Кроме того, информация, как таковая, обесценивается, как обесценивается все, чего много сверх меры, повергая человека в состояние растерянности и внутреннего дисбаланса.

Если фантасты прошлого века высказывали опасение, что человек погибнет, став придатком машинной цивилизации, то в наше время человеческая личность находится под угрозой стирания, как стирается информация в компьютерной памяти.
Я имею в виду те угрожающие изменения в человеческой психике, которые происходят в связи с глобальной компьютеризацией. Неврозы и психозы, связанные с компьютером, с интернетом, с компьютерными играми, — болезни нового поколения. Они множатся почти с той же скоростью, что и компьютерные технологии.
А компьютерная зависимость не менее сильна и не менее опасна, нежели зависимость алкогольная и наркотическая.

Кстати, более половины из тех, кто обращается за помощью к психоневрологам — алкоголики и наркоманы. (Это те, кто, хотя бы, понимает, что в помощи нуждается). На втором месте – женщины, страдающие «постразводным» синдромом. На третьем – мужчины с проблемами потенции и потерей профессиональных навыков.
Расшатывание и разрушение института семьи в нашей стране привело к тому, что каждый третий ребенок рождается с нарушениями центральной нервной системы в связи с воздействием на мозг ребенка неблагоприятных факторов (в частности, стрессов) во время беременности, родов и сразу же после рождения.

Ну и, конечно, в нарастании общей психологической напряженности активно участвуют средства массовой информации. Еще в начале прошлого века Михаил Булгаков, (устами своего героя, профессора Преображенского) настоятельно рекомендовал не читать прессу во время приема пищи. А с тех пор возможности СМИ о-го-го, как выросли! Помимо «новостей», утром программирующих нас на замечательный день, а вечером на сладкие сновидения, крайне негативно влияет на психику людей (особенно, детей) обилие на телеэкранах боевиков, фильмов ужасов и эротических фильмов.

Но почему же в сходных ситуациях, например, потеряв близкого человека, кто-то «ломается», впадает в депрессию; а другой, глубоко переживая потерю, не теряет присутствия духа, продолжая жить, как полноценный человек.

Кто же из нас более других подвержен психическим и нервным заболеваниям? Кто находится в зоне риска? Как ни печально, легче перечислить тех, кто не подвержен. В странах с традиционной культурой или же в семьях, где сильны религиозные традиции, неврозов почти не бывает. (Как, практически, сходят на нет неврозы, при серьезных политических кризисах: таких как война или революция). Социопсихологи это объясняют тем, что если у человека есть вера или великая цель, остальные проблемы не кажутся настолько важными и не вырастают до масштабов невроза.

Менее других подвержены неврозам те, кто научился планировать свою жизнь, на день, на месяц и на год вперед, стремясь достигнуть некоей цели. Кто живет по им самим установленным правилам и не отступает от них. Не взирая ни на какие внешние обстоятельства. И еще более стрессоустойчивыми оказываются те, кто овладел искусством перемежать работу и отдых, причем «отдыхает» не за бутылкой или телевизором, а минимум час в день проводит на свежем воздухе.

Выводы делайте сами.
Невроз – это реакция на стресс, и, на наше счастье, реакция обратимая.
То есть, от невроза можно избавиться!

Сейчас психологами организуются специальные тренинговые группы, как платные, так и бесплатные, которые помогают реабилитации невротиков, где можно научиться контролировать свое состояние и противостоять давлению «обстоятельств», выработать «психологический иммунитет».
В нашей стране в разных слоях общества к невротикам разное отношение: слова «больной», «псих» очень часто употребляются как ругательства в «трамвайной» перебранке. А в мире искусства пожаловаться на депрессию или бессонницу даже модно.
Так вот, чтобы вылечится, надо а) признать себя больным, б) иметь желание избавиться от недуга.
Наши неврозы опасны не только для нас, но и для наших детей. По проведенным исследованиям, дети заболевают неврозами намного чаще в семьях, в которых родители отвечали положительно хотя бы на некоторые из этих вопросов:

Можно ли сказать, что.

— вы легко устаете?
— легко раздражаетесь?
— у вас часто меняется настроение?
— вы часто находитесь в состоянии беспокойства?
— у вас часто болит голова в результате напряжения и утомления?
— у вас наблюдается ощутимое понижение половой
потребности или способности?
— вы не удовлетворены взаимоотношениями с ребенком?
— вы могли бы быть намного активнее, чем вы есть?
— вам трудно собраться с мыслями и вы легко теряетесь?
— вы часто сомневаетесь в правильности своих решений?
— у вас часто бывает плохое, пониженное настроение?
— вы испытываете состояние внутреннего напряжения, от которого не можете полностью избавиться?
— вы находите свое состояние сейчас не совсем естественным, в какой-то мере болезненным и хотели бы избавиться от него?

Другой разработанный специалистами вопросник — магического настроя — состоит из 48 утверждений-вопросов в отношении веры в наговоры, предрешенность событий, судьбу, предзнаменования, магию и волшебство, гороскопы и т. д. У родителей, чьи дети больны неврозами, количество положительных ответов на эти вопросы намного выше, чем в здоровых семьях.

Австрийский психолог Виктор Эмиль Франкл, (выживший, пройдя три концлагеря, Освенцим, Дахау и Терезиенштадт), считал, что резкое увеличение случаев обращения к психиатрам, невропатологам и психотерапевтам объясняется не столько ростом количества неврозов, сколько тем, что «люди, которые шли в прошлом к пастору, священнику или раввину, сегодня обращаются к психиатру». То есть люди свои духовные и душевные проблемы пытаются решить путем приема медикаментов.

Виктор Франкл свой метод «логотерапии» (лечение смыслом), ставший основой Третьей Венской школы психотерапии, продумал и проговорил, в концлагере, отнявшем у него жену, мать, отца, отнявшим жизнь, разум, достоинство у миллионов людей.
Согласно логотерапии, одно из основополагающих стремлений человека — это воля к смыслу. Воля к смыслу, в отличие от основного инстинкта, из всех живых существ присуще только человеку (кстати, животные неврозами страдают редко, и только те несчастные животные, которые, практически, очеловечились, находясь рядом с невротиком-хозяином ).

Воля к смыслу — огромная мотивационная сила, способная «горы двигать». Но если это стермление подменяется или подминается волей к власти (по Адлеру) или поиском удовольствий (по Фрейду), то, раньше или позже, в душе возникает пустота, экзистенциальным вакуум, прямым следствием которого являются неврозы всех калибров.

Сейчас многие прогрессивные психиатры стараются, по возможности, не применять психотропные средства при лечении неврозов, так как их действие не слишком отличается по эффектам от действия, скажем, алкоголя. Многие направляют своих пациентов на психологические тренинги или просто в церковь, с тем, чтобы душу лечить душевным врачевством, а не «свинцовыми примочками и кровопусканием».

www.soundball.ru

Услуги в области психического здоровья для страдающих военным неврозом жителей Газы

Сентябрь 2014 г.

20 июля психолог Хасан Зейяда (Hasan Zeyada) потерял мать, троих братьев, невестку и племянника в результате разрушения их дома во время недавних боевых действий в Газе.

Во время 50-дневного конфликта Общественный центр охраны психического здоровья в Газе не мог функционировать. Зейяда, который является директором этого центра, был вынужден ждать более месяца и лишь 26 августа, после прекращения огня, смог вернуться на работу. Все это время он знал, что его ожидает — резко возросшее число людей, нуждающихся в помощи, многие из которых чувствуют себя так же, как и он. Или хуже.

«Я человек, — говорит он. — Сейчас я больше чем когда-либо знаю о том, что они чувствуют. Они потрясены. Большинству людей необходима помощь. У одних лишь детей наблюдаются бессонница, ночные кошмары, гиперактивность, утомляемость, головные боли, проблемы с концентрацией внимания, заикание и ночное недержание».

«По оценкам ВОЗ, после летнего конфликта около 360 000 человек — 20% населения Газы — страдают от целого ряда проблем в области психического здоровья», — сообщает Дьяя Сэйма (Dyaa Saymah), сотрудник ВОЗ, занимающийся проблемами психического здоровья в Газе.

По данным исследований, вооруженные конфликты приводят к значительным уровням депрессии и посттравматического стресса (ПТС) — в среднем, 17% затронутого населения страдают симптомами депрессии и 15% испытывают ПТС. Зейяда и Сэйма говорят, что показатели проблем в области психического здоровья в Газе будут выше из-за клаустрофобных условий и общего ощущения беспомощности, превалирующего во время нападения.

«Сейчас я больше чем когда-либо знаю о том, что они чувствуют. Они потрясены. Большинству людей необходима помощь».

Хасан Зейяда, директор Общественного центра охраны психического здоровья в Газе

Ключевое значение имеет оценка потребностей в области обслуживания

«Первоочередной задачей является оценка воздействия конфликта на службы охраны психического здоровья в Газе и быстрое расширение обслуживания», — говорит Сэйма.

Еще до последнего кризиса система охраны психического здоровья в Газе сталкивалась с трудностями в удовлетворении спроса. После прекращения огня в Общественном центре охраны психического здоровья в Газе, функционирующем в рамках Общественной программы охраны психического здоровья в Газе, было создано 6 бригад кризисного вмешательства, которые совершали от 16 до 20 выездов на места в день. Зейяда говорит, что они уже обнаружили 30 человек, нуждающихся в длительной психиатрической помощи, и ожидают обнаружить еще очень многих.

«Спрос очень высокий. Мы, как гуманитарный сектор здравоохранения, не должны тратить ресурсы и время на проведение повторных оценок, которые сообщат нам о характере проблемы то, что мы уже и так знаем, — объясняет Сэйма. — Наилучший стратегией является поиск тех, кто нуждается в помощи, и инвестирование в создание такой системы, которая способна обеспечить ответные меры как в краткосрочной, так и в длительной перспективе. Масштабы страданий огромны и останутся такими надолго».

Одним из последствий продолжительных бомбардировок является то, что некоторые жители Газы страдают от симптомов, напоминающих военный невроз, впервые описанный во время Первой мировой войны. На протяжении недель жители Газы находились на ограниченном пространстве посреди взрывов, не имея путей для отступления, видя, как рядом погибают и получают увечья люди, и думая о том, что это может произойти и с ними. Развивающееся иногда в результате состояние потрясения и неспособности может сопровождаться потерей самоидентификации, памяти или речи.

Воздействие на людей

52-летний Абдулла находился рядом со своим домом, когда рядом взорвался снаряд. «Он не помнит ничего до этого события, — сообщает Сэйма. — Он не узнает людей, которых знал. Это длится уже два месяца». У Абдуллы была сломана рука, но тесты не показали повреждения мозга. Сейчас он раз в неделю приходит на консультацию.

«Мерват, 29-летняя мать пятерых детей, в поисках мужа вышла из убежища и, по-видимому, потеряла сознание. Придя в сознание в больнице, она перестала говорить, — рассказывает Сэйма и добавляет. — Она просто сидит и смотрит. Она не может кормить своего ребенка». Сейчас Мерват ходит в местный центр охраны психического здоровья. Ее дом разрушен и все семь членов семьи живут в одной тесной комнате в доме ее свекра.

«Таким людям, как Абдулла и Мерват, необходимо интенсивное длительное лечение, доступ к которому в Газе затруднен, — говорит Сэйма. — Мы должны вкладывать средства для того, чтобы система могла обеспечить такое обслуживание. Нельзя допускать, чтобы таким людям приходилось обращаться за необходимым лечением в другом месте».

Укрепление охраны психического здоровья

«Необходимо срочно развивать навыки работников, занятых в области охраны психического здоровья, и включать охрану психического здоровья в качестве составной части в здравоохранительные, социальные и образовательные службы для принятия ответных мер в связи с возрастающим бременем расстройств психического здоровья, — говорит Сэйма. Кроме того, необходимо принять меры для уменьшения стигматизации, которая все еще часто ассоциируется с проблемами в области психического здоровья».

С 2002 года ВОЗ оказывает поддержку Министерству здравоохранения Газы в расширении служб охраны психического здоровья и психосоциальной помощи. В настоящее время организация работает с партнерами в целях содействия интеграции услуг по охране психического здоровья в центры первичной медико-санитарной помощи, действующие в Газе. На сегодняшний день эти услуги доступны более чем в половине таких центров. ВОЗ оказывает содействие Министерству здравоохранения для обеспечения того, чтобы такие услуги были доступны во всех 53 центрах.

Кроме того, ВОЗ работает над расширением реабилитационного обслуживания людей с относительно тяжелыми проблемами в области психического здоровья. Большинство таких услуг планируется оказывать в рамках дневных программ, что позволит пациентам возвращаться на ночь домой и, таким образом, избежать стигматизации, связанной с госпитализацией.

www.who.int

Каждый десятый россиянин, по статистике Минздрава, подвержен депрессии

Если убрать политические спекуляции, то в ситуации с тремя балаклавами можно вести речь о раскрученной эмоционально-психопатической провокации. По словам экспертов, дело Pussy Riot и то, что происходит вокруг суда, классическое проявление массового психоза. И реакция на эту провокацию у алтаря до сих пор острая и по-разному болезненная.

Каждый десятый россиянин, по статистике Минздрава, подвержен депрессии. 40 процентов населения страны, то есть почти каждый второй, так или иначе склонен к психическим расстройствам или уже должен проконсультироваться у врача. Кстати, саратовский избиратель с ножом — яркая тому иллюстрация.

Кстати, на Западе ситуация похожая. В Европе каждый седьмой — параноик, шизофреник или подвержен депрессиям. Это цифры Всемирной организации здравоохранения.

О трагедии, в которой чудом удалось выжить, она не может не вспоминать. С уцелевших на 4-м этаже плит Зинаиду и маленького сына достали спасатели. Взрыв газа в Астрахани, унесший 10 жизней, по основной версии следствия, устроил жилец этого же дома. Вменяем он был или нет, решит теперь посмертная психиатрическая экспертиза.

«Очень редко выходил на улицу. В основном, находился дома. Типа одиночка, отшельник», — говорит пострадавшая Зинаида Протасова.

«Попытка уйти от контактов, уединиться — это всегда чревато формированием депрессивных состояний», – сказал директор Московского НИИ психиатрии, доктор медицинских наук Валерий Краснов.

10% россиян, или 15 миллионов человек, предположительно страдают депрессией, это самый распространенный диагноз. Ни разу не были на приеме у специалиста 70% потенциальных больных. При этом половине из них нет и 20.

Елену панические атаки мучили с детства. «Я каждое утро просыпалась в этой панике, тревоге, не могла осознать, что происходит. Жутко мучилась», — рассказывает она.

Теперь она обречена регулярно проходить курс интенсивной терапии. Правильный диагноз поставили слишком поздно, несмотря на то, что к разным врачам Елена ходила несколько лет.

«Во многих странах, прежде всего, обращаются к врачу первичной практики. Он обладает необходимым набором знаний, навыков, чтобы выяснить проблемы психического здоровья, коснуться их хотя бы. Наши терапевты стараются не касаться этой сферы деятельности», — сообщил директор Московского НИИ психиатрии, доктор медицинских наук Валерий Краснов

Анна 10 лет лечилась у кардиолога. Сама была уверена, у нее болит именно сердце. «Оказалось, что в голове. У меня очень сильно повышалось давление, сердцебиение, пульс до 130 и жуткий страх», — рассказывает она.

«При наших заболеваниях довольно часто возникает явление, которое называется анозогнозия — непонимание своей болезни», — сообщил психиатр Александр Бухановский.

Обратиться к психиатру Анне посоветовали родные, когда из-за постоянных нервных срывов она потеряла работу. Теперь очень переживает, что найти новую не получится, если о лечении в психиатрической клинике кто-нибудь узнает. Стереотипы пытается разрушить в своих публикациях психиатр Александр Бухановский.

«Боятся, что психиатрия помочь не может. На нас смотрят, знаете, как на помойную яму. А попал к психиатору? Значит, все, безысходность. Ничего подобного. Сегодня психиатрия такая же наука, как и другие медицинские специальности», — говорит он.

С диагнозом «послеродовая депрессия» она провела в психиатрической клинике несколько месяцев. Лечение, которое поправило здоровье и сломало жизнь, в которой рядом только мама.

«Когда я заболела и попала сюда, у меня муж решил со мной развестись, бросить меня и отнять у меня ребенка. Так как я мол больная, я не имею права ухаживать за ребенком», — рассказала Ольга Чуйко.

В пятерку факторов, ведущих к потере трудоспособности, психические расстройства войдут к 2020-му году, оставив позади даже сердечно-сосудистые заболевания. Причем, депрессия станет главной причиной инвалидности. Это данные Всемирной организации здравоохранения.

«На здоровье человека медицина, здравоохранение могут повлиять 10-15 %. Все остальное — это здоровый образ жизни. Мы только знаем гигиену полости рта, а то, что нервная система тоже нуждается в этом, к сожалению, мы на это мало обращаем внимания», — отметил главный психиатр Министерства здравоохранения и социального развития РФ Зураб Кекелидзе.

Плохое настроение — уже тревожный симптом, уверена психоаналитик Джейн Голдберг. Чтобы не смущать взглядом, когда станут говорить о личном, она — в кресле позади. Пациентка — на диване, на мягких подушках. Такие сеансы становятся нормой для каждого четвертого американца.

«Это становится стилем жизни, как ходить в спортзал. Сеансы психоаналитика — это упражнения для внутреннего «Я», они учат прислушиваться к себе», — говорит психоаналитик Джейн Голдберг.

Нерешенные психологические проблемы приводят, как минимум, к стрессу, который в итоге сокращает жизнь на 6-7 лет. А глубокая депрессия для 15% больных становится причиной самоубийств. В период обострения симптомов больной может быть опасен и для окружающих.

В эту страшную случайность Валентина Киреева до сих пор верит с трудом. Вопрос жизни и смерти решил один шаг. Сергей Киреев нес 4-месячного внука на руках, когда откуда-то сверху упало тяжелое кресло. Через несколько часов малыш умер в больнице. Ольга Парадуха немногословна и удивительно спокойна. Однажды она уже лечилась в психиатрической клинике. И с тех пор должна была постоянно посещать врача.

Впрочем, даже если больной стоит на учете в психдиспансере, закон оставляет за ним право вообще не открывать дверь врачу. Даже такое сложное заболевание как шизофрения лечится в каждом втором случае, но только при своевременном обращении к специалисту. В России 40% здоровых людей страдают от психических расстройств, которые еще не перешли в стадию болезни.

Психиатр Валерий Краснов готов поставить под сомнение вменяемость героев интернет-роликов. а они бьют рекорды по просмотрам.

«Ничего смешного я в этом не нахожу. Это меня настораживает. Если это ради развлечения смотрят масса пользователей Интернета, меня это только печалит, как свидетельство недостаточной культуры», — сказал директор Московского НИИ психиатрии Валерий Краснов.

Психические расстройства — причина каждой пятой преждевременной смерти в стране. 15 лет жизни, как минимум, неврозы и психозы крадут безвозвратно. Депрессии и панические атаки не заразны как грипп, но опаснее любой эпидемии. Если агрессия достигает предела, для таких больных исчезают все рамки. И тогда последствия могут быть самыми страшными, а способов предупредить их раз и навсегда медицина не знает.

www.1tv.ru