Стресс и энергетика

Стресс-сценарий развития мировой энергетики

В Москве состоялся V Международный форум по энергоэффективности и энергосбережению ENES 2016, главным событием которого стал саммит Global Energy Prize`2016. Для обсуждения темы саммита «Стресс-сценарий развития мировой энергетики» собрались ведущие эксперты и всемирно известные ученые из России, Великобритании, Германии, Исландии и Южной Кореи.

Модератор встречи, президент Ассоциации «Глобальная энергия», Игорь Лобовский отметил как позитивные, так и негативные тренды в мировой энергетике: «Сегодня мы наблюдаем интереснейшие процессы: снижаются затраты по добыче сланцевых углеводородов, быстро удешевляются возобновляемые источники энергии (яркий пример – солнечные батареи), уменьшается стоимость накопителей и электромобилей, строятся энергоэффективные дома. Вместе с тем отмечается увеличение объема потребления энергии в общемировом масштабе, что коррелирует с ростом населения Земли. В 2015 году в мире насчитывалось около 1,2 млрд человек, которые живут без доступа к электричеству, а проблему “энергетического голода”, в той или иной степени, испытывают на себе 4 млрд человек». Эксперт считает, что повышать энергоэффективность в развитых и развивающихся странах необходимо с помощью использования новых технологий, наносящих минимальный ущерб окружающей среде.

Также И. Лобовский сообщил, что по оценкам большинства аналитиков к 40-50-м годам XXI века революции в структуре мирового первичного энергопотребления не произойдет, и ископаемое топливо будет продолжать доминировать: «Сегодня мы часто слышим, особенно в зарубежной прессе, о буме возобновляемых источников энергии, но надо понимать, что газ и нефть имеют долгую историю своего развития, а солнечные батареи, ветряки, геотермальные источники энергии возникли относительно недавно, поэтому отмечаются такие большие цифры их прироста».

Джон Родней Аллам, Технический директор NET POWER LLC, Лауреат премии «Глобальная энергия» 2012 г., лауреат Нобелевской премии 2007 года, поднял тему перспективных источников энергии. Ученый представил участникам и гостям саммита электростанцию нового типа, которая способна использовать углеводородное топливо и, при этом, на 100 % улавливать выбросы углекислого газа (CO2): «Данная система, с относительно небольшими капитальными затратами может работать с высоким КПД. В настоящий момент пилотная установка, финансируемая исключительно из частных источников, строится в штате Техас (США). Это очень многообещающий экономический проект, который после установления налога на выбросы CO2, будет полностью себя оправдывать. Мы надеемся, что первая коммерческая установка, рассчитанная на выработку электрической энергии в 300 МВт, начнет эксплуатироваться в 2020-м году». Родней Аллам считает, что при сохранении доминантной роли углеводородов, подобные новейшие технологии приобретают особую актуальность.

Поднимая тему космической энергетики, академик Борис Каторгин, лауреат премии «Глобальная энергия» 2012 года, автор ракетного двигателя РД 180[1], уверен в необходимости создания космических электростанций: «Применяя космические фотоэлементы с высоким КПД, мы можем концентрировать энергию Солнца и передавать ее на Землю (например, с помощью СВЧ излучения). Подобные интересные проекты, конечно, не покроют существенную часть наших земных потребностей, но, тем не менее, в ряде отраслей они будут очень выгодными и необходимыми. Известно, что сейчас КПД наших фотоэлементов составляет около 20 %. Специалистами в лабораторных условиях уже получены новые материалы, которые дают до 47 % КПД. Английские специалисты обещают получить 87 % КПД. При таких показателях прогресс будет весьма существенный, и тогда можно будет очень активно использовать солнечную энергию». Кроме того, Борис Каторгин упомянул о будущих технологиях в энергетической отрасли: «Есть проекты, которые предлагают вдоль экватора (там, где это возможно) построить мощные солнечные электростанции и передавать электроэнергию в любую точку Земли. Такие проекты сегодня воспринимаются как фантастические, но, тем не менее, это то новое, что надо рассматривать и продвигать вперед».

Лауреат премии «Глобальная энергия» 2007 года, генеральный директор Инновационного центра Исландии Торстейнн Инги Сигфуссон рассказал участникам Саммита о своих разработках в области водородной и геотермальной энергетики, в частности, о проекте, предполагающем использование энергии теплого течения Гольфстрим для обогрева жилых помещений на острове Вестманнаэйяр: «Пробурив скважину глубиной 40 метров и используя специальный насос, который будет выделять из морской воды тепло, мы планируем получать до 35 мВат энергии для дальнейшей ее подачи на остров. Проект должен быть запущен в 2018 году». «Существует ответвление Гольфстрима, которое достигает северных российских берегов, поэтому в случае удачного запуска проекта в Исландии, коллегам из России он, возможно, будет также интересен», – предположил Торстейнн Инги Сигфуссон.

Лауреат премии «Глобальная энергия» 2009 года, научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, Академик РАН Алексей Конторович считает, что в ближайшие десятилетия новейшие технологии в области энергетики будут использоваться только в развитых странах и, в лучшем случае, помогут стабилизировать или незначительно снизить потребление энергии. Ученый отметил, что неравномерный и несправедливый характер распределения энергоресурсов[2] сегодня создает коллизии для будущего. «В.В. Путин в нескольких своих выступлениях говорил о необходимости создания нового энергетического порядка в мире. Мы видим, что сегодня политическая элита плохо договаривается. Если энергетическая проблема решена не будет, то нас ждут тяжелейшие потрясения глобального характера, и, возможно, новые мировые войны», – полагает Алексей Конторович.

Лауреат премии «Глобальная энергия» 2016 года, научный руководитель Института катализа CО РАН, Академик РАН Валентин Пармон в своем выступлении заострил внимание на рациональном использовании тех энергоресурсов, которые сегодня добываются в России, а также поднял проблему использования нетрадиционных источников энергии в среднесрочной перспективе: «Нефть и газ должны более эффективно применяться для получения различного рода топлив и электроэнергии. Также существуют виды сырья, которые добываются, но мало используются. Например, в условиях российской географической специфики нефтяной газ используется крайне неэффективно (сжигается более 30 млн тонн в год). Кроме того, Россия обладает огромным количеством нетрадиционного углеводородного сырья (например, сланец, битуминозный песок), которое не умеют ни добывать, ни перерабатывать. Вместе с тем оценки показывают, что их не меньше, чем традиционных ресурсов». Ученый отметил, что стратегия устойчивого развития цивилизаций на Земле должна предполагать постепенный переход к использованию возобновляемых ресурсов.

По мнению лауреата Премии «Глобальная энергия» 2005 года, члена правления VDI-GEU Клауса Ридле, самый высокий уровень стрессовой опасности в энергетике наблюдается в государствах с относительно слабой экономической мощью. Ученый сообщил, что развивающиеся страны пытаются “нагнать” индустриально развитые государства по объему потребления энергоресурсов, поэтому их спрос на энергию к 2060-му году увеличится на 70 – 130 %. Клауса Ридле отмечает, что для более эффективного использования энергетических ресурсов государствам необходимо вкладывать огромные финансовые средства. Например, в Германии для перехода на возобновляемые источники энергии ежегодно затрачивается около 1 трлн евро. Может ли каждое государство мира позволить себе такие деньги? «Да, это возможно, – считает ученый, – если та или иная страна будет иметь соответствующие торговые договора, а также желание защищать инвесторов и их возможные прибыли».

Член Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия», советник Председателя Группы лидеров и экспертов высокого уровня по проблемам воды и стихийным бедствиям при Генеральном Секретаре ООН, член Межправительственной группы экспертов по изменению климата Рае Квон Чунг выразил особенную озабоченность по поводу использования углеводородных источников энергии, которые, по его мнению, влияют на глобальное изменение климата. Эксперт считает, что человечество должно двигаться в сторону минимизации выбросов CO2 в атмосферу за счет перехода на экологически чистые технологии. «Те государства, которые будут развивать экологичные технологии, будут иметь конкурнтные преимущества перед странами, продолжающими использовать традиционные, углеводородные технологии», – полагает эксперт.

В свою очередь советник и академик РАН, лауреат премии «Глобальная энергия» 2008 года, Олег Фаворский подчеркнул, что нельзя путать проблему экологии и проблему изменения климата. «Мы сжигаем топливо, а при его сжигании образуются продукты сгорания (окислы азота, окислы углерода и большое количество серной составляющей и прочие), которые очень вредны для окружающей среды. Однако климат зависит от того, как меняется лучистый теплообмен между нашей планетой, космосом и Солнцем, а не от влияния CO2. Если суммарно рассматривать все возможные композиты, которые содержатся в атмосфере Земли, то учеными уже выявлено, что практически 60 % в этом теплообмене участвуют пары воды, содержащиеся в воздушном пространстве, а углекислый газ не превышает и нескольких процентов. Именно пары воды определяют изменения климата, и то потепление, которое мы наблюдаем, произошло из-за потепления Мирового океана на 1,5 % – 2 % (из-за чего изменилась температура воды в океане, к сожалению, наука еще не установила, скорее всего, из-за влияния внутренних процессов Земли). Таким образом, разговоры об углекислом газе, вызывающем парниковый эффект, и о том, что надо брать налог за выброс CO2 – это чистая спекуляция», – рассказал ученый.

Академик РАН Алексей Конторович также солидарен с мнением своего российского коллеги: «Климатические флуктуации в истории Земли были всегда. Несколько миллионов лет назад на Новой Земле рос виноград, и, наверное, он когда-нибудь туда вернется. С точки зрения сегодняшнего дня действительно происходит краткосрочное потепление, но, по прогнозам специалистов, в дальнейшем потепление сменится очередной фазой похолодания. Это все “пугалки”, которые нужны для того, чтобы развить ту или иную экономику».

Отвечая на вопрос журналистов, есть ли будущее за электростанциями на угле, эксперты в большинстве своем ответили положительно. А. Конторович призывает реально смотреть на положение вещей в мировой энергетике: «В США, согласно заявлению нового Президента США Д. Трампа, в основном будет использовать угольное топливо. В Китае за последние 10 – 15 лет многократно увеличил добычу угля. Тот, кто из каких-то философских соображений предлагает отказаться от углеводородов – занимается совершенно бессмысленным занятием. Другой вопрос – необходимость введения более экологичных типов электростанций, новых технологий сжигания. Однако на этот процесс в лучшем случае уйдут десятилетия, т.к. переход на новые технологии требуют колоссальных инвестиций».

Родней Джон Аллам согласился с тем, что многие страны не могут избежать необходимости использовать углеводородное топливо, и, как, например, Китай, они таким образом обеспечивают себе устойчивое развитие. Ученый также добавил, что среднее КПД станций на угле – 33 %, средняя эффективность солнечных батарей — 35 %, и можно сэкономить достаточно большое количество топлива, используя данные технологии в комбинации.

Прогнозируя будущее энергетической отрасли, лауреаты Международной энергетической премии «Глобальная энергия» и члены Международного комитета по ее присуждению пришли к выводу, что ответом на вызовы современности станут новая энергетическая парадигма, предполагающая освоение и внедрение новейших технологий, наряду с модернизацией традиционных технологий. Ученые и эксперты сошлись во мнении, что революции в структуре мирового первичного энергопотребления не произойдет, и ископаемое топливо будет продолжать доминировать в среднесрочной перспективе.

Фото Ю. Коржевской

[1] Ракетный двигатель РД 180 производства НПО «Энергомаш» используется в американской космической программе.

[2] 10 – 12 % населения Земли потребляют около 70 % всей производимой энергии, в всё остальное человечество испытывает энергетический голод.

interaffairs.ru

Энергия эмоций

А вы задумывались когда-нибудь, что такое ваши эмоции?


В течение дня мы испытываем различные оттенки настроения в зависимости от ситуации, собственных оценок и ожиданий.

Некоторые из нас находятся в ровном настроении довольно стабильно, и изменить их эмоции может только какое-то неординарное, сверх-необычное событие.

Другие же меняют свое настроение по несколько сотен раз в день. Услышали новость – удивление, встретили приятного знакомого – радость, получили нагоняй от руководителя – огорчение, нет звонка от любимого – беспокойство, очередь в магазине – раздражение, ребенок заболел – страх…

Таких метаний может быть огромное количество за день. Особенно женщины и дети легко меняют свою эмоцию, и не только под влиянием внешних событий. Часто изменению настроения способствуют собственные мысли, не подкрепленные реальной действительностью.

Например, впереди экзамен или проверка комиссии – события еще нет, но легко можно испугаться тому, что попадется трудный вопрос или расстроиться, что проверка не пройдёт успешно.

Зачем нам интересоваться эмоциями?

Эмоции влияют на самочувствие, способность принимать адекватное решение, на активность, на успешность, наконец. С помощью эмоций мы управляем собственным здоровьем, достижением целей, отношениями с людьми, успешностью в жизни.

Подчинение эмоциям ведет к вечной зависимости от настроения, окружения, ситуации. Человек находится в роли «жертвы» на жизненном пути.

Эмоции можно охарактеризовать как некое движение энергии. И эту энергию очень хорошо улавливают окружающие. Если в переполненный автобус заходит весельчак — он еще не успел что-то сказать, а люди вокруг уже начинают улыбаться и расслабляться. Если в компанию веселых людей заходит хмурый человек, веселье слегка угасает.

Существует Шкала тонов или эмоциональных состояний, предложенная Р.Хаббардом.

Положение человека на шкале тонов повышается, когда он получает хорошие новости, одерживает победу, и понижается, когда он получает плохие известия, испытывает неудачи. По этой шкале любой человек двигается вверх-вниз по тону в течение дня, испытывая разные эмоции. Кроме того, каждый из нас находится в определённом хроническом тоне, который слабо меняется за долгий промежуток времени или периодически возвращается вновь. Это привычный или «любимый» тон.

Шкала тонов в упрощённом виде выглядит так:

  • радость
  • энтузиазм
  • консерватизм
  • скука
  • антагонизм
  • гнев
  • скрытая враждебность
  • страх
  • горе
  • апатия

Полная шкала тонов может содержать до сотни оттенков эмоций.

Эмоции как энергия, имеют свой тон, свою вибрацию. Негативные эмоции относятся к более низким тонам, позитивные — к более высоким.

Можно сравнить шкалу эмоций с нотами, от низкой до высокой. Правда, эмоций значительно больше, и продолжая идею Хаббарта, многими практиками шкала развивается до сих пор, дополняясь новыми оттенками и тонкими ньюансами чувств.

Уловите своё «звучание», ощущение некой энергии, вибрации своего тела, когда вы испытываете печаль. А теперь представьте себе состояние радости – это будут уже совсем другие чувства. В радости выбрации меняются на более высокие. Вспомните выражение «звенит от радости» — это о высоком звучании. А если почувствовать горе – это эмоция более низкого тона – «тяжесть потери».

Как уже говорилось, мы постоянно двигаемся по шкале, ощущая различные эмоции. Но иногда «зависаем» на некоторых из них. Например, ситуация вызвала чувство обиды, и на этой эмоции можно «зависнуть» на несколько дней, а может быть, и лет. Тогда эмоция становится привычной.

Для кого-то привычной эмоцией является агрессия. По любому поводу или без него агрессия вспыхивает в человеке, таким способом он реагирует на бОльшую часть жизненных ситуаций.
Кто-то реагирует страхом на серьезные и не очень серьезные события в жизни.

Есть люди, которые реагируют на ситуации смехом, относятся к любой проблеме с юмором. Это наиболее счастливые представители человечества, потому что такая эмоция гасит, убивает любой стресс, снимает любое напряжение и физическое, и эмоциональное.

«Зависать» люди могут на разных эмоциях – тоска, печаль, раздражение, обида, …сюда же относятся и апатия, и депрессия, как наиболее цепкие оковы эмоций.

Что нам дает определение эмоций?

Эмоции проявляются нами, значит и хозяева эмоций тоже мы. Зная, что эмоции – это различный тон энергии, можно управлять своим состоянием.

Вы можете возразить, что нелегко из грусти сразу перейти в радость, из апатии в энтузиазм.

Секрет изменения эмоционального состояния заключается в следующем:

Перейти с более низкого тона (апатия) на более высокий (энтузиазм) можно только пройдя поочередно каждую эмоцию, словно поднимаясь по лестнице. Чтобы попасть из страха в консерватизм наши эмоции будут постепенно меняться, проявляясь как скрытая враждебность, гнев, антагонизм, скука. Перепрыгнуть не удастся. То же происходит и при понижении тона, опускаясь по шкале эмоций.
Ежедневные изменения эмоций проходят быстро и мы не замечаем, как постепенно меняется наше состояние. Для изменения хронического тона шаги по шкале эмоций будут заметнее.

Опознавание привычной эмоции уже поможет снять излишнее напряжение, выйти из неё.

Например, вы чувствуете раздражение и не можете изменить его на спокойствие. Поищите по шкале эмоций, чем вызвано ваше раздражение: например, к вашему чувству ближе «антагонизм» — несогласие с кем-то, предположим, с коллегой, которое выражается в раздражении. Если вы уже поняли, чем вызвана ваша эмоция, она уже снижается.

А теперь попробуйте «поднять» её вверх.

Почувствуйте скуку по отношению к действиям вашего коллеги. Когда вы ощутите эту эмоцию явно, переходите к консерватизму. Почувствуйте свою приверженность к правилам и устоям, определите что правильно в привычном понимании, что нет. Далее, оцените ситуацию с позиции энтузиазма. Например, вы ощущаете энтузиазм, как решимость к действию по улучшению отношений с коллегой или решению конкретной задачи. Радость может ощущаться как нахождение выхода, принятие плана действий. Ваша задача почувствовать ситуацию в тоне соответствующей эмоции, а восприятие изменится само.

Возможно, сразу не всё получится, так как эти действия для вас непривычные. Особенно, если вы находитесь в ярко выраженной негативной эмоции. Причина в том, что чем ниже эмоция по шкале, тем она более энергонасыщена. Это значит, что ваша энергия расходуется на эту эмоцию, а на свободное владение энергии остается немного. Чем выше тон настроения, тем больше у вас энергии, тем легче вы можете переходить из тона в тон.

Преимущества управления эмоциями – очевидны.

Поднимаясь из низкого тона в более высокий, вы освобождаете колоссальное количество жизненной энергии, улучшаете своё эмоциональное состояние. С большим количеством свободной энергии вы решите качественнее и эффективнее все ваши задачи. Этим и объясняется принцип позитивного мышления. Чем выше эмоция, тем больше жизненной энергии в вашем распоряжении.

Тренируйте управление вашими эмоциями, поднимаясь вверх по шкале тонов, и через некоторое время вы заметите явное улучшение состояния вашего здоровья, настроения и ваших дел.

Если же вам необходимы более радикальные меры, приглашаю вас познакомиться с энергетическими психотехниками, которые также помогают в освобождении от негативных эмоциональных состояний.

Владейте своими эмоциями, управляйте энергией для достижения ваших успехов и поднимайте окружающих людей по шкале тонов! Ваша жизнь заметно улучшиться!

Ольга, Ваш тренер Душевного Равновесия

pobedimstress.info

Выдержит ли экономика Казахстана стресс от развития атомной энергетики

Уже третий год казахстанская общественность обсуждает болезненную тему — строить или не строить в стране атомные электростанции?

29.03.2017 в 06:42, просмотров: 1270

С одной стороны, атомная энергия при должном управлении процессом является одной из самых выгодных и «чистых» в мире. С другой — встает вопрос о целесообразности поистине огромных инвестиций в отрасль, в которой у нас и так все вроде бы в порядке, если судить по утверждениям наших отраслевых чиновников.

Дилемма между ростом и профицитом

Например, не так давно вице-министр энергетики Казахстана Бахытжан Джаксалиев сказал следующее:

— Сегодня в стране профицит электрической энергии, около 30 процентов мощностей у нас не задействованы даже на пиковые нагрузки.

Как бы в подтверждение этих слов большинство предприятий уранодобывающей отрасли сократили на этот год план по добыче металла на 10-15 процентов. А добыча угля в нынешнем году должна остаться на уровне года предыдущего. Добыча нефти, отвечая мировым тенденциям, также сокращается на 7-12 процентов.

Получается, что рост энергопотребления в стране составляет в среднем 2,5 процента в год, а добыча энергоресурсов при этом становится меньше. Но поскольку энергетического кризиса мы до сих пор не испытываем, некоторый простор для маневра в этой области у нас, получается, есть.

И мы реализуем эти сложившиеся «излишки» за рубеж. Конечно же, экспорт — это изрядная статья бюджета и стабильный источник денежных поступлений в отрасль. Но получается, что наш экспорт полезных ископаемых составляет куда более солидную доходную часть, чем все остальные источники поступлений в бюджет в совокупности, а это значит, что страна наша является, по сути, сырьевым придатком чьих-то других экономик. Согласитесь, обидно, и это не отвечает международным амбициям Казахстана.

Поэтому в планах развития нашей экономики до 2040 и даже 2050 годов статьи экспорта полезных ископаемых сокращены от 20 до 40 процентов.

Уголь, кстати, по прогнозам KAZENERGY, потеряет свою ведущую роль в энергетике уже к 2030 году. А к 2040-му будет достигнут такой баланс, что 66 процентов этого топлива используют внутри страны. При этом будет наблюдаться снижение экспорта в Россию почти в два раза. Это, конечно же, связано не только с достижениями казахстанской энергетики, но и с планом вывода из эксплуатации многих российских угольных электростанций. И благо, что эти планы учитываются в наших проектах.

Все усугубила «Фукусима»

Что же с атомной энергетикой? Пока она есть только в головах отечественных специалистов и чиновников. Намерения соорудить здесь АЭС, безусловно, амбициозные и полезные как с точки зрения инфраструктуры, так и экологии. Электростанция, а возможно, и не одна, мало того что призвана «оттянуть» на себя до 12 процентов внутренней добычи уранового сырья, так еще и значительно сократить выбросы парниковых газов и вредных веществ в атмосферу.

Но в данном случае есть и противники этого проекта. Даже экологи, которые утверждают: выбросов газов не будет, а вот радиационные отходы, да и сама технология довольно опасны. Но им возражают: атомные электростанции экспертами всего мира признаны гораздо более экологически безопасными, чем тепловые. Лучше только ветряные, солнечные и агрегаты, хотя и с ними есть определенные сложности. Поэтому экологический эффект здесь не то, чтобы вторичен, а практически не так важен. Куда интереснее эффект экономический.

Вспомним, например, далекий 2010 год. Урана во всем мире добывалось на 40 процентов меньше, чем сегодня. А ведь он был нужен тем же японцам с их ограниченными возможностями по использованию других источников энергии, кроме атомной. Нужен канадцам, помешанным на экологии. Нужен французам, у которых наблюдался почти 15-процентный ежегодный рост энергозатрат.

Цена на радиоактивное топливо была соответствующая — более 110 долларов за фунт веса. И если учесть, что считают уран в фунтах, а добывают в тоннах, уранодобывающая отрасль Казахстана была, что называется, в шоколаде.

Компания «Казатомпром», которая контролирует 21 процент от мировых запасов урана, реализовывала свои проекты на все сто, строила масштабные планы на будущее. Но вот в марте 2011 года произошла злосчастная авария на станции «Фукусима», после которой мировая общественность очень крепко задумалась об опасности урана.

Спрос на него, соответственно, пополз вниз. А вот планы развития и добычи у урановых компаний никто не отменял. Ведь в развитие производства и сопутствующую инфраструктуру были вложены огромные средства, которые теперь необходимо было отбивать.

Надо отметить, что спрос на урановое сырье относительно предложения и так имел четкую тенденцию к снижению, но японская трагедия форсировала этот процесс.

И, что логично, резкое падение спроса и увеличение предложения автоматически сказались на цене урана. Меньше сотни долларов за фунт практически сразу в 2012 году, 65 — к концу 2013-го и дальше, через отметки 56 и 42 доллара, по наклонной. Нижнюю засечку уран «поймал» летом прошлого года, когда цена за фунт веса опустилась до отметки в 26 «зеленых», а прогнозные цены могли падать ниже двадцатки. Некоторые компании с относительно высокой себестоимостью добычи вынуждены были вообще свернуть часть производственных программ и буквально выживать.

Дефицит нам только на руку

На сегодняшний день ситуация немного стабилизировалась, и ценовой диапазон колеблется между 30 и 40 американскими «президентами». Что, впрочем, все равно заставляет некоторые компании придерживать производственные мощности. Однако надеяться на повышение цен и стабилизацию уранового сектора, конечно же, можно. Тем более что и предпосылки для этого есть.

Так, совокупный мировой рынок урана сегодня предполагает использование около 50 тысяч тонн сырья в год. Не будем описывать весь технологический процесс, а отметим лишь только то, что уран не засыпается в топку, как уголь, а претерпевает множество технологических изменений перед конечной кондицией.

Казахстан из этого объема поставляет около половины, и с каждым годом уровень добычи у нас растет. И сокращение добычи на 10 процентов, о чем мы сказали выше, относится к планам не 2016 года, а года нынешнего. Таким образом, общий объем добычи, хоть и не намного, но вырастет.

И все эти многочисленные тонны Казахстан поставляет исключительно за рубеж. Основными потребителями нашего с вами урана являются Япония, Китай, Канада и Россия. На некотором повышении цены сказалось появление на рынке нового игрока — Ирана. Четыреста тонн уже было поставлено прикаспийскому соседу и еще 950 в проекте. Если развитие иранской атомной промышленности пойдет и дальше такими темпами, то через несколько лет стоит ожидать уже значительного повышения цен.

Что, впрочем, и прогнозируют эксперты. Уже к 2019 году следует ожидать, по крайней мере, удвоения спотовой цены. Но все может стать еще лучше при определенных условиях.

Основная проблема сейчас в том, что рынок перенасыщен, а темпы добычи растут. Значительно сократить их невозможно, поскольку многие предприятия рассчитаны на быстрый разгон и поддержание производственных мощностей. Это, как толкать груженую вагонетку. Если остановиться, для нового разгона придется потратить значительно больше усилий, чем на продолжение движения.

В этом плане Казахстану очень помогло бы хранилище атомного сырья. Если бы мы его создали, можно было бы создавать на рынке искусственный дефицит и продавать сырье только тогда, когда это выгодно. К сожалению, проект такого хранилища пока остается у нас проектом.

Но вот… электростанция. Это как бы новая возможность для использования наших сырьевых излишков. Однако не все так однозначно. Есть, например, такое понятие, как срок окупаемости проекта. А у глобальных проектов он может составлять не один десяток лет. И, кто знает, может, через 20 лет, а именно за такое время АЭС можно реально построить, будет куда выгоднее все еще экспортировать сырье за границу, чем использовать его по назначению у себя.

Но получается, что в целом развивать энергетику (а строительство АЭС — это огромный вклад в развитие) у нашей страны нет ни интереса, ни необходимости. «Рост в 2,5 процента ежегодно в течение пяти лет, отраженный в базовом сценарии, — это то, что может и должна давать добывающая отрасль в ближайшие годы», — цитирует Forbes министра экономики Казахстана Куандыка Бишимбаева.

Получается, что куда большая ответственность в развитии, если судить по словам министра, лежит на банковском секторе и частном бизнесе.

Все придумано до нас, ничего нового

Эти выводы вполне логичны. Энергетика не должна быть локомотивом экономики, а лишь ее подспорьем. Поэтому плановое и главное — расчетливое снижение добычи и экспорта сырья будет только на руку нашей стране. Именно поэтому решение ОПЕК о снижении добычи нефти позволило не только несколько выровнять цену за баррель, но и благотворно сказалось на отрасли в целом. Философия «чем меньше, тем лучше» сейчас вообще превалирует во всей нефтедобывающей отрасли.

Однако значительный дефицит приведет к росту цен не только на бензин, но и на все товары в целом. Доллар и другие мировые валюты в этом случае будут вести себя непредсказуемо, что автоматически негативно скажется на и так не слишком устойчивом курсе тенге.

Поэтому в данном вопросе лучше всего найти некоторый баланс, чтобы и цена до небес не взлетала, и добыча в целом не страдала. В пользу подобного баланса говорит и реакция мирового рынка на изменение объемов добычи. Если не брать в расчет «налоговую неделю», в которую нефтедобывающие компании погашают свои налоговые обязательства, цена на черное золото держалась стабильно в районе 54-56 долларов за баррель. Сейчас мировая активность оправилась от зимней спячки, что сразу же сказалось на мартовских торгах.

Нефть нынче по 51 баксу или около того и, по всей видимости, будет сохранять этот уровень весь год. Некоторые колебания, конечно же, возможны и будут иметь место, но в среднем диапазон «около пятидесяти» должен быть соблюден.

Нефть, уран, уголь — все это, конечно, здорово и действительно составляет основу казахстанской экономики. Однако, если продолжать делать ставку на них, это автоматически означает зависимость страны от мировых тенденций. Чтобы хоть что-то решать самим, нам следует просто диверсифицировать нашу экономику.

mk-kz.kz