Стресс и защитные механизмы

Защитные механизмы психики

Защитные механизмы психики служат для устранения или минимизации негативных, травмирующих переживаний.

Зачем нужны защитные механизмы психики?

Эти переживания могут быть связаны с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги или дискомфорта. В конечном итоге действие защитных механизмов направлено на сохранение стабильности самооценки человека, его представлений о себе и образа мира.

Вытеснение

Это устранение из сознания неприемлемых влечений и переживаний. Это так называемое «мотивированное забывание». Например, человек, имевший негативный опыт общения с кем-то, может совершенно этого не помнить. Однако память о вытесненных событиях продолжает жить в бессознательном и периодически прорываться «наружу» в шутках, оговорках, и т.д.

Это подсознательное приписывание другим людям собственных вытесненных мотивов, черт характера и переживаний. Этот защитный механизм является следствием вытеснения. Благодаря вытеснению влечения подавлены и загнаны вновь внутрь: но от этого они никуда не исчезают и продолжают оказывать свое влияние. Искоренять свои желания – это слишком болезненно, поэтому они проецируются на других. Так, например, бабулька-старая дева будет яростно осуждать нравы современной молодежи. Но еще суровее она будет относиться к своей соседке по лавочке – такой же старой деве. Дескать, характер у нее скверный, вот никто замуж и не взял. Проекция направлена на того, чья ситуация схожа с ситуацией проецирующего. Человек, у которого работает проекция, склонен к непорядочным поступкам, хотя находит эту непорядочность у окружающих, он склонен к зависти, к поиску негативных причин успеха окружающих.

Это стремление не принимать за реальность нежелательные для себя события: и настоящие, и давно прошедшие. Например, многие панически боятся серьезных заболеваний. Человек, у которого работает механизм отрицания, не будет замечать у себя наличия явных симптомов заболевания. Механизм отрицания позволяет игнорировать травмирующие проявления реальности. Отрицание часто встречается в семейных отношениях, когда один из супругов совершенно игнорирует наличие проблем с партнером.

Рационализация

Это нахождение приемлемых причин и объяснений для неприемлемых мыслей или действий. Рациональное объяснение как защитный механизм направлено на снятие напряжения при переживании внутреннего конфликта. Самым простым примером рационализации может служить оправдательные объяснения школьника, получившего двойку. Признаться себе в том, что сам виноват, не доучив урок – слишком болезненно для самолюбия. Поэтому школьник объясняет свою неудачу плохим настроением учителя.

Сублимация

Это наиболее распространенный защитный механизм, когда мы, стараясь забыть о травмирующем событии (переживании), переключаемся на различные виды деятельности, приемлемые для нас и общества. Разновидностью сублимации может быть спорт, интеллектуальный труд, творчество.

Это возвращение к более примитивным способам эмоционального или поведенческого реагирования, которые были у человека в более раннем возрасте. Например, надуть губки, отвернуться и молчать весь день.

Реактивные образования

Это поведение, прямо противоположное желаемому. Классический пример – мальчишеские подростковые «ухаживания» за девочками, сводящиеся к тому, чтобы побольнее стукнуть, дернуть за косичку, и т.д. Это связано с тем, что в подростковой среде нежность воспринимается как нечто постыдное. Поэтому мальчики стараются свести свое проявление чувств к действиям, по их мнению, полностью противоположным ухаживаниям.

Для разрешения внутреннего конфликта человек обычно применяет сразу несколько защитных механизмов. Но все они служат одной цели: сохранить целостность представлений о себе и о мире.

medportal.ru

6.4.2. Иерархия защитных механизмов

6.4.2. Иерархия защитных механизмов

Главная проблема при изучении преодоления стресса заключается в определении защитных механизмов, которые по определению являются недостаточно эффективными, так как искажают реальность. Однако большинство людей адаптируется все же неплохо. G.E. Vaillant [488] пытался преодолеть это противоречие, определяя защитные механизмы как стили адаптации.

Он анализировал данные лонгитюдного исследования учащихся колледжа – его в основном интересовали адаптационные механизмы, которые эти люди используют в разных жизненных ситуациях. Хотя он признавал, что адаптация требует от человека «изменить себя и мир вокруг», однако ограничился изучением регуляции эмоций и сохранением целостного «Я» в этом процессе.

Автор классифицирует защитные механизмы по критерию их осознанности, который отражает и направление их развития (таблица 5). Он отошел от традиционной психоаналитической теории, признав, что использование защитных механизмов – не патология и что они служат цели сохранения целостности личности в трудных обстоятельствах. Стратегии (защитные механизмы) расположены в таблице в порядке снижения их эффективности и адаптивности [по 488].

Как показывает таблица, автор выделяет четыре вида защитных механизмов: проективные, незрелые, невротические, зрелые. Их иерархия основана преимущественно на степени искажения реальности каждым механизмом: перечисленные ниже механизмы подразумевают меньшую степень искажения и поэтому менее «патологичны». Агрессивные люди, приписывающие гнев другому лицу, используют незрелые механизмы; человек, трансформирующий агрессию в необоснованное восхищение, использует невротический механизм; человек, сублимирующий свои переживания, применяет зрелый механизм. Проективные механизмы включают такие важные стратегии, как «отрицание» – неспособность признать, что событие действительно имело место, а иллюзорная проекция может включать параноидальные фантазии, которые могут сопровождаться крайними формами реакции (например, насилием).

Таблица 5. Иерархия защитных механизмов

Он связал эти иерархические категории с материалами интервью, полученными 30 лет назад в исследованиях на людях в начале их обучения и в старших классах школы, и показал, что с переходом во взрослую жизнь характерные защитные стили часто меняются от незрелых к более личностно зрелым. Индивиды, использующие менее зрелые механизмы, в дальнейшей жизни являются менее адаптированными или менее успешными, если их оценивать по карьере и семейной стабильности.

G.E. Vaillant приводит убедительные примеры изменения защитных стилей. Он был одним из первых, кто изучал процессы преодоления в повседневной жизни и пытался изменить психоаналитическую теорию преодоления с учетом феноменов процесса адаптации. Однако, хотя он и отошел от традиционной психоаналитической теории, признавая, что использование защитных механизмов – не всегда проявление патологии, но оставался непоследовательным в утверждениях, что, с одной стороны, адаптационные стратегии не осознаваемы, а с другой – что, тем не менее, они отражают процессы развития. Если, как он утверждал, защитные механизмы сознательно не приобретаются, то как же они развиваются? В то же время он приводил примеры, из которых следовало, что люди, которых он изучал, пытались сознательно изменить свои стили адаптации. Например, стиль адаптации одного из них вначале описывался как действия по шаблону, и он агрессивно отказывался от проявлений гнева и враждебности, но как только он стал получать удовольствие от таких действий, у него появился более зрелый тип защиты – альтруизм. Следует также отметить, что G.E. Vaillant в своих ранних работах проявлял малый интерес к техникам решения проблем, а также утверждал взгляд на эмоции лишь как на компонент стрессогенной ситуации, хотя для решения проблем роль бессознательного очень важна.

В более поздней работе он приводит конкретные способы развития личности и, в частности, рассматривает три модели этого развития: нейробиологическую, теорию социального научения и запечатление – импритинг [489]. С нейробиологических позиций нейронные процессы взросления предположительно продолжаются в течение всей жизни, позволяя человеку развивать высшие функции, проявления личности, такие как устойчивость к парадоксам, возможность сублимации и т. д. Такая модель может объяснить различия в развитии личности во взрослой жизни, хотя автор и утверждал, что, например, систематическое отравление нервной системы наркотиками и алкоголем задерживает развитие личности, проявления своего «Я».

С точки зрения теории социального научения, мы осваиваем более взрослые механизмы защиты через накопление знаний и социальную поддержку. «Обучение, как и наследственность, заключает G.E. Vaillant, играет важную роль в выборе нами типа защиты. Сублимация менее вредна, чем мазохизм, альтруизм приводит к лучшим результатам, чем автоматизмы, а юмор обеспечивает нам больше друзей, чем остроумие» [489, c. 332]. Добавим, что социальная поддержка облегчает развитие механизмов защиты, повышая чувство защищенности и самоуважения, и подкрепляет использование более зрелых способов защиты.

Однако он считал, что наиболее полной, совершенной моделью является развитие личности путем использования механизма запечатления. В этом случае «критике подвергается не социальная поддержка, а способность воспринимать эту поддержку» [489, c. 332]. Он, например, выделяет несколько способов восприятия любви – от наиболее незрелых (подражания и восприятия) до наиболее зрелых (идеализация и идентификация). При подражании и восприятии люди неосознанно, некритично прислушиваются к тем, кто для них значим. При идеализации и идентификации мы можем распознавать и разделять положительные и отрицательные черты тех, кого мы любим: «по сравнению с восприятием, идентификация является более гибким, обратимым, нейтральным, дифференцирующим, обоснующим свой выбор способом взаимодействия с другими… С помощью идентификации мы можем вести внутренние диалоги (… например, он делает так-то и, если я выбираю, то смогу тоже сделать так)» [489, c. 351].

G.E. Vaillant придерживается мнения, что защитные механизмы являются неосознанными – даже такие, которые включают планирование и предвосхищение, – «параноик не может усилием воли стать альтруистом» [489, c. 103–104]. Но он в то же время говорит: «… с помощью терапии, взрослея или в отношениях с любимым человеком люди учатся более зрелым способам самообмана» [там же]. Таким образом, G.E. Vaillant занимает двойственную позицию в том, что в адаптации является сознательным, а что неосознанным; с одной стороны, он приводит убедительные примеры, а с другой – эти же примеры свидетельствуют, что развитие и применение более зрелых стратегий преодоления осуществляется по крайней мере частично и в определенных случаях с помощью сознательного управления.

N. Haan [339] предложила более четкий подход к определению того, что лежит в основе осознанной или неосознанной регуляции адаптации. Она также стремилась к объединению процессов адаптации и защитных механизмов преодоления в более крупное психодинамическое образование. В противоположность подходу, который использовал G.E. Vaillant, она утверждала, что защитные механизмы являются патологией, и создала иерархию механизмов адаптации, основываясь на степени сознательности или неосознанности ее стратегий. N. Haan выделила десять основных, базовых личностных процессов, которые могут проявляться в трех видах действий [по 339]: преодоление – сознательный, гибкий и целенаправленный, допускающий проявления эмоций средней силы; защита – вынужденный, отрицательный, ригидный, в большей степени направлен на совладание с тревогой, чем с проблемой; избегание – автоматизируемый, «ритуализованный», иррациональный, существенно искажающий межличностные отношения (таблица 6).

Таблица 6. Характеристика действий по преодолению, защите и избеганию

Десять основных личностных процессов в дальнейшем дифференцируются по четырем функциям [по 339]: мышление, рефлексия, сосредоточение внимания и регуляция аффекта (таблица 7). Эти процессы не только направлены на уменьшение тревоги (последняя функция), но и осуществляют регуляцию процессов мышления, обеспечивают способность к саморефлексии и сосредоточению внимания.

Отдельные процессы, считает N. Haan, могут проявляться по-разному и с разной степенью «патологичности». Как показано в таблице, третья функция мышления – смыслообразование – может стать проблемно-ориентированной стратегией (способом) преодоления. Как способ преодоления, она заключается в логическом анализе проблемы – процессе, предшествующем большинству решений. Как способ защиты, функция смыслообразования превращается в рационализацию или оценивание своих действий. В качестве же способа избегания смыслообразование превращается в конфабуляцию (ложные воспоминания о вымышленных или реальных событиях и фактах) – когда человек просто говорит о попытке защититься, но не действует.

N. Haan заключает, что люди используют преодоление, когда могут действовать, и защиты – когда должны действовать.

Можно предположить, что преодоление используется, когда процессы ассимиляции (усвоения, уподобления) и аккомодации (приспособления) вполне согласованы или их дисбаланс не влияет на переживания человека, – например, он получает удовлетворение от фантазирования или хочет таким путем приобрести новые навыки. Защита необходима в случае дисбаланса этих процессов. Избегание как уход от всех типов ассимиляции осуществляется как приспособление к стрессу или разрешение ситуации и напоминает процессы развития, когда потребности ассимиляции превосходят возможности человека и нарушают структуру личности, – человек уходит в свой внутренний мир.

Другими словами, если ситуация не особо стрессогенная и человек может справиться с ней, то стратегии преодоления характеризуются как целенаправленные, гибкие, опирающиеся на внутренние принципы и допускающие аффективные проявления. Но в стрессовых обстоятельствах личность сохраняет целостность за счет большего или меньшего искажения реальности. Защитные стратегии поведения по преодолению стресса внешне обусловлены, ригидны и направлены более на проявление тревоги, чем на решение проблемы. Субъективное отражение реальности в большей степени искажается при использовании стратегии избегания. Она автоматизирована, ритуализирована, иррациональна, жестко придерживается шаблона и, вследствие этого, повышает чувствительность к воздействию.

Таблица 7. Классификация защитных механизмов

Успешность процессов преодоления определяется не их содержанием или действиями, а тем, какие средства используются для этой цели. Но эти средства и способы не являются жестко детерминированными: N. Haan признает, что обычно применяется сочетание нескольких стратегий преодоления и защиты, развитие заключается в усилении контроля над поведением, продвижении от защиты к преодолению.

Теория N. Haan обладает некоторыми позитивными особенностями, – она, в частности, отошла от традиционной психоаналитической теории, проявляя скорее конструктивистские, нежели реактивистские взгляды на адаптацию, утверждая, что люди не столько пассивно реагируют на окружающие условия, сколько изменяют, оптимизируют их.

Тем не менее, эта теория несколько ограничена. Основная проблема состоит в выделении трех видов адаптационных и дезадаптационных процессов и условий, в которых эти процессы развиваются. В частности, N. Haan уверена, что люди могут использовать рациональные способы преодоления и защиты лишь в условиях незначительного стресса. Когда же стресс значительный, его преодоление она объясняет с позиций классических фрейдистских взглядов, то есть главным образом на основе подсознательных актов регуляции. Но, как свидетельствуют многочисленные современные данные, люди могут рационально и эффективно действовать и в чрезвычайно экстремальной ситуации – например, в боевых условиях, при авариях, в условиях развития опасного для жизни заболевания.

Более того, некоторые исследователи утверждают, что процессы защиты нельзя рассматривать как патологические процессы. Например, R. Lazarus [371] показал, что в некоторых обстоятельствах механизм отрицания как одна из стратегий преодоления может быть даже полезным, так как дает человеку кратковременную отсрочку, позволяя ему собраться с силами. M. Horowitz [348] описала последствия крайне стрессовой ситуации по стадиям отрицания и оцепенения, чередующихся с воспоминаниями. Она полагала, что этот процесс неосознанный и возможно оборонительный, не является патологическим, так как имеет функциональный характер – обеспечивает информацией для дальнейших действий или приспособления к ситуации, что не оказывает деструктивного влияния на личность.

Основным недостатком теории N. Haan является то, что она отражает доминирующую культурную тенденцию (в поведении, труде, отношении и т. п.) и, таким образом, ограничивается рамками этой культуры. Критерии преодоления, по N. Haan, – степень направленности на будущее, дифференцированность мышления, сдерживание аффекта – жестко ограничены особенностями культуры. В то же время в разных культурах существуют, например, разные способы регуляции аффекта: либо косвенное проявление аффекта, либо его решительное пресечение.

psy.wikireading.ru

Защитные механизмы в качестве эмоционально-ориентированного преодоления (ВВП)

Книга «Введение в психологию». Авторы — Р.Л. Аткинсон, Р.С. Аткинсон, Э.Е. Смит, Д.Дж. Бем, С. Нолен-Хоэксема. Под общей редакцией В.П. Зинченко. 15-е международное издание, Санкт-Петербург, Прайм-Еврознак, 2007.

Стратегии преодоления, которые мы обсуждали до сих пор, исследовались относительно недавно. Однако в психоаналитической литературе (A. Freud, 1946/ 1967) идея эмоционально-ориентированного преодоления имеет давнюю историю. Для обозначения бессознательных стратегий, позволяющих людям преодолеть отрицательные эмоции, Анна Фрейд ввела понятие защитного механизма. Эта эмоционально-ориентированная стратегия не меняет стрессовую ситуацию, она изменяет лишь представления и мысли человека о ней. Поэтому во всех защитных механизмах есть элемент самообмана.

​Время от времени все мы пользуемся защитными механизмами. Они позволяют нам обойти трудные места, пока мы не сможем непосредственно заняться стрессовой ситуацией. Защитные механизмы только тогда свидетельствуют о неприспособленности человека, когда они становятся основной формой реагирования на проблемы. Одно из уже упоминавшихся различий между защитными механизмами и стратегиями преодоления состоит в том, что первые являются бессознательными процессами, тогда как ко вторым человек прибегает в основном сознательно. Однако, как будет сказано ниже, некоторые из бессознательных защитных механизмов в их наиболее крайнем выражении могут приводить индивида к неадекватным сознательным стратегиям преодоления. В данном разделе мы более внимательно рассмотрим некоторые распространенные защитные механизмы, представленные также в табл. 14.4.

Таблица 14.4. Основные защитные механизмы

Управление стрессом

До сих пор мы в основном говорили о внутриличностных факторах, влияющих на восприятие и о воздействии на него стрессовых событий. Эмоциональная поддержка-и участие других людей также помогают перенести стресс. Развод, смерть любимого человека или тяжелая болезнь обычно более опустошительны, когда приходится переносить их в одиночку. При обследовании израильских родителей, потерявших своего сына (во время несчастного случая или войны), было обнаружено, что эта утрата была тяжелее для тех, кто уже развелся или овдовел. Среди таких людей уровень смертности в последующие 10 лет был выше, чем у тех родителей, которые могли разделить свою печаль друг с другом (Levav et al., 1988). См.→

www.psychologos.ru

Защитные механизмы психики. Виды психологических защит.

Здравствуйте, дорогие читатели.

Сегодня вновь поговорим на психологическую тему. Она будет посвящена защитным механизмам психики, родоначальником которых является Фрейд, и будет интересна тем, кто хочет повысить свою психологическую компетентность или просто вспомнить азы психологии.

В первую очередь стоит сказать о том, что иметь защитные реакции это нормально и правильно.

Защита помогает справиться с сопротивлением, ослабить напряжение, беспокойство, она регулирует поведение и уравновешивает психику.
Защитный механизм, это оружие Вашего Эго, которое должно погасить конфликт между «можно» и «нельзя». Между маленьким ребенком, с его требованиями и запросами, и взрослой, состоявшейся личностью, со всеми сопутствующими требованиями, нормами и ограничениями.
Защитные механизмы чаще всего возникают вследствие стресса. Но также часто случается, что стресс прошел, а защитный механизм остался. И это уже не есть норма. В этом случае механизм уже не защищает, а мешает человеку жить и развиваться. (Т.е. вопрос в том, насколько долго и насколько правильно личность использует ту или иную защиту).
Так же, защитные механизмы могут быть патологическими. Например, при психическом заболевании.
Очень важно отметить то, что все защитные механизмы являются подсознательными. Воспользоваться защитным механизмом намеренно не получится. Это уже будет называться другим словом ))

Четкой классификации защитных механизмов нет. Здесь будем рассматривать основные, можно сказать самые популярные, применяемые в психологическом консультировании.

Психологические защиты условно разделяют на 2 уровня. Первый уровень – более примитивные защиты, защиты первого порядка. Ко второму уровню относят вторичные защитные механизмы, более сложные для диагностики и для работы.

Вначале рассмотрим некоторые защиты первого уровня.

Механизм защиты, знакомый человеку с раннего детства, это примитивная изоляция. Человек уходит от взаимодействия с реальностью, когда слишком большая нагрузка, сильное возбужденное состояние, когда необходимо уединиться, чтобы вернуть себе душевное спокойствие и уравновешенность. Со стороны это выглядит как задумчивость, мечтательность, отстраненность.
Плюс такой защиты в том, что человек не искажает действительность, он просто уходит от нее в свой мир фантазий, как в другую реальность, менее проблемную и беспокойную. Пример: ученик, «считающий ворон» на уроке.
Минус состоит в желании укрыться от решения каких-то вопросов или общения путем пребывания в собственном мире.
Добиться состояния примитивной изоляции человек может и путем изменения своего психологического состояния, например с помощью алкоголя.
Некоторые исследователи пришли к мнению, что данным механизм защиты выражен у сверхчувствительных людей.
Другой защитный механизм первого уровня – проекция. Очень распространенный вид, при котором человек приписывает другому те качества, которые не принимает в себе. Механизм кажется простым, но применить его к себе очень нелегко.
В каждом человеке есть положительные и отрицательные стороны его личности. Положительное принимать легко и приятно, а вот соглашаться со своими недостатками – трудно. Если человек соглашается со своими недостатками, то более лояльно относиться к таким же качествам в других.
Человек отвергает свои отрицательные стороны, т.к. ему кажется, что это сохраняет его самоуважение. Он искореняет в других свои недостатки под видом защиты.
В конце концов, это просто снижает тревогу, уменьшает опасность, что и требуется от защитного механизма.

Отрицание – простая для понимания защита. Название говорит само за себя. Если какая-то информация, мысли, события, действия не приемлемы, являются болезненными, проблемными, несут угрозу или психологическому, или физическому состоянию, то они отрицаются. Их просто нет. Человек даже не пытается их осознать. Удобно, не правда ли? ))
Минус этой защиты в том, что в реальном мире ситуация осталась и никуда не исчезла.
К примеру, человек может долго отрицать сметь близкого, но рано или поздно данный факт придется признать.
Отрицание предполагает отказ человека от необходимости подстраиваться или перестраиваться. И в ситуации, когда человек снимает защиту отрицания, его важно просто поддержать.

Механизм вытеснения уже относиться к группе второго порядка. Он чем-то схож с механизмом отрицания. Разница в том, что при отрицании человек даже не пытается осознать неприятные для него вещи, а при вытеснении такое предполагается. Результат вытеснения – безразличное отношения к ситуации.

Различают полное вытеснение и частичное. При полном вытеснении человек полностью забывает свои переживания, т.к. они были слишком травмирующие. К примеру, психотравма. Но, не смотря на это, травмирующие события продолжают влиять на жизнь, судьбу, здоровье человека, влиять на его поступки и поведение.

При частичном вытеснении человек старается не думать о своих переживаниях, но полностью забыть не может, и при определенных обстоятельствах они выскакивают в виде бурных эмоций.

Регресс. Этот механизм возвращает человека на более ранний и примитивный способ реагирования. В народе это называют «впасть в детство».
Это бегство в безопасность, т.к. чаще всего именно детство ассоциируется у многих с безопасностью. Это позиция слабого человека, требующего жалости, поблажек, не способного справиться с чем-то в силу своего «малого возраста».
Регресс может выражаться в отрицание чужой точки зрения, не смотря на доводы и аргументы. В момент регресса могут возвращаться детские привычки: грызет ногти, сосет палец, ковыряет в носу, заикается и т.д. Человек может одеться не по возрасту, захотеть любимое детское лакомство, просто заболеть.
Регресс всегда возникает как неосознанная реакция, и это его главная особенность. (В иных случаях это просто симуляция). И чаще всего регресс связан с какими-то достижениями.
К примеру, профессиональные достижения. Человек получил новую должность, но стал суетлив, раздражен, невнимателен, возбудим, грызет ногти, дома спит во фланелевой пижаме с мягкой игрушкой )) – признаки регрессии.
Регрессия очень распространена в сексуальной сфере. К примеру, онанизм. Человек, ведущий взрослую половую жизнь, решает вопрос более примитивным детским способом. Для него это проще, чем налаживать контакт с партнером.
Наконец регрессию можно сравнить с 2-х или 3-х годовалым ребенком, который провозглашает свою независимость от мамы, рвется постигать мир и твердит свое «я сам!», но при трудностях (страх, боль…) бежит прятаться за мамину юбку.
В целом, регрессия, как защитный механизм, достаточно распространенна и является относительно простым защитным механизмом. Может корректироваться. Но более эффективно работать с проблемой, которая вызвала эту защитную реакцию, т.е. со стрессом.

Следующий механизм защиты – рационализация. Человек бессознательно пытается оправдать и объяснить свое неправильное или даже абсурдное поведение. Истинное положение вещей является таким болезненным, что обволакивается в сладкую оболочку оправданий, где человек остается в своих глазах «белым и пушистым». Пример рационализации — басня Крылова «Лиса и Виноград.»
Рационализация бывает сознательной или бессознательной. Истинная причина может быть глубоко спрятана от самого человека как сердцевина луковицы.
Работа над этим механизмом заключается в снятии одного пласта за другим. Каждый последующий пласт может быть болезненнее предыдущего. Болезненно для самолюбия, но полезно для самопознания.

Еще один механизм второго порядка – инверсия или реактивное преобразование. Человек заменяет мысли, чувства, действия на диаметрально противоположные. У всего есть два полюса. Если один полюс представляет угрозу или опасность, то человек перебрасывается на другой, более удобный. При этом опасный полюс перестает осознаваться.
К примеру, мальчик влюблен в девочку. Если он обнаружит свои чувства, то возможно его осмеют, оскорбят, не правильно поймут, будут ругать и т.д. (От любви до ненависти один шаг). Он совершает инверсию своих чувств и любовь понимает как ненависть или раздражение. Начинает дергать девочку за косички, обзывать, толкаться и прочите «нежности».
В инверсии человек может хотеть одного, а говорить о другом, или испытать безразличие к тому, кто (или что) представляет большое значение.
Если что-то для человека является гипер-ценностью, то на другом конце обязательно висит противоположная ценность, не менее значимая, но более проблемная.
Если человек постоянно и очень ярко подчеркивает, что у него нет конкурентов, то не сомневайтесь, они у него повсюду.
Чтобы снять этот механизм, необходимо поменять свои потребности, снизить важность одного полюса. Тогда разделение произойдет естественным образом.

Сопротивление. Чем ближе к проблеме, тем ярче сопротивление человека. Сопротивление может быть признаком того, что проблема актуальна и болезненна, а так же, что человек не готов к ее решению. Резкое и сильное давление не всегда оправдано. Неизвестно, как психика человека может среагировать на такое вмешательство. Задача консультанта или психолога, в этом случае, не давить, а подсвечивать проблему, чтобы человек не чувствовал опасность или угрозу, ведь он еще не знает, как жить по-новому.

Сублимация. Пожалуй, самый распространенный и приемлемый способ. Может оказаться даже очень успешным, если будет правильно реализован. Он подразумевает преобразование запретных желаний в другие виды деятельности, которые разрешены в обществе, (возможно, что одобряются и поощряются им).

Если что-то делать нельзя, то человек делает то, что можно.

Очень распространенный пример сублимации личных проблем можно встретить в творчестве и в искусстве. Стихи, написанные несчастным влюбленным, полотна, потрясающие своими образами, музыка, вызывающая мурашки… Все это может восхваляться людьми, человек может снискать славу, почет, уважение, но…. Но сублимация не есть решение проблемы, поэтому человек может оставаться несчастным всю жизнь, оставаясь гением для всех.

Решение – работа над истинной проблемой.

В астропсихологии очень часто упоминается понятие сублимации. Это одно из возможных решений для проблемных планет, функции которых страдают и делают какую-либо сферу жизни человека крайне ограниченной.

С астропсихологической точки зрения можно сказать, что большинство защитных механизмов выражено в карте оппозицией планет друг к другу. Сопротивление может быть представлено квадратурой. Сублимация может быть представлена как удачное разрешение напряженных планет на трин.

www.aida-nevskaya.ru