Стресс курпатов

Андрей Владимирович Курпатов

Андрей Владимирович Курпатов

Курпатов Андрей Владимирович (11 сентября 1974, Ленинград) — российский врач-психотерапевт [1] , телевизионный продюсер, автор книг по психологии, научных монографий по психотерапии и философии [2] . Создатель современной модели психотерапии — «Системная поведенческая психотерапия» [3] . Автор и ведущий первых на российском телевидении ток-шоу по психологии [4] [5] .

Содержание

[править] Биография

Андрей Курпатов родился 11 сентября 1974 года в городе Ленинграде, в семье военных врачей [6] . Окончил Нахимовское военно-морское училище [7] . В 1997 году окончил Военно-медицинскую Академию имени С. М. Кирова по специальности «Лечебное дело». С 1997 по 1999 годы, на базе ВМедА и Санкт-Петербургской медицинской Академии постдипломного образования получил специализации по психиатрии и психотерапии [8] .

[править] Профессиональное становление

Научной деятельностью А. В. Курпатов начал заниматься во время обучения в Военно-медицинской Академии.

В 1992—1993 гг. работал под руководством д. м. н., профессора О. Н. Кузнецова над исследованием психологических аспектов творчества Ф. М. Достоевского [1] .

1992—1995 гг. — проводил исследование структуры личности человека, процессов ее формирования и развития [8] .

В 1996—1997 гг. исследовал динамику психофизиологической адаптации в непривычных условиях существования под руководством д.м.н., профессора А. Н. Алёхина (серийные эксперименты по герметизации) [1] .

На пятом курсе ВМедА им. С. М. Кирова Курпатов пишет первую научную монографию «Начало психософии» [9] , в которой формулирует единую методологическую систему построения разных отраслей знания: психологии, философии, социологии [9] . В 1997 году, после перенесенной нейроинфекции и двухлетнего лечения [10] , А. В. Курпатов был уволен из рядов вооруженных сил по состоянию здоровья. За время лечения написал практическое руководство по психотерапии — книгу «Счастлив по собственному желанию» [11] . В 1999 году создал самостоятельное психотерапевтическое направление — «системная поведенческая психотерапия» [12] .

В 1999 году работал в Клинике неврозов им. Академика И. П. Павлова (СПб ГПБ № 7) в должности врача-психотерапевта кризисного отделения [13] . Затем заведующего первым Санкт-Петербургским Городским психотерапевтическим центром [14] , который также являлся организационно-методическим отделом по психотерапии Комитета по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга [15] .

С 2000 года выполнял обязанности эксперта городской Лицензионной палаты [15] . В 2000 году основал «Клинические Павловские чтения» — регулярную научно-практическую конференцию на Северо-западе России, посвященную пограничным психическим расстройствам. Является автором идеи, организатором, председателем редакционной коллегии, редактором сборников научных работ к конференции [1] [16] . В 2000—2002 годах под руководством А. В. Курпатова были проведены эпидемиологические исследования, которые дали информацию о структуре и особенностях психического состояния россиян [1] [17] , масштабах количества суицидов в стране [1] [18] [19] , уровне влияния разного рода сект, количестве пострадавших от них в России [1] [20] .

С 2005 по 2010 годы А. В. Курпатов являлся членом Экспертного совета при Председателе Совета Федерации РФ [15] .

В 2006 году основал «Клинику психотерапевтического консультирования и психотерапевтического лечения в Санкт-Петербурге» [21] .

[править] Деятельность на телевидении

С 2003 года А. В. Курпатов готовит авторский проект первого на российском телевидении ток-шоу по психологии [22] . В 2005 году является продюсером, автором и ведущим ток-шоу «Нет проблем с доктором Курпатовым!» [23] , а также «Всё решим с доктором Курпатовым!» [24] на телеканале «Домашний». В 2006 году ток-шоу «Доктор Курпатов» выходит на «Первом канале» в ежедневном, затем в еженедельном режиме [13] .

В 2007 году А. В. Курпатов работал в должности вице-президента по корпоративному строительству компании «Красный квадрат» [25] .

С 2008 по 2015 годы являлся генеральным директором компании «Красный квадрат» [13] .

Под руководством А. В. Курпатова вышли десятки телепроектов и телепрограмм для разных телевизионных каналов [15] .

В 2014 году основал «Высшую школу методологии» [26] в Санкт-Петербурге. Является президентом «Высшей школы методологии».

Продолжает писать научные и научно-популярные статьи на общественные темы, выпускает работы по философии и методологии [16] .

[править] Личная жизнь

Совместно с известной российской писательницей и сценаристом художественных фильмов и сериалов Лилией Ким воспитывает дочь Софью [1] .

[править] Награды и премии

  • 2002 год — «Золотая психея» — премия профессионального психологического сообщества в номинации «Лучший проект в научной психологии» присуждённый за монографию «Психософия: методология, развитие личности и психотерапия» [27] .
  • 2009 год — Почетная грамота Президента Российской Федерации за активное участие в подготовке и проведении конкурса эстрадной песни «Евровидение-2009» в городе Москва [28] .

[править] Библиография

  1. Курпатов А. В. Философия психологии. Новая методология. М.: З «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 448 с.
  2. Курпатов А. В. Теория личности человека. (Для психологов-практиков). СПб.: Вестник балтийской академии: Вып.17. 1998. — 132 с.
  3. Курпатов А. В. Психософия: методология, развитие личности и психотерапия. СПб.: Сенсор. 2002. — 563 с.
  4. Курпатов А. В. Руководство по системной поведенческой психотерапии. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 576 с.
  5. Курпатов А. В. Психосоматика: психотерапевтический подход. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 478 с.
  6. Курпатов А. В. Дневник канатного плясуна. СПб.: Издательство «ТРИАДА». 2002. — 576 с.
  7. Курпатов А. В. Страх. Сладострастие. Смерть. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. — 314 с.
  8. Курпатов А. В. Индивидуальные отношения. Теория и практика эмпатии. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 384 с.
  9. Курпатов А. В. Способы думать. История и общество, дискурс и концепт. М.: ОГИ Объединенное гуманитарное общество. 2014. — 216 с.
  10. Курпатов А. В. Счастлив по собственному желанию. Рецепты внутренней гармонии против стресса и усталости. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2002. — 384 с.
  11. Курпатов А. В. Как избавиться от тревоги, депрессии, раздражительности. СПб.: Издательский дом «Нева». 2002. — 256 с.
  12. Курпатов А. В. Самоучитель по философии и психологии. СПб.: Издательство «ТРИАДА». 2003. — 270 с.
  13. Курпатов А. В. Красавица и чудовище. Тайны мужской и женской психологии. СПб.: Издательский дом «Нева». 2003. — 541 с.
  14. Курпатов А. В. 10 рецептов хорошего сна. СПб.: Издательство «ТРИАДА». 2003. — 270 с.
  15. Курпатов А. В. Саломея и Оскар Уайльд Романа Виктюка. СПб.: Издательство «ТРИАДА». 2003. — 320 с.
  16. Курпатов А. В. Ты как-нибудь так… Основы безопасности половой жизнедеятельности. СПб.: Издательский дом «Нева». 2003. — 224 с.
  17. Курпатов А. В. Ху из ху? Пособие по психологической разведдеятельности. СПб.: Издательский дом «Нева». 2003. — 224 с.
  18. Курпатов А. В. Средство от вегетососудистой дистонии. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 193с.
  19. Курпатов А. В. Триумф гадкого утенка. Как избавиться от психологических комплексов. СПб.: Издательский дом «Нева». 2003. — 384 с.
  20. Курпатов А. В. Самые дорогие иллюзии. СПб.: Издательский дом «Нева». 2003. — 255 с.
  21. Курпатов А. В. Пособие для эгоиста. СПб.: Издательский дом «Нева». 2004. — 256 с.
  22. Курпатов А. В. 5 спасительных шагов. От депрессии к радости. СПб.: Издательский дом «Нева». 2005. — 219 с.
  23. Курпатов А. В. Как управлять собой и своей жизнью: 3 главных открытия психологии. СПб.: Издательский дом «Нева». 2005. — 256 с.
  24. Курпатов А. В. 27 верных способов получить то, что хочется. СПб.: Издательский дом «Нева». 2005. — 238 с.
  25. Курпатов А. В. Развитие личности. Психология и психотерапия. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 448 с.
  26. Курпатов А. В. Брачная контора «Рога и копыта». М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 288 с.
  27. Курпатов А. В. Здоровье и страхи. Выпуск 6. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 96 с.
  28. Курпатов А. В. Как пережить развод. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 288 с.
  29. Курпатов А. В. Деньги большого города с доктором Курпатовым. СПб.: Издательский дом «Нева». 2006. — 320 с.
  30. Курпатов А. В. Мифы большого города с доктором Курпатовым. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2006. — 320 с.
  31. Курпатов А. В. 7 этажей взаимопонимания. Язык тела и образ мысли. СПб.: Издательский дом «Нева». 2006. — 288с.
  32. Курпатов А. В. 11 самых актуальных вопросов. Страхи большого города. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 352 с.
  33. Курпатов А. В. Руководство для Фрекен Бок. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 352 с.
  34. Курпатов А. В. Как не комплектовать? Выпуск 8. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 96 с.
  35. Курпатов А. В. Любить или не любить? Выпуск 5. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 96 с.
  36. Курпатов А. В. Конфликты в семье. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2007. — 224 с.
  37. Курпатов А. В. Муж и жена. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2008. — 288 с.
  38. Курпатов А. В. Стресс и депрессия. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2008. — 224 с.
  39. Курпатов А. В. 7 интимных тайн. Психология сексуальности. Книга 1. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2008. — 256 с.
  40. Курпатов А. В. 7 интимных тайн. Психология сексуальности. Книга 2. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2008. — 256 с.
  41. Курпатов А. В. Взрослые дети. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2008. — 224 с.
  42. Курпатов А. В. Решения на каждый день. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2009. — 288 с.
  43. Курпатов А. В. Ребенок и семья. М.: «ОЛМА Медиа Групп». 2009. — 288с.

cyclowiki.org

Курпатов Андрей — С неврозом по жизни.

Третий тип: головная боль, которая только кажется болью, а фактически болью не является, но, несмотря на все это, неприятна до жути! Что это значит? Это значит буквально следующее: когда человеку психологически плохо (а «плохо» каждому из нас бывает часто), его мозгу нужно найти «козла отпущения», который это «плохо» возьмет на себя, примет, так сказать, удар. Голова подворачивается под это дело часто. В результате с головой на самом деле все в порядке, а ощущение, что она отваливается, на плечах не держится, что вот-вот треснет, как арбуз переспелый, или испарится, словно туман утренний. Еще одна печальная особенность этой головной боли состоит в том, что никакие анальгетики на нее не действуют.

Товарищи, не проходите мимо!

Что делать с головной болью? — вопрос отнюдь не праздный, и многие решают его весьма экстравагантно. Например, каждому из нас хорошо известно, что мышечное напряжение можно снять, если, как говорится, «принять на грудь». Поэтому те, кто страдает головной болью «первого типа», рискуют стать закоренелыми алкоголиками, причем в кратчайшие сроки. В этом случае их голова начнет болеть уже по другим причинам.

Лучший врач тот, кто знает бесполезность большинства лекарств. — Бенджамин Франклин

С другой стороны, также не секрет, что никотин способствует изменениям сосудистого тонуса, а потому некоторые предпочитают справляться с головной болью «второго типа» соответствующим образом: три пачки сигарет в день — и будь здоров, только раком не болей! А ведь рискуют. Наконец, тем, кому ничто не помогает справиться с головной болью, т. е. имеющие головную боль «третьего типа», сначала лезут на стенку, а потом и в петлю. Нехорошо, дорогие мои, нехорошо! Так дела не делаются.

Что можно порекомендовать страдающим головной болью? Все, понятное дело, зависит от причины головной боли. Если она связана с мышечным напряжением, то следует его снять. Для этого можно использовать специальные техники для расслабления мышц: потяните голову вправо, затем влево, назад и вперед; поднимите брови вверх, как можно выше, а затем зажмурьтесь; стисните зубы, а потом откройте рот максимально широко; наконец, потяните вверх плечи и позвольте им опуститься как можно ниже. Наконец, просто сделайте себе массаж, самомассаж.

Если головная боль вызвана сосудистыми причинами, нужно нормализовать свое дыхание. Мы, как правило, дышим урывками, словно крадем чей-то воздух, хорошего в этом мало: возникает кислородное голодание, и наши сосуды начинают потихонечку сходить с ума. Положите одну свою руку на верхнюю часть грудной клетки, а другую — на пупок. Когда вы делаете вдох, ваша нижняя рука должна подниматься, а верхняя — почти не двигаться. После спокойного вдоха сделайте медленный выдох, намного дольше, чем вдох. Короткая пауза, и продолжайте — спокойно и равномерно.

Если же у вас головная боль «третьего типа», то затягивать с обращением к психотерапевту я бы вам не советовал. Впрочем, и в любом другом случае помните: головная боль — самый частый признак психологического неблагополучия.

Глава 5. Бессонница.

Сначала бессонница возникает как следствие стресса, а затем она и сама становится стрессом. То, что человек, находящийся в состоянии стресса, не может заснуть, — вполне естественно. Кто ж спит, когда нужно или нападать, или бегством спасаться?! Конечно, сна в этом случае быть не должно, а если и будет, то поверхностный, с частыми пробуждениями.

Сон тревожного человека не дает ему ощущения отдыха, человек просыпается еще более уставшим. Однако же после того как сон нарушился, возникает новое беспокойство поверх прежнего. Теперь донимают не только те стрессы, что лишили сна, но сам этот факт — отсутствие полноценного сна.

Если невротик нуждается в симптоме — из бессонницы можно сделать отменный симптом! Если же человек не нуждается в симптоме, но слишком впечатлительный или чересчур ответственный (т. е. боится, что, не выспавшись, он окажется плохим работником), то и этого может быть вполне достаточно, чтобы замкнуть порочный круг: стресс — бессонница — стресс — бессонница. И проблема нарушении сна отнюдь не уникальна: во всем мире от бессонницы страдает как минимум каждый третий, а то и каждый второй человек.

Бессонница — это насилие ночи над человеком. — Виктор Гюго

Нарушения сна могут быть самыми разными. Одному не заснуть, он ворочается в кровати, как барашек на вертеле. Другой заснет вроде бы хорошо, но посреди ночи проснется, словно от внутреннего толчка, и не знает, что теперь делать: сна ни в одном глазу, а вроде бы еще спать и спать! Третий мается с пяти утра, четвертый спит так чутко, что, кажется, и не спит вовсе! Беда, одним словом! Впрочем, тут несколько бед.

Человек, который испытывает трудности с засыпанием, как правило, находится в состоянии острого стресса, т. е. решает какие-то важные жизненные задачи и решить их не может, потому сон и не наступает.

Если же сон поверхностный, то, вероятнее всего, донимает человека не острый, а хронический стресс. То есть какого-то особенного стресса у него нет, а есть множество жизненных неприятностей, которые, наслаиваясь друг на друга, создают ощущение беспросветности — куда ни кинь, везде клин.

Тот, кто просыпается среди ночи, чаще всего страдает от невроза тревоги, который и будит его посреди ночи: «Вставай, вставай! Тревога! Опасность! Угроза!».

Наконец, если у человека проблемы с ранним, без будильника пробуждением, которое сопровождается, кроме прочего, плохим психологическим состоянием в первой половине дня, доктор заподозрит у него серьезную депрессию.

Короче говоря, скажи мне, как человек спит, а я скажу, что у него не в порядке. А теперь спросите у меня, как заснуть тому, кто сон потерял. Отвечаю.

Принцесса на горошине.

День выдался непростым, казалось бы, теперь только в постель и спать, спать и спать. Но вот мы ложимся в постель и начинаем ворочаться — не улечься. То рука затекает, то на спине лежать некомфортно, на живот повернулся — и тяжело, словно бы гранитной плитой прежде срока придавило. В чем же дело? Дело в напряжении мышц. До тех пор пока мышцы человека не расслабились должным образом, заснуть невозможно.

Научный факт: сон и мышечное расслабление ходят рука об руку. Когда кто-то засыпает в метро, его клонит в сторону. Почему? Мышцы расслабились вот его и повело. Если же мышцы не расслабляются, то вероятность наступления полноценного сна снижается до нуля. Очень выраженное напряжение приведет к тому, что человек и вовсе не заснет; если напряжение «средней степени тяжести», то сон будет поверхностным, чутким, без ощущения отдыха после пробуждения.

Мы накапливаем мышечные напряжения в теле в течение дня в неимоверном количестве. Каждый стресс, каждая неприятность сопровождается мышечным напряжением, которое, не разряжаясь должным образом, только усиливается и в таком виде хранится в теле. Вспомним чудную сказку про «Принцессу на горошине».

Жизнь учит лишь тех, кто ее изучает. — В. О. Ключевский

Многие думают, что эта сказка про женскую чувствительность, однако же она про нашу, вне зависимости от пола, реакцию на стресс.

Для проверки на принадлежность девушки к голубым кровям ее укладывают на десятки перин, под которыми спрятана горошина. Наутро несчастную обнаруживают спящей в кресле. Оказывается, она полночи не могла заснуть, потому что лежала в постели, «словно бы на камнях». Скажете, она горошину почувствовала? Нет, конечно.

Принцесса наша находится в стрессе подумайте сами: из отчего дома, причем царственного, ее выгнали, она, бедная, мыкалась при непогоде по неизвестной местности, что дальше с ней будет — ей неведомо, а тут еще новое испытание — попадает в замок, где все на нее смотрят с нескрываемым подозрением «А не самозванка ли?». Что ж, нормальная стрессовая ситуация, приводящая к выраженному мышечному напряжению.

Теперь прислушаемся к тому, как объясняет принцесса свое состояние: «Не могла заснуть, лежала, словно бы на камнях». О каких «камнях» идет речь? О горошинке?! Нет, дорогие мои, речь идет о мышцах, именно они, напряженные, мешали принцессе заснуть, именно они были теми камнями, которые не позволяли ей благополучно улечься и заснуть.

В состоянии этой принцессы находятся многие из нас, хроническое мышечное напряжение — настоящий бич цивилизованного человека, которому не дозволено проявлять свои эмоциональные реакции действиями. Вместо «борьбы» и «бегства», т. е. вместо естественных реакций, мы предлагаем организму панцирь мышечного напряжения, где все потуги стянуты дополнительными потугами. Заснуть в состоянии такого мышечного напряжения просто невозможно. Поэтому до тех пор, пока расслабление не будет достигнуто, думать о хорошем сне никак не приходится.

Так что первым делом, если вам не заснуть и вы работаете у себя в постели вентилятором, возьмите-ка лучше и потянитесь как следует. Хорошенько потянитесь — руку, ногу, одну, другую, мышцы спины, шеи (прогнитесь для этого в шейном отделе, потом — в шейно-грудном, потом в грудном и поясничном) и сон заявится, даже не предупредив о своем появлении!

Мои мысли, мои скакуны.

Впрочем, одними мышечными напряжениями дело, как правило, не ограничивается. Следующий пункт — это навязчивые мысли. Только человек ложится в постель и закрывает глаза, как в голове его начинается настоящий переполох. Мысли, цепляясь друг за друга, лезут в сознание и начинают сбивать человека с пути ко сну. В таком «шуме» не заснуть, даже будучи тугим на ухо! Что же это за мысли? О чем мы думаем, пытаясь заснуть?

Здесь все — наше прошлое с его бесчисленными незавершенными делами, ситуациями, где так и не удалось расставить точки над i. С кем-то мы разругались, кому-то чего-то не досказали, не так сказали, ляпнули что-то, допустили дипломатическую ошибку и просчет в боевом расчете. Делали какое-то дело, но оно нуждается в продолжении — а как, а что, а сколько, а почему, а зачем? Предприняли какой-то шаг, но результата еще не знаем. На виртуальную доработку и переработку этих незавершенных дел мы и тратим время, положенное блаженному сну.

Беда в том, что нам кажется возможным вернуться в прошлое и изменить его. Недовольные результатами того или иного дела, тех или иных действий, мы предпринимаем массу усилий, чтобы в мыслях своих вернуть прошлое и изменить обстоятельства, не понимая, что это невозможно, что все уже прошло.

Тревога — это напряжение между сейчас и потом. — Ф. Перлз

Но, не желая принять данность свершившегося факта, мы предпринимаем и предпринимаем в голове эти бессмысленные попытки. До тех пор пока мы не признаем, что дело сделано, а сделанного не воротишь, как бы нам того ни хотелось, ожидать благословенного сна не приходится.

Впрочем, еще хуже дела, которые нам предстоит сделать. О, вот уж поистине непочатый край для размышлений, думаний и передумываний. Как поступить? Какое решение принять? На чем сосредоточить главные силы? А не запустим ли мы здесь? А не пропустим ли мы там? А что скажут? А что подумают? А что сделают те — другие? А справимся ли, а сможем ли? Вот те вопросы, которые способны лишить сна всякого — здорового и больного.

ezolib.ru

Не понос, а нервы

Газета «Известия», 2003 год

По данным Всемирной организации здравоохранения, ХХI век принесет человечеству резкое увеличение смертности от депрессии. Некоторые даже считают, что депрессия потеснит лидера ХХ века — сердечно-сосудистые заболевания и займет первое место. У России есть все шансы обогнать другие страны по этому показателю: уже больше десяти лет реформы заставляют нас переживать хронический стресс. Так что — нет выхода? Психиатр Андрей Курпатов, заведующий государственным Санкт-Петербургским психотерапевтическим центром, так не считает. Он говорит, что четверть всех пациентов, обращающихся к терапевту, должны лечить прежде всего психиатры и психотерапевты.

Как русские перестройку пережили
Что такое депрессия и неврозы? Депрессия — это когда у вас есть чувство подавленности, неспособность получать удовольствие, нет интереса к работе и к жизни в целом.

Болезнь эта может приключиться от длительного стресса и имеет изученную врачами природу: головной мозг перестает вырабатывать нужные для поддержания жизненного тонуса вещества.

Если человек долго пребывает в депрессии, у него может появиться невроз. Могут быть резкие скачки настроения, чувство страха или разные фобии (боязнь высоты, например). А вылиться это может в повышение артериального давления или расстройство кишечника. Понимаете? Приходит человек к терапевту с поносом, тот начинает его от этого поноса лечить. А на самом деле у человека депрессия и невроз. Но от поноса вернемся к реформам.

Вещи это взаимосвязанные. Реформы стали для нас хроническим стрессом. Мы все считаем, что нам тяжело далась смена идеологии. Раньше вперед ставилось благо общества — теперь личное благо. Строили коммунизм, а рухнули в капитализм. На самом деле на нашу психику несоизмеримо больше повлияло другое.

Во-первых, мы вынуждены были враз изменить привычки, уклад жизни. Во-вторых, это надо было делать (и сейчас такое положение вещей не изменилось) в условиях, когда вокруг все рушилось и новой системы ценностей так и не появилось. Какая ж психика это перенесет.

Самый сильный из стрессов, не считая войны, — переезд в другую страну. Новый язык, новые правила жизни, новое все. Вы, конечно, нервничаете и стараетесь по мере сил обрести себя в новом качестве. А мы в 1991 году переехали из СССР в Россию. Спасаем жизнь, пытаемся устроиться, да хоть бы и убежать. А вокруг — «минное поле». Бежать некуда, цели нет, и сколько стоять на этом месте — непонятно. Получается сильнейший стресс. Организм напряжен, скачет давление, бьется отчаянно пульс (природа за нас решила, как отвечать на стресс: бежать или нападать), а никаких действий вы предпринять не можете. Ваша энергия направляется внутрь организма, разрушая на пути все подряд.

Самый сильный из стрессов, не считая войны, — переезд в другую страну. Новый язык, новые правила жизни, новое все. Вы, конечно, нервничаете и стараетесь по мере сил обрести себя в новом качестве. А мы в 1991 году переехали из СССР в Россию. Спасаем жизнь, пытаемся устроиться, да хоть бы и убежать.

Человек ищет способ уйти от неприятностей: привычки подсказывают нам путь — алкоголь, прекрасный антидепрессант. И в подавляющем большинстве коротких депрессивных эпизодов он поможет. При хронической депрессии постоянное употребление алкоголя, наоборот, быстро усилит болезненное состояние и сведет человека в могилу. Что мы и наблюдаем: страна натурально спивается. Что примечательно, большинство сильно пьющих на вопрос, зачем они это делают, так и отвечают — «чтобы расслабиться».

В результате мы получили то, что получили. На хроническую депрессию и неврозы наложились болезненные привычки, и русский народ повалил к терапевту лечить сердце, сосуды, кишечник.

При этом привычка «болеть» стойко укрепилась в умах бывших советских граждан: единственным способом получить право на личную жизнь в СССР был «листок нетрудоспособности». Если вы на «больничном», то никто в СССР не мог вас тронуть — ни партком, ни местком, ни даже милиция. Сложилась стойкая связь: «болеть — заниматься собой, личной жизнью». Поэтому теперь россияне с удовольствием в ответ на каждый небольшой сбой идут к врачу. Что ж, внимательно относиться к своему здоровью нужно. Но при этом нужно, чтобы и врач профессионально относился к здоровью пациента. А у нас в системе обязательного страхования врачи следят только затем, чтобы человек не умер прямо во время приема. Если смертельной патологии не обнаруживается, пациенту предлагается «отдохнуть».

Человек с неврозом ощущает себя действительно очень больным. Он мучается «сердечными болями», «головокружением», «нехваткой воздуха», «вздутием живота». Естественный страх за жизнь превращается в страх ездить в метро, в лифте, находиться на открытом пространстве, да в какой угодно страх. И человек бежит обратно к терапевту. Тот еще раз обследует его, никаких смертельных отклонений в организме не находит и ставит диагноз: «вегетативно-сосудистая дистония». Круг замкнулся. Человек болеет, врач ничего страшного не находит. Остановить эту гонку может только психиатр-психотерапевт.

Но даже если русскому больному попадется грамотный терапевт, который, увидев скрытую депрессию, направит его на консультацию к психиатру, то кто ж пойдет? Из советского опыта мы знаем, что к психиатру ходят только сумасшедшие, или те, кто от армии или от тюрьмы «косит».

Вот вам клинические примеры (фамилии изменены). Наталья Замятина, 31 год. Первый раз почувствовала себя плохо в метро три года назад. Подумала — сердечный приступ (удушье, сильное сердцебиение, озноб). Помог найденный соседней пассажиркой валидол (это, между прочим, успокоительный препарат). С тех пор каждый раз в метро с Наташей случался «сердечный приступ». Без валидола она больше из дома не выходила. Участковый терапевт ничего страшного не нашел, за что ему была дана нелестная характеристика. У Натальи маленький ребенок, мужа нет. О том, чтобы не ездить на работу, речи не шло. Каждый день, проклиная день, когда она родилась, девушка проделывала ужасный сорокаминутный путь. К психиатру обратилась после трех лет мучений. Через три недели после начала приема антидепрессантов Наташе стало значительно легче.

При этом привычка «болеть» стойко укрепилась в умах бывших советских граждан: единственным способом получить право на личную жизнь в СССР был «листок нетрудоспособности». Если вы на «больничном», то никто в СССР не мог вас тронуть — ни партком, ни местком, ни даже милиция. Сложилась стойкая связь: «болеть — заниматься собой, личной жизнью». Поэтому теперь россияне с удовольствием в ответ на каждый небольшой сбой идут к врачу.

Еще один пример. Александр Котлов, 56 лет. Тоже сердечный приступ, показалось, что «сердце остановилось». В отличие от молодой Натальи у Александра Константиновича нашли функциональные (то есть обратимые и для жизни неопасные) нарушения сердечной деятельности. Это заставило его постоянно думать о смерти от инфаркта, приступы участились, «скорая» приезжала на работу к нему по нескольку раз в неделю. Четыре года Котлова лечили «от сердца» безрезультатно, пока он не замучил родственников словами про смерть и разговорами о самоубийстве. Александра Константиновича уговорили лечь в московскую Клинику неврозов им. Соловьева. Через месяц сердце перестало его беспокоить.

Статистически достоверных данных о том, сколько людей страдает от подобных напастей, нет. Руководитель отдела по изучению пограничной психической патологии (именно к этой области психиатрии врачи относят депрессию и неврозы) Центра психического здоровья Российской академии медицинских наук (РАМН) академик Анатолий Смулевич в одной из своих статей приводит данные западных исследователей: там у 20% населения обнаруживаются те или иные невротические нарушения. Есть все основания предполагать, что русские болеют больше.

При этом психиатры-клиницисты отмечают не увеличение числа пациентов, а, наоборот, снижение числа обращающихся. Член Ассоциации европейских психиатров кандидат медицинских наук Николай Пятницкий два года проработал в психиатрической клинике Гейдельбергского университета (Германия). Сейчас доктор Пятницкий работает в Центре психического здоровья РАМН и консультирует 33-ю городскую больницу Москвы. Он считает, что пациенты стали реже обращаться к психиатрам, потому что проблемой пограничных психических расстройств стали заниматься те, кто раньше считался неспециалистом в этой области — психологи и невропатологи (по закону в России только врач может лечить неврозы, поэтому психологи называют род своей деятельности «психокоррекцией»). Кстати, в Германии психиатры пошли судебным путем в этом споре и добились от властей запрета на лечение больных неврозами непрофильными специалистами — слишком много ошибок они допускали. Николай Пятницкий не столь категоричен: «Обращаясь к психологу, наш пациент справляется с серьезной (и исключительно российской) проблемой. Он уже не считает себя «сумасшедшим», просто у него «в какой-то момент появились жизненные проблемы». А после психолога он легче идет на контакт с нами. Хотя в некоторых случаях и консультаций психолога бывает достаточно. Другое дело, если бы государство озаботилось просвещением своих граждан и научило их без опасения обращаться к психиатрам, то мы могли бы избежать многих врачебных ошибок».

Сами терапевты, работающие в стационарах, замечают: даже если депрессия ими диагностирована, заставить пациента проконсультироваться у психиатра сложно. Дина Улыбышева, заведующая терапевтическим отделением 19-й городской больницы города Москвы, член Московского общества кардиологов: «Действительно, терапевт, работающий в поликлинике, может не обнаружить у больного депрессию — такой врач принимает очень много пациентов и ему практически невозможно тратить много времени на детальную диагностику. В стационаре же мы всегда выявляем больных не просто с депрессией, но даже просто склонных к возникновению этой болезни. И мы всегда советуем таким пациентам проконсультироваться у психиатра. Но пациент слова «психиатр» пугается и говорит нам: «Что же вы, доктор, меня в сумасшедшие записываете». Буквально сейчас у меня есть больной 34 лет с инфарктом. Я вижу у него маскированную депрессию и советую ему консультацию (даже не употребляю слова «психиатр») психотерапевта. Он ни в какую».

Теперь нам предстоит как-то выбираться из сложившейся ситуации.

Дина Улыбышева, заведующая терапевтическим отделением 19-й городской больницы города Москвы, член Московского общества кардиологов: «Действительно, терапевт, работающий в поликлинике, может не обнаружить у больного депрессию — такой врач принимает очень много пациентов и ему практически невозможно тратить много времени на детальную диагностику. В стационаре же мы всегда выявляем больных не просто с депрессией, но даже просто склонных к возникновению этой болезни»

Чем сердце успокоится

Врачи-психиатры не считают ситуацию с психическим здоровьем русских катастрофичной. Многие предполагают, что все наладится, если, во-первых, подкорректировать систему обязательной страховой медицины и, во-вторых, постараться привить психологическую культуру обществу.

Прежде всего государство должно признать невозможность дать человеку всестороннюю бесплатную медицинскую поддержку. Но оно должно гарантировать человеку прописанное в Конституции «право на жизнь».

И если угрозы для жизни нет, а есть только угроза для «качества жизни», то — за свои деньги. Страховая медицина должна отслеживать повторные безрезультатные приходы к участковому терапевту. То есть, если человек во второй раз приходит к терапевту с одной и той же проблемой и он берется ее по второму разу лечить, то такому врачу повторное обращение государство оплачивать не должно. Только тогда терапевт будет заинтересован в постановке правильного диагноза и направлении — в случае с неврозом или депрессией — к психиатру-психотерапевту. В свою очередь, и больной не сможет проигнорировать направление: если он вернется к терапевту, его просто не примут (врачу ведь не оплатят повторный прием).

Эти идеи не вызвали особого энтузиазма в Федеральном фонде обязательного медицинского страхования (ФФОМС). Один из экспертов заметил, что отношения врач-пациент — это проблема лечебного учреждения. «Терапевт должен уметь убедить пациента в необходимости консультации у специалиста узкого профиля. На нем лежит вся ответственность за здоровье обратившегося к нему человека», — добавил он. Если же больной недоволен работой врача и сомневается в правильности поставленного диагноза, то он может обратиться с жалобой в компанию, в которой застрахован, и она проведет расследование, считают в ФФОМС. Кроме того, эксперты говорят, что всем пациентам надо оказывать всестороннюю медицинскую поддержку, а не только гарантировать право на жизнь: право на здоровье тоже гарантировано Конституцией. Что же касается повторных визитов к врачу, то в ФФОМС считают, что пациента надо принимать столько раз, сколько он приходит, — «пять раз у него не обнаружат болезнь, а на шестой может выясниться, что она появилась».

www.kurpatov.ru