Стресс по конфликтологии

ВИДЫ СТРЕССОВ ПРИ КОНФЛИКТЕ

Состояние стресса может возникнуть как следствие конфликтной ситуации, а может быть причиной или поводом для начала конфликта.

Эмоциональный стресс – эмоциональная нестабильная реакция на конфликты, невозможность справиться с возрастающим при конфликтном взаимодействии эмоциональным напряжением. В этом случае индивид тратит большие эмоциональные ресурсы своей психики, поэтому наступает стресс.

www.libma.ru

8.3. Сущность, факторы и виды стрессов

Стресс (от англ. stress — «давление, напряжение») — состояние индивида, возникающее как ответ на разнообразные экстремальные виды воздействия внешней и внутренней среды, которые выводят из равновесия физические или психологические функции человека [36].

Участие в конфликтных ситуациях достаточно часто сопровождается усилением стрессового состояния человека. Конфликт представляет собой сложные отношения между оппонентами, обозначены сильными эмоциональными переживаниями. Участие в конфликте предполагает расходы эмоций, нервов, сил, а это может привести к разовому или хронического стресса. Вместе с тем неадекватное восприятие ситуации, что происходит через стрессовое состояние одного из ее участников, довольно часто приводит к конфликтам [16].

Например: руководитель подразделения по дороге на работу долго стоял в «пробке» на дороге, опоздав на важное совещание в организации. В результате сотрудники подразделения — его подчиненные — получили выговор за грехи, которых не было. (Состоялось перенесение негативных эмоций из внешней ситуации, неподвластной человеку, на внутреннюю) [16, с. 210].

Действие стресса, так же, как и конфликта, тесно связано с потребностями личности, невозможностью реализовать их, а это приводит к многократному усилению действия психологических механизмов защиты, физиологических возможностей.

Человек в состоянии стресса способен на невероятные (по сравнению со спокойным состоянием) поступки: в момент стресса в кровь выбрасывается большое количество адреналина, мобилизуются все резервы организма и возможности человека резко возрастают, но только на определенное время. Продолжительность этого периода и последствия для организма у каждого человека свои. В целом считается, что небольшой и непродолжительный стресс может быть даже полезным для выполнения работы и безвреден для человека, а длительный и значительный — может привести к различным нежелательным последствиям. По данным исследований физиологов, если стресс длится месяц, год и уже стал причиной какого-то заболевания, вернуть физиологические функции организма в норму практически невозможно.

В целом стресс — явление достаточно распространенное и обычное. Незначительные стрессы неизбежны и безвредны, но чрезмерный стресс создает проблемы как для личности, так и для организаций в выполнении поставленных задач. Психологи считают, что человек больше и чаще страдает от нанесенных ей обид, чувства собственной незащищенности, неуверенности в завтрашнем дне.

Пример. Подчиненный не согласен с мнением начальника, тот настаивает и заставляет сделать так, как он считает нужным. Хотя для подчиненного вопрос является крайне важным, но убедить начальника он не в состоянии, а уйти на другую работу пока невозможно, то работник уступает, подчиняется. В результате подчиненный находится в состоянии внутріособистісного конфликта, следствием чего является его стрессовое состояние. Если же подчиненный уверен в своей правоте, настаивает на ней, то непременно возникнет конфликт с начальником, следствием которого может стать увольнение этого работника из организации [16, с. 213].

Конфликтные ситуации нередко сопровождаются сильными переживаниями, которые переходят в стресс. Умелое управление стрессами позволяет предотвращать конфликты, а в случае их возникновения — грамотно их решать.

Небольшой и непродолжительный стресс может лишь слегка влиять на человека, а длительное и (или) значительный выводит из равновесия его физиологические и психологические функции, негативно сказывается на здоровье, работоспособности, эффективности труда и отношений в коллективе (в этом случае его называют дистрессом).

Факторы, вызывающие стресс, — это воздействие на человека со стороны внешней и внутренней среды, что приводит ее в состояние стресса [16, с. 215-218].

Основные факторы, влияющие на возникновение стресса лица в организации: организационные, внутріорганізаційні, личные (см. рис. 8.2).

Организационные факторы определяются позицией индивида в организации, в частности, отсутствием работы, соответствующей его квалификации; плохими отношениями с сотрудниками; отсутствием перспектив роста, наличием конкуренции на рабочих местах и др.

Рассмотрим примеры организационных факторов:

недостаточная нагрузка сотрудника, при котором работник не имеет возможности продемонстрировать свою квалификацию в полной мере. Ситуация, которая достаточно часто встречается в отечественных организациях, перешедших на сокращенный режим работы или вынуждены сокращать объемы работ из-за неоплаты заказчиками;

недостаточно хорошее понимание работником своей роли и места в производственном процессе, коллективе. Такую ситуацию обычно бывает вызвана отсутствием четко установленных прав и обязанностей специалиста, неясностью задания, отсутствием перспектив роста;

необходимость одновременного выполнения различных задач, не связанных между собой, но срочных. Эта причина часто встречается среди руководителей среднего звена в организации при отсутствии разграничения функций между подразделениями и уровнями управления;

неучастие работников в управлении организацией, принятии решений по дальнейшему развитию деятельности организации в период резкого изменения направлений ее активности. Такая ситуация характерна для значительного количества крупных отечественных предприятий, где не налажена система управления персоналом и рядовые сотрудники оторваны от процесса принятия решений. На многих фирмах Запада существуют целые программы вовлечения персонала в дела фирмы и разработки стратегических решений, особенно при необходимости увеличения объема производства или улучшения качества выпускаемых изделий;

изменение задач наемного работника после перехода на работу в частные структуры, осознание этим работником своей основной задачи — увеличение прибыли владельца этой фирмы [17].

Внутриорганизационные факторы вызывают возникновение стрессов в результате действия следующих обстоятельств:

отсутствия работы или длительного ее поиска;

конкуренции на рынке труда;

кризисного состояния экономики страны и региона в частности;

Личные факторы, вызывающие состояние стресса, начинают действовать под влиянием нереализованных потребностей личности, эмоциональной неустойчивости, заниженной или завышенной самооценки и др.

Существует достаточно большое количество разновидностей стрессов, в обобщенном виде представлены на рис. 8.3.

Хронический стресс предполагает наличие постоянной (или такого, что существует длительное время) значительной физической и моральной нагрузки на человека (длительный поиск работы, постоянный успех, выяснения отношений), в результате которого ее нервно-психологическое или физиологическое состояние является чрезвычайно напряженным.

Острый стресс — состояние личности после события или явления, в результате которого она потеряла психологическое равновесие (конфликт с начальником, ссоры с близкими людьми).

Физиологический стресс возникает от физической перегрузки организма и (или) воздействия на него вредных факторов окружающей среды (высокая или низкая температура в рабочем помещении, сильные запахи, недостаточная освещенность, повышенный уровень шума).

Психологический стресс является следствием нарушения психологической устойчивости личности по целому ряду причин: оскорбленного самолюбия, обиды, работы, что не соответствует квалификации. Кроме того, такой стресс может быть результатом психологической перегрузки личности: выполнение слишком большого объема работ и ответственности за качество сложной и продолжительной работы.

Вариантом психологического стресса является эмоциональный стресс возникает в ситуациях угрозы, опасности, обиды.

Информационный стресс возникает в ситуациях информационных перегрузок или информационного вакуума.

Кроме того, на сегодня выделяют так называемый «менеджерский тип стресса», обусловлен многими факторами, связанными с деятельностью менеджеров и их взаимоотношениями с людьми в условиях сложных рыночных отношений, когда динамично меняется окружающая среда и конъюнктура рынка, усиливается конкурентная борьба, и поэтому необходимо принимать оперативные адекватные управленческие решения для обеспечения устойчивого развития предприятия и его конкурентоспособности.

lybs.ru

Английское слово»stress»происходит от латинского»stringere», которое дословно означает»затягивать удавку»В английском языке XVI11 в стресс означал»силу, давление, напряжение или крепкое усилия», касаясь л человека и органов ее телла.

Первые определения термина»стресс»отражали его понимание как следствие внешнего воздействия. В 1910 г. сэр. Уильям. Озер высказал мнение, что»стресс»и»Стрейна»(англ strain — физическое напряжение) способны вызывает ать заболевания. В 30-х pp выдающийся физиолог. У. Б. Кенон изучал эффекты воздействия стресса на людей и животных, в частности реакцию»fight or flight»(«или драться, или убегать»). Когда его»подопытные»попадали в необычные условия — холод, недостаток кислорода, возбуждение,. Кенон мог наблюдать их физиологические реакции, сопровождающиеся основном выбросом адреналина в кровь. По мнению. Кенон, его подопытные»попадали под стрессід стрес».

Одну из первых научных попыток объяснить заболевания, связанные со стрессом, совершил в 1946 г.. Ганс. Селье, который предложил выделить три стадии реакции человека на стресс:

1 реакция тревоги, когда после начальной фазы пониженного сопротивления наступает шок, во время которого активизируются индивидуальные защитные механизмы

2 сопротивление — стадия максимальной адаптации, после которой организм возвращается к равновесию. Но если стресс не проходит или не срабатывает защитный механизм, то человек переходит к третьей стадии

3. Истощение — стадия, сопровождающееся чувством опустошенности

В ситуациях стресса активизируется»оркестр»наших гормональных желез, которые выбрасывают в кровь адреналин и гормоны кортикостероиды, стимулирует к действию мозг, нервы, сердце и мышцы

— усиливается поток крови к мозгу;

— сердце ускоряет работу и гонит к мышцам больше крови;

— улучшается работа легких;

— глюкоза и жиры попадают в кровь, обеспечивая организм дополнительной энергией

В результате возрастает давление крови. Если это продолжается достаточно длительное время, то приводит к потере артериями естественной эластичности и, как следствие, к повышенному кровяному давлению

Г. Селье продолжал традицию понимания стресса как ответной реакции на внутренние и внешние процессы, которые достигают пороговых уровней. В 1970 p. Р. Лазарус высказал предположение, что стресс зависит от того, я как человек умеет воспринять и оценить значение опасного, угрожающего или иного неординарного явления. По мнению. Лазаруса, интенсивность стрессового опыта определяется тем, насколько человек чувствует, ч и сможет ли она преодолеть ту или иную угрозу. Если человек неуверенный в себе, то ее защитные механизмы оказываются подавленнымченими.

Итак, сегодня стресс рассматривают как силу, которая выводит психологические и физические функции за пределы диапазона их устойчивости, вызывая чувство напряженности

Конфликты основном связаны со стрессами. В процессе конфликта у сторон растущее раздражение, гнев, могут возникать такие чувства, как злость, ненависть, страх, обида, отчаяние, безнадежность, беспомощность ь, одиночество, усиливается психологический стресс. Сила стресса зависит от следующих факторов: значимость ситуации, степень риска и дискомфорта, дефицит времени и информации, недостаток знаний и умений для безопасного улаживание или разрешение конфликта. Имеет значение также индивидуальная толерантность к нагрузкам. Считается, что лица, которые имели психологические травмы в детстве, в основном проявляют низкую стресости йкисть в конфликтактах.

Распространенным видом конфликта в организации, который приводит к стрессовой для лица ситуации, считается моббинг (от англ mob — толпа, нападать толпой) — коллективное психологическое травли, систематически ный проявление враждебности, издевательство и дискриминация сотрудника. Целью моббинге может быть увольнение сотрудника, который не нравится, или получения удовольствия от унижения и запугивания человека. Моббинг может заключаться в травле, бойкоте, непредоставлении информации или предоставлении ложной или устаревшей, социальной изоляции, постоянной критике, игнорировании успехов, предвзятых шутках, распространении слухов, доносительство и т.п.. Наибольший риск стать жертвой моббинга в»новичков», которые проигнорировали неписаные правила коллектива, а также в тех личностей, которые имеют особенности, отличающие их от других»средних»спи вробитникив. Чаще моббинг возникает там, где плохая организация производственного процесса, четко определена сфера ответственности, сотрудники недогружены, где руководство не предоставляет внимания формированию р обочь атмосферы. На длительный моббинг его жертва реагирует физиологическими (язва желудка, сердечно-сосудистые заболевания и др.) и психическими (различные нарушения поведения, депрессии) расстройствами, а иногда может возникнуть желание уйти из жизни життя.

Результаты психологических исследований свидетельствуют, что жертвы сильного стресса испытывают нарушения и в других сферах деятельности, например, трудности с концентрацией внимания, ухудшение памяти, снижение способно ости к обучению и общей мотивации, нарушение эмоционального контроля, рост подозрительности и враждебности. Вероятность того, что стрессор вызовет серьезные нарушения, зависит от внезапности, непередбачу- ности, продолжительности, повторяемости, от того, насколько он угрожает жизни, способствует изоляции, вступает в конфликт с представлением о своем»я», физически или психологически грозит достоинства, а также от того, или личность ощущает потерю контроля над ситуацией, беспомощность и неуверенностьь.

Острая реакция на стресс характерна для участников конфликтов, в которых имеют место насильственные действия. Давно было замечено, что, сталкиваясь с травматической ситуацией, часть солдат-новичков временно утратит ачало способность выполнять боевую задачу: они либо демонстрировали погружение в себя, или сильное возбуждение, плохо понимали, что происходит, теряли ориентацию, чувствовали патологический страх, вопр яли беспокойство их поведение противоречило потребностям собственной безопасности или безопасности подразделения. После того как травматическое событие прошла, жертвы стресса продолжают испытывать нарушения повседневного функционирования: они повторно переживают тяжелый событие, имеют повышенную психологическую возбудимость, стараются избегать стимулов, которые имеют связь с травмой время происходит внутренняя работа, которая должна восстановить ощущение порядка и смысла, целостность личного пространства, ощущение власти над собственной жизнью. В некоторых лиц признаки посттравматического стрессового расстройства сохраняются годами, и они не могут вернуться я к нормальному функционированию в течение всей жизни. На какое-то достаточно длительный период они могут почти освободиться от симптомов, а затем под влиянием незначительного стрессора, который чем-то напоминает начальную в травму, а иногда и без заметной причины, эти симптомы возвращаются. Поскольку жертвы посттравматического стрессового расстройства стараются избегать напоминаний о травме, они в основном избегают лечения и даже мыслей о немо нього.

Деструктивным способом выхода из острой конфликтной ситуации является суицид — сознательное и намеренное лишение себя жизни. Суицид является относительно редким явлением, в котором как под увеличительным стеклом оказываются о оцесы, препятствующие конструктивному разрешению конфликта. По мнению. В. А. Тихоненко, позиции личности в ситуациях конфликта делятся на адаптивные и неадаптивные («проигрышные»). В последнем случае конструируя в сознании конфликтную ситуацию, субъект определяет для себя позицию, которая не дает ему возможности увидеть перспективы и пути решения конфликта. Смысловая оценка сложившейся ситуации как»безв ихидна», резко ограничивает»внутреннее поле зрения»и блокирует поисковую деятельность»проигрышных»позицию личности характеризуют такие признакиознаки:

1. Фиксированность позиции. Субъект не может изменить образ ситуации, свободно манипулировать его элементами в пространственно-временных координатах

2. Вовлеченность, т.е. размещение себя в точке приложения угрожающих сил; взгляд на ситуацию»изнутри», неспособность отмежеваться от конфликтной ситуации, дис-танциюватися от нее

3. Сужение сферы позиции личности по сравнению со сферой конфликтной ситуации. Сужение смысловой сферы личности происходит за счет ограничения представлений о собственных ресурсах и вследствие роста с золяции от окружаяих.

4. Изолированность и замкнутость позиции. В структуре осознания конфликтных отношений вместо адаптивной позиции»мы-они»имеется гораздо уязвимее конфронтация»Я-они», свидетельствующая об отчуждении в личности, потере связи с референтными группами, нарушения идентификацииії.

5. Пассивность позиции. Представляя активно направленные на него действия участников конфликта, субъект не может в пределах составленного смыслового образа определить свои конструктивные действия (нападения, защиты и т.д.). Такая пас сивнисть позиции обесценивает любые известные субъекту варианты. Парадоксально, что многие самоубийц, анализируя посторонние ситуации, а также после окончания кризиса находили пути решения кон ту и даже выступали в роли советников относительно других, но к себе эти конструктивные планы не могли применить. В пассивных позициях знания и опыт не только не актуализируются, но и отвергаютсяються.

6. Неразвитость во временной перспективе, отсутствие будущего — тесно связаны с указанными выше признаками»проигрышной»позиции. Будущее представляется только как продолжение или углубление сложившейся ситуации [1 177, с 22-23]. В ситуации конфликта»проигрышная»ситуативная позиция может трансформироваться в»проигрышную»жизненную позицию, и тогда личность оказывается в кризисном состояниитані.

Часто причиной самоубийства являются депрессивные расстройства. Депрессия — это сложный клинический синдром, основным симптомом которого является потеря возможности получать удовольствие и наслаждение от вещей, которые раньше приносили и счастье. Человек как бы»выдыхается», теряет сильные чувства, ею овладевает безнадежность, вина, самозасудження и раздражительность. Ослабляется двигательная активность или возникают приступы громкой, безупинног в говорение, полного жалоб, обвинений, просьб о помощи. Часто это сопровождается нарушениями сна или волнообразной усталостью, на соматическом уровне — дрожью губ, их сухостью, частым дыханием. С ‘ появляется боль в голове или животе. Больные ощущают свою недоброжелательность, греховность, ненужность и приходят к мысли, что жизнь не имеет смысл сенсу.

Для улучшения своего состояния человек, испытывает острый или хронический стресс, может воспользоваться комплексом мер:

1. Фармакологические средства восстановления: витамины, препараты пластического действия, препараты энергетического воздействия, адаптогены

2. Восстановление средствами физиотерапии: ультрафиолетовое облучение, аэронизация воздуха, действие теплом и холодом, водные процедуры

3. Массаж: классический массаж, точечный массаж, вибромассаж

4. Акупунктура и электроакупунктура

5. Психологическое консультирование и психотерапия

6. Аутогенная тренировка, релаксация (за. Бенсоном, за. Якобсеном), прогрессивная релаксация (за. Джекобсоном), медитация

9. Арттерапия (терапия музыкой, пением, танцами)

10. Дыхательные упражнения

12. Переключение внимания, полноценный отдых, сон, секс,»шопинг-терапия»

13 физических упражнения: динамические, статические, изометрические

15. Ведение дневника, общение с друзьями

16 психологических защита (отрицание, вытеснение, проекция)

17. Использование энергии микровибраций (циркулярный дущ, виброакустические аппараты)

Наряду с факторами, которые увеличивают вероятность суицы-дальней поведения, выделяют также антисуицидальных факторы: акцентированное чувство долга, в частности осознание родительских обязанностей; представление п о греховности самоубийства; озабоченность состоянием собственного здоровья, страх перед физическими страданиями, болью, смертью; интенсивная эмоциональная привязанность к близким людям, наличие творческих планов; нежелание выглядеть некрасивым после смерти тощ.

Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая

uchebnikirus.com

ВИДЫ СТРЕССОВ ПРИ КОНФЛИКТЕ

Стресс характеризуется психофизиологическими параметрами и проявляется индивидуально. У каждого человека существует свой порог стрессоустойчивости.

На основе природы стресса различают следующие виды стресса.

Классификация стресса по областям проявления может выглядеть так:

Психологический стресс связан с индивидуальными особенностями человека, его реакцией на ту или иную ситуацию. Работа защитных механизмов психики, эмоциональноволевая устойчивость индивида, умение снимать напряжение – характеристики, влияющие на степень устойчивости человека к психологическому стрессу. К данному стрессу относятся явления групповой или массовой психики: страхи, паника, фрустрация, гнев, агрессия и все проблемы, возникающие с их проявлением.

Психологический стресс проявляется беспокойством, депрессивным состоянием, повышенной раздражительностью, тревожностью, увеличением страхов.

Физиологический стресс наступает как усложнение или последствие психологического стресса, но у некоторых людей может предшествовать другим видам стресса. Физиологический стресс – нетипичная реакция физической (физиологической) природы человека на конфликтную ситуацию. Эта реакция проявляется изменением физического состояния человека: бессонница, хроническая усталость, обострение хронических заболеваний, головокружение, потеря аппетита и другие реакции организма.

Информационнопсихологический стресс возникает по причине информационных перегрузок. При любом межличностном взаимодействии мозг человека получает большое количество информации, которую должен переработать. Чрезмерные объемы работы, многочисленные контакты увеличивают объем информации, вызывая переутомление.

При конфликте имеет значение субъективное отношение человека к противоречию, так как оно может способствовать возникновению стресса.

Но не менее значимы объективные условия – техногенная, профессиональная среда, в которой находится человек. При конфликтной ситуации она также влияет на психику и организм человека, увеличивая подверженность стрессам.

bookap.info

Стресс по конфликтологии

Конфликтология — Учебное пособие (Равлов К.В.)

Глава 11. стрессы. стрессоустойчивость как способ предупреждения конфликтов

Практически неизбежное последствие любого конфликта — стресс. Его неприятные признаки (повышенная возбудимость, невозмож­ность сосредоточиться, чувство беспричинной усталости и пр.) про­являются мгновенно и видны, что называется, не вооруженным гла­зом. «Не нервничайте.», «Расслабьтесь.»,— советуют нам окружаю­щие. Да мы бы и рады не нервничать, только вот не получается, Стрессовая ситуация захватывает нас и не отпускает: неприятные мысли «сами лезут» в голову, сами собой срываются с уст резкие слова. Так ведь и до серьезного заболевания недалеко. Можно ли с этим что-нибудь поделать? Можно, но только при трех непремен­ных условиях: 1) внятном понимании природы стресса и стадий его развития; 2) отчетливом представлении о границах возможного воз­действия на протекание стрессовой ситуации; 3) готовности к ак­тивным усилиям по достижению стрессоустойчивости.

11.1. Понятие и природа стресса

Слово «стресс» в переводе с английского означает «напряжение». В научный оборот этот термин введен в 1936 г. выдающимся канад­ским физиологом Гансом Селье (р. 1907 г.), разработавшим общую концепцию стресса как приспособительной реакции организма на воздействие экстремальных факторов (стрессогенов)1. Необыкновен­ная популярность как самой концепции, так и ее ведущего понятия объясняется, видимо, тем, что с ее помощью легко находят объясне­ние многие явления нашей обычной, повседневной жизни: реакции на возникающие трудности, конфликтные ситуации, неожиданные события и пр.

1См.: Селье Г. Стресс без дистресса. – М.: Прогресс, 1979.

Понятие стресса и фазы развития

По классическому определению Г. Селье,

стресс — это неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование, и этот ответ представляет собой напряжение организма, направленное на преодоление возникающих трудностей и приспособление к возросшим требованиям.

Термин «неспецифический» в данном случае обозначает то об­щее, что свойственно всем приспособительным реакциям организ­ма. На морозе, например, мы стараемся больше двигаться, чтобы увеличить количество выделяемого организмом тепла, а кровенос­ные сосуды на поверхности кожи сужаются, уменьшая теплоотдачу. В жаркий летний день организм, наоборот, рефлекторно выделяет пот, увеличивая теплоотдачу и т.д. Это реакции — специфические, отвечающие на конкретные требования окружающей среды к орга­низму, Но в любом случае требуется приспособиться к среде, вос­становить нормальное состояние. Общая необходимость перестрой­ки организма, адаптации к любому внешнему воздействию — это и есть сущность стресса. При этом не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Как ни странно, но холод, жара, печаль, радость, лекарства вызывают, по мнению Г. Се­лье, одинаковые биохимические сдвиги в организме. Нечто подоб­ное существует в наших электробытовых приборах: холодильник, обогреватель, лампа, звонок по-разному меняют физическую среду (холод, тепло, свет, звук), но их работа обусловлена единым факто­ром — электроэнергией. Точно так же стрессорный эффект от вне­шних воздействий не зависит от типа специфических приспособительных ответов на них. Суть таких ответов едина.

В динамике стрессового реагирования Г. Селье видит три фазы:

1) реакцию тревоги, проявляющуюся в срочной мобилизации защитных сил и ресурсов организма;

2) фазу сопротивления, позволяющую организму успешно справ­ляться с вызвавшими стресс воздействиями;

3) фазу истощения, если слишком затянувшаяся и чересчур интенсивная борьба приводит к снижению адаптационных воз­можностей организма и его способности сопротивляться разнооб­разным заболеваниям.

Физиологическая и биохимическая природа стрессов изучена к настоящему времени дос­таточно хорошо. Схематично физиологичес­кая «изнанка» стрессовой реакции выглядит примерно так. Под воздействием какого-либо стрессового фактора (конфликт, неожидан­ное событие и пр.) в коре головного мозга человека формируется интенсивный стойкий очаг возбуждения — так называемая доми­нанта. Ее появление запускает своеобразную цепную реакцию: воз­буждается также одна из важнейших структур промежуточного моз­га — гипоталамус, который в свою очередь активизирует тесно свя­занную с ним ведущую железу внутренней секреции — гипофиз. Гипофиз выбрасывает в кровь порцию специального гормона (АКТГ — адренокортикотропный гормон), под влиянием которого надпочечники выделяют адреналин и другие физиологически активные вещества (гормоны стресса), которые и дают в конечном счете хорошо всем знакомую картину стрессового состояния: усиливается сердцебие­ние, учащается дыхание, повышается кровяное давление и т.д.

Биохимические сдвиги при стрессе являются сформированной в процессе длительной эволюции оборонительной реакцией организ­ма на внешнюю угрозу. Ее физиологический смысл — мгновенная мобилизация всех сил организма, необходимых для борьбы с врагом или бегства от него. Но современный человек, в отличие от перво­бытного, не так уж часто решает свои проблемы с помощью физи­ческой силы или быстрого бега. Вот и циркулируют по нашей кро­ви не нашедшие применения гормоны, которые будоражат организм и не дают успокоиться нервной системе. Будь они тут же потрачены на какой-либо вид физической активности, стресс не имел бы раз­рушительных последствий. Но таких возможностей у ведущего со­временный образ жизни человека немного. Поэтому и попадает его организм в своеобразную стрессовую ловушку: аварийный выброс гормонов стресса в кровь истощает их запас в коре надпочечников, которая тут же начинает их усиленно восстанавливать. Оттого даже при относительно слабом повторном эмоциональном возбуждении организм рефлекторно реагирует повышенным выделением гормо­нов. Такова биохимическая природа стресса, которая «стоит за ку­лисами» нервозного, неадекватного поведения человека.

При этом стрессовое состояние опасно не само по себе, а тем, что способно провоцировать целый букет органических нарушений в виде сердечно-сосудистых, аллергических, иммунных и прочих заболеваний. Не говоря уже о том, что резко падает работоспособ­ность человека, его жизненная и творческая активность. Беспри­чинная вроде бы вялость, пассивность, бессонница или не дающий отдыха сон, раздражительность, недовольство всем миром — типич­ные симптомы стресса. Здесь естественным образом возникает вопрос: а можно ли со всем этим что-нибудь поделать? Можно ли избе­жать стрессов?

Ответ на этот вопрос должен быть безусловно отрицательным. Стрессов вообще избежать нельзя в принципе. Ибо природа их рефлекторна. Это автоматическая реакция организма на трудные или неблагоприятные ситуации. Такие реакции представляют собой меха­низмы естественной биологической защиты человека, чисто природ­ный способ приспособления к меняющейся среде. Разрушить их — значит погасить в человеке жизнь, сделать его бесчувственным к внешним раздражителям.

Стресс и дистресс

Стресс — обязательный компонент жизни,— отмечал Селье. Стресс может не только пони­зить, но и повысить устойчивость организма к негативным факторам. Для разведения этих полярных функций стресса Г. Селье предложил различать собственно стресс, как необ­ходимый организму механизм преодоления неблагоприятных вне­шних воздействий, и дистресс, как состояние, безусловно вредное для здоровья. (Слово «дистресс» можно перевести как «истощение», «несчастье».)

стресс — это напряжение, мобилизующее, активизирующее организм

для борьбы с источником негативных эмоций;

дистресс — это чрезмерное напряжение, понижающее возможности организма адекватно реагировать на требования внешней среды.

Однако было бы ошибкой однозначно связывать дистресс с про­явлением отрицательных эмоций человека, а все положительные эмоции объявлять защитой от него. Бывает и по-другому. Любая эмоциональная встряска человека является стрессором (источником стресса). При этом устойчивость организма к неблагоприятным вне­шним воздействиям за счет возникающего напряжения усиливается. Механизмы стресса и призваны обеспечить сопротивляемость орга­низма. Дистресс же возникает, когда эти механизмы недостаточно эффективны или «истощают свой ресурс» при длительном и интен­сивном стрессирующем воздействии на человека.

Таким образом, состояние дистресса фактически соответствует третьей из выделенных Г. Селье фаз стрессового реагирования. Именно с ней и надо бороться. Точнее — стараться не допустить перехода стресса в дистресс. Сам же по себе стресс — это вполне нормальная реакция.

Быть может, здесь подойдет аналогия с температурой нашего тела. Когда человек заболевает, температура тела повышается. Поскольку ощущения при этом далеки от приятных, большинство из нас тут же стремится ее сбить любыми медикаментами. Однако со­временная медицина рекомендует другое: до определенного порога (примерно до 38°) температуру сбивать фармпрепаратами не стоит. Ведь ее повышение означает, что активизировалась иммунная сис­тема и организм пытается справиться с неполадками своими сила­ми. Напичкав же организм жаропонижающими средствами, мы не столько поможем, сколько помешаем иммунной системе сделать свое дело, дав искусственный сигнал к свертыванию ее активности. По­этому применение медикаментозных средств снижения температуры оправдано, только если она «зашкалила» за определенный предел. То есть когда очевидно, что организм сам не справляется с ситуаци­ей и силы его на исходе. Примерно такая картина и со стрессами.

Таким образом, понимание природы стресса должно подтолкнуть нас к выводу о том, что стремление избежать стрессов вообще – неверная стратегия поведения. И дело не только в том, что это практически невозможно. Гораздо важнее то, что в фазе сопротив­ления источнику стресса организм человека гораздо устойчивее к неблагоприятным внешним воздействиям, чем в состоянии полного покоя и расслабленности. «Закалять» организм полезно не только физически, но и эмоционально, раз уж наши эмоции выступают в роли спусковых механизмов стрессовых реакций.

Итак, практические выводы, которые можно извлечь из всего выше сказанного о стрессах, таковы:

• Не убегайте от стресса! Прислушайтесь к мнению Г. Селье, считавшего, что стресс — это «аромат и вкус жизни».

• Главный барьер следует ставить на пути превращения стресса в дистресс.

• Признание неотвратимости и функциональной полезности стрес­сов не означает, что их надо искать или специально создавать. Об этом позаботится сама жизнь.

• Помогать своему организму справляться со стрессовыми ситуаци­ями нужно «с умом», с опорой на понимание природы стресса как всплеска гормональной активности, который в принципе поддает­ся нейтрализации.

• Стрессы, как и болезни, бывает легче предотвратить, чем впослед­ствии заниматься лечением их последствий.

Профилактика же стрессов должна начинаться с выяснения при­чин, их порождающих. Они вполне очевидны. Ну а лидируют среди них, конечно же, конфликты.

11.2. Причины и источники стресса

Перечень причин стрессов необъятен. В качестве стрессоров мо­гут выступать и международные конфликты, и нестабильность поли­тической обстановки в стране, и социально-экономические кризисы.

Значительная часть провоцирующих стресс факторов связана с выполнением наших профессиональных обязанностей. Авторы попу­лярного учебника по основам менеджмента выделяют организаци­онные факторы, способные вызвать стресс1:

• перегрузка или слишком малая рабочая нагрузка;

• конфликт ролей (возникает, если работнику предъявляют противоречивые требования);

• неопределенность ролей (работник не уверен в том, что от него ожидают);

• неинтересная работа (обследование 2000 рабочих-мужчин 23-х профессий показало, что те, кто имеет более интересную рабо­ту, проявляют меньше беспокойства и менее подвержены фи­зическим недомоганиям, чем занимающиеся неинтересной для них работой);

• плохие физические условия (шум, холод и пр.);

• неправильное соотношение между полномочиями и ответствен­ностью;

• плохие каналы обмена информацией в организации и др.

Другую группу стрессогенных факторов можно было бы назвать организационно-личностны­ми, поскольку они выражают субъективно-тревожное отношение человека к своей про­фессиональной деятельности. Немецкие психологи В. Зигерт и Л. Ланг выделяют несколько типичных «страхов» работников2:

• страх не справиться с работой;

• страх допустить ошибку;

• страх быть обойденным другими;

• страх потерять работу;

• страх потерять собственное Я.

1 См.: Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. — М.: Дело, 1992. – С. 546 – 547.

2 Зигерт В., Ланг Л. Руководить без конфликтов. — М.: Экономика, 1990. — С. 238 – 239.

Стрессогенами также являются неблагоприятный морально-пси­хологический климат в коллективе, неразрешенные конфликты, от­сутствие социальной поддержки и т.д.

К этому «букету» стрессоров организационно – производственного характера могут добавляться и проблемы личной жизни человека, дос­тавляющие немало оснований для неблагоприятных эмоций- Небла­гополучие в семье, проблемы со здоровьем, «кризис среднего возрас­тал и прочие подобные раздражители обычно остро переживаются человеком и наносят существенный урон его стрессоустойчивости.

Таким образом, причины стрессов особого секрета не составля­ют. Проблема же заключается в том, как профилактировать стресс, воздействуя на причины, его вызывающие. Основное правило здесь напрашивается само собой; нужно четко отличать стрессогенные события, на которые мы можем как-то повлиять, от тех, что явно не в нашей власти. Ясно, что на кризисную ситуацию в стране или в мире, на неотвратимо надвигающийся пенсионный возраст и пр. отдельный человек, если и может воздействовать, то очень незначи­тельно. Поэтому подобные события следует оставить в покое и со­средоточиться на тех стрессогенных факторах, которые могут быть нами изменены реально.

11.3. Профилактика стрессов

в производственных ситуациях

Значительную часть стрессов мы получаем в результате конф­ликтов, порожденных различными производственными ситуация­ми. При этом в любом случае оказывается затронутой «вертикаль» деловых отношений: руководитель — подчиненный. Ведь даже если конфликтуют между собой рядовые сотрудники, руководитель не может не вмешиваться в ход разрешения конфликта. Поэтому реко­мендации по профилактике стрессов, формулируемые управленчес­кой психологией, развернуты как бы на два «фронта»: руководите­лям, в чьи обязанности вменяется снижать уровень стресса у со­трудников, и подчиненным, которым предлагается беречься от стрессов самим и не служить стрессодателями для других.

Чтобы минимизировать уровень стрессов в коллективе, не снижая при этом производи­тельности, руководитель должен прислушать­ся к следующим рекомендациям.

• Почаще задумывайтесь над точностью оценки способностей и склонностей ваших работников. Соответствие этим качествам объема и сложности поручаемых заданий – важное условие профилактики стрессов среди подчиненных.

• Не пренебрегайте «бюрократией», то есть четким определением функций, полномочий и пределов ответственности работников. Этим вы предотвратите массу мелких конфликтов и взаимных обид.

• Не раздражайтесь, если работник отказывается от полученного задания, лучше обсудите с ним основательность отказа.

• Как можно чаще демонстрируйте свое доверие и поддержку подчиненным. (По данным одного из американских исследований, сотрудники, испытывавшие значительный стресс, но чувствовавшие поддержку начальника, в два раза меньше болели в течение года, чем те, кто такой поддержки не замечал.)

• Используйте стиль руководства, соответствующий конкретной производственной ситуации и особенностям состава сотрудников.

• При неудачах сотрудников оценивайте в первую очередь обстоятельства, в которых действовал человек, а не его личные качества.

• Не исключайте из арсенала средств общения с подчиненными компромиссы, уступки, извинения.

• Запретите себе использовать сарказм, иронию, юмор, направлен­ные на подчиненного.

• Если возникла необходимость кого-то покритиковать, не упускайте из виду правил конструктивной и этичной критики.

• Периодически задумывайтесь о способах снятия уже накопленных подчиненными стрессов. Держите в поле зрения проблемы отдыха сотрудников, возможности их эмоциональной разрядки, развлече­ний и т.д.

Выполнение руководителями этих несложных в принципе рекомендаций может весьма существенно повлиять на уровень стрессов в коллективе.

Одновременно в тех же целях шаг навстречу начальникам предлагается сделать и подчи­ненным. Людям, страдающим от стрессов на работе, обычно предлагают примерно такой перечень методов мини­мизации стрессов.

• Если вас не устраивают условия и содержание труда, заработная плата, возможности продвижения по службе и прочие организацион­ные факторы, постарайтесь тщательно проанализировать, насколько реальны возможности вашей организации по улучшению этих пара­метров (то есть для начала выясните, есть ли за что бороться).

• Обсудите ваши проблемы с коллегами, с руководством. Позаботьтесь при этом, чтобы не выглядеть обвинителем или жалующимся — вы просто хотите решить рабочую проблему, которая, возможно, ка­сается не только вас.

• Постарайтесь наладить эффективные деловые отношения с ва­шим руководителем, Оцените масштаб его проблем и помогите ему разобраться в ваших. Руководители, как правило, нуждаются в «обратной связи», но не всегда в состоянии ее наладить.

• Если вы чувствуете, что объем поручаемой вам работы явно пре­вышает ваши возможности, найдите в себе силы сказать «нет». По­заботьтесь при этом о взвешенном и тщательном обосновании сво­его отказа. Но не «захлопывайте двери»: объясните, что вы совсем не против новых заданий, . если только вам позволят освободить­ся от части старых.

• Не стесняйтесь требовать от руководства и коллег полной ясности и определенности в сути поручаемых вам заданий.

• Если возникает производственный «конфликт ролей», то есть заве­домая противоречивость предъявляемых требований (вам, к при­меру, поручили составить важный отчет, но и не сняли обязаннос­ти отвечать на беспрестанные телефонные звонки клиентов), не доводите дело до печального финала, когда придется оправды­ваться в невыполнении того или другого задания. Ставьте на об­суждение проблему несовместимости порученных вам дел сразу, фокусируя внимание руководства на том, что в итоге пострадает дело, а не вы лично.

• При напряженной работе ищите возможность для кратковременно­го отключения и отдыха, Опыт свидетельствует, что двух 10 — 15-минутных периодов расслабления в день вполне достаточно, что­бы сохранить высокую степень работоспособности.

• Полезно также помнить о том, что неудачи в работе редко бывают фатальными. При анализе их причин лучше сравнивать себя не с канатоходцем, не имеющим права на ошибку, а. с футбольным фор­вардом, у которого из десятков попыток обыграть защитников удач­ными оказываются от силы одна-две, но и такого их числа порой бывает достаточно. Набираться опыта на собственных ошибках — ваше естественное право (хоть и не записанное в конституции).

• Обязательно разряжайте свои отрицательные эмоции, но в обще­ственно-приемлемых формах. Социально – одобряемое управление своими эмоциями заключается не в подавлении их, а в умении находить подходящие каналы для их отвода или выпуска. Нахо­дясь в сильном раздражении, не хлопайте дверью и не кричите на коллег, а найдите способы выплеснуть свой гнев на что-нибудь нейтральное: сломайте пару карандашей или начните рвать ста­рые бумаги, имеющиеся, как правило, в любой организации в не­малом количестве. Дождитесь, наконец, вечера или выходных и дайте себе любую физическую нагрузку — лучше такую, где надо по чему-нибудь бить (футбол, волейбол, теннис, на худой конец и выбивание ковров подойдет).

• Старайтесь не смешивать личные и служебные отношения и т.д.

Среди подобных рекомендаций по снижению уровня стрессов, формулируемых современной управленческо – психологической мыс­лью, встречаются и довольно неожиданные, идущие вразрез с обще­принятыми представлениями. Так, например, широко распростране­но убеждение, что достаточно надежной защитой от стрессов, полу­чаемых на работе, служит крепкая семья, «прочный тыл», в которой атакуемый служебными стрессами работник находит утешение и поддержку. Однако все не так просто. Американские исследователи Сьюзан У. Кобаса и Марк К. Пьюсетти, обследовавшие около двух сотен работников среднего управленческого звена и выше в одной из крупных компаний, зафиксировали странный феномен. Оказалось, что работники, которые воспринимали свои семьи как самую большую поддержку, имели самый высокий уровень заболеваний, связанных со стрессом. Этот факт подтверждался даже в отношении тех, кто располагал таким социальным активом, как большая зара­ботная плата или высокая должность1. Суть данной ситуации была истолкована так, что семьи работников оказывают им несколько не ту поддержку, которая требуется для преодоления стрессов на рабо­те. В то время как производственная ситуация требует от них, ска­жем, дисциплины или мобилизации всех сил, семья может поддер­живать не самые уместные в такой момент качества — обиды на коллег и руководство, жалость к себе, перекладывание вины на других или на обстоятельства и т. д. Вывод, наверное, очевиден: не всякая поддержка семьи может служить надежным убежищем от стресса.

1 См.: Мескон М. и др. Указ. соч. С. 550.

Перечисленные выше рекомендации по предупреждению стрес­сов в рабочих группах поневоле носят достаточно общий харак­тер. Конкретная же стрессовая ситуация всегда уникальна, по­скольку не в последнюю очередь определяется индивидуальностью подверженного стрессам человека (его темпераментом, характером, стилем поведения и пр.). Кроме того, наша восприимчивость к стрес­сам на работе в немалой степени зависит от общего жизненного фона, то есть от того, насколько успешно мы умеем выходить из стрессовых ситуаций, порождаемых общесоциальными, семейными, возрастными и прочими факторами. В сущности, профессиональ­ные стрессы — это всего лишь один из многих видов одолевающих нас стрессов. Он, конечно, имеет свою специфику. Но физиологи­ческая природа стрессов одна и та же. Поэтому человек, закаленный в преодолении разных жизненных барьеров и неприятностей, очевидно должен успешнее других справляться и с профессиональны­ми стрессовыми ситуациями.

Таким образом, один из ключей к успеху в преодолении слу­жебных стрессов заключен в общей жизненной стратегии индивида, опирающейся на избранные базовые ценности и учитывающей осо­бенности его личности. Поскольку вопрос этот весьма серьезен, по­говорим о нем подробнее.

11.4. Индивидуальная стратегия и тактика стрессоустойчивого поведения

В начале нашего разговора о стрессах мы взяли на вооружение тезисы Г. Селье о том, что стресс — это «аромат и вкус жизни» и что «полная свобода от стресса означает смерть». Более чем семидесяти­летнее изучение феномена стресса убедило специалистов в истинно­сти этих посылок. Ныне общепризнано, что наша способность дос­тойно встречать угрозу стресса и отводить ее с минимальным ущер­бом для организма определяется в конечном счете нашим общим отношением к жизни, тем, что в романтической философии и лите­ратуре называлось нолей к жизни.

Стресс — это в любом случае психофизиологическая реакция личности, а не просто организ­ма, как считали раньше. В развитии стресса существенную роль играет социальная состав­ляющая человеческого поведения.

В структуре стрессовой реакции обычно выделяют три основ­ных элемента:

1) оценку стрессогенного события;

2) физиологические и биохимические сдвиги в организме;

3) изменение поведения человека.

Ясно, что первый элемент этой триады изначально социален. Оценка стрессогенного события всегда субъективна. На нее влияют и глубина наших знаний «природы вещей», и личный опыт (поло­жительный или отрицательный), и общие социокультурные уста­новки, и даже наше эмоциональное состояние в момент события. Ложные страхи, ошибочное истолкование каких-либо явлений как угрожающих нашему благополучию вызывают совершенно реаль­ные физиологические и биохимические изменения в организме.

Еще более тесная связь с социальными факторами просматрива­ется в третьем элементе стрессовой реакции — поведении. Даже подстегиваемый физиологическими сдвигами, человек не может иг­норировать общепринятые социальные нормы, установки, запреты. Принципиальную роль играют здесь и личные убеждения индивида, его мировоззрение, привычки, умение управлять своими эмоциями.

Таким образом, стрессовая реакция — это по большей части социальный феномен. И, значит, противостоять стрессам можно, ока­зывая влияние в первую очередь на социальные составляющие стрес­совых реакций, которые по идее должны быть более управляемы, нежели наша физиология. Или уж по крайней мере, от воздействия на них должно быть меньше вреда, чем от вмешательства в работу нашего организма с помощью разного рода транквилизаторов, антидепрессантов и прочих медикаментозных средств.

На что же конкретно должны быть направлены наши усилия по повышению стрессоустойчивости? Интересный ответ на этот вопрос дает концепция «поисковой активности», разработанная российски­ми учеными B. C. Ротенбергом и В. В. Аршавским1. Для того чтобы уяснить ее суть, попробуем разобраться с одним почтенным сте­реотипом нашего мышления — безусловной вредоносностью от­рицательных эмоций.

Всегда ли вредны

Связь стрессового состояния человека с це­лым рядом соматических (телесных) заболе­ваний ныне представляется общепризнанным фактом. Не менее очевидно для всех и то, что свою долю ответственности за телесное здоровье-нездоровье несут наши эмоции, как положительные, так и отрицательные. Издревле известно, что раны победителей заживают быстрее, чем раны по­бежденных. А длительная печаль, тревога, подавленность обычно предшествуют развитию самых разнообразных соматических рас­стройств. Именно на такие источники столь распространенных не­дугов, как инфаркт миокарда, гипертония, язвенные и аллергичес­кие болезни, указывает современная психосоматическая медицина.

1См.: Ротенберг B. C. Аршаеский В. В. Поисковая активность и адаптация. — М.: Наука, 1984.

Но если отрицательные эмоции столь вредоносны, то почему же их так много, гораздо больше, чем положительных (сей факт был отмечен немецкими психологами еще в XIX в.)? Объяснительная схема здесь совпадает с главным способом истолкования природы стресса. Отрицательные эмоции — это своеобразные разведчики ра­зума, первый эшелон обороны нашего организма. Их задача — мгновенно оценивать угрожающую ситуацию и побуждать нас к действию, задолго до того, как разум ее обстоятельно проанализи­рует. Именно поэтому столь стремительны наши реакции на боль, холод, опасность и т. д. Наш организм чутко реагирует на отрица­тельную эмоциональную оценку какого-либо события практически мгновенным повышением артериального давления, мышечного то­нуса, содержания сахара в крови и т.д. (Просто мечта любого вое­начальника — автоматическая мобилизация всех сил на отражение внешней угрозы.) Но мобилизация не может быть постоянной. За ней должно следовать действие — нападение, бегство, активное со­противление и т.п. Но таких возможностей современная цивилиза­ция человеку, как правило, не предоставляет, заставляя его находить­ся в постоянном напряжении. Вот и возникает дисгармония в орга­низме, ведущая в конечном счете к сбоям в работе его жизненно важных систем.

Стало быть, отрицательные эмоции, эволюционно сформиро­ванные как «разведчики», достижениями нынешней цивилизации превращаются в преступных провокаторов, подстрекающих наш орга­низм к саморазрушительным реакциям. Значит, их нужно реши­тельно устранять, пусть даже за счет эмоционального обеднения. Заболевшим политикам запрещают читать газеты, схвативших ин­фаркт руководителей оберегают от информации об их коллективах, ну а всех прочих граждан стараются просто не нервировать плохими новостями. Главное — не волноваться! Этот девиз настолько прочно вошел в наше сознание, что мы даже не замечаем коварной подме­ны: понимание необходимости снятия отрицательного эмоциональ­ного возбуждения превращается в убежденность, что для здоровья полезно устранять любое эмоциональное возбуждение!

Но так ли уж безоговорочно вредны отрицательные эмоции? И так ли уж безусловно полезны — положительные? Как выяснилось, ответы на эти вопросы не получаются однозначными. Странным, с обычных позиций, выглядит, например, тот факт, что во время войн или других экстремальных ситуаций, когда требуется длительное эмоциональное напряжение и количество отрицательных эмоций резко возрастает, психосоматических и даже обыкновенных про­студных заболеваний становится значительно меньше. Казалось бы, все должно быть наоборот — ведь силы людей на пределе, условия питания и быта резко ухудшаются, стрессогенные факторы нараста­ют как снежный ком — но обычные болезни отступают! А вот в послевоенный период, когда люди возвращаются к нормальной, не требующей чрезмерного эмоционального напряжения жизни, эти болезни возвращаются вновь. Не все просто и с положительными эмоциями. Медиками и пси­хологами давно отмечен своеобразный феномен состояния че­ловека, получивший название «болезни достижения», или «депрес­сии достижения». Суть его в том, что человек, поставивший перед собой какую-либо крупную цель и потративший неимоверное ко­личество усилий на ее достижение, добившись успеха, часто испы­тывает не счастье и заслуженное блаженство, как можно было бы ожидать, а напротив — некое разочарование, опустошенность, по­терю осмысленности жизни. Оказывается, что период, наступаю­щий сразу после достижения пика успеха, весьма опасен для здоро­вья. Устойчивость организма не только к психосоматическим, но даже и к инфекционным заболеваниям резко снижается.

Не спасает положения, между прочим, и отсутствие эмоций. От монотонной, ничем не нарушаемой рутины, казалось бы ни­чем не задевающей нас, можно получить не меньший стресс. Раз­дражать начнет сама неизменность ситуации, ее однообразие.

Таким образом, далеко не всегда отрицательные эмоции безо­говорочно вредят здоровью. А спокойное и безмятежное существо­вание отнюдь не гарантирует физическое благополучие. То есть сам знак эмоций — положительный или отрицательный — не является решающим фактором, предопределяющим негативные последствия стресса. Здесь должно быть еще одно, дополнительное звено развития стрессовой ситуации, отвечающее за тот или иной ее исход. По мнению B. C. Ротенберга и В. В. Аршавского, таким звеном являет­ся тип поведения живого существа, выделяемый по присутствию или отсутствию в нем «поисковой активности».

Еще в 60—70-х годах в многочисленных экс­периментах с животными было легко показа­но, что искусственно вызванное негативное эмоциональное состояние ухудшает течение различных болезней, а положительное эмоциональное состояние, напротив, их приостанав­ливает. Это хорошо вписывалось в традиционное представление о вреде отрицательных и пользе положительных эмоций. Однако чуть позднее, более углубленное исследование стимуляции негативных эмоций поставило столь однозначный вывод под сомнение. Оказа­лось, что патологические процессы в организме животного могут замедляться, даже если оно испытывает резко отрицательные эмо­ции. Но происходит это только в том случае, если животное демон­стрирует так называемую «активно-оборонительную» реакцию. Если, допустим, подопытная крыса реагировала на раздражение электрическим током агрессивно: кусала и царапала клетку, набрасывалась на экспериментатора, пыталась удрать, то болезнетворные измене­ния в ее организме замедлялись! Если же она просто забивалась в угол клетки и не предпринимала никаких попыток вырваться, то все патологические процессы заметно ускорялись и порой даже при­водили животное к гибели. Такое поведение получило название пас­сивно-оборонительного. И, вероятно, именно оно-то и является глав­ным фактором, приводящим в итоге к психосоматическим расстрой­ствам после стрессовых реакций.

Что же обеспечивает защитное влияние активно-оборонительно­го поведения на здоровье? B. C. Ротенберг и В. В. Аршавский счита­ют, что таким защитным средством является поисковая активность, направленная на изменение неблагоприятной или на сохранение бла­гоприятной ситуации вопреки действию угрожающих последней факторов или обстоятельств. Поисковой такая активность названа потому, что определенность конечных результатов практически все­гда отсутствует. Субъект никогда не может быть уверен, что он найдет путь к успеху.

Поисковая активность,— утверждают авторы этой концепции,— тот общий неспецифический фактор, который определяет устойчивость орга­низма к стрессу и вредным воздействиям при самых различных формах поведения. Пассивно-оборонительную реакцию во всех ее проявлени­ях мы предлагаем рассматривать как отказ от поиска в неприемлемой для субъекта ситуации. Именно сам отказ от поиска, а не неприемлемая ситуация как таковая и вызываемые ею отрицательные эмоции, делает организм более уязвимым ко всевозможным вредностям1.

Вспомним три фазы стрессового реагирования, выделенные Г. Селье. Фаза сопротивления переходит в фазу истощения (стресс сменя­ется дистрессом) именно тогда, когда поиск выхода уступает место отказу от поиска. Теперь становится понятным, почему в экстре­мальных условиях (войн, блокад) психосоматические недуги отступа­ют. Повседневная борьба за жизнь, победу над врагом — это, несом­ненно, проявление поисковой активности. При этом организм так мощно мобилизует все свои ресурсы, что обычным «мирным» болез­ням его не взять. Когда же люди, пережившие войну, возвращаются к жизненной ситуации, не требующей крайнего напряжения, поис­ковая активность неизбежно уменьшается, организм «демобилизует­ся», и обычные психосоматические болезни возвращаются.

1 Ротенберг B. C., Аршавский В. В. Указ. соч. С. 23.

Тот же механизм перепада поисковой активности, видимо, ле­жит и в основе «болезни достижения». Пока человек изо всех сил стремится к вожделенной цели, он предельно отмобилизован и за­щищен от дистресса. Но как только цель достигнута и появился соблазн беззаботно насладиться плодами победы, уровень поиско­вой активности резко падает и соответственно возрастает опасность разных недугов.

Итак, поисковая активность обладает явным стимулирующим воздействием на организм и повышает его стрессоустойчивость. Де­фицит же такой активности создает предрасположенность к дистрессу и всем его негативным последствиям. Потребность в поиско­вой активности (то есть в самом процессе постоянного изменения, получения новой информации, неизведанных ощущений и т.д.) при­суща человеку (и не только, кстати, человеку) от природы. Она имеет биологические корни и явно выраженный эволюционный приспособительный смысл. Конечно же, любой популяции в плане раз­вития выгодно именно поисковое поведение составляющих ее осо­бей. Формы поведения также ведь подпадают под действие есте­ственного отбора. И наверняка именно он «сцепил» в процессе эволюции активно-оборонительное поведение и стрессоустойчивость. Дав такой мощный стимул саморазвитию индивида, природа тем самым позаботилась и о прогрессе популяции в целом.

Нам же остается лишь «соответствовать природе», то есть не заглушать в себе потребность к поиску, а напротив — всячески ее культивировать, поддерживать, поощрять. Таким образом.

основой стрессоустойчиеой жизненной стратегии является поисковая актив­ность. проявляемая, конечно, в социально приемлемых формах. Только так можно достойно противостоять жизненным стрессам.

Вспомним старинную притчу о двух лягушках, попавших в кас­трюлю со сметаной. Одна из них, поняв тщетность всех усилий, предпочла не мучаться и, сложив лапки, мирно пошла ко дну. Вто­рая же, отчаянно барахтаясь, сбила в конце концов сметану в масло и, оттолкнувшись от твердой поверхности, выбралась-таки на сво­боду. «Мораль сей басни такова»: не сдавайтесь ни перед какими трудностями, сколь бы непреодолимыми они ни казались. Забудьте о том, что бывают безвыходные ситуации. Ищите выход из любого положения, даже если его не существует в принципе. Поиск выхода из безнадежной ситуации в любом случае будет полезен. Хотя бы тем, что сделает ожидание печальной развязки не столь тяжким.

Но совсем безвыходные ситуации встречаются в нашей жизни не так уж часто. С большинством из них мы все-таки в состоянии справиться. Пусть не так, как нам хотелось бы, но в целом приемлемо. А поисковая активность здесь тем и хороша, что в большин­стве случаев приносит полезные результаты независимо от того, до­стигнута ли конечная цель наших усилий. Само устремление к цели (точнее — поиск средств ее достижения) оказывается благотворным.

В начале XX в. австрийский психолог Альфред Адлер (1870-1937) даже сформулировал парадоксальную концепцию, названную фикционным финализмом. Суть ее в том, что наши основные жизненные цели, как правило, представляют собой простые фикции, не выдер­живающие прямого сопоставления с действительностью. Скажем, многие люди уверены, что напряженная работа и немного удачи в принципе могут обеспечить им практически все, что они хотят — успех, богатство, славу и т.д. В большинстве случаев такие ожида­ния не оправдываются, но это не страшно, поскольку напряженная работа в любом случае приносит свои плоды: человек становится «крепким профессионалом», приобретает хотя бы средний матери­альный достаток и уважение небольшого круга знакомых лиц. Пусть это не совсем то, что ожидалось, но и это совсем не плохо.

Конечно, можно и не соглашаться с А. Адлером в признании большинства наших целей фиктивными, но то, что поиск средств осуществления главной цели частенько приводит к реализации це­лей, которые изначально даже не ставились,— несомненный факт. Особенно выразительно он выглядит в истории научного творчества:

поиск средневековыми алхимиками философского камня немало спо­собствовал прояснению свойств химических элементов, погоня за уни­версальной формулой для спектральной функции абсолютно черного тела привела к открытию квантов и т.д.

Другими словами, поиск полезен практически всегда, а отрица­тельный его результат — это тоже результат.

Итак, поисковая активность в любых ситуациях должна стать стержнем нашей стрессоустойчивой жизненной стратегии. Это есть главный способ адаптации к современному быстро меняющемуся миру и одновременно главное средство совершенствования самих себя (а попутно — и нашего социального окружения). Но разумеет­ся, мы должны ясно отдавать себе отчет в том, что вовсе не всякая активность — благо. Крайние формы протестного поведения, бро­дяжничество, преступность, наконец,— это ведь тоже формы соци­альной поисковой активности, правда, неприемлемо ориентирован­ной. Так что, пользоваться принципом поисковой активности сле­дует осторожно, помещая его в некие рамки общего отношения к жизненным ценностям.

Это отношение в немалой степени зависит от сформировавше­гося у нас мировоззрения, убеждений, представлений о том, как следовало бы прожить дарованную нам жизнь. Данные представ­ления, между прочим, также могут быть источником постоянного стресса. Если жизнь складывается не так, как нам хотелось бы (а это случается сплошь и рядом), если нам не удается соответство­вать общепринятому образцу успешного и благополучного челове­ка, поневоле начинает накапливаться некое раздражение, растут претензии к внешнему миру и самому себе. В такой ситуации по­лезно внимательно проанализировать, насколько рациональны наши исходные убеждения в том, как должен быть устроен окружающий социальный мир.

Насколько рациональны наши убеждения?

Дело в том, что частенько наши требования к себе и окружению бывают неоправданно за­вышены, поскольку опираются на так назы­ваемые иррациональные убеждения. Иррациональными они считают­ся потому, что не имеют в реальности достаточных оснований. Как правило, это чересчур категоричные обобщения неких форм поведе­ния или укорененные в нашем сознании стереотипы, которые, мо­жет, и имели в прошлом какую-либо реальную основу, но давно ее утратили и ныне существуют лишь по инерции. Например: «жен­щина должна быть хорошей хозяйкой», «мужчина — добытчик, хо­зяин семьи», «знакомиться на улице неприлично» и пр. Нельзя ска­зать, что эти утверждения вовсе безосновательны, то есть ложны. Иррациональными же их делает абсолютная категоричность, недопущение исключений. Так должно быть — и все тут! А когда реаль­ность таким требованиям не соответствует, естественно возникают нарушения эмоционального состояния и как следствие — хроничес­кий стресс.

Сравните два ряда утверждений, сформулированных американс­кими психологами как перечни типичных иррациональных убежде­ний и их рациональных опровержений:1

uchebnik-online.net