Стресс по мнению

Стресс и РС


О вреде стресса пишут и говорят повсеместно. Врачи и психологи неустанно предупреждают о том, что изменения, которые претерпевает общество, достижения науки и техники, новые технологии и т.п. неизбежно оборачиваются увеличением количества стрессовых ситуаций.

Мы чаще сталкиваемся с различными проблемами или даже угрозами для нашего благополучия, а значит чаще оказываемся в состоянии стресса. Стресс (причем не имеет особого значения «хороший» или «плохой») влияет на весь наш организм, он затрагивает практически все системы.

Во время стресса:

  • повышается артериальное давление
  • дыхание становится более быстрым
  • повышается частота сердечных сокращений (пульса)
  • иммунная система ослабевает
  • мышцы напрягаются
  • мы не можем уснуть (состояние повышенной боевой готовности)
  • Общеизвестно, что стресс является фактором, который может спровоцировать обострение хронических заболеваний, в том числе стать одной из причин развития очередного обострения рассеянного склероза. «Избегайте стрессов», — эту рекомендацию дают своим пациентам все врачи, занимающиеся лечением РС.

    Борьба со стрессом влияет на активность РС

    Американские ученые впервые провели исследование, целью которого было изучение влияния психотерапии (в частности различных методик, связанных с управлением стрессом) на активность рассеянного склероза. По мнению руководителя исследования, профессора Дэвида Мора (Northwestern University Feinberg School of Medicine, Chicago):

    Предотвращение процесса появления новых очагов поражения головного мозга является важным показателем, позволяющем судить об эффективности того или иного лекарственного препарата для лечения рассеянного склероза. Впервые мы получили подтверждение того, что психотерапия влияет на процессы развития новых поражений головного мозга, которые предшествуют проявлению таких симптомов как потеря зрения, спастичность, боль и т.д.

    Наше открытие является важным шагом, предоставляющим убедительные доказательства того, что стресс и рассеянный склероз взаимосвязаны

    Ученые более десяти лет изучали влияние депрессии на РС. По мнению исследователей, стресс (угроза, события, ход которых человек не может контролировать) может стать фактором, приводящим к эскалации патологических процессов, вплоть до образования нового очага поражения в ЦНС или рецидива заболевания.

    Мы обучали пациентов стратегиям адекватной оценки возможных психологических или физических воздействий, запускающих механизмы неспецифических адаптационных реакций организма (или проще говоря — стресса), — отмечает проф.Мор. Если человек переоценивает степень серьезности возможных неблагоприятных событий или недооценивает собственные возможности, позволяющие справиться с ними, мы объясняли ему, как в такой ситуации изменить свое восприятие того или иного события и мыслить реалистичнее.

    В большинстве случаев это приводит к значительному увеличению возможностей человека управлять стрессовыми ситуациями. Мы обучали пациентов различным техникам релаксации и медитации, позволяющим успокоить их физиологические реакции на те стрессовые ситуации, которых избежать не удавалось.

    В исследовании, результаты которого опубликованы в журнале Neurology, приняли участие 121 человек больной рассеянным склерозом. 50% участников исследования на протяжение 5-6 месяцев посетили 16 50-минутных занятий с психотерапевтом тематика которых была посвящена управлению стрессом. Во время занятий пациенты обучались навыкам разрешения проблемных ситуаций, различным техникам релаксации, навыкам управления усталостью, тревогой, болью, бессонницей. Остальные пациенты составляли контрольную группу и приняли участие в пятичасовом семинаре по управлению стрессом. Все пациенты находились под наблюдением в течение 6 месяцев после окончания обучения. Исследователи обнаружили, что у 77% пациентов из группы, получившей полный курс занятий по управлению стрессом по данным МРТ не образовывалось новых очагов демиелинизации. В контрольной группе отсутствие новых очагов повреждения головного мозга отмечено у 55% пациентов.

    Полученные результаты сопоставимы по эффективности с результатами клинических исследований ПИТРС (бета-интерферонов и глатирамера ацетата).

    Мы ни в коем случае не говорим о том, чтобы пациенты отказывались от ПИТРС в пользу психотерапии, однако результаты исследования говорят о том, что обучение пациентов навыкам управлением стрессом является эффективным дополнением лечения традиционными лекарственными средствами.

    Возможно в будущем они послужат основанием для разработки и создания различных программ, использующих возможности телемедицины (к примеру, интернета, телевидения)

    Как справиться со стрессом

    Безусловно ни одна статья в интернете не заменит профессиональной помощи квалифицированного специалиста. Однако есть некоторые «постулаты», которые могут помочь справиться со стрессовой ситуацией:

    1. Помните, что каждый человек воспринимает то или иное событие (ситуацию) по-разному. Поэтому и реакция на них индивидуальна и зависит от навыков, возможностей и т.д., а значит не существует однозначно верных или не верных интерпретаций каких-либо событий. Важно понять какие события являются стрессом именно для вас и постараться их избегать.
    2. Чрезвычайно эффективной в борьбе со стрессом является посильная физическая нагрузка
    3. Научитесь не говорить «ДА» всегда, всему и везде. Если вы чувствуете, что не в состоянии что-либо выполнить, либо знаете, что это может выполнить кто-либо другой, постарайтесь найти способ «делегировать полномочия»
    4. Убедитесь, что каждый день у вас есть время, которое вы посвятите только себе. Используйте его, чтобы заняться любимым делом или просто расслабиться.
    5. Алкоголь, кофеин, курение не помогут справиться со стрессом. Сократите их употребление или полностью откажитесь от них.
    6. Освойте технику расслабления, которая с вашей точки зрения наиболее приемлема: это может быть медитация, йога, дыхательные техники и т.п.
    7. Прием антидепрессантов сопровождается риском того, что лекарства замаскируют стресс, но не помогут справиться с ним.

    proskleroz.ru

    Влияние стресса на процесс усвоения информации. Преодоление стресса, связанного с учебой. Медитация — как средство снятия и профилактики стресса.

    Находясь в школе, дети должны чувствовать себя спокойно и комфортно, потому что напряжение, стресс и страх нарушают процесс обучения.

    Влияние стресса — это очень неприятная вещь. Известно, что стресс нарушает такие функции как внимание, память, организация и интеграция мышления, а длительное влияние стресса буквально убивает клетки мозга и повреждает основные структуры мозга, связанные с памятью. Ведущие ученые мирового уровня утверждают, что те, кто всю жизнь испытывают стресс, наиболее предрасположены к развитию болезни Альцгеймера и других форм слабоумия.

    В свете данных исследований, очень тревожит то, что в современном обществе влияние стресса сильно возросло.

    По мнению педагогов и психологов, стресс – это реальность для миллионов детей, постоянно находящихся в атмосфере страха, связанного с системой оценок и экзаменов, а также с разного рода злоупотреблениями и межличностными конфликтами. По данным статистики США, 10 миллионов студентов в США принимают антидепрессанты, а самоубийство является третьей по значимости причиной смертности среди подростков; 70% студентов имеют психологические проблемы, но не получают необходимой помощи.

    Эту печальную картину еще более усугубляет рост числа детей, имеющих проблемы с обучаемостью и вниманием, так называемый синдром СДВГ.

    Педагогам хорошо известно, что оптимальное психофизиологическое состояние учащегося – это состояние спокойного внимания. Основной вопрос состоит в том, как достичь такого состояния.

    По мнению Уильяма Стиксруда, доктора наук, известного в США клинического нейропсихолога, специализирующегося на работе с детьми и подростками, решением этой проблемы может стать программа Трансцендентальной медитации: «В течение многих лет я являюсь большим приверженцем использования ТМ в школах. Это объясняется, во-первых, беспрецедентной эффективностью этой программы в отношении достижения состояния спокойного внимания, и, во-вторых, ее способностью создавать учебную среду, в которой дети чувствуют защищенность, и поэтому способны справиться с очень трудным материалом и заданиями».

    Обширные научные исследования подтверждают позицию д-ра Стиксруда. Работы, опубликованные в ведущих научных журналах, показывают, что программа Трансцендентальной медитации создает уникальное состояние «спокойного бодрствования» , в котором человек получает исключительно глубокий физиологический отдых, в то же время оставаясь в состоянии полной осознанности. Исследования показывают, что это состояние эффективно выводит накопленный стресс, что в свою очередь повышает устойчивость функционирования нервной системы и ее сопротивляемость новому стрессу. Все вместе защищает развивающийся мозг от разрушающего влияния стресса, улучшает психоэмоциональное состояние и показатели успеваемости.

    «Это уникальное состояние создает очень высокий уровень когерентности, или упорядоченности, в функционировании головного мозга, что выражается в растущем ощущении спокойствия, гармонии, ясности ума; у детей развивается способность видеть вещи в перспективе», – говорит доктор Стиксруд.

    Программа Трансцендентальной медитации – это эффективный новаторский образовательный инструмент для систематического снятия стресса и развития внутреннего потенциала учащихся и преподавателей. Трансцендентальная Медитация успешно применяется в государственных и частных школах США и многих других стран, принося пользу десяткам тысяч учащихся.

    intellektcentr.ru

    МАОУ школа №22

    Стресс у выпускника

    Портрет стресса выпускника

    Ученые многих стран исследовали влияние экзаменов на здоровье школьников и студентов.
    Достоверно известно, что накануне и в момент экзамена у учащихся повышается артериальное давление, частота ды­хания и потоотделение. Более того, экзаменационный стресс влияет на человека даже на генетическом уровне, изменяя скорость синтеза ДНК. Изменяется газовый состав крови и микрофлора в полости рта. Резко возрастают энергозатра­ты, особенно у учащихся с высокой мотивацией к успешной сдаче экзаменов.
    Экзаменационный стресс является одним из довольно распространенных видов стресса. Его симптомы, так же как и в случае с «обычным» стрессом, могут быть отнесены к одной из следующих четырех групп.

    Физиологические симптомы:

  • кожная сыпь;
  • головные боли;
  • тошнота;
  • диарея («медвежья болезнь»);
  • мышечное напряжение;
  • углубление и учащение дыхания;
  • учащенный пульс;
  • перепады артериального давления.
  • Эмоциональные симптомы:

    • чувство общего недомогания;
    • растерянность;
    • паника; страх;
    • неуверенность;
    • тревога;
    • депрессия; подавленность;
    • раздражительность.
    • Когнитивные (интеллектуальные) симптомы:

    • чрезмерная самокритика, сравнение своей подготов­ленности с другими в невыгодном для себя свете;
    • неприятные воспоминания о провалах на экзаменах в прошлом (своих или чужих);
    • воображение отрицательных последствий неудачи на экзамене;
    • кошмарные сновидения;
    • ухудшение памяти;
      • снижение способности к концентрации внимания, рас­сеянность.
      • Поведенческие симптомы:

      • стремление заниматься любым другим делом, лишь бы не готовиться к экзамену;
    • избегание любых напоминаний об экзаменах;
    • снижение эффективности учебной деятельности в экза­менационный период;
    • вовлечение других людей в тревожные разговоры о предстоящих экзаменах;
    • увеличение употребления кофеина и алкоголя; ухудшение сна;
    • ухудшение аппетита.
    • Экзаменационный стресс — это не капризы и не при­хоть ребенка, не особенность его характера. Это серьезная психологическая проблема, от которой нельзя отмахиваться.

      Если ребенок сильно нервничает по поводу предстоящих экзаменов — помогите ему. Не отделывайтесь фразой: «Если бы ты хорошо готовился, ты бы ничего не боялся». Боль­шинство современных одиннадцатиклассников чувствуют огромную ответственность перед сдачей выпускного, ведь результаты ЕГЭ будут засчитываться при поступлении в вуз. И некоторые родители это чувство всеми силами подогрева­ют: «Сдашь плохо, придется идти на контрактное обучение. А ты ведь знаешь, у нас на это денег нет, придется влезать в долги». Неудивительно, что у выпускников-абитуриентов на этой почве развивается самый настоящий невроз. Вместе с повышенной нагрузкой это приводит к тому, что перед эк­заменами ребенок оказывается далеко не в лучшей форме: осунулся, под глазами черные круги, а главное, он все время «на взводе» — не подходи.

      Видя это, родители школьников сокрушаются, что пред­экзаменационные нагрузки выбивают детей из колеи, ли­шают сна и покоя, а это может пагубно отразиться на их здоровье.

      Так отчего же возникает экзаменационный стресс? По мнению специалистов, он порождается интенсивной умствен­ной деятельностью, нагрузкой на одни и те же мышцы и органы из-за длительного сидения за учебниками, а также нарушением режима сна и отдыха. Но главным фактором, провоцирующим развитие стресса, являются отрицательные переживания.

      Исследования показывают, что за экзаменационный пе­риод в школах и вузах 48 % юношей и 60 % девушек за­метно теряют в весе, а систолическое (верхнее) артериаль­ное давление у них повышается до 140—155 миллиметров ртутного столба. У детей обостряются все кожные заболева­ния, плохо заживают раны, порезы и даже обычные царапи­ны. Наиболее подвержены стрессу школьники с ослаблен­ным здоровьем, особенно страдающие хроническими забо­леваниями. Имеют значение также и тип темперамента учащегося, и степень его социальной адаптации. В группу риска входят подростки с низким уровнем самооценки, поэтому стресс может подкосить не только тех, кто не успевает, но и, казалось бы, вполне благополучных детей с хорошей подготовкой и высоким чувством ответственно­сти.

      Независимо от своего характера и успеваемости дети ока­зываются в стрессовом состоянии из-за повышенной тре­вожности, которая отмечается у подавляющего большинства современных школьников и студентов. Психологи утверж­дают, что уровень тревожности у подростков, считающихся сегодня здоровыми, выше, чем 30 лет назад был у их сверст­ников, стоявщих на учете у неврологов и психиатров.

      Опросы, проведенные среди школьников, свидетельству­ют, что уже за два месяца до экзаменов ученики выпускных классов чувствуют «тревогу, растерянность, уныние, раздра­жение, отвращение». Из одиннадцатиклассников лишь чет­верть опрошенных не испытывали отрицательных эмоций по поводу предстоящей итоговой аттестации. Среди девяти­классников, впервые сдающих выпускные экзамены, спокой­ных оказалось еще меньше — всего 9 % , остальные отметили, что переживают «боязнь, неуверенность, неприязнь, страх».

      Чтобы предупредить возникновение у школьников и студентов экзаменационного стресса, следует, по мнению психологов, как можно лучше подготовить детей к экзаме­нам. Причем речь идет о подготовке не только предметной (знание материала по экзаменационной дисциплине), но и эмоционально-психологической, позволяющей подростку не разнервничаться и не растеряться в самый ответственный момент.

      Очень важно напомнить школьникам о значении пол­ноценного сна и питания и о главном, по мнению врачей, «антистрессоре» — активном двигательном режиме, помо­гающем поддерживать психическое равновесие и нормаль­ное физическое состояние. Регулярное недосыпание опасно для психики и чревато ослаблением иммунитета и обостре­нием хронических заболеваний. К ощутимым проблемам с учебой и здоровьем приводит и недостаточное потребле­ние жидкости. В ходе исследований, проведенных британ­скими учеными, выяснилось, что дети, выпивающие в сутки до восьми стаканов воды, получают лучшие оценки, чем их «малопьющие» сверстники. Такую закономерность ученые склонны объяснять тем, что при недостатке жидкости в организме ухудшается работа почек и на этом фоне возни­кают урологические инфекции. В результате дети плохо со­средотачиваются и хуже усваивают учебный материал.

      Кому, как не родителям, нужно проследить за тем, чтобы ребенок не страдал от нехватки питья? Причем полезна чистая пить­евая вода, а вот кофе, заметим еще раз, работоспособность не повышает. Ежедневное употребление 350 мг кофеина (в од­ной чашке его содержится примерно 100 мг) может заметно усилить стресс, испытываемый человеком в течение дня. Кроме того, кофеин оказывает сильное мочегонное действие, а даже незначительное обезвоживание организма приводит к состоянию повышенной раздражительности. Поэтому если вы видите, что ребенок начинает зевать над учебником, от­правляйте его спать или гулять, а не предлагайте выпить лишнюю чашку кофе.

      Рекомендации по преодолению стресса, или Что нужно сейчас вашему ребенку

      1) Поддержка, знание, что он любим, несмотря ни на ка­кие обстоятельства (несмотря на то, как он написал тренировочный тест, и т. д.).

      2) Похвала, положительная оценка его возможностей. Хвалите ребенка, время от времени напоминайте ему о его хороших качествах и способностях для того, чтобы облег­чить стрессовую ситуацию и снять состояние тревоги.

      3) Ощущение надежного тыла (что бы с ним ни произошло, вы его поймете и поддержите). Не создавайте напряжения во взаимоотношениях, не угрожайте ребенку.

      4) Возможность поделиться своими переживаниями и опасениями, связанными с предстоящими испытаниями. Обсудите с ребенком будущий экзамен, побеседуйте об особенностях тестирования — пусть он с вами поделится тем, что его больше всего волнует, что именно для него является проблемой, чего больше всего он боится.

      Помогите выпускнику увидеть в экзамене положительные моменты. Например:

      — Экзамен дает шанс понять и оценить себя, а это всегда интересно как проверка своих способностей и возможностей

      — Воспринимай экзамен как один из важных жизнен­ных рубежей.

      — Ты приобретаешь опыт. А любой опыт, отрицатель­ный или положительный, имеет огромное значение для ста­новления личности человека.

      — Ты узнал правила прохождения экзамена, познако­мился с новыми людьми, новыми впечатлениями.

      — В любом случае жизнь на этом не останавливается!

      Оговорите «запасные варианты» (учеба на платной основе

      и т. п.). Помогите ребенку настроиться на победу, успех, чтобы у него появилась абсолютная уверенность в том, что цель будет достигнута. Для этого можно, например, сказать:

      — Ты сможешь справиться с этим заданием.

      — Я уверена, ты справишься.

      — Нет сомнения, что ты все сделаешь правильно, и у тебя все получится.

      school22nn.com

      Стресс: слово, которое ничего не значит

      О том, как один некорректный психологический термин мешает миллионам людей принимать продуманные решения и менять свою жизнь

      Поделиться:

      Собака Павлова и крыса Селье

      Я уже объяснялся в своей нелюбви к «стрессу», но не слишком внятно. Постараюсь высказаться точнее.

      В СССР «стресса» было мало, то есть я не помню, чтобы в 1970-х и первой половине 80-х у нас часто склоняли это слово. В литературе (скажем, по психологии) было много собаки Павлова. Авторы отвешивали почтительный поклон этой собаке, а потом переходили от безусловного рефлекса к «высшей нервной деятельности», пытаясь объяснить Павловым (или, точнее, связанной с его именем версией канонического отечественного бихевиоризма) все на свете: неврозы, любовь или творчество. Получалось не слишком убедительно, но зато удивительно тоскливо. Когда теории из физиологических лабораторий с клетками, где сидят зверюшки, попадают в жизнь человеческую, они зачастую мало помогают объяснять происходящее.

      Правда, на уровне широкой публики собака Павлова, кажется, мало окрашивала язык и сознание. Вместо этого существовали «нервы», которыми в народе объясняли, в частности, некоторые болезни. «Все это нервы», «это у нее от нервов», «надо поменьше тратить нервов».

      Примерно так же сегодня звучит термин «стресс» — правда, в отличие от «нервов», им охотно пользуются и специалисты, а не только простые смертные. Хотя термин существовал и раньше, он стал популярным во многом благодаря трудам Ганса Селье. Этот канадский ученый был по образованию врачом, но, кажется, после того, как он начал заниматься теорией стресса, Селье уже не осмотрел ни одного пациента и вообще не изучал людей в состоянии стресса. Он работал с крысами.

      В 1936 году Селье опубликовал свою первую судьбоносную работу по теории стресса. Суть ее сводилась к следующему: в лаборатории бедных крыс пытают с научными целями разными методами. Им колют гормоны и формальдегид, их неожиданно кидают в воду, бьют током, изолируют, помещают в переполненную клетку, лишают еды, кормят какой-нибудь гадостью. И Селье открыл одну любопытную вещь: у всех достаточно долго мучимых животных, чем бы их ни пытали, можно наблюдать сходные неспецифические реакции. Любой дискомфорт вызывал у них «общий адаптационный синдром» (ОАС) со знаменитой триадой изменений (о которой вряд ли вспомнит хотя бы один из 100 человек, часто употребляющих термин «стресс»): уменьшение вилочковой железы, увеличение коры надпочечников и кровоизлияния в слизистой желудочно-кишечного тракта.

      Это было важной гипотезой, объяснявшей, как именно работают неблагоприятные факторы. Причем она позволяла вести диалог между разными дисциплинами и, как казалось, объяснять происхождение многих болезней: язвы желудка, инфаркта, рака или снижения иммунитета. Ее стали применять практически во всех дисциплинах, связанных с биологией — от эндокринологии до животноводства, — и в социальной психологии.

      Именно прилагательное неспецифические делало теорию Селье революционной, поскольку другие исследователи пытались открыть, как специфические стимулы порождают специфические реакции. Сначала Селье говорил не про «стресс», а только про ОАС, и лишь лет через десять стал звать этот синдром «стрессом».

      Многострадальная крыса Селье была несправедливо забыта, а «стресс» стал неслыханно популярным. В 1956 году вышла книга «Стресс жизни», где сам Селье с энтузиазмом связывал свою теорию со всем, что нас волнует: с физиологией, болезнями, эгоизмом, любовью, войнами и целью жизни. В одном из анонсов о ней говорилось: «Перед нами новая революционная концепция психического и физического здоровья, которую излагает сам первооткрыватель. Эта поразительная новая теория заболеваний представляет собой, быть может, самую важную идею в истории медицины, за которой великое будущее. Ее часто сравнивали с открытиями Пастера, Эрлиха и Фрейда. Ганс Селье, блестяще излагающий теорию стресса, пользуется широким признанием ученых, врачей и психологов. Тут ученый, которого называют “Эйнштейном медицины”, разъясняет суть своей концепции языком, вполне доступным для понимания обычного читателя».

      Неясный термин с тремя свистящими согласными

      Привычные повседневные термины полезно ставить под вопрос. Зачастую эти слова, переданные по наследству из других эпох, меняют свой смысл или вообще его теряют. А язык влияет на то, как мы воспринимаем реальность и как поступаем (в случае «стресса» термин влияет и на картину реальности профессионалов, медиков или психологов, которые порой принимают важные для нас решения).

      Похоже, популярность «стресса» объясняется, среди прочего, тем, что он имеет надежное научное происхождение (проверено в лаборатории) и кажется точным термином. И то, и другое вызывает у некоторых скептиков большие сомнения. Есть физиологи, которые утверждают, что за последние 50 лет не появилось никаких доказательств существования знаменитой неспецифической реакции, описанной Селье. Есть медики, которые подобным образом не видят связи между стрессом и болезнями. Хронический стресс, говорят они, не снижает иммунитет, а также не найдены доказательства того, что неспецифические факторы порождают рак (при этом, разумеется, есть много достоверных данных о связи специфических воздействий с конкретными болезнями).

      Так что основания гипотезы Селье, быть может, не столь объективны, как это кажется. Об этом мне трудно судить, но зато я могу смело утверждать, что термин «стресс» крайне неточен и расплывчат, или, по меньшей мере, таковым для нас стал.

      Вообразим себе гипотетического господина Иванова. Допустим, он живет в одной квартире с тещей, которая произносит около ста слов в минуту, не закрывая рта. Он вежливый человек и только в ванной иногда плачет и тихо ругается матом. Большинство людей единодушно скажет, что у него «стресс» или что он страдает от «стресса». Но дальше можно услышать тысячу разных ответов на вопрос, в чем этот «стресс» или где он тут? Это теща или ее речевое поведение? Слишком мягкий характер Иванова? Или, наоборот, его нетерпимость по отношению к манерам пожилого человека? Плохие жилищные условия? «Несправедливая» ситуация в обществе, где на зарплату Иванов не может купить отдельную квартиру? Реакция гормональной системы Иванова? Неумение расслабляться?

      И это происходит не только на популярном уровне — у термина «стресс» нет такого определения, с которым согласится хотя бы большинство специалистов. Разные профессионалы — врач, психолог, социолог и т. д. — дают самые разные определения, каждый видит этот феномен со своей колокольни.

      Отчасти в такой путанице виноват сам Селье. Во-первых, он (злые языки говорят, что из-за плохого знания английского) выбрал не самый удачный термин. В его теории, разумеется, стресс есть только реакция в организме Иванова, но он использовал английское слово stress, обозначающее внешнее давление. Селье пытался это исправить, назвав внешние стимулы «стрессорами», но это не прижилось. Чаще всего именно эти внешние стимулы называют «стрессом». А во-вторых, сам Селье дал «стрессу» безгранично широкое определение. В книге «Стресс жизни» оно звучит так: «Стресс есть неспецифический ответ организма на любое предъявление ему требования» (так с некоторой неуклюжестью это передает русский перевод).

      Таким образом, этот термин не слишком объективен и радикально расплывчат. Скорее, это интуитивно понятная метафора, которая кажется реальностью. Причем метафора из мира механики. Таких в науках о человеке много, но это тяжелое наследие веры в науку позапрошлых веков (как, скажем, пресловутая «энергия» в психологии, хотя это отдельный разговор).

      С таким же успехом можно было сказать: на Иванова действует «плохое». Или вместо «снятия стресса» говорить о «снятии порчи» — хотя «порча», пожалуй, куда более конкретный термин.

      Мы устали от «стресса»

      Термины, которые мы применяем, строят нашу картину мира и влияют на поступки. Расплывчатый «стресс», сменивший «нервы» и загадочную «неврастению», помогает нам говорить и думать о наших проблемах и нашей жизни. Или чаще, по моему скромному мнению, говорить и думать мешает. Во всяком случае, в его народном понимании.

      Тут он, скорее, нечто, исходящее извне, о чем свидетельствует устойчивое выражение «снять стресс». Ответственность за него лежит на плохом мире, плохих условиях, среде, плохом организме. Обычно люди также верят в то, что стресс неизбежен, что он есть источник почти всех проблем и что чем меньше стресса, тем лучше (хотя сам Селье писал о хороших стрессах и необходимости какого-то уровня напряжения для полноценной жизни).

      К этому стоит добавить еще один распространенный и абсурдный дискурс «ах, наша современная жизнь, полная стрессов»: дескать, виноваты ритм жизни, мобильники, социальные сети и трафик больших городов и т. д. Смелое заявление: представляю себе свободного от стресса крестьянина при отсутствии, скажем, медицины, туалетной бумаги, водопровода и стиральной машины или живущего на фоне страха голодной смерти.

      Все это делает человека жертвой медицинской метафоры, то есть пассивным страдальцем, на которого действует злая сила «стресса». Допустим, бедный наш Иванов (оказавшийся в одном ряду с лабораторной собакой и крысой) решит, что у него «стресс». Скорее всего, он будет обращаться с ним как с недугом: будет учиться глубоко дышать под звуки тещи или начнет бегать по утрам. В этом моя главная претензия к термину. Если «стресс» есть почти главное зло, то эта концепция заметно ограничивает и наш кругозор, и спектр наших телодвижений.

      Нужны какие-то другие рабочие гипотезы. Если Иванов скажет: «У меня проблема…» (с тещей, или женой, или жильем) — это заставит его анализировать специфические аспекты ситуации и принимать решения. Чему не способствует расплывчатость «стресса».

      Или, что еще лучше, Иванов может признать: «Я страшно зол на тещу», «я глубокий неудачник, который даже дома не может побыть самим собой». Не знаю, что он будет делать дальше: поплачет, поговорит с женой, поищет другую квартиру. Но тут язык эмоций, который кажется неточным и ненаучным, куда точнее языка «стресса» и куда богаче как инструмент для принятия решений. И куда более, по моему мнению, адекватный человеку.

      snob.ru